Дорога
La strada
8
8
1954, драма
Италия, 1 ч 48 мин
16+

В ролях: Энтони Куинн, Джульетта Мазина, Ричард Бейсхарт, Альдо Сильвани, Марселла Ровере
и другие
Фильм о нечеловеческой жестокости и человеческом страдании, о непростых отношениях немножко сумасшедшей, немножко святой, взъерошенной, смешной, неуклюжей и нежной Джельсомины и мрачного, массивного, грубого и звероподобного Дзампано - женщины и мужчины, совершенно чуждых друг другу, но волею судеб, неизвестно почему, оказавшихся вместе...
Дополнительные данные
оригинальное название:

Дорога

английское название:

La strada

год: 1954
страна:
Италия
слоган: «You've been hearing about a great picture called La Strada (The Road)...now it is here!»
режиссер:
сценаристы: , ,
продюсеры: ,
видеооператоры: Отелло Мартелли, Карло Карлини
композитор:
художники: Марио Раваско, Энрико Червелли, Брунелло Ронди, Маргерита Маринари
монтаж:
жанр: драма
Поделиться
Финансы
Мировые сборы: $16 981
Дата выхода
Мировая премьера: 6 сентября 1954 г.
на DVD: 28 ноября 2007 г.
Дополнительная информация
Возраст: 16+
Длительность: 1 ч 48 мин
Другие фильмы этих жанров
драма

Видео к фильму «Дорога», 1954

Видео: Трейлер (Дорога, 1954) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Трейлер

Постеры фильма «Дорога», 1954

Нажмите на изображение для его увеличения

Отзывы критиков о фильме «Дорога», 1954

Вера в доброту.

О, люди… Сколько слов сказано, песен спето, стихов сочинено в попытке вонзиться в ваши неиссякаемые бескрайним абсурдом души. Каждый из нас скрывает необъяснимое — это просто факт, отчего каждый из нас чем-то по-настоящему уникален и очарователен. На каждого, конечно, киноленты не хватит, но кому-то повезёт. Когда юная несмышлёная Джельсомина убежала от семьи из родного домишко на побережье Тирренского моря к бродячему актёру, казалось, что она лишь исполняет завет матери и младших сестёр, пусть и процеженный через слёзы. Но ведь нет, не из-за благородства («одним ртом меньше») и не из-за скупой принадлежности за выданные десять тысяч лир девушка запрыгивает в мотофургон к грозного вида Дзампано и только машет рукою родным на прощанье. И пыльная дорога покажет, что кроткой и добродушной Джельсомине не место в одном ряду с мужчиной, который будет поколачивать её и вообще по-скотски относиться. Чего ж тебе неймётся, морковка? Вот Феллини и не удержался: он взялся исследовать эту незрелую натуру в фигуре своей будущей супруги Джульетты Мазины. Уже в самом начале звёздной и титулованной карьеры будущий «Казанова» не заявляет сложного искусства, предлагает посмотреть на его мировоззрение, на родную цирковую стихию через неореалистический народ — и девочку-простушку в частности. На первых порах мэтру не нужны femme fatale. А вот в дальнейшем, набравшись опыта, можно и в римском фонтане их искупать.

Послевоенная Италия не пережила и десятка лет свободы от диктатуры Дуче, на что Федерико Феллини постоянно обращает внимание. Он без резких движений убаюкивал престарелую эпоху неореализма, спроваживая её в архивы и университеты её же средствами. Самодельный грузовичок Дзампано проезжает километры эстетической разрухи вчерашнего режима. Эти земли пустуют и будто гниют от того, что недавно топтались сапогами фашистов, природа также не поэтична. А там, где есть человек, построены бетонные дома-гробы. Капитал Дзампано не скрывает и в нём нищего: выступающий с номером по разрыванию чугунной цепи, он спит в самодельной бричке, одевается в лохмотья и пропивает заработанное в кабаках. У него нет ни перспектив, ни возможности вырваться из оков бедности. Только и остаётся странствовать и раздувать лёгкие — авось на вино к вечеру насобирает. Так что Джельсомине под командованием деспотичного хозяина предстоит проехать по дороге жизни — и здесь нет ни грамма пафосной чопорной философии. Ведь она по характеру стоит в абсолютной оппозиции к Дзампано: не умеет отвечать, посему дует губы в ответ на грубость или убегает, а потом получает по шее и возвращается с перспективами огребать больше. Так зачем же?..

Да, она как минимум нездорова на голову, чего не скрывала ещё в начале картины её мать. В Джельсомине ярко катализировался нескрываемый инфантилизм, радость клоунской артистичности и воспринятого брака синтезированы с нелепыми обидами и с наивными взглядами на жизнь. Глупо её всерьёз называть женой циркача-силача: она видит в данной роли что-то детское, на уровне дочек-матерей, и играет, как на представлениях, ни на секунду не задумываясь даже о поцелуе — подобный жест наверняка вызвал бы брюзгливый вскрик. Дальше становится понятно, что в «детскости» и скрывается невероятность героини. Скрывавшаяся от декораций серого окружающего мира, Джельсомина ничего ещё не знает о драме жизни и начинает пожинать таковую с Дзампано. Взрослый мужик не желает обходиться с новой спутницей по-человечески. Однако та всё равно преданно взглянет на заснувшего пьяницу и широко улыбнётся. Однажды Джельсомина восхитится ловкостью канатоходца Матто, а тот окажется очень близким ей по духу — артистичным весельчаком-сорвиголовой, Бастером Китоном для «Чаплина в юбке». Была бессознательная и вполне осознанная возможность убежать с ним от «Журья»: Феллини явно больше импонировал этому выскочке и сценарно одарил его и автомобилем, и более приличной одёжкой, и несколько свойским озорным характером — бери не хочу, где ж ещё такой попадётся (а там и пресловутая любовь вдруг выразится по-настоящему). Но морковка, как назвал её Матто, уже успела привязаться к толстокожему силачу за строгим взором Энтони Куинна, поэтому и хранит наивную детскую преданность до самого конца ленты. «Как он будет без меня?» — спрашивает она и себя, и собеседников. Вот и остаётся с надеждой, что он, почувствовав тепло в свой адрес, переменится. Тогда и сказка станет былью, и труба перестанет наигрывать грустный мотив, и битая Италия превратится в райские кущи для героев. А там, где есть локальные герои, есть и посыл всей стране.

Кажется, Федерико Феллини «Дорогой» хотел заявить о конце — конце бедности, конце упаднических настроений в кино. Невзирая на случившийся финал, где Дзампано совершил досадную и понятную ошибку миллионов, итальянский режиссёр верит в лучшее, как и его наивная Джельсомина. Даже в волчьем мире, с Римом в роли центральной клоаки, она проносит с собой исключительную доброту и широко раскрытыми глазами заражает позитивом. Конечно, нелегко принять подобную веру и когда нынешний мир удручающ. Но надо идти дальше, перенося боль и страх. Дорога не откажет в изменениях души и сердца, а такие морковки будут замечательными посредниками. Феллини никогда в будущем не снимет фильма проще «Дороги», которая не претендовала на ярлык мудрёности. Правда, для изменения языка кино не могло быть картины более подходящей. У режиссёра получилась настоящая взрослая сказка, доходчиво выводящая его неизменные принципы доброты и веры в неё. У Роберто Росселлини и Микеланджело Антониони и мысли не было вариться в этом, так что у их коллеги появилась возможность первым завоевать обыкновенного итальянского зрителя. Тот явно нуждался в передышке и от духоты на родине, и от модного сложного кино. Наверно, зрительская любовь стала первопричиной большущего успеха первой всемирно известной ленты Феллини и дала старт его пути по тропам славы с многочисленными «Оскарами». И в какой-то степени «Дорога» помогла своему автору стать, пожалуй, самым популярным творцом важнейшего из искусств на родине и с непрекращающимся в дальнейшем арт-хаусом. Ведь даже иконам и идолам нужен тот, кто уже доверительно постарается оценить, не так ли?

7,5 из 10

21 июня 2021

La strada

В Венеции на фестивале в 1954 году этот фильм конкурировал с лентой «Чувство». Висконти против Феллини. И, как не удивительно, но это противостояние послужило поводом для драки между двумя близкими к режиссерам людьми. В их числе был Дзефирелли.

История умалчивает, кто победил в бою, а ни один из фильмов приза не получил. Впрочем, полученный «Дорогой» Оскар за лучший иностранный фильм в некоторой мере для людей далеких от кино возвеличивает этот фильм.

***

Это фильм о Циклопе Полифеме. Именно его играет Энтони Куинн. Не случайно он обращает наше внимание на зрение и не исключает, что во время циркового номера может ослепнуть.

Как и Полифем он чужд законам гостеприимства. Он ставит на грубую силу. У него кто сильнее, тот и прав. Лишь так, Дзампано-Полифем может выразить себя и приблизиться к тому ощущению спокойствия и уверенности, которое можно считать счастьем. Поэтому и насилия в его действиях чуть больше, нежели нужно.

Как и Полифем Дзампано полюбил девушку. Эта любовь была странной и видимо неожиданной даже для него самого. Но став плеником известного мифа он был вынужден создать ситуацию при которой она должна была бы убежать от него с Акидом, для которого уже был заготовлен громадный камень — орудие убийства.

Без мифологических параллелей этот фильм воспринимать сложно. Феллини создает незамысловатую на первый взгляд притчу о том, насколько чувствителен может быть человек.

Даже в Дзампано он отмечает трогательность и сентиментальность. Пусть и не сразу проявляющуюся.

***

Феллини создал античную фреску, завуалировав все происходящее в виртуальную реальность загородного быта. Цирк у Феллини тождественнен пустыне у Пазолини. В этой универсальности образов и таится главное преимущество фильма — его многослойность.

При всей понятности и близости к зрителю персонажи Дзампано и Джельсомины слишком многозначны. Каждый из них устраивает другому сущий ад на земле, при этом оказываясь жертвой. Как представители первобытных племен эти люди непосредственны и безжалостны.

Увы… за обсуждением этих портретов несколько забывается вязкий и не слишком интересный сюжет. Действие «взрывается» лишь в последние полчаса. Медленное и неторопливое раскручивание не слишком яркой истории контрастирует с легкой непринужденностью гениальных Vitelloni (Маменькины сынки), снятых Феллини ранее.

8 из 10

20 апреля 2021

Мой кинематограф!

Моя жена — единственный источник вдохновения (с) Федерико

Дорога

Он — Дзампано. Она — Джельсомина. Он выступает перед людьми за деньги. Она ему помогает. Впереди у них длинная дорога, которая обязательно закончится слезами…

Буду с вами честен, как и всегда. Смотрел несколько фильмов Феллини (Казанова, Сатирикон, Голос луны), но постоянно промахивался. В смысле — они мне симпатизировали, просто от маэстро Феллини, положа руку на сердце, хотелось бы большего. Сильнейших эмоций. Мощной драмы.

Да-да, наконец-то это произошло! «Дорога» — шикарное кино. Изумительная (душераздирающая) работа Федерико. Абсолютно заслуженный Оскар (за лучший фильм на иностранном языке). В главных ролях — великолепный Энтони Куинн и несравненная Джульетта Мазина.

Такого Куинна я больше нигде не видел. Его персонаж Дзампано — это даже не человек, а какое-то подобие человека, животное. Он отталкивает от себя. С Мазиной совершенно противоположная ситуация. Ее (мягко говоря) недалекая Джельсомина — влюбляет с первых кадров, сразу хочется обнять и согреть.

