Нимфоманка: Часть 2 (2013)

Nymphomaniac: Vol. II
Рейтинг фильма
Кинопоиск 6.8
IMDb 6.7
Описание фильма
оригинальное название:

Нимфоманка: Часть 2

английское название:

Nymphomaniac: Vol. II

год: 2013
страны:
Дания, Германия, Франция, Бельгия
слоган: «Забудь о любви»
режиссер:
сценарий:
продюсеры: , , , , , , , , ,
видеооператор: Мануэль Альберто Кларо
художники: Александр Шерер, Симона Грау
монтаж: , ,
жанр: драма
Сколько денег потрачено и получено
Сборы в России: $1 023 683
Сборы в США: $327 167
Мировые сборы: $4 934 725
Дата выхода
Мировая премьера: 25 декабря 2013 г.
Премьера в России: 6 марта 2014 г.
на DVD: 1 июля 2014 г.
на Blu-ray: 1 июля 2014 г.
Дополнительная информация
Возраст: 18+
Длительность: 2 ч. 3 мин.
Отзывы о фильме Нимфоманка: Часть 2

Продолжение истории нимфоманки по имени Джо, чья жизнь была полна множества эротических переживаний, впечатлений и опытов. Она рассказывает о себе немолодому одинокому холостяку Селигману, который наткнулся на нее, избитую и находящуюся в полубессознательном состоянии, в переулке, доставил к себе домой и выходил.

Другие фильмы этих жанров
драма

Видео: трейлеры и тизеры к фильму «Нимфоманка: Часть 2», 2013

Видео: Фрагмент (Нимфоманка: Часть 2, 2013) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Фрагмент
Видео: Фрагмент №2 (Нимфоманка: Часть 2, 2013) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Фрагмент №2
Видео: Международный трейлер (Нимфоманка: Часть 2, 2013) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Международный трейлер

Отзывы критиков о фильме «Нимфоманка: Часть 2», 2013

Одна ночь с Ларсом

Нимфоманка — это разговор Триера с кинокритиком. Диалог интеллектуала, который пытается найти смысл во всем, и рассказчица Джо, которая готова шокировать ради внимания к себе-это явно символизирует отношения кинокритика и режиссера.

Это очень очевидно в режиссерской версии, когда в отражении зеркала перед очередной главой «зеркало» появляется режиссер с кинокамерой, а потом героиня Джо, или когда Джо рассуждает про небезызвестного диктатора, повторяя практически мысли режиссера о нем. Также на это намекает обсуждение сцены аборта. Селигман считает это излишним, рассказчик считает обязательным.

В фильме же присутствует очевидная издевка над интеллектуалами, которые пытаются истолковать каждый символ из которого рассказчик делает целую главу повествования, например, «пистолет» из грязного пятна на стене. А режиссер хаотично собирает пазл из всего что придет на ум из своей жизни, в том числе и своего творчества.

А убийство Селигмана в финале видится как своеобразный ответ кинокритикам, которые вновь «возлюбили» режиссера и прониклись желанием послушать автора после изгнания.

29 апреля 2021

Антибогородица: манифест феминизма

Если один из предыдущих фильмов Ларса фон Триера назывался «Антихрист», то «Нимфоманку», ну или, по крайней мере, только вторую часть, уместно было бы назвать Антибогородицей. Режиссёр буквально и акцентировано противопоставляет свою нимфоманку с образом Богоматери: в одном из первых эпизодов с православной иконы на Джо с суровой печалью, так же как, наверное, в своё время на Марию Египетскую, взирает преподобная Богородица. Детское переживание первого оргазма Джо воспринимается как вульгарная пародия на духовный экстаз святой Терезы в исполнении итальянского скульптора Бернини. Или ещё хуже, как проинтерпретировано Селигманом — кощунственное осмеяние фаворского Преображения. Зачем режиссёру понадобились такие явные религиозные мотивы? Для того, чтобы подобно возвестившему в XIX веке о прискорбной кончине всевышнего Фридриху Ницше, на свой манер декларировать смерть Богородицы в наше время. То есть религиозная параллель подчёркивает смерть классических представлений о женском идеале. Как имплицитно следует из фильма, женский идеал нашего времени — это нимфоманка. Разделываясь с христианством, наше время попутно разделывается с классической моралью. Что же приходит на смену архаичным нормам нравственности? По всей видимости, активно утверждаемая в фильме философия феминизма. Как заявляют активистки движения: женщина должна быть эмансипирована! В принципе с этим легко согласиться, но возникает следующий закономерный вопрос: от чего она должна быть освобождена? Посредством произвольных действий Джо и всяческих изворотливых попыток оправданий этих действий со стороны Селигмана (особенно откровенно манифестированных в конце фильма), можно понять какого рода свобода требуется в нимфоманке:

1. Это свобода на беспорядочные половые связи наравне с мужчинами. Здесь справедливо будет заметить, что если на такие действия со стороны мужчин больше закрывают глаза, то это вовсе не значит, что их в принципе признают допустимыми или нормальными. Они также морально предосудительны. Значит нельзя строить аргументацию, что женщина может вести беспорядочную половую жизнь исходя только из того, что некоторые мужчины так делают.

2. Свобода на удовлетворение своих желаний. На ум сразу приходят слова апостола Павла: «Все мне позволительно, но не все полезно; все мне позволительно, но ничто не должно обладать мною» (1 кор. 6:12). Результатом вседозволенности Джо становится кровоточащая язва между ног. Не самая достойная реализация свободы, не правда ли?

3. Равенство оценок в отношении представителей обоих полов. Если понимать равенство буквально, то это одинаковое отношение ко всем без исключения. Но все люди разные, у каждого свои способности и недостатки. Разве не состоит истинное равенство в том, чтобы к каждому относиться в соответствии с его данностью?! И как в таком случае можно искусственно уравнивать оценки в отношении таких разных по физиологии и психологии полов?

4. Право на аборт. Сцена самоаборта стала для меня одной из самой шокирующих сцен кинематографа. Что может быть противоестественней классическому образу женщины-матери и её архетипической идеализации в образе Богородицы? Дева Мария, согласно мифу не зная мужчину, зачла и родила сына, которому посвятила себя без остатка. Нимфоманка бесконечно предаётся похоти. Она отказывает в праве на жизнь своему ребёнку ради сохранения своих прав на свободную жизнь

Итак, нимфоманка утверждает свою свободу и своё ненасытное либидо посредством бунта против общественных устоев, против инстинкта материнства, против любых ограничений, препятствующих достижению удовольствия. Когда возникает возможность для изменения образа жизни, она видит в зеркале свое детское отражение как символ своей потерянной чистоты, но неожиданно отрекается от покаяния. Джо считает, что дерево может быть отражением души — в её случае это может быть искореженное грубыми ветрами одинокое дерево с самым глубоким дуплом в лесу.

Последняя сцена фильма воспринимается как окончательный приговор мужскому полу и провозглашение вседозволенности эмансипированной женщины в духе современного феминизма.

7 из 10

7 февраля 2021

Притча: мораль

Ответив на вопрос о любви и сексе, фон Триер во второй части фильма «Нимфоманка» переходит к более глубоким психологическим рассуждениям о сексуальности в широком смысле слова.

Как и в прошлой части, гармонию сюжета нарушают внезапные рассуждения о расизме, религии, диктатуре и прочих подобных вещах. Фон Триер вкладывает в уста героев свои мысли относительно многих фундаментальных проблем нашего общества, но если обсуждение абортов еще как-то ложится в логику картины, то многие другие философские темы кажутся нелепыми и неуместными для ночного разговора полуголой избитой женщины и флегматичного мужчины в возрасте. Но вернемся к сюжету.

Сексуальные наслаждения — основа пирамиды потребностей Джо, ради них она готова пойти даже на самые тяжкие преступления. Познавая этап за этапом новые сексуальные ощущения, героиня проходит путь, схожий с «120 дней Соддома» де Сада. Фон Триер мастерски кладет на одну чашу весов привычные человеческие потребности, а на другую — новые сексуальные практики, заставляя Джо каждый раз делать мучительный выбор.

Но даже на пороге обретения внутренней гармонии Джо получит удар от сексуальности с самой неожиданной стороны. Финал картины как бы воспевает своеобразный гимн Фрейду, подчеркивая главенствующую роль сексуальности в жизни каждого человека. А значит и нам необходимо откинуть ханжество и предрассудки и научиться лучше понимать самих себя и других людей.

25 ноября 2020

Забудьте про здравый смысл

Судьба продолжения была очевидной сразу после того, как мировое сообщество любителей кино ознакомилось с «Нимфоманкой». Вторая часть должна была либо добить первую, либо вдохнуть в нее новую жизнь. К несчастью, случился первый вариант развития событий. Тут важно отметить, что пользы от «Части 2» оказалась даже больше, чем можно было себе представить: на ее фоне оригинал смотрится не так уж и плохо.

Сюжет. Джо продолжает вспоминать сложные моменты из своей жизни. Селигман признается, что считает себя асексуалом…

Если вы думаете, что на этот раз сюжетная линия стала интересной, то вы ошибаетесь. Последняя четверть ленты может увлечь, но к этому моменту повествование окончательно превратится в чернуху. Концовка получилась одновременно легко угадываемой (еще с момента просмотра первой части) и нелогичной относительно характера одного из персонажей. Думаю, что сделано это было авторами только ради того, чтобы удивить зрителя якобы неожиданной развязкой.

Атмосфера. Вторая часть с радостью перенимает все отвратительные традиции первой. Снова будет множество мерзких моментов, показанных слишком подробно. Зачем? Для чего? Ларс фон Триер так сильно хотел показать, что не боится снимать обнаженку на грани порно? А практическая цель у этого всего есть? Новые персонажи похожи на бездушных кукол, а старые никак не развиваются. Кстати, еще со времен просмотра первого фильма заметил, что главная героиня никак не предохраняется и не соблюдает элементарные правила гигиены. Как в таких условиях она не заразилась каким-нибудь ЗППП или другим заболеванием? Какое-то невероятное везение, если учитывать количество ее половых партнеров.

Музыка. Далеко не самое плохое музыкальное сопровождение страдает одной большой болячкой: оно совершенно не запоминается. В памяти остается только песня «Burning Down the House» известной группы «Talking Heads».

Итог. Суперскучное завершение невероятно странной истории. В первой картине хотя бы фигурировали числа Фибоначчи, культурные особенности разных стран и произведения классической музыки. В продолжении же упоминается только Парадокс Зенона, а обсуждения плавно перетекают в попытки найти религиозный подтекст в рассказе Джо. В результате получаем еще большую деградацию итак провальной ленты.

2 из 10

(22%), больше похоже на симуляцию кино…

10 сентября 2020

Выстрел «Нимфоманкой»

Пересмотрел «Нимфоманку» Ларса Фон Триера, режиссёрскую версию — и я в полном экстазе! Давно так не кайфовал от фильма.

Давно было ясно, откуда он берет своё вдохновение — из работ советского великого режиссёра Андрея Тарковского. Я бы даже сказал: Триер превзошёл Тарковского, как ученик учителя.

Тем же поэтическим философским языком, но острее, тоньше, разнообразнее, актуальнее, на те же морально-этические проблемы социума — завуалированно, символично, в стиле киноромана в духе постмодерна — раскрывает набор современных Табу: Педофилия, нетрадиционность, Гитлер, грани нравственного дозволенного, буржуазия, религия, женщины, мужчины, жизнь, смерть, добро, зло, лицемерие. Если Тарковский стоял своим творчеством ближе к стыку импрессионизма-модернизма с постмодернизмом, то Триер это поэтический Метамодерн.

Триер рассматривает философские вопросы этики, эстетики, психологии взаимоотношений между людьми — с точки зрения абсолюта похоти и страсти — Нимфомании. Метафорично, иронично, иногда прямым текстом, провокационно рассуждает со зрителем: о субъективной важности творчества, искусства — выражении своего «Я» и Человечности.

С точки зрения философии Триера: отрицая эмпатию, сожаление, сострадание, сочувствие, прощение к людям, независимо, что они сделали — ты становишься бесчувственным, анти-гуманистом, лицемером, садистом, которого можно сравнить с Гитлером. Помимо этого, он ставит этические, острые вопросы перед зрителем, не спеша ведет с ним абстрагированный, интеллектуальный диалог с «двух сторон монеты», и про аборты, и измены в отношениях, любви и ненависти.

При том, в излюбленном Триером ключе, через детерминизм — «случайными» событиями посредством рваного повествования вне времени, он выстраивает аллегорическую закономерность рефлексии и развития персонажа, через отсылки к религии, классике, литературе.

«Порно» в его исполнении — не кажется пошлым, наоборот — без прикрас, сексуальность воспринимается, как естественная потребность по Фрейду, присущая каждому индивиду — сексуальность или её подавление, отсутствие.

Этот фильм, также, можно назвать «Бунтом против Буржуазии».

Я до сих пор в некотором «сладком шоке» от просмотра. Отсылка в конце к Джеймсу Бонду, его пистолету Вальтер ППК — это глубочайшая метафора на тему фильма, через «пистолет и его затвор» он иронично раскрывает психологический, философский аспект всего сюжета — что человек — подобен оружию, ну или точнее — сексуальность это летальное оружие. Сам финальный саундтрек выполнен в стиле Бондианы.

