Великая красота (2013)

La grande bellezza
Великая красота, 2013: актеры, рейтинг, кто снимался, полная информация о фильме La grande bellezza
Актеры
принимали участие в съемках
Дарио Кантарелли
Яя Форте
Вернон Добчефф
Фанни Ардан
Памела Виллорези
Карло Вердоне
Галатеа Ранци
Соня Жесне
Лоренцо Джоиелли
Роберто Херлицка
Франко Грациози
Иван Франек
Сабрина Ферилли
Джорджо Пазотти
Альдо Ралли
Изабелла Феррари
Массимо Де Франкович
Джулио Броджи
Серена Гранди
Карло Буччироссо
Тони Сервилло
Паоло Соррентино
Мария Лаура Ронданини
Лучиано Вирджилио
Мануэла Гатти
Массимо Пополицио
Антонелло Вендитти
Джулия Ди Килио
Габриэлла Белисарио
Джорджиа Ферреро
Анита Кравос
Стефано Френьи
Джанпьеро Коньоли
Анна Делла Роза
Лука Маринелли
Фламиния Бончани
Паоло Маццарелли
Анна Луиза Капаса
Мирко Фрезза
Джуси Мерли
Франческа Амодио
Стефания Барка
Пьеро Джимондо
Фьямметта Баралла
Лео Мантовани
Людовико Кальдереда
Сильвия Мангуйя
Моника Писедду
Паскуале Петроло
Роберта Карточчи
Маргерита Корнали
Алессия Беллотто
Даниэль Пилли
Франческа Голиа
Мелания Фиоре
Ролд Смитс
Джулия Маулуччи
Армандо Оттайано
Мария Ловетти
Джованна Виньола
Северино Чезари
Лука Серрао
Альберто Агирре
Мария Розария Алати
Кончетта Будзанка
Джино Камини
Наталия Де Мария
Кармело Ди Марко
Майда Гонзалес
Агата Малышко
Флавио Мьели
Клаудио Минутилло Туртур
Маура Росси
Массимо Сантанжело
Катарина Скалаприсе
Карло Соррентино
Элизабетта Вентура
Сара Вакаянаги
Сак-рюл Юк
Jamaica Corridori
Roberto Lumiento
Pedro Ramirez
Andrea Carotenuto
Lorena Noce
Джулия Ринальо
Yohana Allen
Vittorio Soleo
Развернуть (87)
Рейтинг фильма
Кинопоиск 7.6
IMDb 7.8
Описание фильма
оригинальное название:

Великая красота

английское название:

La grande bellezza

год: 2013
страны:
Италия, Франция, Бельгия
режиссер:
сценаристы: ,
продюсеры: , , , , , , , , , ,
видеооператор: Лука Бигацци
композитор:
художники: Стефания Челла, Даниэла Чианчио
монтаж:
жанры: комедия, драма
Сколько денег потрачено и получено
Бюджет: 1
Сборы в США: $2 852 400
Мировые сборы: $24 271 739
Дата выхода
Мировая премьера: 21 мая 2013 г.
Премьера в России: 10 октября 2013 г.
на DVD: 16 декабря 2013 г.
Дополнительная информация
Возраст: 18+
Длительность: 2 ч. 21 мин.
Отзывы о фильме Великая красота

Аристократки, нувориши, политики, преступники высокого полёта, журналисты, актёры, декаденствующие отпрыски благородных семейств, священники, художники, подлинные или мнимые интеллектуалы… Всех их поглощает современный Вавилон, пока они ткут канву непрочных взаимоотношений, предаваясь суетной жизни на фоне старинных дворцов, огромных вилл и великолепных террас. Все они здесь, и никто не предстаёт в выгодном свете.

Апатичный и разочарованный 65-летний Джеп Гамбарделла, писатель и журналист, не расстающийся со стаканом джина с тоником, наблюдает за этим парадом влиятельных, но пустых и потерянных людей, которые производят на него гнетущее впечатление. Головокружительная картина потери нравственных ориентиров разворачивается в атмосфере великолепного и безразличного римского лета. Вечный город подобен умершей диве.

Другие фильмы этих жанров
комедия, драма

Видео: трейлеры и тизеры к фильму «Великая красота», 2013

Видео: Трейлер (Великая красота, 2013) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Трейлер
Видео: Трейлер (русские субтитры) (Великая красота, 2013) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Трейлер (русские субтитры)
Видео: Трейлер (русский язык) (Великая красота, 2013) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Трейлер (русский язык)
Видео: Фрагмент №1 (русские субтитры) (Великая красота, 2013) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Фрагмент №1 (русские субтитры)
Видео: Фрагмент №2 (русские субтитры) (Великая красота, 2013) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Фрагмент №2 (русские субтитры)
Видео: Трейлер №2 (Великая красота, 2013) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Трейлер №2

Постер фильма «Великая красота», 2013

Нажмите на изображение для его увеличения

Отзывы критиков о фильме «Великая красота», 2013

Рим — это я

Прежде чем смотреть этот фильм запаситесь терпением и бокалом хорошего красного вина. Фильмы Соррентино всегда затрагивают философско-сатирические вопросы. К этому нужно быть готовым, иначе желание выключить фильм придется постоянно перебарывать!

Несомненным плюсом картины являются пейзажи Рима, операторская работа и диалоги. Друзья, эти сатирические подколы нужно услышать и воспринять, пропустить через себя. Они не сложные, но набирают наибольшую ценность только всвязи с личным опытом.

Главного героя, Джепа Гамбраделлу, мне хочется сравнить с Римом, его городом мечты. Джеп взрослый, статный мужчина, достигший в жизни хорошего состояния и высокого положения в обществе, где и является королем.

Мужчины возраста Джепа задаются вопросом: в чем был смысл моей жизни?

Вокруг Джепа происходит день сурка. Я думала, что он будет брюзжать на молодежь в стиле «В наше время такого не было», однако, герой беззлобно подшучивает над пустыми людьми, пытаясь через них постичь что-то тайное.

Весь фильм зритель задается вопросом: почему же такой пытливый писатель-журналист за всю жизнь написал только одну книгу, которая стала бестселлером и пришлась по вкусу даже Святой? Я думаю, что ответ у каждого свой, а Джеп Гамбраделл, услышав его, слегка улыбнется и скажет что-то в стиле: Какая интересная версия, признаться честно, я о ней даже не думал, и вряд ли буду думать хоть когда-нибудь.

5 из 10

11 января 2021

иронизирует не отрицая

Юмористически-философская лента, затрагивающая абсурд жизни и смирение с ним. Вряд ли подойдёт людям, которым презирают искусство и философское отношение к жизни, над этими темами картина постоянно иронизирует не отрицая. Главный герой своим богатым жизненным опытом блуждает от снобизма к самоснобизму, при этом в свою разуме не до конца определившись, и периодически смягчая своё реальное отношение по сравнению с заранее высказанным шаблоном отстраненно-безразличного поведения. Во многом о том, что человеческий путь многообразен и не стоит переживать о том, чего уже не достичь и не обрести, куда важнее наслаждаться моментом

30 октября 2020

«Великая красота»: прекрасный и жестокий Рим глазами Джепа Гамбарделлы

У европейского кино есть особый стиль. Конечно, нельзя судить обо всех фильмах сразу, но те немногие фильмы европейского кинематографа, которые я посмотрела, характеризует то, что они акцентируют внимание зрителя на деталях, при этом показывают мир откровеннее, реалистичнее, а иногда даже «грязнее» настолько, что хочется отвернуться от экрана.

Нет, при просмотре фильма «Великая красота» режиссера Паоло Соррентино вам, конечно, не захочется отвести глаза, ведь в данном случае «откровенность» лишь подкупает. В чем же она проявляется? Прежде всего, в мыслях главного героя, Джепа Гамбарделлы, и остроумных диалогах.

Особую ценность фильма представляют контрастность его персонажей. Практически с первых кадров нас окунают в бездну шумного яркого праздника — вечеринки в честь 65 дня рождения Джепа, известного во всем Риме журналиста, роль которого исполняет Тони Сервилло. Так происходит наше знакомство с главным героем и его окружением. Этот день можно считать поворотным моментом в жизни Джепа, когда время для него вновь становится ценным ресурсом.

«Через несколько дней после того, как мне исполнилось 65, я понял одну важную вещь: я не могу больше тратить время, делая то, что не хочу делать».

Кто такой Джеп Гамбарделла?

Он не просто часть римского бомонда. На вечеринке одна из его гостей крикнула «С Днем рождения, Джеп! С Днем Рождения, Рим!», поэтому, вполне вероятно, что, не преувеличивая, он называет себя королем Рима. У него есть «ключи» ко всем дверям этого «открытого города» (ред. отсылка к фильму «Рим, открытый город» («Roma citta aperta»)).

Он писатель, который написал свой единственный «прекрасный и жестокий» роман 40 лет назад. На протяжении всей жизни его спрашивают, почему он больше не написал книг? И мы на протяжении всего фильма пытаемся это понять вместе с самим Джепом, занимаясь поисками «великой красоты» в Риме. Сможет ли он отыскать ее, а с ней и вдохновение для новой книги?

Как писатель, он является прекрасным наблюдателем. Каждая сцена жизни вечного города не ускользает от его взгляда. Мы не знаем, всегда ли он был таким или по прошествии лет растерял эту способность и вновь ее приобрел? Может быть, просто эти проявления жизни снова приобрели для него значение. Глазами Джепа мы детально исследуем окружающий его мир без прикрас.

Герои, входящие в ближайшее окружение Джепа, вызывают не меньший интерес. Прежде всего, это его друзья и близкие знакомые, которые часто бывают у него дома на террасе с видом на Колизей. Так проходит их жизнь в бесконечных вечеринках, встречах, пустых разговорах. У каждого свои проблемы: измены, одиночество, сумасшествие родного человека и прочие, и ночная жизнь помогают им закрывать на них глаза, забыться за легкой беседой о ерунде.

