Железный крест
Cross of Iron
7.2
7.4
1977, боевик, драма, военный
Великобритания, Германия (ФРГ), 2 ч 12 мин
16+

В ролях: Джеймс Коберн, Джеймс Мейсон, Фред Штилькраут, Михаэль Новка, Томас Браут
и другие
1943 год. Немецкая армия с тяжелыми боями отступает на Восточном фронте. На замену убитому командиру батальона прибывает переведенный из Франции капитан Странский. Этот элегантный прусский аристократ еще не бывал в настоящем сражении и мечтает любой ценой получить германский боевой орден - «Железный крест». Чтобы достичь своей цели, Странскому нужно завоевать уважение командира взвода капрала Штайнера, закаленного в боях ветерана, пользующегося огромным авторитетом среди товарищей по оружию. А «универсальный солдат» Штайнер презирает офицеров, жаждущих славы, но предпочитающих не соваться на передовую...

Актеры

Дополнительные данные
оригинальное название:

Железный крест

английское название:

Cross of Iron

год: 1977
страны:
Великобритания, Германия (ФРГ)
слоган: «Men on the front lines of Hell»
режиссер:
сценаристы: ,
продюсеры: , , ,
видеооператор: Джон Кокийон
композитор:
художники: Брайан Эклэнд-Сноу, Тед Хаворт
монтаж: , , ,
жанры: боевик, драма, военный
Поделиться
Финансы
Бюджет: 6000000
Мировые сборы: $201
Дата выхода
Мировая премьера: 28 января 1977 г.
на DVD: 6 октября 2009 г.
Дополнительная информация
Возраст: 16+
Длительность: 2 ч 12 мин
Другие фильмы этих жанров
боевик, драма, военный

Видео: трейлеры и тизеры к фильму «Железный крест», 1977

Видео: Трейлер (Железный крест, 1977) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Трейлер
Видео: Международный трейлер (Железный крест, 1977) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Международный трейлер

Постеры фильма «Железный крест», 1977

Нажмите на изображение для его увеличения

Отзывы критиков о фильме «Железный крест», 1977

Типичный Голливудский фильм

Начитавшись хвалебных отзывов решил посмотреть данное кинопроизведение.

Это типичный голливудский фильм о войне с неубиваемыми героями, тупыми злодеями (в роли злодеев в данном случае выступают советские солдаты), умирающими сотнями под пулями главных героев. Также имеют место всякие «рояли в шкафах», «суперумения», которыми внезапно обладают члены отряда гг.

Характеры спутников главного героя абсолютно не прописаны, поэтому в случае их смерти никаких эмоций не испытываешь. Причем они постоянно кривляются, как клоуны на детском утреннике, что тоже не добавляет к ним симпатии.

Что касается конфликта между Штайнером и Странским, то к нему особых претензий нет. Хотя его окончание и выглядит несколько странным, но на фоне творящегося на экране маразма на это просто не обращаешь внимания.

А антивоенного посыла, которым якобы пропитан этот фильм, я так и не обнаружил. Это, как правильно сказал один из вышеотписавшихся «кино не о войне, а о приключениях». Разве антивоенный посыл может быть в приключенческом фильме?

Даже если отгородиться от того, что в фильме налево и направо мочат советских солдат, то выше 4 из 10 фильм не оценить.

Но отгородиться не удалось, поэтому

1 из 10

19 февраля 2016

Железо за свинец

Шёл 1943 год — нацистская Германия цеплялась за Таманский полуостров — война в разгаре, вот-вот в её ходе случится коренной перелом. В местный батальон прибывает заносчивый прусский аристократ Странски, охочий до медали Железного креста. А на передовой царит уныние: приказы не исполняются, процветают неуставные отношения, солдаты морально разлагаются, изредка вспыхивая приступами посттравматического синдрома. Офицерский состав поднимает бокалы за конец войны — предлагать тост за победу дико. В блиндажах ругают фюрера, потешаются над партийными фанатиками и в идеалы нацизма уже не верят. Выходит какая-то война по инерции. В принципе, сдались бы сию же минуту, да стыдно, видать. Шёл 1943 год. Впереди были Курск, Днепр, Нормандия.

Конечно, на стороне Вермахта воевали и такие люди, как принципиальный сержант Штайнер, однако столь мощная общефронтовая рефлексия — на грани фантастики. Словно сценарист, высунув язык, жирно обводил образы протагонистов, которые для всего мира по умолчанию враги, но на экране должны стать заложниками обстоятельств, непричастными к военным преступлениям. Оттого нарочито выглядит короткий, скупой разговор героев о том, простят ли их русские. Они признаются в ненависти к войне, к государству, к жестокости, после чего цинично вырезают охрану моста, хотя незаметно переплыть речку в ста метрах выше по течению никто не мешал. В общем, персонажи получаются харизматичными, их трудно воспринимать как фашистов, врагов человечества, но приторная идейная правильность, которая должна якобы очистить их от скверны нацизма, идёт вразрез с поступками. Выбор тем не менее был всегда — Женевская конвенция для советских войск была не пустым звуком.

Усугубляет общую противоречивость сцена в избе. Минуту назад русские женщины оказывали вооружённое сопротивление, а теперь с томным взглядом зовут на сеновал — никакого подвоха. Художественный вымысел бывает простителен, если катализирует сюжет, если стилистика позволяет пренебречь формальной логикой. Но для гуманистического фильма о войне такие промахи непростительны. Да и вообще эпизод нужен чтобы сбросить балласт в виде двух солдат, чьи образы наименее раскрыты, а заодно показать, какой отличный мужик этот Штайнер, не даёт подчинённым обижать женщин — в таком ракурсе неуклюжая условность наиболее заметна, рушит атмосферу и серьёзность происходящего. Насколько убедительно впоследствии будут звучать пафосные речи о войне и чести — вопрос открытый. А эффектную точку в череде противоречий ставит финал. В момент, когда напряжённый зритель ждёт катарсиса — фильм срывается в истерику и ударяется в титры. Открытый финал — это хорошо, иногда даже очень, но здесь не обоснован. Где железный крест, хотя бы символический? В чём его смысл, если драматургия приближалась к развязке и внезапно оборвалась, уничтожив смысл финального диалога и поставив неясное многоточие в образе Странски? Хочется спросить, не перемудрили ли, не обманули ли сами себя авторы, оставив конфликт нерешённым?

Так и о чём же этот фильм? О ментальной дуэли тыловой крысы и матёрого вояки. Интригует, не правда ли? Забудьте, весь драматизм убит нелепостью капитана Странски. Скорее комичный, чем драматичный, он — карлик в сравнении с сержантом Штайнером. А эта пара — главное противостояние фильма. И непонятно, то ли фарс на экране, то ли суровая лента об ужасах войны. Какую же мысль она несёт? Порой люди пытаются самоутвердиться за чужой счёт. Однако тема Железного креста окажется второстепенной, лишь поводом для идейного столкновения персонажей, полноценно она не раскроется. Ещё говорят, что это пацифистское кино — показывает ужасный лик войны, отношение к ней обычных солдат, сохранивших человечность. Но тот, кому ненавистна война, выходит из окопа с поднятыми руками. Тот не укладывает людей тысячами из пулемёта. Тот, если и убивает, сгрызает себя изнутри. Фильм же показывает натуральный садизм — ненавижу, но стреляю.