Идеально вписываются в унисон с повествованием и атмосферой фильма все саундтреки. Это то великая классика: Бах, Моцарт, Бетховен, Вагнер, то рок композиции «Talking Heads», «Steppenwolf», и финальная «вишенка» — перепевка хита Джими Хендрикса «Hey Joe» — главной героиней Шарлоттой Генсбур, которую зовут по фильму «Джо» — просто всё — лютейший, капитальный улёт, настоящий интеллектуальный оргазм»!»

Финальные главы создают цикличность внутри произведения отсылкой самой на себя, что оставляет особенное чувство, как будто прочитал сногсшибательный роман. Ларс Фон Триер разбил идеальное об реальное, вызвав взрыв под названием «Нимфоманка», этот фильм войдет в самый топ — начала 21 века — Шедевр.

«Нимфоманка — это «Магнум Опус» Триера»

П. С. У фильма есть две сложности для восприятия — «порог вхождения» и «агрессивная провокация» — Триер добивается, тем самым, адекватного взгляда от интеллектуального и взрослого зрителя, либо просто шокировать, эпатировать «иную» неискушенную публику.

10 из 10

28 августа 2020

Заключительная часть трилогии депрессии

Фильм действительно депрессивный, но философский. Честно говоря, первую часть я все же плохо помню, вообще возможно в моей голове какой-то другой фильм с подобным сюжетом, но в целом о чем была первая часть? О похоти, разврате, становлении женщины и неуёмном желании секса с её стороны.

Вторая часть о страданиях этой женщины. Потеряв возможность испытывать оргазм, она пытается всячески его найти. Её муж понимает, что уже не в состоянии её обуздать, удовлетворить её потребности, но при всем при этом он её любит и желает ей счастья и предлагает ей иметь встречи с другими мужчинами. Джо, так зовут героиню, несмотря на то, что у неё есть сын, слушает мужа и решает пойти навстречу такому предложению, она ищет случайные связи и вроде даже счастлива. Из-за ревности муж не может находиться с ней постоянно, он выбирает работу, требующую частых и долгих командировок. А Джо уже не хватает просто секса с мужчинами, у нее есть сексуальные желания, но нет оргазма и это мучение, тогда она решается пойти к мистеру К., который практикует садистские вещи, он связывает, бьёт женщин, но это единственное его участие. Между ними нет секса, есть только насилие с его стороны, от которого Джо возбуждается каждый раз, и каждый раз бежит туда для получения ярких впечатлений и эмоций в виде боли и страха. Она бежит туда даже ночью, когда ребенок спит, а няня не может прийти. И тут Ларс фон Триер делает отсылку к одному из фильмов трилогии — Антихрист. Ребенок, оставшись один в квартире, вылезает из кроватки и чуть не выпадает из балкона, ему очень повезло, так как в это время муж, отец маленького Марселя, возвращается домой. Он ставит выбор своей жене, если та ещё раз пойдет мистеру К, то она больше не увидит ни его, ни ребенка. И женщина делает свой, кажется неожиданный с точки зрения обычного человека, выбор, она уходит. Она начинает скитаться, пытается ходить к психологу и отказаться от секса в принципе, но понимает, что это не её путь. А дальше она находит себя, находит дело, в котором она хороша, и которое приносит ей деньги, так и живёт.

История, конечно, удивительно трагичная. На протяжении фильма сначала чувствуешь какое-то недоумение, а потом и вовсе жалость к героине. Но фильм говорит о равноправии, о том, что женщину не должны осуждать за то, что её осуждают, ведь если бы те истории рассказал мужчина, то ему все бы сошло с рук, ведь мужчине прощается, если он уведёт чужую жену из брака, ему прощается, если он сам уйдет из семьи, ему прощаются ежедневные встречи с разными женщинами и так далее.

Я пыталась понять, как же связаны три фильма: Антихрист, Меланхолия и Нимфоманка? Для меня в голове очень легко сложились Антихрист и Нимфоманка. Оба фильма рассказывают о том, что женщина бывает зависима от секса, иногда настолько одержима, что может быть страшно. Таким образом, идёт связь через сюжет.

Кстати, в этом фильме я увидела даже две отсылки к творчеству Тарковского: во-первых, одна часть повествования девушки называлась «зеркало», а во-вторых, в комнате висела икона и человек сказал, что это может быть Андрей Рублёв писал её.

Какая связь с Меланхолией? Мне кажется, настроение всех картин одинаково пронизано меланхолией. Ты смотришь и думаешь, что всё тлен, надежды нет, всё очень плохо.

В общем, Ларс фон Триер хоть и не передаёт нам ту высокую философию Тарковского, тем не менее, видна любовь к его работам. Картины действительно хороши, чувствуется, что режиссёр перед тех как их снять был в затяжной депрессии, и есть ощущение, что она была из-за женщины. Наверняка его творчество это не для всех и не для каждого, мне пришлось пересмотреть Меланхолию дважды, а просмотр Нимфоманки я вообще разбила на несколько лет между частями. Нужно любить такое кино, такое настроение, чтобы осилить всю трилогию и постараться понять, что нам хотели сказать, что было в голове режиссёра. Но при всем при этом совершенно точно можно посмотреть отдельно каждый из фильмов, выбрав тот жанр, который тебе больше по душе, и ты частично все равно сможешь понять автора.

8 из 10

4 июня 2020

Искусство и зло

«Нимфоманка» Ларса фон Триера — фильм чистый; пожалуй, слишком чистый. Нет сомнения, что при аналогичных исходных параметрах, если бы речь шла о реальной женщине с подобными физиологическими и психологическими особенностями, её жизнь была бы, в большинстве случаев, более грубой, уродливой и грязной. Художественная правда и правда жизни всегда расходятся. То же самое можно было бы сказать и, например, о набоковской «Лолите». Её герои — милые, порядочные, интеллигентные люди, просто не всегда умеющие противостоять своим страстям. Пучины зла, как они есть на самом деле, гораздо глубже. Я подозреваю, что изобразить «инфернальное дно» средствами искусства — задача вообще невыполнимая. Хотя бы уже потому (пусть это и не единственная причина), что в произведении искусства присутствуют авторский замысел, композиция и эстетика (даже если это «эстетика безобразного», или «новая красота»). А житейское зло лишено всего этого, в нём нет ни замысла, ни композиции, ни эстетики. Поэтому оно не поддаётся переложению на язык искусства. Такая попытка сделает его облагороженным и, как следствие, ненатуральным.

Но предположим даже, что кто-то решил эту невыполнимую задачу. Рискну утверждать, что результат был бы просто — скучным. Зло всегда скучно, если оно не эстетизировано. Оно скучно даже самому дьяволу, что хорошо понимал Лермонтов, когда писал: «И зло наскучило ему». Можно сказать, что, в определённом смысле, героине фильма Ларса фон Триера тоже «скучно», несмотря на её «I love my cunt, and my filthy dirty lust»…

27 мая 2020

Это иллюстрация мыслей автора на тему что было бы если бы бабам дали власть

Фильм не про реального человека, а про вымышленный образ автора, исследующего тему сексуального влечения в связи с удовольствием. По сути — протест против баб.

Героиня вообще удовольствия не чувствует, сексуальные сцены ни разу не возбуждают.

Почему? Потому что на экране героиня протеста «против всех». И единственное орудие для этого — ни сила искусства, ни сила знаний или опыта, даже и не сила страданий — их объективно на её долю вообще нет — а просто собственный половой орган. Этакое знамя протеста против нечестивых.

Этим органом она и старается заразить как можно более народу, разложив их своим тлением.

Почему тлением? Потому что единственно, что вписывется в созданный образ — это заражённость внутренним бесом. Эту даму следовало лечить экзорцистом, а не увещеваниями и призывами к нормам и ограничениям.

Здесь речь вообще не про секс, хотя подано под видом сексуальной похоти.

И только если понять изначальную цель — заразить, внести раздрай, обесчестить, развести на сострадание, сгубить тем, чтобы «открыть ворота в погибель» (как минимум моральную) — тогда только образ героини делается закономерным. И она бьётся над физической невозможностью выполнить эту цель. Месть её миру всегда не достаточна.

По конец автор сочетает её с якобы святым, но и того единственного героиня сломала, с видом будто вся такая честная. И не только сломала, но и пристрелила — для верности, не имея к тому ни малейшей психической мотивации. Но — таки довершив своё личное падение до реального физического преступления.

Фильм — этакий гимн звериному неистовству в лице худенький с понтом милашки — дьявилице, несущей повсюду эмоции сожаления о том, что соприкоснулся с такой нечистью.

Невозможно представить, чтобы женщина оставила зимой открытый балкон в квартире где без присмотра спит мелкий ребёнок. Но для образа сокрушённой дьявольским хозяином — вполне допустимо. Правда тут зрителю положено забыть про температуру в квартире с открытым балконом, ведь никакой ребёнок в такой холод вылезать из-под одеяла не будет…

И таких нестыковок, особенно психологически не свойственных человеку, полным-полно.

По человечески такого сценария быть не может в принципе, но строго — для одержимой.

По факту — фильм не про людей и их проблемы, а про то, как могла бы «милая» зверушка подсаженная в собственное чрево смолоду — загубить не только личную жизнь, но и перезаразить пол-города, да так, что те и не заметят, что словили мерзость.

Короче, незримый моральный студень, замешанный на дьявольщине.

Вызывает задетость аудитории именно тем, что такого не бывает, но вот же — нарисовано убедительно, неужели такое возможно… отсюда и послевкусие и думы после просмотра.

29 января 2020

Не повезло с подругой, мамой и парнем

Досмотрела 2 часть фильма. Задумалась сильная или слабая Джо личность? Фильм очень многое не договаривает, не показывает и заставляет додумывать. Всё под перекрытием сцен секса, которые надо просто отбросить и смотреть глубже. В начале фильма мы видим влияние на нее подруги, Джо как собачонка выполняет все её приказы снова и снова, переступая через себя, ей это не нравится, она не получает от этого удовольствия, но считает свою подругу умной, ведущей в этой «дружбе». Для подруги это просто игра, она явно сильнее морально и встречая любовь она просто сходит с дистанции. «Недостающий ингредиент секса — любовь». Но психика Джо уже сломлена. Она ставит себе самостоятельно диагноз «Нимфомания», принимает это и считает, что должна жить именно так, или для нее большое значение имеют клятвы, ведь они с девочками поклялись спать с каждым парнем не более одного раза. В общем психику девочки нарушили. Здесь даже дело не в сухом, без всяких прелюдий, поцелуев ласк «первом разе», который думаю мало у кого был удачным. Дело во всех обстоятельствах. Бесчувственной матери, которая занята только собой. Мы весь фильм видим у Джо только связь с отцом и когда он в больнице и она не отходит от него, изредка снимая стресс сексом (что в этом плохого? почему алкоголем, курением нормально, а сексом плохо?). Для Джо мужчина — это просто инструмент для снятия стресса, получение удовольствия. Она относится к сексу просто, «как в туалет сходить». Это и в переносном и прямом смысле в этом фильме. Но! Её так научили, подруга выступает здесь в роли матери, потому что настоящая мать девочкой не интересуется. К нормальному психологу Джо так за весь фильм и не сходила, который бы объяснил, что мужчина любит не только тело, но и душу, надо ещё разговаривать, не бояться открыться, только встретила в конце своего пути (или только вначале?) старого девственника-еврея и решила ему исповедаться (нашла кому! Кроме как «А что здесь такого» и рассказов про святых и рыбалку он ничего не посоветовал. Хотя бы даже к психологу сходить. Вместо этого… Сами знаете что вытворил в конце. Сходи Джо к психологу ещё в самом начале (после поезда) жизнь могла бы сложиться гораздо лучше. Ведь это сумасшедший для девочки стресс. Для девочки-подростка. Столько мужчин за один вечер (у многих за несколько лет столько не было, а здесь сразу осознанно, без алкоголя, это действительно жёстко, не веришь просто тому что видишь, добровольно себя обрекать на изнасилования. «Берите меня»… Это страшно и мы видим в глазах Джо страх, но она это делает, она переступает через себя и уже не будет прежней… Она отстала от подруги в счёте. А действительно ли подруга с ними всеми спала или может это был просто «развод», а Джо повелась?

В итоге Джо начинает получать удовольствие от случайного необычного секса в неожиданных местах, и далее мы видим, что секс с любимым, которого она ждала, мечтала всю жизнь не даёт ей ничего, и тут же мы видим реакцию Джерома, он не пытается вместе как- то решить проблему (хотя нет, ложки в ресторане была жалкая попытка), а говорит: «Ты мой тигр и если я сам не могу тебя накормить, то это должны сделать другие». Он как подруга, отправляет её «в поезд», опять в грязь. У них уже маленький ребенок! А он ее отправляет искать мужиков, плачет, но не видит другого выхода. И Джо, как абсолютно послушная собачка, идёт. Находит того, кто болью заставляет её снова испытывать оргазмы. Как обычно, теперь он её хозяин, та подруга, которую она слушалась во всем, Джером, который больше не существует для неё, она идёт к нему, руша семью, бросая ребенка одного ночью. Это разве из-за секса? Просто она женщина и хочет быть любимой, желанной, но её никто не любит, а только использует, к сожалению она не видит этого. Её любил только папа, принимал такой какая она есть.