Однако это не значит, что не бывает минут искренности в их общении. Мы видим «настоящего» Джепа в компании его самых близких друзей. Почти семейный ужин в редакции за душевной беседой с его начальницей-карлицей, Дадиной, кажется их традицией. Ей он говорит о своих переживаниях:

«Я не гожусь для жизни в этом городе…»

С другим своим старым другом, Романо, Джеп делится своими мыслями о том, что хочет снова писать. Из их разговора мы узнаем об отношении Джепа к женщинам: «В моем возрасте красоты недостаточно». Это объясняет его интерес к дочери его приятеля, Рамоне, с которой он познакомился в клубе, где она танцует стриптиз. Она пробудила в нем любопытство своей искренностью, отсутствием притворства, а, может быть, и своей тайной.

Картина Рима не была бы полной без второстепенных колоритных персонажей. Каждый из них появляется с определенным смыслом, потому что в этом фильме нет ничего случайного. Претендующий на папский престол кардинал Беллуччи интересуется больше рецептами блюд, чем вопросами духовности. Напротив, нам показывают аскетизм 104-летней сестры Марии, приехавшей в Рим, чтобы на коленях подняться по святой лестнице. Запоминаются образы хранителя ключей от самых красивых домов Рима и обедневшей аристократии. Благодаря этим героям представление общества Рима становится еще более многогранным.

Однако контрастность присуща не только персонажам. Она в музыке: за счет великолепного сочетания классической музыки с современными битами каждый кадр дарит зрителям нужную эмоцию.

Контрастны сцены жизни Рима, события итальянской столицы, ведь «в Риме всегда что-нибудь происходит». Мы видим, как сосуществует «прекрасное» с «безобразным». Режиссер намеренно акцентирует наше внимание на противопоставлении пороков мегаполиса и поразительно красивых кадров повседневной жизни, приправленных восхитительным музыкальным оформлением. Камера застывает на мгновение, и кажется, что эти кадры на самом деле произведения искусства, достойные галереи Боргезе.

Символично, что вечным является только город. Люди уходят из жизни Джепа по разным причинам: кто-то покидает Рим, разочаровавшись в нем, кто-то умирает. Тема жизни и смерти проходит красной нитью на протяжении всего повествования. «Все вокруг меня погибает», — делится он со своей подругой Дадиной, пережив внезапный уход из жизни Рамоны и известие о смерти его первой любви, Элизы, о которой он ничего не слышал 40 лет. Последнее событие пробуждает в Джепе ностальгию, мысленно он часто возвращается в прошлое.

«Корни — это важно».

«Великая красота» — это фильм, открыто заявляющий также о проблемах современного общества и его ценностях: забота о внешней красоте в ущерб внутренней; ориентация на низшие ценности; безразличное отношение к чувствам других людей и одиночество.

Ценности людей нашего времени отражаются и в некоторых проявлениях современного искусства. Нам показывают претенциозность отдельных «художников»: как за красивыми абстрактными словами скрывается полное отсутствие смысла. Мы видим, какой ценой даются эти произведения искусства. Так, возможно, и правда «старое лучше нового»?

«Великая красота» заставляет задуматься над многими темами. Сколько вопросов возникает на протяжении просмотра этого шедевра итальянского кинематографа, столько ответов каждый найдет для себя. Однако следует с уверенностью сказать, что, посмотрев фильм, все зрители переживут сильные и невероятные эмоции, ведь прекрасные панорамы Рима, каждая минута повествования, ненавязчивые размышления главного героя и музыка, находящаяся в удивительной гармонии с картинкой, никого не смогут оставить равнодушными.

13 июля 2020

Кино для любителей собирать пазлы из музея Кьярамонти

Идея фильма не так сложна, как кажется.

Соррентино снимал его уже будучи лицом итальянского кинематографа. И с этой позиции имел право сказать: времена великих режиссеров в Италии (три старые принцессы -феллини/ антониони/пазолини в набитом антиквариатом замке), снявших множество шедевров («первая книга») прошли и мы сейчас ходим по кругу («паровозик, который никуда не едет»), не в силах выйти за рамки их наследия (куча отсылок и переснятых сцен); мы (современное кино) погрязли в пошлости, искусственности, у нас нет молодой струи (почти все персонажи фильма возрастная, но молодящаяся богема), а если и есть молодежь, то надрывно творит бессмыслицу потому что» еще ребенок» (девочка- художница). Кинорим иссякает, устав от погони за красотой и потеряв содержание (умершей стриптизерше, все деньги тратящей на внешность, 42 года и за 42 года до премьеры Великой красоты состоялась премьера фильма Рим, из которого здесь взята куча сцен от бессмысленных вечеринок до парада церковной моды, превращенного Соррентино в парад похоронной одежды). В фильме постоянно кино сравнивается с религией. Святая — образ настоящего великого искусства, для которого надо «ползти на коленях», «жить в бедности», а не рассуждать бесконечно о рецептах и не отговариваться «больным мениском». Поэтому «корни это главное», а дурацкие фламинго, летящие на запад (sic!), исчезнут под одним дуновением настоящего кино.

Главная идея фильма — все пропало, рим в упадке, найдут ли итальянцы новую великую красоту (будет ли написана вторая книга) ? — Соррентино не заигрывается и не дает на это ответа.

Резюме: это кино-головоломка для синефилов с более чем 2 часами отсылок к прошлому итальянского кино, его настоящему (персонажи клиники омоложения), но надо быть итальянцем чтобы разгадывание состоялось и принесло удовольствие.

Но видеоряд, звуковая дорожка, актерские работы — на высоте! Посмотреть можно. Тем более в хорошей компании.

19 апреля 2020

Тонкий рисунок человеческой амбиции в интерьере Рима

Красота Рима показывается изнутри, мы следуем вкусам его обитателей, а не туристов. Как жить с этой красотой, как вложить свою частную жизнь в жизнь этой красоты так, чтобы не стать протезом, искусственным, ненужным, внешним? Главному герою, по-моему удается органично влиться в эту жизнь эстетики Рима, заданной, кстати, ещё какими любителями излишеств много веков назад. А вот его близкий друг не вписался и после 40 лет жизни в городе. Главное, он это отчетливо осознал и покинул эту Вселенную веков — не всем дано…

А что если вы решили делать и жить так, как вам хочется, имея хороший возраст 65 лет? И это в Древнем городе и имея все ключи доступа к красоте города и его персонажей в широком смысле красоты, включая уродства. Роль Джепа исполнена тонким рисунком, легкой линией, которая только кажется апатией. Нет, он ищет, ищет и в конце фильма у него, как показалось, рождается замысел нового творения. Тогда все для героя оправдано.

Джеп — нормальный человек, который увидел главную великую красоту вовремя, в 18 лет. Эта красота открыла ему дороги для понимания Великой красоты цивилизации, наделила его тонким чутьём, вкусом к миру и Риму. А уж какие ему достались аристократки, нувориши, служители культа и так далее — это уж не в его власти. Главное он несет груз цивилизации, отрабатывает все её извивы. Не мудрено, что внезапное исчезновение было бы для него тоже выходом. Но он выбирает творчество в итоге.

9 марта 2020

Еще один шедевр итальянского кино

Посмотрел довольно много фильмов Соррентино. Друзья советовали «Молодость» — не зашел — возможно совсем ничего не понимаю в аристократических курортах. «Молодой папа» — странная фантазия на тему реинкарнации Александра VI Борджиа в нашем веке интернета и телекомуникаций. И это при том, что все последние папы были стариками. «Лоро» — уже теплее — великолепный гротескный портрет Б… ни (все совпадения случайны). Особенно блистательно снята зарисовка про овечку, открывающая действие фильма. Было понятно, что режиссер ищет, оттачивает мастерство и ждет. Ждет, когда придет «Великая красота». И вот она, наконец, пришла к нему — она перед нами.

Я много раз был в Риме, обожаю этот город и до сих пор не могу сказать, что хорошо знаю его. И здесь мне помог Соррентино. Культ зрелости, если не сказать старости, кочующий из картины в картину прославленного режиссера, пришелся по вкусу Вечному городу. Толпы вездесущих японских туристов с фотоаппаратами, итальянский хор, богемные вечеринки до утра, кардиналы и даже святая — все эти персонажи лишь пустые тени — призраки на фоне грандиозных декораций Великого города, его великой красоты. Это прекрасно знают особенно тонкие экс-писатель и святая, но не понимают большинство остальных персонажей фильма и именно поэтому их суетная и тщеславная болтовня кажется невыносимо глупой и диссонантной атмосфере Вечного города. Здесь, в этом городе уже все произошло, здесь был и, вероятно, еще есть центр цивилизации. Но сегодня он спит, он живет своим имперским прошлым. И те, кто понял его Великую красоту, они уже не суетятся. Они наслаждаются кратким моментом своей жизни здесь. Мы в этот город лишь приезжаем как туристы, а они в нем живут, они в нем утонули. И именно поэтому так восхитительно это новое утро. Оно как чудесный сон, проносящийся под римскими мостами под прекрасную музыка композитора Владимира Мартынова. Кстати, вся концовка снята одним дублем — пересматривал раз десять.

Приятного просмотра!

10 из 10

8 марта 2020

«Я не могу больше тратить время делая то, что не хочу делать»

Фильм представляет собой сатирический образ современного общества, погрязшего в бессмысленном прожигании времени. Это история о писателе Джепе Гамбарделле — авторе единственной своей книги — нашумевшего бестселлера, который был им написан в 26. За свои 65 лет он стал столь же циничным, сколь талантливым и состоятельным. Однажды Джепа навещает немолодой бородатый мужчина, сообщающий ему, что первая и фактически единственная любовь Гамбарделлы ушла из жизни. Сорок лет назад она рассталась с Джепом, не сообщив причины. После её смерти мужчина, оказавшийся супругом женщины, прочитал в её дневнике, что всю жизнь она любила и ждала только Джепа. Всё это приводит писателя к очевидному выводу — растратив почти всю свою жизнь бессмысленно, он просто не может больше тратить оставшееся ему короткое время, делая то, что он не хочет делать.

Герою Тони Сервилло, стареющему 65-летнему писателю и плейбою, живущему около самого Колизея, играть особенно нечего, вот и остается ему в современных реалиях только менять маски наблюдателя или утомленного участника праздника жизни, из которого, кажется, невозможно выпасть — таковы правила игры богемы. Зато имитировать жизнедеятельность — пока смерть не разлучит его с Римом — приходится и днём, и ночью.

