Затмение
L'eclisse
7.9
7.7
1962, мелодрама, драма
Италия, Франция, 2 ч 5 мин
16+

В ролях: Моника Витти, Ален Делон, Франсиско Рабаль, Луи Сенье, Лилла Бриньоне
и другие
Виттория перетекает по жизни из одних обстоятельств в другие: мужчина - подруга - другой мужчина - соседка... Уходы - приходы - встречи - рассказы... Все это, как облака, проплывающие по небу: вот они есть, а через мгновение - уже нет. Ничего особенного, акцентированного. Жизнь проживается. Танец-лицедейство: вода в чане, щепочки на сухой земле, затмение...
Дополнительные данные
оригинальное название:

Затмение

английское название:

L'eclisse

год: 1962
страны:
Италия, Франция
слоган: «... the ache and ecstasy of love...»
режиссер:
сценаристы: , , ,
продюсеры: ,
видеооператор: Джанни Ди Венанцо
композитор:
художники: Пьеро Полетто, Биче Брикетто, Джитт Магрини
монтаж:
жанры: мелодрама, драма
Поделиться
Финансы
Мировые сборы: $2 877
Дата выхода
Мировая премьера: 12 апреля 1962 г.
на DVD: 20 июля 2004 г.
Дополнительная информация
Возраст: 16+
Длительность: 2 ч 5 мин
Другие фильмы этих жанров
мелодрама, драма

Видео к фильму «Затмение», 1962

Видео: Трейлер (Затмение, 1962) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Трейлер

Постеры фильма «Затмение», 1962

Нажмите на изображение для его увеличения

Отзывы критиков о фильме «Затмение», 1962

Извечный бег от самих себя

«Затмение» — это вторая просмотренная мною картина из трех, входящих в т. н. «трилогию отчуждения» Микеланджело Антониони. Если «Приключение» оставило после себя лишь атмосферу неуютности и смутное сожаление о, возможно, не слишком разумно потраченном времени, «Ночь» я пропустил, то знакомство с «Затмением» можно описать такой фразой — я сначала не понял, а потом как понял! Но обо всем по порядку.

Талант Антониони в данной картине показал себя столь мощно, что скуку Виттории я переживал как свою собственную — сказать по правде, ее меланхоличное фланирование в поисках хоть чего-то, способного заинтересовать, трогало меня в наименьшей степени. Как главная героиня что-то делает, куда-то ходит, не отдавая себе отчета в своих действиях — так и я не вполне осознавал, зачем смотрю этот фильм, отстраненно (отчужденно?) наблюдая за неспешной сменой кадров. Однако мне было интересно рассматривать картинки новой на тот момент Италии, показанные в весьма эстетских и радующих глаз кадрах, за итальянцами, играющими на бирже — а этот народ в наибольшей степени подходит для подобных развлечений. Визуал и атмосфера — вот чем фильм удерживал мое внимание до финального Озарения.

Осью того, вокруг чего закручено нечто, выступающее в данном произведении за сюжет, служат несколько дней из жизни девушки Виттории, особы неглупой и внешне привлекательной, но отчаянно непонимающей, чего она хочет от жизни, от себя и от окружающих ее людей. Когда она сбегает от своего жениха в первой сцене, она на самом деле сбегает от себя, открывая этим целую череду подобных попыток, проходящую через весь фильм. Немногим позже это особенно ярко раскрывается во время исполнения негритянского танца — надев чужую личину, отринув себя она становится максимально живой и энергичной, показывает наивысшую вовлеченность в момент, на ее лице мы, наконец-то, видим эмоции. Но вот танец закончен и, разоблачаясь из чужого образа, она снова становится холодной, безэмоциональной и отстраненной.

Другой характеристикой героини выступает то, что она «не знает». Не знает, чего она хочет и чего ей надо от жизни, что она чувствует и кто она есть. Это проявляется с самого начала фильма, когда Виттория уходит от своего жениха и ни одна из дверей на пути от его дома до ее квартиры не остается закрытой — она как бы и решила уходить, но и не решила ничего, она не знает.

Но Виттория здесь олицетворяет только один полюс отчуждения (все-таки основным посылом мне больше видится не отчужденность в отношениях, но отчуждение от своей самости). В противоположность ей выведены игроки на бирже, а также их слуга и господин — Пьеро (кто он для Виттории: любовник? приятель? возлюбленный? — думаю, если бы мы спросили главную героиню, то она ответила бы своим коронным «Не знаю»). Как Виттория нашла путь к побегу от себя в диких танцах, так и эти люди ушли с головой в биржевую игру, проявляя максимальную активность и вовлеченность, забывая о себе и о своих родных. Они пребывают в вечной суете, азарте, показывают настоящий накал чувств в полную противоположность «замороженности» Виттории. Кажется, уже они-то живут в самом средоточии жизни. Но вот на бирже грянул мощный медвежий рынок, все летит к чертям, игроки теряют свои средства — и всех настигает жестокое отрезвление. Да, их наркотик, позволяющий им не оставаться наедине с собою и найти какой-то внешний смысл, оказался очень дорогим.

Пьеро, конечно, в данном случае занимает более выигрышную позицию по сравнению со своими подопечными, но и он не может заткнуть своей внутренней пустоты мерседесами и бмв, девушками и победами в биржевой игре. Он пребывает в постоянном движении, ни на минуту не способный задержаться на одном месте, куда-то бежит, с кем-то разговаривает, что-то делает. Ведь если он остановится — ему придется иметь дело с самим собой, заглянуть в бездну внутренней пуcтоты и бесцельности жизни. Интересно показано воздействие двух центральных персонажей друг на друга — будучи рядом, они начинают уравновешиваться, Пьеро становится спокойнее, а Виттория наконец-то становится похожей на живого человека. Вообще, эти два героя — столь контрастирующие внешне и настолько одинаковые в своей сути, — вызывают у меня ассоциации с двумя не менее противоположными героями других картин. Признаюсь, сам образ Виттории меня немного бесит и вызывает в памяти молодого кюре из «Дневника сельского священника» (под конец фильма я уже просто не мог смотреть на его вечно кислую мину). А вот Пьеро живо напомнил мне молодого Гию из картины «Жил певчий дрозд», не удивился бы, узнав, что Иоселиани вдохновлялся этим фильмом при создании своего собственного шедевра.

Итак, наколбасив такую прорву текста, я лишь немного приблизился к сути — о чем же фильм? А он обо всех нас, людях современного мира, которые создали для себя совершенно неестественную среду обитания и теперь никак не могут найти себе в ней место. Талант режиссера позволяет нам увидеть в зеркале главных героев себя самих, по крайней мере, многих из нас — стоит только приглядеться и хоть немного задуматьcя. Финальным кусочком паззла, расставившим все по местам и ответившим мне на вопрос о сути фильма стала передовица газеты в руках прохожего, крупными буквами кричащая о гонке атомных вооружений и о хрупкости мира между соперниками в холодной войне — и о хрупкости нашего мира как физического явления. Зачем быть кем-то кроме Виттории и Пьеро, ищущих, как бы убить свое время, если мы живем в карточном домике, который способен в любой момент рухнуть под дуновением политических ветров? Да и чего вообще стоит отдельный человек — в сцене с угоном машины Пьеро ясно показана ценность отдельной человеческой жизни по сравнению с действительно важной необходимостью выправления вмятин на кузове машины и последующей ее продажи. Но финальная сцена масштабирует проблемы и чаянья отдельных людей до судеб всего человечества, являя тем самым нечто вроде алхимического превращения — ведь макрокосм в алхимии является отражением микрокосма. Вот она — настоящая магия кино, вот оно — настоящее искусство. Смутная тревога и неуютность, не покидающая при просмотре всего фильма, начинает просто кричать и звенеть — ты смотришь на играющих детей, на какие-то дома, небо и начинаешь понимать, насколько все хрупко и ненадежно, уязвимо и бессмысленно. Нажатие кнопки — и все стирается в пыль. Даже поливальная машина на газоне сразу начинает казаться дезактивирующей установкой. С этого момента приходит понимание всех героев фильма, понимание того, что хотел сказать Антониони. Но самое главное — это возможность совершить еще один шажок к пониманию самих себя, а ведь это именно та цель, которой служит любое истинное Искусство.

8 декабря 2020

Неспособные любить

Атмосфера одиночества, скуки и отчужденности этого фильма притягивает тебя и не отпускает до появления слова «Fine». Как и в других фильмах Микеланджело Антониони «трилогии отчуждения» мы видим непонимание между героями, потерянность и отрешённость. Они не могут построить с друг другом отношений, так как сами не знают чего хотят от жизни.

Главная героиня (Моника Витти) противопоставляется всему обществу. Ее задумчивость, загадочность и прозаичность делают ее совершено не похожей на остальных людей. Людей, которым главным в жизни становятся я материальные ценности. Даже в разговоре с Пьеро (Ален Делон) чувствуется непонимание, ведь он говорит с ней о бирже, покупке о новой машины, квартирах, то, что ей не интересно. Главное место в их диалогах отводится молчанию, с помощью которого мы с экрана чувствуем тоску, скуку и безразличие между героями.

Между ними нет отношений. Пьеро встречается с Витторией из-за скуки, словно она для него просто очередное развлечение, и она чувствует его фальшь. Но почему же она встречается с ним? Как мне кажется, во-первых, потерянная и одинокая, она просто сами не знает чего хочет. Вся ее неопределённость жизнь отражается в походке, странных движениях и отстранённом взгляде. А во-вторых, она еще не отошла от прежних отношения и, как и все героини трилогии жаждет любви.

«Я так устала, так подавлена. Разочарована и сбита с толку»

Меркантильный и суматошный Пьеро и одинокая, отстраненная Виттория. Они слишком разные, и всё же ненадолго влюбляются в друга друга. Но вскоре приходит конец их отношениям, приходит Затмение. Мне необычайно понравилось то, как показано это в фильме. Здесь не было разрыва отношений, как такого, диалога между ними или ссоры. Через городской пейзаж, мерцание лампочек, напряженные лица других людей Антонино показал затмение. Что удивительно, не было показано ничего необычного, драматического, просто город и место встречи главных героев, на которое ни один из них не пришел, но всё равно ощущается напряженность и некоторое волнение. Интересно, может ли так современный кинематограф приковать зрителя к экрану, не приказывая насилия, пустых «аттракционов» и спецэффектов?