Вот что я думаю о Джо, она послушная добрая девушка, ждущая новых приказаний. Она очень похожа на героиню из фильма «50 оттенков серого». Возможно она мазохистка, «нижняя», но не нимфоманка (см. психиатрию). Но это моё мнение. Решать вам.

Фильм смотреть интересно, мы видим конечный результат, 50-летнюю избитую женщину и слушаем как она дошла до такой жизни. Слушаем «под чай». Ещё раз говорит о том насколько она «леди», она не пьет, не курит, одевается скромно, ведёт себя сдержанно, просто у нее свои тараканы, проблемы не решённые с детства. Сцена с Умой Турман чего стоит. Насколько самообладания надо иметь, мудрости так выкрутиться, впустить в квартиру, усадить всех за стол, напоить чаем, показать себя леди, а не взбалмошной истеричной женщиной. «Произошло недоразумение, дети, я не люблю вашего папу». Поэтому ее любят мужчины, уходят из семьи, что она леди, не из-за секса. И режиссер это показывает всем тем, кто обвиняет других женщин, в том, что её мужика «увели». Выбирают тех, с кем комфортно жить.

Джо мудрая, отличный психолог для всех, но в себе разобраться никак не может сама, только занимается самобичеванием бесконечно, за что-то себя наказывает. Что мать недолюбила? Подруга оказалась сукой? Полюбила не того парня? Которому нужен от тебя только секс, а если ты его не хочешь, то он едет путешествовать, бросая тебя с ребенком одну. Во второй части появляется новая героиня, девочка, которую Джо надо сделать преемницей бизнеса, которым она занялась, прекрасно разбираясь в мужчинах. Актриса Миа Гот, смазливая молоденькая, полна сил и амбиций, такая же хитрая, наглая как ее подруга из детства. Почему она так с Джо поступила в конце, мне не понятно. Как и не понятно было почему подруга с ней так обращалась. Вообще зло оно непонятно, когда на него смотришь добрыми наивными глазами…

Спасибо режиссеру, в фильме есть много откровенно смешных неловких моментов, наем переводчика и встреча с неграми, я смеялась от души. Было бы лишним писать о том как сыграли актеры, соглашаясь сниматься без одежды, просто невозможно себе позволить не выложиться на 100 процентов, иначе всё будет зря. Режиссера можно сравнить только с великим Бергманом, конечно в те года настолько откровенных сцен быть не могло, но по глубине, психологизму, очень даже Фильм 18+… не думаю. Вряд ли его поймет молодежь. Вот 25+ ещё куда ни шло. Приятного просмотра.

10 из 10

24 декабря 2019

Сумрачный дом Ашеров

Ларс фон Триер известен своей способностью создавать фильмы не просто эпатажные, а такие, при просмотре которых вскипает кровь и всё существо зрителя мечется в попытке понять, осудить или оправдать главных героев. Не обманул Триер и на этот раз, рассказав историю жизни нимфоманки в реальном обществе, чья зависимость создаёт ей бесчисленные социальные проблемы, но, по сути, является её путём постижения себя и жизни. В момент трагического жизненного кризиса она встречает мудрого старика, диалог с которым, иллюстрированный зарисовками из жизни главной героини, и является сценарным каркасом фильма. Сразу оговорюсь, что смотреть надо обе части сразу в их художественном единстве, как это и задумывалось автором.

Героиня фильма несомненно не является примером для подражания, так как достойна всяческого морального осуждения: имеет множество сексуальных партнёров, разрушает семьи, отрекается от своего ребёнка, вступает на тропу криминала, и, в конце концов, идёт на убийство. С другой стороны, она красива, чувственна, умна, обладает смелостью, твёрдостью характера и инициативностью, и готова принимать все последствия своего выбора с открытым забралом. Героиня живёт полной внутренней жизнью, и это даёт возможность зрителю уважать её и сопереживать ей. Разнообразный секс, присутствующий в фильме, служит лишь фоном, на котором разворачивается драма её жизни. Ведь секс для неё, не радость и не подарок жизни, а что-то мучительное, осуждаемое, тёмное, но властное и перемалывающее всех и вся.

Фильм смотрится, в нём есть красота тела, интеллектуальные озарения и даже икона, но также и грязный секс, предательство, половые органы крупным планом, неприглядная правда жизни. И всё бы хорошо, но мне не понравилась дикая концовка, перечеркнувшая катарсис главной героини в конце своего повествования. Режиссёр как будто смеётся в лицо зрителю: «Думали, дружба, интеллект и искренность могут противостоять жестокости этого мира? А вот х… вам!» Из-за неё фильм превращается в гнетущий рассказ о несчастье гиперсексуальности и подчёркивает безысходность человеческого падения. И лейтмотивом всего фильма звучит строчка из Э. По, промелькнувшая в фильме: «Весь этот нескончаемый пасмурный день, в глухой осенней тишине, под низко нависшим хмурым небом, я одиноко ехал верхом по безотрадным, неприветливым местам, и наконец, когда уже смеркалось, передо мною предстал сумрачный дом Ашеров.»

11 ноября 2019

Патология или норма?

Как и в большинстве своих фильмов, Триер снова обнажает потаенные закромки человеческой сущности и восхищает тем, как мастерски он это делает.

«Нимфоманка» очень близка к другой работе Триера — «Антихристу», и режиссер неоднократно и открыто показывает эту связь между фильмами, вновь поднимая те же самые вопросы религии, веры, и, как следствие, роли и места женщины в современном обществе. «Женщина виновата за то, что она женщина» — утверждение, не меняющееся на протяжении веков и провозглашаемое Триером. Интересно, что именно ему удается так смело обличить этот общественный «порок», указывая обществу на его ошибки и несовершенства.

Именно женщина является ключевой фигурой большинства фильмов режиссера, в которых он пытается понять мотивы женских поступков, направления рассуждений и обусловленность действий. В конце концов, Триер полностью понял и разгадал настоящую женскую сущность и даже сумел объяснить, почему она именно такая. Женщина по Триеру — существо дьяволическое, жестокое, бесчувственное, не знающее жалости и симпатии, но при этом постоянно чувствующее вину и наказывающее себя за это. Парадоксально, не правда ли? Неужели женщина — корень и воплощение истинного зла? Да, но она в этом совершенно не виновата, хоть она и винит себя за это.

«Отбросы» общества стали такими, потому что именно общество причислило их к этой категории. Нимфоманка — женщина рассматривается как нечто совершенно неприемлемое, то, от чего нужно избавиться. Главная героиня, осознавая, что она «другая», провозглашает себя бунтаркой с самого начала и не подстраивается под систему норм и ценностей, окружающих ее. Однако узнавая себя все больше, она параллельно борется с собой, пытаясь стать полноценным членом «здорового» общества. Но зачем бороться с тем, что ты есть? Сущность берет верх, «chaos reigns», и в этом вся прелесть этого фильма.

Здесь все про лицемерие. Практически каждый сможет увидеть в этом фильме себя, если сумеет отбросить все предрассудки и сможет довольно глубоко копнуть и разглядеть самые темные (с общепринятой точки зрения) аспекты своей натуры (но это не точно).

10 из 10

10 августа 2019

Начну с того, что с этого фильма началось моё знакомство с Ларсом фон Триером, поэтому его режиссёрский стиль повествования и приёмы были в новинку. Однако, после просмотра первой части «Нимфоманки», определённая интрига (несмотря на хронометраж) вынудила немедля сесть за вторую.

Кто-то скажет: «Это же просто четырёхчасовое порно!», кто-то найдёт более глубокий смысл. Может, кому-то захочется хорошенько отмыться после просмотра — извините, но чего вы ждали от фильма с «говорящим» названием и постером? Так или иначе, фундаментом этой картины является эмоциональный фон. «Нимфоманка» — это, в первую очередь, исповедь. Исповедь неверующей.

Откровенно говоря, я чёрствый зритель, но на удивление, именно главная героиня — казалось бы, падшая женщина — вызывала по большей части жалость, нежели презрение и ненависть. Персонаж вышел незаурядный, даже провокационный. К слову, я отнюдь не привередлива (особенно когда дело касается киноэротики), грязь и похабщина в кино уже давно не вызывают ни удивления, ни отвращения, если, конечно, подаются в тему. Безусловно, в контексте этого фильма и то, и другое естественно. Вот и весь разврат подан максимально естественно.

«Нимфоманка» может показаться затянутой. На мой взгляд, в фильме присутствует своя размеренная динамика — создаётся ощущение, будто всё идёт своим чередом. Все четыре часа сюжет плавно тянется, грамотно разбавленный сценарными кульбитами и разного рода непристойностями. Советую садиться за просмотр, когда про запас есть достаточно времени.

Подытожу: кино впечатляет, хотя бы своей уникальностью в моих глазах — глазах обывателя. «Посмотрел и забыл» — это не про «Нимфоманку».

8 из 10

15 декабря 2018

Что же такое нимфомания? Какой-нибудь психолог или социальный работник скажет, что это сексуальная зависимость, вызванная неудовлетворенностью человеком какими-то личными недостатками. Однако что такое нимфомания с человеческой точки зрения? Эту деликатную и непростую для понимания тему продолжает изучать культовый датский режиссер Ларс Фон Триер в продолжении эротической драмы «Нимфоманка».

Синопсис Джо продолжает рассказывать одинокому холостяку Селигману историю своей непростой, полной эротических приключений и диковинных впечатлений жизни, приближаясь к трагической развязке. Пока Джо пытается своим рассказам убедить слушателя в своей врожденной порочности, добродушный Селигман, отказываясь поверить греховность незнакомки, пытается найти оправдание в совершенных ею поступках.

Первым делом стоит отметить, что вторая часть эротической повести «Нимфоманка» разительно отличается от предыдущей, прежде всего, игрой актёров. Первая часть немного смутила не совсем убедительным исполнением Стейси Мартин. Вторая, чье внимание сосредоточено на жизни взрослой Джо, порадовала игрой Шарлотты Генсбур, которая воплотила образ обреченной на одиночество женщины, уверенной в своей порочной природе, а посему отказавшейся от попыток изменить себя и свою жизнь к лучшему.

Режиссер Ларс Фон Триер всегда отличался отсутствием какого-либо стеснения и рамок приличия, посему зритель по определению должен быть готов, что кино с названием «Нимфоманка» будет сильно отличаться от стандартной эротической драмы. Однако вся эта откровенность — это лишь художественный ход, который не вызывает неловкость, а, напротив, сочувствие по отношению к главной героине, загнавшей себя в угол. Первый фильм больше сосредоточен на борьбе Джо с любовью, которой она все-таки поддалась. Второй же фильм — это история саморазрушения главной героини, которая из милой девушки превратилась в одинокую женщину, не умеющую получать удовольствия даже от секса.

Сюжет фильма продолжается с того момента, на котором обрывается действие первой части. Лишенная возможности получать сексуальное удовлетворение, Джо постепенно начинает осознавать, что это её долгожданный шанс зажить нормальной жизнью, что ей в принципе и удается. Она выходит замуж за Джерома, рожает сынишку Марселя и ведет образ примерной домохозяйки. Тем не менее, Джером, наблюдающий за страданиями Джо, готов пойти на мучительную жертву и предлагает супруге найти себе любовников, которые смогли бы удовлетворить её аппетит. С этого момента жизни Джо идет под откос, т. к. её одержимость заводит её в мир опасных мужчин и женщин, которую не будут сулить ей ничего хорошего.

Итог Признаться честно, по динамике и общей фабуле вторая часть «Нимфоманки» немного уступает первой. Если первая из психологической драмы постепенно превращается в полную романтики эротическому мелодраму, то второй фильм — это грустная история о саморазрушении и самобичевании человека, отчаянно пытающегося найти ответы на мучимые его вопросы о дальнейшей жизни.

7 из 10

2 февраля 2018

Ларс фон Триер может быть неприятным и жестоким («Антихрист»), а может быть душевным и тонким, с потрясающим видением красоты смерти («Меланхолия»), но все же мне он видится инфантильным хулиганом, Питером Пеном, который так не хотел взрослеть, и теперь мстит людям, посредством своих фильмов, за безысходность своего существования, как взрослого индивидуума. Он купается в своей манифестации этим вредным взрослым ханжам, которые придумали «глупые» нормы приличия, мораль и этику. Как подросток в самом буйстве своего протеста и раздутого эго, он становится на табуреточку и демонстрирует свой голый зад замшелой буржуазии. С ехидной улыбочкой прогибает границы культурного общества, проверяя: «а вот так можно или дадут по рукам», и когда получает тот самый отпор в реальной жизни (последствия той самой конференции 2011 года), обиженно оправдывается и рефлексирует на эту тему в своём следующем фильме.

Как бы не старался Ларс показать свое кино логичным и упорядоченным, напихав пустых, но стильных математических аллегорий, Нимфоманка на редкость нелогична и хаотична во всех своих проявлениях. Начиная от псевдофилософствования на тему эмансипации и мизогонии, расизма и толерантности, заканчивая абсолютно дурацким решением с разными актерами для одной роли. Обхватив слишком большое количество острых тем, фон Триер пробежался лишь по верхам, оставляя у зрителя вопрос, зачем вообще об этом сейчас говорили 2,5 минуты и перешли на гербарии и рыболовные крючки? Но вместе с этим создаётся поразительное ощущение вакуума, что ты смотришь фильм ни про что. В диалогах нет души, нет индивидуальности, будто режиссёр листал энциклопедию и записывал самые по его мнению выигрышные цитаты. Основной источник дурацких пафосных речей, та самая нимфоманка Джо, главная героиня фильма, как легко догадаться, и я не постесняюсь заявить, что не поняла половину её «глубоких» монологов. Джо штормит от обвинений себя до преисполнения гордости, она презирает своё животное начало, но противится чувству любви. Я не увидела, чтобы её обижали мужчины, но Селигман (тоже мужчина попрошу заметить) находит в её отвратительном, эгоистичном, а под конец и криминальном поведении, справедливость и месть мужчинам. Месть за что, господин фон Триер? По хорошему, наша героиня не получала ударов от жизни и от мужчин, в частности. Напротив, она выставлена в поразительно однобоком негативном свете и в дополнение к нифомании награждена кучей сексуальных девиаций, более извращенного толка.