«Великая красота» наверняка понравится читателям, которые готовы неспешно погрузиться в противоречивый мир, наполненный с одной стороны эстетикой и красотой Рима, который сам собой настраивает на философствования, а с другой — бессмысленной жизнью богемной тусовки. А между всем этим — главный герой, ищущий и в итоге обретающий себя снова.

9 января 2020

Прогулка в никуда

Именно так можно описать богему о поисках «Великой красоты».

В фильме не существует главных героев. Все герои — это простые люди, связанные между собой. Они идут неизвестно куда, наблюдая за внешней красотой Рима, но подобно глазу орла, если хорошо присмотреться, то можно рассмотреть и внутренний мир городского бытия: тусовки, женщины, беседы, пороки и многое другое, чем славится спрятанный за замочную скважину Маленький мир Рима, который неподвластен пониманию мира внешнего.

Поиск «Великой красоты» может длиться вечно, но рано или поздно можно найти нечто лучшее или намного большее, чем «Великая красота».

Нельзя сказать, что бесконечная прогулка с опиранием на прошлое и философскими размышлениями о сути бытия — это бессмысленная трата времени. Нет! Рано или поздно жизнь обретает смысл, ведь здесь жизнь — это Рим, а Рим — это жизнь.

За красоту, какой мы её видим и какая она по сути есть.

9 из 10

29 декабря 2019

Хочу туда

Наверное, искусство — это когда, помимо получения эмоционального посыла, каждый может домыслить и дочувствовать произведение в меру своего мироощущения, своего нутра, может быть, даже наложить на свой жизненный опыт, что-то получить оттуда и что-то пронести дальше, вовне, передать, развить.

«Великую красоту» я лично записываю в данную категорию с абсолютно легким сердцем. С бородатых советских времен итальянское и французское кино было фактически побратимами отечественного и воспринималось нами с соответствующими интересом, пониманием и пиететом, в первую очередь, видимо, вследствие некоторой схожести менталитетов. С моей т. з. Сорентино и в нынешний век удалось сохранить эту яркую, вкусную итальянскую нотку, улавливаемую мною хоть в живописном портрете ватиканского функционера с душой доброго кулинара, хоть в падении тапок с ног иссушенной набожной старушки. Да что тут ковырять, если и героями, и актерами в принципе являются итальянцы — их темперамент, их подачу мысли и чувств никуда не денешь, да и как без этого вообще)

Но я сейчас немножко не об этом.

При всей своей изящной легкости фильм ставит перед зрителем весьма серьезные вопросы уровня «зачем» (спасибо Кортневу, озадачившему этим вопросом в фильме «Квартета И», только немного в ином, чуть более приземленном ключе)) и «где найти Великую красоту».

Первый из них, что скрывать, в том или ином виде и масштабе задает себе большинство вменяемых людей, как правило, возрастом от среднего и выше. Второй же, когда-то сформулированный Джепом Гамбарделлой, автором одной, но весьма серьезной и качественной книги, был поставлен им перед самим собой, видимо, в качестве условия продолжения творческой деятельности (мол, пока не найду — ничего не напишу).

Сорентино, погружая зрителя во фрагменты обыденной жизни главного героя и его непростого окружения, дает возможность приобщиться к решению вопроса и найти каждому свой личный ответ на него, ибо не может быть красота для всех одинакова, да и не должна.

Я смотрел фильм несколько раз — часто так делаю с теми кинолентами, которые складываю в условный ящик с надписью «искусство в моем понимании» — и каждый раз, как мне кажется, приближался к ответу, расшифровыванию посланий авторов фильма. Прочувствовал очарование Гамбарделлы мимолетной неожиданной встречей с Фанни Ардан, его восхищение тысячами ежедневных фотографий мужчины на сооруженной им выставке, и трепет Графини при виде ее собственной колыбели, находящейся в одном из бесконечных музеев Рима.

Внезапно для себя осознал, что именно эти моменты, равно как и финал фильма — съемки Рима вдоль Тибра — сопровождаются одной и той же мелодией, светлой такой, легкой. Загуглил: The Beatitudes в исполнении Kronos Quartet. И заподозрил я, что неслучаен этот музыкальный маячок, данный нам режиссером. И поняли тогда мы с Джепом Гамбарделлой, что Великая красота — это и красота знаменитой французской актрисы, и неумолимого течения реки времени, делающего из мальчика мужа, и рождения невинного младенца, и, без сомнения, Великая красота великого Вечного города — вот оно все то, что лежит под ногами в его, главного героя, всегдашней безусловной доступности.

Наверное, именно поэтому, выдохнув с облегчением, решил он наконец написать свою новую, вторую книгу. Дай Б-г ему удачи)

А я, как только окажусь в Риме, обязательно пройдусь по местам Джепа — Колизею, парку Акведуков.. Тоже ж ведь… Искусство!;)

14 ноября 2019

Декаданс в Риме

«Великая красота»(2013) — сатира переплетенная с драмой. Это циничный взгляд на богемную жизнь с ностальгией о прошлом от Паоло Соррентино (автор «Молодости» и «Молодого Папы»).

Любите ли вы путешествовать? Я спрашиваю, потому что перед вами не фильм с обычным сюжетом, а долгая экскурсия по современному Риму с его необычными обитателями. Вашим гидом станет Джеп Гамбарделла (Тони Сервилло) — автор единственного бестселлера, который в 65 лет работает колумнистом в глянцевом журнале и прожигает свою жизнь на богемных тусовках. Но шикарная квартира, знакомства в высоких кругах, вечеринки не могут заполнить пустоту в душе несостоявшегося писателя.

Фильм состоит из фрагментов жизни — фресок, расставленных в залах галереи современного общества. Главный герой открывает двери, и нас встречают представители разных слоев элиты. Они под циничным взглядом интеллектуала Джепа открывают свои истинные обличья. Высказывания Джепа словно скальпель вскрывают яркий слой краски и добираются до серой сути происходящего. Будь-то обнаженная художница с необычным перфомансом у стен акведука, престарелый кардинал, вещающий только о блюдах, стриптезерша бальзаковского возраста, стремящаяся сохранить молодость, столетняя монахиня в поисках искупления. Через образы этих и других персонажей автор показывает нам культурный упадок и духовную регрессию.

От ухода в мрачный декаданс спасает колкая сатира, которой пронизана вся лента. А созерцательный герой в превосходном исполнении Тони Сервилло заставляет заново взглянуть на отведенное нам время, на место в этом мире. Остановитесь, задумайтесь — к чему вы стремитесь, не прикрываетесь вы пафосной ролью, не упускаете возможность достигнуть чего-то большего? Ведь в поисках великой красотой вы можете собирать кусочки стекол для якобы красочного витража, боясь приблизиться к своей мечте.

Рекомендую ленту для неспешного ознакомления под бокал вина и при наличии должного настроения. Отдельно вас порадуют виды исторических достопримечательностей Рима.

8 из 10

29 мая 2019

И мертвецы стоят в обнимку с особняками

В последний свой приезд в Рим я искала по всем его детским, антикварным, сувенирным магазинам куколку, подарок для одной дамы. Но из характерно-тёплого, с лица необщим выраженьем кукольного народца попадались мне на глаза и лезли в руки только ведьмы, роскошные, на мётлах, в остроконечных шляпах или в платочках а ля babouchka, в хламидах и юбках из лоскутков, в чунях и валенках, в очках и с бородавками — все разные, все прекрасные, все со следами подробно и эмоционально вовлечённо прожитой жизни на лицах. Наконец, придя в отчаяние, я спросила у продавца кукольного лотка на Пьяцца Навона, у берниниевской пятки Рио-Ла-Плата с фонтана Четырёх Рек, нет ли у них кого помоложе. На что получила достойный римлянина и профессионала прилавка ответ: «У нас древний город, синьора. Все наши принцессы давно постарели. Да и любая красавица выглядит на фоне нашей беллеццы невзрачной, опустившейся замарашкой. Так к чему же лицемерить?»

«Великая красота» Соррентино — о смирении римлян и, шире, итальянцев перед фактом собственных измельчания и внутреннего износа сравнительно с захватившими запас прочности на много поколений вперёд, от многих поколений впереди себя историческими громадами, в тени которых им приходится существовать, о раздавленности обложившей их со всех сторон почти уже враждебно, вызывающе великой культурой, о параличе воли от вечного созерцания невыносимого, золотого, божественного великолепия. В «Самой Красивой» Висконти, предыдущем большом римском фильме с красотой в названии, простая медсестра, героиня Анны Маньяни, ещё сопротивлялась тяге города и мира её улилипутить, впустить её дочку в сакро санктум римской богемы, в кино, на Чинечитту, не как прелестное дитя, самую, в глазах матери, грациозную девочку Италии, а как комическую карлицу, объект не восхищения, а издевательства. У Висконти-неореалиста человек пока чувствует в себе силы не принимать навязанные ему извне возраст и масштаб. В «Великой красоте» шестьдесят лет спустя любое сопротивление давно сломлено, рассеяны легионы, убиты центурионы, преданы наместники, карлица, с удовольствием смакуя своё уродство, руководит флагманским глянцем страны, элитная стриптизёрша с Виа Витторио Венето достигает пика карьеры после подчёркнутых растяжками и трещинами носогубов сорока, монахини ходят в салоны эстетической хирургии за уколами ботокса, кардинал, видный экзорцист, летает над парками Фраскати на качелях и руководит охотой на скунса, и даже затонувшая у Тосканских берегов, у острова Джильо «Коста Конкордия» выглядит пластмассовым корабликом в детской ванночке рядом с обломками флота Калигулы на озере Неми из Палаццо Массимо. Оттого мы и счастливы, что мы ничтожны, дали, выси и проч. брезгают гладью кожи, тело обратно пространству, как ни крути педали, и несчастны мы, видимо, оттого же.

