Шоугелз
Showgirls
6.9
5
1995, драма
Франция, США, 2 ч 8 мин
18+

В ролях: Элизабет Беркли, Кайл МакЛоклен, Джина Гершон, Гленн Пламмер, Роберт Дави
и другие
Молодая длинноногая танцовщица Номи отчаянно пытается добиться успеха в Лас-Вегасе и устроиться в популярное шоу. Но пока ей приходится согласиться на работу в стриптизе. Вскоре девушке достаётся счастливый билет - она знакомится с королевой сцены Лас-Вегаса Кристал. Та устраивает Номи в свое шоу и вводит ее в истинный мир шоу-бизнеса Лас-Вегаса - мир случая, предательства и интриг, в котором сексуальность можно использовать как власть.

Актеры

Дополнительные данные
оригинальное название:

Шоугелз

английское название:

Showgirls

год: 1995
страны:
Франция, США
слоган: «The side of Vegas you were never mean't to see»
режиссер:
сценарий:
продюсеры: , , , ,
видеооператор: Йост Вакано
композитор:
художники: Аллан Камерон, Уильям Ф. О’Брайэн, Ричард С. Годдар, Эллен Мирожник
монтаж: ,
жанр: драма
Поделиться
Финансы
Бюджет: 45000000
Сборы в США: $20 350 754
Мировые сборы: $20 350 754
Дата выхода
Мировая премьера: 21 сентября 1995 г.
на DVD: 2 апреля 2002 г.
Дополнительная информация
Возраст: 18+
Длительность: 2 ч 8 мин
Другие фильмы этих жанров
драма

Видео к фильму «Шоугелз», 1995

Видео: О съёмках (Шоугелз, 1995) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
О съёмках

Постеры фильма «Шоугелз», 1995

Нажмите на изображение для его увеличения

Отзывы критиков о фильме «Шоугелз», 1995

Как можно ненавидеть Вегас? Это же детская площадка для взрослых.

1995-й год поистине является бриллиантом в мире кино. Если брать 365 дней за промежуток, то среди таких же дистанций тяжело будет приблизиться к 95-му. Как не трудно догадаться, я обожаю фильмы 95-го года, один из них вовсе смотрел пару десятков раз. Я долго откладывал фильм «Шоугелз», но в очередной раз наткнувшись на него и увидев, что год выпуска полного метра пришёлся на 1995-й год, то я сразу запланировал его просмотр на вечер этого дня.

Плохие оценки критиков, экономический провал в прокате, 8 раз картина стала лауреатом премии «Золотая малина», IMDB даёт на данный момент этой картине оценку 4.9. «Неужто всё так плохо и там не за что зацепиться?» — подумал я. К счастью, мнение моё по части этого фильма далеко ушло от того, что предлагается зрителю, который ещё не смотрел фильм.

Для себя фильмы про Вегас я выделил в отдельный жанр — любимый жанр. Мне нравится видеть, как люди приезжая в американскую столицу развлечений утопают в огнях этого города и не замечают как вязнут в грехах, а если и замечают то им всё равно, ведь это Вегас, здесь по-другому никак. И что же, собственно, служит главными аргументами критиков и недоброжелателей картины, которая так явно проливает свет на этот город и шоу-бизнес? Нагота и нецензурная лексика. Тогда возвращаем мяч им обратно и задаем вопрос: а этого всего нет? Фильм показывает нам две стороны Вегаса, делая акцент на закулисье. Праздник, игра, огни, цветы, признание, наряды, шикарные улыбки и дорогие украшения — это обложка. А что же за ширмой? За ней грязные игры, наркотики, разврат, боль, слёзы, продажность, ложь, подлость и список можно продолжать. Вегас пожирает человечность и делает негодяя из хорошего человека. Так произошло и с Номи. Она, не смотря на её молодой возраст, за плечами имеет тяжёлое прошлое, но Номи смогла сохранить человечность и душу и рвётся стать танцовщицей, ведь к этому есть все задатки — такой она предстаёт перед зрителем в начале, и на протяжении всего фильма она изо всех сил сопротивляется искушению Вегаса. Она себя противопоставляет Кристалл, часто не соглашается с ней и на вопрос «Мы все шлюхи, не так ли?» отвечает, что она — Номи, не такая. А Кристалл видит в молодой танцовщице себя тех же годов, посему она и любит и ненавидит Номи, так как знает, что именно такие как они — Кристалл и Номи приходят наверх. Но только вот Кристалл не молода, на что ей намекают в середине фильма, а значит время уходит и место её займёт смелая, амбициозная, яркая, пробивная и немного наивная молодая девочка, что жаждет быть первой — это лишь вопрос времени. Так и происходит. Добивается-ли Номи главного места на Олимпе с помощью таланта и трудолюбия? Отчасти. Но она также ускоряет своё восхождение подлым и гнусным поступком. На этом всё, она стала той, кого боялась.

Очень яркой, и пожалуй, лучшей в фильме является сцена, где звезда Эндрю Карвер, который кажется на первый взгляд дружелюбным, красивым, опрятным и привлекающем встречается с подругой Номи — Молли, которая является его давней фанаткой и так жаждет встречи. Да, сначала она была от него в восторге на расстоянии, затем при встрече он показался ей милым, таким же каким Молли себе его и представляла. А дальше ужаснейшее изнасилование втроём с применением грубой физической силы, дальше больница и тяжёлое состояние. Не это ли лучшая параллель на Лас-Вегас? Город грехов также тебя заманивает своей известностью, красотой, возможностями, он влюбляет поначалу, а затем морально и порой физически насилует людей, что те могут попросту сломаться. Но это не про нашу героиню. Поняв, что она топит свою душу, Номи решает по классике американского кино отомстить злодею и сматывается из этого города.

Пол Верховен снял поистине классную и влюбляющую в себя картину, которая по какому-то странному стечению обстоятельств не была понята критиками и не получила признания, хотя с годами, как это бывает, совершенно заслуженно картина заимела свою огромную фан-базу и является, на мой взгляд, одним из лучших кино, что раскрывает сущность Вегаса. До сих пор эта картина является актуальной не только для американского общества, но мирового сообщества в целом. Дело здесь не в шоу-бизнесе или просто бизнесе, фильм про человеческие ценности в целом, хоть и загнан в рамки города и такого ремесла как шоу-бизнес.

4 мая 2022

'Карнавал эротики и эстетики тел'

Это был мой любимый фильм в те далёкие 90-е. Очень яркий, глубокий и тонкий. Конечно, главные герои далеки от умных, они простоваты, зато именно их поведение и решения заставляют задуматься о жизни. В картине показан мир шоу-бизнеса, который вывернут наизнанку, где показана вся грязь и опасности.

Режиссер фильма Пол Верховен поражает своей откровенностью. Ночные клубы, эротические сцены с красивыми телами. Вы увидите много блесток, казино, блеск, шум ночных клубов. Главная мысль фильма, по моему мнению, не бойся раскидывать соперников локтями, грызи все преграды, что стоят на пути, улыбайся и пробивайся туда, куда задумал. Правда можно потерять что-то важное, но это уже совсем другая история.

Если вспоминать атмосферу, которой веет от фильма, то это - молодость, яркость, вечная борьба, красивые, сексуальные тела, опасность и одиночество.

Смотреть стоит без детей, даже если им стукнуло 18.

Кстати, вместо Оскара, фильм получил 'Золотую малину' и чтобы получить подобную премию тоже надо постараться. Для меня фильмы, которые получили такую премию сигнал, присмотреться к ним более детально. Считаю, что те же, кто дал эту премию, потом в тайне пересматривали 'Шоугёрлз'.

Джина Гершон - это настоящая звездочка, которая поражает своей красотой и яркостью. Если вы любите красивые, извивающиеся тела, много эротики, странных эпатажные поступки, то вам стоит посмотреть эту классику из 90-х.

Да, фильм пропитан эротизмом, эстетикой, но это совсем не пошло. Вы будете наблюдать тонкую грань между стриптизом и проституцией. Потрясающее владение телом главной героини Элизабет Беркли не может оставить равнодушным никого. Присутствует здесь и любовь, но она так быстротечна. Основная задача фильма наполнить вас красотой танца и сложными душевными переживаниями главных героев, которые на самом деле ищут все ту же американскую мечту.

Из минусов обратила внимание на простоватые диалоги. Но блеск ярких огней, зажигательные танцы с лихвой компенсируют их. Мне понравилась атмосфера, фильм очень динамичный, смотрится на одном дыхании.

Шоугёрлз идеален для просмотра с другом, под игристое и интересное настроение.

28 декабря 2021

Окольные пути Пола Верховена (часть 1)

Хорошо известно, что ни один фильм Верховена ни до, ни после не вызвал такую бурю негодования в Голливуде, как «Шоугелз». Режиссеру удалось подчеркнуть нечто столь существенное в американской действительности, да и вообще в любом буржуазном обществе, что принять и признать такой взгляд, как имеющий место, для «фабрики грез» было просто невыносимо. Михаил Трофименков назвал «Шоугелз» откровенно политическим фильмом, и это очень точные слова, ибо показать, что между проституцией, порнографией и эротическим бизнесом нет по сути дела никакой разницы, было со стороны Верховена очень дерзким шагом. «Шоугелз» — действительно намеренно вульгарный, пошлый, китчевый портрет мира, где торгуют сексуальностью, где женское тело — товар, и это никого не смущает, кроме редких идеалисток, как главная героиня, тоже больше играющей в добродетель, чем честно следующей ей.

Верховен и его сценарист Эстерхаз построили нарратив так, что мы ничего не знаем о Номи вплоть до финала: девушка по сути дела захотела убежать от своего прошлого, подняться со дна жизни, но поскольку, она ничего другого делать не может, ей пришлось вступить в эротический бизнес, где царит тотальное лицемерие, и танцовщиц не считают проститутками. Тонкая грань между эротическим танцем и стриптизом также подвергается Верховеном сомнению: там, где царствует похоть и грех, совсем не важно, как это называется, ибо имеет место производство и потребление сексуальности и ее обмен на деньги.

В «Шоугелз» несмотря на всю его откровенность, способную шокировать ханжей и пуритан, есть мощный марксистский мессидж, которым отмечен также и один из лучших голландских фильмов Верховена «Кити-вертихвостка»: при капитализме все вынуждены торговать своими навыками и талантами, выставляя их напоказ и обменивая на деньги, когда же на витрину ставится женское тело, когда оно обменивается на деньги, капитализм выступает в своем наиболее прямолинейном выражении. Используя канву романа Моэма «Театр» и фильма Манкевича «Все о Еве», Верховен и Эстерхаз насыщают ее пикантностью не ради эпатажа или кассы.