Кстати, в реальной жизни — Мазина была женой Феллини, т. е. Джельсомину он явно вырисовывал под нее. Трудно себе представить другую актрису в этой роли. Как я понял, большинство сцен были сняты на природе. По слухам, съемки давались очень тяжело. У Феллини произошел нервный срыв, но игра стоила свеч.

Перед нами стопроцентная классика. Кино занимает почетное место во многих топах. Отдельное спасибо композитору Нино Рота за прекрасную музыку. Мне кажется, что «Дорога» до сих пор актуальна. Мы часто теряем человеческое лицо. Мы не ценим тех, кто рядом с нами. А когда их теряем, плачем. Финальную минуту все помнят? Вот-вот.

Нашел любопытную информацию в интернете, верить или нет, решайте сами. После успеха фильма, Мазине дали прозвище «Чаплин в юбке». Вот настолько она всем понравилась. Спустя время ей позвонил сам Чарлуша, признавался в любви, сыпал комплименты по полной программе. Забавно.

Подводя итог, даже если вы не любите классических европейских авторов — «Дорогу» Феллини (хотя бы разок) нужно посмотреть. Глубокое тире пронзительное кино.

P.S.

Я очень сильно боялась подвести своего мужа (с) Джульетта

8,5 из 10

14 января 2021

Женщина у романтика и настоящего джентльмена Феллини всегда была краеугольным камнем повествования. Заметить это можно было ещё с дебютного «Огни варьете». При чём не просто женщина, а женщина провинциальная и обязательно угнетаемая патриархальным обществом. Впрочем, время было такое (оправдания чему, конечно, нет).

Тут можно заметить, как постановщик борется со стереотипами (что в середине 50-х было достаточно постреволюционно), доказывая, что даже простушка родом из побережной хижины, может быть самой настоящей личностью. И противопоставляется ей самый настоящий мужлан в образе которого играет Энтони Куинн, являющийся ну до жути комичным собирательным образом всей мужской части планеты. Герой Куинна неистово пьёт, играет мускулами, спит с дамами легкого поведения и не думает о звёздах на небе.

Собственно, сам актёр достаточно плотно вошёл в образ, хотя обычно критики и зрители обращают внимание на чудовищно выразительные глазки Джульетты Мазины. Но автор данного текста не нашёл ничего более весомого в игре актрисы, кроме некоторых, по-чаплински простецких гримас, которые хоть и достаточно милы, но к середине фильма уже утомляют.

Вообще, как и большинство последователей Новой французской волны, Феллини тяготеет к сюжетам простым, но композиционно достаточно эстетичным. За последним большой плюс, но вот что за тем хотел сказать автор становится не всегда понятно. Можно ссылаться на то, что мол, «думайте сами, на то это и искусство», но тогда «Дорога» превращается в достаточно посредственную притчу о том, как важна та самая женщина и что даже у отпетого забулдыги-силача может быть сердце, которое не так то сложно и ранить.

7 из 10

10 октября 2020

Если чужое лицо — маска…

Если в комнату, в которой никого нет, в которой стоит только стол, на котором стоит колокольчик, войдет человек и будет вынужден находиться в ней длительное время — то он обязательно позвонит в колокольчик. Доказано экспериментально. Почти доказано, потому что найдутся десяток-другой процентов, которые не позвонят. Что их остановит?

Феллини в фильме «Дорога» бьется над тем, чтобы пробиться в душу того, у кого эта душа не видна, чтобы узнать, что в её темноте, чтобы внести в неё хоть толику света.

Как заглянуть в душу другого человека? Чем измерить его чувства? А точно пи он чувствует? Что он чувствует?

Маска лица — что за ней? А если это побитый жизнью, обросший мужик без возраста? Что за его угрюмой молчащей оболочкой? Что шевелится в нем? И точно пи шевелится? Что в нем происходит через 30—40-50 лет после детства?

Лицо ребенка, лицо девушки — они так человечны. Может быть потому, что на них «написана» человечность? Может быть потому, что мы так легко читаем эмоции на этих нежных, подвижных, бесхитростных лицах? Может быть мы любим их, каждое их мгновение потому, что видим отсвет чувств на их лице, которые меняются после каждого нашего слова или даже взгляда, обращенного к ним?

Как вычислить, что чувствует другой, если его лицо — неподвижная маска и лишь очень ненадолго он способен поменять её на 3 или 4 других, столь же бессмысленных внешне, — на маски пьяного смеха, похотливой ухмылки, злобного оскала или заискивающего «смирения»? Как узнать — есть ли «глубокие», «сложные», «человеческие» чувства за этими его масками? По его делам? Домыслить-сочинить за него?

Стоит колокольчик — человек позвонил. Увидел за решеткой серебряные украшения, когда вокруг никого — попытался дотянуться, чтобы украсть. Встретил в забегаловке доступную бабу — увез её в безлюдное место. Стал жертвой публичного издевательства — бросился на обидчика с ножом.

Купил за 10000 лир девочку — заставляешь её отрабатывать деньги; она приболела — ухаживаешь и кормишь 10 дней кряду; стала в тягость, ей полегчало и появилась возможность освободиться от балласта — бросил; увидел трубу, которая тебе не нужна — подарил на прощанье.

А до того? Как до того шла его жизнь? Призвали в армию и отправили на войну — воевал и выживал. Вернулся в разоренную страну, наткнулся на бродячих артистов, которые пристроили в цирковое представление с простейшим силовым трюком — стал зарабатывать этим себе на жизнь. Есть деньги — пьешь и ешь до предела, нет денег — хлебаешь из солдатского котелка пустые макароны в разрушенном хлеву.

Что у такого на душе? Где в нем человек? Он пошел в бродячие артисты — позвала душа в дорогу, притянуло внимание зрителей, поманила свобода или просто подвернулся легкий хлеб во времена, когда полстраны голодала?

А что канатоходец? Он смехом и шутками глушит боль жизни? Или прячется в них от страха перед смертью, играми с которой он каждый вечер зарабатывает себе деньги? Он пытается расшевелить всех вокруг, чтобы быть не одному, чтобы вокруг было как можно больше человеков? Или добивается внимания, чтобы увеличить социальный капитал?

Он живет мечтой, что кому-то нужен самый последний камешек с дороги, кому-то нужны эти жемчужные плевочки в небе; что, если кто-то не отпускает другого и пусть даже бьет, — значит все-таки по-своему любит? А если не нужен, если игра случая так соположила космические константы, если не отпускает и бьет, потому что уплочено и надо отрабатывать?

Тот первый — живой истукан — услышал мелодию, что играла та больная девушка на трубе, и душа проснулась? Он завыл и бросился к черным волнам времени с требованием всё и всех вернуть? Или просто упился и стало очень себя жалко, что вот так не свезло, а теперь и обслуживать его некому?…

Что за маской побитого жизнью лица? Хочется думать одно, а что на самом деле? Где гарантия?

А если он для всех вокруг стал непроницаем из-за постоянной заботы, что снедает его душу? Если каждый день, каждый час он думает о куске хлеба, который никем ему не гарантирован? Если его давит груз безысходности, что никто и никогда ему не придет на помощь, никто и никогда не поддержит; он — одинокий на всем свете — вынужденный думать и о себе, и о той полусумасшедшей, что нужно кормить каждый день…

Если он устал, он очень устал, он уже устал всей своей жизнью, а потому стоит только появится возможности забыться — в пойле, девке или драке — он кидается в это с головой, иначе бы он кинулся с моста или залез в петлю? Ведь так он может думать, так он может искренне верить…

А если он внутри в постоянном ужасе от мира, от людей, которые глупы и готовы лишь ржать и пугаться, которые ничего не понимают — ничего не понимают в нем и его жизни; если он не видит никакого просвета ни в чем и ни в ком, а потому плюнул хоть кому-то что-то говорить? Один — без семьи, без дома, без своего города или деревни — везде и для всех чужой…

Так что за его маской? Как узнать? Спросить? Что он ответит, если он и сам себе ничего не может ответить? А если одна половина его жизни — лишь «реакция на колокольчик», а всю вторую — он прячет от всех свою истерзанную душу? А если его душа просыпается только в одно мгновение из десяти? Становится он меньше человеком или больше? Что для него могут сделать другие? Что он сам может сделать для себя? Зачем ему что-то делать для себя и уж тем более для других? В нищей стране, среди голодных детей, в мире, в который он пришел, ни в чем не виновный…

* * *

Открытое лицо ребенка, девушки. Наивность юного создания, наивность слабого интеллекта. Не защищенность. Жизнь без наращенного панциря…

Она так радовалась миру. Ей так было мало нужно. И ей нужен был весь мир. Она любила весь мир. Каждого. Она умеряла свою любовь с каждым прожитым днем. Она готова была видеть любовь уже во всем, в каждом. Но мир всё равно сумел начать убивать самое-самое дорогое — доброту, надежду и любовь. Так зачем жить в этом мире?

Непостижимая высота помысла, непостижимая человечность…

Феллини очень хотел пробиться в душу тех, которые живут так (а живут ли?), как будто души других не в счет, как будто души нет. Чтобы понять. Чтобы разбудить. Спасибо ему за это.

16 августа 2020

С этой картины началась слава Федерико Феллини и его очаровательной супруги Джульетты Мазины. Трогательная и грустная притча о человеческой природе. «Дорога» — это не просто название, это символ. Символ самой жизни, аллегория судеб главных героев фильма, ищущих себя. Главная героиня Джельсомина — очень добрая и наивная, блаженная дурочка. Её угрюмый и грубый спутник Дзампано насмехается над ней. Но вот парадокс — в нашем жестоком и подлом мире невозможно жить без таких, как Джельсомина. Она искренне пытается пробудить в жестоком силаче хоть, что — то светлое, человеческое. И финал показывает, что это — таки происходит. В каменном сердце пробуждается горе, раскаяние. Запоздалое, но раскаяние. «Дорога» — очень грустная картина, почти трагедия, но в тоже время это один из самых светлых и добрых фильмов, который обязательно нужно увидеть. Да, звучит несколько банально, но иначе не скажешь. Никакими словами не передать свои чувства от этой ленты. Феллини сознательно ушёл от эстетики неореализма в сторону странноватой, вневременной притчи, сделав главными героями странствующих циркачей. Комедия и трагедия в «Дороге» неотделимы друг от друга. Клоунесса Джельсомина — совершенно комическая фигура, но её история глубоко трагична. Я не знаю, как это объяснить и как Феллини добился подобного. Образы героев гипертрофированные, нарочно преувеличенные (в плане их характеров). И при этом они все выглядят куда живее и естественнее, чем персонажи многих «реалистических» драм. Джульетта Мазина — просто чудо! Я могу писать о фильме ещё много восторженных слов, но лучше не буду. Просто скажу: посмотрите «Дорогу». Обязательно посмотрите.

11 мая 2020

Все для чего-нибудь да нужно. Так герои фильма, Джельсомина и Дзампано сошлись на своем пути вместе. Разные по своей сути люди, они символизировали яркость контрастов между грубостью и нежностью, хрупкостью и мощностью, движением и неподвижностью. Две души, соединенные в дороге, были вынуждены противоречить друг другу и, меж тем, дополнять.