На самом деле это история о предательстве и мести, о трусости, о пропасти между штабами и окопами. И не стоит искать в ней большее, ибо прочие смыслы отмечены факультативно, да и те уверенно запороты сценарием. Получилась обычная остросюжетная картина о войне с попыткой высказать что-то очень важное. Но кроме двух-трёх фраз, которые хороши сами по себе, все остальные смыслы метят в молоко — слишком нелепы, слишком противоречивы события, на фоне которых они вербализуются. Спасает, конечно, режиссура и актёры: Штайнер действительно раскрыт и сыгран на высоком уровне. Он и скрашивает многие изъяны фильма: умудрённый солдат не просто командир разведки, а отец для отряда, радеет за каждого бойца, что стал ему почти родным. Его история подана с большим чувством, ему сопереживаешь. Но всё вокруг него в спутанных нитях противоречий, они сковывают фильм, который жаждет оторвать ярлык боевика, и оказаться чем-то большим. Но эти нити. Цепляют. Обвивают. Тянут вниз.

7 октября 2015

Война — это ад и не важно с какой стороны вы находитесь.

И ты думаешь они нас потом простят…

Амбициозный фильм из прошлого, слегка покрытый пылью, непринятием сюжета и острой критикой всего происходящего. Актеры тоже не особо известные, вроде вижу их впервые. Спецэффекты все настоящие, точно ни каких компьютеров для видеомонтажа в 77 не было и это хорошо — это такая настоящая ламповая постановка.

Для начала нам предлагают перевернуть мир с ног на голову и посмотреть на войну со стороны Германии, а не СССР или хотя бы США, ну или Туманного Альбиона. Бесспорно часть действий приукрашена и в реальности вряд ли могла быть, по крайней мере в том виде, как показано в фильме, но это по большей части придирки.

С одной стороны сюжет до банального прост — война, не молодой фельдфебель Штайнер и его противоположность Странский. Сейчас бы режиссер из Голливуда за эти бы или большие деньги снял экшен или боевик, где одни солдаты смалывают в военной мясорубке других, а нашему герою удается выжить, ну или если это драма, то под конец его убьют.

«Железный крест» кино со стержнем с проработанными персонажами, динамически изменяющиеся по ходу пьесы. Здесь нет привычного патриотичного саундтрека в фильмах аля «Патриот» и иже с ними, еще стоит отметить что советские солдаты не всегда поют «Калинку малинку» и за это фильму стоит добавить еще один плюс.

Вот нашего Штайнера и захватила война, но не его одного. Здесь показана одна из идей о том, что люди не всегда могут быть свободными и идут делать что-то по воле государства. С другой стороны человеку свойственно желание жить.

Сэм Пекинпа хорошо постарался над этой картиной, тем более в то время память о войне была живее чем сейчас. Как говорил классик «большое видится на расстоянии», так может пришла пора реанимировать ленту и взглянуть на неё по другому.

Как оборванные и желающие выжить солдаты, ненавидящие штабных офицеров могут быть пропагандой империи зла? Фильм от которого в голове возникают вопросы — это хороший фильм.

10 из 10

12 июня 2015

Начнем с того, что на мой взгляд, это один из лучших фильмов на военную тематику, так что моя рецензия будет полностью положительной.

Сюжет, хоть он и не отличается особой замысловатостью, но в фильме все равно присутствует. Итак, на дворе 1943 год, и после поражения в Сталинградской битве немецкие войска ведут ожесточенные бои, как я понял в Крыму, за какой-то там кубанский плацдарм. В фильме два главных героя, фельдфебель Рольф Штайнер (Stein — камень в переводе с немецкого, стало быть каменный Рольф), этакий универсальный солдат времен второй мировой войны, и капитан Штрански, который все предшествующее военное время отдыхал, а теперь перевелся на театр военных действий, с расчетом получить заветный железный крест, и если потребуется загубить для этого всю роту. И в этом с ним не согласен Штайнер, которого уже давно не интересуют всякие значки, а главная его задача выжить и сохранить жизнь солдатам своего взвода. Между ними неминуемо должен возникнуть конфликт и вскоре интрига завязывается. Во время атаки русских Штрански вместо того, чтобы возглавить контратаку трусливо отсиживался в блиндаже, зато после сражения все заслуги погибшего в бою лейтенанта приписал себе и требует еще за это железный крест. В свидетели же своего подвига он берет зависимого от него подчиненного, а также контуженного в том же бою Штайнера, который лечится в госпитале. После возвращения в строй тот отказывается подтвердить ложь капитана, и с этого момента становится его врагом.

Ну а теперь впечатления о фильме.

В предыдущих рецензиях писали, что это фильм антивоенный и даже пацифистский, трудно с этим согласится, уж больно увлекательно и с душой он снят. Это настоящий военный вестерн, как писали тут уже до меня, только на этот раз ковбои пересели на танки, а вместо кольтов у них автоматы и пулеметы.

Другое заблуждение что фильм прославляет фашизм, оскорбляет русских и т. д. В принципе я думаю режиссеру было все равно про какого его снимать, с таким же успехом главный герой его мог быть вместо фельдфебеля Штайнера и сержант Иванов, от перемены мест слагаемых ничего радикально бы не поменялось, потому что это не кино про патриотизм, а военных экшн про сильных духом (так и вспоминается название другой рецензии — «где твои яйца чувак». Ну попалась просто ему первой под руку книга про немецкого солдата, он про него и снял. А насчет оскорбления русских, так на мой взгляд одни из самых мощных кадров в фильме это атака на немецкие позиции русских танков Т-34. Не знаю сколько уж их было на съемочной площадке, но снял это оператор мастерски. Танки сминающие противотанковые ежи и кирпичные стены, горы трупов под их гусеницами, пулеметный и автоматный огонь, отступление остатков немецкого взвода к заброшенному заводу, ну и конечно реки крови (именно на таких фильмах видимо учился Тарантино, который на тот момент еще недалеко ушел со своего горшка). Интересно, что мешало снять такие кадры Бондарчуку в фильме про Сталинград, ну кроме отсутствия таланта конечно. Иными словами я хотел сказать, что за русских тут не стыдно, и показаны они весьма достойно, как заслуженно сломавшие хребет военной машине третьего рейха. Сразу становится понятно, что войну выиграли простые русские люди, своим потом и кровью, а не какой-то там английский гей.