Социал-дарвинистские механизмы выживания и естественного отбора, которые апологеты капитализма пытаются представить, как честную конкуренцию, в фильме Верховена во всех смыслах обнажают свою бесчеловечную суть — похоть, слава и деньги движут миром (ближе к финалу еще и насилие, хотя режиссер насколько может долго купирует эту тему, ибо все же хочет, чтобы его лента вышла на экраны, в этом смысле «Шоугелз» — все-таки компромиссный фильм, осознанно табуирующий вплоть до финала тему насилия в буржуазном мире). Восход на Олимп Номи, характер которой чрезвычайно сложен, совмещает в себе честность и лицемерие (честность лишь внешне присуще Номи, она часто просто хочет «набить себе цену»), героиня Беркли шаг за шагом избавляется от всего человеческого, и лишь случай с Молли отрезвляет ее.

Трудно применительно к «Шоугелз» писать об актерской игре, поскольку исполнителям большую часть экранного времени надо изображать, как волны похоти, жажды денег и славы затопляют их героев. Персонажи очень редко приходят в себя, ничего не анализируют и не рефлексируют, это простые, как инфузории существа. И то, что Верховен изобразил элиту Лас-Вегаса именно так, — еще одна причина неприятия фильма Голливудом. Американцы склонны думать о капитализме в духе либертарианских грез Айн Рэнд, а когда перед ними — политическое, даже марксистское высказывание о том, как сексуальность стала товаром после бурь 1960-х, о том, как на каждом шагу в Вегасе (и читай — во всей Америке) молодой красивой девушке предлагают продать себя подороже (вспомним первые сцены пребывания Номи в Вегасе), и она в общем-то не против, — это для среднего американца, по-прежнему верящего в добродетель посреди всеобщей купли-продажи, просто неприемлемо.

И именно то, что в фильме Верховена абсолютно все живут, блюдя свои шкурные интересы, и нет ни одной чистой души, окончательно добило критиков, которые сейчас, спустя 20 лет при повторном прокате хоть и каются в своем неприятии «Шоугелз», но верить этому запоздалому лицемерному покаянию что-то не хочется.

8 апреля 2021

Шоугерлз: 25 лет

Блондинка Наоми Мелоун как и тысячи девушек со всей Америки приезжает в Лас-Вегас за «американской мечтой». В руках- чемодан с вещами, в кармане — перочинный нож. Город развлечений сразу показывает зубы, но малышку Наоми это не пугает: на пути ей встречаются неравнодушные люди, она быстро находит крышу над головой и верную подругу.

Талантливая танцовщица работает в стриптиз клубе, уворачиваясь от сальностей босса и завистливых взглядов коллег по цеху. Однажды ее замечает руководство эротического шоу, а один приватный танец переворачивает ход ее жизни.

Но закулисный мир Лас-Вегаса живёт по законам джунглей, и для того чтобы выжить и пробиться на вершину, приходится изо дня в день повышать ставки: притворяться, врать, обманывать, страдать и заставлять страдать других. Секс — разменная валюта, а удовольствие — приятный десерт для аппетита, подогретого чистейшим кокаином. Совпадение ли, что отель, где проходит эротическое шоу, носит название «Звездная пыль».

Любительницей «попудрить носик» оказывается и прима шоу по имени Кристалл Коннорс, взявшая псевдоним у шампанского. С высоты своего опыта она смело заявляет, что когда возле тебя никого не останется, ты окажешься на вершине. Неужели для того, чтобы оказаться на пике карьеры, нужно потерять все?

Любовная линия строится вокруг одного из владельцев клуба в исполнении любимого актёра нуарных картин Дэвида Линча — Кайла Маклахлена. Пользуясь своей властью и харизмой, он строит отношения с лучшими танцовщицами, но любовь оказывается сухим расчетом в угоду вышестоящего начальства, контрактов и обеспеченного будущего, а сменяющие друг друга девушки — расчётными материалом, живым товаром в мире танца, разврата и денег.

В первые годы после выхода на экраны «Шоугерлз» авторства Пола Верховена не снискал зрительских симпатий, удостоившись нескольких «Золотых малин» и разгрома критиков. Но со временем фильм нашёл свою аудиторию и заслуженное место среди классики эротического кино прошлого века. Время идёт, но не стареет вечный сюжет, а на фоне современных спецэффектов филигранная работа костюмеров и хореографов «истории в стиле бурлеск» только набирает популярность. Неоновые вывески Вегаса искрятся пузырьками дорогого шампанского на костюмах полуголых балерин, продолжающих верить в силу своего таланта. А под софитами бегают нервозные зрачки жадных до молодого тела мужчин, занятых выбором новой жертвы насилия.

Но каким бы фатальным не было описание этой американской истории, не стоит разочаровываться.

6 апреля 2021

«Наступай на всех, кто встанет поперек дороги» — американские горки Пола Верховена

«Шоугёлз» — скандал, эротика, танцы и шоу-бизнес — 4-й фильм голландца Пола Верховена в Голливуде.

Вдоволь пофантазировав в «Робокопе», «Вспомнить всё» и «Основном инстинкте», Верховен делает резкий поворот на 180 градусов и оборачивается против своих недавних голливудских благодетелей, устраивая «разбор полётов» в фильме «Шоугёлз».

После трех коммерчески успешных проектов режиссера, продюсеры денег не пожалели — картине достался солидный бюджет в 40 000 000$, Кайл МакЛоклен («Твин пикс», «Дюна») и много красивых женщин. За роль главной героини сражались Мадонна, Дрю Бэрримор и молодая Шарлиз Терон — всем хотелось поработать с необычным, умным и успешным Полом Верховеном. Что же получилось в итоге?

А в итоге — 8 премий «Золотая малина» (в том числе, «Худший фильм десятилетия»), сборы — 20 000 000$ и «крест» на карьере Элизабет Бёркли, которой досталась главная роль в фильме (Пол неоднократно извинялся перед ней за это).

Вообще говоря, Голливуд всегда любил Верховена намного больше, чем сам Пол — Голливуд. Уже в «Робокопе» и «Вспомнить всё» режиссер посвящает несколько эпизодов сатире над обществом потребления и индустрией как явлением. Здесь Вам и ирония над достижениями медицинских технологий («Купите «механическое сердце» по скидке»), здесь Вам и коррумпированность руководителей крупных корпораций, «повязанных» с местными криминальными авторитетами.

И хотя самую большую порцию издевательств Голливуд получит от Пола в «Звездном десанте» 1997 г., в «Шоугёлз» Верховен посчитал необходимым обратиться к тематике шоу-бизнеса. Какая же из ниш шоу-бизнеса оказалась под «обстрелом» Верховена? Пол решил вспомнить молодость, когда вовсю веселился в родной Голландии, изучая сексуальные повадки влюбленных в нестабильных социальных условиях («Турецкие наслаждения», «Кити-вертихвостка», «Четвертый мужчина»).

Итак, на этот раз «досталось» стриптиз — индустрии и эротическим шоу. Главная героиня — Номи Мэлоун (исполнение — Элизабет Бёркли), в погоне за американской мечтой, отправляется в Лас-Вегас. Полная жизни, энергичная и талантливая, Номи оказывается в водовороте рыночных отношений — хаотичных, непредсказуемых и меняющихся по воле капризов королей индустрии. Пара знакомств — и героиня оказывается на сцене стриптиз-бара «Звездная пыль», где жизнь делится на два этапа — закулисный и сценический. В закулисье, Номи — одна из многих, на сцене, она — единственный объект желаний посетителей.

В «Шоугёлз» очень много сцен эротического характера и женской наготы. Нет, не подумайте, Верховен, хотя и большой любитель исследования похоти, но только не в этом случае. Непосредственно сексуальных сцен в фильме немного. Женская нагота в «Шоугёлз» выполняет специфическую функцию метафоры. Просто режиссер не стесняется показывать нам то, что действительно думает об индустрии. В этом ему помогает одна из самых красивых женщин в Америке — Элизабет Бёркли, которая проводит на сцене голой больше времени, чем в одежде. По ходу просмотра фильма оголенность актрис настолько становится нормой, что к концу уже перестаёт вызывать привычное чувство стыда.

Что же скрывает индустрия, по мнению Пола Верховена? За красотой рекламных вывесок, захватывающих шоу и избытка женской красоты — внутренняя пустота. Стыдливость, достоинство, нравственность — табуированные понятия в мире «Шоугёлз». Обреченная на провал, попытка главной героини сохранить в себе Человека сталкивается с коммерциализацией как главным катализатором всего «Шоу».

Номи Мэлоун отчаянно пытается сохранить в себе умение любить и дружить по-настоящему. Героине очень хочется искренних отношений — на протяжении всей картины Номи ищет своего человека — в молодом танцоре (актер — Глен Пламмер), в директоре «Шоу» (актер — Кайл МакЛоклен), даже в своей сопернице — Кристал (актриса — Джина Гершон), ей бы хотелось видеть кого-то большего, чем просто конкурента.

Но эротический бизнес отрицает настоящую эмоциональную близость между мужчиной и женщиной. Чувственность — под запретом. Любой партнер сегодня — не значит партнер и на завтра. Мужские персонажи в «Шоу» представлены дельцами — не людьми.

Разочарование в коллегах и понимание того, что талант в этом бизнесе — не главный фактор успеха, заставляет Номи играть по правилам индустрии.

И хотя Пол Верховен называет себя реалистом, концовка «Шоу» страдает от избытка оптимизма. Наверное, режиссеру и самому очень хочется верить в возможность человека оставаться Человеком, даже в условиях «Шоугёлз».

Картина провалилась в прокате не из-за слабости художественной части произведения, проблема в том, что «Шоугёлз» не вписался в атмосферу эпохи.

90-ые годы в американском кино — период притупления критического мышления как у массового зрителя, так и у кинокритиков. Америка одержала победу над «красной угрозой», следовательно — период самолюбования своими ценностями пришелся именно на конец XX в.

В этих условиях такие картины, как «Прирожденные убийцы» (критика средств массовой информации), «Бойцовский клуб» (критика усредненного образа жизни) и, конечно, «Шоугёлз» (критика индустрии), не имели права на существование.

7 из 10

23 августа 2020

В мире подлецов и лицимеров

«Я ни с кем не спала, я просто танцевала голая и всё!» (с) Номи Мэлоун.

Самое сложное писать рецензию, когда к фильму относишься нейтрально, где-то по середине, и нет четкого мнения.

Кинокартина «Шоугелз» является одной из самых, самых скандальных фильмов американского кинематографа. В свое время громкий фильм Пола Верховена в пух и прах раскритиковали критики и просто разорвали на части. Картину номинировали на все существующие Золотые малины, и в итоге фильм стал рекордсменом по их собранию. 8 антинаград забрало данное кино Верховена, включая даже Худший фильм десятилетия.