Этот фильм показал нам жизнь дерьмового человека, не из-за похоти, нет. Дерьмового по своей сути, эгоистичного, самоуверенного, жалеющего только себя. И это само по себе мало приятное зрелище обильно сдобрено выворачивающими на изнанку натуралистическими подробностями, большинство из которых неуместны и сделаны ради фрустрации зрителя, а также уж очень не привлекательным телом Шарлотты Генсбур во всех подробностях. Не думаю, что Нимфоманка выдержит испытание временем и когда-нибудь станет классикой эпатажного кино. Зато мне понравилось музыкальное сопровождение фильма, маленькой компенсацией за нравственные страдания стала волшебная финальная интерпретация песни Джимми Хендрикса, Hey Joe.

25 января 2018

«Наверное единственная разница между мной и другими была в том, что я требовала большего от закатов.»

Во второй части провокационной драмы Ларса фон Триера Джо всё так же продолжает искать себя и способы удовлетворить свою сексуальность. Она больше не может получать удовольствие от секса с Джеромом, своим постоянным половым партнёром, которого она по-настоящему любит. Внезапная беременность становится очередной обузой, и Джо уходит из семьи за новыми ощущениями. Женщина не стыдится своей сущности.» Я не как вы, я нимфоманка и я люблю себя такой, какая есть, но превыше всего я люблю своё влагалище и мою грязную непристойную похоть.» Джо несёт по жизни свой крест с высоко поднятой головой, вступая всё в более и более извращённые сексуальные связи.

Это может показаться удивительным, но в фильме приведено много параллелей с религией. Так, в детстве Джо испытала спонтанный оргазм, и ей привиделись образы Валерии Миссолины (самой известной нимфоманки в истории) и Вавилонской блудницы, тем самым предвидевшими судьбу маленькой девочки. Также страдания Джо сравнимы со страданиями Иисуса, в одном кадре композиция построена так, что лампа оказывается за головой Джо, и мы видим как бы нимб вокруг её головы.

Джо отчаянно ищет себя в этом мире, но снова и снова сталкивается с удушающим чувством одиночества. Рассказав Селигману свою исповедь, Джо показалось, что она наконец обрела настоящего друга. Но неожиданная концовка меняет всё. Ясно лишь одно — теперь Джо отдаст все свои силы на то, чтобы избавиться от нимфомании.

А ещё героиня нашла дерево своей души. Выросшее на вершине холма, погнутое под силой ветра, но крепко держащееся корнями за почву. И Джо говорит: «Я выстою против всех ударов, как изогнутое дерево на холме.» И почему-то я ей верю.

10 из 10

16 октября 2017

Открытая пропаганда беспорядочных половых связей, возведённая в абсолют и норму жизни, или О тёмной стороне артхаусного кино моими глазами и ушами (Часть Вторая)

Вторую отрицательную рецензию на провокационный артхаусный секс-аттракцион датского происхождения я долгое время не хотел писать, даже ещё дольше чем на часть первую, опубликованную буквально вчера после таких же тяжёлых томлений и ожиданий величиной в 3 года. Но всё же нужно было раз и навсегда поставить точку, чтобы в дальнейшем не возвращаться и не тратить время на унылую и скучную авторскую вкусовщину, когда есть картины хоть и другого жанра, но на голову лучше и поучительней. Не в первый раз мне приходится говорить фразу «Форма есть — да только содержания нет.», которую я говорил ещё в адрес «Жмурок» Балабанова со своим одноклеточным юмором для таких одноклеточных и помешанных на криминальщине и 90-х. Данное моё изречение со стопроцентной точностью относится и к Ларсу фон Триеру, который за 4 часа общего экранного времени успел оплевать всё что только можно и подобно Мавру ушёл, сделав своё грязное дело. Мавр сделал своё дело, Мавр может уходить… а зритель, получив ещё одну порцию мерзости и градости себе на голову, радуется этому так, будто бы ничего и не произошло.

Вторая часть в принципе ничем не отличается от предыдущей — та же главная героиня, тот же случайный прохожий, готовый простить все грехи подобно священнику в церкви, та же унылость и пустота со всех сторон. И, в конце концов, та же жажда совокупления. Разница всего лишь в типе извращений: БДСМ, лесби, оргии, секс-игрушки и подручные средства — т. е. всё то, от чего нормального и адекватного человека будет воротить и вызывать лишь рвотные рефлексы с побочным эффектом в виде умственной деградации. Секс и извращение, любовь и животные инстинкты, секс и патологическое желание заниматься им везде и со всем что движется — нет никакого разделения и по-прежнему педофилии и прочим гадостям здесь поются чуть ли не дифирамбы. Собственно, повторяться ещё раз о том, о чём я написал в предыдущей рецензии, смысла нет. Я же скажу немножко о другом — о самом важном и святом, что было оплёвано наряду с любовью, а именно, семья. Именно в этой части и обнажается по сути самое страшное, что может случиться с ячейкой общества — и показывается это так, как будто это и есть признак идеальных семейных отношений со всеми свободами европейского масштаба. А такие отношения уже заведомо обречены и их никто и ничто уже не спасёт.

Вот скажите, есть ли хоть какие-нибудь оправдания «матерям», которые бросили своих детей или же семьям, которые с лёгкостью отдали и отказались от своего ребёнка? Возможно, кто-то и найдёт эти оправдания, но я, как человек здравый и здраво смотрящий на жизнь и на жизненные ситуации, не вижу их. Герой Стеллана Скарсгарда с такой лёгкостью находит оправдания на протяжении хронометража обеих частей подобно священнику во время исповеди, что я усомнился в отсутствии грехов у самого Селигмана. Понятное дело, что все мы не безгрешны, но это не значит, что мы должны прощать всё и всем — ведь можно простить ложь во благо, ложь во спасение или на худой конец просто ложь по мелочам (и то — с условием, что человек исправится и больше не будет позволять себе такое), но прощать измену и отказ от ребёнка — это уже конкретный перебор и неуважение в первую очередь к себе.

«Я не такая, как вы. Я — нимфоманка» (с)

Ну конечно же! Куда уж нам простым смертным людям «из народа» понять женщину, которая по сути никогда и никого не любила. Слоган с лёгкостью возвращает зрителя с небес на землю и снимает с него розовые очки. Такая женщина или девушка не способна любить в принципе, проживая свою жалкую и никчёмную жизнь сорняка. И ведь правильно кто-то из рецензентов проронил фразу о том, что она не нужна обществу.

А посему подытожу следующее: Если человек психически или психологически болен, то виноват в этом только он сам. Если человек в депрессии не по объективным, а по каким-то своим личным высосанным из пальца обстоятельствам — то виноват в этом только он сам. Данный псевдофилософский фарс только для мужененавистниц, женоненавистников и также для феминисток, которые тоже найдут для себя что-то своё и посочувствуют героине в её тяжких грехах, недостойных прощения.

1 из 10

7 сентября 2016

Где же ты, Джо?

Я вышла из зала, оставив позади стук каблуков главной героини. Следующие несколько минут я пыталась вернуться к реальности, почти натыкаясь на спины, на локти людей, пробирающихся вместе со мной к свету. Несколько десяток девушек и женщин чуть постарше сразу после просмотра свернули в дамскую комнату. Как это обычно бывает, образовалась очередь. Однако на этот раз в очереди было необычно тихо. Девушки, ожидая, прятали глаза. Кто-то копался в телефоне, кто-то рассматривал потолок, а я… Я охотилась на их взгляды. Всматриваясь в их лица, я жаждала увидеть вызов в глазах, в позах, в движениях. Я жаждала встретить здесь и сейчас может и менее лиричную, но гораздо более реальную Джо. Такую, что выдержит наши пытки и плети, а главное — любопытный взгляд нашего асексуального мира…

Фон Триер не снимает легкого кино. После просмотра его фильмов невозможно беззаботно болтать в дамской комнате, в ближайшей кафешке или в такси по дороге домой. Ощущения, что вызывают его картины, скорее похожи на накатившую многотонную волну, она овладевает вами, играя с телом как с тряпичной куклой. И вы слабо барахтаетесь, понимая, что не выплыть, пока она тащит все дальше и дальше…

Мир, что создает Фон Триер переполняет откровенность, меланхолия. В нем только серые пейзажи, холодный ветер и темные закоулки… В одном из таких закоулков Селигман находит главную героиню фильма, нимфоманку Джо. Она лежит с разбитым носом и напрочь отказывается от услуг скорой помощи. Единственное, чего ей, убогой, хочется это чая с молоком. Селигман как раз купил пирожные. Так встречаются два мира. Два взгляда на жизнь. Готовьтесь ближайшие четыре часа и две части следить за тем, как эти люди потягивают чаек и открывают друг другу и заодно и зрителям свои безумные вселенные. Говорить в основном будет Джо. Однако краткие замечания, лирические отступления и просто эмоциональные реакции Селигмана помогают придать исповеди Джо неповторимую глубину и смысл. Так рождается большая история, большой мир, который, будь Селигман или Джо иными, принял бы совсем другую форму… Но Селигман и Джо встретились, и им суждено вместе испытать сексуальную и психологическую зависимость палача и жертвы, почувствовать на своей шкуре 40 ударов плетью, осознать, имеет ли границы чувство материнства или собственная личность.

…История будет литься и литься, а в конце, когда утро забрезжит на кирпичной стене соседнего здания, начнется новая глава, название и продолжение которой останется додумать нам самим, потому что экран темнеет и нам нужно выходить из зала и искать способ жить своими жизнями, своими ценностями и своей любовью.

…Такую реальную Джо, бросающую вызов, готовую смотреть в глаза миру я жаждала встретить после сеанса. Мне не повезло. Похоже, в тот день всех нас придавила волна откровенности Фон Триера. Но я верю в то, что среди нас уществуют десятки настоящих Джо, которые смеют противостоять ее силе и жить дальше, «рассекая волны».

9 из 10

31 августа 2016

Глубокий анал режиссерской версии или все, что вы хотели знать о сексе, но боялись спросить у Ларса фон Триера

«Нимфоманка» Триера представляет из себя противоречие такого колоссального масштаба, что подобрать к ней какую-то аналогию в кинематографе последних десятилетий чрезвычайно сложно. О ее дуалистической природе может говорит хотя бы тот факт, что разбору данного фильма по радиостанции классической музыки «Орфей» (спонсируемой минкультом) было уделено аж целых два выпуска, в которых шестидесятидвухлений профессор МГУ Евгений Жаринов с пламенным рвением доказывал художественную правомочность сего по-настоящему высокоинтеллектуального творения. С другой стороны, выяснилось, что скачать недавно увидевшую свет режиссерскую версию фильма, которая с наибольшей полнотой соответствует глубокому авторскому замыслу, можно только с порносайта (заблокированного тем же минкультом). Ну какой еще фильм, кроме opusa Триера, мог очутиться на двух полюсах культуры одновременно?

С одной стороны, лента заслуженно приобрела славу одной из самых экстраординарных и пошлых картин нашего времени. Данный факт явным образом подтверждается именно режиссерской версией, которая не таясь демонстрирует все то, что разумно решили вырезать из варианта для широкого проката. Порой Триер в буквальном смысле снисходит уже не до порно, а до грубого физикализма или некой девиации «порнографического реализма». С помощью своей любимой ручной видеокамеры, режиссер расписывает режущими глаз красками эпическое полотно телесной вакханалии: крайне неспешная и почти медитативная история разбавляется сверхкрупными планами влагалищ всевозможных видов (возбужденных, окровавленных, распухших, бритых или волосатых), мужских членов (любых форм, цветов и размеров), а также самых изощренных форм взаимодействия указанных органов, сдобренного сочной порцией анального, орального, группового, лесбийского секса, фистинга и по-настоящему ядреного БДСМ…

Хотя в наше время, это мало кого может обескуражить. Так или иначе подобного рода сцены и эпизоды более-менее контекстуальны, в них еще имеет место некий заряд сексуальности и вожделения, который Триер эстетически оформляет посредством классической музыки, грамотного построения кадра и умелого монтажа. Апофеозом подобного творчества является одна из последних сцен первой части, в которой беспорядочные половые связи героини обретают четкую структуру, по форме в точности соответствующую революционной оратории Баха.