Бродячий артист Дзампано, колесящий по миру со своим номером разрывания цепи грудными мышцами забирает из бедной семьи девушку Джельсомину себе в помощницы. Так кочуя из одного города в другой, они дают одно и то же представление. Для Дзампано — это просто заработок на жизнь, для Джельсомины — это нечто новое, она рада помогать и учиться. Звероподобная, дикая натура Дзампано не знает и не понимает тонкую сущность, всю грацию девушки. Он ее не замечает попросту, живя так, как жил всегда, он представляет собой нечто закостенелое и даже неживое, реагируя только врожденными инстинктами на внешние проявления жизни и совершенно не думая ни о чем, как сам он и заверял. Джельсомина наоборот проникается к Дзампано, от желания уйти от него, бросить, она приходит к тому, что, возможно она ему нужна и что она его и любит. Но зверь есть зверь, его не приручить до конца никогда и ни к каким чувствам не воззвать. И вопросом остается, для чего же, все-таки была нужна Джельсомина для такого человека как Дзампано, чем она послужила для него, смогла ли она пробудить в нем хоть нотки человечности?

Так неужели в этом мире нет места добру, детской наивности, неужели этот мир в полной власти черствых людей? Неужели такой образ Джельсомины — просто недосягаемая воля большинства к жизни, к чему- то доброму? Или такие люди только созданы на потеху тем, кто не может жить, а только выживать?

26 апреля 2020

РЕЦЕНЗИЯ К ФИЛЬМУ «Дорога» (итал. La Strada)

СЮЖЕТ:В воображении Феллини возникла дорога, цирк с его лоскутной пестротой.… Когда Феллини только намекнул кинодраматургу Пинелли о своем замысле, тот пришел в полный восторг. Оказывается, Пинелли придумывал подобные истории о странствующих людях. Получалось что-то вроде плутовских новелл из жизни цыган и акробатов. Лично мне интересны фильмы связанные с бродячим цирком, уличным шарлатанством и похожей тематикой. Таких фильмов очень мало, поэтому сценаристы имеют огромное пространство для реализации своих идей.

ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ: Дзампано и Джельсомина — бродячие цирковые артисты. Дзампано уже много лет выполняет один и тот же силовой номер, а Джельсомина выступает в качестве ассистентки.

Первоначально, как только я увидел Дзампано, мне показалось это Юрий Никулин, но на протяжении фильма, сходства исчезло. Энтони Куинн превосходно справился с ролью, и показал настоящего неотесанного мужлана коим хотелось видеть этого персонажа.

Актриса же игравшая роль Джельсомины, справилась немного хуже, но тем не менее заслуживает награду «Британская академия».

Но самый занятный, по моему мнению, герой в этом фильме — это Шут, который всеми силами, своим бесконечным смехом вызывает скорую смерть, которую он трепетно предчувствует. Его смех, сильный и полный жизни, на самом деле предсмертный — стоит разбиться часам и жизнь закончена.

ИТОГИ: Трагедия всех героев данного фильма — они, словно маски с ярко выраженной одной чертой, не понимают суть жизни и постепенно движутся к собственной смерти. Джельсомина — это наивность, Дзампано — необузданная сила и агрессия, Шут — безудержный смех, разрушающий самое себя. В итоге получается — трагикомедия масок в стиле средневекового театра, и стиле Средневековья же происходит путешествие Дзампано и Джельсомины, которое наложилось на первоначальную идею изображения рыцарских скитаний.

Фильм напомнил книгу Мигеля де Сервантеса «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский».

В заключение можно сказать пару слов: Несмотря на отвратительное качество, это доброе и невыносимо грустное кино должно быть увиденным каждым, независимо от возраста и предпочтения того или иного жанра.

9 из 10

5 января 2020

Ведь в ответе мы за тех, кого приручили

Фильмы Феллини -это что-то особенное, не только в итальянском, но и мировом кинематографе. Смех и слезы, артисты и бродяжничество, богатство души и бедность кошелька.

Да, тема артистов у Феллини всегда присутствует, и в ней он мастер. Говорят, во многом на это вдохновила его супруга, Джульетта Мазина, в которой он разглядел маленького клоуна. Не сразу сама актриса согласилась на такой образ, да и продюссеры долго отказывались брать Мазину на главную роль. Но мастер настоял на своем, и не зря. Весь мир запомнил очаровательную малышку Джельсомину, и сам Чарли признал Джульетту «Чаплином в юбке».

Фильм «Дорога» повествует о двух одиноких бродягах-артистах, которые колесят по итальянской провинции в поисках скромного заработка. Силач Дзампано, бесчувственный и безразличный к каким-то сердечным проявлениям, забирает из деревушки сестру своей бывшей артистки, немного странную и простодушную Джельсомину. Сначала девушка с неохотой едет за хмурым огромным силачом, но бедственное положение ее семьи не оставляет ей выбора. Для открытого и доброго сердца Джельсомины совсем непонятен Дзампано, который без всякого сожаления может ударить слабого, который меняет женщин на каждой остановке и не находит ни единого ласкового слова для своей маленькой артистки. И все же, Джельсомина привязывается к Дзампано, как верная собачка к своему хозяину. Ее сердце не может не любить, не может предать, даже если рядом только не признающее чувств к ближнему существо. И даже когда рядом появляется веселый и добродушный гимнаст Матто, верная Джельсомина уже не может предать.

Сюжет может показаться банальным, но итальянский колорит и атмосфера цирковых бродяг делает фильм неповторимым, особенно для своего времени. Конечно, нельзя не отметить прекрасную музыку Нино Рота, которая делает финальный штрих к этому шедевру.

Да, конечно, дуэт Мазины и Куинна оказалася весьма успешен, актеры практически идеально попали в образе. Не зря именно с этой работы о Джульетте стали говорить как о прекрасной комедийной актрисе, а суровый образ Куинн чуть позже использует в «Нотр-даме».

Честно говоря, такое редко бывает, но концовка фильма довела меня до слез. Ну что сказать, есть о чем подумать, попробовать оглядеться на своих близких, не повторить ошибок. Ведь в ответе мы за тех, кого приручили. И это не только о животных.

10 из 10

30 сентября 2019

Поэма целебного дождя

Что ты бродишь, неприкаянный,

Что глядишь ты не дыша?

Верно, понял: крепко спаяна

На двоих одна душа.

Анна Ахматова

О такой Италии нечасто пишут и еще реже показывают. Не страна — наследница великой цивилизации, оплота силы и власти, хлеба и зрелищ, а истерзанная войной пастораль с тут и там открывающейся нищетой. Если и осталось у кого-то богатство — припрятали. Сохранились поводы для радости — не спешат делиться. Только необходимость выживания всех объединяет — каждого, и кто как может. Одни заливают тоску в трактирах, другие нашли прибежище под сводами шапито, третьих приютил монастырь, четвертые кормятся нехитрым хозяйством, а некоторые так и остаются на улице, продуваемые ветрами — идти-то некуда. Хочется спастись, убежать без оглядки, но это родина, единственная и любимая, подарившая простодушному мечтателю с кинокамерой цели и средства, признание и страдания.

Меланхоличная притча о верности и преданности создавалась Федерико Феллини на основе тяжелых детских воспоминаний и тех немногих счастливых минут, которые вызывал приезд бродячего цирка. Знаменитый «карнавальный» стиль режиссуры сформировался вопреки жестким принципам неореализма, но тому нашлась причина — верная муза и единственная в жизни спутница. Феллини совершил настоящий подвиг, отстояв кандидатуру жены на роль грустной клоунессы. Наиграть полубезумную привязанность безродной девчонки к грубому силачу невозможно — она происходит от самого сердца, лишенного тепла и ласки. На выразительном лице Джульетты Мазины словно бы отпечаталось национальное унижение, пришедшее на смену радости страны, которой приезжие обычно восхищаются. Отданная в рабство за материальные блага Джельсомина познала участь дворняги на привязи великана Дзампано. Ею и оставалась, тщетно заучивая нужную интонацию для провозглашения выступления и тренируя барабанные дроби. Но кто, как не собака, способен выразить парадоксальность любви, из которой рождается взаимосвязь всего сущего и живого на свете? И, конечно, только верный пес будет днями ждать хозяина на бордюре, глотая слезы. Не от обиды — за собственную слабость.

Странствия Дзампано и Джельсомины созвучны шуму спущенного с цепи колеса фортуны, катящемуся мимо обделенных и несчастных. Цирк глазами Феллини — нечто большее, чем зарабатывание на хлеб насущный. Способность рассмешить — божий дар и чудотворная сила, захватывающая сознание и приглушающая боль. А ее в изобилии у любого, и до кого-то, вроде Дзампано, смысл существования доходит в минуту полного опустошения, на которое сам же себя и обрек. Феллини неожиданно легко переворачивает привычный мир своих героев. Сегодня они — хорошая команда, а уже завтра — парочка страдающих одиночек, одному из которых без вина и женщин не забыться. Если в Джельсомине из ненастоящего — клоунский грим, то в Дзампано — минимум половина его сущности, словно позаимствованной у средней величины медведя. Энтони Куинн настолько противоречив в этом образе, что походит на гибрид собственного мотоцикла с фургоном. Ходячая гипербола неразумной маскулинности воплощает в статной фигуре пороки своего времени, практически лишившегося сострадания и душевности. Тяжесть этой ноши не клонит Дзампано к земле, да и какой бы зверь рычал от негодования, находясь на воле, но режиссерская задумка как раз и состоит в том, что свободолюбивый циркач нуждается в той самой привязи, которую покорно водрузила на свою шею Джельсомина.

Примечательность «Дороги» особенно заметна в сочетании незамысловатой фабулы с преобразованием классических сюжетов. Коломбина в исполнении Джульетты Мазины не уходит от Пьеро Энтони Куинна к Арлекину Ричарда Бейсхрата, но самое важное узнает именно от последнего. Канатоходец Матто — соперник и насмешник Дзампано — точнее остальных рассуждает о гармонии взаимосвязанности, приводя в пример камни. И действительно: чтобы нарушить без последствий естественное устройство жизни, нужно быть очень сильным либо попросту везучим человеком. А сам Феллини вовсе не был баловнем судьбы, и высокого признания добился способностью общаться на понятном языке, вкладывая собственную душу в чужие переживания. «Дорога» открыла первую ипостась большого режиссера: талант предвидения и взгляд тонкого психолога. «Сладкая жизнь» чуть позже явила вторую — сатирическую, но тогда, в 1954-м, на обломках разрушенной империи ее детям нужна была надежда, преподносимая через столь любимое ими веселье.

Фраз о будущем не услышать в фильме. Оно и понятно: выживать надо здесь и сейчас, а что будет дальше — дорога покажет. Несмотря на эту кажущуюся предопределенность, блаженная дурочка Джельсомина сажает семена помидоров и задумчиво произносит с несвойственной для себя собранностью: «Завтра будет дождь». В этих неожиданных словах режиссерское несогласие с тягостной долей, кочующей вместе с циркачами из одного поселения в другое. Феллини отчетливо видел границу, за которой заканчиваются шуточные номера и начинаются серьезные разговоры. Понимал и едва не довел себя до нервного срыва, пытаясь наглядно показать разницу между человеческим участием и животными инстинктами. Ревностный католик с пиететом ставил сцены с кортежем понтифика, подчеркивая неусыпное внимание Господа к метаниям запутавшихся грешников. Жалостливость режиссера дополнила его же рассудительность, и не позволила забыть о заслуженности страданий. Их не миновать тому, кто отчаялся, потерял веру и самого себя. Лишь когда испита до дна горькая чаша, под шум прибоя на горизонте возникнет исцеление. И там, где посчастливится попасть под его струи, путешествие окончится.

10 июля 2018

Трагикомедия в стиле шапито

На мой взгляд, «Дорога» — это самая яркая трагикомедия в кино, но только части ее перевернуты: первая половина больше похожа на комедию, в то время как вторая — на глубочайшую и при этом беззвучную трагедию. Это как будто смех, кличущий горе.