Лично я убежден и верю в то, что западные цензуры, гильдия кинокритиков были слишком суровы к этому фильму. Художественная ценность и достоинства у фильма определенно есть. Никто не спорит, что через чур много обножонки и через чур много вульгарщины, наверное именно это и не понравилось в первую очередь людям, а также что мир шоу-бизнеса — это грязь и только подлые люди.

Когда смотришь этот фильм в первый раз, конечно неожиданным фактом является чрезмерная обнаженка, жаргонный лексикон. Верховен показывает наш мир со стороны подлости и лицемерия, а это печально, и ни каждый захочет принять это. Но помимо всего мерзкого, продажного, грязи и секса за денег, в мире также много есть всего прекрасного, ради чего и стоит жить.

Режиссер ни одного намека ни делает на это, в его фильме все пропитано подлецами и лицемерами, и лишь главная героиня показана, как говорится «лучик света в темном царстве». Но и она была далеко не ангелом.

Смелое кино, очень смелое. Возможно оно переросло свое время, и если бы сейчас Пол Верховен снял этот фильм, была бы иная реакция. Тогда его не приняла общественность. Могу сказать всему вышеупомянутому, что у меня есть пару знакомых, которые любят этот фильм и считают его красивым, атмосферным, сделанным со вкусом.

Поэтому одного мнения к этому фильму никогда не будет. «Шоугелз» спорное кино. Лично мне что-то в нем даже очень понравилось, а что-то действительно нет, но дать этому фильму Золотую малину за худший фильм десятилетия — было перебором и несправедливо. Есть огромное количество плохих по-настоящему фильмов, которые заслуживают критику и эту антинаграду.

История девушки Номи, приехавшей в Лас-Вегас. Она мечтает профессионально танцевать. Номи хлебнула в жизни много плохого и была на самом дне, поэтому она сильная и привыкла к трудностям и предательствам. В Лас-Вегасе длинноногая Номи заводит ряд знакомств, и ее ждет головокружительная история взлета карьеры, дружбы, любви, похоти, коварства, подлости, интриг и невероятных событий…

«Нужно рисковать, чтобы выиграть!»

Когда-то этот фильм был культовым в видеопрокате и на видеокассетах, но и здесь же снова противоречие. Люди же брали данное кино в середине и конце 90-ых не из-за эстетического удовольствия от фильма или глубокой истории, а просто из-за постоянно обнаженных тел. Именно это и так сильно раздражало критиков.

Быть может Пол Верховен переборщил здесь с этим? С одной стороны задумка, стиль, атмосфера, наряды, шоу были гениальны, но с другой стороны что-то с этим фильмом все-таки не так, что-то в нем отталкивает, и присутствует привкус чего-то неправдоподобного.

Элизабет Беркли, как она говорит, выложилась на сто процентов в этом фильме, часами танцевали голая ради удачного дубля, но в ее игру не поверили, и критики уничтожили ее карьеру актрисы, дав ей Золотую малину. Какое Ваше мнение по поводу игры этой актрисы? Героиня ее Номи вспыльчивая, бешеная, отвязная, танцует голая, не боится ничего. Но на это есть причины, и они раскрываются в сюжете ее характер и почему она такая. Думаю о ее игре, все анализируя, все равно смешанное чувство к игре этой актрисы.

Смотрел этот фильм ни один раз, и точно знаю, что не отношусь к нему отрицательно. Достоинства в картине все-таки есть, поэтому Showgirls не заслужили таких жестких отзывов.

Ну, а фильмы Пола Верховена мы обожаем. «Основной инстинкт», «Звездный десант», «Невидимка», «Черная книга», «Она» — потрясающие работы, и лично я их очень люблю. Шоугелз выделяется из них, но уверен, что зрителям нужно не смотря на разгром критиков СМОТРЕТЬ этот фильм самим, и самим поставить оценку, это надо увидеть своими глазами.

«Шоугелз» — американский, скандальный, музыкальный, драматический кинофильм. Фильм спорный, в нем много чего намешено, но надо признать, что данная картина является в каком-то смысле культовой и одной из самых ярких фильмов 90-ых, и это факт. Добро пожаловать в мир шоу-бизнеса.

23 апреля 2020

Очень дорогое культовое порно.

Казалось бы, после звёздного «Основного инстинкта», приковывавшего внимание миллионов зрителей ради острого пикантного триллера, а некоторых — ради одной-единственной сцены, карьера режиссёра Пола Верховена пойдёт на подъём. Как раз подсуетились продюсеры Metro Goldwyn Mayer, наделив голландца отличным бюджетом в 45 миллионов долларов, дав ему творческую волю и много времени (3 года) на создание нового проекта — «Шоугёлз», историю про путь простой девушки-танцовщицы к славе через тёмные закрома шоу-бизнеса. И фильм действительно ждали, шумиха вокруг него была впечатляющей даже по меркам популярной культуры. Что уж говорить, если у Верховена мечтала сняться Мадонна — тогдашняя главная скандальная авантюристка в мейнстримной среде. В общем, все ждали кино красивое, драматическое, а авторы хотели его таким сделать. Однако, получившийся материал вполне себе уместно сравнивать с порнографией…

И дело даже не в навязчивом показе голых девушек на протяжении половины экранного времени, хотя и это — отнюдь не следственный фактор. И не в том, что Верховен перенёс классический фильм «Всё о Еве» на современный и более громогласный лад. Порнофильмы отличает для галочки сделанный сюжет, и складывается ощущение, что в «Шоугёлз» — та же ситуация. Почему-то у режиссёра сценарий получился откровенно провальным, как и его реализация. Чопорность чувствуется с первой сцены, где звезда сериалов Элизабет Беркли, исполнившая главную героиню Номи, и сыгравший водителя актёр «побесили Станиславского». Очевидно, что приглашение молодой и неопытной Беркли оказалось ошибкой, причём отвечать в большей степени пришлось именно ей, в виде сломанной карьеры. А вот виноваты авторы в первую очередь, ибо прописать настолько противоречивого и халтурного персонажа — их халатность. Обозванная Номи Мэлоун — то человек чести как минимум для себя, то истеричная дура, кидающаяся гонором направо и налево, то просто важная особа. Одно её не меняет: она всегда крайне вольготно разодета. И если сначала хоть как-то худо-бедно верится в чистую мечту девушки стать танцовщицей, то дальше приходит полный разгром, так как вдруг ни с того, ни с сего, без видимых реальных причин она предаёт все перечисляемые идеалы и становящаяся обыкновенной шалавой, коих якобы в грязном закулисье клубов Вегаса чуть ли не сто процентов. Изувеченный образ даже несколько разбавляется неожиданным открытием о Номи ближе к концу, банально-интересным. Но ни героиню, ни фильм это не спасло. Он уже был доверху пропитан глупым сюжетом, больше похожим на выдумки озабоченного фантаста.

То, что Верховен — не американец, видно сполна. Он-то и выступает главным фантастическим создателем сего творения, больше похожего на его личное желание побаловать либидо. По-другому сложно объяснить гигантский хронометраж с изобилием женской груди, разве что не воткнутой в сцены на улицах Лас-Вегаса, и гигантское акцентирование на сексе. Секс здесь — главная тема, но даже без особых знаний понятно, что знатно преувеличенная. Термины и разговорные словечки из эротической тематики исходят от героев повсеместно. Разговоров про это гораздо больше, чем более подходящих по смыслу. Действий тоже. Разве имеют здравую логику постоянные выпячивания груди наружу у Генриетты, известной по родственной к определённой сфере кличке «Мама»? А таких примеров набирается много. И с героями так же. Куда ни плюнь, везде найдётся сугубо мерзкий персонаж, который за деньги или работу вытворял такое, что и под прокатный рейтинг NC-17 (запрещено к показу несовершеннолетним) трудно подвести. Если данное видение создателями шоу-бизнеса не выглядит абсурдным, то как минимум — поверхностным и надуманным. В фильме, за исключением Молли, подруги Номи, которая вообще не имеет отношения к процессам (хотя и она однажды промолвилась про секс совершенно не к месту), и рыжего паренька-инструктора, каждый, абсолютно каждый — какая-нибудь нравственная свинья. Все девушки в «Шоугёлз» либо шлюхи, либо лицемерки, продемонстрированные максимально стереотипными. Все мужчины — похотливые уроды, которым лишь бы присунуть. Линия с приставучим афроамериканцем вообще никакой ценности не несёт. В конце это доводится до клинического состояния, благодаря сцене на вечеринке в доме Зака Кери. Впоследствии Джо Эстерхаз — сценарист фильма, признал эту сцену грубейшей ошибкой.

Из-за «Шоугёлз» складывается впечатление, что озабочены все и все на этом строят жизнь и карьеру в поп-культуре. Ещё более добавляет веры в такое суждение одобрительная критика, направленная многими деятелями киноискусства. Некоторые из них отмечали достаточно простой тезис о том, что работа Верховена демонстрирует подлость и, по словам Жака Риветта, «выживание в мире подлецов, в чём и состоит его философия». Конечно, наверняка отчасти его слова правдивы, но аллюзия в фильме уж слишком извращена. Сейчас трудно представить, чтобы любая условная звезда Голливуда пробилась в кино исключительно с помощью умения давать кому надо. Возможно, бывали случаи, всё-таки навеянные стереотипами и байками, но и то — уж не с конвейерной частотой. Слова Риветта больше подходят к коммерции, но никак не к похоти. Близкие к нему мнения высказывали независимые режиссёры Квентин Тарантино и Джим Джармуш. Некоторые и вовсе называли «Шоугёлз» сатирой, хотя таковой там не видно и близко. Как-никак, сатира — это юмористический жанр, и пускай весь дырявый сценарий так и превращает фильм из драмы в дешёвый фарс, он всё же хлещет эмоциональной трагической дешевизной. И вряд ли можно назвать «Шоугёлз» сатирой на общество. Оно здесь просто выставлено отвратительным, но никак не высмеянным.

По-настоящему показательна критика самих создателей и участников съёмочного процесса, которые не стеснялись сами себя бичевать в прессе. Например, Кайл Маклахлен, сыгравший Зака Кери, был подавлен на премьерном показе фильма и говорил, что ожидал совсем другого, что в нём неправильный режиссёр и неправильный актёрский состав. Тот же Эстерхаз ругал своё детище и за актёров, и за музыку в кино. Вообще, техническая часть — единственное, что смотрелось не скудно. К слову, фильм провалился в прокате, не отбив затраты. Но самый интересный момент случился на 16-й церемонии вручения антинаграды «Золотая малина», где «Шоугёлз» получил пять «премий». Пол Верховен лично пришёл и лично получил все пластиковые безделушки, таким образом став первым режиссёром, посетившим церемонию.