Однако постепенно Триер снижает градус, так что сексуальные сцены становятся все более выхолощенными и безличными. В конечном счете, финальным диссонирующим аккордом является до тошноты органичный и стерилизованный эпизод с нулевым градусом эмоциональности, даже упоминание о котором было полностью изъято из театральной версии. Между тем именно этот фрагмент воистину является венцом всей картины. Сложно представить себе «Антихриста» без знаменитой сцены отрезания клитора, которая символизирует попытку одним махом отсечь сексуальность (вместе с греховностью), что конечно же невозможно. Так и «Нимфоманку» нельзя понять без вышибающего из кресла эпизода, где главная героиня самостоятельно совершает аборт, будучи уже на двенадцатой неделе беременности. Многочисленные и, конечно же, детально заснятые этапы операции завершаются тем, что Джо при помощи специального крюка вытаскивает на свет своего десятисантиметрового ребенка, который сделав всего один-единственный вдох тут же умирает на грязной подстилке, даже не успев открыть глаза. Непросто придумать сцену более емко выражающую саму безысходную суть человеческого бытия. Разве не здесь сконденсировалось все пессимистически-трагическое мировосприятие режиссера? О важности данного фрагмента говорит не только тот факт, что он, по сути, является хронологически последним (далее следует совершенно автономная гангстерская история, которая лишь зацикливает повествование), но и то, что именно он единственный раз за весь фильм вывел Селигмана из эмоционального равновесия и заставил его вступить с героиней в длинную дискуссию на тему правомочности абортов. Более того, сам этот спор является тематической кульминацией фильма, очередной попыткой рассмотрения глубокого, вечного и неразрешимого вопроса о том, стоит ли жизнь того, чтобы быть прожитой. Ответа, конечно, нет.

Однако эпатажный «физикализм» фильма — это только одна из частей, вписанных Триером в цельное космогоническое полотно. Важнейшим аспектом картины является сама ее фактура, философский каркас, базирующийся на фундаменте интеграционного подхода. Так Триер находит связи, легко проводит аналогии и параллели между литературой, музыкой, живописью, скульптурой, сексуальными предпочтениями, личностными качествами, историей, религией, геометрией, арифметикой, социологией, психоанализом, историей и многим-многим другим вплоть до искусства вождения автомобиля и рыбной ловли. В основе любой вещи он, устами интеллектуала Селигмана, выделяет некую оформляющую структуру, саму сущность события или явления. Таким образом, Триер, словно предупреждая всех своих интеллектуальных поклонников, выстраивает фильм сразу на двух уровнях — нарративном, в котором Джо яростно предается всевозможным бесчинствам, и рефлексивном, где Селигман с благожелательностью священника органично включает их в бесконечное единство комплексной взаимосвязи всех элементов вселенной. Таким образом, нечто самое банальное, обыденное и повседневное неожиданно становится сакральным. Проще говоря, благодаря «просвещенному» разуму Селигмана, неупорядоченная, хаотическая и темная жизнь Джо получает свое мифическое оформление, в связи с чем становится понятной для самой героини. В целом же, на вышеописанном примере взаимодействия персонажей, можно наблюдать знаменитую дихотомию бытия, излюбленного Триером, Ницше на дионисийское и аполлоническое начало. Первое есть иррациональное и вечно неудовлетворенное страстное влечение, которое самим своим существованием олицетворяет Джо, второе — ограничивающее, растолковывающее, мудрое суждение, явленное в образе Селигмана. Нарушение этого священного равновесия, которое имеет место в эпилоге, когда червоточина сексуальности заражает Селигмана, увы, несовместимо с жизнью.

Однако каков же ключ или тот самый «cantus firmus» мира Триера? Несмотря на известный факт о том, что режиссер номинально является «антихристианином», «Нимфоманка», как и прочие его фильмы, буквально пропитана раствором какого-то «атеистического пантеизма». Абсолютно все намекает на присутствие Бога. Так религиозной аллюзией является мазохистское самобичевание героини, адские страдания в период отречения от секса, сопровождаемые «Страстями по Матфею» Баха, «религиозно-оргазмическое» вознесение при участии образов Мессалины и Святой блудницы, при этом одна из глав называется «западная и восточная церковь», да и диалог с Селигманом разве не является некоей формой исповеди, после которой героиня, очищенная невинностью и девственностью собеседника, может начать новую жизнь. Но где же собственно сам Бог? Ответ Триера парадоксален — он везде, но его нет. Тут нужно вспомнить, что любимым режиссером датского постановщика является Тарковский, у которого Триер научился одухотворять и «обожествлять» все вещи, попадающие в кадр, будь то шелест листьев или куча забытого мусора. Но Бог Триера — антитеза всеблагому христианскому Богу. Это некий всеобъемлющий демиург, поднявшийся выше всех моральных, религиозных и иных «слишком человеческих» догматов.

В целом, режиссерская версия Триера по-настоящему высококлассное, мастерски выписанное полотно, в котором контрасты облегченного варианта оказались доведены до своего логического предела. Это уже не дискуссионная, щекочущая нервы полупорнография, но обнаженная органика, не деформированная идея, но полноразмерная, монолитная идеология. Если театральную версию можно уподобить мимолетной сексуальной связи, то авторская — это, безусловно, оргазмическая вакханалия, отчаянно и бешено рвущаяся к блаженной точке ужасающего экстаза. И в этом самом стремлении — ее высшая мудрость.

20 июля 2016

Culpa maxima

Полёживая на диване и попивая чай, Джо продолжает рассказывать пожилому Селигману о своей нелёгкой судьбе, в то время как последний всё так же оправдывает поступки героини, словесно утешая её либидо. Однако забавные беседы о рыбалке и математике как аналогии событий распутной жизни нимфоманки переправляются в совершенно другое русло, то ли в божественное, то ли в дьявольское, с философскими материями и метакодами, как след на стене от пролитого чая, напоминающий пистолет. Впрочем, значительные перемены наблюдаются не только в тематике рассуждений, но и в самых героях: после завершения поисков наслаждений Джо приходит к раскаянию, в то время как бессемейный асексуал Селигман, давший обещание быть беспристрастным и иметь холодный взгляд на услышанную историю, перевоплощается из психотерапевта в сексотерапевта, в чём немалая доля иронии — именно девственник берётся судить ту, которая перетрахала чуть ли не целое микрогосударство. С другой стороны, кто говорил о серьёзном настрое Триера? Он развлекается вплоть до финального твиста, начиная с мужского имени главной героини и заканчивая спонтанными сюжетными поворотами. Хотя во всей этой неистовой гиперсексуальности и зуда промежности от нехватки адреналиновых ощущений или банальной чувствительности можно увидеть квинтэссенцию того или другого, будет ли это минет педофилу или ласки неукротимой нимфоманки малолетней девушкой. Датчанин порой выражается прямо.

«Нимфоманка» — заключительная часть «трилогии депрессии» Ларса фон Триера, начатая фильмами «Антихрист» и «Меланхолия». И если в первой половине четырёхчасовой парафильной вакханалии было едва ощутимое чувство угнетения, то во второй — её предостаточно. Конечно, поиски новых сексуальных пристрастий продолжаются: здесь и двое чернокожих мужчин, и садист-истязатель, но вместе с тем приходит понимание, раскаяние, сожаление о содеянном, что приходится в дальнейшем доказывать не просто пустыми словами, но и поступками. Любую зависимость трудно перебороть, но когда её источник находится внутри собственной плоти, то вдвойне сложней. От него не избавиться и не оградиться, ведь с каждым разом оно требует всё большей дозы, а со временем избавляется от внешних раздражителей, будь то близкий человек или собственный ребёнок. Оно испепеляет всё кругом, лишает одним махом всей страсти, оставляя разве что лишь одиночество, с которым и приходится жить Джо в качестве расплаты. Триер, по сути, создаёт образ женщины: не то безупречной, не то мученицы, не то полной грешницы — человека, который не может реально найти себя ни в чём, и ни с кем идентифицировать. Она то любит себя нимфоманкой — такой, какая она есть, то кается, считая себя грешницей, при том, что не является верующей. И в этом очередной триеровский парадокс.

В «Nymphomaniac: Vol. II» проскальзывают феминистические взгляды с упрёком, что в обществе нет место для подобной женщины с ненасытной маткой, чего не скажешь о мужчине, ведущем распутный образ жизни. Хотя женского в Джо мало, а со временем и оно истлевает. Героиня словно перевоплощается в стойкого мужчину, похожего на изогнутое дерево, способное выстоять против всяких ударов. К тому же Триер избавляется от той небольшой мелодраматичности вкупе с забавными развлечениями, предшествующими в первой части. Фильм становится эротико-философской драмой с размышлениями о духовности, сексуальных девиациях и мучительных агониях из-за них. К счастью, чувство юмора не покидает Ларса, и его весёлый смех из предыдущей части переливается теперь в дьявольский хохот, причём чертовски заразительный. Главная героиня здесь как символ хаоса, перед которым невозможно устоять, что, исходя из разрыва причинно-следственных связей некоторых обстоятельств, первоначально может показаться алогизмом, но на самом деле является следствием погружения в этот гиперсексуальный сумбур. И пока искушённый зритель, напрягший извилины мозга, ищет смысл во всей этой щекотливой теме, в последовательности членов, на которые насаживалась Джо, в численном значении толчков во влагалище, в психологических аспектах ненасытной личности нимфоманки, в метаморфозе благоразумного Селигмана, в это время где-то за кадром передёргивает Ларс и заливается смехом.

9 марта 2016

И покорно вниз, до дна

«Нимфоманка. Часть 1» я посмотрела еще год назад, и эта кинокартина, признаться честно, не произвела на меня должного впечатления. Вторую часть я закончила только сейчас. Не знаю, были бы мои отзывы такими же, если бы я смотрела две части одновременно, но при моем раскладе вторая часть показалась мне чуть более удачной, нежели первая.

Нимфомания Джо получает новые обороты. Ей все тяжелее справляться со своей зависимостью. Также у Джо возникают различные проблемы сексуального характера, так что она находится в поиске новых ощущений. Из-за своего образа жизни она начинает забывать о своих обязанностях жены и матери — и это является для героини началом конца.

В «Части 2» трагизм жизненного положения Джо показан во всем спектре. Режиссер максимально откровенно показывает проблемы Джо на работе, в личной жизни, а также ее попытки справиться с этим. Она по-прежнему делит свою историю на главы и также спокойно беседует с Селигманом. Правда, Джо в диалоге принимает больше участия, нежели ее собеседник, а яркие аналоги (рыбалка, музыка) все же присутствуют, но как по мне — в первой части они были лучше. Вторая часть нравится мне немного больше первой,так как в ней нет столь яркого акцента на сексе. Да, здесь по-прежнему присутствуют откровенные эротические сцены и демонстрация всех укромных мест женского тела. Мало того — эта часть более жесткая не только в эмоциональном плане, но и в чисто физическом: избиения, садомазохизм, вымогательства. Но в первой части идет акцент на том, как же здорово развлекается Джо в свои молодые годы, сколько у нее мужчин, какой график, и как именно она занимается с ними сексом. О нимфомании как проблеме толком речи не идет. Вторая часть — более глубокая, психологически-нестабильная, но более реальная и жизненная. История, стремящаяся к закату. Если вначале и кажется, что нимфомания — это довольно интересно, то потом это ощущение пропадает. В первой части главный негативный момент только один — смерть. Ну, пожалуй, еще истерика жены одного из ее любовников. Именно с этого, с середины истории и начинается «черная полоса» в жизни Джо. Поэтому и вторая часть фильма пропитана усталостью, беспомощностью, желанием остановиться и слабостью воли.

Скажу, что это — полноценная трагедия. Так как из завязки фильма у зрителя складывается определенное впечатление ожидаемого конца. И на протяжении всего фильма зритель надеется, что он не наступит. Он до последнего верит, что ошибался. Но во второй части он видит все больше и больше намеков на определенный финал. И в последние минуты зритель вздыхает с облегчением — его прогнозы не оправдались. И именно в этот момент и наступает финал, который многие ожидали с самого начала. Это и есть «формула» истинной трагедии! Великолепно!

Не могу сказать, что я в восторге от фильма. Мне вообще довольно сложно оценить эротику или фильмы с элементами эротики как жанр, а не «кино для развлечения». Ведь довольно сложно определить за всеми этими голыми телами, что же так тонко хотел сказать режиссер. Не так-то просто из кучи разврата выловить кинематографическую концепцию и понять — где искусство, а где просто порнография. В любом случае, «Нимфоманка» мне понравилась и произвела хорошее впечатление, но именно благодаря второй части. Если бы я ее не посмотрела — к истории в целом осталась бы равнодушной. А так — действительно хорошо.

8 из 10

6 марта 2016

Сквозь человека

Понимаю, хоть и не поддерживаю, мнение многих — Триер уже не тот. Что жило, как плод внутри женщины, в трилогии «Золотое сердце»? И что подверглось выскабливанию в трилогии «Депрессия»? Стихийность и жар поэзии. Уверена абсолютно, Триер начинал именно как поэт. И его бунт был поэзией, а не замороженной усмешкой заклеенного сатирой рта. У Цветаевой есть в ее «гимне» Пушкину: «Найдите мне поэта без Пугачева! Без самозванца! Без корсиканца! — внутри». Бунт Триера заморозился, стал холодом безнадежности, стихийный поэтический жар упал на землю снегом. И что-то (может быть, сердце?) умерло под ним, хохоча. Гнев мастера уже не осердечен.