Фильм Феллини глубоко противоречив. В центре безумно смешная героиня, но она потому и смешная, что слабоумная. А это разве смешно? Разве над таким можно смеяться? Нельзя, но невозможно. В этом первое противоречие этого фильма. Второе яркое противоречие — это дуэт Джельсомины и Дзампано. Это словно две крайности, сведенные нуждой. Не умеющий выражать свои чувства и оттого испытывающий постоянную агрессию Дзампано разрушительно воздействует на внутренний мир Джельсомины. Из-за столкновения столь противоречивых натур зритель наблюдает как бы непрестанные землетрясения, в которые выливается их коммуникация.

Но самый занятный, по моему мнению, герой в этом фильме — это Шут, который всеми силами, своим бесконечным смехом вызывает скорую смерть, которую он трепетно предчувствует. Его смех, сильный и полный жизни, на самом деле предсмертный — стоит разбиться часам и жизнь закончена.

И в этом трагедия всех героев данного фильма — они, словно маски с ярко выраженной одной чертой, не понимают суть жизни и постепенно движутся к собственной смерти. Джельсомина — это наивность, Дзампано — необузданная сила и агрессия, Шут — безудержный смех, разрушающий самое себя. В итоге получается — трагикомедия масок в стиле средневекового театра, и стиле Средневековья же происходит путешествие Дзампано и Джельсомины, которое наложилось на первоначальную идею изображения рыцарских скитаний.

Необычайно сильная последняя сцена фильма, выполненная в лучших традициях древнегреческой трагедии, она ставит точку в вопросе о возможности коммуникации между героями этого фильма и окружающим миром.

28 апреля 2018

Дорога выбора.

«Дорога» талантливейшого Федерико Феллини это кино на все времена. Наверное, это одна из самых грустных и в тоже время пронзительных фильмов в истории кинематографа. Захватывающий внимание, с первых же кадров, фильм смотрится как одно дыхание, как один вздох, как одна жизнь. Это история двух людей, которые строят свою жизнь на богатстве и нищете, и любви и ненависти. Так же, это восхитительная, шедевральная картина, в которой интегрирует, комедия и драма, вымысел и правда, настоящая жизнь, великолепная режиссура и конечно же исключительные актерские работы.

Я наслышан, что тема двух сердец очень часто фигурирует в центре сюжета, в картинах Феллини. Джульетта Мазина, в роли Джельсомино, была просто изумительна. Девушка с душой ангела, которая не смогла выжить в нашем мире. Таким людям, всегда тяжело в этом мире, никто не ценит их доброту, любовь, искренность, талант. Думаю о ее актерской игре, не стоит разглогольствовать, стоит лишь посмотреть на эту актрису, в данном фильме, и все сразу же станет понятно без слов. Феноменальная актерская работа, одной из любимейших актрис великого режиссера Федерико Феллини.

И кстати, она вовсе не ненормальная, просто как по мне, этот народ привык крестить светлых с виду, и свободных изнутри людей, глупыми эпитетами. Сопереживать же люди готовы Дзампано, которого они оправдывают, говоря, что безысходность положения, и пристрастие к алкоголю, сделали его таким.

Я все таки, прихожу к мнению, что между Джельсомино и Дзампано была любовь, но с другой стороны Дзампано не обладает никакими достоинствами, за которые его можно любить. Он жесток, угрюм, он не способен дать никакого тепла, а в придачу награждает свою спутницу, тумаками, и предпочитает ей других женщин. Впоследствии он очень сильно отчаится в своем выборе, и очень сильно пожалеет о своих действиях, которые приведут к летальному, трагичному исходу. Что, наглядно демонстрирует отсылки к реальной жизни, режиссер будто вложил всю свою душу, от начала до конца в эту картину. Как же радует, когда режиссеры по настоящему любят, то чем занимаются, вкладывают в свои картины весь свой талант, которые относятся к своим фильмам, как к родным детям. Обходятся с ними заботливо и бережно.

Необыкновенное слово дорога, которое просто идеально создана для философских метафор. Без сомнений эта картина, входит в золотой фонд классики. Острота восприятия столь жестокой окружающей действительности, возводит этот фильм, в ранг наиболее реалистичных и правдивых картин кинематографа ХХ века.

Это доброе и невыносимо грустное кино должно быть увиденным каждым, независимо от возраста и предпочтения того или иного жанра.

9 из 10

24 мая 2015

Тайна верности

В чем он, секрет верности?

Наверное, все начинается с влюбленности, когда, даже если весь мир твердит, что твой избранник плохой, ты все равно считаешь, что он хороший.

Но что, если у тебя больше не осталось аргументов? Что, если иллюзии испарились и жестокая правда о том, кто рядом с тобой, открылась тебе?

Дзампано не обладает никакими достоинствами, за которые его можно любить, наоборот, он жесток, угрюм и неинтересен. Он не способен дать ни капли тепла и нежности, а наоборот, награждает свою спутницу тумаками и постоянно унижает ее, при малейшем случае предпочитая ей других женщин. И Джельсомина хочет покинуть его. Но тут вмешивается случай в обличии Матто и бросает в благодатную почву чистого сердца девушки зерно, из которого вырастет и расцветет прекрасный цветок верности. «Ты нужна ему. Если ты покинешь его, кто с ним останется?» — спрашивает Мотто Джельсомину и приковывает ее этим вопросом к Дзампано, крепче цепей. И это уже не влюбленность, — это зрелое чувство, это любовь.

Но Феллини на этом не останавливается. Он обостряет ситуацию, как бы спрашивая: «А что, если тот, кому ты хранишь верность, совершит поступок, противный всему твоему существу? Что, если он на твоих глазах убьет другого человека, и это будет вопиющей несправедливостью?» Но Джельсомина и тогда не может покинуть того, кому отдала сердце. Она становится совестью зачерствевшего, бессовестного Дзампано. Она скулит и плачет рядом с ним без остановки, и однажды, не выдержав, Дзампано потихоньку сбегает от своей совести. И для него это конец.

По сути, Феллини показал нам природу божественной любви и дорогу пропащей души, отвергающей эту любовь. И очень хотелось бы, чтобы для кого-то этот фильм стал откровением и помог увидеть и оценить любовь, которой любит нас Бог, и пойти в другом направлении — вверх.

10 из 10

29 апреля 2015

Фильм смотреть всем! Обязательно! Такой трогательной картины я не видела давно! Джинсомина — само очарование. Все ее эмоции искренни и лучисты до такой степени, что кажется, что и Джульетта Мазина такая же слегка странная, но бесконечно добрая, отзывчивая, чуткая, любящая, кроткая, что это один человек. Мазина играет настолько великолепно, что ты веришь каждому движению ее пальчика, каждому взгляду и повороту головы. Дженсомина чиста как ребенок и в помыслах и в поступках.

Антагонистом Джинсомины является Дзампоно. Грубый, невыносимый, с тяжелым характером силач. Смотря на него слышишь его отвратительный запах. Запах табака, вина и пота. Он настолько черств и настолько жесток, что в голове не укладывается, почему Джинсомина не сбежит от него, не начнет жить своей жизнью или в крайнем случае не вернется к своей матери.. . И кажется, что ничто не может изменить его характер и принципы, хотя никаких принципов то у него и нет. ни воровство, ни убийство, ничто не может сломать этого человека. Если бы не Джинсомина. Она живет ради великой цели. Она выполняет божественную миссию. Вернее не она, а ее смерть. Только смерть Джинсомины помогает\заставляет Дзампоно понять всю свою жестокость и безсердечность.

Фильм — доказательство того, что каждый человек для чего-то рождается, для какой-то великой цели.

Не смотря на то, что фильм имеет грустный конец, чувствуются некая надежда или даже вера в лучшее, вера в то, что даже дурные люди способны осознать свои ошибки и способны исправится и кажется, что это у них несомненно получится.

13 августа 2014

Чернобыль души

В 1954 году после окончания съемок фильма «Дорога» Федерико Феллини переживает сильнейший психологический кризис — «Чернобыль души», как он назвал его впоследствии. Эта исповедальная картина одновременно явилась и переходным этапом в творчестве режиссера. С нее начался знаменитый феллиниевский отход от итальянского неореализма в сторону универсализма, а в итоге — своего собственного уникального и неповторимого кинематографического стиля. «Дорога», прогремевшая не только на всю страну, но и на весь мир, по существу является символической притчей, в которой каждый последующий смысловой уровень углубляет и дополняет предыдущий.

В центре фильма жизнь цирковых актеров: силача Дзампано, полуюродивой девушки Джельсомины и канатоходца Матто — эти роли в свое время прославили Энтони Куинна, Джульетту Мазину и Ричарда Бейсхарта. Они колесят по дорогам Италии, трюками и клоунадой зарабатывая себе на хлеб. Жизнь как игра, в которой все люди — актеры, драма абсурда, вселенская буффонада, экзистенциальная тоска и одиночество — все это уже содержится в смысловой ткани фильма. И, конечно же, важен центральный символ дороги как судьбы или пути человеческого самоопределения. Но это лишь внешний содержательный пласт картины.

В облике главных героев фильма без труда угадываются персонажи commedia dell`arte. В эпоху модерна триада Арлекин, Коломбина и Пьеро стала особенно затребована искусством и выросла в классический любовный треугольник с четким разграничением ролевых амплуа. Но Феллини в своем творчестве заметно переосмысляет эту традицию: внешняя любовная интрига у него как бы переводится во внутренний план, поэтому накал страстей между героями не поддается привычной трактовке. Хоть Джельсомина и увлекается загадочным и непредсказуемым Матто, желая уйти от примитивного и грубого Дзампано, тем не менее отношения эти далеки от эротической любви. Здесь уместнее было бы обратиться к греческому понятию «агапе», приближающемуся по значению к христианской любви к ближнему. Не до конца объяснима также эта вражда-притяжение между Матто и Дзампано. А при всей жизненности происходящих в фильме событий его выразительные средства крайне скудны: вечная дорога, как бы случайные эпизодические встречи, обыденный диалог. Кажущаяся же рельефность образов героев — это всего лишь маски, типажи, знаковые фигуры, выражающие идеи автора. Поэтому столь странную связанность героев друг с другом точнее было бы назвать «духовным треугольником», где притчевая иносказательность, безусловно, доминирует над реализмом.

Воспитанный в традициях католической культуры, Феллини, хоть и восставал против ее канонических форм, тем не менее не отрицал заметного влияния христианского мировоззрения на свое творчество. Поэтому не удивительно, что в четких очертаниях характеров главных персонажей угадывается ссылка на соответствующую троичность природы человеческого существа: дух, душа, тело. Феллини часто вспоминал, что в «Дороге» «поделился со зрителем частичкой самого себя». И в фильме сполна показан этот мучительный процесс преображения человеческого сознания, замкнутого в рамках животной телесности. Нежная, чистая душа-Джельсомина, волею обстоятельств отданная грубому и самодовольному Дзампано, отчаивается и начинает как бы внутренне умирать. Но вот происходит неожиданная встреча с Матто — совершенно неприкрытая отсылка к духу — и жизнь ее преображается. Насмешливый, легкий, почти воздушный Матто вызывает злобу у громадно-телесного Дзампано, но в этой вражде таится необъяснимое притяжение: погруженная во мрак «неодухотворенная» натура тоже тянется к свету. И как душа в человеке постоянно мечется между духом и телом, так и Джельсомина не может сделать окончательного выбора: она неразрывно связана с обоими, но как бы на разных уровнях.