Актеры также сыграли очень хорошо, во всяком случае видеть кого-либо другого на их месте сложно. Штайнер очень немногословен, все его реплики в фильме это либо команды подчиненным, либо доклады начальству, и то если спрашивают, это вам не «Ярость» с гламурным Бредом Питом, где пол фильма занудствуют и цитируют библию к месту и не к месту. Также чтобы подтвердить имидж настоящего солдата Штайнер иногда пьет и вроде как курит, что кстати абсолютно не режет глаз как в фильме «Оттепель», где юные девушки смолят так, как будто не в кино снимаются, а служат в штрафном батальоне, и после очередной затяжки пойдут ложиться под танки. Подводя итог вышесказанному, если режиссер талантлив, то он найдет способ предать чувства, эмоции и свои мысли до зрителя, не разжевывая это все до жвачки и не прибегая к штампам.

Кадры которые не очень понравились — сцена встречи выходящих из окружения немцев с женским русским батальоном, которые изображены какими-то сексуально озабоченными фуриями. В принципе можно было обойтись и без этого, хотя видимо режиссер хотел сказать, что у войны не женское лицо, и дело это касается исключительно мужчин.

Ну и конечно насчет насилия. Нет в фильме никакого насилия, а есть война, где с обоих сторон находятся вооруженные люди привыкшие убивать. На протяжении всего фильма Штайнер всего один раз убивает безоружного человека, но делает это как говорится в приступе сильнейшего аффекта (изрешетил из автомата немецкого лейтенанта, отдавшего приказ расстрелять выходивших из окружения остатки взвода Штайнера). После данного события Штайнер идет в штаб, видимо свести счеты со Штрански, по вине которого погибли его люди, но не убивает его, а наоборот дает ему в руки автомат (как раз в это время красная армия опять перешла в наступление, и судя по всему шансов уцелеть в этом бою у фельдфебеля очень не много).

- Сейчас ты увидишь, как умеет воевать прусский офицер, говорит Штрански.

- Сейчас ты увидишь как получают железные кресты, отвечает Штайнер.

Вот на такой оптимистической ноте фильм и заканчивается. К сожалению режиссер не показал, как Штайнер погибает в бою, из-за чего через пару лет и был снят «Железный крест-2», не идущий ни к какое сравнение с первой частью.

10 из 10

23 февраля 2015

Германия против всех!

Это мой первый фильм, где я, решив «узнать врага в лицо», наплевал на кровную ненависть к воинам «Оси» во 2 Мировой войне и посмотрел кино — взгляд со стороны противника. Наверно, на мой выбор повлияли события последнего времени, когда я в условиях начавшейся новой войны начинаю всей шкурой осознавать, что та, прежняя война — штука намного более сложная, чем банальное клише «Великая Отечественная», в которое заложена сермяжная правда: «на нас напали — мы оборонялись». На самом деле, конечно, СССР просто участвовал в самой страшной в истории войне. Причём участвовал в полную силу, привлекая все свои неимоверные экономические и людские ресурсы, и да не прозвучат мои слова кощунственно, но за ценой действительно не стояли, необходимость колоссальных жертв и разрушений в той ситуации никто даже не пытался замалчивать… В истории обеих мировых войн не было правых и неправых, обороняющихся и наступающих, честных и вероломных. Там были просто многомиллионные битвы и масштабные зверства мощнейших военных блоков. И Германия была против всех. Это не просто немецкая пропаганда! Потому что сказать, что Япония и Италия существенно помогли Рейху добиться к 42-му г. впечатляющему простиранию над большей частью Европы, от Норвегии, Франции и Греции до степей Нижнего Поволжья, — уж точно значит погрешить против истины. Немцы при своём вожде, австрияке Гитлере, были действительно близки к статусу сверхдержавы, и нельзя отказать этой нации в фантастическом боевом духе и самоотверженности. А то, что они вошли в историю как чудовищные фанатики зла, «мучители людей», так что ж, образ врага (тем более врага, разбитого наголову) нормально подвергать демонизации, а коль скоро война была самой страшной в истории, соответственно и демонизация достигла не виданных ранее высот. Евреев, в частности, уничтожали всегда; антисемитизм не исчез и сегодня. Расстрелы мирного населения и уничтожение их инфраструктуры наступающими оккупантами было и есть на любой войне. Суды над немецкими и японскими правителями, свергнутыми по итогам войны и объявленными «военными преступниками», состоялись только потому, что победителей не судят. Прерогатива победителей — судить побеждённых. Но это лишь условность дипломатии. Даже странно, что многие свято верят, будто такие судилища действительно суть «ярость благородная». А нынешняя война должна окончательно разбить розовые очки тем, кто не сомневался в том, что деды «сколотили крепкий гроб» простому и однозначному врагу. Сегодня внезапно актуально звучат песни наших металл-групп («Ария», «Мастер») с их самых первых, 80-х ещё гг., альбомов. Где поётся про бомбёжки; про то, как когда-то резала Европу фашистская сталь, но видны и сейчас отблески страшных костров; про волонтёров тёмных дел и чужих афер. На самом деле я с подростковых лет предвидел, что реваншизм, всплывший в наш век плюрализма наравне со всякими прочими «альтернативными мнениями», до добра не доведёт… Но как раз немцы-то в этом смысле упорствуют меньше всех! И это благо, ведь третьей попытки «Германии против всех» мир мог бы не выдержать! Однако, скорее всего, немцам сейчас этот реваншизм — как собаке пятая нога. Он поднят на щит правителями восточноевропейских стран, как беспроигрышное средство их отмежевания от всего, что связывало их с Россией, а у Германии нет таких проблем. А вот как мы разрешим проблему, вставшую теперь перед нами, — это вопрос. Хорошо, если у нас большинство, как и в сорок памятные годы, поверит, что «наше дело правое — победа будет за нами»… А если нет?..

Обосновав значимость и актуальность такого фильма, я опишу его достоинства. Эта кинокартина почти 40-летней давности оставляет позади в визуальной составляющей многие и современные военные ленты. «Развесистой клюквы» я почти не увидел, разве что резал слух акцент у подавляющего большинства эпизодических русских персонажей. Ведь можно было попросить русских людей и озвучить их, благо нашего брата всегда хватало за рубежом («железный занавес» — тоже ведь выгодное определённой стороне клише, отрицать не приходится). Эпизод с женским подразделением, конечно, — трешак ещё тот, но ведь ничуть не меньший трешак продемонстрирован в эпизоде бабьей атаки в фильме о петровской Северной войне «Слуга государев», а тот фильм позиционировался (в 2007 г.!) как чуть ли не русский блокбастер. При этом западные киношники советскую женщину-воина показали не тупой бой-бабой, которой дали автомат, но которая чуть что его бросила и легла под немца. Она показана (я говорю про собирательный образ) откровенно более слабой, чем неожиданно выросший перед ней немецкий мужчина с оружием, но всё-таки готовой дорого продать свою жизнь и честь…

