Кроваво-красное (1975)

Profondo rosso
Рейтинг фильма
Кинопоиск 7.2
IMDb 7.6
Описание фильма
оригинальное название:

Кроваво-красное

английское название:

Profondo rosso

год: 1975
страна:
Италия
слоган: «Flesh Ripped clean to the Bone... And the Blood runs Red...»
режиссер:
сценаристы: ,
продюсеры: ,
видеооператор: Луиджи Кувейлер
композиторы: , , , ,
художники: Джузеппе Бассан, Елена Маннини, Армандо Маннини
монтаж:
жанры: ужасы, триллер, детектив
Дата выхода
Мировая премьера: 7 марта 1975 г.
на DVD: 22 ноября 2007 г.
Дополнительная информация
Возраст: 18+
Длительность: 2 ч. 7 мин.
Отзывы о фильме Кроваво-красное

Во время лекции на конгрессе парапсихологов женщина, читавшая лекцию и угадывавшая имена присутствующих в зале и что у них в кармане, забилась в припадке, утверждая, что в зале смерть, что она видит ужасное убийство на вилле, что она слышит детскую песенку. И в ту же ночь ее зверски зарезал огромным тесаком человек в плаще, которого видел джазовый пианист. Невольно пианист втягивается в эту историю и начинает собственное расследование.

Другие фильмы этих жанров
ужасы, триллер, детектив

Видео к фильму «Кроваво-красное», 1975

Видео: Американский трейлер (Кроваво-красное, 1975) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Американский трейлер

Отзывы критиков о фильме «Кроваво-красное», 1975

Дарио Ардженто всегда идёт до конца. Его не останавливают табуированые темы, и он не боится показать изображения, которые любая из последних голливудских постановок сочла бы слишком шокирующими. Просмотр любого его фильма словно ныряние в затопленную комнату в «Преисподней». Это безрассудно, но ничего с собой не поделать. Ведь там там наверняка находится нечто невообразимое и незабываемое…

Триллер «Кроваво-красное» является вершиной как в творчестве Ардженто, так и во всём поджанре джалло. Здесь все необходимые для воплощения экспрессии ингредиенты находятся на своём месте и они поданы в правильной пропорции. Это череда неясных деталей, донимающих разум свидетеля убийства. Множество ярких образов и пугающих мелочей. Стандартная тайна преступления превращается в многоголовую гидру-настоящее шоу ужасов. Наконец, красивая тусовка: действо начинается с конференции экстрасенсов и телепатов и действо движется в царство фольклора и местных городских легенд. Кровавые убийства в окружении богемных декораций выглядят актами садистического возмездия. За расследование берутся лукавые дилетанты, а всему происходящему свойственна некоторая иррациональность.

Настроенческой атмосфере в «Кроваво-красном» уделено внимания больше, чем вообще когда-либо в джалло. От ночных сцен на полупустых улицах с нависшими статуями до заброшенного особняка, угрожающего кроваво-красными цветами ужасов прошлого, атмосферу усиливают стильные саунды, в которых доминирует несколько ключевых аудиоэлементов, организованно воздействующих на зрителя — точно так же, как и экспрессия визуальных эффектов в мирах Ардженто.

Ключ к тайне легко упускается как зрителем, так и центральным персонажем Маркусом. В конце концов, «Кроваво-красное» — это действительно хорошая загадка, в которой большую роль играет человеческое подсознание, и также яркий пример того, как превосходная режиссура может поднять фильм до чего-то большего, чем сумма его составных элементов.

13 января 2021

триллер с итальянским колоритом

Вряд ли стоит ожидать чего-то фантастического от итальянских ужасов», — думал я, когда приступал к просмотру «Кроваво-красного». Будучи знакомым с Дарио Ардженто по фильму «Демоны», я предполагал увидеть несерьезную пародийную картину, хотя и не лишенную чувства стиля. На деле же все оказалось иначе.

В первую очередь, ужасы оказались скорее триллером с элементами хоррора. Позже узнал, что «Кроваво-красное» относиться к так называемому «джалло» — криминальному триллеру,- в духе которого снимали многие итальянские режиссеры 70—90х годов. Но триллер — это только часть фильма, хотя и важная, смысловым ядром в нем выступает детективная часть.

Далеко не всегда удается удачно связать эти два элемента вместе, выдержав нужную пропорцию, и при этом, ясно дать понять зрителю, на чем именно делается акцент: на детективной части, тогда необходимо уделить большее внимание процессу расследования, либо на первый план выдвинуть саспиенс и атмосферу, которая отвлекает внимание от того что происходит, и привлекает внимание к тому как происходит.

Дарио Ардженто остановился на втором, и фильм от этого только выгадал: особенно «оживляет» сюжет музыка группы «Goblin». Настроиться на нужное настроение помогает тревожная мелодия и особые кадры атрибутов, присущих убийце: перчатки, бусы, куклы и рисунки. Все это вкупе с напряжением, которое достигается благодаря осознанию того, что угроза жизни главных героев становится все более реальной по мере того, как тайна приоткрывается, делает просмотр интересным.

Эпизодами картина разряжается любовной линией между пианистом и журналисткой. Как я заметил, итальянский кинематограф уделяет любовным отношениям большое внимание (сразу вспоминается «Презрение» Годара и «8 с половиной» Феллини), и получается это действительно умело и умно, так что в этой аспекте для зрителя также найдется время для рефлексии. Меня лично этот момент очень зацепил, хотя к концу фильма впечатление от этого «эпизода» подпортилось, так как было он был принесен в жертву триллеру.

В итоге, отмечу, что «Кроваво-красное» смогло меня удивить; фильм справляется с задачей заинтересовать зрителя, несмотря на затянутость некоторых сцен: музыка «Goblin» и игра Дэвида Хэммингса сглаживают эти «шероховатости» в сценарии.

Если хотите посмотреть добротный детективный триллер с итальянским колоритом, то смело беритесь за просмотр фильма.

7 из 10

31 января 2019

Нож и черные перчатки

В 1963 году Марио Бава снял триллер «Девушка, которая слишком много знала», который был сделан в стиле уважаемого им Хичкока. Даже название отсылало к одному из фильмов последнего. Но вот аранжировал Марио «Девушку» по-своему. Чтобы нагнетать саспенс и сохранять интригу, Бава применил метод «камера — глаза убийцы»: зритель видел все его глазами, но не видел лица убийцы — только его плащ, ноги, руки в перчатках, нож в этих руках. Кровавые и необычные, стильные убийства тоже были сняты от первого лица. Для усиления саспенса особое внимание уделялось звукам шагов, скрипу половиц, дверей и окон, дыханию убийцы и жертвы. Все это давило на зрителя психологически. Тревожная музыка усиливала это напряжение. Хрупкая девушка-иностранка случайно стала свидетелем убийства, начав тем самым представлять опасность для самого убийцы и, как следствие, сделавшись целью его охоты.

Этот фильм принято считать первым представителем жанра джалло, получившего свое название от цвета желтых бумажных мягких обложек недорогих книг. В них выпускались непритязательные детективы, фантастика, триллеры. Именно Бава заложил несколько знаковых признаков жанра, перечисленных выше и отличающих джалло от обычного детектива или триллера. Собственно, джалло и есть сплав этих двух жанров, но имеющий собственную эстетику, свой особый стиль. Именно утонченная эстетика и стала стержнем, на который нанизывался сюжет, где преобладали жестокие, необычные, даже странные убийства, обилие крови, страха и саспенса. Также одной из черт джалло стали странные, параноидально-шизоидные психологические портреты персонажей, что привносило в картину изрядную долю сюрреализма в виде снов, видений, воспоминаний. Плюс некоторая вычурность, искусственность и театральность как сюжета и персонажей, так и места действия. Визуальный ряд с яркими, сочными красками, роскошными интерьерами, немалая доля эротики и красивых женщин в кадре тоже вошли в число характерных признаков жанра, которые с его развитием шлифовались, добавлялись, оттачивались и видоизменялись. Но руки в черных перчатках и острое лезвие, полосующее горло и тело жертвы, так и остались неизменным и главным признаком джалло. В итоге этот жанр даже вышел за пределы Италии, найдя воплощение в работах испанских режиссеров. Убийца в джалло часто переодевается в одежду противоположного пола (дань хичкоковскому «Психо»). И хотя по статистике маньяки обычно мужчины, в джалло как раз все наоборот: убивают в них чаще всего женщины, находящиеся далеко за гранью нервного срыва.