25 января 2019

Фильм для тех — кто жил для кого-то… кто мог уйти или не мог… кто встречал или кто мог встретить, но остался в своей колее…

Она расстается с ним. Он хотел сделать её счастливой. Она была счастлива в 20 лет. Теперь быть вместе — чередовать невыносимость с чувством, что он же близкий — родной. Был близкий. Но ведь жаждешь счастья. А из себя не выйдешь, себя не переломишь. Ты в своем порыве — больше чем ты есть — и это больно…

Он не знает, как быть дальше. Он хочет начать с начала, он помнит, что ребенком было можно начать всё заново. Но не теперь…

Череда взглядов перед уходом, который в любой момент может не состоятся, но происходит…

Самое важное переживается и уходит неостановимое. Время идет… Обязательность обыденности не может подождать…

Она еще прекрасна. Соседки прилеплены к другим. Её мать поглощена в игры. Биржа — азарт забытья, деньги из случайности…

Вот появляется другой Он — красивый, обычный, не обнажающий свою пустоту… Он для неё — деревянный кораблик — щепка на поверхности её глуины. Которая может и не глубина, а всего лишь ёмкость.

Смерть же рядом — один взмах рукой, соблазн… и игрушка хоронит игрока…

А любовь как есть — не хочет быть такой, какой должна была бы быть. Она слишком — чтобы от неё отмахнуться, но и она не безусловность, чтобы быть сильнее всего… Любовь не замена свободе, и это тяжело…

Виттория вдруг может смеяться… И может бояться… Она оживает…

А мир в любой момент может исчезнуть…

8 из 10

7 октября 2018

Евгения Онегина

Авторитет Антониони, мэтра кино, конечно, влияет на восприятие. Затянутые кадры, где ничего не происходит, длинные панорамы города, повторяющиеся сцены, где героиня говорит свою любимую фразу «Я не знаю»… Все это не помогает досмотреть фильм до конца, но Антониони, классика, «может я что-то не понимаю»… и мы досматриваем.

Тема не нова: пресыщенность, внутренняя пустота, разочарование в жизни, потеря смысла. Все это было и 100 и 200 лет назад и изучено классиками, начиная с Евгения Онегина. Но по сравнению с этими классиками фильм Антониони мне показался всего лишь зарисовкой, где многое нужно домысливать и додумывать, а тема сама остается не раскрытой. Для ее раскрытия скучающего лица Моники Витти и ее извечного «Я не знаю» как-то не достаточно. Королева-несмеяна, ее ничего не радует, она скучает, она никого не любит. Как говорила Мордюкова, от этого хорошо помогает банька, да с веничком! Ну это мы отвлеклись. А если серьезно, то все эти страдания выглядят ненатурально, потому что остается непонятным, в чем собственно ее проблема, чего ей не хватает и, самое главное, куда это все приведет? Мы не можем ей сопереживать, потому что она ничего не делает, она только ходит и скучает. Она себя характеризует только через свою внешность, но это уже не кино, а фотография. 2 часа описания скуки. Скукой начинается и скукой заканчивается. Финал открытый, развязки нет. Oщущение, что мы ехали в поезде и 2 часа смотрели из окна на пейзаж Красиво но мало.

14 июля 2018

Одиночество и скука в Италии

Июль 1961 года. Из всех приёмников и утюгов играет танцевальная песня Mina Mazzini «L`eclisse twist» («Цвет настроения — синий» тех лет). Блондинка с модельной внешностью Виттория бросает перспективного богатого жениха. Он её хочет, пристаёт, а она уже нет. Вы когда-нибудь расходились с человеком, который в Вас влюблён? Есть ли у Вас своё маленькое кладбище разбитых сердец? Тому, кто уходит, ещё тяжелее, чем тому, кого бросают. Поверьте. Проверять не нужно. Он словно оставляет в лесу маленького котёнка. Стыд, тревога, самоуничижение. Это больно. Человеческой этикой запрещено оставлять того, кого ты приручил, кто к тебе привык, любит и нуждается в тебе. Но невозможно же остаться.

Учёные 21 века уже определили, что любовь — это болезнь, и под номером F63,9 занесли её в реестр заболеваний Всемирной организацией здравоохранения. Любовь отнесли к психическим отклонениям, к пункту «Расстройство привычек и влечений». После алкоголиков, игроманов, маньяков-поджигателей, токсикоманов, клептоманов и выдергивателей волос. А есть ещё те, кому нравится себя резать. Ну, знаете, закрываются в ванной, берут бритву и оставляют маленькие порезы на бёдрах, там, где не будет видно под одеждой. Состояние душевной пустоты, неприкаянности и обречённости на одиночество.

Фильм долгий, наполненный сценами без динамического действия, взглядами, щиколотками Моники Витти, её плечами, золотистыми волосами, душевными метаниями. Героиня вступила в тот возраст, когда, казалось бы, по меркам общественного мнения, нужно чего-то уже достичь: сделать карьеру, начать семейную жизнь, нарожать детишек, построить дом и т. д. Просто, когда всего этого нет, то остаётся время подумать. Осознать бренность бытия. У Виттории есть только фигура, внешность (оказывается, по мнению режиссёра, этого мало, девочки!), переводы с испанского, печатная машинка, модная лампа да седеющая мама — вдова, играющая на бирже. Там же она встречает героя 27-летнего Алена Делона. Биржевого маклера, красавчика без лишних сантиментов. Я сама обожаю красивых мужчин. Но, когда внутри тебя пусто, влюбиться невозможно. И героиня принимает одиночество. Как в стихотворении Беллы Ахмадулиной про «посверкивая циркулем железным», неполную версию которого спела Алла Пугачёва: «Утешусь, прислонясь к твоей груди, умоюсь твоей стужей голубою».

Некоторые люди остаются одни, без пары. И в этом нет ничего предосудительного, и не нужно их жалеть. Так сложилась жизнь. Им так лучше. Практически всегда, это их собственное решение. Конечно, в нашем мыльном пузыре восприятия, из которого нам сложно выйти, когда в каждом фильме, книге, рекламе нам внушают, что действительность возможна только со второй половиной, нам трудно это осознать. Но от того, что мы чего-то не понимаем, это не перестаёт существовать. Таких людей становится всё больше. Можно найти работу и жильё, и ни от кого не зависеть, проводить вечера и выходные в Интернете, смотреть любимое кино, одному ходить в кафешки и на прогулки. И жизнь будет продолжаться. Человек может сознательно перестать коммуникацировать чувствами, его способность влюбляться и хотеть быть с кем-то со временем атрофируется. Затмение стало нашей реальностью.

7 апреля 2018

Она — призма

Главная героиня пытается всеми силами «включиться» в общество, в котором существует. Именно существует, не живет. Ее бесконечная меланхолия заставляет окружающих навязывать ей гнетущие её условия жизни в казалось бы цивилизованном социуме, которое сродни племени, где все отношения построены на реципрокности. Построенная жизнь, являющая собой социальную игру, очень показательна в сценах с биржей. Социальные ритуалы вынуждают действовать в рамках порядков, которые служат оплотом пустоты, мертвенности, холодности.

Виттории ничего не остается как поддерживать эти конвенциональные порядки. Она хочет полюбить, но не может, потому что понимает, что любви в самом её высокодуховном смысле нет, поэтому она решает просто наслаждаться этими мгновениями влюбленности и взаимной симпатии, которые имеют обыкновение появляться между мужчиной и женщиной. И в то же время главные герои понимают, что отношения между ними не больше, чем часть игры, где нет страдания и безутешной любви даже к своему ближнему.

28 марта 2018

Гениальный фильм о современном обществе

«Затмение» — это характеристика состояния, в коем пребывают персонажи картины.

Наверное, один из самых медитативных по настроению фильмов Антониони.

Скорее всего, советскому зрителю при просмотре было трудно понять, собственно из-за чего страдают молодые и красивые, хорошо одетые, живущие в хороших квартирах и не вынужденные стоять в очередях герои Моники Витти и Алена Делона.

Теперь, в другую историческую эпоху, фильм неожиданно становится очень современным. Люди погружены в собственные мысли и проблемы, общество атомизировано, люди общаются, влюбляются, но на самом деле они не нужны друг другу — каждый хочет получить от другого лишь услугу, какую-то выгоду, и получив её, полностью теряет интерес к другому человеку. Да, это правда. Буржуазное общество с рыночной экономикой живёт именно так, и теперь мы в этом убедились на собственном опыте. О таком обществе и рассказывает фильм великого режиссёра.

Антониони практически предугадал общество айфонов и виртуальную экономику — самые яркие и динамичные (если здесь уместно это слово) сцены фильма происходят на бирже. На эмоциональном драйве брокеры продают и покупают акции, богатеют и разоряются, но как и почему это происходит, персонаж Алена Делона — биржевой маклер объяснить не в состоянии. Выясняется, что один из его разорившихся клиентов так ничего и не купил на заработанные спекулятивные миллионы. Все прибыли им вкладывались в новые акции, и после резкого падения их курса он остался ни с чем. Вам этого ничего не напоминает в масштабах нашей страны?

По сути, «Затмение», как и большинство фильмов Антониони — это басня об одиночестве, индивидуализме и эгоизме людей в буржуазном обществе.

По меткому выражению Джека Николсона, актёры в картинах Антониони — это движущиеся пространства в неподвижном ландшафте. Точно так же построен и этот фильм. Квартал Всемирной выставки в Риме, аэродром, пустые утренние и сумеречные улицы, стройплощадки — поэтику урбанистических пространств Антониони создаёт мастерски. Фильм нужно смотреть в спокойном задумчивом настроении, постепенно проникаясь его настроением и поэтикой, не ожидая динамичного развития событий — тогда картина сработает для зрителя.