Этот смысловой пласт картины коррелирует с другой ее трактовкой. Известно, что Феллини очень увлекался учением Карла Юнга, которого даже называл своим «старшим братом». «Он выразил в словах то, что я знал на уровне эмоций», — вспоминал режиссер. В «Дороге» интуитивно отражена самая суть юнговского символизма, где центральным событием человеческой жизни является процесс «индивидуации» — обретения своего истинного «я». Но в классической трагедии герой встречается со своей душой, испытав великие страдания, приводящие его к катарсису — внутреннему очистительному прорыву. Это согласно древнему архетипическому мотиву происходит через жертвенную потерю, так как воскрешение всегда связано со смертью. Дзампано долго не мог осознать, что маленькая Джельсомина послана ему как спасительный дар, что она — светлый лучик, разгоняющий его внутреннюю тьму. Матто же — учитель, который указывает путь этой душе. И символом такого перерождения является незабываемая мелодия, которую канатоходец заповедует Джельсомине, а та в свою очередь дарит ее Дзампано.

Эти и многие другие семантические нюансы картины органично сливаются в единую смысловую структуру, где форма и содержание, дополняя друг друга, образуют уникальную притчу-послание — исповедь души самого режиссера, которой он делится со всем миром в надежде получить отклик и понимание. Но, может быть, именно это и придает творчеству гения золотой отблеск вечной жизни?

16 ноября 2013

Дороги, которые мы выбираем

Именно этот рассказ американского писателя О`Генри первым всплывает из глубин памяти после очередного просмотра такой простой истории, но столь глубокой притчи о взаимоотношениях мужчины и женщины или, как сейчас принято говорить, об инь и ян. Казалось бы, ничего общего, разве что пути героев фильма, так же как и в рассказе, расходятся в отведенный час, а пока они волею судьбы колесят в старом драндулете по дорогам бедной, израненной, послевоенной Италии в поисках своего куска хлеба.»

«Дорога, дорога, ты знаешь так много о жизни моей непростой.» И не просто знает, но и откладывает свой отпечаток на судьбы и характеры людей. Так, пройдя горнило войны, бывший солдат Дзампано (Энтони Куинн) превратился в грубого мужлана, лишённого сантиментов. Как известно, «старый солдат не знают слов любви». Он привык пользоваться женщинами, оплачивая их услуги, которые вряд ли можно назвать любовью даже с большой натяжкой. Также он купил Джельсомину, поскольку она нужна ему для работы, точно так он заплатил семье за её сестру несколько лет назад, но она умерла. Жизнь Дзампано, словно езда медведя на велосипеде по кругу цирковой арены с единственным номером, основанном не столько на силе, сколько на заурядном жульничестве. Он с лёгкостью рвёт чугунную цепь, но не в силах разорвать оковы, сжимающие его зачерствевшую душу. Вряд ли стоит осуждать его за это, такова суровая жизнь, что заставляет ожесточаться сердца, а иначе не выжить в эти тяжёлые годы.

«Женщины всю свою жизнь остаются детьми» — утверждал Артур Шопенгауэр и Джельсомина (Джульетта Мазина), как никто другой, подтверждает эти слова. Она — само олицетворение женской слабости, беззащитности, детской непосредственности и потому легко находит общий язык и понимание среди детей. Будучи слабой, она нуждается в «каменной стене» за которой можно спрятаться или прислониться к ней в поисках защиты от жизненных проблем и такую стену она видит в Дзампано. Всякая женщина рождена для любви, она нужна ей как воздух, как «пятый элемент» и не только ей, но мужчины обычно это скрывают. «Когда нет того, что любишь, приходится любить то, что есть»- говорил Корнель и она любит, причём всем сердцем, а у Джельсомины даже голова — сердце. Джельсомина своим женским чутьём понимает причины чёрствости Дзампано и пытается потихоньку нащупать тонкие струны его души и ей это почти удаётся, но на какое-то время на их пути оказывается Матто (Ричард Бейсхарт). Слёзы Дзампано в финале — тот самый катарсис, свидетельствующий, что Джельсомина шла по правильному пути, но слишком поздно пришло осознание, кого же он потерял. «Что имеем, не храним; потерявши, плачем.»

Эта картина Федерико Феллинни — подлинный гимн своей единственной и любимой жене Джульетте Мазине, которая обладала недюжинным мужеством. «Для мужчины нет ничего более обидного, чем обозвать его глупцом, для женщины — сказать, что она безобразна»- говорил Иммануил Кант. И глупцов хватает не только в фильме, но и среди критиков, называющих её некрасивой. Слепцы, что вы понимаете в женской красоте? Феллинни показал всё то, за что он любил свою жену. Он писал этот образ на протяжении десяти лет, пристально наблюдая за своей возлюбленной. Хотя, справедливости ради, стоит отметить, что сама Мазина не признавала своего сходства с Джельсоминой, но со стороны всегда виднее. Режиссёр сумел настоять на том, чтобы главную роль играла именно она, так же, как в роли Дзампано он не видел другого актёра, кроме Энтони Куинна. Продюсеры не устояли перед его напором и вряд ли пожалели об этом впоследствии, картина имела оглушительный мировой успех, хотя в Италии по началу была принята довольно прохладно. Сложно, да пожалуй и невозможно, представить других актёров в главных ролях, настолько они искренни и органичны. Ну и само собой, нельзя не сказать, что в этом фильме звучит великолепная, чарующая музыка Нино Рота.

Необыкновенное слово дорога, просто идеально созданное для метафор. Так много смыслов оно скрывает и вот уже на протяжении почти 60-и лет одним из них является название этого шедевра кинематографии. Прав был герой рассказа Боб Тидбол, в уста которого О`Генри вложил философскую фразу:' Дело не в дороге, которую мы выбираем; то, что внутри нас, заставляет нас выбирать дорогу.»

10 из 10

22 октября 2013

Киноцирк Феллини

Как-то в детстве Федерико Феллини пошёл с родителями в цирк. После этого он часто ему снился. Будущему режиссёру во сне казалось, что он нашёл свой дом. «Тогда я еще не знал, что вся моя будущая жизнь пройдет в цирке — киноцирке», — рассказывал он Шарлотте Чендлер, американскому биографу.

Когда Феллини рассказывает о своём детстве, он в чём-то напоминает мне главного героя бергмановского фильма «Фанни и Александр». Возможно, это сходство подпитано тем, что оба режиссёра вышли из религиозных семей, где деспотизм довлел над ними. Но у каждого это проявлялось по-разному.

Свои религиозные комплексы, воспоминания о цирке и скрытые переживания Федерико вложил в фильм «Дорога». Это был первым успешным фильмом режиссёра, в котором заложены корни особого феллиниевского стиля, а также первым фильмом, получившим «Оскара» в номинации лучший фильм на иностранном языке.

В образах этого фильма можно заметить отсылки к реальной жизни. В особенности, что касается Джельсомины: в некоторых тонкостях и деталях угадывается мать Феллини, к которой у режиссёра было несколько противоречивое отношение.

Пожалуй, это одно из немногих его кинопроизведений, которые мы можем понять в большей степени, чем последующее глубокое проникновение в мир собственных снов и фантазий, к которому так тяготел Федерико.

Следуя философии Феллини, можно сказать, что мир Джельсомины и мир Матто вступают в конфликт с миром Дзампано. И последний разрушает миры соперников в прямом и переносном смысле. В конечном же счёте, реальность всё расставляет по местам. В каком бы мире ты не жил, надо иногда выглядывать из него и смотреть по сторонам. Что и происходит с Дзампано в конце фильма. Несколько запоздало.

Но в этом, наверное, и заключён смысл осознания. Возможно, у тех, кто учится на чужом опыте, прозрение наступит раньше, и они помогут отстроить в чужом мире то, что разрушили, а это, в свою очередь, вернёт порядок в собственный.

7 из 10

24 февраля 2013

Без завтра

Послевоенная Италия дала свои плоды. Пасторальные, пустые, пессимистические городки с кучами сажней и неубранными проулками. Потрепанное население без лучика света в кармане. Бродячие артисты, ставшие невольно единственными (а может и последними) привратниками света в этом безумном и падшем мире. Проржавевший тарантас с парей скряг на борту. Коим жизнь подарила стать современниками Великой Трагедии. Пережив которую, они так и не смогли вернуть себе прежние нити времени. И былая тоска по раю сменилась бренным походом в никуда. По грязной, проросшей сорняками дороге. На усыпанные мусором городские площади, где один рвет на себе цепи, пытаясь тем самым освободиться (но тщетно), вторая, по простое своей душевной становится «мальчиком для битья».

Окружающий их народ рабы обстоятельств. Их фальшивые улыбки и «веселье» скрывают печаль и тусклость мироздания. Ощущение полного смятения. Когда за стаканом пива тебе выливают помойное ведро душевных истязаний. А завтра на новой дороге встретится очередная партия кустарных роялей с нарисованными порядка ради эмоциями. Они талантливые бродяги, чье существование не более чем промотка времени вперед. А куда, зачем, смысла нет. Их унесло эхо прошедшей Трагедии.

Главные герои искренне пытаются найти свое место на этой самое дороге. Дороге жизни. Куда заведет кривая неизвестно. Тут важно быть умелым стратегом, выискивая пути отхода на случай, когда впереди образуется пропасть. Он не специально эту пропасть не заметил. Остановившись на шаг от нее, спас себя. Но свою спутницу, которая по простоте своей душевной доверила ему свою жизнь, он не лукаво пропустил вперед. А когда опомнился, то перед глазами предстала разбитая, лишенная всяких надежд дорога. И бескрайний мир, где одному бродячему артисту нет места.

8 из 10

30 декабря 2012

Две стороны души

Один из главных фильмов Федерико Феллини, открывший миру его гений, заслуженно получивший множество наград в том числе «Оскар» как лучший иностранный фильм. Пройдя через множество трудностей, как финансовых, так и физических и психологических Феллини снял действительно выдающееся произведение.

Грубый мужлан Дзампано огромный бродячий артист, от представления к представления разрывающий на себе цепь, берет к себе в ассистентки, а точнее буквально вырывает из её прежней жизни и забирает с собой, очаровательную Джельсомину, невинную и добрую, не знающую жизни. Вместе с ней они едут от города к городу, от ярмарки к ярмарке. Джельсомина учится ремеслу: она начинает играть на барабанах и трубе и потихоньку открывает в себе любовь к своему делу. Но не к Дзампано. Он совершенно не обращает внимания на её желания или просьбы, делает всё как он хочет, а через какое-то время и вовсе бросает её одну на улице на всю ночь. Когда же она сбегает от него, он грубо, «тумаками», возвращает её назад. Но она свыкается со своей долей, а скоро, встретив главного врага Дзампано, Мокко, который в итоге отговаривает её снова сбежать и объясняет, что каждый человек для чего-то нужен, она чувствует, что даже начинает любить Дзампано, но он остается верным своей натуре, как бы ей не хотелось обратного, и вскоре, совершает непоправимое.

Однажды Джельсомина спрашивает Дзампано зачем он её с собой возит, но тот не отвечает. Ответ же на самом деле прост: Джельсомина дополняет Дзампано, они как две стороны одной души. Она чиста, добра, невинна и прямолинейна, он же чёрствый, гордый, скупой на проявление чувств. Но он сильнее и поэтому она не может повлиять на него, и, в итоге, он окончательно удушает её. Светлая часть сломлена и опустошена, а он покидает её думая что освободился от какого-то груза. Но слишком поздно понимает что потерял половину души.

Фильм словно маскируется под добрую сказку, и поначалу в это веришь, но уже скоро осознаешь что смотришь через радужную призму на реальный мир, где искренность не в ходу, а доброта и нежность в чистом виде редко способны выжить.