Дарио Ардженто, работавший с Марио Бава, многое сделал для популяризации джалло как отдельного жанра детективного евротриллера, совершенствуя его в «Птице с хрустальным оперением» и последующих своих фильмах. В картине «Кроваво-красное» он довел все его составляющие до совершенства, собрав их все вместе. При этом цвета в кадре невероятно яркие. В палитре преобладает красный цвет в разных своих оттенках. Он присутствует в деталях интерьера — обоях, шторах, драпировке, мебели, книгах на полках. И, конечно же, глубокий красный цвет крови жертв. Красная обивка кресел в зале конференции парапсихолога в театре просто бьет по глазам и нервам зрителя, как бы предупреждая, что скоро крови на экране будет целое море. И забившаяся в припадке парапсихолог после входа в ментальный контакт с находящимся в зале убийцей только подтверждает это. Часто звучащая навязчивая мелодия детской рождественской песенки, в которой есть что-то механическое и немного безумное, тоже не предвещает героям фильма ничего хорошего, лишь намекая на глубокую детскую психологическую травму таинственного убийцы. Саму травму мы видим в первых кадрах, когда под эту песенку на вилле по стене мечутся тени двух людей, и слышим истошные крики. Кто-то убивает другого человека огромным ножом, а потом бросает окровавленный нож на пол. И к нему подходит ребенок. Мы видим только его ноги в гольфиках и туфельках. Не понятно даже, мальчик это или девочка. Позже этот случай стал местной легендой под названием «Вилла кричащего ребенка».

Что это за вилла? Кто кого и почему убил там? Кто был этот ребенок? Какое отношение ко всему этому имеет маньяк-убийца в черных перчатках? Эту загадку и пытается разгадать иностранец, джазовый пианист Маркус Дейли, случайно увидевший, как кто-то в черном плаще убивает его соседку по номеру в гостинице, ту самую женщину-парапсихолога. Помогает ему в расследовании журналистка Джанна Брецци, которой нужна громкая статья в газете и еще одно доказательство, что женщины-журналистки ничуть не хуже знают свое дело, чем мужчины, и что женщины вообще ничем не уступают мужчинам, а даже их превосходят. Ардженто тут не упустил возможности поиздеваться над модным движением феминизма, заодно разбавив линию отношений музыканта и журналистки изрядной долей юмора, что пошло сюжету только на пользу.

Маркуса сыграл Дэвид Хеммингс, при этом его музыкант получился как бы продолжением его же персонажа из «Фотоувеличения» Антониони. А роль Джанны исполнила муза Ардженто — Дария Николоди. Эта пара смотрелась на экране живо и очень гармонично. Еще из актерского состава стоит отметить длинноволосую рыженькую девочку Ольгу в исполнении Николетты Элми, снявшуюся во многих хоррор-фильмах. Как-то итальянские журналисты решили определить самых лучших детей-актеров жанра ужасов. Среди девочек лучшей стала Николетта Элми, а среди мальчиков — Джованни Фрецца («Дом на краю кладбища»). Интересна роль Клары Каламаи, сыгравшей мать Карло, музыканта и друга Маркуса, красавицы и очень популярной актрисы 40—50-х годов. Тут она сыграла, по сути, саму себя — бывшую актрису, когда-то невероятно популярную, а теперь всеми забытую. И когда она произносит слова: «Когда-то я была актрисой», то камера оператора скользит по стенам, на которых развешаны ее реальные портреты той поры и кадры из фильмов, в которых снималась Каламаи. Да, и еще, самую важную роль в фильме джалло — руки в черных перчатках, талантливо сыграли руки самого Дарио Ардженто.

Смерти в этой картине самые разные и причудливые, как и положено по канонам жанра. Одна жертва повисает на осколках оконного стекла, перерезающих ей горло. Лицо другой варят в кипятке до кровавых волдырей. Голову третьей разбивают о каменные края стола, пытаясь выбить несчастному зубы, а еще у одной жертвы голова попадает под колесо мчащейся машины. Но самая эффектная смерть припасена на финал, когда застрявшая в дверях движущегося лифта золотая цепочка срезает человеку голову. Атмосферу страшной тайны и безумия создают разбросанные по фильму куколки, сделанные из красных ниток, подвешенные на проволоке пластмассовые пупсы, опутанные шерстью, и механические самодвижущие куклы с загробным смехом. Все, происходящее на экране, сопровождает великолепная музыка группы Goblin. Именно с этого фильма началось многолетнее и успешное сотрудничество Ардженто и этого коллектива под управлением знаменитого сейчас композитора и музыканта Клаудио Симонетти.

8 из 10

20 января 2019

Алого цвета

Скромная комнатка с резными стульями, торшером, столом с вышитой скатертью на нём, старым патефоном и елкой в углу… Слившаяся в одно существо тень, на голубых обоях, указывает нам на сцену борьбы, в одной руке у существа нож… Крик… Окровавленный нож летит на пол, к нему подходят две маленькие ножки с гольфиками в лакированных сандаликах…

Рим. Конференция по парапсихологии проходит в оперном зале. Хельга Ульман- симпатичный телепат (в исполнении Мачи Мэрил- похотливой суки из «Убийства в ночном поезде» Альдо Ладо), после небольшого монолога, решила немного поиграть с публикой и выбрала объектом мужчину из 3 ряда, угадав, что у него в кармане, и его имя. Удивив зрителей, Хельга впадает в истерику…

«Фабула фильма весьма банальна, но он насыщен ужасами и жестокостью. Картина полна таинственности, драматизма и напряжения, в ней много насилия. Все это сопровождается соответствующей, удачно подобранной музыкой».

Такова была краткая аннотация, к картине, изложенная в альманахе « Видео» 1991 г., затёртом до дыр, жаждущим и впитывающим информацию подростком, коим являлся тогда. Это потрепанное издание, клееное, переклеенное и сейчас при мне… Название, вынесенное в шапку, тоже оттуда, на мой взгляд, более, чем приемлемое.

К чему два обзаца выше? К тому, что в очередной раз буду использовать, в этом мнении, свои старые заметки (исправляя только откровенные огрехи. Может, это будет выглядеть несколько эксперементально):

Да, фабула не самом деле проста, но как реализована! Лихозакрученная детективная интрига, у меня было четверо подозреваемых в разное время метра, но как только я начинал умничать и тревожить остатки своего серого вещества, складывая все «За» и «Против», режиссер показывал фигу, и, мое небольшое расследование заходило в тупик. Выбор натуры и локаций подобраны скурпулезно и внушает, отдельно отмечу помещение оперы и заброшенный дом, с которым связана вся интрига (лично мне в доме запомнился небольшой эпизод, с рисунком под штукатуркой, который обнаруживает Маркус, ой, как эффектно сделано). Все живенько и интересно, Ардженто, который может повеселить (в ранних лентах), и, здесь бодрит (сцена реслинга между женщиной и мужчиной), и даже удивить забавными диалогами:

-А почему ты стал пианистом?

-Мой психоаналитик сказал потому, что я ненавидел своего отца, типа я, подсознательно, нажимая клавиши, выбиваю ему зубы… А на самом деле, потому что музыку люблю…

В фильме присутствуют такие постоянные элементы «джиалло» как: расследование, Безликий, перчатки, плащ, шляпа, скрытые за кадром лица (при чем скрыты всевозможными способами, даже зеркало в туалете застарено так, что ничего в нем не разобрать), эффектные изощренные убийства (для ценителей это сцена в ванной), а также фирменный соус молодого Ардженто: установка на яркую операторскую работу, тени, отражения, живность (здесь птица и пришпиленная английской булавкой ящерица), «чудачество памяти» и глаз в темноте…

Музыкальный ряд очень радует с самых первых секунд фильма на фоне меняющихся титров, для «Goblin»- это был первый опыт работы с режиссером.

Из актеров меня больше всего порадовала Николоди (кстати, это тоже первая роль у гражданского мужа), у неё роль эмансипированной дамы, сверх активной и любопытной.

Великолепная картина и хорошо потраченное жизненное время. Передо мной еще море не просмотренных «джиалло», но подозреваю, что это один из самых ярких…

Примечание. На фоне выхода ремейка «Суспирии» (оригинал крайне мною любим и почитаем (это 10)), может современный зритель и к другим лентам Ардженто «золотого периода» приложит свой глаз, а то и два…

9 из 10

4 января 2019

У каждого есть свой любимый джалло. Кто-то, может, любит «Не терзай утёнка» Лючио Фульчи, иной ценит «Мой дорогой убийца» Тонино Валерии или джалло Марио Бавы. Да и у самого Ардженто их не меньше 10, почти на любой вкус. Кажется, и сам постановщик не может сопротивляться нездоровому очарованию маньяков, как верно сказал главный герой этого фильма.

У этого джалло, пожалуй, идеальное название, особенно хорошо звучащее на итальянском, даже переводить не хочется. Да и незачем, ведь никто же не переводит «Суспирия» и даже как переводится американский «Омен» все позабыли. Название «Profondo rosso» как бы подчёркивает одну из отличительных черт джалло, когда насилие не только ужасно, но и прекрасно. Не только напугать хотели авторы джалло, но и поразить стилем, ведь каждое убийство обставлено так красиво, ну прямо как театр гиньоль. А сам Ардженто, кстати, тоже высоко ценит этот необычный джалло, раз назвал так же и свой магазин. «Profondo rosso» идёт 124 минуты, что непривычно много для хоррора, причём за весь фильм всего 4 убийства. В то же время сюжет этого фильма настолько интересен, что едва ли кто будет способен не усидеть у экрана.