Но что ставится здесь во главу угла, так это, конечно, немцы. К ним нет ненависти, но они и не восхваляются, не оправдываются. Мы видим их такими, какими они и должны были быть на той войне. Наши плакаты, где противники изображены в обнимку с окопными крысами, сами не сильно отличающиеся от этих усатых пронырливых тварей, — это не просто пропаганда. Фильм «Железный крест» красноречиво показывает нам, что на войне нет выправки: здесь действительно не до жиру, быть бы живу! Это только на параде воин сверкает чисто выбритыми щеками и поражает лоском мундира и сапог. А в окопах порой даже «сколько звёзд и сколько лычек» не имеет особого отношения к реальности (потому что офицер, шибко буквально соблюдающий субординацию, рискует шибко не понравиться своим солдатам…), не то что «по уставу ты выглядишь или не по уставу». Вот почему некоторые особо бравые солдаты «Вермахта» щеголяют трофейными советскими предметами одежды, отвечают вышестоящим, что они о них думают, милуют советских пленных, даже открыто делятся друг с другом пораженческими настроениями и желают капута самому Гитлеру! Здесь есть все: гении и тупицы, благородные герои и выслуживающиеся трусы, садисты и гуманисты; не скрывается даже гомосексуализм, чтобы наивные люди не полагали, будто в «правильной» Фашистской Германии все мужчины имели «правильную ориентацию».

Отдельное спасибо замечательным актёрам: Джеймсу Кобёрну, Джеймсу Мейсону, Максимилиану Шеллу, Девиду Уорнеру. Благодаря их харизме и неординарным режиссёрским ходам, фильм не скатывается в приключенческий вестерн типа «Золота Каккены». Это всё-таки антивоенное полотно, снискавшее в своё время такой успех, что даже вышел сиквел. Но вот он уже был явной эксплуатацией своего шедеврального предшественника.

9 из 10

30 октября 2014

Где твои яйца, чувак?

1943-й год. Таманский полуостров. Немецкая армия наткнулась на упорное сопротивление советских солдат и теперь с тяжелыми боями и большими потерями отступает на Восточном фронте. На замену убитому командиру батальона прибывает переведенный из Франции капитан Штрански. Этот элегантный прусский аристократ ещё не бывал в настоящем сражении и не очень-то спешит на передовую. Однако он мечтает любой ценой получить высший награду Вермахта — боевой железный крест. Чтобы достичь своей цели, Штрански нужно завоевать расположение командира взвода — капрала Штайнера, закалённого в боях ветерана.

Но добиться этого невозможно, поскольку Штайнер презирает офицеров, особенно таких, как Штрански — жаждущих славы, но предпочитающих не соваться в бой. Штайнера волнует только одно: чтобы здесь, на Восточном фронте, в чудовищной мясорубке, выжили его солдаты и он сам. Именно поэтому самым главным врагом капрала становится чистоплюй Штрански. Их сразу же наметившееся противостояние грозит закончиться смертельным поединком…

В основе этой антивоенной драмы классика боевиков Сэма Пекинпа — роман Вилли Хайнриха «Страждущая плоть», в котором о событиях 1943-го рассказывается с точки зрения завоевателей, но в данном случае — проигрывающей стороны. Пекинпа решил повторить здесь приём, апробированный им ещё в «Дикой банде» (1969), где миф о Диком Западе был показан глазами преступников-одиночек, а не законопослушных переселенцев.

Верный себе режиссёр стремится оставаться нейтральным во всём, что касается насилия: как всегда завораживающие своей красотой (с систематическим использованием рапида) батальные сцены носят исключительно ритуальный, хореографический характер. Если вы не видели до этого ни одного фильма Пекинпа, то можете получить представление о его стиле через «зеркальное отражение». Я имею в виду фильмы Джона Ву, вольно или невольно начавшего снимать у себя в Гонконге «боевики-балеты» так, как это уже давно делал Пекинпа (за 20 лет до китайца), ухитряясь не обременять зрителя зрелищем оторванных конечностей и кровавых ран.

В момент выхода фильма в 1977-м году на запрещенный в СССР (как и много чего у нас тогда) «Железный крест» попытались повесить всех собак. Роль козла отпущения ему пришлось выполнять ещё и потому, что рассказывал он о тех самых событиях, о которых шла речь и в «Малой Земле» — главном «советском бестселлере» конца 1970-х, вышедшем из-под пера Леонида нашего Ильича. В те годы «нетленку» Брежнева изучали в каждой школе, в каждом классе, только что не заучивали наизусть, а «автору» присуждали одну премию за другой, в том числе и литературные. Понятное дело, что появление «Железного креста» было расценено как провокация.

Однако проводить прямые аналогии с «Малой Землей» было крайне нежелательно. Поэтому фильм клеймили в основном как «не отвечающий исторической правде». Хотя буквальных ляпов, которыми обычно грешат импортные фильмы, рассказывающие про нас, здесь можно насчитать минимум. Если что-то и коробит по большому счёту, так разве что образ нашего женского батальона (ещё одна, скорее всего — невольная, провокация, на этот раз по адресу народного кинохита «А зори здесь тихие»). Пекинпа превращает «наших девчат» (исполненных югославскими актрисами), не очень понятно, что именно делающих на передовой, в сексуально озабоченных фурий. «Дикая женская банда» на линии фронта выглядит, мягко выражаясь, сомнительно.

Хотя фильм и заканчивается многозначительным эпиграфом из Бертольта Брехта: «Не радуйтесь его поражению, люди. Ибо из вашей среды поднялся и вышел ублюдок, а сука, его породившая, опять беременна», — уже давно стало понятно, что никакого политического подтекста в фильме Пекинпа не было. По всей видимости, ему было плевать, кто кого побеждал в великой битве. Просто, эта история давала ему шанс высказать свои экзистенциальные размышления и о кодексе чести, и о природе человеческого зла.

Соблюдение исторических реалий отступало на второй план перед искушением отразить масштаб легализованного насилия. Пекинпа трактует войну как сугубо мужское занятие, кровавое и опасное, как приключение, исполненное куража и азарта. И хотя некогда неотразимая блистательность авторской манеры к этому моменту уже несколько потускнела, ореол брутальной романтики продолжал осенять гимн «лучшим дням нашей жизни».

1 января 2014

На оборотной стороне стального мира

Прошлое мертво, как разбитая граммофонная пластинка. Погоня за прошлым — неблагодарное занятие, и если вы хотите убедиться в этом, поезжайте на места ваших былых боев.

Каждый хоть что- то ищет в этой жизни. Будь то признание, успех или достижение определённых целей; воодушевляющее слово от старины фатума, который наконец- то решил приоткрыть для тебя верную дорогу, мой старый друг. Теперь ты наконец- то сможешь увидеть место, где растут железные кресты. Тысячи искалеченных тел несколько портят сию возвышенную эпопею — целый ряд героических саг о бравых солдатах/офицерах во время Последней Великой Бойни, готовых развлекать тебя, заставлять проливать слезы и искренне сочувствовать советскому или американскому герою и подчас — его команде, выполняющей свою миссию столь решительно и самоотверженно, что миска с попкорном опустеет еще на середине 3 монолога главного героя. А какова будет твоя реакция, если тебя заставят посмотреть на оборотную сторону медали?