3 сентября 2017

Режиссер Микеланджело Антониони. Снова эти три волшебные слова, рассказывающие больше всех остальных.

Несчастный герой, суматоха и одиночество. Эфемерность и относительность. Меланхолия. Затмение.

Все та же тонко переданная философия режиссера, все то же отсутствие закадровой музыки, все те эмоции и переживания — все так же чувственно и воздушно ощущается на кончиках пальцев. Отдельная вселенная, в которую попадает зритель, наполнена сложными вопросами, которые решают внутренние миры персонажей. Потрясающе передан контраст шумной жизни и одиночества в ее потоке.

Оператор Джанни Ди Венанцо (Ночь, 1961) создал великолепную картинку. Каждый кадр рассказывает о персонажах и их чувствах больше, чем диалоги между героями. Очень сложно было отобрать всего 10 скринов, чтобы приложить их к посту — фильм делал художник. Отчужденность героев друг от друга и от мира усиливается правильно подобранными контрастами, наводящими линиями, визуальным делением экрана на составляющие, а так же многоплановостью и ракурсами.

В главной роли — Моника Витти, прекрасная и утонченная. Она мастерски играет роль несчастной женщины, показывая ее томления и метания — мужчина — соседка — мама — мужчина. У всех свои проблемы и заботы, и до нее никому нет дела. Я ей верю. Она погружает зрителя в свой мир, заставляет его глубоко прочувствовать всю свою меланхолию и боль одиночества. Ален Делон в роли биржевого клерка цепляет — быстрый, энергичный, он везде. В шумном водовороте событий он на своем месте. Встретившись, эти два оттиска социума стараются найтись друг в друге и стать целостными. У них могло бы получиться, но не в мире Антониони.

- Зачем ты встречаешься со мной?

- Я хотела бы любить тебя больше или не любить совсем.

Отдельно хотелось бы отметить чудесную проработку второстепенных персонажей: драйв биржи особенно держит внимание — все актеры мастерски играют свои роли. Можно проследить, кто у кого что покупает, даже если это событие происходит на втором, а то и на третьем плане.

Я люблю черно — белое кино. Картинка в нем строится по схожим, но другим принципам, а свет играет схожие, но другие роли. Тонко.

Мой вердикт: must see фотографам и видеографам, а так же ценителям Антониони. Рекомендую желающим познакомиться с черно-белым кино.

9 из 10

10 июня 2017

Предпоследний фильм знаменитой «пенталогии отуждения» Микеланджело Антониони — «Затмение» (1962) — продолжает традиции семиотики режиссера, в том числе вновь — после фильма «Ночь» (1961) — выводя на первый план актрису Монику Витти, которой в напарники в этот раз достался Ален Делон — чье имя стало в массовом сознании нарицательным образом «купающихся в дамском внимании» (как нынче какие-нибудь условные Бред Питт и Джонни Депп).

Этим фильмов Антониони продолжает развитие темы, начатой в предыдущем фильме пенталогии — «Ночь», а именно — исследование экзистенциальных проблем внешне преуспевающих людей, живущих в достатке и лишенных необходимости выживания. Виттория (Моника Витти) плавно движется по пустынному городу, который будто подстраивается под ее внутреннее состояние. Она красива, мила, обаятельна, а оттого желанна. Только она расстается со своим ухажером Рекардо, как на пороге тут же появляются еще несколько. Но ей не интересны отношения, она ими вдоволь сыта; несмотря на юный возраст, ей даже не нравится водить своих ухажеров за нос. Ей просто скучно. Мать, любительница поторговать на местной фондовой бирже, знакомит ее с Пьеро (Ален Делон). Пьеро зарабатывает на этой самой бирже (а зарабатывает, надо сказать, не мало), скупая и распродавая акции в самый выгодный период, играя на «повышение» и на «понижение». Назначается дата свидания. Но ему не суждено состояться.

Впервые в своих фильмах Антониони затрагивает тему метафизического столкновения цивилизаций, а также использует пустыню в качестве метафоры в контексте семиотики внешних элементов киноязыка. Следующий фильм «пенталогии отчуждения» уже и называется «Красная пустыня» (1964), хоть и имеет больше общего с «Криком» (1957) — первым фильмом пенталогии, а не с «Ночью» и «Затмением». А второй и третий фильмы «англоязычной трилогии» (первый — «Фотоувеличение» 1966-го года), «Забриски Пойнт» (1970) и в особенности «Профессия: Репортер» (1975), так и вовсе отправляют героев прямиком в подобные локации. Только если в «Забриски Пойнт» действие происходит в калифорнийской пустыне, а поднимается тема оправданности анархизма на примере студенческих беспорядков 60-х годов, то в «Профессия: Репортер» уже непосредственно в Африке, где Дэвид Локк в исполнении Джека Николсона, преодолевая жесточайшие песчаные бури, предпринимает тщетные попытки сбежать от самого себя.

В квартире у новоиспеченной подруги Марты, выросшей в Африке с отцом-фермером и лишь в зрелом возрасте перебравшейся в Италию, Виттория рассматривает фотографии тех краев (бескрайние поля, пустыни, горные хребты), — кажущихся ей дикими, необузданными, а оттого столь привлекательными, манящими, — различные трофеи и сувениры, вроде ножки стола — настоящей слоновьей ноги. Девушки изображают африканских аборигенов, далеких от европейского уровня цивилизованности, но хозяйка квартиры останавливает их со словами: «Хватит уже изображать негров», ведь для нее, выросшей непосредственно там, в отличии от ее подруг, выросших в Италии, это не кажется странным — для нее это привычно. Да и работа Пьеро, биржевого брокера, намеренно противопоставляется танцам и пляскам аборигенов, а миниатюрное помещение, набитое бессчетным количеством людей, — бескрайним африканским просторам, где есть место не только механическому подсчету цифр на экране и игре в «кто кого перекричит», но и выражению животных потребностей, которыми, очевидно, не стоит пренебрегать, чтобы не оказаться в экзистенциальном вакууме, как супружеская пара Лидии и Джованни — центральных персонажей фильма «Ночь». Антониони показывает, что цивилизованные европейцы ушли не дальше, чем дикие африканцы; первые утопают в бессмысленной спешке и не замечают ничего вокруг, наивно полагая, что их действия действительно важны для мира, вторые — живут в гармонии с природой и своими потребностями, а их ритуалы не отличаются меньшей осмысленностью, чем «биржевые войны» первых.

14 мая 2017

Затмение чувств

Героиня фильма Виттория (Моника Витти) находится в состоянии постоянной отчужденности ко внешнему миру и ее личному окружению, которое волнует только личная выгода, начиная с ее матери, играющей каждый день на бирже, и заканчивая ее новым возлюбленным Пьеро (Ален Делон) — тоже игроком биржи. В какой то момент она понимает, что для Пьеро, который ухаживает за ней с искусственной улыбкой на лице, за которой ничего нет, для него она (Виттория) не более чем очередная возможность убить время, очередная цифра на биржевом табло, на стрелках часов…

Единственный «просвет» для нее происходит во время визита к ее новой подруге Марте, родом из Кении, где Виттория «примеряет» образ дикой африканки, как воплощение естественности, чего ей так не хватает в своем окружении. Но и среди ее подруг она не находит понимания.

Внешне и экономически благополучная Италия оказывается полой и пустой внутри в глазах героини фильма. Пустота во всем, даже на улицах все пусто и мертво, жизнь в этом городе кипит только там, где есть выгода и цифры на биржевом табло. Но это лишь видимость всей полноты жизни, игроки на бирже «живые» и жизнерадостные только по внешним признакам, внутри них такая же мертвая пустота, как и на улицах города, просто они еще не догадываются об этом, их чувства притуплены сугубо материальными заботами.

Один из игроков умер во время визита Виттории на биржу, после чего ему посвятили минуту молчания, которая оказалась самым напряженным моментом всего действа, потому как эта «минута истины» показалась присутствующим вечностью, ведь как сказал герой Делона — «минута здесь стоит миллиарды».

Складывается впечатление, что Виттория чуть ли не единственный «живой» человек в этом «мертвом» городе, способный еще что то чувствовать. Но будучи не в силах справится с удушливым ощущением эмоциональной пустоты и полным угасанием чувств, ее неминуемо настигает затмение.

20 апреля 2017

Затмение

Бесспорно, Антониони — художник. Вспоминается Велюровское: «Я мастер художественного слова!». Вот Микеланджело туда же, только по другой тропинке.

В его палитре были одни из лучших: Мастроянни, Моро, Делон, Витти. Работал он и с Джанни Ди Венанцо, тонко чувствующим все настроения и желания режиссера и умело передавая их с помощью камеры.

Однако этого недостаточно, чтобы снять фильм, то есть он будет, конечно, но какой? Красивой, приятной глазу картинкой?

Виттория (её играет Моника Витти) — сумасшедшая усталая женщина. Не понимаю, почему Пьеро (Ален Делон) с ней носится, от скуки (не скучают там только брокеры)? Да он и сам не понимает:

- Зачем ты встречаешься со мной?

- Я хотела бы любить тебя больше или не любить совсем.

Вы видели его лицо, когда он это услышал? Хо-хо!

В следующей сцене они уже целуются.

Вим Вандерс как-то сказал: «It’s very rare for women to be portrayed well in cinema. Only very few directors have managed it. Antonioni is one of them.»

Мне пока тяжело сравнивать с другими фильмами и режиссерами, но у Моро и Витти действительно хорошие роли.

Антониони выделяет в своих фильмах молчание (NB: Бергмановское «Молчание»?), неспособность своих героев к общению, как будто намеренно делая их скучными, неинтересными. В одной из рецензии на этот фильм в заголовок вынесено: «Эстетизация скуки». Точнее не скажешь.

«Затмение» хорошо уже тем, что не проходит незаметно в нескончаемой череде кинолент, а заставляет остановиться, как мы останавливаемся возле картин Малевича и Модриана. Абстракция.

5 марта 2017

Мир неустойчив.