Великая красота Вечного Города как находящееся всегда под рукой счастливчиков убежище от пошлости и вульгарных уродств живой современности — как долго все мы, особенно вынужденно далёкие, вынесенные за скобки той цивилизацией русские люди жили этим тезисом! Как велик соблазн и сейчас увидеть в жирдяе, орошающем свою зловонную майку-алкоголичку драгоценной водой из фонтана Аква Паола на Яникуле под «I lie» Ланга, в ночных бабочках и мотыльках, трясущих причиндалами на виа Консолацьоне с видом на купол Святого Петра в щедрой ватиканской подсветке, в современной художнице-акционистке, в пылу своего перформанса бьющейся не очень умной головой о пролёты акведука Аппия Клавдия, в колбасящихся на террасе над Колизеем, Золотым Домом Нерона, Аркой Константина под Far l`amore и прочее древнее диджейство старцев любого возраста и пола — грязных осквернителей города, в котором им выпал жребий жить! Как просто поддаться искушению и решить, что в ночные тайны римских палаццо интеллектуал Джеп со спело красивой зазнобой решили окунуться от невыносимости вторичной и жестокой скуки современного искусства, что к замочной скважине на пьяцце Кавалеров Мальтийского ордена они приникали в жажде очищения от зрелища с визгом и как попало льющего на холст краски ребёнка (зарабатывающего этим миллионы для себя и семьи), что галерея Борромини в Палаццо Спада — такая длинная в кажущейся реальности, такая короткая на самом деле — это готовая метафора всех нынешних трепыханий мысли и эмоции.

Но это будет пошлостью ничуть не меньшей. Потому что трудно и бессмысленно жить и пытаться творить в городе, которому никогда не сможешь соответствовать, чья мертвенность бесконечно живее, внушительнее, значительнее жизни, городе, отчётливо враждебном по отношению к молодости, выталкивающем в молодость в могилу, пока та не успела обогатить той культуры, которой уже много веков тесно на своих семи канонических и трёх дополнительных холмах, пока не успела добавить своих нетленных мертвецов в толкучку престижнейших в мире эмпиреев, в городе, всей хитростью своих навязываемых как духовный идеал культурных моделей (церковным целибатом, инцестной сверхлюбовью к маме и корням, идеями Римского клуба) склоняющих живых к одному — прекратить творить и плодиться, сновать, шуметь, мусорить, загромождать собой, дать вступить в свои права роскоши римской смерти. А жить — надо. Гулять по Лунготевере, дышать ароматом апельсинных деревьев на утренней заре, смело и молодо нырять в южное море, пока на берегу, у маяка, ждёт не мать-старушка, не выжившая из ума, проживающая в отеле Хасслер (при взятом на себя обете бедности) святая, а первая, юная, пылко влюблённая, способная зачать и понести женщина. Лесбия, Юлия, Цинтия, Ливия, Микелина. Бюст, причинное место, бедра, колечки ворса. Обожженная небом, мягкая в пальцах глина — плоть, принявшая вечность как анонимность торса.

3 января 2019

она не спасает мир, но все же…

«А сейчас я хочу тебе кое что показать»… «Все всегда заканчивается.. смертью… Но в начале была жизнь, скрытая за бла бла бла… Все решалось под болтовню и шум, тишина и чувства, переживания и страх… редкие и беспорядочные вспышки красоты, а потом убожество несчастного человека… и все это погребено под покровом смущения от существования в этом мире… бла бла бла… А дальше то, что будет дальше… меня не заботит, что будет дальше.. Итак, роман начинается… По сути, это всего лишь фокус. Да, просто уловка… «Великая Красота».

Тихая неспешная прогулка по городу, который принято называть «вечным». Ночной город наполненный светом, движением, чувствами, его древней историей, музыкой… бесконечными разговорами, сплетнями, безысходной ироничностью и мудрым пониманием тщеты и бессмысленности происходящего. Смерть может быть красивой и объяснимо неизбежной, в отличие от счастья, мимолетного и ускользающего. Старость не приговор. Она мудра и склонна к тому, что называется чувственным безразличием. Когда секс не повод для беседы, а скорее, помеха… досадная неизбежность человеческих взаимоотношений. Красота увядания, лиловые отсветы декаданса, маскарадная суета и ясное понимание того, что ты существуешь только потому. что еще способен улавливать в череде событий признаки ВЕликой Красоты жизни. Ее «редкие и беспорядочные вспышки»… Фильм Паоло Соррентино «Великая красота» 2013г. Реминисценция классной «Дольче Вита» Феллини… Щемящие Интонации светлой грусти, четко уловленные в «Новом кинотеатре „Парадизо“ Джузеппе Торнаторе или в его же „Малене“»… Смех сквозь слезы и беззаботная беспечность перед лицом вечности. Жизнь, как краткий миг, который не успеваешь осознать и которым не можешь насладиться. Бесконечная череда маленьких, пустых, и по-настоящему смешных в своей трагичности, обычных жизней… Интеллигенты и аристократы, бандиты и проститутки, фрики-акционисты, стареющие развратники и трогательные циники, святые и не очень, любители джина с тоником и кулинары-экзорцисты. День за днем. Столетие за столетием. Из века в век… Очень стоящий, достойный Фильм… про старичков и для старичков.

19 ноября 2018

Невыносимая легкость бытия

Вы когда-нибудь мечтали, чтобы картины великих художников ожили? Чтобы все искусства — будь то скульптура, живопись, опера, танец, поэзия, перформанс — слились воедино? Когда-нибудь ваша душа замирала оттого, что летний вечер прорастал в вас красотой? Если да, то «Великая красота» Паоло Соррентино — для вас. Мировое кино давно не знало произведения такого масштаба, какое подарил миру этот «новый Феллини», возглавивший школу актуального итальянского кино. «Великая красота», безусловно, стала его magnumopus, в котором органично переплелись ядовитый гротеск, утонченный эстетизм и глубина философских размышлений о человеческом существовании.

«Великая красота» Паоло Соррентино — одно из самых важных кинематографических событий 2010-х, фильм, в котором органично переплелись ядовитый гротеск, барочные образы, размышления о состоянии современного общества и глубина философского взгляда на человеческое существование. Фильм стал своего рода кульминацией эстетизма в кинематографе. «Великую красоту» особенно оценят те, кому посчастливилось родиться с душой художника: это грациозное эстетическое пиршество, настоящий гимн искусству, сливший в едином симфоническом потоке скульптуру, живопись, оперу, танец, поэзию, перформанс. В своем magnum opus Соррентино рисует роскошную, но пронизанную одиночеством жизнь богемы современного Рима, показанную глазами Джепа Гамбарделлы, успешного журналиста, который так и не стал великим писателем. Наблюдая с героем за великолепным итальянским летом, зритель поймет, что по ту стороны красоты всегда лежит печаль. И как бы мы не бежали от правды, пропадая неделями на работе, прибегая к волшебству ботекста, прожигая жизни на вечеринках, нам никогда не скрыться от того факта, что все мы одиноки в холодной и молчаливой Вселенной, что жизнь мимолетна, красота ускользает, хоть остается сегодня последним пристанищем метафизики. Система метафорических образов в «Великой красоте» распадается на несколько пластов. Первый из них составляют проекции внутреннего мира персонажей на реальность, будь то море на потолке Гамбарделлы или силуэт уплывающего в обратном порядке мужчины в бассейне телеведущей. Второй пласт — образы, связанные с экзистенциальным понятием «прорыва в подлинное существование»: герои выхватывают из реальности нечто, что высвобождает их из шелухи повседневности и приводит, пусть на мгновение, к настоящему, которое никогда долго не удержать. В фильме, это, прежде всего, анималистические образы: жираф посреди ночного Рима или фламинго на балконе Джепа. Последний, третий пласт — символы, которые аллегорически передают некие важные для режиссера идеи: например, неоднократно возникающий силуэт Колизея, который, на наш взгляд, выражает мотив неизменчивости жизни перед изменчивостью истории.

6 ноября 2018

Великая пустота

Великая красота может казаться парафразом к фильмам «Рим» или «Сладкая жизнь» Фредерико Фелини. Эти фильмы были взглядами на экстравагантный портрет довоенного и послевоенного Рима. Но в фильме Соррентино мы переносимся на современный Рим, в сегодняшнее время, где общество предстает нам сгнившим, не помнящего своих корней, ту красоту, что было в фильмах Фелини. Это видно в самом начале фильма, где нам показывают поющих женщин, полуцерковную музыку, духовность, красота и вдруг резкий переход на вечеринку, где дикие животные в своей нижней чакре пытаются быть счастливыми. Жизнь их пуста и бессмысленна, их сознание заполонено культурой другой страны, а это означает, что народ не имеет национального самосознания-«А народ, не имеющего национального самосознание не народ, а навоз»-говорил Столыпин, это прямой путь к катастрофе и это не так трудно заметить. И лишь некоторые люди стараются сохранить это великое наследие, культуру, обычаи своего народа. Ведь это все что у нас есть кроме своей земли. Действительно, а может Жизнь наша пуста? А древнее искусство — это то, чем мы ее заполняем?

Я считаю, что для любого государства нормой является не только то, что у неё есть культура и обычаи и тд, но и то, как люди чтят эту культуру. А искусство-это то, чем можно выразить культуру любого государства. Именно этим занимаются Паоло Соррентино, Джузеппе Торнаторе, Лукино Висконти, Фредерико Фелини, отдавая дань уважения культуре своей страны-Италий. «Корни — это очень важно» говорится в фильме. В этом и есть великая красота в искусстве, в культуре, а какая бы ни была жизнь — пустой или веселой, древнее искусство является нашим непосредственным ориентиром в жизни.

Фильм превосходен в режиссуре, в атмосфере, в идеи. Добротные актеры, сценарий, запоминающиеся монологи. Этот фильм стал новым приятным явлением в кинематографе и у него есть все шансы быть выдающимся или даже классикой.

9 из 10

Рядовым зрителям могут не зайти, а вот киноманам обязателен к просмотру.

7 октября 2018

Вечность где-то рядом

Посмотрела, как нежно «Великая красота» перекликается с «Молодостью», — все те же старики, юноши, любовники и художники в поисках. Но и разница есть, — в «Красоте» больше про вечность, в «Молодости» — про любовь.