К Верховену остаётся вопрос: в 2002 году он назвал журналу Sight & Sound десять своих любимых фильмов, среди которых были и «Сладкая жизнь», и «Седьмая печать», и «Расёмон» и так далее (каждый как минимум заслуживает внимания). Так вот, как получилось, что вдохновлённый признанными работами, которые безудержно плещут продуманным сценарием и качественной постановкой, имеющий на руках 45 миллионов долларов бюджета, смог снять настолько провальный фильм, где нет ни продуманного сценария, ни качественной постановки? Раз «Шоугёлз» — двенадцатая работа Верховена, то его список-10 выглядит не как правдивый выбор, а как обычное позёрство.

1,5 из 10.

25 марта 2019

Оскарообразная малина.

К фильмам, получившим «Золотую малину» (анти «Оскар») у меня особенное отношение, я прекрасно понимаю, что никакие это не худшие фильмы, ибо звание самого плохого еще нужно заслужить. Действительно, самые худшие фильмы — это те, о которых тут же забыли или вообще не помнили. А «Золотой малине» сокрыто чье-то крушение надежд, более того — чья-то ненависть. В этом отношении я придерживаюсь мнения, что сила ненависти, если и не превосходит по своим показателям другое мощное чувство (вариант — то же самое) — любовь, но в наш циничный век не только более достоверно, но и гораздо сложнее и многограннее. Во всяком случае, это именно то, что гораздо ярче и выразительнее может быть отображено в искусстве, более понятно пользователям. Хорошим примером является «Грозовой перевал» Эмили Бронте, где сила любви показана с помощью ненависти.

Потому обычно я смотрю фильмы, которые киноакадемия наградила «Золотой малиной», хотя бы в основной номинации. «Шоугелз» в этом отношении фильм наиболее характерный. Он грубо и безапелляционно вытащил на свет божий столько глубинного темного и личного грязного, что кинокритики схватились за головы и, не в силах признать очевидного, наградили фильм иным призом. А «Оскара» он, если и не заслуживал, то имел все шансы примоститься где-то рядом. Потому вряд ли данный шедевр можно свети лишь к банальной формулировке «добиться успеха любыми путями». Фильм мне видится вообще устрашающим слепком общества.

«Шоугелз», конечно, не для семейного просмотра и строго 18+. Будни Вегаса с главной героиней, приехавшей его завоевывать, как всегда, с одним чемоданом, но с помощью тела и с устойчивым комплексом добропорядочности. Режиссер именно на это и намекает, что к цели нас ведут личные тараканы. В фильме целый букет обезоруживающего примитивного и очень естественного устрашающего. Невероятные образы созданы владельцем стриптиз-клуба, которого сыграл Роберт Дави (номинация на малину), это невероятной красоты лицо ассоциируется с благородством князя Болконского и одна из его работниц, необъятной души дама Лин Туччи (номинация на такую же малину). В общем, стоит отыскать малину и это будет нечто невероятное.

А еще в фильме блеснула со всех сторон Джина Гершон, закрепив за собой репутацию самой недоступной среди самых доступных голливудских див. Фильм до сих пор привносит в сознание какой-то резонанс, даже игровые автоматы не устарели, только женские тела с тех пор несколько изменились, но на их смену непременно встанут новые, практически такие же тела.

24 ноября 2018

- Ну, как вам это понравится?

Представьте себе картину маслом: США, Голливуд, последнее десятилетие XX века. Уже более 10 лет в нём творит один очень известный режиссёр родом из Нидерландов Пол Верхувен, снимающий жёсткие, умные, интересные и красивые фильмы — одновременно и похожие, и непохожие на типичные голливудские продукты. За его плечами уже много всего: тут тебе и шикарный костюмированный приключенческий фильм «Плоть и кровь», и интересный космический боевик «Вспомнить всё», и жестокий киберпанк «Робокоп», и потрясающий по своей красоте и напряжённости эротический триллер «Основной инстинкт». Такой багаж, несомненно, создал Полу определённую репутацию, с которой можно позволить себе многое.

И тут наступает 1995 год… и на экраны выходит это.

Увидевшие «Шоугёлз» впервые американские критики и зрители были в натуральном шоке. Они отлично знали, на что способен Верхувен, и ждали от него исключительной картины. Они её получили… но эта «исключительность» оказалась совсем не тем, что они хотели видеть.

Они увидели мир, пропахший потом, кровью, спермой и наркотиками. Мир, в котором красота, чистота и честь — лишь весьма ликвидный товар, которым торгуют направо и налево. А те, кто не хочет платить — преспокойно берут этот товар ложью, обманом, а иногда — и силой. Это мир американского шоу-бизнеса конца прошлого века, каким его не один год каждый день видел изнутри и запомнил режиссёр.

И в этом мире барахтается простая девушка Номи — каких тысячи в Америке и миллионы по всему миру. И так же, как эти миллионы, она мечтает стать знаменитостью. Она прибывает в Лас-Вегас и начинает свой путь к мечте… стриптизёршей в околобордельном стрип-баре. Впрочем, её достаточно быстро замечают богатые продюсеры престижнейшего шоу и предлагают работу, на что она, разумеется, соглашается. То, через что она пройдёт — навсегда изменит её мнение о том, чем была её мечта, и стоило ли ей вообще всем этим заниматься.

Красивый фильм. С потрясающими видами Лас-Вегаса, шикарных отелей, домов и невероятных шоу с отточенной хореографией, в которых участвуют сексуальные и талантливые девушки. Даже сегодня его визуальный ряд роскошен, и один он может быть причиной для того, чтобы регулярно пересматривать фильм.

Страшный фильм. Полный насилия, цинизма, жестокости и мерзости человеческой натуры, в которой чувство собственного достоинства очутилось втоптанным в грязь жаждой наживы и животной похоти.

Незабываемый фильм. Нет, не этого ожидали американские критики и массовые зрители от «приласканного» голландца, который до этого выдавал вполне «мейнстримный», при всей своей инаковости, продукт. «Шоугёлз» был разгромлен критикой, с треском провалился в прокате и получил почти полный комплект «Золотых малин» 1996 года. Но Верхувен — не из тех, кого можно взять на «слабо». Он лично пришёл и получил «награды», зная, что он был прав. Его правоту доказал видеопрокат, признание в Европе (а потом — и в оправившейся от шока Америке) и всё та же критика, которой спустя два десятка лет пришлось выправлять искривившееся от страха, ненависти и отвращения лицо.

Разумеется, это не означает, что фильм не имеет минусов. Они есть, и довольно существенные. Актёрская игра в нём, будем честными — не на высоте (хотя в нём и снимаются такие актёры, как Кайл Маклахлен и Элизабет Беркли, которых точно нельзя упрекнуть в неумении играть). Возможно, это — задумка режиссёра, который хотел подчеркнуть фальшивость созданного им мира, но меня это не слишком зацепило. Фильм немного затянут, и иногда наблюдать за происходящим на экране становится скучно… но ситуацию во многом спасают резкие, как пощёчина, повороты сюжета, заботливо расставленные Верхувеном по всему фильму. Но, при всех недостатках, лента всё равно выглядит качественно, не теряет своей «перчинки» и смотрится особняком на фоне не только работ Верхувена, но и всего Голливуда в целом. Едва ли вы найдёте другой подобный фильм.

Время всё расставило по своим местам. «Шоугёлз» превратился в культовую классику, которую любит огромное количество людей. Лично мне он тоже нравится, но без фанатизма. Несмотря на все недостатки, у «Шоугёлз» есть душа, индивидуальность, мощный посыл и смысл существовать в памяти людей даже сегодня.

7 из 10

25 сентября 2018

Порнография по форме и по содержанию

Этот фильм получил достаточное количество отрицательных отзывов и анти-наград, так что особо негативных чувств он не вызывает. Всё по справедливости. Сама я смотрела его давно и случайным образом. Имея возможность получить информацию о фильме заранее, как это возможно сейчас, я бы, конечно, этого делать не стала. Для тех же, кто такой возможностью сейчас располагает в полном объёме, я бы и хотела черкануть свою небольшую рецензию.

Это кино из серии «посмотрел и забыл». Если никакие «тёмные силы» извне не напомнят вам об этом фильме, как это случилось со мной, то вы о нём больше никогда и не вспомните. «Шоугёлз» — это бессмысленная порнография, претендующая на столь же бессмысленную цель — показать закулисье жизни прославившихся девочек-танцовщиц. Когда Голливуд пытается снять фильм о Голливуде, это всегда смешно. Когда деятели кино пытаются открыть невинным зрителям глаза на ужасы, творящиеся по ту сторону камеры, это более, чем забавно. Но по-прежнему остаётся неясным, для чего же всё это делается. Кого это может впечатлить, на кого это может возыметь какое-то воздействие? Девочки, мечтающие танцевать у шеста, вряд ли имеют какие-либо иллюзии, и подобные фильмы их не остановят. Девочки же, которые об этом и не помышляют, даже не поинтересуются, как там всё устроено. И посему неизвестно, для кого это кино. Наверное, для операторов — чтобы они смогли вдоволь насмотреться на бритые пилотки, мода на которые в поп-культуре, я думаю, пошла именно отсюда, ну или откуда-то из этих, что называется, краёв. В 95-м же году это было не только откровенно ново, но и…как бы это сказать…сложно в исполнении. Поаплодируем актрисам!

Кино получилось ни о чём. Я не усмотрела никакого смысла или посыла. Снимал его недобрый человек, это сразу чувствуется. Он ненавидит своих персонажей, своих актёров, свою жизнь. Всё происходящее на экране с горьким привкусом желчи. Однако стоит заметить, что при всём желании автора сделать кино жёстким, грубым и провокационным, он всё равно выпустил в свет какое-то вяленькое и совершенно пресное творение. Кино, располагая большим количеством различного рода эротических сцен, всё равно вышло каким-то нежизнерадостным, не вызывающим никаких чувств и эмоций.

Так что, резюмировать можно примерно так: пресно, вяло, глупо и зло. Лучше посмотреть нормальное порно, а на эту псевдоэротику и недопорно времени не тратить.

1 из 10

19 августа 2018

И Бог создал женщину

«Они кинулись к этому ангелу, набросились на него, опрокинули его наземь. Каждый хотел коснуться его, каждый хотел урвать от него кусок, перышко, крылышко, искорку его волшебного огня. Они сорвали с него одежду, волосы, кожу с тела, они ощипали, разодрали его, они вонзили свои когти и зубы в его плоть, накинувшись на него, как гиены. Хотя в животе они потом и ощущали некоторую тяжесть, на сердце у них явно полегчало. В их мрачных душах вдруг заколыхалось что то приятное. И на их лицах выступил девический, нежный отблеск счастья. Они были чрезвычайно горды. Они впервые совершили нечто из любви». — Patrick Suskind, «Das Parfum».