Сэм Пекинпа. Режиссёр, решившийся показать немецкий народ не со стороны маленького мальчика, блуждающего по руинам Берлина в поисках хлеба или бравого немецкого промышленника, который первоначально хотел заработать, а пришлось становиться героем. Нет, это не морализаторская притча о жестокости, страхе и самопожертвовании на фоне гибнущего поколения прямоходящих обезьян. Не восторженные немые вопли Лени Рифеншталь или художественная пропаганда Фридриха Эрмлера. Это всего лишь «Железный крест» и сержант Штайнер — немецкий солдат, что устал от всего этого абсурда. Он и страшное войско Гитлера, которое в основном показано в виде простых солдат, уже толком и не желающих понимать почему их забросили на Восточный фронт и дали в руки стреляющие палки. Однако, Пекинпа и не мечтатель. В противовес Штайнеру выступает недавно прибывший Штрански. Прусский аристократ, едва принявший на себя командование, почти сразу же заявляет о своей давней мечте — обретение железного креста. И не важно, что это всего лишь небольшой осколок от Молоха тогдашней пропаганды, элемент для всеобщей зависти, полученный в обмен на некое количество человеческих жизней. Только еще одна маленькая деталь для будущих мемуаров.

Да, в этом фильме убивают советских солдат, что не может не вызвать как минимум двояких чувств у русскоговорящего зрителя. Все герои как будто бы знакомы тебе, вызывая смутные ассоциации с «Прощай, оружие!» Хемингуэя или «Севером» Селина. То же самое непрекращающееся противостояние различных классов в засыпаемых русскими/немецкими бомбами окопах. Те же люди, мечтающие о мире и стремящиеся вновь отыскать то, что было в прошлом каждого. И если вы сумеете на 2 часа отгородится, установить барьер для своей справедливой ненависти, то получите удовольствие от просмотра действительно увлекательного фильма. В ином же случае… Впрочем, вы и сами все знаете.

31 января 2013

Военные приключения фельдфебеля Штайнера

Сколько бы американцы не снимали фильмов про войны и вооружённые конфликты глобального масштаба тех или иных времён, антивоенными их назвать сложно. Страна, не знававшая столкновений с иноземцами на своей территории и, как правило, сама выступающая в роли агрессора никогда не проникнется состоянием того, что в русской литературе получило формулировку «окопная правда». Даже излюбленный «вьетнамский синдром» в лучших кинематографических проявлениях скорее сосредоточен на универсальном гуманистическом пафосе о том, что убивать плохо. Скандальный «Железный крест», вообще, проходит по ведомству «военного кино» лишь по фактуре. Это ярчайший представитель вполне конкретного жанра, получившего официальное наименование в американском киноведении «военные приключения», пусть и снят он целиком в Европе.

Приключение и война могут быть синонимичными лишь в сознании либо стороннего наблюдателя, либо отморозка. Сэм Пекинпа — настоящий отморозок. Бурелом, которому только дай препятствие. Для него мир всегда оставался прообразом Дикого Запада, где всё решает характер, воля и быстрый кольт. Герой — одиночка в хаосе насилия и постоянного ощущения опасности должен стремиться к боевым действиям любыми средствами. Провокации разрешаются. Суть Второй Мировой режиссёру неинтересна и, по большому счёту, ему плевать с какой стороны фронта вести сводку. В общем-то, на момент 1977 года обе показанные стороны заклеймены мировым капиталистическим сообществом в образе врага. Немцы нацисты — враг прошлый, коммунисты русские — настоящий. О попытке подтасовать исторические факты или целенаправленно оправдать солдата Третьего Рейха не может быть и речи. Пекинпа снимает свой любимый вестерн со всеми вытекающими стереотипами. Только в этот раз ковбои ездят на танках и месят кровь и плоть не только шестизарядниками. Эксперимент стоил свеч.

Конфликт строится, на типичном для приключенческого фильма, противостоянии харизматичных антагонистов. Фельдфебель Штайнер — настоящий боец с принципами высокой справедливости, которому никакие напасти и страхи нипочём. Он сам себе хозяин. Уважение к нему настолько велико, что и высший офицерский состав прогибается. Капитан Странский — аристократичный офицер, неженка, карьерист. Его цель — получить любой ценой почётную награду «Железный крест». На стороне первого — такие же закалённые в боях вояки. В союзниках у второго — парочка шестёрок гомосексуалистов. В остальном — череда ситуаций, в которых один из героев проявляют смекалку и отвагу, а другой — трусость и подлость. Джеймс Коберн и Максимилиан Шелл исполнили партии бесподобно. Сочные мазки абсолютных крайностей на грани кича, на фоне которых ярче смотрится зрелищная мясорубка. Какие только части тела не переезжают танковые гусеницы. Как эффектно брызжет кровь из отстрелянных конечностей. Гипнотическое великолепие сконструированных жёстких баталий впечатляет и по сегодняшним меркам.

Придираться к исторической правде/неправде не имеет смысла, т. к. кино изначально таранит условностью происходящего. Эпизоды с русской стороной не выдерживают никакой критики и намеренно вкраплены не ради аутентичности «пороховой сермяге», а во имя демонстрации пестуемых автором нюансов. Штайнер жить не может без любимого отряда и готов за своих на любую смерть, но эпизодом с пленным русским мальчиком подвергает риску весь батальон. Ну а сцены со славянскими девушками — чистый трэш, после которого воспринимать «Железный крест» антивоенным фильмом, стремящимся к правдивости изображения, не представляется возможным.

Но как уже было сказано, кино не о войне, а о приключениях. О том, как мужчины играют в Зарницу с настоящими боеприпасами, изживая личностные комплексы. В мире поделённом на своих и врагов проще выживать. Когда же враг становится несостоятельным или недостижимым, агрессия выливается на своих. Странский хочет крест для тщеславия и представляет колоссальную опасность для всех. Штайнер, то и дело цитирующий немецких философов, может его устранить, но кичится своей независимостью и невмешательством. Ему нужен ближний враг, чтобы выглядеть чище и честнее. «Железный крест» значителен авторской беспощадностью, дегероизацией любой священной войны. В остатке запомнятся трупы тысяч и волевые поступки единиц. И первое всегда следует из второго. «Этой войной мы несём немецкую культуру в массы». Что-то подобное говорилось задолго до Штайнера и уж точно звучало после. История повторяется, а значит, приключения будут продолжаться.

9 из 10

21 июля 2011

Там где растут железные кресты.

«Gold zur Wehr, Eisen zur Ehr — Золото для защиты, железо для чести».