Но откуда же взялась вечность? Только ли потому, что дело происходит в «вечном» городе с его дворцами, фонтанами, лестницами, монахинями и Колизеем? Нет, не только. Джепу удается обнаружить точку вечности-покоя. И за тем, как в основе светской болтовни проглядывают нестрашные объятия вечности, очень любопытно наблюдать.

Джеп и его друзья живут, качаясь на маятнике — между старостью и молодостью, творчеством и болтовней, скукой и убеждениями. У друзей амплитуда качаний меньше, так как врут себе и другим, а потому не имеют выхода и настоящего творчества. Джеп врет себе меньше, амплитуду имеет большую и возможности для творчества также. Он говорит Рамоне, что не может писать, нет покоя, нет тишины. Но потом, по случаю, спускается в Аид, — видит смерть города (тусклая жизнь жизнь римских аристократов, как кротов ждущих смерти в темноте), а затем и своей любви. И начинает писать — почему? Потому что качнул маятник максимально далеко, до смерти, позволив таким образом качнуться обратно — к высшему выражению жизни, к творчеству и к новой книге. А посередине как раз и есть точка покоя и вечности, когда теряются все четкие прежде определения: ни молодой, ни старый, ни знающий, ни невежда. Как Бога можно определять только апофатически, отрицая, так и творец может творить, только потеряв определенность, иначе получится или памфлет, или графомания.

10 сентября 2018

А что же дальше?

Фильм «Великая красота» итальянского режиссёра Паоло Соррентино можно назвать выдающимся фильмом. Он был снят в 2013 году и получил признание как одного из лучших фильмов года. Фильм был удостоен множества кинопремий, а именно — «Золотой глобус», «Серебряная лента», «Оскар», «Премия Европейская киноакадемия» и «BAFTA». Фильм является ремейком «Сладкой жизни» Федерико Феллини 1960 года, где также затрагиваются похожие проблемы в обществе, но не всего общества, а именно той прослойки общества, которая именуются элитой. Соррентино вообще хорошо удаются фильмы на данную тематику, например, как и в его фильме «Молодость» 2015 года.

«Великая красота» относится к жанру сатирической трагикомедии. Главной её задачей было показать относительность критериев восприятия жизни, а именно трагическое оборачивается смешной стороной, в комическом проступает ощущение трагедии.

Так о чём же работа итальянского режиссёра Паоло Соррентино? Что он хотел донести своим фильмом до нас-зрителей? В его работе заключено само рассуждение о духовных изменениях, преобразованиях в современном обществе. Он хотел продемонстрировать, на чем держится элита Рима. Фильм начинается со сцены песнопения церковного хора на площади Рима, тем самым демонстрируется внешняя святость города, может быть даже его былая мощь, величие и святость. Сразу после этой сцены следует другая — безумная вечеринка, на которой люди перестают быть похожими на самих себя, отключают свой разум и теряют все человеческое. Обнажается ужасный контраст между гениальными культурными свершениями предков и дешевым маскарадом измельчавших потомков. Все празднуют день рождение главного героя фильма — Джепа Гамбарделла, которому исполняется на тот момент 65 лет. Джеп — писатель, который написал блестящий, но единственный роман 40 лет тому назад, но потом у него пропадает желание писать по-настоящему хорошую литературу. Но почему так произошло? Это случилось из-за того, что он всю свою жизнь хотел попасть в высшее общество, он хотел стать его частью, что успешно и сделал. Но попав в неё, он выдохся. Всё его желание писать, творить исчезло. Это общество только потушило в нем искру, которая помогала ему выплескивать свои мысли на бумагу. Но вот в свои 65 лет он начинает осознавать, что все это время он жил и продолжает жить в искаженном, извратившемся, далеко ушедшем от всякой морали мире. В мире — наслаждений. Также он понимает, что в себе он не несёт никакой ценности, что он пуст, в нем произошло внутреннее опустошение. К этому выводу его подталкивает один случай. Однажды случайно он встречает маленькую девочку, которая спрашивает его о том, кто он, но Джеп не может ответить на этот вопрос, так как он сам не знает ответа. В этот момент он осознает, что все вечеринки, частые встречи с бессмысленными разговорами им нужны для того, чтобы скрыть бессмысленность своего существования и не чувствовать пустоту их жизни. Однажды Джеп встречает Рамону, женщину с похожей судьбой, но с более человеческим отношением ко всему, хотя она и занимается стриптизом в клубе её же отца. Ему с ней хорошо, у него наконец-то отдыхает душа, и что-то в нем самом меняется. Например, у его знакомой умирает сын, и он цинично рассуждает о том, как нужно вести себя на похоронах, и перечисляет те шаблонные фразы, которые всем нужно там услышать, и говорит, что главное — не плакать, так как это прерогатива матери умершего. Но неожиданно на похоронах Джеп сам нарушает свой главный закон и начинает плакать во время похорон, искренне страдая. И так, размышляя о своей жизни, он приходит к Богу, начиная искать у него ответ на свой вопрос — «Как жить дальше, что будет потом?».

Таким образом, после фильма думаешь, что Паоло Соррентино смог раскрыть ту проблему, которую общество упорно пытается скрыть — пустоту человеческой жизни многих людей, которые потеряли себя за всей той напускной роскошью, той искусственной красотой, которые люди себя окружают.

18 августа 2018

Почему вы больше не написали ни одной книги? — Я искал Великую Красоту! Но я ее так и не нашел.

Фильм хорошо, стильно снят, его приятно смотреть, даже титры. Он не скучен, но интересен, но он тягуч, этим он похож на Восемь с половиной, но здесь это не так выраженно. Изначально Великая красота показалась мне похожей на фильм Феллини, что-то в них есть похожее, но они сильно друг от друга отличаются.

Очень хорошо у фильма получаеться иронизировать над персонажами, как вследствие и явления. Например кардинала, метящего на место Папы римского, больше занимает кулинария, барсуки, чем духовные вопросы.

Если не следить за фильмом, то можно немного потерять нить, здесь не говорят на прямую, что с этим человеком что-то случилось, это хорошо, можно сказать поощарение за внимательность и кара за просмотр одним глазом, но есть и обратная сторона монеты, некоторые персонажи не запоминаются(может быть его и не показывали до этого, но я его не помнил. Сцена с ним содержит такую реплику -«В те дни, когда почувствуете пустоту вокруг, знайте — вы всегда можете на меня рассчитывать»).

Интересно так же то, что у фильма есть финал, которым таким сложно назвать, нет ощущения законченности в полной мере, что как не странно дополняют титры, которые отдельно от фильма я бы назвал лучшими тирами.

В фильме много диалогов, в основном они несут в себе остроты, которые порой очень веселят, но мысль несет лишь одна.

Музыка и актерская игра на уровне. И еще о музыке, она очень хорошо гармонирует с визуальным рядом, как и с идей фильма.

8 из 10

6 августа 2018

Феллини во плоти

Лента «Великая красота» по праву носит статус одной из лучших европейских картин 2013 (Оскар и Бафта тому подтверждение). Не смотря на то, что фильм не взяла приз в Каннах, уступив «Жизни Адель» Абделатифа Кешиша, хотя это не очень справедливо.

Режиссер Паоло Соррентино, на данный момент является одним из ведущих итальянских мастеров современности, но пока не достигший своего апогея. На его счету 5 номинаций в Каннах, но к сожалению пока безрезультатно. Критики называют его «вторым Феллини», что Соррентино и подтверждает в своей новой ленте. Делая множество отсылок он как бы создает продолжение картин великого режиссера. Но, к сожалению от того Рима ничего не осталось, нынешние люди и образ жизни граничит между красотой и пошлостью.

Так о чем же фильм «Великая красота», одно точно — это фильм не об искусстве, фильм об умение различить «подлинник» от фальшивки. Да, безусловно искусство является одной из главных составляющих данной картины, с помощью него Соррентино подчеркивает ту гигантскую пропасть которая разделяет его «Красоту» от феллиневских «8 1/2 » и, пожалуй «Сладкой жизни». Более полувека назад Федерико Феллини предоставил взору зрителя роскошь и глянец тогдашнего мира.

«Велика красота» по сути не открывает ничего нового. Сатирическая комедия граничащая с гротеском, искусно цитирующая несравненного Феллини, некогда воспевшего великий Рим и всю Италию в целом. Все изменилось, мир стал более пафосным и злым, на ряду со статными пейзажами зритель видит развратную ночную жизнь богемы. Такая жизнь сейчас модна: вечеринки, выпивка, секс, снова выпивка, секс. Город мертв, как и его обитатели, от былой «красоты» не осталось и следа. Единственное что объединяет героев Соррентино и Феллини это так называемый кризис. Джеп является так называемым центром бурлящей жизни Рима. На его юбилее собираются все те, кто когда купался в лучах славы: актеры, модели писатели, так называемые догорающие дровишки некогда пылающего костра. Главный герой находится в подвешенном состояние, вроде бы жизнь уже прожита (большая ее часть), а что дальше. Пришло время подводить итог, но не на все вопросы есть ответы.

Разноплановость музыкального оформления картины сыграла свою роль, режиссер смог мастерски слить воедино классику и электронную клубную музыку (хочется отметить, что это второй фильм 2013 года, на ряду с «Великим Гэтсби», с непревзойденным музыкальным оформлением), что в свою очередь прекрасно подпитывает антураж ленты.

Что же в итоге, Соррентино показал историю затухающего от роскоши города, на помощь которому приходит 100 летняя святая, которая приехала в Рим, чтобы проползти на коленях по лестнице, тем самым искупив грехи не только свои, но и всей Италии. Лента о человеческом бытие, его нравственности и безнравственности, зритель не получит конкретный ответ на свой вопрос: «в чем смысл жизни» а может его на самом деле и нет. «Знаете почему я ем корни!? По тому что они важны» вот и ответ, будущее туманно, а прошлое вечно.

9 из 10

28 января 2018

«Великая красота». Или поиски смысла

Фильм Паоло Соррентино «Великая красота», снятый в 2013 году стал для меня открытием, своеобразным культурным шоком за последнее время. Эта картина одна из немногих, которые заставляют наблюдать за ней с замиранием, перестав замечать окружающих. Сюжет трагикомедии разворачивается на фоне великолепия и грандиозной архитектуры вечного города — Рима.