Если кто-то полагает, что события, однажды произошедшие на грязном рынке Парижа в условном мире Франции XVIII века, не могли повториться в самой развитой стране мира в конце XX века, то он глубоко ошибается. После выхода одного из лучших фильмов Верховена «Шоугелз» в американском прокате его не просто растерзали критики, они его растоптали, разорвали на части, закопали, потом раскопали, чтобы дать ему дюжину «Золотых малин» и объявить худшим фильмом столетия, снова разорвали на еще более мелкие части и опять закопали, чтобы навсегда забыть все эмоции, которые были с ним связаны. Но спустя много лет, совсем как толпа разорвавшая Гренуя, критики словно очнулись от внезапно охватившего их безумия и стали наперебой восхвалять «Шоугелз».

Но было поздно. Один из самых ярких, живых и сексуальных фильмов в истории массового кино к этому времени успел уничтожить почти всех, кто прикоснулся к его созданию. Верховен после выхода «Шоугелз» в прокат получил ужасающий бэкграунд в Голливуде, больше не снимет ни один кассовый фильм и скоро вернется обратно в Нидерланды. Самый дорогой сценарист США Джо Эстерхаз, получивший за сценарий «Шоугерл» рекордные на то время два миллиона долларов, окажется с «волчьим» билетом в Голливуде и больше не напишет ни один внятный сценарий. Словно катком «Шоугерл» прокатится и по актерским карьерам Беркли, Гришон и любимого актера Дэвида Линча — МакЛахлена и окончательно подкосит старейшую голливудскую студию «MGM», которая так финансово не оправится после провала этого фильма. И при всем этом именно «Шоугелз» всегда оставался самым любимым фильмом Верховена. Несмотря на все полученные «Золотые малины» этот фильм так и остался единственным в его богатейшей творческой биографии, который режиссер регулярно пересматривает каждый месяц на протяжении многих лет, до сих пор считая, что не убрал бы из него ни одного лишнего кадра.

Действительно, в отличие от многих более поздних фильмов Верховена, лишних кадров в нем нет. «Шоугелз» даже спустя много десятилетий смотрится на едином дыхании, поражая не только своей откровенностью, динамикой и эротичностью, но и теми смыслами, которые в него внесли создатели. Блестящий тандем Верховена и Эстерхази в гротескной манере показал в «Шоугелз» и всю идейную убогость Голливуда и шоу-бизнеса в целом (что вызвало самое большое негодование у критиков), и иронию по отношению к стандартной американской мечте и тот же смысловой концепт настоящей женщины, который в более размытых очертаниях вырисовывался уже в «Основном инстинкте», но ему мешал антураж детективной истории.

В отличие от «Основного инстинкта» в «Шоугелз» нарратив был специально предельно упрощен, чтобы ничего не отвлекало зрителей от динамики развития сюжета. Сюжета, в котором в предельно насыщенный деньгами, азартом, сексом, жесткий и циничный мир Лас-Вегаса, как олицетворенье всего материального, одним утренним летним днем вошла она. Молодая женщина. Просто женщина. Для Верховена была совершенно не важна экспозиция — кто она, какова ее история и прошлая жизнь. Разве имеют имена или свою историю ветер, волны или капли дождя? Молодая Беркли воплотила стихию самой жизни, стихию женщины, полностью живущей в эмоциональном плане, отдаваясь логике собственных инстинктов. Женщины, ловко использующую некоторые возможности материального мира, но никогда не привязываясь к ним целиком. Режиссер специально сделал акцент на том, что Наоми приходит в Лас-Вегас с пустыми руками и уезжает из него также без ничего, хотя весь город лежал к этому времени у ее ног. И весь ее успех как раз и строится на том, что она совершенно не привязана к нему и не зависит от него, как другие герои фильма, получившие заслуженное наказание. Наоми не только не потеряла, но и обрела еще более цельную и сильную саму себя, о чем она и говорит в самом финале фильма.

Так как Верховен всегда считал, что секс и искусство, как секс и жизнь необходимы и дополняют друг друга, «Шоугелз» получился не только самым эротичным его фильмом, но и одним из самых сексуальных фильмов в истории массового кино. Но мало кто из критиков обратил внимание, что многие сексуальные сцены фильма были напрямую взяты из любимого фильма Верховена — драмы «Империя чувств», снятой японским режиссером Нагисой Осимой. В этом фильме актеры по-настоящему занимаются сексом, возводя этот процесс в ранг эстетического экстаза, а финальным аккордом «Империи чувств» является отрезание пениса главного героя ножницами. Верховен хотел сделать такой же аккорд и в финале «Шоугелз», но ему запретили продюсеры фильма и он ограничился сценой только жестокого избиения рок-звезды.

Прошли десятилетия, эмоции улеглись, многие американские критики пересмотрели «Шоугелз» уже другими глазами и попросили прощения у Верховена, Эстерхази и у актеров фильма, правда так и не объяснив — что же вызвало у них такую ярость при его первом просмотре. Ведущие эксперты стали говорить, что фильм не так прост и примитивен, как кажется на первый взгляд, что он ярок и красив, что Элизабет Беркли превосходно справилась со своей задачей, что обилие обнажёнки и ненормативной лексики полностью оправдано самим сюжетом. В чем же тогда заключалась проблема объективной оценки этого фильма? В том же, как и схожие проблемы многих других произведений настоящего искусства, в которое его создатели вложили часть своей души — они неизбежно вызывают сильные эмоции. Но эти эмоции человек не всегда может перевести на уровень сознания и правильно интерпретировать. Страсть, чувственность, вожделение, восторг, спонтанно возникшие при просмотре, можно интерпретировать совсем в других терминах. Часто человек боится признаться сам себе в тех эмоциях, которые он на самом деле испытал. И тогда, например, оценка увиденного фильма может принципиально измениться. Впрочем, для большинства зрителей «Шоугелз», в отличие от профессиональных критиков, проблем в интерпретации собственных эмоций при его просмотре никогда не было, что подтверждает феноменальный успех продаж «Шоугелз» на видеокассетах. Настоящее искусство всегда найдет путь к своим ценителям, пусть даже спустя много лет и с помощью таких нестандартных способов.

19 июля 2018

Распутный бизнес Лас-Вегаса.

То, что шоу-бизнес, как и любой бизнес, сопряжён с победами и поражениями, приобрело наибольшую очевидность в Америке — сердце капитализма двадцатого века. Продажность и лицемерие, через которые лежит путь к славе, многими до сих пор игнорируются во имя неоспоримых преимуществ благ за плату. Благ абсолютно любых, о которых мечтает каждый. В карьере Пола Верховена на момент 1995 года уже имелся «Основной инстинкт», который признаётся одним из лучших эротических фильмов всех времён, однако своим «Шоу девушек» режиссёр переплюнул собственное достижение, чему много свидетельств.

В прокате «Шоу девушек» провалилось. Но ведь всем известно, что низкие сборы — не стопроцентный признак низкопробности и дурновкусия. Не случайно режиссёр не постеснялся явиться на вручение Золотой малины, на что до него никто не решался. Дело в том, что в «Шоу девушек» Пол Верховен не побоялся открыто упрекнуть высшие слои общества в цинизме и отсутствии всяких ценностей. Именно им этот фильм и не понравился. Кому же приятно получать открытые упрёки в свой адрес в течение двух часов?

По количеству откровенных сцен «Шоу девушек», пожалуй, нет равных. Оголённые женские прелести мелькают на экране буквально каждую минуту, местами гипнотизируя, но не отвлекая от основной идеи. Номи — сексапильная блондинка, желающая найти своё место в жизни — попадает в город богачей, где моментально сталкивается с предательством. Чтобы подняться со дна, она проходит через сердце услуг интимного характера, от которого большинство женщин предпочитает держаться подальше, и демонстрирует себя во всей красе ради денег и самоутверждения. При этом режиссёру удаётся соблюсти грань, отделяющую насыщенную чувствами красивую эротику от «животных» непристойностей, показав нам живых, а не картонных персонажей.

Смелость, с которой Верховен взялся за создание данного фильма, достойна высшей похвалы. Искренне аплодирую и всем актрисам, рискнувшим согласиться на участие в съёмках. Элизабет Беркли и Джина Гершон восхитительны, как и многие статистки, поражающие своей привлекательностью. Если сильная половина человечества оценит в главных героинях их сексуальность, то женская аудитория наверняка найдёт для себя что-то родное в судьбе Номи, которая смогла утереть носы всем врагам. Довольно эффектно выглядит на экране Кайл МакЛоклен, разделяющий хронометраж с актёром, который в те времена ещё славился участием в качественных фильмах — Робертом Дави. Грустно осознавать, как сильно пала его карьера в дальнейшем.

В кинематографе, как и литературе, нередки случаи, что качественный продукт сначала со скандалом многими обругивается, но в дальнейшем обзаводится поклонниками. Именно такая судьба и постигла «Шоу девушек». Заброшенный в девяностые гнилыми томатами, два десятилетия спустя он признаётся не таким уж плохим фильмом. Я же и вовсе считаю его выдающимся. Можно ли представить, что нечто подобное снимут к концу 2010-х? Маловероятно. За смелость, проявленную режиссёром и актёрским составом, я ставлю девять баллов из десяти, лишь немного сбавляя оценку из-за пары слишком резких выпадов со стороны Номи в начале фильма. Это превосходный пример голливудской продукции, которая не имеет ничего общего с суррогатом, который пытаются навязать всему миру двадцать лет спустя.

9 из 10

25 апреля 2018

Действительно грязные танцы

Фильм смотрела еще давным давно, и не давно решила пересмотреть.

Кинокартина имеет не одну золотую малину, и это даже забавно. В принципе, в фильме нет ничего уж совсем такого несуразного, за что можно наградить таким излишеством малин. В подобной премии есть такие завсегдатаи как Адам Сендлер, например, и с этим все понятно. А тут что…

Фильм про танцы. До этого публику уже успели побудоражить «Грязные танцы» и всякие на подобие ему фильмы, про влюбленные парочки, романтик, бачату и прочее.

Этот же фильм действительно про грязные танцы в прямом смысле этого слова. Мир Вегаса, бурлеска, блесток, голых женщин в перьях и ярком макияже. Здесь не романтичные танцоры крутят романсы. Тут все циничные, пошлые, испорченные.

Главная героиня Номи вписывается в этот мир. При этом в ее взбалмошном характере и вычурной внешности проглядываются зачатки благородства и честолюбия.

Она не совсем плоский персонаж, а с претензией на сложность.

И данный сюжет про танцоров из яркого, дешевого и циничного мира Вегаса, вполне имеет быть.

И, думаю, малины именно за то, что фильм не оправдал ожидания тех, кто ждал какой-то эстетики и красоты. Но она тут и не нужна.