Если говорить о фильмах Микеланджело Антониони, то в первую очередь нужно говорить о сильных и необычных женских персонажах. Моника Витти, которая уже успела отличиться в «Приключении» Антониони, опять мастерски справилась с ролью потерянной в себе девушки Виттории. С первых кадров, фильм напоминает предыдущую работу мастера — «Ночь», но чем глубже в лес, тем яснее становится понятно, что это совсем другая работа, затрагивающая совсем иные проблемы.

Тут и пародия на картонное и пустое общество, сходящее с ума на бирже, при чем там можно заметить абсолютно все слои населения, от молодежи до стариков, от квалифицированных экономистов до простых домохозяек. При чем именно в таком месте, наша героиня и находит своего молодого человека, которого эффектно сыграл молодой Ален Делон. На бирже играет и мать главной героини, но сама Виттория, ну никак не чувствует страсти к «игре».

Да и вообще, Виттория как будто живет в своем собственном мире, абсолютно не похожим на чей-то другой мир. Ее совсем не заботит материальная сторона жизни, она обладает сильнейшим воображением, интересуется всем, что ей неизвестно, но только до тех пор, пока не поймет что это «неизвестное» — может быть скучным. Она так сильно увлеклась Кенией, где родилась ее подруга, но стоило ей осознать, что и там жизнь может быть скучной, любой энтузиазм сразу пропал. Да и казалось бы, что может объединить столь «материально озабоченного» юношу, как Пьеро, с такой «духовно волнующейся» девушкой, как Виттория? Но все мы — люди, и всем нам нужна любовь. Симпатия, влюбленность, затмение. Эти 3 этапа предстоит пройти нашим героям. Но несмотря на то, что им совсем не о чем поговорить, ведь Пьеро все сводит к деньгам, а Виттория и сама не знает о чем думать, герои все же влюбляются. Но мы не можем осуждать Пьеро, лишь потому что Виттория его не понимает. Пьеро нашел свою страсть в жизни, в отличии от Виттории, которая так и не знает чем ей занять себя.

Джанни Ди Венанцо, оператор картины, как всегда на высоте. Финальные кадры ужасающего, пустынного города — великолепны. Фильм плавно и без спешки переносит нас из одного места в другое. Во время просмотра, искренне хочешь увидеть мир глазами главных героев, побывать в их мире, который, увы, так неустойчив.

9 из 10

12 апреля 2016

Порой мне все равно что держать в руках — иголку с ниткой, книжку или мужчину

В ядерном веке, во времена великих потрясений, во времена, когда человек может за одну минуту лишиться целого состояния (или заработать целое состояние) живет Виттория.

Виттория красивая девушка занимающаяся переводами иностранных текстов. Она сообщает своему мужчине, что уходит от него, потому что больше не любит его и не может быть счастливой с ним. После этого она знакомится с Пьеро — он обаятельный биржевый брокер. Ему трудно оставаться на одном месте, во время торгов в нем всё бурлит. Такие две разные стихии живущие в одно время в одном городе.

Витторию тяготит урбанизация, экономика — ей нравятся облака, брызги, ветер, дух африканских женщин.

Пьеро выбирает Витторию. Минуты проведенные с ней ему становятся дороже, чем работа.

Я думаю, Антониони не верит в отношения этих стихий. В фильме много противопоставлений природы и технологий/экономики. Всё природное (натуральное) уступает. Экономика/технологии имеют много негативных последствий для человека — проигрыши на бирже, автомобильные аварии.

В конце фильма показано запрограммированное течение людской жизни и течение воды по городу, в котором вместо солнца иллюминация.

Фильм очень красивый.

9 из 10

2 апреля 2016

Безмолвная красота одиночества

О художественном методе Микеланджело Антониони можно писать и писать, однако есть ли в этом смысл? Самый загадочный режиссер двадцатого века думал, видел, ощущал и творил особо, по-своему, через призму отчуждения и одиночества. Его черно-белые киноленты стали настоящей классикой. Каждый кадр — шедевр, отражающий неповторимый стиль Антониони. Киноязык режиссера одновременно прост и богат: его герои мало говорят, много думают о чем-то запредельном и мучительно смотрят в сторону зрителя.

От «Затмения» не стоит ждать ясности. Фильм полон загадочного и необъяснимого. Во время просмотра может быть грустно и весело, спокойно и страшно. Антониони использует тревожную музыку для нагнетания мрачности, как будто произойдет что-то неизбежно-фатальное и безвозвратное. В центре повествования — история меланхоличной и потерянной Виттории (Моника Витти), ищущей или не ищущей себя (что тоже сложно понять). Навряд ли, главная героиня четко ответила бы на вопросы на тему, чего она хочет, о чем мечтает, на что надеется… Сюжетная линия связана с любовной стороной жизни девушки. «Затмение» начинается со сцены расставания Виттории с Риккардо (Франсиско Рабаль). На первый взгляд, кажется, что это болезненно и тяжело для обоих партнеров. Привычка быть вместе, отсутствие взаимопонимания и дичайшее одиночество — так можно охарактеризовать союз молодых людей. Свободная Виттория ни разу не вспомнит о бывшем мужчине, не заплачет и не пожалеет о том, что его больше нет рядом. Риккардо, в свою очередь, исчезнет совсем: никаких преследований, напоминаний о себе.

Образ Виттории в какой-то степени собирательный. Режиссер показывает своих современников, окруженных всеми благами, но потерявшими способность делиться своими переживаниями вербально. Камера постоянно направлена крупным планом на прекрасный взгляд актрисы, в котором не раз захочется утонуть и узнать то, о чем она думает. Внутренний мир героини — недосягаемая планета. Случайный гость в ее жизни — Пьеро (Ален Делон). Он украсит своим присутствием одинокие дни. Сладкая парочка будет веселиться, радоваться, наслаждаться друг другом, излучать сильное взаимное влечение. Пожалуй, эти моменты в фильме самые чудесные и действительно счастливые. Антониони снял неповторимую историю отношений между Пьеро и Витторией. При просмотре этих кадров возникает непреодолимое желание запомнить каждый момент, каждую деталь. Да, именно такой бывает любовь, пусть и кратковременная, но яркая, чувственная и желанная. Создать такую красоту на кинополотне мог только гений.

«Затмение», как и другие фильмы Антониони, не отличаются динамичностью. Все происходит неспешно. Героиня утопает в своем одиночестве, медленно и красиво. После расставания с Риккардо она приходит к матери, чтобы поделиться с ней новостью. Диалог не клеится. Мать одержима деньгами и практически живет на бирже. Она не замечает никаких изменений в настроении дочери. Видимо, так было всегда. Все жили так, как хотели. Режиссер показывает страшную вещь: самые родные люди не знают друг друга и не хотят сближаться. Даже природа как будто протестует против такого равнодушия. Современные люди изображены холодными, неприветливыми, некоммуникабельными фигурами. Иногда кажется, что попадающая в кадр шелестящая от ветра листва живее живых, и она и есть главный герой. Как будто природа протестует против всеобщего равнодушия.

Антониони в «Затмении» отражает окружающий его мир: все идут куда-то, бесцельно и одиноко. Даже громкая толпа людей, желающих обогатиться на бирже, лишена жизни. Одна минута тишины в этом месте стоит больших убытков. В кинокартине много шума, звонков, которые создают дисгармонию. Хочется выключить звук. Возникает ощущение, что режиссер намеренно выбрал такой способ антимузыкального звучания. А ближе к финалу Антониони использует тревожные мелодии, свойственные триллерам и ужасам. Это не музыка, а крики-предостережения о том, что близится затмение, все изменится и ничего не останется кроме пустоты. И вспоминается прелестное воркование двух влюбленных, пусть временно, но очарованных друг другом Пьеро и Виттории. Но одиночество предрешено всем. Пустота вокруг, вокруг пустота.

18 марта 2016

Жутко тихо и запредельно далеко

«Я отсутствую…»

Мария Кюри

Анализировать Антониони — все равно, что танцевать на проволоке: и опасно, и, в общем-то, бессмысленно. Микеланджело дает тебе кусок мрамора, а ты отсекаешь все лишнее. Спрашивать о сюжете — все равно, что задавать вопрос «Верит ли Стивен Кинг в Бога?». Просто героиня Моники Витти два часа кряду открывает настежь все встречаемые ею на пути окна, свои и чужие, пытаясь найти ветер. Он где-то рядом, раскачивает провода, срывается с губ вентилятора, колышет траву и волосы, но они все никак не встретятся. Дни наполнены жарой, суетой и финансовым кризисом. Жизнь начинается после, когда наступила ночь, и небо покрылось пылинками звезд, и выгнулись ветки упруго… Эстетика сухих звуков — ломких и, словно ток, текущих в изоляции проводов, не смешиваясь, не пересекаясь, явственно звучащих в пустоте. Вот только с тем, чтобы услышать кого-то, прямо беда — никак не получается.