9 из 10

28 октября 2012

Немного занудной предыстории. Не помню, чтобы в мои планы когда-то входило смотреть «дорогу»; она мотылялась где-то между «слышанном о…» и «регулярно упоминаемой эстетами классикой» с соответственным нейтральным в сторону пренебрежительного отношением. Но однажды я прочел уже не в первый раз синопсис и пронесшаяся где-то мимо идейка о том, что если бы фильм был таким же прекрасным, заставила включить его.

А дальше… Ничего особенного. Желания выключить не появилось, а сам фильм оказался почти-почти таким же прекрасным. Ни задавливания духом времени и реализмом, ни лишних деталей в сценарии, ни избыточного аппелирования к интеллектуальным способностям зрителей — почти никаких достоинств, которыми можно хвалить фильм объективно, нет. Весь шедевр — это великолепные актеры, сыгравшие искренние и тонкие образы, и такой тихий-тихий, просачивающийся между кадрами, романтизм.

Я не чувствую никакого гламура и претенциозности, эмоциональной натянутости или корявости в «дороге».

Возможно, Феллини что-то хотел донести фильмом. Я этого не понял. Может быть, по причине принадлежности к прозябшей в поп-корне публике. Дзампано и Джельсомина конкретизированы, история не имеет категорически важной привязки к какому-либо времени и какой-либо культуре, но при этом (может, за счет этого) их чувства понятны широкой аудитории. Обычность истории показанных в фильме людей, отсутствие бросающихся в глаза своей гениальностью кадров, внятность фильма и цельность его сюжета, собственно, наличие как такового полноценного сюжета, при этом почти ежесекундно во время просмотра сквозящая простота самой истории и её подачи вкупе со всем вышесказанным — всё это оформляет тонкий намёк на возможное моё примыкание к группе киноманов, считающих «дорогу» лучшим фильмом Феллини, — ещё до просмотра большинства остальных его работ.

По крайней мере, я рад, что когда-то почти случайно решил включить этот фильм.

8,5 из 10

22 октября 2012

Одиночество дороги

Фильм, который я бы назвал ярчайшим представителем итальянского НЕреализма. Внешне у меня с этой историей нет никаких точек соприкосновения. Но в том и волшебство этого фильма.

Суровый силач, артист бродячего цирка Дзампано покупает себе в бедной семье помощницу Джельсомину, немного сумасшедшую девушку, а, точнее — не желающую взрослеть женщину. Экзотическая парочка, которую, вроде бы, ничего не объединяет кроме совместной работы, отправляется в Дорогу. Но главный герой истории, как мне кажется, ощущение глобального одиночества каждого из персонажей: главных и второстепенных. Одиночки тянутся друг другу и те же отталкиваются.

Феллини неоднократно уверял, что «Дорога» представляет собой полный перечень персонажей, обитающих в его выдуманном мире. А потому, этим фильмом он без всяких мер предосторожности поделился со зрителем частичкой самого себя.

Персонаж, созданный Мазиной, стал настолько популярным, что, как говорила сама актриса, «всем срочно понадобилась Джельсомина». Феллини вспоминал: «Я мог сколотить целое состояние лишь на продаже прав на использование ее имени различным фирмам по производству кукол и конфет. Даже Дисней собирался снять с ее участием мультипликационный фильм». Игру Мазины сравнивали с чаплинской. Мне же созданная ей Джельсомина напомнила Чебурашку.

Силач и мизантроп Дзампано осознает свое одиночество позже. На берегу могучего и равнодушного океана. И, символично, что глаза его души откроются ночью.

10 из 10

4 октября 2012

В одном из своих интервью Федерико Феллини рассказывает о том, как он «ломал» свою будущую (тогда будущую) жену; что из человека, считавшего себя трагическим актером, он выдавливал клоунессу — по его словам, опять-таки.

Выдавливал, да как-то не довыдавливал: конечно, глупо спорить с тем, что вот эта первая роль Джульетты Мазины отчасти комическая; что вот это смешно, очень смешно — эта девочка не в себе, с клоунским гримом, кажущейся на фоне вообще всего (Дзампано, фургона, мира) очень маленькой и хрупкой. Но в этом же заключается и трагичность образа: невесёлый получается клоун у Джельсомины. Грустный. А в конце и вовсе — самый несчастный…

И прочие герои фильма именно так и выглядят: и вроде смешно (ну разве не смехотворен Дзампано в своей ожесточенной замкнутости и откровенной брутальности? а откровенно смеющийся над жизнью Матто? а семейство Джельсомины, огромное и вечно плачущее — по отсутствующему отцу, погибшей старшей дочери?), а на деле — даже не грустно, страшно. Как очень хорошая театральная драма.

Самый сложный вопрос, на который следовало бы ответить в рецензии — это абсолютно банальный вопрос «о чем фильм?». И чем больше ты этих фильмов смотришь, чем больше знаешь, тем труднее ответить на этот вопрос, о чем же повествует та или другая кинокартина. Ну вот о чем говорится в фильме «Дорога»? Самое банальное, о дороге? В общем, да: это и дорога в прямом смысле, по которой герои едут непонятно куда (городские, мощеные булыжником улицы, деревенская дорога, мосты — тут нет мест, к которым не вела какая-нибудь из дорог или даже тропинок), и, естественно, в переносном (можно понимать как угодно: как индивидуальный путь каждого героя, как выбор этого пути и встречающиеся перекрестки — к месту вспомнить красноречивую сцену с предложением Матто, и та линейность, с которой герои воспринимают жизнь — в фильме очень, очень много линий: это и линия дороги, и линия горизонта, и линия берега, моря, даже то, как выстроен кадр — самое значимое, самое смысловое растянуто вдоль кадра, а не вертикально, то есть смотреть на тот или иной момент надо так, как читаешь книгу, слева направо)… О дороге в «La strada» говорить можно бесконечно, иначе это была бы совсем не «La strada», по-другому тут нельзя никак.

О людях, народной драме? В том числе. Неореализм вообще предполагает собой рассказ о народе, о том, чем он живет, что испытывает во время и после тягот (не важно чего, войны или чего-нибудь другого), как и где находит силы пережить происходящие с ним — в учебнике об этом написано лучше. Герой итальянского неореализма всегда незнатен, вы тут не увидите никого из тех, кого можно было бы назвать «элитой» — это простой человек, чаще крестьянин или кто-нибудь, живущий в деревне, и реже мещанин (очень редко!). Вот и тут — ну кто эти люди? Диковатый бродячий артист да бывшая крестьянка, которую семья практически сдала без права на возврат. Однако интересно то, что тут показаны не совсем стандартные проблемы — тут говорится в первую очередь об отношениях человека и искусства; то, как показаны отношения к своему искусству самих Дзампано (занимается им, но к делу не привязан, и непрофессионал), Джельсомина (занимается им, дело свое не сразу, но любить начинает, и тоже не профессиональна) и Матто (занимается — любит — профессионал — источник нелюбви и зависти Дзампано) — это ведь, в сущности, раскрытие трёх абсолютно разных видов Творцов — что ни говори, а они действительно Творцы, как бы они не относились к своему делу. Что касается простого народа — тут он скорее выступает фоном, нежели активно действующим лицом, но тем не менее о нём говорится, причем говорится красноречиво, пусть и на примере каких-то конкретных людей.

Об одиночестве? Тоже да, тема человеческого одиночества в творчестве Феллини вообще основная, и «Дорога» исключением не является. Однако тут это одиночество своеобразно: это не просто одинокие и выброшенные социумом и жизнью люди, не просто отщепенцы с романтическим ореолом, коих тогда и сейчас было много — они, тем не менее, способны вести друг с другом диалог, и, что редко и очень примечательно, они на каком-то внутреннем подсознательном уровне друг друга слушают и слышат. Не хотят понимать, обижаются или реагируют неправильно (ох, Дзампано!), но, тем не менее, они чувствуют друг друга, они разговаривают друг с другом. И последняя — ключевая! — сцена крика на берегу — это то понимание, тот ответ Джельсомине, который словами выразить невозможно, только таким криком.

И так можно, в принципе, продолжать до бесконечности, благо красноречивых и неоднозначных символов в фильме много: это и обилие воды — в прямом смысле (начинается всё на берегу моря, и заканчивается всё на берегу моря; а уж многочисленные видения воды в том или ином проявлении на протяжении фильма! это и вино, которое пьёт Дзампано, и пролитая кровь Матто, и много-много-много чего ещё; сама манера съемки плавная, неспешная, тягучая, словно река — опять линия, опять дорога, только теперь водная!), и цирк (отношение героев к жизни через их ремесло: Дзампано, рвущий «цепи» жизни, который, по его мнению, всегда и со всем может справиться; клоунесса Джельсомина, чувствующая этот мир словно ребёнок — и смешно, и грустно, но больше всё-таки смешно, детское мышление быстро оправляется от горестей; а номер Матто, когда он обедает на невероятной высоте, проверяя на прочность не то себя, не то нервы зрителей!), и ненормальность окружающих и самих героев… et cetera et cetera.

Так о чём этот фильм?

Наверное, правильнее всё же сказать «О Джельсомине и Дзампано»; по крайней мере уж тут-то точно не ошибешься.

20 сентября 2012

Одна из вершин неореализма.

Значение большого мастера, каковым безо всяких условий был Феллини, определяется, оказывается, не только формой, в которую облекаются его идеи, но и самими идеями. А они несложны, а потому революционны и гениальны. Общий смысл — доказать, что высокие чувства и сильные характеры встречаются не только на вершинах творчества, власти и богатства, но и в самом низу социальной лестницы. В этой истории угрюмого циркача Зампано и купленной им полусумасшедшей, но добрейшей Джельсомины это проявилось как нигде. Пересказывать сюжет нет никакого резона — он прост как 3 копейки. А такого языка, чтобы передал чувства точно без прикрас или недомолвок, еще не придумали. Остается смотреть эту историю о доброте и злобе, о почти каменном и добром сердце, и о том, что даже в том самом каменном сердце найдется место для страдания.

10 из 10

25 августа 2012

Камо Грядеши

«Человек рождается один, живет один, умирает один». Ален Делон

Дорога к «Дороге» заняла у Федерико Феллини не один год. Лишь после девяти отказов ему удалось заключить договор с Карло Понти и Дино Де Лаурентисом; во время этой войны режиссера с продюсерами и был, собственно, поставлен фильм «Маменькины сынки». Но, как заметил один из героев «La strada», все в жизни не случайно, и эта вынужденная задержка стала закономерным этапом творческой эволюции Феллини, позволив оформиться его новому идейному пласту, эмоциональному посылу небывалой силы и искренности. «Дорога» способствовала не только и не столько мировому признанию Феллини как режиссера, символом чего стала золотая статуэтка Американской киноакадемии. Что гораздо важнее, она вызвала беспрецедентную в итальянском послевоенном кинематографе дискуссию, развернувшуюся на страницах журнала «Современник» и обнажившую ряд насущных проблем, связанных, прежде всего, с ситуацией в искусстве неореализма. Кроме того, в ее рамках был впервые поставлен вопрос о новаторстве Феллини, особенностях его киноязыка и характере «Дорожной» эстетики. Конечно, попытаться осветить всю суть вопроса в пределах одной рецензии — значит взять на себя слишком много обязательств и не выполнить их до конца, поэтому мы ограничимся нашей интерпретацией ключевых моментов заложенной в «Дороге» проблематики.

«Чем больше скитаешься, тем веселее на душе!»