К слову про картинку: фильм динамичный, не скучный. вполне смотрибельный.

18 декабря 2017

Ты чо такая дерзкая?

Более чем уверен, этот фильм неверно преподносили зрителям при рекламной кампании. То же самое произошло с Неоновым демоном, когда зрители ожидали историю о девочке, которая покоряет Лос-Анджелес, Голливуд и всю Калифорнию. То же случилось с картиной «мама!» Аронофски. Ну какой это фильм ужасов? Это философский мистический триллер. А зрители ожидали чудищ, зубастиков или, как минимум, черных лебедей.

Шоугерлз — тонкий стеб, слишком интеллектуальный, местами в лоб, местами по лбу.

Второго Основного инстинкта не получилось. Там все это злодейское богатство, блеск и печальная реальность удачно скрывались под маской интриги и бурных отношений главных героев.

Сразу скажу, мне понравилась актерская игра Элизабет Беркли. Почему? Она очаровательная и сексуальна. Для меня, в данном случае, достаточно. Я не критик и не завишу от мнения золотых малин и прочих волчьих ягод.

Проблема ее героини скорее в том, что у нее нет принципов. Ну да, если хорошо заплатит, пусть лапает. Хороший парень к ней подкатывает, она его без всяких сомнений посылает, для него это заканчивается печально, а ей хоть бы хны. Она танцует голой в жутком баре и ниче, не слишком-то и переживает. Пригласили в шоу? Ладно, ура, ок. Надо бросить шоу и автостопить в пустыне? Да запросто. Все ее выбрыки, весь этот бунт — это чистые эмоции. Как и финальное решение. Она также спокойно могла все это проглотить и остаться королевой. Вспомните, чем она занималась до Вегаса, из какой она семьи (не буду спойлерить, но после такого ничего не страшно). Ей просто по фигу. Ей везде хорошо. Именно ее пофигизм обесценивает всю фальш, интриги, и, наконец, славу, то есть главное, к чему все мы в той или иной мере стремимся. Раз, два, и Номи отказывается от американской мечты и даже не думает об этом жалеть. Зрители такого персонажа не потерпели, а критики подавно.

Что касается обратной стороны славы, всех этих интриг и увечий, то они показаны слишком честно. Это и хорошо, и плохо. Да в любом областном театре такое же творится, только костюмы попроще. Верховен выбрал бить в лоб. Ну да, вся эта слава и гламур — сплошной пшик и злодейство. А мы и не знали…

Если бы фильм незаслуженно не разнесли, я бы его и не защищал особо. Учитывая сравнительно высокий рейтинг на Кинопоиске, защищать его хочется не мне одному.

10 из 10 (и по фигу все)

16 декабря 2017

Выиграла? И что именно? — Себя.

От влюбленных, забывших,

Что значит любовь,

От пророков, клейменных толпой,

От слепых и безмолвных

Без веры в сердцах

Ухожу, оставаясь собой!

Я покидаю Содом!

Я покидаю Содом!

На прах и тлен

Сей город обречен.

И небо вспыхнет костром,

Когда оставлю свой дом,

Укрыв золой,

Что было в нем.

Я покидаю Содом!

(«ОМ», Олег Мишин)

Легко смотрящаяся драма, искреннее и хорошее кино. Не большая сказка, чем большинство голливудских фильмов противоположной направленности скажу сразу. Очередной фильм об Американской Мечте? Хе-хе-хе… Или даже Бойцовский клуб в женском варианте.

И с другим финалом. Здесь здравым и правильным, еще я думаю логичным. И еще одна тонна ненависти от кинокритиков! Ничего порнографического и грязного я не увидел, красивая эротика и даже вещи весьма неприятные показаны без нажима на отвращение зрителя.

Я чертовски необъективен, мне всегда нравился этот фильм: и подростком, когда впервые его увидел и сейчас! Игра Беркли и Гершон, их классные, горячие танцы, музыка, атмосфера, картинка, еще раз танцы =)) А в целом интересная история о девушке «без прошлого» до поры, до времени, которая решила начать с ноля в Вегасе.

Почему же так много Золотых Малин? Даже Малина десятилетия! Да только потому, что фильм показывает неприятную правду о мире шоу-бизнеса, и как бы этот же шоу-бизнес смог его еще оценить? «Мы все шлюхи, не так ли?» — бросает в лицо американскому зрителю голландский режиссер.

Но ведь: всё что сверху, тоже и снизу. И та же игра — жизнь везде. Вот об этом кино, еще о том, как не стать шлюхой и сохранить себя.

Пол Верховен лично приходил получать эти награды «Худший режиссер» и «Худший фильм» Американская мечта — это то, что выкачает всё из человека до нитки, в пользу тех, кому итак немало. Это однозначно не то чему стоит посвятить свою жизнь. Важный момент есть в этом фильме, когда Наоми уже поднявшись на вершину целует на прощание своего знакомого, узнав, он женится и больше не будет заниматься танцами. Второстепенные персонажи, которые много значат.

Нужный и полезный фильм, извне системы. Против всей системы американского кино, Верховен заигрался, фильм провалился в прокате, «сломал» карьеру начинающей звезды Беркли. Всё, наверное так, да не так. Что выиграла? — Себя. Да и Верховен — это не сказочник, а реалист и знатный провокатор снял еще не один хороший фильм после.

Спасибо за этот Фильм.

10 из 10

24 июля 2017

The Show Must Go On

Помню, когда то, когда я ещё был школотроном, у нас дома была кассета с этим фильмом. И я зачастую, когда родителей не было дома, включал её и смотрел на красивых девушек танцующих стриптиз. Позже, повзрослев, я уже оценил этот фильм критично. И он мне понравился. Ну а критикам видимо виднее кому давать «Золотую малину», а кому «Золотой глобус» за лучший фильм на иностранном языке. Да, да, это я про «Левиафан». Только в отличие от последнего в фильме Верховена есть логичная и правдивая история, есть актёрская игра, есть развитие персонажей, есть глубокая мысль. Единственное, что есть в обоих фильмах общего это хорошая операторская работа. Но «Шоугёлз» получит малинку, а «Левиафан» глобус. Ну, круто, чё! Видать, я ничего не смыслю в кино. Куда мне до критиков.

В фильме есть все необходимые составляющие успеха. История девушки приехавшей покорять большую сцену, конечно же, стара как мир, но здесь она выполнена восхитительно. Элизабет Беркли в роли главной героини как нельзя лучше подходит на эту роль. Очень красивая, с великолепной фигурой и харизмой. Дополняет её актёрский дуэт с Джиной Гершон.

Фильм демонстрирует нам шоу-бизнес без масок. С его блеском сцены и грязью закулисья, с красотой танцев и жестокостью отношений в коллективе. И если ты не опережаешь конкуренток на три шага, значит, безнадёжно отстаёшь, тебе вот-вот наступят на пятки, и ты рухнешь с небес на землю. Я считаю, что этот фильм следует показать каждой старшекласснице, которая хочет стать моделью, смотря на шоу-бизнес через розовые очки, и считая, что впереди её ждут лишь уютные гримёрки, гламурные вечеринки, цветы и подарки поклонников и походы в солоны красоты и солярий.

Это я всё к чему. Можно долго писать, почему я считаю этот фильм хорошим. Конечно, он не лишён своих минусов, как например некоторая скомканость повествования и немного странный способ нагнетания трагизма в финале. Но в целом фильм я считаю хорошим.

8 из 10

28 апреля 2017

Весь этот шоу — бизнес

« — Нужно рисковать, что бы выиграть.» (с)

Перебравшись из родной Голландии в Америку, специализирующийся на реалистичном, остросюжетном кино с элементами секса и насилия — Пол Верховин вскоре стал всемирно известным. Один за другим вышли несколько выдающихся, имевших как критический так и коммерческий успех хиты: «Робот — Полицейский», «Вспомнить Всё», «Основной Инстинкт». Неудивительно, что к середине 90-ых он успел стать культовым режиссёром, с котором мечтали работать многие «звёзды». Так, например в эротическую драму — эпос о нравах танцевальных заведений Лас Вегаса в частности и шоу-бизнеса вообще «Шоугёлз» — рвались такие знаменитости как Мадонна, Дрю Бэрримор и Дженни МакКарти. Поэтому, располагая к тому же огромным по тем временам бюджетом в размере 45 -ти миллионов $, Верховин мог не в чём себе не отказывать. Создавая свою едкую сатиру на внешне гламурный и глянцевый мир шоу — биза — в котором за ширмой роскоши, красоты и улыбок всегда прячется грязь, кровь и боль — режиссёр был предельно циничен. Юмора в фильме тоже хватало, но он был преимущественно «чёрный». При сложившимся раскладе, сценарная история рассказывающая о изнанке мира развлечений — могла понравится феминисткам и склонным к критики разнузданной жизни «звёзд». Но, по каким то причинам картина направленная против циничного и бессердечного шоу — бизнеса, в котором как в дикой природе выживает сильнейший хищник, а за спиной успешного артиста всегда ждёт своего часа не менее способный, молодой конкурент — ожидающий своего звёздного часа (ну или момента, когда безнаказанно можно совершить подлость) — не имела успеха. Публика отреагировала в интересом лишь в первые дни её проката, следом обрушившаяся на ленту лавина отрицательной критики — оттолкнула от «Шоугёлз» массового зрителя. Несмотря на то, что со временем картина Пола Верховина обрела культовый статус и пользовалась спросом на видео, в год выхода её обильно полили грязью — осыпав дождём позорных «Золотых Малин» (аж 8 штук: за худший фильм, режиссуру, сценарий, женскую роль, экранную пару, песню, за новую «звезду» и как худший фильм десятилетия!). Будь на месте Пола Верховина кто то рангом пониже, вполне вероятно на этом фильме его сотрудничество с Голливудом подошло бы к концу. Но, так как это был автор ряда культовых произведений, ему дали шанс всё исправить следующей масштабной постановкой. Которой стала экранизация одноимённого фантастического романа Сэма Хайнлайна — «Звёздный Десант», в которую опять таки вложил сатирическую долю чёрного юмора. Направленную в этот раз против тоталитарного режима милитаристского государства, в которое постепенно начала превращаться вмешивающаяся в политику других стран Америка. Но это уже другая история…