Ардженто взял за основу классический фильм Микеланджело Антониони «Фотоувеличение» и любовно перенёс его структуру в другой жанр. Тут даже снимается тот же актёр Дэвид Хэммингс (и играет прекрасно, да у Ардженто, впрочем, никто плохо и не играл) в роли джазового пианиста Марка, случайно ставшего свидетелем убийства. Опробовав структуру «Фотоувеличения» уже в своём дебюте, в «Profondo rosso» Ардженто доводит до совершенства все детали, плетя крайне запутанную и в то же время абсолютно логичную интригу. Картина с лицами, которая так будет мучить героя — это и есть тот исчезающий труп из великого фильма Антониони. А если быть внимательнее героя и смотреть не только в центр кадра, но и на периферию, то можно уже в начале увидеть среди лиц лицо истинного, самого страшного, безумного и убедительного маньяка в истории кино. Вы только посмотрите на его взгляд из-под низко надвинутой шляпы в финале — да, именно такими (мы, слава богу, с ними не встречались, но верим) маньяки и бывают, не философы, как Ганнибал Лектор, или тот якобы очень умный маньяк из «Пилы» (кто смотрел, подскажите). Этот маньяк не говорит, а действует, и тесак не просто орудие устрашения, а именно тот нож, который совершенно точно убьёт жертву.

Вторым по значимости персонажем является эмансипированная журналистка Джанна Брецци, в отличном исполнении совсем молодой Дарии Николоди, позднее сошедшейся с режиссёром. Её же героиня предпочитает не режиссёров, а музыкантов, сразу приметив Марка, типичного интеллектуала, не только как материал для статьи, но и как мужчину. Их робкий, неловкий роман, кажется, способен растрогать и сурового любителя вестернов, ведь нет более разных людей, чем они. А герои, вопреки всем прогнозам, привязываются друг к другу, учатся заботиться, переживают. Расследование преступлений маньяка сближает их и в тоже время делает уязвимыми, ведь опасный хищник прячется где-то рядом и всегда опережает детективов-любителей, умело заметая все следы.

В работе Ардженто, несмотря на кровавый сюжет, немало юмора, идущего из характеров героев, а не нарочитого комикования. Инспектор, который упорно говорит, что Марк безработный, мать друга, считающая его инженером ('- Вы играете на пианино? / — Вообще-то я пианист. — О, как замечательно, что инженер играет на пианино!»), да даже тот эпизодический мужик в закусочной, который постоянно включал пар, мешая герою говорить по телефону.

И отдельно стоит остановиться на Кларе Каламаи. Современный зритель не знает великий талант этой актрисы, игравшей в неореалистических фильмах, но позднее ушедшей из кино. Тут ей досталась роль бывшей театральной примы, порвавшей с театром под давлением мужа. Должно быть, фотографии, висящие на стенах её дома, реальные фото Клары Каламаи, ностальгически вспоминающей, как и её героиня, свою молодость. Ардженто очень правильно сделал, что дал актрисе такую роль, проникнутую уважением к её предыдущим заслугам. Роль у Ардженто, абсолютно нетипичная роль, явилась практически последней в жизни Клары Каламаи, подарив нам одного из самых запоминающихся героев в истории джалло.

Много уже было сказано и о преобладании красного цвета в кадре, и про отличные съёмки эндоскопическими камерами, и про старый особняк, хранящий мрачные тайны, которые как зомби встают из могил, дабы утащить чересчур любопытных. Ардженто виртуозно выстраивает кадр, владеет саспенсом не хуже Карпентера и, может быть, и Хичкока. Тень кровавого злодея постоянно маячит где-то вдали, его бесшумные уверенные шаги приближают к очередной жертве, дабы взмахом тесака отнять её жизнь. Пространство фильма постоянно расширяется, вбирая в себя новые лица и новые места, чтобы затем эффектно подвести к финалу, сначала ложному, а потом истинному, происходящему именно там, где Марк впервые увидел картину с лицами.

Я думаю, каждый зритель более всего запомнит какое-то одно лицо из этого переполненного достоинствами, необычайно живого, страшного и увлекательного хоррора-детектива, но мне никогда не забыть лицо разоблачённого злодея, словно материализовавшегося из страшных историй о вилле, сочинённых писательницей на основе городских легенд. И тогда померк для меня Ганнибал Лектор, ведь его место занял другой, более убедительный безумец, убивать для которого всё равно, что жить.

9 из 10

20 июня 2017

Отголоски прошлого

Недавно посмотрела Суспирию, которая является классикой ужасов, он выглядел очень свежо и интересно а вкупе с музыкальным сопровождением группы Goblin,мне очень понравился и я тут же решилась на просмотр других фильмов Дарио Ардженто.

Сюжет меня захватил сразу, во время лекции на конгрессе парапсихологии женщина, читавшая лекцию и угадывавшая имена присутствующих в зале и что у них в кармане, забилась в припадке, утверждая, что в зале смерть, что она видит ужасное убийство на вилле, что она слышит детскую песенку. И в ту же ночь ее зверски зарезал огромным тесаком человек в плаще, которого видел джазовый пианист. Невольно пианист втягивается в эту историю и начинает свое собственное расследование.

На удивление фильм логичен и правильно выстроен, по сюжетной линии придраться не к чему, все поступки и слова обоснованны и ясны, поэтому фильм смотреть еще интересней.

Фильм очень напряженный это отчасти из-за поисков преступника, конечно это во всех фильмах но этот фильм имеет, свою атмосферу схожую с готической, это выражается в темных красках, странных замысловатых картинах и узких ночных улочках Италии. Особое место занимает музыкальное сопровождение группы Goblin- тревожное, нервное, скрежещущее. Актеры мне понравились. А финал просто роскошен особенно мне понравился момент когда герой шел по квартире рассматривая картины и вспоминая произошедшее накануне убийство парапсихолога.

Из недочетов, могу выделить репортершу она получилась слишком жесткой, дотошной, мужественной. Ее попытки флиртовать с главным героем, были смешны и неуклюжи, хотя может так и задумывалось.

В итоге фильм крепкий, интригующий до самого конца триллер с готической атмосферой и весьма запоминающимся началом, мне понравилось и к просмотру рекомендую.

8 из 10

14 октября 2015

Колористика страха или в тоне убийств с особой жестокостью.

«Стиль — вот в чем все дело. Стиль — вот ответ на все вопросы» считал американский поэт Чарльз Буковски. Как никто другие, его мнение поддержали бы основатели жанра Джалло в кинематографе Марио Бава и Дарио Ардженто. В их творчестве стиль — это не просто один из элементов фильма, но формообразующий фундаментальный каркас всей картины. Он пропитывает собой все, включая содержательную и дискурсивную сторону ленты, являясь для нее основным генератором. Все дело в том, что в подобного рода жанре привычная рациональность, линейность и глубина теряют приоритет перед чистой эстетикой, образностью и вечно ускользающей и текучей поверхностностью, которая «тем верней своим искусом губит человека, что может никакой от века загадки нет и не было у ней». В чем-то идеология «Джалло» даже близка «вечной женственности», она завлекает, заманивает, очаровывает, заставляет искать какое-то основание, причину, дно… а дна — нет.

Вот так и герой знаменитого актера Дэвида Хеммингса — Маркус Дейли становится невольным свидетелем жестокого убийства, после чего уже НЕ В СИЛАХ противостоять соблазну найти его разгадку, истину и разумное объяснение (идеальная роль для Хэммингса, повторяющего самого себя из «Фотоувеличения»). Он добровольно втягивается в запутанную и кровавую историю, число жертв в которой неуклонно возрастает. Маньяк парадоксальным образом всегда оказывается на шаг впереди, что невольно наводит на мысль о каких-то его сверх-человеческих способностях. Словно некие высшие, могущественные духи зла поддерживают и питают убийцу потусторонними силами. Но Маркус же, хоть и просто человек, да еще притом довольно слабый физически, оказывается не из робкого десятка и готов взглянуть в лицо смерти и хаоса.

В фильме использованы привычные для «джалло» фольклорные, мифологические и спиритуалистические мотивы, сдобренные доброй порцией парапсихологии. Ардженто словно дистиллирует из них все самое тревожное, необъяснимое и загадочное, после чего полученные эссенции аккуратно перемешиваются, но не взбалтываются. В итоге получается ядреная, оригинальная и неповторимая смесь сюрреалистического кошмара.