Историю, которую решил нам поведать Феллини, можно назвать как приземленно-типичной, подкупающей своей простотой и даже повседневностью, так и величайшей из когда-либо рассказанных. Грубый, звероподобный силач Дзампано (Энтони Куинн) забирает из материнского дома добрую, чуткую, немного блаженную Джельсомину (Джульетта Мазина) и пускается вместе с ней в бродячее цирковое паломничество без конца и края, через городки и села, леса и горы; паломничество, полное боли, страданий, отчаянных поисков взаимопонимания и неутоленной надежды на частичку человеческой теплоты. Мотив бродяжничества, неприкаянности здесь и вправду очень силен, что в очередной раз напоминает о мятущейся, неистовой сущности самого Феллини. С места на место кочуют не только артисты цирка, но и монахини, дабы, дескать, не соблазняться земными благами. Впрочем, акцент мы собираемся сделать не на этом.

Герои «Дороги» — не только Дзампано и Джельсомина, но и встреченный ими скрипач-гимнаст Матто («сумасшедший» — Ричард Бейсхарт), и больной мальчик Освальдо, и погибшая сестра Джельсомины Роза, чей образ постоянно сквозит в основном сюжетном повествовании, невероятно, гнетуще одиноки. Зачастую это подчеркивается в их противопоставлении толпе: столпившимся под натянутым в вышине канатом зевакам, суетящимся детям, целенаправленно совершающей крестный ход процессии… Одиночество Двоих глубоко символично: с одной стороны, это отголосок великого Библейского одиночества Адама и Евы после грехопадения и изгнания из Рая, переплетающегося со всеми метафизическими сложностями взаимопонимания между мужчиной и женщиной. С другой — символ подлинной разобщенности, пронизавшей итальянское общество после того, как отпала необходимость сплачиваться перед лицом общего врага. Рост утопизма социалистических идей, постоянные сталкивания интересов отдельных индивидуумов приводили к невозможности достижения не только гармонии в масштабах целого общества, но и к отсутствию солидарности, тепла, понимания всего-навсего между двумя людьми.

Попытки НЕОреалистов решить эту проблему в гражданственно-историческом ключе, опираясь на пережитый ими фактический опыт событий предыдущих лет, обернулись оскудением сюжетов, образов и актеров, способных воплощать их на экране. Феллини же противопоставил им свой НЕреализм, хоть и отталкивающийся от реальности, но возвышающийся до абстрактных, аллегоричных, нередко религиозных обобщений. Интересно, что в его поэтике легендарный кинокритик Карло Лидзани усмотрел так называемых «четырех всадников Апокалипсиса всей итальянской культуры»: мистицизм, литературщину, натурализм и риторику. Тот же Лидзани, а вместе с ним Аристарко, Мида и другие критиковали «Дорогу» за чрезмерную иносказательность и стремление уйти от действительности, а также за слишком акцентированную идею смирения. Но гуманистически выразить последнюю и являлось основной целью Феллини: между двумя одиночествами можно протянуть мостик, нужно лишь унизиться (подняться?) до сострадания, преодолеть индивидуализм посредством элементарного человеколюбия и уважения к ближнему. Даже если ты опоздал, всего одна мысль о спасении, об искреннем раскаянии способна приблизить тебя к Богу и чистоте, что и отразилось неким неземным светом на искаженном мукой лице Дзампано. Стремление к общности, родству нельзя навязать искусственно — оно должно вырастать из глубин человеческой души, возможно, подсознания. Это стремление может оказаться и иллюзорным: Феллини не уверен в своей правоте на все сто процентов, поскольку он справедливо допускает наличие окутывающей все эти процессы тайны, за грань которой пока не дано заглянуть даже ему.

Быть может, кто-то помнит одного внешне незначительного персонажа «Маменькиных сынков», из которого, однако, выросла не только целая система образов, но и полноценная идеология. Речь идет о юродивом Мудреце, над которым добродушно подтрунивала «золотая молодежь», не подозревая, что этот дурачок, возможно, являлся хранителем некоего сокровенного знания, сокрытого от посторонних. Так и Джельсомина с Матто: мы не устаем задаваться вопросом, что кроется за их святым мученическим помешательством, отсылающим то ли к «Идиоту» Достоевского, то ли к «Франциску, менестрелю Божьему» Росселини? Только ли ангельское смирение и всепрощение или же нечто еще более глубинное, печально-прекрасное и спасительное?.. Каждый ответит по-своему. И после очередного просмотра «Дороги» (ведь Вам непременно захочется пересмотреть ее вновь, правда?) этот ответ будет абсолютно иным.

Я не считаю себя вправе претендовать на полное понимание позыва Феллини, тех частичек души, которую он, Джульетта, Энтони и Ричард вложили в «Дорогу». День, когда «дорасту» до «десятки», станет для меня поистине счастливым. А пока

9 из 10

12 июля 2012

Все мы для чего-то нужны. (с)

Как много фильмов снято о вечном одиночестве, в котором пребывает человек. Рождаемся мы одинокими, одинокими и умираем, но промежуток между двумя вечностями, дорогу их одной в другую, не хочется проходить одному.

Вот и главный герой картины Феллини «Дорога» бродячий артист Дзампомо в душе очень боится этого одиночества. Внешне прикрываясь брутальностью, грубостью, «перебиваясь» легкими, мимолетними связями и алкоголем, на самом деле хочет быть кому-то нужен. Пусть даже такой слегка сумашедшей особе, как Джельсомина. Впрочем, писать о ней, как о сумашедшей, неправильно. Она, как ребенок, искренне привязана к Дзампомо, оно не может его оставить, понимая, что тогда он будет совсем один. А небрежно брошенная мысль, что у него могут быть к ней чувства, так захватывает ее, что Джельсомина начинает испытывать даже благодарность, которая может показаться беспочвенной. В самом деле, рядом с ней грубый, холодный человек, который нисколько не заботится о ней, требуя от нее только игры на барабане. Но так ли это? За фасадом грубоватого мужлана скрывается обычный человек, со своими страхами и радостями, которому не чужды никакие чувства: он заботится о Джельсомине, когда ей становится плохо, он искренне переживает за нее. И, конечно, как и все, боится остаться один, хотя и утверждает: «мне никто не нужен». Но когда Дзампомо узнает о смерти единственного человека, который по-настоящему привязался к нему, и к которому привязался он сам, ему становится нестерпимо больно, ведь это означает, что он остался в целом мире совсем один.

Мне очень понравилась эта глубокая, очень душевная драма. После просмотра какое-то время сидишь в оцепенении, пытаясь понять, осознать, впитать в себя все то, что вложил в картну гениальный режиссер. Понимание приходит порциями: лично я около недели «отходила» от фильма, накапливая в себе постепенно приходившие выводы, прежде чем решилась написать рецензию.

Конечно, большая заслуга такой высокой оценки картины принадлежит актерам: удивительные чистые, наивные глаза Джельсомины отражают весь ее внутренний мир таким, каков он есть; а при воспоминании о взгляде Дзампомо, с уроком и вопрошением направленного в небо, у меня до сих пор мурашки бегают по коже.

В целом, я считаю, что картина действительно замечательная. Она достойна самых высоких наград и оценок, и, безусловно, пополнила мой личный «золотой фонд».

10 из 10

16 марта 2012

Давно известно, что дорога является неким символом всего жизненного пути, чья форма может быть намного разнообразнее, чем это видится на первый взгляд. Там, где есть прямая бесконечная линия, будут и перекрестки, будут и развилки с извилинами. Есть убеждение, что сам человек выбирает лишь точку отправления, отчета, а дальше уже происходит то, что должно происходить по задумке, по определению. Так однажды бродячий артист, атлет Дзампано приобрел себе в помощницы девушку по имени Джельсомина, которая немного обдумав, все-таки, распрощалась со своей матерью и маленькими сестрами/братьями, что уже долгое время страдали от голода.

Поддавшись нелегким странствиям, молодая странноватая девушка внимала наставлениям и урокам своего учителя, что в своей основе имел достаточно грубый, недисциплинированный и даже где-то жестокий склад, как действий, так и характера. Джельсомина зачастую уходила, а порой замыкалась в самой себе, но, все-таки, с помощью Дзампано у нее начались настоящие периоды просветления, помогающие существовать. Скорбь прошлой жизни в отчем доме зря не прошла, а посему вся сущность девушки в исполнении Джульетты Мазины так и осталась трагичной, а тут еще и тяжелые взаимоотношения с героем Энтони Куинна давили, что вообще не привык к нежностям.

Для них жизнь — постоянная гастроль, где цепи рвутся с помощью сил легких, где вся обстановка — настоящее шапито, а все окружение — это сумасшедшие клоуны, забывающие наносить на свое лицо грим, а в других случаях просто не смывают его. Нелегкий труд, вынуждающий иссякать тело и дух, нервы и выносливость, а также едва заметные порывы любви, что, будучи еще в зародыше, так или иначе, имеют свойство быстро развиваться, не говоря о себе вслух, зато прививая мысли о себе в головах.

Эта история подкупает, прежде всего, тем, что в ней нет чего-то надуманного, нет каких-то высокоинтеллектуальных вещей, есть лишь некие скрытые подтексты, которые переносятся и на окружающую зрителя обстановку, но при этом не позволяют ни на минуту отвлечься от описываемых в картине событий.

«Дорога» — душераздирающее зрелище, которое слабо поддается анализу, выводя на первый план животрепещущие и пульсирующие эмоции. Федерико Феллини наделил чувственностью каждый изображенный момент в этом фильме, а также полностью угадал с актерским составом, открыв миру талантливейшую Джульетту Мазину и нашедшего для себя новый образ Энтони Куинна.

Считается, что Феллини задумывал этот фильм как притчу, которая может натолкнуть зрителя на выработку определенных выводов. Ясно одно точно — лента после себя оставляет осадок, жизненно осевший на самое дно, а мозг рождает мысли о том, что все проходит на этом длинном пути не зря, каждый запрограммирован под определенные цели, которые в свою очередь способны привести к воссоединению недостающих половин единого целого.

19 января 2012

Дуэт балаганного силача Дзампано — громадного, гориллоподобного Энтони Куинна — и его тоненькой помощницы Джелзомины, с по-детски подвижным лицом Джульетты Мазины, — так и напрашивается на биполярное определение, сравнение с какой-нибудь другой классической в своей двойственной противоположности парой. Например, «Девочка на шаре» Пикассо (раз уж мы в цирке). … Или можно перейти на более абстрактные понятия, как-то: сила и женственность, любых двух женских и мужских черт.

Но если задуматься, то окажется, что именно от противопоставления по принципу типично полового (или хотя бы того, что принято считать таковым) лучше отойти. И вот почему.

Скрипач Матто, пока не знающий, «для чего нужен этот камень», но знающий главное о людях, сказал как-то Джелзомине: «А ты уверена, что ты женщина?»

Действительно, разве является Джелзомина такой уж женщиной, как мы привыкли это понимать? Не женщина, но — девочка. Кидание в слёзы (точнее — в рёв), ультиматумы (детский максимализм?: «Я ухожу от вас!… Ну вот и всё. Я с ним ругаюсь ругаюсь, а ему хоть бы что… Я УХОЖУ ОТ ВАС!»), подростковая угловатость. «Взрослые» вокруг — отчитывают её, как подготовишку («Ты почему ещё не съела суп?»), и она соответствующим образом отвечает («Очень мне нужен ваш суп! Вот сейчас как дам ногой по тарелке!»). Выражаясь словами Марины Цветаевой, «Для мужчин она была опасный… ребёнок. Существо, а не женщина».