В фильме хороший актёрский ансамбль, известные и не известные актрисы, актёры разного калибра — может не известные всем по именам, но точно узнаваемые в лицо. Как например бугай Роберт Дави, или Джек МакГи — отметившийся в небольшой, почти эпизодической роли. А вот среди женских ролей — самыми яркими стали образа созданные бесподобной Джиной Гершон и Элизабет Бёркли. Они сыграли двух конкуренток — соперничающих за место в модном танцевальном шоу престижного заведения Лас Вегаса — суперстар выходящей понемногу в тираж — Кристал Коннорс и молодую, пробивающуюся к вершине успеха танцовщицу Номи Мэлоун. Более опытная артистка пытается по своему устроить ей протекцию, но молодая и во многом наивная девушка не желая мирится с аморальными правилами игры шоу — бизнеса — то и дело вступает с именитой коллегой в конфронтацию. Помимо их двоих, запоминающиеся роли у Джины Раверы (чернокожая подружка Номи — Молли), Рены Риффель (стриптизёрша Пенни), Лизы Бойл (Сонни), Лин Туччи (грудастая стенд — аперша «Мама») и других. Среди исполнителей мужчин — колоритные роли у «звезды» «Твин Пикса» Кайла Маклахлена (управляющий мюзик — холом Зак Кери), Гленна Палмера (чернокожий танцовщик Джеймс Смит), Аль Руссо (мистер Карлайн — хозяин заведения), Уильям Шокли (поп — идол Карвер), Алан Рачинс (хореограф Тони Мосс) и упомянутые Роберт Дави (Аль Торас) и Джек МакГи (Джек — рабочий сцены). А так же, подстриженный под Элвиса Дьюи Уэбер (Джефф). Вообще, в картине много колоритных и ярких исполнителей, даже на вторых, третьих ролях и в эпизодах. Множество отточенных до блеска эротических танцевальных номеров и шоу, которые перемежают собою рассказываемую последовательно историю. Правда вместо политических событий внешнего мира, как это скажем было в «Кабаре» Боба Фосса, Пол Верховен сосредоточен на личностных взаимоотношениях персонажей вне сцены. Кто кого к кому ревнует, кто с кем трахается, что у кого получается в итоге, а у кого — нет. Ещё характерно то, что в созданных автором сценария персонажах — по большому счёту нет нечего хорошего. Каждый старается делать что то лишь во благо себя. Так, например — мало кого волнует дальнейшая карьера сломавшей ногу стервозной танцовщицы. Ей находят замену, как и заменяют саму «звезду» — когда уже та получает травму во время выступления. А «подсидевшая» её старлетка — получает её ставшее вакантным место. Таким образом, режиссёром нам рисуется замкнутый круг зла, из которого в существующей системе координат нет выхода. Правда, для главной героини в исполнении Элизабет Бёркли он всё же находится — но этот её поступок, честно говоря мало характерный для подобной девушки в реальной жизни. Поэтому кино есть кино, и оно должно по неписаным законам Голливуда оставлять зрителям в финале надежду. Что, мы собственно говоря и видим в самом конце фильма, когда история закольцовывается, в то же время давая героини возможность избежать участи её предшественницы.

Снимал фильм классный оператор Йост Вакано — ранее уже работавший с Полом Верховином над «Роботом — Полицейским» и «Вспомнить Всё». Поэтому, несмотря на более чем двухчасовую продолжительность фильма, смотрится «Шоугёлз» совсем не скучно, хотя не содержит свойственных постановщику сцен экшена. Композитор Дэвид А. Стюарт написал классные музыкальные темы, которые просто идеально вписались в столь эмоционально насыщенную картину. Сценарий для столь эпатажного фильма был создан прославившимся благодаря «Основному Инстинкту» — Джо Эстерхазом, у которого вновь вышла полная удушающего аромата секса и саспенса, остросюжетная история. Несмотря на провал в год своего выхода на экраны (в США картина смогла отбить лишь половину своего бюджета, а по миру прошла и того хуже), сегодня «Шоугёлз» — является культовым фильмом 90-ых, и отношение к картине полностью поменялось. Тем самым подтвердив правило, что настоящее кино проверяется временем.

26 декабря 2016

Шедевр поймет даже дурак. По-своему..

Шедевр поймет даже дурак. По-своему.

(Ежи Лец)

Всё в фильме казалось бы есть. И сюжет, достаточный, чтобы удержать внимание среднестатистического зрителя ±18. И красивые девушки на зависть или образец для подражания основной аудитории — женской. И красавцы-мужчины: разнотипные и разновозрастные, волевые и слабохарактерные, но непременно в той или иной степени успешные. В конце-концов — что такое успех? Первый бойфренд главной героини — Номи тоже в своем роде успешен: и увлеченность танцем, и обаяние, которое не остается незамеченным дочкой хозяйки продуктового магазина под стать ему самому — амбициозной, но малопеспективной в творческом смысле. И папой с мамой вот-вот должна стать эта незадачливая парочка.

Но не такая главная героиня. Дорогой бриллиант требует дорогой оправки. Конечно, она её получает. Заслуженно воздает обидчику подруги, добивается главной роли примы шоу. Или в обратном порядке? Не важно. Всё красиво. Чувствуется набитая рука мастера. Яркие персонажи, гламур в обрамлении каждой сцены. Выверенная режиссером и старательно выписанная актерским составом игра. Сентиментально и очень по-женски. Наверное, на это и был расчет.

Почему-то у меня 90-е годы ассоциируются с «временем героев и суперменов». Здесь также зритель лучшей и прекрасной половины человечества должен был повалить на просмотр эпохальной ленты. Номи как раз такой «супервумен». Но вот только язык, которым рассказывается история, такое ощущение, что взят из «золотой эры Голливуда». Учитывая, что на дворе был 1995 год, то запоздал он лет на 40—50. Примерно так. Конечно, мнение субъективное. К тому же я — не девочка. Тем не менее есть множество фильмов тех лет в значительно большей мере передающих и атмомферу, и быт того непростого для всех времени. Непростого — потому что мы все тогда были моложе. А у кого она была лёгкой — молодость? Ведь не у Номи же?

А может быть Верховен решил снять махровый арт-хаус, а его не поняли? Шутка.

6 из 10

14 ноября 2016

Let`s dance, или Страсти вокруг стриптиза

Изящно занавес убрав рукой, улыбнусь почти искренне.

Смотрите — я честна перед собой. Во мне поёт душа.

Съёмкою замедленной, публика — лишь ряд теней,

Красоту мечты моей кто-нибудь увидит.

Весьма увлекательное кино, совершенно несправедливо раскритикованное в годы выхода (13 номинаций и 7 антинаград «Золотая малина», признание худшим фильмом 1990 года), но тепло принятое зрителем какое-то время спустя — справедливость восторжествовала, и стоящий фильм наконец получил признание большинства ценителей кино для взрослых. «Шоугёлз» — фильм не только для любителей эротики и стриптиза, не только для озабоченных школьников, бурно реагирующих на вид обнажённого женского тела — «Шоугёлз» во всей красе показывает закулисье модных столичных клубов, личную жизнь танцовщиц, задача которых на сцене с шестом: поднимать жадным до тела мужчинам настроение и не только. Показывает на примере вымышленной героини, которая попадает в клуб Лас-Вегаса, в котором царят свои страсти, похоть, разврат, или просто свободная любовь. Её приключения начнутся с потерей всех своих вещей в чужом городе, после чего её занесёт в место, где в почёте красивое тело и умение зажигательно двигаться.

Одежда с тела, я не прячу взгляд. По сценарию паузы.

Недолгая мелодия моя обрывается.

Не касаться — лишь смотреть! Оттолкнуться и взлететь,

Притяженье — это миф, но танцпол стал клеткой…

Пожалуй, оценить такое кино по достоинству сможет только такой зритель, который хорошо разбирается в качественных диалогах, коих здесь в избытке. Ещё полтора года назад я ставил этому фильму нейтральную оценку, не находил, что про него сказать, кроме того, что в фильме нет ничего, кроме заводных танцев. Но меня тянуло пересмотреть «Шоугёлз», потому что помнил, что фильм оставил мне тогда приятные впечатления в визуальном плане. Лас-Вегас, показанный в этой картине 1995 года, не такой, каким он стал сейчас, каким его во всей красе, со всеми его шикарно оформленными заведениями, показывают в комедиях типа «Мальчишника в Вегасе» и «Starперцев»; но всё же симпатичный город был и тогда. Но главным в фильме остаётся его сюжет со всеми его разнообразными действиями и поворотами, а также обилие действующих лиц. В фильме хватает киношной грязи, но выглядит она не отвратительно, а просто впечатляюще и изумляюще: здесь вам покажут сцену с приватным танцем, от которого богатый клиент получает оргазм; сцену с жестоким изнасилованием, а затем сцену с беспощадной местью за это; готовность моделей пойти на преступление ради продвижения по «карьерной лестнице» в мире стриптиза. Основная интрига сохраняется до конца фильма, главный сюрприз припасён напоследок. Что же касается откровенных сцен, то их здесь всего две, да и те сняты по шаблону, без особенностей, но весь визуальный шик фильма в стриптиз-постановках, они не уступают более пристойным танцам из «Шага вперёд», а в красивых декорациях смотрятся и вовсе великолепно. Фильм исключительно для эстетического удовольствия, которое вы вполне можете получить от хореографии, красоты женского тела и интересных диалогов.

Боль в софитах незаметна, ты почти великолепна

Видит зал улыбку, а в глазах тоска.

Для жар-птицы нет спасенья, наслаждайтесь откровением

Шоу будет продолжаться так всегда…

8 из 10

24 апреля 2016

Между духом и трахом

'Соблазн всегда особенней и возвышенней секса» Ж. Бодрийяр.

Есть фильмы, которые не устаревают, но пересматривая их понимаешь, что устареваешь ты. Фильм «Шоугелз» впервые мне довелось увидеть еще на пороге отрочества, лет в 11. Впечатление, которое он произвел невозможно передать словами. Обладая самыми фрагментарными познаниями в области сладострастия, мне казалось, что я узрел нечто превосходящее все мыслимые и немыслимые границы, спустился в бездны Тартара, прикоснулся к потустороннему миру, сотканному из хаоса, вседозволенности, насилия и необузданных влечений. «Вот он мир взрослых» — подумал я и уснул крепчайшим сном уже на первом часу. Позднее я неоднократно возвращался к этому фильму и каждый раз меня поражала его эмоциональная и визуальная насыщенность. Хотя и в дискурсивном плане лента тоже не хромает.

Картина повествует о нелегкой судьбе танцовщицы Номи, приехавшей покорять Лас-Вегас. Там она знакомится с гримершей Моли, которая и вводит ее в мир шоу-бизнеса. Номи, обладающая шикарным телом и взрывным темпераментом быстро продвигается по службе, оставляя далеко позади всех возможных конкуренток. Вскоре она выходит на финишную прямую и борется за место «Prima diva» с невероятно порочной, сексуальной и обворожительной «богиней» стриптиза — Кристал. «Законы джунглей» делают свое дело и Номи, придерживавшаяся четких этических границ (не спать с клиентами, не употреблять кокаин, не подставлять других танцовщиц) вскоре одновременно нарушает их все.