Солдатские будни, ужасы войны, поствоенный синдром, патриотизм, пацифизм, гуманизм — список тем типичной военной драмы достаточно короток и в этом плане данная лента не претендует на оригинальность. В центре внимания суровая жизнь человека, пропущенного через горнило жестокой и бескомпромиссной войны и превратившегося в образцового солдата. Солдата не по званию, а по своей сути — человека, готового до последнего вздоха воевать. За свою страну или за кучку людей, стоящих на вершине власти — не важно. Герой-солдат просто мужественно и стойко несёт свою службу, вот только форму его, пыльную и изрядно потрёпанную в боях, в данном случае украшает фашистский орёл.

Показать 2-ю мировую глазами немцев ещё до знаменитой картины «Das Boot»(1981) Вольфганга Петерсена решился не кто иной как американский бунтарь-режиссер Сэм Пекинпа. За свой скандальный характер и за склонность к насилию удостоенный прозвищ «Монстр» и «Кровавый Сэм», Пекинпа как режиссер реализовал себя далеко не полностью ввиду вынужденных творческих простоев. Но между ссор с продюсерами, длительными запоями и безответственными загулами, недооцененный в своё время режиссер успел ни много ни мало перевернуть с ног на голову жанр вестерна (Дикая банда, 1969), придумать кинозагадку, которую до конца не отгадали до сих пор («Соломенные псы», 1971) и снять чуть ли не единственный честный и правдивый американский фильм о второй мировой войне. Хотя американским «Железный крест» можно назвать лишь условно, ведь создан он был целиком в Европе.

Удивительное дело, но вместе с образом бравого янки, по традиции сокрушающего в одиночку целый танковый полк Вермахта, и которому в данной ленте справедливо не нашлось места, ведь действие происходит в Крыму, из фильма Пекинпа исчезло всё американо-голливудское. «Железный крест» — исключительно суровое кино, без намёка на развлекательное действо и даже на улыбку. Грубое и мрачное как отступающие под натиском Красной Армии немецкие солдаты и такое же серое как их форма. И серость здесь означает далеко не пресность зрелища, а один из основных цветов, в которые режиссер раскрасил своё полотно. С самых первых кадров фильм подкупает своим реалистичным образом войны, в котором нет места чистеньким и с иголочки одетым героям, блистающим идеальной голливудской улыбкой. На экране идёт война — грязная, страшная и беспощадная, калечащая не только тело, но и душу человека. Режиссёр блестяще передал трансформацию солдата под постоянным гнётом войны и даже несмотря на некоторые заблуждения в изображении советской армии, попытка Пекинпа и спустя десятилетия смотрится гораздо убедительнее чем более поздние американские работы, а ведь режиссер создавал своё кино ещё при «железном занавесе».

На фоне унылой и беспросветной атмосферы фильма кипят совсем нешуточные страсти и в данном случае их объектом стали не банальные деньги или власть, а высшая немецкая боевая награда — железный крест. В грубом приближении картина представляет собой личностное и классовое противостояние бывалого вояки — фельдфебеля Штайнера (Джеймс Кобурн) и законченного карьериста и подлеца — капитана Штрански (Максимилиан Шелл), приехавшего на Восточный фронт ради славы, измерявшейся тогда у немцев в пресловутых крестах. В расширенном же понимании «Железный крест» — исключительно антивоенный фильм, осуждающий и проклинающий это «достижение истинно культурных людей». И напрасно советские власти в те далёкие 70-е заклеймили картину Пекинпа как пропагандирующую фашизм. Ничего подобного здесь нет и в помине. Режиссер произвёл чёткую демаркацию (именно это слово в фильме использовано как пароль, отличающий своих от чужих) между нацисткой идеологией и всем остальным, придав протагонисту чёткую антифашистскую позицию, а антагониста сделав ярым сторонником Фюрера. А следующая фраза Штайнера, ставшая кульминационной вершиной его монолога в штабе, расставляет все точки над i: «Вы просто не представляете, как я ненавижу эту форму».

Единственное, в чём были правы советские критиканы, так это изобилие насилия в ленте Пекинпа. Насилия в самой разнообразной форме, которое режиссер всегда любил показывать, если не сказать смаковать и ставшее одним из основных атрибутов «стиля Пекинпа». В «Железном кресте» режиссер «дарит» зрителям ряд незабываемых в авторском видении фейерверков насилия таких как встреча отряда Штайнера со своими на границе или захват немцами русского женского подразделения. Впрочем, в данном случае оно целиком оправдано и даже подчёркивает антивоенную мысль фильма. В целом, Пекинпа широко, но не перегибая палку, использует в картине свой фирменный стиль с динамичным монтажом и многочисленными рапидными съёмками, отшлифованный им на боевиках и вестернах.

«Вы хотите железный крест? Возьмите один из моих» — ключевые слова данной ленты. Когда смысл всей войны для солдата безвозвратно потерян, тогда его уже не радуют ни звания, ни должности, ни награды. И железный крест — величайший орден за храбрость — для него превращается в обычный кусок металла, бесполезный и бессмысленный, как и жертвы, ценою которых он был добыт.

«Cross of Iron / Steiner — Das Eiserne Kreuz» — одна из последних и самых лучших работ Сэма Пекинпа, человека незаурядного режиссерского таланта и обладателя яркого и узнаваемого стиля, человека, на чьи работы до сих пор ориентируется многие современные режиссеры, включая такие культовые фигуры как Квентин Тарантино. Впрочем, Пекинпа — фигура не менее культовая в узких эстетских кругах и именно поэтому его фильмы никогда не будут полностью потеряны в гигантском хранилище искусства под названием ‘кино’.

25 июня 2011

Записки обывателя

Вот уж не знаю. Пересматриваю фильм, и не понимаю, кому могло прийти в голову такое смотреть. Но мои возмущения в сторону, надо по порядку.

Во-первых не понимаю, как можно смотреть фильм, где в главных ролях нет Тома Хэнкса или хотя бы Брэда Питта? Зачем мне этот седой мужчина? Почему он и его взвод такие грязные и небритые? На них совсем неприятно смотреть.

Во-вторых, не понимаю, почему они сражаются. Нормальные герои должны быть пацифистами, они должны вести друг друга к миру и согласию. Ни на одном солдате я не увидел «пацифика». Нет, они конечно призывали к миру, но как-то вяло. Стреляли при этом. Не понимаю я этих противоречий.

В-третьих, я так и не понял, почему немцев не показали нормально? Сделали их какими-то человечными. Разве это возможно? Где нормальные немцы-садисты, которые спят и видят, как бы уничтожать людей и купаться в крови?

В-четвертых, я очень удивился, узнав, что немцев награждали Железными крестами за храбрость? Я думал все награды в Третьем рейхе давали исключительно за убийство евреев.

В-пятых, как-то скучновато. Ни одного интересного персонажа, ни каких тебе Жидов-Медведей, ни особенных способов убийства, все банально стреляют из автоматов. Минус режиссеру, надо было как-то разбавить это все.

В-шестых, я опять делаю минус режиссеру. Как-то он не настроил на гуманистический лад. Главный герой еще и умудряется заявлять, что на поиски пропавшего солдата он не отправится. Это как? А спасательную операцию организовать, вертолеты подключить? А если вдруг у него одна мать осталась, а он погиб? Она ведь не переживет этого!