Не потому ли так просто она находит общий язык с детьми, куда бы не заезжали они с Дзампано на своём «американском Дэвидсоне»? Как тут снова не вспомнить Цветаеву: «Её любили дети. Старики. Слуги. Животные. Совсем юные девушки», правда ряд нужно дополнить монахинями, для которых она уже не просто ребёнок, а дитя, та самая нищая духом, которая утешиться. Блаженная.

Блаженная, но не ангел. Ангел в «Дороге» — тот самый, выше уже упомянутый Матто. Не спроста он — канатоходец (один из немногих способов ангелу во плоти — воспарить над землёй). Только не фресковый ангел итальянских мастеров возрождения, а скорее в народной традиции религиозных праздников и шествий, с фанерными крыльями на спине, балансирующий между слезами и шутками, и этот свой хрупкий баланс передающий Джелзомине с камешком, подобранным на дороге: «Слушай, Морковка, наверно, ты ему для чего-то нужна, раз он тебя держит. Он тебя любит, потому что если не ты, то кто же с ним будет? Всё, что существует на свете, для чего-нибудь нужно, всё: и камни, и звёзды, и даже ты, смешная Морковка». Любопытно, что Матто несколько раз задаёт ей вопросы, предполагающие возможность выбора из нескольких вариантов, но никогда никакого выбора ей не оставляет, тут же решая всё за неё. Решения эти сплетаются в сеть причин и следствий, определяющих дальнейшую судьбу Джелзомины (и, наверное, Дзампано тоже). Итак, первый риторический вопрос: «Будешь работать со мной?», на который Матто сам и отвечает утвердительно. Это ведёт к драке с Дзампано, исключению и его, и Матто из цирка и предложению Джелзомине остаться работать (вместо этих двух). Второй риторический вопрос (Матто задаёт его наедине ночью): «А если я предложу тебе поехать со мной? Можно ездить по всему свету, веселиться, отдыхать. Ты бы согласилась?» На этот раз ответ отрицательный. И потом: «Что ты решила: остаёшься с Дзампано или поедешь с цирком?» Решать Джелзомине опять ничего не довелось — Матто, конечно же, уже решил за неё: девушка оставляет всё, как прежде. Совсем скоро кибитка Дзампано и его хрупкой спутницы снова продолжит свой путь по дороге, неуклонно ведущей к драматическому финалу. Матто — проводник высшей, роковой силы.

Если Матто — ангел, Джелзомина — блаженная, то Дзампано — её пёс (сходство — и внутреннее, и внешнее — с собакой точно подмечено всё тем же Матто: «Он ведь как собака. Кажется, хочет заговорить, но не может и только лает»). Она — душа, он — инстинкт. Дзампано не мужчина, он — зверь. Отсюда эта трудность с напрашивающейся биполяризацией, противопоставлением женского мужскому, о котором говорилось вначале: ни героиня, ни герой не являются воплощением свойств, присущих сугубо своему гендеру.

У Людмилы Петрушевской есть сказка «Часы», про семью, в которой жизнь каждого её члена отмерялась старыми наручными часами. Пребывание на этой земле Матто завершилось с остановкой стрелки его наручных часов. Время было выпущено из под разбитого стёклышка циферблата, как джинн из бутылки, и под это, условно говоря, «правило наручных часов» попала Джелзомина, которая, в свою очередь, после смерти Матто стала стремительно таять. Может быть, не стоит искать знаковости в неореалистическом кино Феллини, но в данном случае это кажется мне необходимым (и очевидным).

Но неверно было бы полагать, что Дзампано — отрицательный персонаж, ведь характеристика отрицательности/положительности преемлема лишь для людей, обладающих правом выбора между добром и злом, но никак не для животных (коим Дзампано и является), жестоких по необходимости. Лишь в самом конце фильма он приподнимается над своей звериной сущностью, когда осознание утраты «этой дуры Джелзомины» ведёт его, пьяного и плачущего (!), на берег моря. А ведь началось всё тоже на море. Вот так прямая дорога стала кольцевой.

10 из 10

4 января 2012

Дорога

Тяжело понять и полностью должным образом воспринять старые фильмы. Кино начала и середины двадцатого века рассчитаны на аудиторию того времени. Они могли произвести сильное впечатление лишь на тех людей. Это не значит, что старое кино не может понравиться, совсем наоборот, оно-то как раз очень хорошо, классика как ни крути. Но дело в том, что оно не способно произвести нужный эффект, на который рассчитывали его создатели. Наше поколе такими вещами уже не удивишь, циничность, и безразличие плотно засели в наших сердцах. Вот и Дорога великого Феллини, не производит должного впечатления.

Фильм призван показать нам историю взаимоотношений одинокого чудовища, неотесанного чурбана, с животными замашками бродячего артиста и чудаковатой девушки, немножко блаженной, абсолютно не вписывающейся в реальный мир, помощницы артиста Дзампано. Что касается актеров, передачи ими характеров персонажей, манеры поведения, полноты происходящего, то тут все на высочайшем уровне! Создается ощущение, что не за фильмом наблюдаешь, а просто стоишь рядом с реальными людьми. Куинн и Мазина проявили себя в Дороге настоящими гениями, профессионалами своего дела. Феллини не прогадал, пригласив на главные роли именно эту парочку, они дополнили друг друга просто феноменально. Но если героиня соответствует полностью, ее глазам реально веришь, то вот Дзампано не вызывает тех эмоций, которые в теории должен вызывать. Это сугубо мое личное мнение и соглашаться с ним или нет, это выбор каждого. Но почему-то у меня Дзампано с самого начала не вызывает страха или отвращения, не кажется он мне жестоким или плохим человеком. Кого в наше время удивишь тем, что здоровый детина избивает беззащитную девушку? Он просто очень одинок и свыкся с этим настолько, что не представляет для себя другой жизни. Все его поступки говорят о том, что он просто не может жить для кого-то кроме себя самого. До самого конца он не может и мысли себе позволить, что это он больше зависит от Джильсомины, чем она от него. Он не хочет признавать, что она нужна ему, что она заполнила его пустое сердце собой и жизнь его перестала быть бессмысленной. Когда он это, наконец, понимает, то становится слишком поздно для того, чтобы что-то изменить.

Интересный, не напрягающий фильм, с неповторимыми персонажами, которые надолго западут в душу каждого. Советую, друзья.

8/10

1 декабря 2011

Говорить о сюжете фильма бессмысленно, его знают все. А те, кто не знают, должны немедленно посмотреть этот фильм, занимающий среди оценок критиков столь высокий рейтинг.

История о бродячих артистах щемящая на столько, что без светлой грусти, без слез умиления смотреть нельзя. Весь фильм у меня чесался нос-признак слез, и к концу выяснилось, что не зря. Когда ты досматриваешь этот фильм до конца, то ты уже больше не в силах сдерживать свои эмоции, ты не в состоянии контролировать свои действия.

Джульетта Мазина. Эта маленькая героическая женщина. Хочется сравнить ее с Чаплином, но уж слишком индивидуальна. Она вызывает смех, но не глупый или ироничный, а смех сквозь слезы, смех, от которого щемит в душе.

Не знаю, у меня фильм смотрелся с одной стороны на одном дыхании, не отходя от экрана, я сидела завороженная. Но с другой стороны, глядя на экран, я пробиралась к финалу этого фильма через бурю эмоций и сложность взаимоотношения персонажей. Видимо это действительно гениальный микс музыки, режиссерской работы и актерской игры, который сложен, но от которого ты не можешь оторваться.

10 из 10

29 октября 2011

О людских ошибках

Возможно, это звучит как-то банально и по-обычному, но на просмотр этого кинофильма меня побудил интерес к творчеству небезызвестного итальянского режиссёра Федерико Феллини. В первую очередь я считаю нужным написать, что кинофильм «Дорога» я расцениваю, как фильм о любви. Точнее, о старой народной мудрости, которая звучит примерно так: «что имеем — не ценим, потерявши — плачем».

Главные герои — Дзампано и Джельсомина — бродячие цирковые артисты. Дзампано уже много лет выполняет один и тот же силовой номер, а Джельсомина выступает в качестве ассистентки. Не буду писать о том, как встретились герои, тем самым пересказывая сюжет фильма, а лучше поделюсь своими соображениями, которые касаются самих героев. По началу просмотра Дзампано виделся мне единственно в образе деспотичного диктатора, не прощающего неповиновения, поэтому я тотчас повесил на него клеймо отрицательного персонажа. Полную противоположность Дзампано являет собой кроткая, немного ненормальная (хотя, что есть нормальность?), но любящая весь мир Джельсомина. Во время просмотра фильма у меня создалось стойкое ощущение, что она никогда не испытывала мук совести. Но если задуматься, то сразу же становится ясно и понятно, что этих самых мук у неё и не должно быть вовсе, потому что Джельсомина настолько чиста душой и сердцем, что, вероятнее всего, у неё даже и мысли такой не было, чтобы каким-то образом согрешить и посрамить свои идеалы, которые, я уверен, у неё есть, несмотря на всю её внутреннюю отдалённость от социума. Вообще, как мне кажется, Федерико Феллини хотел сделать из Джельсомины юродивую. Но в этом-то и заключается прелесть юродивых — они настолько самодостаточны в плане жизни вне коллектива, что любые социальные потребности у них напрочь отсутствуют, они «сами себе на уме», любят всё и вся, восхищаясь цветочками и прочими дарами природы, и именно в этом детском поведении проскальзывает некая нотка святости, которая окружает их в течение всей жизни. Такими, на мой взгляд, были эти персонажи.

На протяжении всего фильма можно наблюдать динамику отношений между главными героями. Изначально Джельсомина не питала никаких чувств к Дзампано (ни положительных, ни отрицательных). Но далее она предпринимает попытку бегства, так как Дзампано наказывал её за неповиновение. Убежать ей не удалось — главный герой насильно заставил её вернуться и впредь держал около себя. Возможно, вследствие этих событий, у Джельсомины развился стокгольмский синдром, и она привязалась к своему мучителю, но здесь я могу лишь предполагать. Во всяком случае, отношение к Дзампано у неё поменялось, и она даже сказала: «…а теперь я бы и замуж за вас пошла, раз уж сама судьба свела нас…'. Но Дзампано оставался холоден к ней или же просто прятался за маской равнодушия. Тем не менее, после дальнейших событий, о которых я не буду писать, главный герой раскаивается, что и навело меня на мысль: «что имеем — не ценим, потерявши — плачем».

Думаю, это картина обязательно к просмотру для всех, кто любит хорошее, пусть и не молодое, кино. А если обратить внимание на имя Федерико Феллине в графе «режиссёр», то все сомнения на тему смотреть/не смотреть должны отпасть сами собой.

8 из 10

19 октября 2011

Драма Дорога появился на свет в далеком 1954 году, более полувека тому назад, его режиссером является Федерико Феллини. Кто играл в фильме: Энтони Куинн, Джульетта Мазина, Ричард Бейсхарт, Альдо Сильвани, Марселла Ровере, Ливия Вентурини, Густаво Джиорджи, Ями Камадева, Марио Пассанте, Анна Примула, Гоффредо Унгер, Наццарено Дзамперла, Пьетро Чеккарелли, Джованна Галли, Марчелла Ровена.

В то время как во всем мире собрано 16,981 доллар. Страна производства - Италия. Дорога — получил отличный рейтинг, и входит в список популярных фильмов, которые мы рекомендуем к просмотру. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 16 лет.
Популярное кино прямо сейчас
2014-2022 © FilmNavi.ru — ваш навигатор в мире кинематографа.