Что же касается чисто нарративной составляющей, обычно хромающей в Джалло на обе ноги, то тут «Кроваво-красное» приятно удивляет. Вопреки ожиданиям, между потрясающими по стилистике и гениальными с точки зрения художественной выразительности сценами убийств, действие наполняется чрезвычайно интригующей, внятной и оригинальной, детективной историей и ритмичной романтической линией Маркуса и журналистки Джанны. Не в последнюю очередь положительный результат достигается благодаря отличной актерской игре тандема Дэвида Хэммингса и Дарии Николоди. Сцены их взаимных заигрываний, флирта и просто дурачества выглядят свежо, легко и ненавязчиво, что играет на руку фильму. Да, и в ленте в целом наблюдается как бы стремление к гармоничной, взаимосвязанной и равновесной репрезентации красочных убийств и неторопливой, неспешной (в ритме соула и джаза, основных музыкальных направлений для «Кроваво-Красного») историей их расследования. Следует заметить, что для «Джалло» это явление довольно редкое, ведь в большинстве своем этот жанр близок к мюзиклу и т. н. «шоу-стопперам», главными элементами в которых являются только отдельные музыкальные номера (в данном случае сцены смерти). Интерес к сюжету подогревается тем фактом, что Ардженто ведет двойную, а то и тройную игру, выстраивая действие так, что зритель пребывает в полной уверенности, что убийца это (не будем спойлерить), например, вот этот человек. Режиссер позволяет(!) нам так думать и блефует до самого конца, а потом… Раскрывает карты и оказывается в выигрыше. Я, честно, не думал и не предполагал о таком развитии событий. Недаром устами (еще нераскрытого) убийцы Ардженто предупреждает героя (спойлер): «Нет, ты думаешь, что эта истина, а на самом деле это только твоя ВЕРСИЯ истины.» В этой фразе выражена вся философия Джалло, вытекающая из…мировоззрения Фридриха Ницше, утверждавшего, что: «Истина — это иллюзия, об иллюзорной природе которой все позабыли».

Следует отдать должное Дарио Ардженто и в другом отношении. Он не просто не отправляет повествование в вольное плавание между убийствами, но и старается как можно больше разнообразить антураж всевозможными символами, странными архитектурными сооружениями, литературными памятниками, картинами, статуями и другими произведения искусства (будет иметь место даже своеобразная «наскальная живопись»). И у него это получается просто великолепно. Множество метафор, аллюзий и сцен были впоследствии неоднократно цитированы в других фильмах. Скажем последняя эпизод, когда лифт, чей механизм только что отрубил голову человеку (главному злодею), спускается вниз, а на его пол медленно падают капли крови, то кажется, что он направляется прямиком в преисподнюю (после чего следует потрясающий кадр с призрачным, потусторонним отражением лица Маркуса в «кроваво-красной» луже). На точно таком же лифте неоднократно спускался герой Микки Рурка из фильма «Сердце Ангела», когда направлялся на прием к самому дьяволу.

С чисто технической точки зрения, фильм привычно оказывается на высоте. Снятый за смешные деньги, он даст фору большинству блокбастеров жанра ужасов. Шокирующая, липкая, втягивающая в себя атмосфера паранойи и сюрреалистического кошмара достигается благодаря невероятным профессиональным и техническим навыкам съемочной команды, и в особенности, естественно, самого режиссера. Операторская работа кажется достигает в фильме предельного мастерства. Пластика, грация, подвижность камеры в murder-сценах сменяется абсолютно симметричными, многослойными и архитектурно выверенными второстепенными эпизодами. Особая камера, работающая по принципу эндоскопии, это не просто техническое новшество, но активно действующее лицо, основной транслятор всего дискурса фильма. Она исследует, анализирует все точки зрения, смотрит на мир попеременно глазами — жертвы, случайного свидетеля, постороннего неодушевленного объекта и, наконец, самого убийцы, пробуждая в зрителе вытесненные чувства «постыдного удовольствия». Что касается музыкального оформления, то оно довольно странное. За исключением пары треков «Гоблина» львиную долю звукового сопровождения составляют… блюз и соул. Ощущение очень необычное, ведь благодаря Стивену Содербергу и Гаю Ричи подобного рода музыка вызывает ассоциативную связь с комедийными боевиками, а не хоррорами, поэтому некоторые сцены начинают выглядеть само-пародийно. Словно Дарио Ардженто уже старается выдерживать дистанцию и смотрит на свое творение со здравой иронией. Парадокс заключается в том, что сегодня, после колоссального количества подражаний (вплоть да сверхтроллинга в виде «Очень страшного кино»), подобный взгляд выглядит оригинально и обоснованно. Впрочем, может это просто совпадения или мое чисто субъективное восприятие.

Резюмируя, следует отметить в «Кроваво-красном» выдающиеся художественные достоинства, «высокий стиль» и профессиональное исполнения. Хотя, это и привычная картина для жанра Джалло как такового, но отличие данной ленты заключается в том, что она в дополнение ко всему сохраняет целостность и единство повествования, а не мякнет сразу же после первого убийства как половой орган после неистового соития. Также нужно сказать, что и сегодня спустя сорок лет после премьера, фильм выглядит хоть и несколько потрепанным (благодаря сиквелам и устоявшимся штампам), но все еще довольно бодрым и в то же время и по-классически аристократичным.

3 августа 2015

Джазовый пианист Маркус Дэйли оказывается свидетелем жестокого убийства своей соседки — медиума Хельги Ульманн. На своём последнем конгрессе по парапсихологии Хельга почувствовала, что в зале сидит страшный убийца, и забилась в неистовом припадке. По фразам, которые выкрикивала миссис Ульман, убийца понял, что ему грозит разоблачение, и этим же вечером расправился со столь странным «свидетелем». Ну а Маркус Дэйли постепенно оказывается втянут в расследование этого дела.

Маленькая историческая справка. Зарождение сугубо итальянского поджанра «фильмов ужасов», именуемого в народе «джалло», неотрывно связано с двумя именами: Марио Бава и Дарио Ардженто. Причём первый из этих двух режиссёров стал прародителем жанра, а второй — человеком, который вывел «джалло» на пик формы. Всего Дарио Ардженто в разное время снял с десяток «джалло», среди которых наибольшей популярностью у зрителей и критиков пользовались два фильма: первый опыт Ардженто в подобной тематике под названием «Птица с хрустальным оперением» и картина «Кроваво-красное», в которой Ардженто по мнению многих исследователей достиг наивысшего успеха, после чего медленно, но верно начал скатываться вниз. То есть, фактически, фильм «Кроваво-красное» считается пиком творчества режиссёра, который сам является одним из классиков жанра «джалло». То есть, круче некуда.

Мои личные впечатления от этого фильма вкупе со всем вышесказанным позволяет мне с уверенностью заявлять, что «джалло» — совсем не мой жанр. Как обычно после просмотра я, мысленно набросав в голове список недостатков фильма, пошёл читать рецензии в сети. И выяснил, что оказывается ключевые особенности жанра чуть ли не на 100% совпадают с моими претензиями к этой картине, общим словом для которых может служить «неестественность». Яркая кровь цвета и консистенции красной гуаши, вычурная игра актёров, дико распахнутые глаза и ненатуральные предсмертные корчи жертв, вызывающий улыбку «зловещий» шёпот убийцы, предсказуемая развязка и многое другое. Всё это является яркими маркерами жанра «джалло», упор в котором делается на соответствующую, тонко выверенную, но при этом грубую с кинематографической точки зрения эстетику.

Впрочем, некоторые чисто «джалловские» приёмы пришлись и мне по душе. В первую очередь, это музыкальное сопровождение, исполненное итальянской группой «Goblin», ставшей потом верным спутником многих картин Дарио Ардженто. Стильная, электронная музыка по праву стала визитной карточкой фильма «Кроваво-красное». Понравилась также операторская работа в сценах убийств: приём, когда камера становится глазами маньяка, конечно, не нов, но в этом фильме он сделан весьма умело — кожаные перчатки (кстати, надетые на руки самого Дарио Ардженто), вытворяющие ужасные преступления, произвели на меня достаточно сильное впечатление.

В целом, я не в восторге от картины «Кроваво-красное», причём, как выяснилось, моё неудовольствие распространяется и на весь жанр «джалло» целиком. Поэтому советовать этот фильм к просмотру я не берусь. Поклонники кровавых итальянских детективных триллеров 70-х и 80-х годов и так, без сомнения, видели эту картину. Остальные же вполне могут нарваться на стиль, который они не смогут адекватно «переварить». Как я, например. Хотя отдельных сдержанных слов одобрения эта лента всё же заслуживает.

6 из 10

7 июля 2015

Еще до просмотра сего творения великого Ардженто я познакомился с его стилем по фильму «Суспирия». На этом мое знакомство с джалло и ограничивается, да и вообще на нынешний момент к сожалению я видел мало итальянских фильмов. Поэтому стиль показался мне очень оригинальным и сильно меня впечатлил.

Сюжет отлично продуман и держит в интересе и напряжении, вследствие чего стоит отметить в жанре картины добротный кусок триллера/детектива. Однако атмосфера вязкая и пугающая, что больше относит фильм к стилистике ужасов. Также кровавые и жестко детализированные сцены убийства относят картину к последнему из названых жанров. Остальные особенности являются именно стилем джалло, так что я не стану их описывать, а назову те детали, на которые я обратил больше всего внимания.

Во-первых убийства с ярко красной кровью (что присуще стилю Ардженто) и кое-где неправдоподобностью старой съемки, не смотря ни на что выглядят пугающе жестокими и жутко реальными. Они действительно устрашают, хоть являются и не единственным фактором нагнетания ужаса в этом фильме.

Также здесь сигрывает мастерски выполненная операторская работа. Резкие смены кадров и неожиданные ракурсы придают картине очень оригинальный визуальный ряд. А шикарная и необычная цветовая гамма здесь пестрит яркими красками, что тоже выделяет это кино на фоне многих других.