По сути, фильм — иллюстрация, размышление на тему бессмысленного, безнравственного кутежа и пустой жизни богемной элиты Рима. Говоря об этом фильме, трудно обойтись без сравнения с картиной «Сладкая жизнь» великого Феллини, снятой в 1960 году. Феллини в свое время произвел фурор этой картиной, обнажив уродство праздности, из которой не может вырваться главный герой фильма, блестяще сыгранный Марчелло Мастроянни.

«Великая красота» — картина, состоящая из контрастов. С одной из стороны — это грандиозная красота вечного города, время, застывшее в монументальной архитектуре Рима, великая музыка, которая по праву играет одну из главных ролей в фильме. А с другой — богемная клоунада, так называемая «красивая светская жизнь», пустые псевдо интеллектуальные разговоры, пресыщенные богатством и роскошью лицемеры, постоянно разыгрывающие сцены на ярмарке тщеславия.

На фоне этого упадка нравов — один человек, который сохранил способность к поиску вечных ориентиров. 65-летний Джеп Гамбарделла — писатель, журналист, хроникер светской жизни, который когда-то давно приехал в Рим с целью покорить его и достиг этой цели. Но с течением времени, добившись славы и известности, став негласным лидером прожигателей жизни и, написав единственную книгу «Человеческий аппарат», которая сделала его гением одного произведения, он не чувствует вкус к жизни. Все, что он видит вокруг себя, производит гнетущее впечатление. Он хочет найти Великую красоту, но это становится для него вопросом, на который нет ответа.

Этот фильм скорее арт-хаус, чем мейнстрим. Он требует от зрителя вдумчивости, эрудированности. Его невозможно смотреть между делом, в противном случае это станет пустой тратой времени и ничего кроме разочарования не принесет зрителю.

Соррентино использует искусство как наиболее показательную форму, в которой профанация истинной красоты и гармонии приобрела масштабы катастрофы. В фильме мы наблюдаем это в реалиях современной жизни римского бомонда, но это можно отнести и к московской, нью-йоркской, лондонской и другим артистическим «тусовкам».

Главный смысл фильма, который просматривается через сатиру — поиск гармонии. И как доказывает история и жизнь, она всегда в простых вещах и чистом, незамутненном ложными ориентирами, взгляде на вечные истины.

Главный герой картины ведет внутренний монолог: «Я искал большую красоту и не нашел. Все всегда заканчивается ею, смертью, но сначала была жизнь. Все происходит под болтовню и шум. Тишина, чувства, переживания и страх — легкие, и беспорядочные вспышки красоты, а потом нищета несчастного человека и все это под покровом смущения от существования в этом мире».

Каждый думающий человек приходит к переосмыслению себя, жизни. «Великая красота» — своеобразная рефлексия Паоло Соррентино, попытка распознания настоящей Красоты, необремененной фальшивыми ярлыками.

8 января 2018

Соррентино и пустота

Авторский парафраз «Сладкой жизни» ловко жонглирующий великой красотой архитектуры, фресок и скульптур Древнего и современного Рима, стихами Бернса, а на кинематографическом пласте — роскошью декаданса и упадка в стиле Висконти, знаменитыми геометрически выверенными тревеллингами Рене из шедевра «В прошлом году Мариенбаде», авторской рефлексией из «8 1/2 » и десертом в виде камео Фанни Ардан.

«Великая красота», безусловно, пропитана и дышит всей этой фактурой своих гениальных предшественников, но слишком хороша чтобы быть их простой компиляцией, и не так проста, чтобы быть исключительно упоительным некрологом «гибели богов», эпитафией современному миру, погрязшему в разрушительной праздности и великой пустоте умов и сердец, некогда погубивших и их прародителей.

Да, люди, населяющие фильм и окружающие главного героя, умирают, уходят, растворяются, бесследно исчезая. Да, с теми, кто все-таки остается в кадре все также «ничего не происходит, и вряд ли что уже произойдет». Да, паровозик, который они радостно организуют на очередной беззаботной вечеринке, идет в никуда. Но, заключительные кадры картины все-таки дают надежду на прикосновение к вечной красоте истины, сути бытия, обретение красоты, которая, как известно, в глазах смотрящего.

Неспешный темпоритм, рыхловатый сценарий, типичная для Соррентино манерность формы, чуть было не оборачиваются губительно для самого фильма, едва не превратив его в восхитительное и блестящее (во многом благодаря камере Л. Бигацци) ничто, нарциссическое самолюбование, но режиссер вовремя находит нужные нотки сарказма и сатиры, чтобы вовремя отстраниться от этого пагубного свойства.

Возможно, лучший фильм режиссера, который, наконец, сполна оправдал розданные ему авансы и звание одной из главных надежд современного итальянского кино.

8 из 10

25 декабря 2017

Иллюзия вечности

Можно старательно повторять вслед за критиками, что «Великая красота» Паоло Соррентино — это интертекстуальная игра с самим Федерико Феллини, или что европейский мир умирает, а вечный город уже напоминает стареющего модника — слегка нелепого, пусть и элегантного, или что духовная нищета не восполняется архитектурными шедеврами и искусством… Но при этом, скорее всего, так и не удастся ответить себе на вопрос, чем же так впечатляет этот фильм, если его смыслы — это общеизвестные истины, а его эстетика -знакомые приемы?

«Великая красота» вышел в 2013-м, и во многом определил своего режиссера как живого классика и наследника традиций итальянского кино. С тех пор он снял еще более болезненную и тонкую «Молодость» и блистательный сериал «Молодой Папа», и в вышеназванных регалиях закрепился прочно. В самом деле, в его режиссерском почерке есть неожиданная для нынешнего кинематографа неспешность, глубина авторского погружения в проблему, безупречный визуальный ряд и, словно по нотам сыгранные, актерские партии. Даже не будучи профессионалом от кино, хочется вникнуть, как и что делает оператор, художник и монтажёр, чтобы понять, как можно создать настолько гармоничную картину — картину не просто в кинематографическом смысле, а в общехудожественном.

Из истории путешествия престарелого Джепа Гамбарделлы по вечному городу с его тусовками, вечеринками и приемами, Паоло Соррентино плетет узор столь искусный и замысловатый, что иногда хочется остановиться и спросить: неужели это все, чтобы рассказать про выхолащивание души, про цинизм, про жалкие цели в жизни, про выброшенную на ветер жизнь? Неужели ради этого такая безупречность киноплотна? Какая великая красота, если повсюду отмирание и старение — неприятное, фальшивое и хирургически подтянутое. Или «великая красота» — это не про то, о чем фильм, а про сам фильм, легкая самоирония режиссера? Ибо, «когда б вы знали, из какого сора растут цветы, не ведая стыда»…

В «Великой красоте» поражает удивительный баланс формы и содержания: словно канатоходец режиссер постоянно находится на грани, и если он даст хоть небольшой крен, то уже будет не важно, в какую сторон. Потому что в этом случае разрушится та гармония фильма, которая заставляет нас напряженно вглядываться в каждый кадр, ища в нем эстетические и философские глубины. И в этой гармонии столь любимый Соррентино прием флэшбэков ни в какой степени не приоткрывает завесу душевный тайн главного героя, а наоборот, еще больше интригует и ставит все новые вопросы.

Несмотря на кажущуюся бессодержательность действие и диалогов героев фильма, его часто хочется цитировать, но еще больше хочется пересматривать отдельные кадры: они не просто красивы и удивительно точны, но на этом языке визуальных образов, Соррентино говорит нам нечто такое, от чего щемит сердце. И кажется, что в городе вечной красоты не осталось никого, кроме группы безнадежно стареющих тусовщиков, туристов и молоденьких монахинь. Рим прекрасный и пустой, безжизненный во всем великолепии своей безупречности.

Итальянский режиссер безошибочно работает и с актером, который, кажется, в его фильме не играет никаких ролей — он просто существует так, как привык. Поэтому и не представляешь, что Джепа Гамбарделлу мог бы сыграть кто-то еще, кроме Тони Сервилло. И вообще любовь режиссера к артистам с непримелькавшимися зрителю лицами помогает ему создать свой особый мир, в котором люди живут, как умеют.

Начитавшись критических статей, сам начинаешь проводить аналогии с Феллини и его «Сладкой жизнью». В этом диалоге двух Мастеров (по-булгаковски) последнее слово остается за младшим: если у Марчелло Рубини все было впереди и молодость давала ему иллюзию того, что еще не все потеряно, то у Джепа Гамбарделлы все позади — не только первый поцелуй, лучшие интервью и единственная написанная книга, но и надежда на то, что еще есть время отыскать в жизни какой-то смысл…

19 декабря 2017

8 1/2 — 65

Как же хороша жизнь под занавес! Как чертовски вкусна. Тёрпкое выдержанное вино. Перезрелость тоже источает свои феромоны. Похоже, автор просто вылепил вожделенное, раблезианское — как красиво, чувственно и мудро он хотел бы разменять остаток дней. Условная богема условно разлагается, и тлен достаточно живописен. Тёплое, уютное кино. И так траурно чудесна звучащая там музыка.

Последний отрезок. Вторая серия «8 1/2 », очень похожая на первую. Только герою уже шестьдесят пять, и он, наконец, обрёл гармонию с самим собой. Жаль только, что ничего уже больше не будет. И это так горько…

18 декабря 2017

Многие люди мечтают стать частью красивой благосостоятельной жизни, где они смогут познакомиться с людьми из высшего света, перенять у них опыт, надеясь обрести еще большее счастье. Однако с течением времени может наступить такой момент, когда осознаешь, что стремиться не к чему, что все что тебе нужно есть, что ослепленный имеющимися благами ты упустил момент, когда мог обрести настоящее счастье. Думаю, такая идея лежала в основе психологической трагикомедии «Великая красота».

Синопсис Талантливый и состоятельный писатель Джеп Гамбарделла ведет бурную светскую жизнь среди итальянской богему, устраивая шумные вечеринки, употребляя море дорогой выпивки, а вечерами предаваясь беседам на животрепещущие темы. Но когда Джепу исполняется 65 лет, вместе с возрастом к нему приходит осознание того, что он больше не может вести такую жизнь, занимаясь тем, что не нравится. И теперь он упорно пытается найти себя в этом мире, в этом «вечном городе», впитавшем в себя все самое великое и красивое.