Ну и наконец, почему не было никакой пламенной речи? А то я так и не понял, какие ценности исповедует главный герой.

Так вот, выводы: мистер Пекинпа, слишком жизненно у вас получилось. Потому и без особых наград, и без особого признания. Ошибок наделали множество. Потому и фильм забыт благополучно.

Оценка

9 из 10

6 января 2011

По ту сторону войны

Мы привыкли смотреть фильмы на тему второй мировой войны, где главными героями являются русские или на худой конец американцы, а немцы всегда представлялись безликой массой в виде солдат вермахта кричащих на каждом шагу «шнела, шнела». И понятное дело, что фильм о немецких солдатах вызывает определенный интерес. Не следует его рассамтривать как фильм где убивают русских — в фильме показана всего лишь война, а без гибели войны не бывает. (в фильме к счастью отсутствует ненависть к русским и большевикам… нотки которой проскальзывают очень часто в ненаших фильмах).

Главный герой — Штайнер — опытный, закаленный в боях волк, этакий «немецкий Клинт Иствуд». Он служит уже не в армии, самоуверенные солдаты которой еще в 41-м расчитывали на быструю войну. Немецкая армия все чаще задумывается о том, что будет дальше, что будет если они проиграют войну. Штайнер — не фанатик (да и сама форма ему противна), он просто солдат, который сражается не за кусок металла (железный крест) о котором мечтает его командир — капитан Штрански.

Хоть для немецкой армии периода окончания войны характерны антивоенные насторения — к этому они пришли лишь начиная проигрывать. Поэтому на мой взгляд не стоит говорить и положительных сдвигах в их психологии, в их прозрении по поводу ужаса войны.

Не стандартный и в то же время идеологически нейтральный фильм на мой взгляд заслуживает 8 баллов.

28 января 2010

Взгляд на Вторую Мировую войну с другой стороны линии фронта. А были ли среди гитлеровских солдат достойные уважения люди, о которых стоит рассказывать истории и снимать кино?

В связи с этим непростым вопросом лично мне вспоминаются 2 ярких художественных произведения; одно — литературное, другое — кинематографическое. Первое — это антивоенный роман немецкого классика Эриха Марии Ремарка «Время жить и время умирать» — о трагической судьбе простого солдата, успевшего перед гибелью на русском фронте съездить в отпуск и провести относительно вдали от войны несколько лучших мгновений своей жизни. Второе же — нашумевший фильм Оливера Хиршбигеля «Бункер», о последних днях жизни фюрера и фашистской военной верхушки, вызвавший громкий общественный резонанс, базирующийся на заявлениях уважаемых ветеранов о том, что «еще прошло не так много лет с окончания чудовищной войны, чтобы показывать гитлеровских выродков своего рода положительными персонажами, которым ничто человеческое не было чуждо!»

Но, как бы там ни было, Вторая Мировая становится все более далеким прошлым и новое поколение уже вполне спокойно читает ставшие популярными многочисленные книги-воспоминания фашистских солдат и без особых негативных эмоций смотрит фильмы типа «Бункера» и «Железного креста».

Режиссируя «Крест» Сэм Пекинпа ставил перед собой две художественные задачи. С одной стороны снять эффектный милитаристский экшен с зрелищными боевыми сценами и живописным кровавым месивом. С другой же — создать мощную антивоенную драму с ярко выраженным гуманистическим посылом и убедительной демонстрацией несостоятельности фашистской идеологии. И здесь эти самые задачи сталкиваются между собой в бескомпромиссном противоречии, производя слегка шоковое впечатление на российского зрителя. Действительно, потомки воинов-освободителей, для которых великая победа над страшным врагом все-таки не пустой звук, будут несколько дико воспринимать одновременно сильные «антигитлеровские» эпизоды и тут же сцены «эффектного» уничтожения советских солдат «крутыми» фашистскими захватчиками. Но, благо подобных сцен в ленте немного и они не ставятся во главу сюжета картины. Скорее это такие спорные по восприятию развлекательные «экшен-вставки» в серьезной антивоенной ленте.

Вообще в основе истории лежит конфликт между изысканным аристократом капитаном Штрански и отчаянным и храбрым воякой — фельдфебелем Штайнером. Именно на противопоставлении двух разнополярных характеров, Пекинпа стремится показать неизбежную смерть фашистского режима и, в первую очередь, гуманитарную катастрофу самого немецкого народа, слепо поверившего своему фюреру и шагнувшему в огненную бездну. Два ярких типажа; трус и храбрец, герой и подлец, но ни один из них при этом не воюет за гитлеровские идеалы. Капитан Штрански хочет любой ценой заполучить высшую военную награду Железный Крест, при этом не вылезая дальше своего бункера, защищенного от пуль и бомб. А Штайнер не может без войны, в этом весь он, его битва — это спасение своих братьев по оружию, благородство по отношению к беззащитным и уничтожение неприятеля, к которому Штайнер даже ненависти не испытывает. Этакий пес войны с высокими моральными принципами…

Специализировавшийся ранее на крутых вестернах Пекинпа все же не перегнул палку с элементами крутого боевика, довольно неуместными в контексте того, кто был зверем, а кто жертвой на этой войне, и создал умное и сильное кино, еще раз напоминающее миру о том, что никогда не должно повториться. Будь проклята война и те, по чьей прихоти она началась! И даже в английско-немецком фильме, создатели которого отнюдь не стремились непременно прославить доблестную советскую армию, видно, благодаря КАКОМУ народу хребет фашистского зверя был сломлен и спасены миллионы мирных жителей, кому удалось дождаться прихода освободителей и выжить в этой страшной кровавой бойне.

2 марта 2009

Притча о войне и немецком солдате

Фильм удивительно совпадает по духу и смыслу с недавно прочитанными мною мемуарами немецких офицеров Вермахта. Смысл этот можно выразить с помощью фразы, прозвучавшей в фильме — немецкие солдаты сражались за собственную жизнь. И это совпадение — лучшее подтверждение: правдивости фильма; таланта режиссера; одаренности актеров. Не по своей воле многие оказались на восточном фронте и были вынуждены выживать, а в условиях войны это значит убивать, убивать жестоко и бессмысленно. В этом и состоит ужас войны для простого человека, ставшего инструментом в руках властьпридержащих, олицетворением которых является капитан Штрански. Ему нужен железный крест, кому-то ещё больше, а Гитлеру был нужен весь мир. Любые средства хороши для достижение цели. Штрански убивает несколько немецких солдат, а Гитлер — миллионы соотечественников. Историю пишут победители, думаю, поэтому фильм о войне глазами немецкого солдата пришелся многим не по вкусу, несмотря на его общую антивоенную и даже антифашистскую направленность. Тем более ценен он зрителю, даже в наши дни не избалованному исторической правдой.