Ну и как же здесь не отметить музыку?! Она настолько необычная, что иногда кажется, будто она совсем не подходит к событиям на экране, а наоборот расслабляет зрителя. Однако почти сразу ты осознаешь, что она тем не менее вполне вписывается в происходящее и создает какую-то жуткую и экстравагантную атмосферу. Убийств и вообще всего. Что тоже является визитной карточкой режиссера. Этот фильм очень контрастный благодаря такой музыке и некоторым комедийным моментам, что на несколько минут сбавляет напряжение, чтобы потом с новой силой навалиться на зрителя.

Среди минусов хочу отметить некоторую неправдоподобность в бесстрашном поведении главного героя. Мне кажется в реальности среднестатистический человек (пусть хоть и творческий) вел бы себя иначе. Не знаю, как вам, а мне такое режет глаз и несколько портит общее впечатление. Также кое-где ярко проглядывается эта европейская вычурность и манерность, что тоже идет неприятным контрастом с правдоподобностью картины.

Однако в основном здесь все отлично. Если вам надоели плоские и однотипные ужастики Голливуда, сдобренные такими же однотипными и обильно кровавыми пряностями, из мусора которых очень редко блеснет жемчужина, то настоятельно рекомендую этот фильм. Сюжет здесь вроде бы тоже достаточно стандартный, но благодаря мастерству и оригинальному подходу режиссера (да и всей съемочной группы) перед нами вырисовывается уникальная кинокартина. Уникальная по сравнению с Голливудскими ужастиками, а не итальянскими джалло. И возможно, если бы вторых я видел больше, чем первых, то она не показалась бы мне такой необычной. Но вследствие сложившейся ситуации этот фильм стал для меня, как глоток свежего воздуха в удушливом помещении.

8 из 10

P.S. Мне жаль только, что не Pink Floyd стали композиторами этого фильма, как предполагалось изначально. Так как это одна из моих любимых групп, мне было бы очень интересно увидеть классику великого мастера итальянского хоррора под музыку легендарных британцев.

30 октября 2014

Цвет насилия

На конгрессе по парапсихологии, Хельга Ульманн, телепатически угадывающая, как зовут того или иного зрителя в зале и что лежит у него в кармане, внезапно забилась в припадке. Она кричала, что видит жуткое убийство на вилле и слышит какую-то детскую песенку. Этим же вечером женщина будет убита неизвестным маньяком в плаще и черных перчатках, свидетелем чего становится джазовый пианист, который втягивается в эту историю и сам начинает собственное расследование, порождающее новые жертвы.

Посмотрев до этого «Птицу с хрустальным оперением», можно сказать, что вторая успешная лента в карьере Дарио Ардженто «Кроваво-красное» скроена абсолютно по тем же лекалам. Неизвестный убийца в плаще и черных перчатках, главный герой иностранец, случайно ставший свидетелем первого убийства и начавший собственное расследование, спровоцировав дальнейшую кровавую волну, колоритные второстепенные персонажи, смакование кровавых убийств с перенасыщенно-красной кровью, и тот же двойной твист в финале. Отличие в лучшую сторону состоит в том, что убийства стали более жесткими и впечатляющими, как и подобает жанру, и даже юмор, разряжающий обстановку меж эпизодами, присутствует, а в недостатки можно записать неподходящее к напряженным сценам музыкальное сопровождение группы «Goblin» (пусть оно и само по себе хорошо) и некоторую затянутость. Все-таки хронометраж более полутора часов для фильмов Дарио Ардженто идет не в плюс, хоть это и компенсируется визуальными изысками оператора Луиджи Кувейлера, радующего зрительский глаз красивыми и атмосферными эпизодами (чего стоит путешествие главного героя по заброшенному особняку с его чарующе-мрачными интерьерами). Звезда кинохита Микеланджело Антониони «Фотоувеличение» (1966) Дэвид Хеммингс, в общем-то, снова играет своего героя из вышеупомянутого фильма. Не то манера игры англичанина, не то его персонаж здесь не единожды напоминали того модного фотографа Томаса, ведь и здесь он «видел что-то, что не может вспомнить». Так что, возможно, эти параллели проведены неслучайно и автором был задуман подобный «привет» классике, что дополнительно привлекло внимание как критиков, так и любителей кино.

7 из 10

23 февраля 2014

Кроваво-красное на белом

Плащ развевался на ветру, словно полотнище, играя всеми оттенками черного, сливаясь с окружающей тьмой. Лицо, скрытое за занавесом тьмы, лицо Зла и безумия, слабо отражающееся в лужах фонарного света. Охотник ищет жертву, его тесак жаждет крови и она обязательно сегодня прольется. И лишь пианист Маркус Дэйли не догадывается о финале своего вечера, затянувшегося допоздна.

Картина «Кроваво-красное» снята в 1975 году знаменитым итальянским режиссером и сценаристом Дарио Ардженто. «Кроваво-красное» — это истинная классика джиалло-хоррора, выполненная зрелищно, стильно и красиво. Более чем двухчасовое повествование держит в напряжении от начала и до конца, играя всеми присущими джиалло жанровыми оттенками, ибо перед нами и детектив с продуманной вплоть до мелочей интригой, ибо личности убийцы зритель до самого финала не узнает, а режиссер мастерски разбросает по фильму элементы паззла, перед нами и хоррор с элементами триллера, сдобренный удушающей атмосферой и зрелищными стилизованными сценами насилия, снятыми оператором Луиджи Кувейлером в столь узнаваемом, «арджентовском» стиле. Впрочем, операторская работа в данной ленте может похвалиться и наличием эффекта присутствияи затаенной интимности, вуайеризма. Зритель будто проникает вместе с героями в потаенные закоулки, ощущая себя сопричастным к происходящим событиям. Умелая же игра цветовыми решениями делают картину визуально совершенной и полной сокрытых в ее киноязыке метафор.

Порадует зрителя и отличная актерская игра. Дэвид Хеммингс(Маркус) и Дария Николоди составили в фильме органичный и яркий дуэт, не затмевая своей игрой друг друга и создавая ярких и выразительных персонажей. Хороши и убедительны также второстепенные герои, выделяющиеся особым колоритом и тонкой психологической нюансировкой.

Отдельно хочется остановиться и на саундтреке, ибо львиную долю саспенса в фильме создает музыка, проникающая куда-то вглубь подсознания и идеально наклаывающаяся на видеоряд ленты.

Я рекомендую этот превосходный фильм всем поклонникам итальянских в частности и европейских вообще фильмов ужасов. Ценителям же творчества Дарио Ардженто эту картину пропускать просто нельзя.

10 из 10

19 февраля 2013

Кроваво-желтое

Название этого фильма — обман, игра. Если по-русски говорят о «желтой прессе», то в итальянском есть соответствующее «желтое» кино, «джалло». И маэстро джалло — как раз Дарио Ардженто, подражателями и плагиаторами которого были Амато и Хесус Франко, обиравшие, впрочем, не только его. На фоне этих торговцев экранным мясом Ардженто — художник, не опускавший планку слишком низко. Но жанр остается жанром, «джалло», аналог американского слэшера, это назамысловатые, достаточно скандальные фильмы о психопатах-убийцах, с небрежной проработкой сюжета и картонными героями. Это почти эксплотейшн, то есть беззастенчиво паразитирующее на жеманно-нежных чувствах зрителей «бульварное» кино, которому под пленительным небом Италии отдали должное и недолжное многие авторы, среди которых Деодато и даже мэтр — Пазолини в «Сало». Фильм «Кроваво-красное» снят в 1975, то есть самую благодатную эпоху, через год после классического беспочвенного мочилова «Техасской резни», когда грайндхаузовые фильмы с мешаниной зомби, вампиров, рокеров и прочих врагов рода человеческого вовсю удовлетворяют адреналиновый голод публики.

Ардженто в узнаваемом стиле, не менявшемся от «Четырех мух на сером бархате» до «Инферно» и «Джалло». Экономный визуальный ряд, без толпы статистов и со скудным багажом инвентаря. Большие массы цвета. Театральные мизансцены, когда внимание не отрывается от немногочисленных персонажей, главных и второстепенных, сменяются паузами с пустоватыми интерьерами, условными, студийными, и нагнетанием неопределенного напряжения, не сказать, что страха. Задник — среднеевропейский город, его предместья. Часто съемка максимально приближает вглядывающийся глаз к небольшим предметам и, конечно, плоти, подвергающейся насилию, не особо достоверному, несмотря на всю натуралистичность. Задерживаясь на неодушевленной материи, Арженто пытается использовать нехитрый гипноз, больше навевающий скуку. Непременно вовлекается в действо и дозированная эротика, но тут Ардженто, как посмотреть да посравнить, — прямо пуританин. Ему достаточно внешней аппетитности главных жертв. Зато он любит пощекотать сантименты, показывая убитых животных, сопровождая зловещие сцены флешбековыми репликами из детства монстра, веселой ребячьей песенкой, повешенными и обезглавленными куклами, маской с младенческим личиком. Диалоги либо нарочито не связаны с интригой, либо откровенно подталкивают ее. Преследование, показанное «со стороны» крадущегося убийцы, — лучший способ скрывать лицо маньяка и заострить внимание на его ноже, тесаке, руках или хотя бы обуви. Персонажи «совершенно случайно» оказываются в обстоятельствах пространственно-временных или каузальных, где уж ничто не может им помочь. Типичный сюжет — американец или американка волей или неволей разыскивают в Италии яростного членовредителя. Англосаксонского протагониста Ардженто изображает с неизменной серьезностью, шаржируя, впрочем, персонажей второго плана и даже самого монстра. Здесь — Дэвид Хеммингс, знакомый по «Фотоувеличению» Антониони и оттеняемый хамоватым, циничным полицейским, пожирающим бутерброд на месте кровавого преступления, и феминистичной журналисткой — любительницей армрестлинга (Дариа Николоди), пожилой актрисой, страдающей маразмом.