Итальянский кинематограф всегда отличался особым шармом и очарованием, что является заслугой игры актёров. В первую очередь, хотелось бы отметить игру Тони Сервилло в роли Джепа Гамбарделла, умного и талантливого писателя и журналиста, который благодаря своему утонченному вкусу, тяге к прекрасному и умеренной циничности умел различать в людях те черты, о которых те никогда не догадывались. Также понравилось исполнение Сабрины Ферилли в роли Рамоны, запутавшейся в жизни немолодой стриптизершы, которая привыкла отталкивать от себя близких людей, но не смогла оттолкнуть Джепа, который по-новому открыл для нее этот мир.

Можно сказать, что итальянский кинематограф — это одно независимое явление в сфере киноискусства, и режиссер Паоло Соррентино тому подтверждение. «Великая красота» представляет собой сатиру на современное итальянское общество. На протяжении всего фильма режиссер буквально воспевает любовь к итальянской культуре и, конечно, к вечному городу Риму, демонстрируя знаковые места с совершенно незнакомых ракурсов. Так, культовый Колизей с террасы соседнего дома или церковь Санта-Мария-дель-Приорато через замочную скважину. Вся эта красота служит лишь фоном для выступающего на переднем плане той самой итальянской богемы, предающейся плотским страстям, грязной похоти и безудержному веселью. В то же время Паоло Соррентино вдается в локальные темы и заглядывает в душу главного героя, который осознает, как много потерял в прожитой жизни.

Важной отличительной чертой фильма является то, что сценарий «Великой красоты» не имеет как таковой цельной структуры. Фактически мы лишь видим несколько эпизодов из жизни Джепа Гамбарделла, журналиста и писателя, привыкшего вести богемный светский образ жизни, но пришедший к осознанию, что его жизнь не имеет никакого смысла. Он предается воспоминаниям из своего детства и юности, о своей первой любви, о встречах с людьми, повлиявшими на его жизнь. Параллельно герой пытается помочь дочери друга определиться с тем, чего она ждет от жизни. Такое немного сумбурное развитие сюжета сопровождается дивными кадрами Рима, итальянской архитектуры и живописи, всего того, что когда-то вдохновляло героя. Но, несмотря на эту сумбурность, на меня произвели сильное впечатление диалоги, которые можно разобрать на цитаты, как например:

- Кем ты работаешь?

- Я — богатая женщина

- Прекрасная профессия

Итог Стоит заметить, что «Великая красота» — определенно не мейнстримовое кино, а предназначен для узкого круга лиц, предпочитающих обдумывать картины, а не просто смотреть их. К сожалению, в фильме присутствуют определенная недосказанность и непонятные для простого разума моменты, но все это меркнет на фоне восхищения и любовью к Риму, которые автор выразил в фильме.

9 из 10

1 ноября 2017

Великая красота

Здесь будет лишь субъективное рассуждение о фильме Паоло Соррентино, фильме с претензией на глубокомысленность.

Джеп Гамбарделла, главный герой, журналист и прожигатель жизни, отметив свой 66-й день рождения, неожиданно понимает, что больше не может заниматься тем, что ему не по душе и тратить на это драгоценное время. Но не поздно ли для своих уважаемых лет его посещает такая мысль? К тому же, раз он называет себя чувственным (громкое «Мне было предначертано стать чувственным. Мне было предначертано стать писателем»), то оправданы ли столь поздние искания? Ведь человек чувственный — натура, по обыкновению, эгоистичная, преследующая, в первую очередь, как раз свои личные интересы. Впрочем его танец с самовлюбленной и запутавшейся в собственной жизни подругой, несмотря на предшествующий разгром её достижений монологом Джепа, выглядит довольно очаровательным и вселяет на секунду веру в его альтруизм. Данный монолог, та откровенность, с которой он судит свою подругу, выражает, конечно же досаду по поводу всеобщего притворства общества, а не только его старой приятельницы.

Вместе с тем, сам он уже безнадежно вовлечен в это «гнилое» соревнование дорогой одеждой, «полезными» связями и шокирующими арт-представлениями. Определен этикет на похоронах и порядок проявления фальшивых соболезнований родственникам и друзьям. На фоне этих объяснений особенно живо чувствуется искренность и неприязнь к происходящему 40-летней стриптизерши, дочери его старого приятеля, которой Джеп с таким воодушевлением поверяет все тонкости и нюансы данного действа. Недоумение у неё вызывает и перфоманс с участием маленькой девочки, дочери богатых родителей, который устроили для забавы многочисленной публики. Огромный холст и плачущий ребёнок, с ног до головы облитый краской, врезающийся с неистовостью всем телом в полотно — вот зрелище достойное взора искушенных богатеев-эстетов. Но всё же под конец представления создается ощущение, что девочка принимает правила игры и начинает получать удовольствие от того, что происходит.

Однако особенную прелесть лично для меня представляет персонаж, мелькнувший всего на пару минут в кадре. Человек, у которого есть ключи от всех красивых домов Рима. Он открывает и радость, и красоту, и совершенно особую интимность атмосферы города героям и зрителю. Он «просто человек, которому можно доверять» среди фальшивых знакомых Джепа.

Работа оператора и графического дизайнера также требует отдельного абзаца. Оживший посреди переулков Рима жираф… разлетающиеся в закат розовые фламинго… Всё это придает картине исключительное очарование. Да и мысли Джепа на фоне древних лиц и зданий, освещенных солнцем, и бегущей реки, вдоль которой он прогуливается, ощущаются правдивее, живее и чище. Находясь рядом со всей этой красотой Джеп выводит формулу человеческого бытия: «Немного шутки, вот и всё что нам надо», и потом шутливо повторяет её, интерпретируя: «В жизни ни к чему не стоит относиться серьезно — конечно, помимо меню».

И всё же герою не сочувствуешь, ему не веришь, в него не влюбляешься. А именно этого желал режиссёр, как мне думается. Откровение Джепа Гамбарделла не состоялось.

Всецело искреннюю симпатию вызвала лишь сестра Мария, чьё объяснение Великой красоты и раскрыло всю суть фильма. Великая красота… То, что Джеп искал и не увидел вокруг себя… В чём она заключается? В том, что «жизнь прекрасна и жестока одновременно…»

7 из 10

18 сентября 2017

Великая Красота и Ничто

Фильм буквально наполнен красотой во всех ее проявлениях: ракурс, свет, тени, голоса, звуки, люди с их яркостью, архитектура с ее неповторимостью. Все вокруг так и пышет величием, грацией, совершенством. Но Джеп Гамбарделла не видит за этим главного, того, что он хочет уместить в свой новый роман о красоте или о «ничто». И ударяясь то во фривольные гуляния с забвением от кокаина или виски, то в искусство с лицезрением прекрасных полотен и скульптур, то в духовные рыскания с помощью великих экзорцистов и святых, он то приближается, то вновь отдаляется от ответа на вопрос. И лишь собрав воедино эту мозаику, обрывки слов и впечатлений, начинается его роман с жизнью, фокус или просто уловка.

Очень хаотично, насыщенно и глубоко режиссер Паоло Соррентино передал нам и красоту жизни, и неизбежность смерти, и беззащитность и чувственность людей, как разгадку в поисках главного.

Пару раз приходилось останавливать кадр, так как захватывало дыхание от избытка ощущений. И лишь жираф, одиноко и гордо стоящий в центре площади, всем своим видом облегчал чувства зрителя и главного героя. Он лишь участник фокуса, так искусно совершаемого мастером своего дела.

В общем, множество премий в десятках номинаций говорят громче, чем мои замечания, что как иголки в стоге сена.

10 сентября 2017

Вспышки прекрасного

Хочется очень много писать, хочется вставить в рецензию саундтрек и кадры из фильма, чтобы хоть на сотую часть передать то, что переживаешь, смотря эту кинокартину.

Этот фильм — событие. Посмотреть «Великую красоту» — это будто совершить путешествие, с той лишь разницей, что вместо красочных фотографий останутся не менее красочные воспоминания.

La grande bellezza — это полный смысла шедевр, обрамленный в не менее шедевральную рамку.

Музыка и картинки завораживают настолько, что неотрывно сидишь, поглощенный всем этим и боишься пошевелиться, чтобы не спугнуть сиё волшебство. Дух захватывает от видов Рима, от горячих залитых солнцем улиц, ночных фонтанов и величественных сооружений. И всё это под пение скрипок, под фортепиано и контрабасы, под сопрано и теноры. Всё это та великая красота, которой принято наслаждаться испокон веков и о которой порой всё равно забываешь, будучи дитём современности.

И на параллели ко всему этому зрителю демонстрируется красота попроще, менее изящная, но более громкая и соблазнительная: вечеринки, выпивка, секс. Эта красота бьёт по ушам, заставляет тело дрыгаться и выбивает из головы ненужные мысли. Да что там, выбивает все мысли. И вот, среди двух эти красот живёт Джеп Гамбарделла. Он уже немолод, он живёт в достатке и окружён элитой, но что-то он ещё ищет, всё ещё открывает вдруг всем давно известные истины, которые лежат прямо перед носом, но которые никто не замечает.

— Почему вы больше не написали ни одной книги? — спрашивают у Джепа.

— Я искал великую красоту, — отвечает он.

— Почему вы больше не написали ни одной книги? — спрашивают снова.

— Потому что слишком много гулял по ночам, — отвечает Джеп.

Фильм хочется разобрать на цитаты и каждую из них выгравировать на золотой доске, повесить в комнате и сделать лозунгами своей жизни.

Некоторые сцены La grande bellezza не несут в себе иного посыла, кроме как показать зрителю красоту. Диалоги наполнены паузами и даже паузы в этой кинокартине прекрасны и полны смысла.

Кинокартина изобилует персонажами, посылами и скрытыми смыслами, а ещё видами Рима, чарующей музыкой и хорошими ракурсами.

Режиссер Паоло Соррентино и оператор Лука Бигацци сработали на славу, породив шедевр.