Пока где-то на другом краю света первое послевоенное поколение захлебывалось чистой и непорочной нежностью звезд, Италия, если верить Антониони, медленно умирала отравленная искусственно созданным вирусом одиночества. Есть у вирусов такая фаза — «эклипс» — он в клетке, но еще не виден, клетка жива, но это ненадолго. Камера как глаз аутиста — протидиакризис чувств: ей не важно, что перед ней, разницы между живым и неодушевленным она не замечает, длинные сцены, не несущие никакой смысловой нагрузки, короткие ключевые эпизоды. Спустя некоторое время, входишь в транс от ощущения сладкого декаданса, когда чувства, которые обычно заторможены, вдруг начинают работать, а те, которые пахари, расслабляются и сонно следят за происходящим, не подавая признаков активности. Предметы и люди никогда еще не были так изолированы друг от друга, на всем лежит невидимым коконом прозрачная пленка, абсолютно эмоционепроницаемая. Между ними вакуум, поэтому чувства замкнуты на себя — идеальный нарциссизм, идеальная рекурсия, идеальная линия, ограничивающая пустоту, в которой тонет и стирается содержимое. Виттория, главная героиня, встречает Пьеро, который совсем никогда не плачет, а вместо этого играет на бирже. Зачем миру нужен Пьеро, который не умеет плакать? Не выполняющий свою основную функцию? Два часа кряду Виттория пытается это понять, подходя все ближе: мраморная колонна, оконное стекло, струящийся под пальцами шелк, текучие прикосновения рук, губ, смешивающееся дыхание… Здесь Антониони еще предельно осторожен, чувственность пока не уступила место откровенности, а влечение — лобному синдрому, все это придет позже, с цветом и английским наречием. Но что-то от Кафки уже присутствует, и слабые прикосновения слюны дьявола также вполне ощутимы. Антониони, он ведь и сам как дьявол — он в мелочах, в деталях. Правда, детали зачастую скрывают целое, и два часа кряду героиня, с которой пока что еще отождествляет себя режиссер (если, конечно, он не отождествляет себя с ветром), пытается выбраться из них на поверхность зрительского восприятия, задыхается под их толщей и теряется на их фоне, чтобы самой став деталью, вдруг воскреснуть где-то на следующем повороте действа. Как и любая другая песчинка, возомнившая себя горой, она будет предана забвению задолго до конца, ангел без крыльев, свергнутый, но! Непобежденный, в первую очередь в силу своей женской сущности, которую режиссер так никогда и не сможет идентифицировать полностью, так что ему придется смириться с ее присутствием здесь.

Антониони разделил судьбу андерсеновской русалочки: танцует на ножах и молчит, а зритель должен догадаться обо всем по намекам и мимике. Более того, тут ведь и сосредоточиться не дадут как следует, с такой скоростью пластику женской ножки заменяет пластика табуретки, оказавшейся на ее пути. Ритуальные танцы, почти криминальная смерть, крах валютных рынков… все в фильме мастера течет как горькая вода Леты, в которую он набросал свои игрушки и теперь, идя по берегу, следит за тем, как они кружатся, тонут, вновь всплывают, нагромождаются друг на друга, расходятся, распадаются, растворяются в ней… «Так делают многие», — скажете вы, и будете правы. Только вот шагает он в обратную течению сторону.

И ищет звездную нежность.

18 апреля 2015

Затмение смысла

Красота. С первого до последнего кадра. Любой из них можно скриншотом — и в рамочку, но нельзя — пропадет движение. Как хорошо, что не было цвета в кино: были и другие выразительные средства: рельеф, композиция, ритм и т. д. Здесь красиво все: интерьеры, фактура тканей, какие-то вещицы, движение листьев. Но главная красота — это лицо.

Камера изучает лицо Моники Витти, все возможные эмоциональные состояния и ракурсы, но его загадка так и остается до конца не познанной. Наверно, если бы в фильме не было бы ничего кроме её лица, то его все равно было бы интересно смотреть. Правильное, но необычное, выразительное, но затаивающее чувства, искреннее, самодостаточное, не требующее больше ничего в кадре. Как же оно контрастирует с лицом Алена Делона: смазливым и пустым.

Но красота лишь средство, а цель Антониони — изоляция людей. Биржа, как ключевая метафора современного состояния человеческого сообщества. «Я так и поняла, что это контора, базар или ринг», — говорит главная героиня. Шум, крик, страсти, движение — но за всем этим ничего нет. Все искусственно придумано, чтобы заполнить вакуум человеческой экзистенции.

Виттория одинока всегда: наедине с собой, с мужчиной, с которым уже рассталась, с новым приятелем-красавчиком Пьеро, с подругами, с матерью. Отчужденность передается и нам, зрителям, мы тоже не можем понять героиню Моники Витти. Её чувства — набросок, а не законченная картина.

Бывают минуты просветления, когда девушка полностью погружается в игру, изображая африканку с копьем, но тут же натыкается на стену из непонимающих глаз. Полет на самолете, ожидание новых отношений — вроде бы обещают кванты света. Но полноценного солнца греющего и ласкающего мы так и не увидим. Потому что наступило затмение. Затмение разума погоней за деньгами, эмоциями, удовольствиями. Затмение смысла.

10 из 10

12 апреля 2015

Мысли, возникшие по ходу и после просмотра (возможны спойлеры)

Это мой первый фильм Антониони. Я не делаю культа и не создаю кумиров. Фильмы оцениваю по принципу понравился/не понравился независимо от жанра, режиссера и т. д. По просмотру возникали следующие мысли.

Моника Витти бесконечно красива. Это сразу настроило меня на положительное восприятие. Далее она вяло расстается со своим мужчиной, что навевает мысли об отсутствии искренних чувств между ними. Нам показывают работу биржи, все на нервах, все кричат, метутся, в это безумие втянута мать главной героини. У нее с матерью разговор в стиле «тупого с глухим». Там же брокером работает молодой Ален Делон. Скорее всего, его дублировали на итальянском. С ним завязываются отношения, не настолько вялые, как с предыдущим. Показывают газетную статью про ядерную угрозу. Тут во мне затаилась надежда на ядерный удар, вот это был бы поворот! Однако заканчивается фильм как будто ничем.

Что впечатлило. Очарование старых фильмов — одежда, прически, люди шестидесятых, маленькие итальянские квартирки. Удивили неполиткорректность — расистские высказывания про негров соседки главной героини, стрельба по шару из опасного оружия в жилом квартале. Монику Витти в шутку гримируют под негритянку, и она замечательно-шутливо танцует африканско-охотничий танец. Все говорят про жару, меж тем лица не потные, одежда не мокрая, так что приходится верить на слово.

Я киноман, то есть в фильмах всеяден, нормально воспринимаю и мейнстрим и арт-хаус. Однако по просмотру авторского кино почти всегда повисает немой вопрос: «Что хотел сказать автор?». В рецензиях говорится, что фильм об отсутствии чувств. Ну, тогда на вопрос о чем фильм отсутствует ответ.

Смотреть стоит за-ради Моники Витти и биржевого сумасшествия.

29 июня 2014

Эстетизация скуки!

Не знаю, но думаю, что в ближайшем обозримом будущем, вряд ли осмелюсь посмотреть фильмы Микеланджело Антониони. Это вызвано тем, что двух фильмов «За облаками» и «Затмение» мне хватило. И, если первый, ещё как-то тревожит разум и волнует чувства, то со вторым «творением» дело обстоит иначе. Пригласить в своё кино двух популярных артистов, это ещё далеко не значит, что фильм будет ВАУ! Может конечно я не прав и не смыслю в колбасных объедках, но, перефразируя слова знаменитого комментатора Озерова, такой фильм нам не нужен. Для чего он? Честно говоря я так и не понял, что хотел донести Антониони.

Виттория (Моника Вити) умна, недурна собой, встречается с Рикардо. Вернее сказать встречалась, потому как одна ночь, поставила крест на их отношениях. А почему? Потому что они всю ночь проспорили. Но нам известно, хочешь испортить отношения с человеком, начни их выяснять. Далее пойдёт хождение по мукам от синьоры Виттории. Красивую белокурую женщину мы будем видеть слоняющейся из угла в угол. В то время, когда её мать играет на бирже. Слоняясь там и сям, Виттория встречает Пьеро (Ален Делон). Дюже гарный хлопец является знакомым матери нашей героини из чего можно сделать вывод, что такое понятие, как биржа, ему знакомо не понаслышке. И вот эти два кадра и будут переливать весь фильм из пустого в порожнее.

Но фильм не безнадёжен. Кое-что в нём всё-таки есть. Например рассуждение Виттории о том, что ей всё равно кого держать в руках, будь то иголка с ниткой, книжка или мужчина. Зажигательный африкано-кенийский танец в исполнении Моника Витти немного сглаживает общую безрадостную картину. Парочка диалогов между Витторией и Пьеро не даёт скатиться этому фильму в пропасть.

Моё мнение о фильме таково, что если людей устраивает простое созерцание молодых Алена Делона и Моники Витти, то вам определённо сюда. Но в этой картине вы не найдёте глубокого смысла, потому как его там нет вовсе и не бывало. Что хотел сказать Антониони остаётся тайной за семью печатями. И мне непонятно название фильма. Оно фигурирует лишь в конце, но так толком и не разъясняет суть происходящего. В фильме практически нет музыки, что является безусловным минусом. Из плюсов могу отметить старания молодого Делона, его горячность в освещении своего персонажа. Моника Витти с возложенной на неё ролью справилась достаточно хорошо, как собственно роль того и требовала. Но буду настаивать на том, что фильм Антониони помимо эстетического восприятия не несёт в себе акцентированного смысла.

Но всё вышеперечисленное повторюсь, является лишь отдельными фрагментами, а всей картины в целом углядеть возможным не представляется. А посему, перефразируя Глеба Жеглова, могу сказать: по полтора бала вам граждане, по полтора бала на душу населения! В итоге троечка.

3 из 10

21 мая 2014

Сумеречная зона Антониони

«Я хочу дать ход свободному развитию характеров, достичь, насколько это возможно, состояния внутреннего «саспенса», не связанного с внешним миром, но проявляющегося в действиях героев, отражающих их душевное состояние», — написал Микеланджело Антониони. И воплотил свои слова в жизнь, сняв «Затмение».

Сюжет можно описать одним предложением: молодая девушка, расставшись с женихом, ищет общения с друзьями и новой любви. Из этого пустяка могла бы получиться и мелодрама, и даже порнофильм. Но Великий режиссер рассказал историю Великого Одиночества.

Архитектурно выверенные планы, минута молчания на бирже, попытка пробуждение дикой человеческой природы, попытка полета, попытка любви, попытка воспоминаний… Во время просмотра фильма у меня возникало ощущение, что я погружаюсь в пустоту, которая меня обволакивает, и самого делает невесомым. Поневоле прислушался к своему сердцу — оно работает? О, да! И бьется учащенно, потому что, увиденное на экране — правда!