Отчасти даже спародирован сюжет незабвенного «Блу-апа». Джазист Марк не просто видел терзаемую ножом соседку в окне своего дома и нацистский черный кожаный плащ подозреваемого, он видел еще «что-то», чего и сам не помнит толком. Какую-то картину, которая пропала почти сразу после убийства телепатки, напролом проникшей в чьи-то гротесково жуткие мысли и подарившей изумленной аудитории несколько бессвязных реплик. Пообрюзгший «мистер сексапил» Хеммингс идет по следу! Чем и вызывает вереницу новых кровавых драм. По сравнению с более ранними «Четырьмя мухами», кастинг жертв произведен с учетом пола и привлекательности, это в основном женщины, убийства стали более жестокими, сломанными ногтями дело не ограничивается, красоток и не только насаживают горлом на осколки стекла, пытаются удавить в кипятке, демонстрируя обваренное лицо, им вонзают кинжал, отрывают голову цепочкой. Нажим на сантименты стал мощнее — с начала мы знаем, что как-то на пасторальном фоне новогодней елки под детскую песенку и истошный крик кто-то кромсал кого-то. Дальше в ход идут куколки и корявые рисунки. К прежним голым стенам добавились, может быть, в связи с бюджетностью, пышные висконтьевские интерьеры. Ардженто освободился от хичкоковских стандартов, саспенс подвешен не так упруго. Эффектное насилие, кетчуп на паркете и бидермейеровской мебели стали ему интереснее, чем старомодное подозрение, не минующее никого. Надо бескорыстно любить кинематографическое зло, чтобы от одной расправы к другой сидеть как на иголках. Но это и подразумевает жанр, хотя, конечно, до похождений некрофила Кожаной морды или гурмана Лектера «Кроваво-красному» далеко.

20 июня 2012

Отличный фильм, который я рекомендовала бы посмотреть всем любителям хорошего ужаса!

Во-первых, сама атмосфера происходящего производит впечатление. Во-вторых, все это дополнено отличной игрой актеров, которые и влюбляются, и расследуют, и философствуют. Такое разнообразие, которое делает из фильма одно целое, встретишь редко. В-третьих, актерам удалось на все 100% показать, как бы себя люди вели в реальной жизни, и никакой наигранности, глупых и необдуманных поступков здесь нет.

Подвела немного лишь музыка… Конечно, она замечательная, но для фильма ужаса не очень хорошо подходит. Потому что в те моменты, когда должно быть психологическое напряжение, она, наоборот, расслабляет, и все предвкушение чего-то ужасного улетучивается мгновенно.

8 из 10

19 июня 2012

Дарио Ардженто поставил перед собой сложную задачу, создавая данный фильм, ведь он длится два часа, а посему необходимо ловко подтасовывать зрителю сцену за сценой, чтоб история не провисала. И надо сказать, что у него всё прекрасно удалось — время пролетает просто незаметно в череде наблюдений за любительским расследованием убийств персонажей. Интрига не сбавляет темп, порой невольно возникает очевидное подозрение к одному герою, как скоро осознаёшь, что заблуждаешься и ищешь иного, в итоге в финале радостно понимая, что сценарий хорош, дабы часто путать и удивлять.

Невольно более всего радует актёрская центровая пара из Дэвида Хеммингса и Дарии Николоди. На мой взгляд, очень редко какое кино способно выводить настолько удачный дуэт, что даже лишь ради него будешь неотрывным покладистым зрителем, не желая пропускать и кадра с экрана. Ныне всё сложилось как раз в превосходных пропорциях: две личности настолько разные, что естественно гармоничны меж собой, каким бы каламбуром это не звучало. Герой Хеммингса получился этаким сдержанным англичанином, а Николоди — шустрая обаятельная итальянка (сразу точно понимаешь, в кого наследственностью природной притягательности пошла Азия Ардженто, видя её маму в примерно одинаковый возрастной период с дочерью). Химия чувств и эмоций двух актёров с режиссёрской подачи только усугубляет приятный просмотр, высекая и нотку забавных моментов, как их колкие диалоги, уморительная борьба в армрестлинге, даже только один дряхлый автомобиль и поездка в нём чего стоят?.. Одним словом, на героев любо дорого посмотреть, тем более чувствуя отличные переходы по сюжетным зигзагам в смене эмоций от лёгкого флирта, до прикосновения к жуткой пугающей тайне.

И не только задействованные люди магнитят любопытство, но и сам рассказ в своём засекреченном повествовании, где зритель идёт нога в ногу неспешными, но верными шагами к отгадке — кто же убийца, и какие у него мотивы? Здесь нам предстоит подолгу копаться в зацепках, историях встреченных косвенных персонажей, находить запутанные подсказки и так далее, вплоть до упомянутой выше неожиданной развязке детективного клубка. Кстати, финальный кровавый аккорд со случайностью на дороге, словно это рука разгневанной справедливой судьбы выглядит захватывающим не погоней меж убийца-жертва, а чем-то особенным и непредсказуемым, что возводит сюжетный поворот в когорту смелых находок.

За завуалированный образ убийцы в чёрных кожаных перчатках с его обязательными кровавыми деяниями, можно тоже похвалить создателей кино. Экранных смертей не так много (можно сказать они даже редкие), чтоб перенасыщать зрительскую эстетику, однако они запоминающиеся, и как раз благодаря щедрым промежуткам перерывов обретают ментальную силу отрезвлять и встряхивать повествование, вливая резкий трагизм. Но не нужно считать, что режиссёр освобождает зрителя от жанровой особенности ужаса с участием маньяка; саспенс, как инструмент в руках Ардженто изобретателен в находках, а операторские панорамы и дотошная плавучая близость к мелким деталям — визуальная красота негласного предвещания будущего насилия, в стараниях углублять внимание слой за слоем, выдавая откровенные эмоции страха. И опять-таки, раз актёры играют хорошо, симпатичны в своей лицедейской энергетике, то им особенно хочется сопереживать, верить при их встрече с агрессией.

Помимо указанной умелой операторской работы, и музыкальное сопровождение добавляет красоту картинке, часто в интересных мизансценах в игре декора с человеческим силуэтом, или насыщенных кроваво-красных деталях «пробегающих» в объективе. Особенно это заметно в тоталитаризме сплошной красноты фона в сцене с парапсихологом на сеансе чтения мыслей.

Суммируя всё вышесказанное, могу подвести итог, что, когда начинается фильм «Кроваво-красное» пред зрителем раскрывается дорога в опасное детективное путешествие с двумя хорошими достоверными актёрами, где их ждёт путаный поиск с извечным преследованием некого скрытного кровожадного маньяка по пятам, где невольно втягиваешься в увлекательный самобытный красиво-страшный мир от висконти насилия Дарио Ардженто. Однозначно отличное неспешное кино, которое стоит посмотреть и полюбить всем ценителям стоящих фильмов ужасов, выведенных в великолепном балансе меж исполнением и интригующим рассказом.

9 из 10

20 марта 2012

Безумные игры сумасшедшего.

Вообще, на мой взгляд, талант и художественная выразительность режиссёра, снявшего этот первоклассный ужастик в мире кинематографа, незаслуженно отодвинули на задние полки современности. Я, уверен, пора смахнуть пыль с творений Дарио Ардженто.

Самыми яркими и отличительными чертами его кинематографических полотен, являются два важнейших принципа, первый, это музыкальная экспрессивность сюжетного ряда и второй принцип, это интеллектуальное наполнение содержания самого художественного фильма.

Ничего подобного, мы, уважаемые зрители, уже не увидим в коммерческом видео — прокате нашей реальности, транслирующий всеми любимый жанр хоррора. Да, вот так получилось, что в небытие ушла одна из важнейших составляющих любой кинокартины ужаса, её интеллектуальная концептуальность, кто — то называет это явление проще, детективной последовательностью логического ряда. Сегодня, фильм ужасов, представляет собой конвейерную систему нескончаемого потока массовых сцен насилия, самых различных форм убийств и натуралистичного подхода в манере их изображения, этот фильм потерял интригу, своеобразие, в нём нет изюминки, нет оригинальности. Именно по этой причине, киноленты жанра хоррор, так трудно отличить друг от друга, или найти что — то отличительное между ними. Они похожи, события в них разворачиваются шаблонно и однотипно. Исключение порой составляют ужастики азиатского региона. Но речь сейчас совсем не об этом.