И все же художником, сильным художником Триер остался точно. И главное доказательство того: он все еще не может рассказывать о людях как об откровенно чужих, сторонних, хотя предельно близок формуле Сартра «ад — это другие». Опять цветаевское: «А есть ли для поэта — чужое? Пушкин в Скупом рыцаре даже скупость присвоил, а в Сальери — даже — бездарность». Сколько уже авторов текстов о «Нимфоманке» сказало, что нимфомания Джо Триером присвоена, как и девственность Селигмана, что эти двое — две стороны режиссера, что разрывая себя, обнажая, устраивая двойное раздевание собственной души (до сдирания кожи), он исповедуется, не надеясь да и не желая быть постигнутым. «Юрод, неряшен миру он казался»… Одиночество и режиссера, и героев, выпрашивающих у общественного вкуса пощечин, презрения и непонимания, настолько всеобъемлющее, что может показаться, будто «Нимфоманка» целиком и полностью есть исследование структуры и источников боли отчужденности, боли вообще, ее метафизической, интеллектуальной и животной природы, самого ее естества.

Ее глаза не умеют плакать и смеяться. Ее страх — ловушки искренности и любви, кои повсюду, но всегда разоблачены ею, сведены к нулю (она ведь чистильщица лжи). Ее голод — жадность. Ее призвание — разоряться и разорять. Ее дар — самоуничтожение. Ее крест — одиночество, скитальчество и позор (прямо как у проклятого поэта, привет Триеру). Ее преступление — убийство веры и надежды. Ее жизнь — главная улика всеобщей бессмыслицы. Ее финал — сильнее афоризмов Ницще — остов дерева, исковерканный скелет над пропастью во лжи. Одна на скале, изогнутая, но не упавшая. Именно здесь, пока дует ветер, вдруг начинает казаться, что Джо, а с ней и Триер наконец-то выкарабкались из-под иссушающих цитат и слов, вышли на воздух жизни… Но если вглядеться, природа в этом фильме — такая же вещь, бутафория, аллегория (как комната Селигмана, как сексуальные партнеры Джо), и ее можно перегнуть пополам, как бумажку, пришпилить к стене, как иллюстрацию…

Пишу и смотрю программу Игоря Волгина на канале «Культура». Критики, симпатичные и не очень, обсуждают рассказ Куприна «Гранатовый браслет» и на полном серьезе называют Желткова маньяком. Похоже, патетическая любовь, чувство, поднятое до болезненного предела, вздернутое до невозможной высоты, вызывает у некоторых не меньшее отторжение, чем доведенное до невозможного низа антилюбовное безумие Джо Триера. Следуя этой логике, связь Блока и Менделеевой (а он отказался после свадьбы спать со своей Любовью) — не меньшее извращение, чем связь Джо и чистенького садиста в исполнении Джейми Белла. Блок и Куприн вели к идеалу, к эталону непорочного, незамутненного чувства, трагедия коего выше музыки Бетховена, сильнее смерти, в рост и в масть лишь самой Вечности. Триер ведет в антиидеал, тоже чистый, без вкраплений веры и надежды. И там — на его гниющем дне, в его искореженном склепе, оказывается, есть своя вечность, свои высоты. Адски большое счастье быть собой, не считаясь ни с кем. Полная свобода отрясать одну вещь за другой (люди — те же вещи), чтобы двигаться налегке, без привязанности и обладания. Жить вне правил, системы, лжи, лицемерия, сентиментальности. По ту строну добра и зла. «Я нимфоманка и люблю себя за это». «В обществе мне нет места». Вот только антидидактика Триера, будучи лишенной жара и бунта поэзии, в какой-то момент оказывается не менее навязчивой, чем назидание в тех же романах-моралите 18 века, с которыми часто сравнивают триеровскую историю и стилистически, и структурно.

Джо (прелюбодейка плоти) говорит-говорит-говорит, а Селигман (прелюбодей мысли) то и дело занудливо «вговаривает» себя в ее монологи, вкрапливает культуру и традицию в бесчинные «мемуары» мессалины, тщетно, как коротеньким одеяльцем, прикрывая законами своего окультуренного рассудка ее растекающийся кровью, слюной и спермой хаос. Чем больше слушаешь их обоих, тем больше понимаешь, что нимфомания фильма — графомания вслух, «слова, слова…» при полном молчании сердца. Графомания, в которой риторика смысла сведена к нулю. Попытка договориться с собой, когда душа давно уже оглохла и не слышит, и столь же нема, сколь «молчаливая утка», и столь же отчужденна и симулятивна. Тем больше понимаешь также, что нимфомания Джо — лишь безответная любовь к себе. Тотальная нехватка не секса, а души. И еще одной — рядом.

…А главное открытие фильма — чувство, что смотришь не на человека, а сквозь него. И взгляд скользит, опустошая смотрящего, ведь, пройдя сквозь человека, уйдя от него, идти куда-либо бессмысленно и напрасно.

20 февраля 2016

Вопреки тому, что обычно подобные скандальные картины воспринимаются бурно и редко кого оставляют равнодушными, моя рецензия всё же нейтральна.

Несмотря на это, я не могу сказать что фильм оставил меня равнодушной. Отнюдь. Просто сложно определиться: понравился он мне или нет. Скорее он оставил горечь на душе и несколько вопросов для размышления.

Итак, «Нимфоманка». Фильм разделен на две части. Скорее всего, это сделано ради коммерческой выгоды. Но с другой стороны, не каждый зритель высидит 4 часа в кинотеатре. Может это оправдано, а может нет. Всё равно для меня это единый фильм.

Длительность фильма не является его минусом, так как смотрится он с интересом. Благо режиссер талантливо преподносит историю и никакой тянучки в фильме нет.

Про актеров говорить не хочется. Все были на уровне. Наверное, самым ярким было появление Умы Турман. Её сцена была чрезвычайно эмоциональна и интересна. Я такого в кино еще не видела. Но всё же был момент перебора.

Сюжет прост. Основной упор режиссер делает на детали. Очень много некого символизма и аллюзий. Иногда они были забавны, иногда банальны, иногда шокирующие. Нестабильно.

Я уверена, что у многих вызвало недоумение обилие гениталий и откровенных сцен. Но, товарищи зрители, обратите внимание на название фильма! Чего же вы ожидали от Фон Триера? Если бы не было провокации в этом фильме, то и фильма бы не было.

Мне бы хотелось сказать несколько выводов, которые я вынесла для себя после просмотра:

- нимфомания- это болезнь, это зависимость. Она ни в чем не уступает наркомании и алкоголизму. И еще, я думаю, если бы главная героиня не «нащупала» свой недуг в юности, то, возможно, он не проявился бы вовсе. Всему виной дурацкий спор в поезде. Ей понравились полученные ощущения и понеслось. Но это мое мнение, мой вывод, необязательно объективный.

- в нашем обществе, а на дворе 21 век, до сих пор чудовищное неравенство полов. Кажется, мы привыкли ко всему. Нас не удивишь. Но почему, когда мужчина ведет подобный образ жизни, то все это воспринимают как должное. А если так ведет себя женщина, то это аморально и она вмиг становится изгоем. Этот вопрос поднимается в фильме открыто. Но ответа на этот вопрос нет, и не будет никогда.

- секретный ингредиент секса-любовь. Это мнение Ларса Фон Триера?!Красивая фраза, очень трогательная. Но фильм это утверждение полностью опровергает! Если бы все было так просто, то главная героиня не дошла бы до того состояния, в котором её мы видим! Ведь у нее была любовь! Хотя, возможно, я ошибаюсь и она не любила. Может свой ингредиент она так и не нашла?! Возможно, полюбив по-настоящему, она смогла бы выбраться из болота нимфомании? А может и нет?

- блестящий ход с исповедью. Грешница исповедуется святому. Но как видно из фильма таких понятий в нашем Мире нет. Люди многогранны. Нет святых и нет грешников. Есть люди! У каждого своя сексуальность. Пускай она дремлет, либо плещет фонтаном. Неважно. Она есть у всех. Невинных людей нет!

-главная героиня — не бунтарка! В этом для меня нет сомнений. В чем её бунтарство? В том, что она шла на поводу у своей болезни, своих инстинктов, пороков? Не верю! Бунтарство- это когда человек противопоставляет себя обществу, с целью его изменить! А героиня просто удовлетворяла свою похоть!

- кроме тебя самого, тебе никто не поможет! Никто тебя не вылечит, если ты сам не захочешь выздороветь! Истина стара, но тем не менее она истина! Мы сами можем многое, но порой не хотим в это верить! А жаль!

В заключении, хочется сказать о том, что фильм атмосферный. Я советую смотреть его в одиночестве, дабы никто не отвлекал. Не советую смотреть его только из-за эротических сцен, как обычно поступают подростки.

Если вы совсем молоды посмотрите это фильм как пособие о том, как делать не надо! Попробуйте понять к чему приводит ненасытность и мнимое бунтарство! Задумайтесь!

Если после просмотра картины вам стало неуютно и противно, тогда эффект достигнут!

6 из 10

8 января 2016

Грани восприятия

Наконец я решилась посмотреть «Нимфоманку» — спустя два года, когда вся шумиха уже отгремела. Признаться, люблю смотреть фильмы с большим опозданием, если вокруг них сплошные громы, молнии и пиар. А в случае с «Нимфоманкой» приступить к просмотру ещё не давал её безумный хронометраж.

Во время просмотра моя оценка фильма колебалась от 6 до 9. И вот в финале я решила написать нейтральную рецензию. Я не могу быть в лагере «красных», где оперируют аргументацией «фи, это порно» люди, по всей видимости, никогда не смотревшие порно. Но и не могу сказать, что восхищаюсь этим фильмом, потому что Триер меня им не восхитил, в отличие от предыдущих работ.

Первое, что прошло для меня «мимо кассы» — это музыка в начале. Рамштайн, вы серьёзно? Многие хвалят и объявляют это чуть ли не самой большой ценностью фильма. А я же почувствовала неловкость, настолько не вязалась картинка и звук в моей голове. Ну, всё субъективно-с.

Далее. Поначалу неуместными мне казались реплики Селигмана, комментирующие исповедь нимфоманки. Мне было откровенно смешно, и только постепенно я осознала, что мастурбирующий в тёмном кинозале датчанин меня смешит намеренно. Просто на фоне серьёзности мрачного сюжета и избитого лица Джо ирония мне казалась странной.

В остальном же Триер в своём амплуа и даже более чем где-либо ещё: здесь и Тарковский, и аллюзии на библейские сюжеты, и самоцитация, и религия, и культура, и святость греха, и грешность святости, и «женская» тема. Но всё это выглядит слегка нарочито и искусственно. В визуальном отношении всё чудесно, великолепно. Актёры справились на «ура». И всё же чего-то не хватило лично мне до шедевра. Да, это opus magnum Ларса фон Триера, вне всяких сомнений. Но не покидает чувство, что в фильме как раз много Ларса и мало самого фильма. Ничего нового режиссёр «Нимфоманкой» не открыл, только повторился. Тема интересная и раскрыта объёмно, но… Мне нравится и ранний Триер, особенно «Догвилль» и «Рассекая волны» — это было здорово, по-настоящему. «Танцующая в темноте» заставляет тебя умереть во время просмотра и снова родиться. Это было сильно, дико и сильно. А дилогия о Джо проигрывает всем этим фильмам, даже поздним «Меланхолии» и «Антихристу». Много слов, но сказано мало. Много времени, а показано всего ничего.

Фильму не отказать в глубине, это надо признать. Конечно, основную оценку я ставлю за режиссёрские и сценаристские труды — это ж представьте, сколько ушло на написание такого сценария?

Минус второй части для меня — это, как ни странно, финал. Он прозвучал отлично, хотя я себе его давно проспойлерила. Чего еще ждать от Триера? Он не был бы самим собой, если оставил всё как есть — относительно благоприятно и миленько. Но этим финалом он перечеркнул всё, что было сказано до. И это мне не нравится — не нравится, что Триер не любит своих героев и так отвратительно низко смеётся над героиней. Нет, вовсе не надо мной, не над зрителем — над героиней.

Этот фильм не порекомендуешь посмотреть всем. Наверное, его вообще сложно рекомендовать. О нем слышали все и кто хотел, тот уже увидел.

Интересно: я задаюсь вопросом — что будет теперь? После того, как депрессивная трилогия подошла к концу вместе с «Нимфоманкой».

7,5 из 10

2 ноября 2015

Плеть, плоть и тело

Нимфоманка Джо продолжает рассказывать грустную и жестокую историю своей жизни, своей любви и болезни, граничащих с патологией, одинокому мужчине по имени Селигман, приютившем и спасшем от ее вероятной смерти.

Решение знаменитого датского кинематографиста, озорника и провокатора, эстета и просто новатора Ларса Фон Триера расчленить свой наиболее амбициозный и эпатажный проект, порнодраму «Нимфоманка» 2013 года, на две равноценные части и проигнорировать участие фильма в конкурсной программе самых значительных киносмотрах мира можно обьяснить не столько творческой блажью, сколь тонко и изощренно просчитанным коммерческим ходом. Впрочем, цельность картины от этого решения ничуть не пострадала.