Нам кажется, что мы значимы и нужны. Но биржевой маклер, который в один день может озолотить или разорить человека, вдруг признается, что он, по сути, всего лишь девушка по вызову. И уже он, в редком порыве откровенности, бросает в лицо потерявшему деньги клиенту: «Вы заработали на бирже состояние. Но что купили на эти деньги, куда их потратили?» И получается, что в Мире внутренней пустоты даже очень большие деньги ничего не могут изменить.

И любовь — лишь воспоминание о месте свидания, на которое никто не придет.

В главной героине, которую изумительно сыграла Миника Вити, все же прорываются истинные чувства, когда она преображается в представительницу дикого африканского племени. Но это лишь пугает ее подругу.

Меланхоличные пейзажи. Полная чужих воспоминаний нежилая квартира, щепка. Урбанистический дизайн. Безжизненный ландшафт. Весь этот внешний мир очень точно отражает внутреннее состояние героев. Такие фильмы никогда не могут устареть.

«Мир и реальность, в которых мы живем, невидимы, а потому мы должны довольствоваться тем, что видим», — еще одна цитата Антониони.

9 из 10

26 января 2014

В атмосфере «Затмения»…

Сразу скажу — когда смотришь этот чёрно-белый фильм, получаешь огромное эстетическое удовольствие. И вот ведь какая штука — как-то внятно объяснить, описать эти чувства словами очень сложно. Что-то подобное испытываешь, глядя на картины импрессионистов. Всё очень зыбко, неопределенно, тона и полутона… Конечно, это заслуга, прежде всего, режиссёра. Это его язык общения с нами.

Фильм появился на экранах через год после выхода предыдущей работы Антониони, то есть в 1962 году. Так вот, сравнивая его художественные достоинства с тем, что видишь на экранах сегодня, даже в лучших образцах, невольно задумываешься — прогресс или регресс произошел в кинематографе за эти годы?

Именно стремление и способность Антониони из довольно простых сюжетов реальной жизни создать яркое художественное полотно привлекает и сегодня к нему внимание, как коллег — режиссеров, так и простых зрителей. Причём, далеко не все в восторге. Кто-то называет это направление «арт-хаус»? Что ж — пусть будет так.

В центре фильма «Затмение» героиня Моники Витте. Её роль — это уже не эпизод, как в картине «Ночь». Здесь актриса проявляет свой талант в полной мере, благо сценарий (вновь с участием Т. Гуэрра) позволяет. Витте играет изумительно, а, главное, стильно. Так, как ее научил Микеланджело Антониони. До сих пор на экране встречаются актрисы, взявшие на вооружение образ Витте в этом фильме, копирующие ее задумчивую манеру, элементы одежды и прическу. Даже в российском кино есть примеры. Фамилии называть не стану — кто знает, тот поймёт.

После тревожной атмосферы « Ночи», фильм « Затмение» производит впечатление маленького праздника жизни. Его не омрачают начальная сцена расставания героини с когда-то любимым человеком, и даже сцена катастрофы автомобиля. Может быть, дело в том, что большая часть действия происходит днем, когда много света, когда вокруг много красивых лиц и красивых пейзажей… Показалось, что название «День» для «Затмения» тоже было бы неплохим вариантом.

Основная сюжетная линия фильма — развитие любовных отношений героини и героя (его играет молодой Ален Делон). Мы уже привыкли, что в современных фильмах любовь сопровождают нервные потрясения вплоть до истерик, детективные сюжеты, страстные объятия с раздеванием, переходящие затем в «разбор полётов» со взаимными обвинениями. И, по правде говоря, таким трафаретным сюжетам не особо-то веришь. Как бы авторы не силились доказать обратное.

В фильме Антониони ничего этого нет. Но есть зыбкая атмосфера взаимной симпатии и неуверенности, аура лёгкой романтики. Герои Антониони не заламывают руки в стиле «люблю до безумия», а внимательно изучают, присматриваются друг к другу в стиле «кажется, люблю». И эти отношения вызывают доверие и понимание. Встречаются два, в общем-то, совершенно разных человека, а притяжение возникает. И что будет дальше, предсказать невозможно. Именно так в жизни и бывает. Или я ошибаюсь?

Если говорить о структуре фильма, то наибольшее впечатление произвела сцена на аэродроме, в которой удивительно точно передана уютная добрая атмосфера 60-х годов, которую чуточку удалось застать. Сцена вызвала прилив теплоты и волну воспоминаний. Наверное, не у одного меня. Это ведь и есть признак гениальности произведения искусства, не так ли?

октябрь 2012

26 октября 2012

Одиночество

Только что я посмотрела этот фильм (давно хотела) и скажу, что фильм не однозначный. Он вызывает различные чувства одно за другим, и постепенно ты проникаешься одиночеством главной героини. Каждый из нас испытывает это чувство, но лишь на короткое время. Потом мы вливаемся в русло и забываем о бездонной пустоте в себе.

Весь фильм — красивая меланхолия, затягивающая и трогательная. Но местами и печальная. Мертвые пустые улицы, недостроенное здание, бак с разливающейся водой… А того, кого мы больше всего ждем нет. И не знаешь, чего ждать дальше. Но ответ приходит сам собой. Пустоту. Ничто. И все те люди, охваченные страстью к бумажкам, несущиеся непонятно куда, не будут значить ничего.

Любить — значит понимать. Но не каждым это удается в полной мере, но мера рано или поздно истекает и остается снова Пустота. Чарующая и поглощающая.

Фильм великолепен и он не требует никакой критики. Ему просто не нужна критика. Это фильм о человеческой душе и его природе. И режиссеру удалось отобразить это невесомое в то же время невыносимо тяжелое состояние… Затмение.

10 из 10

19 мая 2012

Фильм как полотно.

Очень! Очень неспешно, очень вдумчиво. Фильм нельзя сравнивать ни с одним другим. Уже с первой сцены приходит понимание того, что картина не оставит тебя равнодушным. «Затмение» нельзя просто посмотреть и забыть. Фильм оставляет за собой след и заставляет думать и помнить о нем долгое время после просмотра. Можно сказать, что картина оставляет после себя шлейф, как дорогие классические духи. Но их аромат на любителя, точнее даже на ценителя.

Я не могу сказать, что фильм мне понравился. Несмотря на все хвалебные отзывы, я понимаю, что фильм совсем не для меня. Или же я не для этого фильма. Какие эмоции я испытала во время просмотра этого фильма? Ни-ка-ки-е. Фильм без эмоций — зритель без эмоций. Работу Антониони мне пришлось смотреть, как полотно художника. И с каждым новым просмотром я видела все новые и новые мазки маэстро.

Первое, на что я обратила свое внимание — необычный цвет (свет?) этой работы. На мой взгляд, ее нельзя назвать черно-белой. Фильм как будто светиться изнутри, из глубины кадра. Свет мягкий и ненавязчивый, но он коренным образом меняет ощущения от фильма. За счет этого нюанса кажется, что он серо-белый, причем белого значительно больше. Этот белый свет делает кадры выпуклыми. Все что на заднем плане становиться совершенно не важным. Зато все внимание фокусируется на первом плане. Эта засветка кадров влияет и на лица актеров. Мне трудно вспомнить прически и одежду героев, но я прекрасно помню их глаза и губы. Лицо превратилось в белое полотно, на котором стоят эти два акцента. Мне кажется, что весь фильм можно было снять на фоне белого «задника», и это нисколько бы не навредило работе.

Такой же ход режиссер применил и к музыкальному ряду. Во время первого просмотра я даже не замечала эту тишину. Зато появление музыки заставило меня вздрогнуть от неожиданности. Фильм очень тихий, приглушенный. Причем это применимо не только к музыке, но и ко всем звукам.

Все эти приемы только подчеркивают пустоту фильма. Но я говорю исключительно о пустоте в чувствах и эмоциях. На всем протяжении картины что вот, вот сейчас будет то самое, настоящие! Но нет, этот дивный момент не наступает. Кажется, что все герои — марионетки, настолько гипертрофированно их безразличие.

В начале фильма мы знакомимся с парой: Виттория и Рикардо. Их общая жизнь закончилась и происходит тяжелое расставание. Все слова уже сказаны — тишина. Рикардо пытается найти ту последнюю фразу, которая откроет ему путь обратно в сердце Виттории, но все напрасно. Она давно уже все решила. Но вот что странно, хотя для Рикардо еще не все закончилось, от Виттории он уходит так безразлично, как будто тоже все давно решил. Для такого странного поведения есть одно объяснение — он не любил ее. Такой вывод напрашивается сам собой и тут же фигура Рикардо обрастает фальшью и ложью, как паутина. Меня поражает то, насколько для Рикардо естественно такое поведение. Как же глубоко его безразличие к своей бывшей любимой!

Такое же отношение к Виттории я вижу в ее матери. Ведь она отрывается от своей любимой биржевой игры только для того, чтобы сказать своей дочери пару общеизвестных моралей. Но, к сожалению, они не могут помочь девушке ни в коей мере.

Кстати о бирже. На мой взгляд, биржа — квинтэссенция всего того, о чем хотел поговорить режиссер в своей картине. С наружи жадность, алчность, жажда наживы и внешняя живость. Но если копнуть чуть глубже — пустота. Сцена со смертью одного из брокеров очень показательна. Вместе с тишиной во время минуты молчания в воздухе висит такая ужасающая напряженность и неловкость! Это напряжение режиссер очень умело подчеркнул телефонными звонками в тишине, которая сражу же становиться как будто «липкой» и неуместной. Благодаря резкому переходу с молчания на обычный темп биржи (после поминания умершего) внутренняя пустота брокеров уже не просто намек. Она буквально кричит о себе, так становиться явной. Очень здорово, что герой Алена Делона появляется именно в этот момент. Он тут же становиться лицом «биржи», как душевного состояния. Пьеро самый незавуалированный герой. Как только он входит в фильм, о нем сразу же все становиться ясно. И конечно здесь надо сказать «спасибо» тому месту, где он появился.