Говорить надо о богатстве прошлого и ещё о том, что накоплено лучшего в истории кинопроизводства. По — моему глубокому убеждению, сокровищницей избранного, несомненно является ретроспектива кинолент, выдающегося мастера жанра ужасов Дарио Ардженто.

В — начале своей речи, я, уже, обозначил сильные стороны его творений, хочу особо подчеркнуть, что в его работе — «Кроваво — красное», музыкальная и интеллектуальная составляющие, реализованы на максимально гармоничном уровне. Однако, всё же, хочется сказать пару слов о музыкальной составляющей в работе этого режиссёра. У Ардженто была своя любимая группа, которая очень тесно с ним сотрудничала. Название этой группы — Goblin. Музыканты входящие в её состав, завершили свою творческую деятельность на рубеже 21 века. Удивительно, но факт, все их музыкальные произведения, характеризуются простым ритмом однотактного, максимум двух — трёхтактного исполнения, однако при этом обладают сильнейшим гипнотическим воздействием на эмоциональную структуру человека. Мелодии, тем самым, помогают событиям, развиваться в той динамики, которая задана фабулой самого фильма. Что в свою очередь приводит к мистическому действию обволакивания сюжета туманом психического напряжения и предчувствия надвигающегося кошмара.

Темы страха, ужаса, боли пронизывают каждый кадр этой киноленты, но даже в этом мраке ум, интеллект, чистый разум помогают главным героям победить смерть и восстановить справедливость. Это ещё одна из важнейших черт фильмов Дарио Ардженто, победа света над тьмой.

10 из 10

9 марта 2012

Истина где-то тут.

Не знаю с какой долей серьезности нужно относится к фильмам в жанре джалло, ну уж точно не следует оценивать так, как принято это делать с похожими жанрами. Мне же джалло нравится, и фильм «Кроваво-красное» не исключение. Приятная картинка, здоровая доля иронии, и занятная загадка, которую я разгадала лишь на половину.

Мозг и глаза при просмотре отдыхают, ничего не надо додумывать все и так происходит на экране без лишнего подтекста и домыслов. Хочу отметить замечательную актерскую игру и не дюжую харизму Девида Хеммингса, роль пианиста любящего тайны и загадки удалась на славу.

Почти все в данном фильме гармонично и не состыковки в сюжете, и неадекватное поведение героев, и быстрая незатейливая развязка. Почему убийца является убийцей преподнесено просто и понятно. Фильм кишит множеством интересных персонажей, видимо для того что бы мы запутались и подозревали всех и каждого. Чего стоит репортер-феминистка, маленькая ведьма, экзальтированный гомосексуалист и многие другие. Динамичное зрелище растянутое в 2 часа ни сколько не утомляет, а тонкий юмор и особенности жанра джалло не дают скучать.

Немного мистический, немного готический, немного кровавый (я все же думала что кроваво-красного будет по больше) фильм о поисках маньяка является строго на любителя. Копаться, ища глубокий смысл и придираться к наивности сюжета просто бесполезно, в этом и есть вся соль. Из недостатков могу отметить явный перебор с музыкальным оформлением (тут формулировка «в меру», не прокатит), если по началу музыка оживляет фильм, то под конец сильно давит на слух и лишает фильм той готичности и таинственности, которая несомненно в нем есть. Но что есть, то есть, все равно получилось очень и очень не плохо.

Хотела поначалу поставить 6-ть (в моей шкале оценок это твердая середина), но за то что так глупо не разгадала убийцу повысила балл, я то думала что все еще более очевидно, ну или наоборот надумала лишнего флера.

Всем кто будет смотреть приятного просмотра и легких загадок.

31 октября 2011

Одна из самых знаменитых работ мастера спагетти-хорора Дарио Ардженто — один из лучших представителей сугубо итальянского жанра «джалло» — кровавого итальянского детектива-триллера с мистической атмосферой, кровавыми убийствами и маньяком без лица в плаще и черных перчатках. Можно сказать, что основоположником данного жанра был знаменитый итальянский режиссер Марио Бава, но именно у Дарио Ардженто этот жанр приобрел почти демонические черты, превратившись в эдакую «оперу насилия». Но не стоит путать джалло с голливудскими триллерами — в итальянских хоорорах важен не сюжет (хотя он в меру запутан), не правдоподобие и реалистичная актерская игра, а подчеркнутый маньеризм, театральность и стиль происходящего, а также непременная артизация смерти. «Кроваво-красный» — фактически эталон джалло: эффектнейшая операторская работа, безупречная игра светом, цветом и деталями, интересный и увлекательный сюжет с непредсказуемым финалом. Выбор Дэвида Хеммингса, сыгравшего главную роль в «Фотоувеличении» Антониони, выглядит очень уместным, а вот постоянное присутствие во многих лентах жены Дарио Ардженто Дарии николоди. играющей манерно и во многом фальшиво, впечатление немного смазывает, хотя даже ее гротескная игра не в силах ипортить впечатление от картины. Увы, с начала 90-х Ардженто стал выдавать откровенно слабые, а часто и вовсе провальные ленты, такие как «Синдром Стендаля», «Призрак Оперы», «Игрок», «Мать слез» и «Джалло».

9 из 10

1 апреля 2011

Кроваво-красное разочарование

Я прочитал много разных рецензий на фильмы Ардженто, большая часть из которых была от восторженных, до одобрительных, и решил познакомиться с его творчеством начав с «Кроваво-красное».

К сожалению, меня сильно разочаровал данный фильм.

Складывается ощущение вторичности сюжета по отношению к желанию режиссера удивить красивостями и атмосферностью отдельных сцен. Высосанный из пальца маньяк, неинтересен, мотивы его маниакальности не создают ощущения достоверности.

Особенно поразила чудовищная игра всех без исключения актеров. Смотреть на их кривлянье в кадре друг перед другом, слушать тупые диалоги, просто невыносимо. Создается впечатление, что это не профессиональные актеры, а кокой-то клуб самодеятельности, ждешь когда они, наконец, умолкнут и начнут хоть что-то делать: бояться, убивать, убегать. Очень мало действия в фильме.

Сцены убийств на уровне своего времени, здесь упрекать авторов было бы не совсем корректно, однако, в попытке разнообразить методы умерщвления и, якобы, поразить зрителя жестокостью, создатели фильма, на мой взгляд, несколько переусердствовали: маньяк весьма специфический и не каждый вариант убийства ему органично подходит, впрочем, это мелкие частности.

Что же в сухом остатке? Весьма посредственный фильм ужасов-детектив.

Смотреть, наверное, стоит, большей частью, любителям режиссера и старых ужасов.

Оценка 4 из 10

24 ноября 2010

«Кроваво-красное» — фильм, который можно оценить только уже просмотрев часть творений Ардженто, причем оценить можно не самым положительным образом, ибо фильм набрал уже проработанные идеи более ранних картин и начал формировать еще не готовые, будущих, а в итоге собрал их в утрированную картину, не настолько целостную, как иные фильмы этого режиссера.

Уже первая сцены с конференцией и убийством в окне сильно намекают, что получилось слишком камерно, к тому же с ярчайшими заимствованиями у старшего брата Хичкока: гротескное переигрывание, схожая с послевоенной меланхолия и слишком явные подсказки, которым не хочется верить, но в итоге они действительно подводят нас к правильному решению задачи: кто убийца. Стоит отметить не самые удачные спецэффекты и убийства, лишенные определенной доли бессознательного, но логичного: как не добить девушку из горячей ванны, или зачем так сложно выдалбливать челюсть об стол, мне сказать сложно, когда у каждого есть висок, к примеру. Горящий особняк совсем расстроил и картонным зданием, которое ковырять разрешили, а сжечь нет, и прозрачным и бессмысленным, мимолетным намеком на его подругу.

С другой стороны в фильме отличный набор ярких персонажей и не самая типичная для джалло шутливая европейская атмосфера, затягивающая в киножизнь. Она же, впрочем, понижает градус триллера превращая его, как я уже сказал в слишком камерный детектив. Оператор старательно выбирает удачные планы, подбирает шикарные интерьеры, и достаточно статичен, ловко играя светом и тенью, при неудачном подборе цветовой гаммы (не вырабатывая свои возможности по полной). Наверное операторская и актерская части в этом фильме наиболее выразительны. А Goblin делают еще только первые шаги в своем первом фильме.

В сухом остатке: во многом не самый сильный фильм режиссера.

6 октября 2010

Убийтво по-детски

Я сам, уважая творчество Дарио Ардженто, решил посмотреть этот фильм. Не зря. Картина отличная и без сомнения является одной из лучших в репертуаре этого режиссера.

Актеры подобраны очень верно и играют очень хорошо, что несомненный плюс. Сюжет неплохо закручен, и даже содержит всегда присутствующую у Ардженто неожиданную концовку. Да, кстати, фильм снят в стиле скорее Хичкока, чем Дарио — он светлый и содержит юмор, причем не в малых дозах. А вот музыка в исполнении группы «Goblin» как всегда идеально… не подходит. Да, она создает нужное напряжение, и является одной из ключевых особенностей фильмов Ардженто, но все же она снимает абсолютно все напряжение от самого процесса, происходящего в фильме, к примеру, очередного убийства. Иногда кажется, что хоть Ардженто без группы «Goblin» почти никуда, но все-таки его фильмы получились бы страшнее (а следовательно — лучше) и без нее.