«Трилогия Депрессии», завершающим аккордом которой и стала «Нимфоманка», в карьере Фон Триера занимает, пожалуй, особое место и находится в отрыве от всех предыдущих его работ. Вобрав в себя все идеологические и художественные изыскания Триера как из его трилогии «Е» — самой близкой по стилистике к Тарковскому — так эмоциональную насыщенность «Трилогии о Золотом Сердце», «Трилогия Депрессии» стала самой личной в творчестве скандального датчанина, который в каждой из частей данной трилогии изливал на зрителя все свои духовные метания, психосексуальные фрустрации и сублимацию множества собственных страхов, провоцируя и эпатируя публику. «Нимфоманка» же, в свою очередь, стала тем фильмом Фон Триера, в котором как никогда много самого Фон Триера, ибо и фильм первый, настроенный скорее на комедийную волну, и фильм второй, ушедший из гротеска на мрачную территорию психологической драмы и эротического триллера с элементами хардкора, буквально переполнены самоцитатами из предыдущих работ режиссера — от самых ранних до последних — и биографическими деталями, превращающими «Нимфоманку» в своеобразную квинтэссенцию всего творчества Ларса Фон Триера, дешифрующую и преобразующую окружающую режиссера реальность, удручающий быт, в сложнейший набор символов и метафор с религиозным оттенком.

В фильме втором Джо в исполнении актрисы Шарлотты Генсбур, ставшей чуть ли не музой режиссера со времени смелого сотрудничества в «Антихристе», все больше погружается в собственное моральное и физическое падение. Предыдущие любовники, в том числе и романтичный Джером, оставлены за бортом ее жизни и забыты и в поиске острых ощущений Джо начинает совершать опрометчивые и необьяснимые поступки с точки зрения логического поведения. Ее грехопадение, начатое в круге первом, с первого момента познания собственного естества, с первой мастурбации и первого минета(познания умножают скорбь и рождают опыт), становится неизбежным и шокирующим в круге седьмом и восьмом. Структурно фильм будто перекликается с «Божественной комедией» Данте Алигьери и главная героиня фильма Джо проходит обратный путь — из Рая, которым было ее детство, сквозь Чистилище ошибок, в самый Ад, лишь в котором под зорким оком рыбака Селигмана(рыба, как известно, является одним из символов Христа) ей предстоит искупление и раскаяние. Заключительные три новеллы «Нимфоманки» уже не столь сдержанны, как первоначальные пять, и Фон Триер с присущей ему откровенностью и беззастенчивостью демонстрирует, как Джо становится жертвой собственных желаний, подкрепляя сие сценами menage a trois a la noire(причем данная сценка разыграна в духе типичнейшего салонного порно в духе синьора Д, Амато, с оттенками нарочитого гротеска в отношении чернокожих самцов), лесбийскими сценами на грани жизнеописаний синеволосой Адель и садомазохистскими экзерсисами, которые, впрочем, не тянут на шок-контент и служат лишь для большего раскрытия главной героини.

Крайне интересными с точки зрения разоблачения мужского в женском становятся герои Джейми Белла и Жан-Марка Барра, ибо и в отношении мужчин Фон Триер не скрывает своей иронической интонации, потому глупо и недальновидно обвинять режиссера в мизогинических воззрениях и вообще в человеконенавистничестве. Фильм «Нимфоманка», как и «Антихрист», как и «Рассекая волны», как и «Меланхолия», как и «Танцующая в темноте» по-своему отвечает на извечный вопрос Фрейда: «А что хочет женщина?». Судя по «Нимфоманке», ответ прост — любви. Но любовь вполне может стать болезнью и патологией; «Нимфоманка: Часть 2» отлично показывает последствия этой хвори, избавляясь начисто от флера легкости, и в финале становясь мрачным триллером с неоднозначным философским финалом, все ответы в котором предельно деконкретизированы, расплывчаты.

Вторая часть ленты стала самой насыщенной по драматургии. Джо, легко и непринужденной порхающей из кровати в кровать, предстоит стать матерью и обрести свои жизненные приоритеты. Кто она, в конце концов? Жена, мать, любовница, просто Женщина, падшая, грязная шлюха без остатков морали… Мучительные роды, безумие, бегство и цепь насилия… Увы, изменить свою природу Джо не во власти, а потому дальнейшие трагические события не несут в себе отпечатка случайности, а вполне укладываются в созданную режиссером закономерность самоуничтожения, финальным аккордом которого становится печальное состояние Джо, избитой и униженной, оскорбленной и фактически стертой из памяти. По Триеру, тем женщинам, поддавшимся лишь зову плоти, не дано стать матерями, но для них и для себя, в том числе, ведь «Нимфоманка» априори слегка автобиографична для Триера, он видит свет в конце темного туннеля, ибо Депрессия побеждена. Селигман со своим рациональным умом и в то же время верой в божественное и сущее становится для Джо и спасителем, и палачом, и просто слушателем, и чуть ли не соучастником ее оргий. Если в фильме первом герою Стеллана Скарсгарда была отведена роль декоративная и он был в тени, то во второй части он и Шарлотта Генсбур выдвигаются на первый план. Их длинный разговор сродни пути Моисея на обетованную Землю, групповая психотерапия прерывается групповыми половыми актами(впрочем, сиюминутными), и кажется, что нимфоманка Джо наконец обрела своего единственного и излечилась.

«Нимфоманка» — это внежанровая и отчасти действительно эпохальная во всем творчестве датского апологета нового кино работа, поражающая изобретательной постмодернистской полифонической режиссурой, блестящей подспудной символикой, яркими актерскими перформансами, в том числе Шарлотты Генсбур, для которой роль Джо стала чуть ли не ее персональным бенефисом. И лишь неизбывное время покажет, станет ли «Нимфоманка» лучшей работой Ларса Фон Триера или, как всегда, он уготовил немало козырей в своем рукаве.

3 октября 2015

Абсурд: Часть 2.

«Я не такая, как вы. Я — нимфоманка».

Джо любит себя такой, какая она есть. Она не хочет меняться. Ведь в ней нет места для общества.

Никакой, однако, реалистичности. Мир здесь просто приспосабливается к Джо и её прихотям. Никаких объяснений ко всему, во что она ввязывается, не даётся. Словно зритель должен сосредоточиться лишь на Джо, а окружающий мир пусть так и остаётся таким же нереалистичным.

Эта Джо какая-то нереально везучая. Попадет именно к асексуалу-старику, который только из-за любопытства сделал то, что он сделал в конце, и который так чётко понимает и находит смысл в каждом слове героини. Так, он прекрасно проводит параллель между Сатаной и мифами «Фауста» и необычными галлюцинациями Джо. Он и психолог, и философ, и историк. Он оправдывает все её поступки, видит все её действия как что-то свойственное всем людям. Что несказанно раздражает.

Так, женщина, что и Эдгара По не знает, становится учителем музыки, а потом так вообще «собирателем долгов».

Так, всё понимающий муж официально позволяет ей развлекаться с другими мужчинами, а сам потом по ревности крушит зеркала в ванной.

У Джо и Джерома есть сын, которого они, спустя несколько лет легко так отдают другим родителям.

Никакой морали, посыла, интересного сюжета. Повествование нудное и затянутое. Слова людей в этом фильме не связаны и, кажется, писали их разные люди в разное время и незнакомые друг другу. Действия главных героев, которые вроде ни чем больны, вызывают недоумение и зачастую отвращение. В фильме ничего не поясняется. Кто такой этот садист? Что за странный бизнес у Джо и почему какой-то мафиози держит за своих «вымогателей» восемнадцатилетнюю девчонку? А зачем здесь вообще эта восемнадцатилетняя девчонка? Почему её любимый Джером так ненавидит Джо, когда сам был не против её прогнивших желаний? За что Джо хотела убить Джерома, если сама во всём виновата? И кто вообще такой этот старик-мыслитель(Стеллан Скарсгард)?

Жизнь о порочной, грязной и очень глупой женщине.

Драма? Жизнь? Философия?

Бред. Грязь. Скука.

Полное развёрнутое мнение в рецензии на первую часть.

2 из 10

23 августа 2015

забудь о любви!

Писать рецензии на фильм вроде «Нимфоманки» Ларса Фон Триера, дело всегда очень сложное. Такие фильмы требуют максимальной сосредоточенности при просмотре.

Скажу честно, 4 часа для меня пролетели очень быстро, и смотрела я его на одном дыхании.

Я мысленно не делю его на 2 отдельные части. Для меня фильм целостен.

Фильм вызывает разные чувства. Тут тебе и комедия, и трагедия, и вроде бы простая обыденная история о зависимости. Символизма в картине хоть отбавляй, интеллектуальный разговор между Джо и Сэлингманом вообще отдельная история. Сэлингман ищет интересные аналогии, символы, порой смешные, выступает в роли психолога, чтобы как-то утешить Джо. Но, и ему иногда закрадывается в голову, что Джо переступила грани дозволенного. А как же иначе? Ведь если ты позволяешь себе быть зависимым, неважно от чего, есть риск всегда переступить за рамки.

Если честно, секс тут совершенно не главное. Я оценила картину как произведение о зависимости.

А зависимость бывает разная. Алкогольная, наркотическая, религиозная, идеологическая, сексуальная, любовная, книжная, киномания, я уж не говорю о зависимости от публики, или напротив от одиночества, от детей, или от родителей.

В этой картине, если отбросить куда-нибудь подальше ханжество, каждый может увидеть себя.

Лично я смотрела фильм как про себя. Но, извращенцев прошу успокоиться. Страдала я вовсе не сексуальной зависимостью, а зависимостью от одного, определенного человека.

И господи, симптомы очень похожи. А если вовремя не спрыгнуть, практически любая зависимость, начинающаяся с безобидного пристрастия может разрушить жизнь. И вот ты сидишь в постели незнакомого человека, разбитая, потерянная, и обещаешь себе, что чтобы ни случилось, ты перестанешь, и никогда не вернешься к прошлому.. Зависимость это всегда ограниченность. Она подавляет уверенность в себе, ты перестаешь быть гармоничным, (если когда им был), становясь ненасытным.

И с Джо получилось тоже самое. Ее гиперсексуальность в юношестве воспринимается зрителем комически. Я думаю, не зря Ларс сделал первую часть более легкой, и комедийной, медленно, но верно переходя к настоящей трагедии. Со смерти отца, эта трагедия и началась.

18тилетняя ненасытная нимфоманка воспринимается зрителем как-то по-доброму, или хотя бы без явных осуждений. Гормоны, юношеский максимализм, своеобразный бунт против любви и традиционных отношений. Такая вот неуемная юная пантера. Или глупенькая дурочка, которая наиграется и успокоится. Когда вы бунтуете против традиций в юности, всегда так. Люди думают: « Она наиграется и успокоится». А муж Умы Турман сам виноват. Не понял ничего. Именно так многие и думают, с кем я вела дискуссию на тему Нимфоманки.

Но, она пыталась. Она пыталась любить своего мужа, быть для него верной женой, и лучшей любовницей. Еще за долго до брака, она отказалась от секса именно ради этого человека. Но, зависимость снова вернулась к ней. И тут получилось как с наркотиками. Чтобы вернуть самое первое ощущение кайфа, нужно было больше дозы, больше экспериментов самого разного, порой извращенного типа.

Многие просто возненавидели Джо, когда она бросила ребенка, предпочтя ему зависимость. Но, я лично испытала к ней чувство жалости. Ведь она своего рода наркоман. А сколько таких историй про наркоманов, бросающих детей, отправляясь на поиски дозы. С презрением к себе в душе, с горечью и болью, но и невозможностью перенести ломку.

Нимфоманка, которой явно за 30, и у которой уже есть семья совершенно отдельный разговор, нежели 18тилетняя ненасытная милашка.

Общество не прощает подобное. Когда Джо бросает сына, рыдая у его постели, лично я осознаю, что ее зависимость уже перешла на критическую стадию, и справиться с ней она вряд ли сможет.

Затем был период саморазрушения. Бунтарка снова вернулась. Но, такого рода бунт не вызывает уже смех, а скорее злорадство, и желание закидать камнями бунтаря. Ибо бунтарю уже не 18. Джо превратилась в изгоя.

Лично мне жаль Джо. Женщина, не сумевшая побороть детские травмы, одинокая, пустая, бегущая от реальности к сексу, и спасающаяся именно им. Но, более искренняя, чем многие.

Вот бы хорошо было, если бы мы видя наркоманов, или других людей, которых губит их зависимость, не пытались моментально указать им на их место-место изгоев, а сумели протянуть руку помощи, и принять. Может это им в первую очередь и нужно, чтобы стремление искать дозу в них иссякло.

Чтобы одиночество немного испарилось. Просто принять. Без этих традиционных нравоучений: « Прекрати все это! Ты же мать(отец), (взрослая девушка). Ты обязана делать так-то!!!». Ведь не каждый может похвастаться, что, к примеру, быстро спрыгнул с зависимости. «Я его бросила, как бы больно не было. Я не подхожу к телефону, как бы тяжко не было». А кто-то не сможет бросить, и таки будет зависеть. А общество будет с высоты птичьего полета поучать « Да ты не любишь себя. Как ты можешь быть такой?». Кто-то и вовсе откажется от тебя, из-за твоей зависимости. Потому, что модные журналы советуют собирать вокруг себя лишь успешных и позитивных людей, ибо это единственная возможность стать счастливым.

Было видно, что Джо даже не с кем было поговорить о своей боли до Сэлингмана. А вот кто бы ее понял? Сами посудите! У меня такое впечатление, что даже психологи, психотерапевты и те бы не смогли понять ее. И ничего кроме холодной постановки диагноза, назначения анти-депрессантов, и дурацких вопросов она бы не услышала.