Посмотреть этот фильм — это лучший подарок для себя, ведь столько мыслей метается в голове после, столько воспоминаний остаётся и столько вещей переосмысливается.

10 из 10

21 февраля 2017

Потому что важно помнить свои корни.

Фильм получивший «Оскара» за лучший фильм на иностранном языке в 2013 году — можно заслуженно отнести к продолжению традиций великих итальянских мастеров. Фильм Паоло Соррентино — это одновременно, и рука Федерико Феллини, и рука Витторио де Сики. Данный фильм одновременно является как сатирой, что рассказывает нам о всей подноготной итальянской богемы двадцать первого века, так и картиной, которая раскрывает нам всю красоту Италии вечной и до наших дней сохранившихся.

Просто потому что этот фильм — о красоте. Просто потому что этот фильм — о человеке. Quo vadis? Куда идешь? Зачем, для чего, разве никогда не думал об этом? Такие вопросы ставятся перед главным героем фильма, престарелым известным журналистом, которого чаще все считают за писателя, и это с его единственным то романом, опубликованным много десятков лет назад.

Он хотел быть королем. Хотел, по его собственным словам, разрушать любую светскую вечеринку, быть уважаемой язвой. У него это получилось. Но хотел ли он перестать хотеть? Почему поставил такую низкую, светскую и примитивную для себя рамку? Или может он в том не виноват, может тогда эта планка казалась ему частью некой фрустрации, и что само достижение некогда поставленных целей, оказалось случайным? Что, если он не хотел хотеть, а мнимые желания его, были лишь частью оправдания самого себя? А что если настоящие мысли, все воспоминания прошедших лет, также являются частью очередной надумки? Такими вопросами задается главный герой, после того как решает для себя, что после сорока лет жизни в Риме, теперь имеет право не делать того, чего ему и вовсе не хочется.

Паоло Соррентино — любовник контраста. Ему с легкостью удается менять крайне противоположные друг другу композиционные сцены, да так, что это приводит вовсе не в смущение, но наоборот, словно являет собой продолжение одной большой и красочной сцены, что растягивается на два с половиной часа. Кадры из фильма представляют собой антитезу. Бурные, нелепые и яркие вечеринки сменяются монотонными и золотыми домами-музеями, дома сменяют живые сады, а на смену садам может придти стрип-клуб, который затем сменит католическая церковь. Это воистину эстетичная палитра, в которой замешана Италия современная и Италия вечная.

Сорренттино показывает нам многогранность человека. Он не в коем случае не идеализирует его, ровно в такой же степени, как и не очерняет. Его герои настоящие — обычные люди, пропитанные как положительными, так и отрицательными качествами, именно поэтому каждый из них, с такими обычными, но в то же время собственными и индивидуальными мечтами и повадками — кажется нам героем меланхоличным. Соррентино никого не осуждает. Он лишь слегка посмеивается над нынешним обществом, но смех его вовсе не злостный, скорее трагичный. Проходя сквозь фильм, сквозь такую нестандартную, словно вымершую величественную Италию, сквозь абсурд и декаданс, сквозь отвращение и меланхолию, не хочется делать резких выводов, оставлять точных оценок. Напротив, хочется лишь смирится с человеком, как а значит принять его, а значит принять и самого себя!

20 февраля 2017

«Хороший фильм не должен давать ответы на вопросы, он должен заставлять вас эти вопросы задавать».

«Великая красота» полностью этому соответствуют, потому что после просмотра в голове роем жужжат тысячи вопросов.

Шедевр Паоло Соррентино, фильм, который идеально впишется в вашу картину мира, если вы привыкли читать между строк. Красивая картинка, меткие, как бы невзначай брошенные кем-то фразы, осмысленные диалоги-монологи, призванные заставить вас думать, здесь и сейчас. Вы не найдете в этом фильме ответов на все свои вопросы, не найдете легкой расслабленности, вы найдете здесь глубокую грусть, спрятанную в вечной полуулыбке Джепа, которая натолкнет вас на размышления о самых разных проявлениях жизни.

Этот фильм оставляет отпечаток неразгаданной тайны, что будет побуждать вас пересматривать его снова и снова и каждый раз находить для себя что-то новое.

9 из 10

29 декабря 2016

О критерии пустоты.

Путешествовать полезно, это заставляет работать воображение. Все остальное — разочарование и усталость. Наше путешествие целиком выдумано, в этом его сила

Луи-Фердинанд Селин «Путешествие на край ночи»

Не странно ли, что эпиграфом к потрясающей красоты, неги и беззаботности фильму строки из романа, повествующего о скотстве, мерзости и убожестве человеческого существования? Романа, которого никто в России толком не читал, потому что для этого мало умения отменно владеть литературным французским, нужно еще понимать просторечное арго, разительно отличающееся в синтаксисе. И иметь представление о французской площадной брани, градусом злобы и непристойности ближе не к англо-американскому политкорректному fuck, а к русскому мату.

Большим ценителем романа был Троцкий. Да-да, тот самый, Лев Давыдыч буревестник революции, пламенный оратор и даже написал об авторе статью «Селин и Пуанкаре». Уже будучи политическим эмигрантом, но пока еще во Франции, не в Мексике и до романа с Фридой Калло далеко и, тем более, до ледоруба Меркадера. Что имел в виду режиссер, когда объединял два таких непохожих произведения? Что хотел сказать?

Может быть, что природа человеческая одинакова и везде одно: грязь, смрад, тлен и потребление человеком человека — внизу очевидное, наверху завуалированное? Может хотел провести параллель между своим героем — успешным писателем, ухватившим за хвост синюю птицу удачи и ярким, талантливым, причудливо и странно одаренным автором «Путешествия»? Почему так бывает? Почему одним везет. а другим нет?

Отчего кто-то бьется и колошматится рыбой об лед без спасительного куска поролона, который можно проложить незаметно между собой и острыми углами действительности. А другой приходит и берет все лучшее без видимых усилий. Да кто ж его знает? Может у второго сильный, гармонично расположенный и удачно аспектированный Юпитер, а у первого злой Сатурн на асценденте. А может просто так повезло.

Да и неважно это, в сути. А что важно? Что есть в мире такая удивительная красота, находящая выражение в музыке и живописи, архитектуре и скульптуре, танце и песне. И есть красота природы, которая сама придет к тебе в дом — да, я о стае фламинго слетевшей на балкон. Как придет провести ночь в твоем доме великая затворница, которую называют святой и чудотворицей. И сотворит персонально для тебя чудо этой птичьей стаи.

Может быть потому тебе так повезло в жизни, что ты умеешь видеть? Главный твой талант шлифовался годами и десятилетиями — талант видеть Великую Красоту.

«Пространство, которому, кажется, ничего

Не надо. На самом деле нуждается во

Взгляде со стороны, в критерии пустоты.

И сослужить эту службу ему можешь только ты.»

14 ноября 2016

Великая Жизнь

Есть мнение, что «Великая красота» — это вольный ремейк фильма «Сладкая жизнь» Федерико Феллини. Я со своей стороны предположу, что это не ремейк, а своеобразное продолжение, переосмысление классической истории о бессмысленности человеческого существования. Фабула, безусловно, похожа: неудавшийся писатель, занимающийся журналистикой, пытается найти свое место среди высшего общества, которое окончательно прогнило изнутри. Тут и последние потомки древних родов, и деятели искусства, и богатые бездельники. Главный герой страдает от ощущения бессмысленности всего происходящего и от собственной никчемности.

Но если Феллини ставит крест на обществе, мире, реальности главного героя, показывает, что он окончательно потерян, то Соррентино говорит: да нет же! Смысл есть, только нужно его получше поискать.

Недаром Джузеппе Гамбарделла намного старше Марчелло. Это тот же вечный Марчелло, но только постаревший, забывший все, о чем мечтал, смирившийся и смотрящий на мир через призму горькой иронии. Да и персонажи вокруг него все те же, правда окончательно измельчавшие и жалкие на фоне все того же вечного города. Но если у Феллини суть персонажей в том, что они пустышки, красивые оболочки, внутри которых нет ничего, кроме животных инстинктов, то у Соррентино даже самый незначительный персонаж заставляет зрителя иронически и с жалостью усмехнуться, потому что он, несмотря на все свое убожество, живой. В «Сладкой жизни» персонажи при всей своей красоте вызывают отвращение, в «Великой красоте», при всем своем уродстве — сочувствие.

Феллини развенчивает мифы о чудесах и высших смыслах: ключевая сцена с явлением Мадонны является фарсом, трагедией человеческой глупости и ничтожества. Соррентино вовсе не отрицает ложность общепринятых «чудес»(ярким примером тому является кардинал), он лишь призывает оглянуться вокруг и увидеть истинные проявления чуда в жизни, главным из которых, как бы это банально не звучало, является любовь.

И именно поэтому Джузеппе Гамбарделла понимает то, чего не понял Марчелло. Он всю жизнь искал великую красоту, но стоило ему заглянуть поглубже, стало понятно, что сама по себе жизнь, с ее горестями, разочарованиями, убожеством и непредсказуемостью и есть та самая Великая Красота. И хотя Феллини заканчивает культовый фильм отсутствием катарсиса у главного героя, у Джузеппе Гамбарделло этот катарсис однозначно был. Да и у меня тоже.

10 из 10

10 октября 2016

Комедия Великая красота впервые показан в 2013 году, с момента выхода прошло чуть больше 8 лет, его режиссером является Паоло Соррентино. Кто учавствовал в съемках, актерский состав: Дарио Кантарелли, Яя Форте, Вернон Добчефф, Фанни Ардан, Памела Виллорези, Стефания Барка, Пьеро Джимондо, Карло Вердоне, Галатеа Ранци, Фьямметта Баралла, Соня Жесне, Лоренцо Джоиелли, Роберто Херлицка, Франко Грациози, Иван Франек.

На фильм потрачено свыше 1.В то время как во всем мире собрано 24,271,739 долларов. Производство стран Италия, Франция и Бельгия. Великая красота — заслуживает зрительского внимания, его рейтинг более 7.5 баллов из десяти является довольно неплохим результатом. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 18 лет.
Популярное кино прямо сейчас
© 2014-2021 FilmNavi.ru - ваш навигатор в мире кинематографа.