Рекомендую не только поклонникам творчества режиссера, но и любителям хороших фильмов ужасов.

8 из 10

28 мая 2010

Нет, ты дууумаешь, что это истина. А на самом деле, это только твоя версия истины.

Замечательный фильм, фильмы Ардженто меня вообще привлекают, но пока, ни один я не могла записать в действительно любимые. Пока. Кроваво-красное я уж точно захочу пересмотреть еще не раз, получила от просмотра истинное наслаждение.

В фильме присутствуют все классические приемы, которые я не раз замечала в картинах Ардженто — убийца в перчатках, камера от первого лица опять же убийцы, крупная демонстрация глаза (да, да, снова убийцы), расследованием занимается, конечно, не полиция, а случайно вовлеченный в историю человек. Все здесь, но в этот раз получилось очень грамотно, но что самое главное — сдобренное огромным количеством юмора. Юмор в фильме замечательный, прекрасно поднимает настроение, при этом умея поддерживать нужный градус напряжения — охи и ахи, хотя бы от неожиданности, вполне возможны.

Неизменно хвалю Ардженто за внезапную концовку, развязка и личность убийцы меня постоянно удивляют. Возможно, из меня плохой детектив или я просто не думаю в этом направлении по ходу просмотра, зато концовка для меня всегда сюрприз, и этот фильм не стал исключением. Также тут можно не жаловаться на актерскую игру, конечно звезд с неба никто не хватает, но играют все весьма пристойно и глаз совершенно никто не мозолил, так что это только плюс.

Визуально фильм чистое наслаждение — Рим прекрасен, апартаменты героев прямо шикарны, очень много интересных деталей интерьера и обстановки — не насмотришься. Особо отмечу два приглянувшихся места действия — замок (или особняк), заброшенный и сдающийся в аренду — просто сказка, не налюбуешься, и ночная школа, очень даже жутковато. Естественно, это только мои предпочтения, но снято превосходно, впрочем, весь фильм не может пожаловаться на отсутствие красивой и эстетически приятной картинки. В «Кроваво-красном» музыкальная тема была впервые доверена группе Goblin (их уже можно узнать хотя бы по Суспирии) и их дебютная работа очень хороша, сразу узнается стиль, музыка нагнетает атмосферу в особо напряженные моменты, можно сказать, подавляет, и это еще один отличительный знак картин Ардженто, мне очень полюбившийся.

«Кроваво-красное» замечательный триллер-детектив с малой примесью ужасов, который затрагивает излюбленную детскую тему — детская песенка, куколки, жутковатые рисунки — чем нравится еще больше. Одновременно забавный и держащий в напряжении, нужный баланс соблюден идеально. От просмотра получила исключительно приятные эмоции, очень порадовали диалоги, небанально и интересно. К просмотру рекомендуется, особенно любителям жанра.

8,7 из 10

Если хочешь знать, меня маньяки привлекают. Не могу сопротивляться их нездоровому очарованию.

26 мая 2010

И это Классический Джалло…

Творчество Дарио Ардженто так и не было понято мной, за исключением лишь его дебютной «животной трилогии». 1975 год — золотое время кинематографа (или по крайней мере серебрянное), жанр «джалло» — итальянская смесь триллера и детектива — в самом расцвете сил. Разберёмся во всём по порядку.

Мне нравится джалло. С некоторыми оговорками, безусловно. Почти все фильмы данного направления поставлены по одной и той же схеме. Актёры (за исключением, пожалуй, Джанкарло Джаннини в «Черное брюхо тарантула») всегда посредственны и топорны. Маньяк всегда в перчатках. Жертвы умирают смехотворной смертью а-ля Дженет Ли в ванне («Психо» Хичкока), обливаемые галлонами ярко-красной жидкости. Расследование ведет случайным свидетель одного из убийств (реже — полицейский).

Фильмы серии джалло изобилуют огромным количеством штампов, позже перекочевавших в голливудский слешер, такими как «Сейчас я не могу говорить, назову имя убийцы завтра утром» (до утра естественно никто не доживает), походы ночью по страшным заброшенным местам, неадекватное поведение героев (когда убийца ломится в квартиру, герои не вызывают полицию, а разыгрывают буффонадную истерику в кромешной темноте) и т. п. Безусловно, всё вышеперечисленное наблюдается и в «Кроваво-красное».

Сюжета практически нет. Логики в поведении героев (ну хоть бы одно из героев) нет. Почему протагонист — тихий мирный музыкант — ввязывается в расследование? Почему так спокойно отреагировал когда репортёрша напечатала его фотографию на всю газетную полосу и невинно подписала «Человек, видевший убийцу»? Почему полиция вовсе не расследует убийства? С каких пор испарившаяся надпись научилась проявляться при повторном выпаривании комнаты? К чему этот идиотский сеанс телепатии? Вообще несостыковок море. Сюжет написан кое-как, с бухты-барахты, а под конец становится просто абсурден. Мотивы убийств не ясны и даже не важны. Смерти становятся всё бредовее. Оторвать голову лифтом, протащить на верёвке по асфальту за грузовиком пару километров и раздавить всмятку. Настоящий треш, причём в плохом смысле этого слова.

Это что касается сюжета. Актёрская игра, как уже отмечалось раньше, тоже не блещет. Актёры просто не понимают, что им играть. Дэвид Хеммингс, талантливый английский актёр из «Фотоувеличения» (а данный фильм, при большом желании, можно вообще рассматривать как неуместную бульварную вариацию на упомянутый шедевр Антониони) изображает «буржуазного» пианиста, при этом за весь фильм лишь раз нам показана репетиция некого джазового ансамбля с участием нашего пианиста. Чем он зарабатывает на жизнь — а не всё ли равно? Дариа Николоди, гражданская жена Ардженто, красотой мягко говоря не блещет, мужеподобна и неуклюжа. Её попытки соблазнить Дэвида Хеммингса выглядят дешево и даже пошло — амбициозная репортёрша ведёт себя словно кошка при течке. Остальные — и того хуже. Кстати, Ардженто вновь не упустил возможности посмеяться над гомосексуалистами — любит он это.

Не нужно быть Шерлоком Холмсом, чтобы понять «кто тут злодей». Достаточно посмотреть пару подобных фильмов. Убийца обязательно должен быть хорошо знакомым нам персонажем, но находящимся на периферии — то есть, любой из тех, кому уделено достаточно экранного времени, но их присутствие в кадре не жизненно-важно. В данном фильме таких героев всего два, при этом один из них в списке подозреваемых находиться просто не может. Разгадка очевидна, хотя я далеко не любитель кроссвордов и головоломок. Интриги нет в принципе.

Так же принято хвалить саундтрек фильма — за него ответственна некая музыкальная группа Гоблин. Особенно интересен факт сходства заглавной муз темы фильма «Крававо-красное» 1975 года и всемирно-известных трёх нот из «Хэллоуина» 1978 года авторства Джона Карпентера. В остальном же — опять мимо. Само по себе сопровождение хорошо — классные ритмы, забойные рифы, но они выпирают из экрана. Если человек замечает музыку в фильме — значит она подобрана не грамотно. В данном фильме ты всякий раз слышишь как «включают» запись, идёт музыка, запись «выключают», тишина, снова музыка. Музыкальный ряд идёт отдельно от видео ряда, и местами фильм напоминает видеоклип. Это не хорошо.

Но должно же быть что-то хорошее в этом небезызвестном творении? Конечно. Операторская работа. Постановка кадра. Цветовое решение. Визуализации великолепна. Но она самодостаточно. Ардженто снял «клип-ужасов», а не художественный фильм. Искать психологическое обоснование увиденному бесполезно — в клипах Димы Билана индивидуальность персонажей и то глубже.

Я не настаиваю, что фильм плох. Плохой он или хороший — дело исключительно личное. Да, Ардженто не Бергман и не Феллини. Это все знают. Но почему фильмы схожего жанра — «Хэллоуин», «Странный порок госпожи Уорд», «Ящерица в женском обличии» умудряются оставаться стильными, сдержанными и, тем не менее, полными «саспенса»?

3 из 10

(за красивую картинку)

26 января 2010

Ужасы Кроваво-красное появился на телеэкранах в далеком 1975 году, его режиссером является Дарио Ардженто. Кто учавствовал в съемках (актерский состав): Дарио Ардженто, Габриэле Лавиа, Дэвид Хеммингс, Дария Николоди, Маша Мериль, Пьеро Вида, Лоренцо Пьяни, Фульвио Мингоцци, Клара Каламаи, Николетта Элми, Том Феллеги, Глауко Онорато, Лиана Дель Бальцо, Пьеро Маццинги, Аттилио Доттезио.

Страна производства - Италия. Кроваво-красное — получил среднюю зрительскую оценку (7,1-7,3 балла), что является вполне отличным результатом. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 18 лет.
Популярное кино прямо сейчас
© 2014-2021 FilmNavi.ru - ваш навигатор в мире кинематографа.