А мужу Джо, как кажется мне, необходимо было помочь жене. Протянуть ей руку, а не ставить ультиматумы. Но, и его в той или иной степени можно понять.

Лично я понимаю всех героев картины, и все они вызывают во мне жалость, и сочувствие.

Прекрасно, что Ларс снял такой фильм. Каждый сам вынесет свой вердикт. Каждый сам определится, кто для него Джо? Чудо? Гниль? Распутная и падшая дегенератка? Женщина, которую просто не поняли? Героиня с феминистским окрасом?(речь идет о двойных стандартах, озвученных Сэлингманом. «Почему если мужчина «имеет» пол- города, то он мачо? А женщина сразу ш.. юха»?)

Для меня Джо просто несчастный человек!

26 июня 2015

Четыре часа исповеди Джо: Часть вторая.

При просмотре фильма «Нимфоманка: Часть 1», люди узнают о тяжелой и сексуальной жизни нимфоманки — Джо. О всех ее переживаниях и проблемах. А о чем же рассказывает вторая часть творения Ларса фон Триера? Для меня это не понятно.

Во второй части все больше и больше отвратительных сцен, диалоги начинают утомлять, ибо слишком они «умные». Ты уже ждешь финала просто из любопытства, а не потому что тебе интересен фильм. Так проходят 2 часа и конец истории нимфоманки шокирует, а с другой стороны смешит. Нет, я не изверг и все понимаю, что у девушки сложилась непростая жизнь, но кто в этом виноват? Она сама. Есть очень много ситуаций, когда люди пошли на путь грешный из-за того, что были серьезные проблемы в жизни и выхода не было. Здесь мы наблюдаем историю девушки, которая страдала распущенностью. Она делала все, но не имела ничего. Нужно было вовремя себя остановить и обратиться к специалисту, только вот Джо не помогли и она увлеклась своими ощущениями, и бурной сексуальной жизнью.

Вообще, я думал, что изменю свое отношение к данной кинокартине и смогу понять замысел автора, но мне не удалось, просто потому что тут все предельно ясно и одного фильма было бы достаточно.

Мне понравилась цитата из второй части, которая дает характеристику всему фильму: «История была бы чрезвычайно банальной, если бы ты была мужчиной». Согласитесь, если снять такой же фильм о мужчине, то его никто обсуждать не будет, и просто назовут персонажа бабником, и поставят низкую оценку, но тут же девушка. Попахивает феминизмом.

Наверное, я так думаю, что фильм заслуживает свое место быть в истории кинематографа, потому что существует же фильм «Пятьдесят оттенков серого» для молодежи, а ведь должен быть фильм и для взрослой аудитории.

8 из 10

30 мая 2015

Дом, который построил Ларс.

Удивительно меняется творчество Триера: вначале это было жертвоприношение в трилогии («Рассекая волны», «Идиоты», «Танцующая в темноте»), такое понятие, как «золотое сердце». Поняв, что человечество само по себе ад, но мы дадим ему еще один шанс, творчество стало немного недоверчивым к человеку, но дающему шанс еще очиститься («Догвиль», «Мандерлей»). Только человечество все глубже зарывается в своих пороках, тайных похотях, лживости и лицемерия. Человек одержим злом и через него реализует себя. И нам предстают такие картины, как «Антихрист» и «Нимфоманка».

По поводу высказываний, что это п*рнуха. П*рнография — отображение сексуального поведения с целью вызвать сексуальное возбуждение. Здесь напротив же, все тела деформированы, худы и некрасивы и не вызывают никакого возбуждения. Кроме Шарлотты Гензбур. Она пластична, дышит жаждой жизни. Ей просто хочется чего-то большего от жизни.

Играющий за кадром трек Rammstein, этакий дьявольский саундтрек, кажется сейчас разорвет врата ада, и грешные души посыпятся на Землю, и за всем этим будет наблюдать и руководить наш кукловод, «злой гений», и «божественный Сатана» Ларс фон Триер.

Уважаю и люблю творчество великого мастера и художника Андрея Арсеньевича Тарковского и все больше вижу, как ценит его и Триер. Православные иконы, пейзажи и картины местности, Бах. Достаточно вспомнить «Солярис» Тарковского. Совесть, не дающая покоя главному герою, превращает его жизнь в сон и сопровождается прелюдией фа-минор «Взываю к тебе, Господи» Баха. То же самое наблюдается и у Триера с главной героиней. Только гораздо жестче. Катарсис у Триера — пройти все круги ада.

Кадр, где Гензбур нашла свое дерево: одиноко стоящее на высокой горе, голое и корявое, но все равно тянущее ветви к небу и чему-то чистому, ярко символизирует ее саму: такую же рядом стоящую и полную одиночества, но с неуемной жаждой жизни. Именно этот кадр напомнил мне плакаты с «Жертвоприношения» и «Ностальгии» Тарковского. Да, и еще водоросли, как в «Солярии». Видимо, Ларс очень любит эту картину. И первый, кого благодарит Триер в титрах, это Тарковский.

Мужчины слабы и беспомощны: Жером — молодой и красивый, но при этом глупый, Селигман — немолод, начитан, но на этом достоинства заканчиваются. Чтобы соблазнить мужчину, достаточно улыбки и нескольких кротких фраз, после чего они готовы следовать за тобой в любое место. Сила вожделения преобладает над телом мужским. Примитивно… Вот и идет сравнение с рыбой и рыбалкой. Главное вовремя дернуть, чтобы с крючка не сорвался.

Только вот женщина живет в осуждениях… Если бы на месте ее был мужчина: имеешь любовницу — молодец, переспал с тремя — да ты крут, бросил семью — с кем не бывает. Но только не с женщиной. Сразу спустят всех собак.

Великолепен эпизод с Умой Турман в роли брошенной жены и матери троих сыновей. Драматичный, но при этом бесконечно гротескный, эпизод заставил смеяться сквозь слезы. Да, смех сквозь слезы…

Много эпизодов из предыдущих работ Триера, например, возбуждение при акте смерти: в «Антихристе» — при смерти ребенка, а в «Нимфоманке» — при смерти отца. А первая часть напомнила «Молода и прекрасна» Озона. А также «Детство Люверс» Пастернака, где идет самопознание девочки и как она превращается в женщину.

Эпизоды с зеркалом отражают то, что потеряла героиня: чистоту ребенка, который среди серых красок предстает в красном пальтишке. Но тем не менее она нисколько не очищает себя, а без лицемерия признается в своих грехах.

Фильм — как Чистилище. Келья. Священник — Бог, грешник — Дьявол. Исповедь. Или это Триер с куклами на руках рассказывает нам свою историю? Интересны теософские высказывания автора про бытие. Главная героиня познает мир эмпирическим путем, чувственным.

Наш мир… В нашем обществе уже давно отсутствуют такие понятия, как здравый смысл, законы морали, чести. Человечество ищет власти и наслаждений, а также денег. И, если у него что-то отбирают, или он недополучает того, чего хочет, его начинает трясти в истерике. Но прежде всего его трясет от отвращения к себе. Мы зависимы — все, лицемерны — все. Каждый из нас по-своему болен.

Так и Селигман не понял главную героиню: что такого, ведь ты это со многими делала? А ведь она доверилась ему, как священнику (которые при этом грешат куда больше), смогла назвать его своим другом (которые куда-то исчезают в самые трудные минуты), он не понял, более того — просто не услышал ее исповеди. Лицемерие… Но женщина сильное существо, она справится и начнет свой путь к очищению.

Триер показал современную любовь. Посмотрите вокруг — она изгажена в разврате, идет растление малолетних, насильничество. Все поругано и растоптано…

Только она все-таки никогда не умрет, и в нотах классической музыки остается любовь, та любовь, с которой может начаться новое сотворение мира, как после потопа, очистившего землю от греха.

Добро пожаловать в безумный мир Ларса фон Триера.

9 из 10

17 мая 2015

Сумерки чистого разума

У многих зрителей после просмотра этого фильма осталось неприятное послевкусие. Я не исключение. Причина, конечно, не в откровенных сценах. Разве могут удивить современного зрителя «40 римских плетей», адресованных женщине или мужчине? Причина вовсе не в пресловутой брезгливости или ханжестве. Меня, как зрителя, этот фильм покоробил своим чистым интеллектуализмом, неприкрытой рациональностью.

Ларс фон Триер взял на себя роль конструктора, но конструктора, который не создает что-то новое, а перебирает уже известные пазлы. Поэтому он скорее ловкий жонглер концептами (вот вам концепт секса, включающий все его формы, а вот концепт веры, и еще имеются в наличии концепты общества, насилия, смерти и т. д.). И упрекать его в этом вряд ли справедливо, он делает то, на что способен, и делает это вполне сносно. Но это не дает ему права именоваться художником и мастером, для которых знания термина «полифония» и эпикурейского тезиса против страха смерти не является достаточным основанием для создания очередного творения. Беда фон Триера в том, что он позабыл о том, что чистый разум куда более нелицеприятен, чем любые порнографические образы. Именно этот чистый разум безнадежно портит фильм.

Добротное художественное произведение не может обойтись без глубоких метафор, сильных образов. Ларс фон Триер вроде бы и пытается всем этим насытить фильм (чего стоит метафора души дерева), но как-то неумело, искусственно. В этом деле он похож на калеку с протезами, который ходит, но походка его все же неестественна.

Чувственная Нимфоманка, вытесненная в конечном итоге обществом, находится на одном полюсе, а интеллектуал Ларс фон Триер — на другом, но оба они изгои общества.

26 апреля 2015

Остапа несло!

Ильф и Петров про Ларса фон Триера

Селигман и Джо (Скарсгард и Генсбур) продолжают свою неторопливую ночную беседу, начатую в первой части фильма. Теперь Джо рассказывает своему случайному собеседнику о том, как потеряла чувствительность и пыталась найти её в садомазохистских сеансах, рушащихся отношениях с Джеромом (ЛаБаф), криминальной работе и своей новой подопечной Пи (Гот).

Первая часть изначально неделимого фильма «Нимфоманка» показалась мне весьма неплохой, но несколько более переперчённой, чем позволяет мне «безболезненно» воспринимать мой вкус. Однако во второй части своего самого длинного опуса в жизни, Ларс фон Триер и вовсе сорвался с цепи. Такое ощущение, что прежде чем снимать «Нимфоманку» датский режиссёр открыл две виртуальные шкатулки с надписями «провокации» и «глубокие мысли». На первую часть картины Триер более тщательно выбирал «сокровища» из коробки с мыслями, и замешивал их с небольшими, но достаточно весомыми «жемчужинами» сосуда с провокациями. Однако, выяснилось, что к моменту съёмок второй половины одна из шкатулок почти опустела, а в другой остались самые жирные и неприглядные куски. Вот и затыкает Триер дыры всем, что подвернётся на руку — негры, садо-мазо, брошенный ребёнок, криминал, разговоры о педофилии. Да ещё и сцена с анонимными нимфоманками в качестве собственного оправдания. «Я не такая, как все и горжусь этим». В этом весь Триер.

И если бы не генеральная линия фильма, не чудесные актёры в кадре и не ёмкая, остросоциальная концовка — картина и вовсе бы упала в моих глазах. Самый яркий образ в этой ленте, на мой взгляд, создал Джейми Белл — серьёзный, безэмоциональный, примороженный садист, практически безвозмездно лупцующий своих «жертв». На удивление именно его герой выглядел самым внятным из всего этого серпентария. Также понравилась по юмору сцена с негритянскими разборками, получилось достаточно смешно и оригинально, но при этом сравнимый по настроению выход Умы Турман в первой части был сильнее и глубже по мысли.

Конец заставил задуматься о дальнейшей творческой судьбе датского режиссёра. Очевидно, что в «Нимфоманке» Триер ассоциирует себя с Джо. Получается тогда, что режиссёр намекает: ему наконец надоело делиться сокровенным с публикой, получая взамен только тонну успокоительных речей и нахальную попытку воспользоваться доверием простого, но измученного судьбой «творца». «Выстрелит» ли он в свою публику? И если да, то в какой форме это будет сделано? Прям страшно.

Вторая часть «Нимфоманки» мне понравилась меньше первой. На мой взгляд, эпатаж здесь стал ещё более эгоистичным, а глубинные мысли, заложенные внутри картины, окончательно размыло волнами режиссёрского самобичевания.

6 из 10

21 апреля 2015

Драма Нимфоманка: Часть 2 впервые показанa в 2013 году, с момента выхода прошло чуть больше 8 лет, его режиссером является Ларс фон Триер. Кто учавствовал в съемках, актерский состав: Удо Кир, Шарлотта Генсбур, Кристиан Слэйтер, Уиллем Дефо, Джейми Белл, Шанти Рони, Стеллан Скарсгард, Кэролайн Гудолл, Кейт Эшфилд, Ума Турман, Шайа ЛаБаф, Жан-Марк Барр, Лаура Кристенсен, Михаэль Пас, Кристина Урспрух.

В то время как во всем мире собрано 4,934,725 долларов. Производство стран Дания, Германия, Франция и Бельгия. Нимфоманка: Часть 2 — заслуживает внимания, его рейтинг по Кинопоиску равен примерно 6,8 из 10 баллов, это довольно хороший результат на мировой арене кино. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 18 лет.
Популярное кино прямо сейчас
© 2014-2021 FilmNavi.ru - ваш навигатор в мире кинематографа.