Одним из самых пустых героев во всей картине для меня является Виттория. Ее пустота выражена во всем. Ее глаза, выражение лица, движения и действия. Никаких желаний и никакой жажды. Она ищет то, что заполнит ее пустоту, но ее поиск — такая же иллюзия, как и у других людей. Эпизод о Кении показывает, как Виттория понадеялась на первобытную, природно-естественную жизнь, и как распознала в этой надежде очередную иллюзию. Ничто не способно раздуть в ней огонь жизни, пока девушка не поймет что поиск этого огня — тоже иллюзия.

Отношения Пьеро и Виттории — такой же жестокий «обман», как и весь фильм. Кажется, что их связь — тот самый момент, после которого все измениться. Но эта маленькая искра настоящего и живого меркнет под натиском удобного и привычного — фальши. Они не способы любить и чувствовать, пока являются марионетками. Они бояться сделать над собой усилие, сделать шаг вперед, выйти из замкнутого иллюзорного мира. Вновь пустые слова, пустые обещания. Их встрече не суждено состояться, ведь если бы она произошла — это был бы «Рассвет», а не «Затмение».

9 из 10

18 октября 2011

Виттория — красивая, молодая, интересная женщина… Проблема только в том, что она совершенно не понимает себя, не понимает мир, не понимает свое место в мире. Она абсолютно пуста, внутри у нее нет ничего — полное отсутствие желаний, стремлений, смысла жизни. Она словно бы с другой планеты. Странная штуковина, которую видно из ее окна, и которая расположена так, что каждый раз, когда Виттория идет из дома или домой, попадается на ее пути, равно как и странный звук-фон, сопровождающий героиню повсюду, — явный намек на что-то непонятное, нездешнее… предназначенное именно для Виттории, как бы якорящее ее, не дающее уплыть по течению обычной жизни в реальный мир…

Реальный мир для Виттории представляется чем-то вроде биржи — шумный, бессмысленный и ни на секунду не замирающий, в вечном стремлении взять больше, взобраться выше, добиться быстрее… Ее же собственный мир — пуст и бездушен. Недостроенные здания, вечно свободные автодороги, одинокие прохожие…

Редкие попытки вырваться из своего мира и по-другому воспринять реальный мир, — типа преображения в танцовщицу-негритянку или полет в сквозь облака на самолете, лишь на несколько минут позволяют ей установить хрупкое равновесие между двумя мирами. Но в обоих случаях это всего лишь призрачная иллюзия и долго она продлиться не может. От себя не убежишь!

Пьеро — обычный человек из обычной реальности. Он милый, умный, энергичный — на него не грех обратить внимание молодой незамужней женщине. Пытаясь сойтись с ним, Виттория пытается объединить свой отстраненный, опустошенный, статичный внутренний мир с его внешним миром — непредсказуемым, беспокойным, стремительным… Очень быстро оба понимают, что это невозможно…

После расставания, Пьеро практически сразу окунается в привычную ему реальность, одну за одной возвращая на законное место трубки бесконечных телефонов, которые тут же начинают звонить. И хотя предприимчевый биржевой маклер все еще смурен и озадачен произошедшим, но противный визг телефонов успокаивает его, и скоро вовсе заставит забыть обо всем…

А Виттория, прощаясь с Пьеро, навсегда порывает не только с человеком, но и с самим реальным миром. Ее собственный мир, затягивая героиню все больше и больше, наконец, победил — Виттория растворяется в нем полностью, в финале картины ее уже нет… А есть мир, который, на самом-то деле, неделимый — включающий в себя все: и внешее, и внутреннее, и пустоту, и наполненность, и отстраненность, и суетное, бурное движение — и пустые проспекты, и стаю веселящихся под водопадом струй из поливочной установки ребятишек…

21 апреля 2011

Затмение разума и чувств

Наверное вы будете шокированы, если услышите от меня, что я считаю «Затмение» фильмом-пустышкой. И вовсе не сюжет я комментирую таким образом. Я говорю о чувствах. Я не увидел в фильме ни одного настоящего чувства. Начало фильма — и перед нами тяжелая сцена расставания. Вроде бы все слова сказаны, но Рикардо, бывший уже возлюбленныы Виттории, еще пытается найти какие-то слова, чтобы вернуть все на свои места. Но как мы увидим потом, при расставании Виттория обернется ему вслед, а Рикардо уходит, будто Виттория уже не существует для него. Это специально было выделено режиссером, сомневаться не приходится. Фальшивое чувство Рикардо. Виттория тоже давно все решила для себя, она не хочет иллюзии и слушает Рикардо со смесью скуки и безразличия.

Самый близкий родной человек — мать. Вы думаете она волнуется о дочери? Ни капли, все, что она может выдать, отвлекшись на некоторое время от игры на бирже, это высказать пару моралей и советов жить, которые никак не могут помочь Виттории. Эгоизм чистейшей воды, да и тот просто мишура. Должен заметить что бирже в фильме уделено очень много времени. Как времяпровождению, которое заменяет жизнь большинству пустых внутри людей. Они живут в иллюзии, а на их разуме затмение адреналина и жажды денег. Но внутри то, внутри они мертвы. Великолепнейшая сцена с известием о смерти одного из биржевиков, и минута молчания на бирже! стала для меня самой ценной иронией Антониони над происходящим. Скепсис и смех, вот что породило это торжество лицемерия у меня. Такие чувства у меня вызвала только сцена перекрестившегося фотографа в «Сладкая жизнь» Федерико Феллини.

Кем же для меня предстала Виттория? Растерянная душа, тоже пустая внутри, но в отличие от других не занятая иллюзиями, а ищущая то истинное, что может заполнить пустоту внутри. То, что ее наполнит. И так как фильм об отчуждении, мы все подразумеваем отношения, близких людей. Постоянные поиски угнетают ее. Случайно попав с подругой к девушке, чей отец работает в Кении, и чей дом просто усыпан вещами африканских племен, она понадеется, что та первобытная жизнь, отголосок которой она увидела и есть то, что она ищет. То, что даст ей огонь жизни. Но поговорив о Кении подробно, Виттория понимает, что это еще одна иллюзия. Бегство от цивилизации не способ решить ее проблемы.

 Ален Делон, Пьеро, молод, красив, обаятелен. И как большинство таких людей, до жути циничен, эгоистичен и не способен любить, близость для него вещь абстрактная и более того ненужная. Он играет на бирже чтобы развеселить себя, его забавляет окружающий мир, он идет по нему легко, ни на чем не останавливая ни взгляд, ни шаг.

Удивительно, но Пьеро и Витторию притягивает друг к другу, таких непохожих и в то же время одинаково не способных любить. Кажется, неужели, это тот переломный момент, когда жизнь обоих изменится раз и навсегда к лучшему? Но… близость между ними, огонек чувств, настоящих, живых — тоже оказывается иллюзией. И вот, побывав в постели, Пьеро уже дает пустые обещания о встрече, на которую он не придет. Виттория вторит ему, и тоже не приходит. Их чувства не более чем однодневная бабочка, которая обречена быстро умереть, расцветая на один день. И в этот момент, наблюдая за местом, где должна была быть встреча, за тем, как жизнь неотвратимо течет дальше, понимаешь, что был свидетелем еще одной иллюзии поисков смысла, помрачнения рассудка, затмения…



 Фильм мне очень понравился, хотя и вызвал некоторое недоумение в отдельных моментах фильма и особенно в конце, пришлось долго думать над действиями, поступками героев. Очаровательные актеры, Моника Витте в очередной раз прошлась в мое сердце будто в открытые врата, Ален Делон прошел туда с ней рука об руку. И понимание того, что надо стараться избежать в жизни своего затмения, воспринимать жизнь такой какая она есть, не строя иллюзий, не навешивать на людей ярлыки, которым они не соответствуют и не врать самому себе, осталось после фильма глубоко внутри меня.

20 апреля 2011

Хроника одной анемии

Удивительно. То, что один из праотцов европейского кино, Микеланджело Антониони, нынче считается бермудным и неактуальным создателем кино-амброзии для рефлексирующих эстетов. Рожден этот предрассудок, скорее всего, меланхоличной экзистенциональностью картин маэстро и автономным темпом, в котором живут его противопоставленные реальности герои. Но сам Микеланджело всегда четко фиксировал действительность, признавая, что лишь постоянное самосовершенствование есть путь настоящего художника. Стремительно двигаясь к обновлению, маэстро часто чувствовал досадную неудовлетворенность прежними работами: ему они казались анахронизмами, были уже неадекватны Антониони к моменту выхода на экраны. Он постоянно находился в состоянии творческого поиска, совершенствовал свой кинематографический стиль.

«Затмение» относится к ранним работам Антониони и является тематическим продолжением картин «Приключение» и «Ночь». К данной трилогии присоединяют и «Хронику одной любви», и «Крик», и «Красную пустыню», — пользуясь подобной классификацией, несложно всю творческую жизнь Антониони свести к одному завершенному циклу. В таком случае, «черно-белая трилогия» — это обособленное кино-событие, до насыщения пропитанное неторопливой антониониевской гениальностью. Полные внутреннего света кадры, отсутствие музыкального сопровождения и независимость визуального образа от повествования — наиболее яркие черты нового языка выразительности, созданного маэстро. Три картины объединяет также модуляция сквозного образа — погруженной в свой мир женщины, утратившей способность испытывать сильное чувство. И если в «Приключении» женщина еще пытается любить и сомневаться, если в «Ночи» любовь рассматривается как приключение на несколько мгновений, то «Затмение» — это зенит сердечной анемии, ночь души и полное затмение чувств.

Для Антониони затмение — уже не внеземное явление, для него оно давно здесь, мелькает и самоповторяется под наблюдением однообразных городских сооружений. Этот урбанизированный мир смыкает свои бетонные своды, отрывая людей от естественного, опустошая. Под затмением Антониони понимает особое состояние души, когда в привычном темпе смены чувств взята пауза-фермата, когда любовь из «живого» переходит в «неживое». В первой сцене фильма главная героиня, подопечная мраморно бледной Мельпомены маэстро Моники Витти, объясняет, что любила своего жениха, когда ей было двадцать лет, тогда, давно. А теперь этой любви нет, она испарилась из реальных человеческих отношений, оставив лишь воспоминание о том, что это было. Как это было, герои уже не помнят.