Некоторые портретные и сценические неточности в фильме, конечно, есть, я не имею ввиду акцент, с которым говорят на русском. Это скорее образ обросшего неопрятного офицера немецкого штаба, наступление советской армии со стороны леса, в котором нет ни одного солдата передовой охраны и ряд других. Но это не важно, когда понимаешь, что главное при съемках военных действий автор довел до зрителя, я имею в виду ужас и бессмысленность происходящего убийства. Фильм стоит воспринимать не как хронику войны, а как притчу о событиях того времени.

9 из 10

26 декабря 2008

Миф не такого уж и древнего Вермахта.

Каким бы грязным не было явление под названием «война», умение воевать не является преступлением для отдельного человека (солдата, офицера), ибо не он придумал столь захватывающую игру для правителей, при которых ещё не наступили времена, когда изобрели компьютер, а вместе с ним и игры в военные стратегии. Вот именно за них и стоило посадить Наполеона, Гитлера, Линдона Джонсона и прочий пёстрый контингент малоадекватных товарищей, в силу обстоятельств получивших в своё распоряжение максимальные производственные, военные и человеческие ресурсы, и, в силу своих сомнительных целей, направивших это на уничтожение всего окружающего, принципиально вычёркивая из своего лексикона понятие «ценность человеческой жизни».

Впрочем, насчёт игрушек не стоит обольщаться, ибо в их век, если посмотреть на милитаристов вроде Буша, сей выпуск агрессии вряд ли удержал бы вышеупомянутых безумцев от соблазна поиграть человеческими жизнями ради каких-то туманных идеологических, экономических и прочих интересов.

Тем не менее, у режиссёра Сэма Пекинпы война выглядит именно игрой… Грязной игрой человеческими жизнями, где победителя выявить невозможно. Точнее выявляет его одна судейская комиссия под названием «история». Но она слишком субъективна для того, чтобы ответить на вопрос: «Зачем это? «. Эта грязная игра построена на контрастности мнимой чистоты реальных виновников, сидящих на своих тронах в дни победы и прячущихся в подземных бункерах в дни поражений, и реальной грязи войны, где подневольные люди проливают свою кровь в этой чужой игре. На этот контраст указывает Пекинпа в начале своей ленты «Железный крест», сопровождая кадры хроники с участием Гитлера пением немецкого детского хора, словно издевательски равняя фюрера ребёнку, подобному тому, что садистским образом бросал скорпиона в муравейник и стрелял в спину главному персонажу в другой классической ленте режиссёра «Дикая банда».

А затем, зритель оказывается брошен в зону боевых действий на Восточном фронте летом в постсталинградский период войны, когда немцы постепенно сдают свои позиции на советской территории. Уже сейчас гарнизоны переживают состояние безысходности, подсознательно ощущая скорый крах. Однако одна из дивизий по-прежнему сопротивляется, имея в своём составе бескомпромиссного офицера Штайнера. «Штайнер — это миф! « — говорит про него один из штабных военных. Действительно, Штайнер представляет собой настоящую мечту генерала из-за способности выполнять самые безнадёжные боевые задачи, и мечту солдата, ибо своему взводу он как настоящий отец. За Штайнера солдаты готовы идти под пули, а Штайнер готов их вытащить из под этих пуль. Он тот самый офицер, который не виноват, что умеет воевать, не виновен в существовании войны, фашизма, Гитлера. Не он выбирал себе родину и власть, однако он воюет за них, потому что таков его удел.

Правда вопросы родины и власти если и беспокоили его, то не сейчас, ибо в настоящий момент убивает вражеских солдат он не ради каких-то идей, пафосно исходящих из уст Гитлера и Гебельса, не ради «Железного креста» и прочих привилегий, а ради спасения себя и своих солдат.

Он уже не боится открыто заявить о своей ненависти к нации своему вышестоящему начальству, ведь зажравшиеся штабные с генеральскими погонами всё равно ничего не сделают Штайнеру, которого попросту некем заменить, так как будь ты хоть верховным главнокомандующим, в условиях боевых действий не должность определяет твою истинную ценность.

Не понимал этого главный антагонист Штайнера капитан Штранский, прилизанный карьерист, прибывший из Франции, где, видимо, ничего не стоило стать героем за спиной солдата. Иначе как объяснить, что эта тыловая крыса (как про таких говорили ветераны Великой отечественной: «Из Ташкента гранату бросал… «) на полном серьёзе верила в возможность договориться с капралом Штайнером и получить вожделенный Железный крест, высшую военную награду Вермахта? Что и было его большой ошибкой и в конечном итоге Штайнер получит возможность увидеть истинную цену Штранскому на поле боя и вдоволь посмеяться над ним…

Ничего не скажешь, скользкую тему избрал Пекинпа в своей последней авторской ленте (последующие коммерческие работы уже не в счёт), позволив себе очеловечить образ солдата войск Вермахта, да ещё и посочувствовать ему, за что и была принята в штыки лента. Тут конечно свою роль сыграли и косяки с «русскими» сценами в ленте, будь то линия с пленным мальчиком или захватом взводом Штайнера русской деревни, хотя и косяков в этих эпизодах у Сэма не больше, чем у Кроненберга в тепло принятом «Пороке на экспорт». Однако даже данные минусы не перекрывают оригинального режиссёрского взгляда на место солдата в бессмысленной войне, взаимоотношений в стане врага между истинными негодяями вроде Штранского и простыми людьми наподобие Штайнера и его взвода, которые так же, как и наши солдаты, всего лишь воевали за свою страну и не их вина, что страна эта представляла нечто дикое и ужасающее по своей сущности и заманчивости идеологии.

Об этом и кино… Сделанное отличным, но к сожалению забытым многими режиссёром, несмотря на недочёты в реалиях описания знакомых нам деталей, отлично сработавшего как по форме (особенно касательно атмосферы с рядах немецких войск и батальных сцен, не таких масштабных, как в «Спасти рядового Райана», но при этом изобритательные по своему эмоциональному накалу), так и в плане истории об антогонизме двух разных типов офицеров (в отличном исполнении Джеймса Кобурна и Максимилиана Шелла) и окружающего их хаоса.

30 мая 2008

Боевик Железный крест появился на телеэкранах в далеком 1977 году, его режиссером является Сэм Пекинпа. Кто учавствовал в съемках (актерский состав): Джеймс Коберн, Джеймс Мейсон, Фред Штилькраут, Михаэль Новка, Томас Браут, Хайнц Энгельман, Игорь Гало, Кэтерин Абер, Вольфганг Гесс, Суини МакАртур, Томми Пипер, Хермина Пипинич, Роберт Ритти, Славко Штимац, Владан Живкович.

На фильм потрачено свыше 6000000.В то время как во всем мире собрано 201 доллар. Производство стран Великобритания и Германия (ФРГ). Железный крест — получил среднюю зрительскую оценку (7,1-7,3 балла), что является вполне отличным результатом. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 16 лет.
Популярное кино прямо сейчас
2014-2024 © FilmNavi.ru — ваш навигатор в мире кинематографа.