Виттория вообще живет с миром не в ногу. Отрешенная, искусственно замедленная, она представляет взгляды уравновешенного Антониони на хаотичную реальность. На бирже она единственная передвигается спокойным шагом, ей индифферентно суетливое безумие игроков. Интерес к жизни в ней пробуждают лишь рассказы подруги о далекой дикой Африке, и вот она уже смеется, танцует, переодевшись в африканские одежды, в попытке выбраться из своей замкнутой жизни в эту другую, свободную жизнь. Но Микеланджело возвращает ее назад к ее затмению, в ее неживую квартиру с этой странной лампой, с этой декоративной деревянной дощечкой, которая когда-то тоже была живой.

Картины Антониони полны подобной символики. Ландшафт и дизайн говорят о концепции много больше, чем фабула, а образы не способны удержать на себе внимание зрителя. Характерной особенностью творчества итальянца является т. н. «блуждающая камера»: сфокусировавшись на людях, она медленно переползает на предметы и перспективы, а повествование отходит на второй план, растворяясь в свете, тени и пейзаже. Микеланджело использует все доступные выразительные средства, чтобы эстетически наполнить каждую сцену, а когда эти средства заканчиваются, он находит, формирует новые.

За созданной Микеланджело кинореальностью фантомом скрывается реальность «общепринятая», поэтому «Затмение» невозможно назвать неактуальным. Однако сам маэстро не хотел, чтобы зритель выносил мораль из жизненных ситуаций его героев. «Воспринимайте их как что-то реагирующее с вашим сознанием, превращающееся в личный эмоциональный опыт», — в одном из своих интервью посоветовал он. Тем не менее, поглощенный окружающим бетоном человек продолжает абортировать чувства, затмеваться. И то, как точно эти процессы нарисовал Антониони, удивительно.

1 августа 2010

«Может, правда, что нет путей, кроме торного…»

«Порой мне всё равно что держать в руках: иголку с ниткой, книжку или мужчину» — нет, это не слова уставшей домохозяйки. Молодая, красивая женщина, переводчик, в расцвете своих лет понимает, что она несчастлива.

Антониони не даёт ответа этой пустоте. То есть не даёт того ответа, что мы ждём. Но самое верное и неизбежное режиссёр знает. И наиболее трепетная сцена прощания Виттории и Пьеро сменяется шествием верховного судьи, всепоглощающего времени. Затмение отступит, всему свой срок, а пока темнота.

Все действие вращается вокруг Виттории и её поисков. Это и делает картину столь притягательной для глаз. Прекрасная и пытливая Витти окружает себя красивыми, причудливыми вещами, к ней тянутся такие же красивые, яркие люди. Но все эти люди живут своими мифами и легендами, им не понятна её скука.

Этот фильм, как кажется, является подтверждением не только наростания «некоммуникабельности в условиях экономической стабильности», но и подтвержением того тезиса, что есть вещи, разобраться в которых никто не поможет, нужно переболеть и передумать их самостоятельно и героиня Моники Витти двигается в правильном направлении.

10 из 10

18 апреля 2010

Кинодрама «Затмение» Микеланджело Антониони завершает его негласную трилогию так называемой некоммуникабельности, которая отражает в себе чувства одиночества и покинутости, накатывающей депрессии. От малого к большему растут мои впечатления от картин Антониони, хотя есть еще непреодолимые преграды в его творчестве, которые мне пока не удалось осилить. Таким до сих пор остается неполное восприятие картины такой, какой ее хотел представить сам режиссер, ибо закладываемая им суть, истина демонстрируемого кино, загадочным образом все время ускользает, на сколько бы ты близко к ней не подобрался.

Постановка картины вызывает хорошие отзывы, сочетая в себе неожиданные сюжетные развязки и режиссерские приемы. Передаваемая атмосфера киноленты увлекает, заинтересовывает, привлекает, но в то же время находит такие маленькие сглаживающие впечатления от фильма колкости, которые в пору было бы опустить, но которые все равно остаются на виду.

Из актерской игры хотелось бы выделить снова актрису Монику Витти, которая была задействована во всех трех фильмах этой трилогии Антониони. Обратить внимание на эту актрису определенно стоит и в других лентах. Прекрасное исполнение роли и воплощение образа на экране. А вот Ален Делон не так уж сильно притягивал к своей персоне внимание, несмотря на свою очаровательную внешность.

Для полноты восприятия стоит смотреть этот фильм после просмотра более ранних картин режиссера, которые вошли в эту трилогию. Хорошее кино, но чего-то не хватает, как говорится, для полного счастья.

7,5 из 10

20 февраля 2010

Мне хотелось бы не любить тебя, или любить намного сильнее

«Затмение» — один из самых чувственных фильмов, которые я когда-либо смотрела.

Главная героиня девушка по имени Виттория живет в своем мире переживаний, она неповторима в своих желаниях и манере поведения, она очень красивая и необычная женщина. Как любая женщина она хочет быть не только любима, но и любить. Поэтому встретив Пьеро (Ален Делон просто неотразим, смотреть на него доставляло невероятное удовольствие весь фильм), влюбляется и расцветает. Режиссер передает это настроение любви через отрывки пейзажа на улицах, через случайных людей, через коляску с улыбающимся малышом, наконец-то сама актриса, ее мимика, ее изумительная актерская игра идеально передают это настроение. Возможно лишь отсутствие должного музыкального сопровождения делает фильм несколько монотонным, но надо ли считать это минусом для данной картины — вопрос спорный.

Просто гениально и выше всяких похвал. Посмотрела с удовольствием.

9 из 10

8 февраля 2010

Неспешно, вдумчиво, красиво.

Нужно ли говорить о том, что этот фильм — шедевр? И так ясно. Чёрно-белая эстетика Антониони достаточно ярко передаёт все те краски жизни, которые должна передать.

Антагонизм чёрного и белого, смысла и денег, поиска и удовольствий. В этом смысле и Виттория, и Пьетро противостоят друг другу, лишь на несколько часов, становясь единым целым, они любят друг друга, забывая о суете чувств и суете на бирже.

Ленивая грация Витти подкупает, она прекрасна, она чувственна и беспощадно пронзительна. Делон, напротив, решителен, энергичен, активен. А вместе они гармоничны, они — единое целое.

Вся жизнь за два часа экранного времени: неторопливо, символично, чувственно, эмоционально.

Минимальное количество диалогов и музыки делают ленту ещё более атмосферной — некая неопределённость, недосказанность — неустойчивое состояние суетного реального мира, когда возможно на несколько мгновений вырваться из механического существования.

Безумно.

10 из 10

5 декабря 2009

Можно долго спорить о том, помогла ли Антониони цветовая стилистика до конца выразить киноязыком весь спектр «некоммуникабельных» чувств, но не признать того, что в черно-белом контрасте выразительность Антониони не пострадала невозможно. Однако цельную часть «некоммуникабельности» выражать теперь приходилось по средствам хрупкого образа Моники Витти, «печальной музы» режиссера.

Итак, образ. Потеряв смысл союза со своим мужчиной, героиня Моники Витти, условно, бросается в новые приключения. Стоит упомянуть с какой тонкостью и безудержной легкостью Антониони демонстрирует эту потерю смысла в отношениях: как томно героиня водит своей рукой по предметам в его квартире; как дует ветер из вентилятора, филигранно сдувая её волосы, обнажая молочного цвета кожу лица. А после, расставшись с ним, она снова попадает в механическое общество. В обычную среду, где вновь ищет сети её душа.

Ведь «печальная муза» Антониони в сущности своей не может жить без какого-либо внимания. Она вовсе не тщеславна, она, как и любой человек просто жаждет любви. Только как оказалось любви даже не мужской, потому что, получив её, быстро разочаровывается.

Хотелось бы не обойти стороной механизм, который весьма изобретательно Антониони показывает в фактуре биржи, где люди поглощены в денежный поток.

Здесь и встречаются герои картины. Вглядитесь как мерзко происходит встреча, герой Делона толком не взглянув на героиню, жмет ей руку и молниеносно растворяется. Мало того что именно здесь Антониони символично вставляет процесс «минуты молчания», что говорит о многом, так герой Делона ещё и приговаривает: «одна минута здесь — стоит миллиарды».

В нашем осатаневшем обществе, когда каждый печется лишь о своей ханжеской точке зрения, жизнь, как таковая, ужасным образом сужает границы нашего сердца, реальность сдавливает душу и вытесняет из неё что-то светлое, чистое и не лишенное смысла. Люди, в которых остались какие-то отголоски возвышенного нрава, тщетно попытавшись сопротивляться, с горечью осознают всю безысходность положения.

Остается пустота. Некоторые с гордостью утверждают, что незнамо им это чувство. Только чувство это внутри, его можно не ощущать поверхностно, но копни глубже… Другие же пытаются скрыть, обставить реальность формами, штампами, оперируя какими-то целями, тем самым бессознательно игнорируя пустоту. Но и это неправильно. Надо понимать, что она рядом, а уже из этого позже исходить. Так ли правильно? Что-то я стал повторяться. Повторился и Антониони, но скрыл это удачным финалом затмения.

Поначалу же мне показалось, что Антониони не может найти ответа пустоте. Только позже я осознал, что ответа-то и нет. Пустота.

31 мая 2009

Мелодрама Затмение появился на свет в далеком 1962 году, более полувека тому назад, его режиссером является Микеланджело Антониони. Кто играл в фильме: Моника Витти, Ален Делон, Франсиско Рабаль, Луи Сенье, Лилла Бриньоне, Розанна Рори, Мирелла Риччарди, Сайрус Элиас, Альба Майолини, Мария Тедески.

В то время как во всем мире собрано 2,877 долларов. Производство стран Италия и Франция. Затмение — заслуживает зрительского внимания, его рейтинг более 7.7 баллов из 10 является отличным результатом. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 16 лет.
Популярное кино прямо сейчас
2014-2023 © FilmNavi.ru — ваш навигатор в мире кинематографа.