Сценарий Джо Эстерхаза хорош не только своим нарративным наполнением, глубокими, проработанными персонажами и неожиданными сюжетными поворотами, но и скрытым идейным содержанием. Большой дока по части всякого рода сексуально-фантазматичсекой тематики, Эсетрхаз выбирает в качестве магистральной линии и общего фона неоднозначную область стриптиза. По сути дела, стриптиз достоин глубокого философского анализа, ведь он сочетает в себе два противоположных начала. С одной стороны — абсолютную, животную, низменную похоть, чистую телесность, практически рефлекторность. С другой — невероятную органичность, пластичность, полную сознательность, искусство с тысячелетней историей развития. Это наука, основанная на неуловимой, тончайшей игре сил — дикости и человечности, имперсональной стихийности и рефлексии. Лучший стриптиз — это тот, который может довести мужчину до вулканического оргазма без всякого телесного соприкосновения, т. е. по факту влияя только на определенные участки мозга, сохраняя свой абстрактный, фантазматический, нематериальный аспект. Непознаваемая игра иллюзорных видимостей, радикальная идеалистичность, сокрушительная соблазнительность…Но разве все это не атрибуты «вечной женственности»?

Эстерхаз не останавливается на репрезентации самой ее сущности, но идет дальше и разрабатывает целую сеть разнообразных этических модальностей, постоянно смещающихся, инвертируемых и децентрирующих всю структуру повествования. Друзья становятся врагами, враги выручают из самых патовых ситуации, обожествляемые кумиры оборачиваются богами насилия, а секс и любовь смешиваются до полной неразличимости. Лас-Вегас представлен у Верховена таким, каким он и является. Городом, где дискретная линия времени, полагаемая солнечным светом закольцована в «дурную бесконечность» ослепительных неоновых огней, бескрайнее пространство могучей окружающей пустыни суживается до квадратного метра возле игральных автоматов, а богатая культурная история человечества регрессирует до незыблемого принципа архаичной жестокости и эгоизма. Но на фоне этой беспредельной сумеречной размытости всех границ четко вырисовывается фигура главной героини. Ее радикальная этическая позиция, активное отстаивание своих метафизических прав до самого основания потрясает (и прельщает!) мир шоу-бизнеса, привыкшего к мягкотелым и бездушным куклам. Верховен до последнего «играет» со зрителем, заставляя сомневаться в искренности чувств героини, которая вполне вероятно сама же (бессознательно?) создала этот «лакомый» образ в качестве приманки или собственного самооправдания. Может все это не более, чем очередная игра символов? Финал фильма, не понятый зрителями, сделан совершенно в стиле режиссера, и по факту не дает никаких ответов.

Следующий, не менее интересный дискурсивный пласт, закономерно вытекает из предыдущего и зиждется на диалектическом противостоянии внешне двух разноплановых героинь — порочной брюнетки Кристал и благородной блондинки Номи. По сути дела, в непримиримом «антиномическом единстве» этих персонажей содержится весь фильм «Черный лебедь» с его богатыми экзистенциальными, психоаналитическими и символическими подоплеками. Кристал и Номи — это одно лицо (интересны лесбийские нотки двух героинь), но хронологически разделенное экзистенциальным, волевым решением. Кристал уже перешагнула за порог шоу-бизнеса, а Номи еще нет… и не собирается этого делать! В последней сцене мы видим, как Номи навещает свою бывшую соперницу в госпитале, чтобы попрощаться. Глаза у Кристал наливаются слезами, она ясно сознает, что когда-то перешагнув через высшую этическую грань, добровольно обрекла себя на пожизненное заключение в мире лжи, коварства и страстей. Номи же сохранила святую искренность и свободу духа в борьбе с «мирским искусом».

Отдельного внимания заслуживает оригинальная постановка фильма, изобилующая причудливыми хореографическими номерами. В свое время именно они стали основной мишенью критики. В них видели образец дурного вкуса, бесталанности и вычурного идиотизма. Но номера в данном случае сделаны в строгом соответствии с общим концептом картины. Кричащие, вульгарные, грубые, резкие, помпезные, пышные, страстные, агрессивные и пошлые — именно они лучше всего олицетворяют мир шика, роскоши и вседоступности, т. е. вселенную «шоу-бизнеса». Разве непонятно, что Верховен намеренно их гипертрофирует, доводя постановку практически до бурлеска? Виноват не режиссер, а публика, которая не способна отличить искусство от китча. Верховен даже намеренно вводит персонажей (гротескная толстуха-стриптизерша), образы (обезьяны, накладывающие макияж) и даже прямые иронические выражения («Jesus coming soon»), чтобы обозначить свою дистантную позицию к происходящему. Но если само шоу — чистый фейк, то приготовления к нему вполне настоящие и натуралистичные. По сути, они ничем не отличается от самой суровой армейской строевой подготовки — железная дисциплина, физические упражнения до седьмого пота, полная самоотдача. Только в одном воспитывают мужественность, в другом — женственность.

Причины, по которым фильм потерпел оглушительное фиаско, носят скорее отвлеченный характер. С одной стороны, после «Основного инстинкта» от Верховена ждали утонченного эротического триллера, а получили гениальный сатирический бурлеск, или по меткому выражению Тарантино «великолепное сорокамиллионное эксплотейшн-муви от мэйджор-студии!» С другой сыграло роль слишком агрессивное, открытое, натуралистическое видение режиссером неприглядной американской действительности… Публика фактически уничтожила карьеру сногсшибательной Элизабет Беркли, стерла гениальность Джо Эстерхаза, а самого Верховена, создателя целого ряда культовейших картин, вынудила, по примеру героини фильма, вскоре покинуть Америку с ее фальшивыми ценностями. Таков уж он, мир шоу-бизнеса.

24 ноября 2015

Как вам это понравится

При внимательном отношении к творчеству Верховена нетрудно заметить, что режиссёр не просто пренебрегает стандартными кинематографическими клише, но и выворачивает их наизнанку, ненавязчиво показывая всю их искусственность и неестественность рядом со спонтанно фонтанирующей жизнью. Эрик из «Турецких наслаждений» не мучается от любви и не попадает в банальный любовный треугольник, но, узрев физическое умирание любимой, просто уходит в никуда, чтобы прозябать без любви в жизни ничтожной и пустой, с её безнадёжным хаосом и копошащимися червями. Мартин из «Плоти и крови» ни в коем случае не положительный и не отрицательный герой, да и вообще не герой, но также и не бандит — а так, просто солдат удачи как он есть. Верховен позволяет себе вольности, возмутительные для самого идеологического из всех искусств. И голливудская огранка не исправила его: даже в культовом «Основном инстинкте» режиссёр умудрился поселить интеллектуальную интригу классического детектива заодно с откровенной эротикой в тёмных и запутанных подземных ходах человеческого либидо. Но в «Шоугёлз» возмутительный голландец идёт дальше всего: тут манкирование стереотипами и привычными схемами перерастает если и не в полновесную сатиру, то в откровенный стёб.

Стёб начинается раньше самого шоу. Длинноногая стройняшка, в мечтах о карьере попадая в Лас-Вегас, тут же с увлечением школьницы погружается в игру на автоматах, забывая, кто она, зачем здесь и с кем приехала. Потом, обнаружив всего-навсего пропажу чемодана с вещами, в отчаянии решает броситься под машину. Затем дружится с двумя неграми и устраивается в стриптиз-клуб. Ещё не смешно? Ну, это только потому, что всё выглядит очень жизненно и правдоподобно. Но если сопоставить начало карьеры Номи Мэлоун с тщательно продуманным и по шагам рассчитанным карабканием по лестнице успеха, например, Евы Харрингтон из классической картины «Всё о Еве» (римейком которой почему-то называют «Шоугёлз»), то становится ясно, что версия Верховена — это американская мечта навыворот, та самая история, которая стала фарсом. А как можно серьёзно относиться к девице, которая, мечтая стать успешной танцовщицей, никак не использует дружескую связь с костюмером мюзик-холла, в сердцах посылает приму престижного шоу, а потом стриптизом на заказ доводит директора мюзик-холла до оргазма? Ничего не скажешь, планомерное движение к успеху. Хотя, кажется, директоров и продюсеров как раз и привлекает взрывной и неуправляемый характер Номи. В конце двадцатого века умение послать всё к чёрту начинает цениться выше упорства, хитрости и трудолюбия.

Многочисленные критики, упрекавшие Верховена в низких художественных достоинствах фильма и вручившие ему целых семь «Золотых малин», как-то не заметили, что в «Шоугёлз» вообще нет никакой художественности. Она просто не нужна режиссёру, воспроизводящему на экране не мир своих фантазий, но жизнь как она есть, с её страстями и нелепостями. Эстетика как часть культуры есть сфера вторичных гармоний, упорядочивание постфактум человеческих переживаний, образов и идей, и в таком качестве оказывается бесполезной для того, кто, отвергая омертвевшие пласты культуры, стремится встать максимально близко к источникам спонтанных жизненных проявлений. Профессионалы культурного деяния закостеневают в своих приёмах, становящихся сперва правилами, а потом догмой, и наступают времена, когда любители побеждают профессионалов. А профессионалы, сохранившие любительский подход к делу, оказываются на гребне успеха. Таков и Пол Верховен, сознательно не нарабатывающий никаких шаблонов, ориентирующийся не на социальные ожидания и продюсерские наказы, а на чуткое восприятие того, что живо и правдиво. Поэтому все выпады об убожестве сюжета, диалогов, актёрской игры в «Шоугёлз» — это выстрелы «в молоко». Для едкой сатиры на умирающую «американскую мечту», для выворачивания наизнанку истории индивидуального успеха — этой священной коровы американского искусства — всё это абсолютно не нужно. Не нужно вообще ничего, кроме естественности. А как раз она-то у Верховена выше всяких похвал.

В то же время, нет ничего непонятнее естественности. Режиссёр сетовал, что «Шоугёлз» совершенно не поняли, и был прав. Его не поняли как хулители, которым казалось, что фильм сделан из рук вон плохо, так и почитатели, превозносящие его несуществующие художественные достоинства. Чтобы понять замысел автора, надо было ни много ни мало отрешиться от привычных представлений, которые так облегчают миропонимание. А это мало кому под силу. Но тем ценнее та удивительная свобода и естественность взгляда на жизнь, какую явил и запечатлел Пол Верховен, один из интереснейших режиссёров современности.

22 октября 2015

Верховен раздвинул ноги всему шоу-бизнесу.

Взглянем на шоу-бизнес объективно, взглянем на него через вульгарные, сексуальные танцы наивной барышни, попавшей бедняжки в сети толстого, жирного паука, именно таким, по своей сути на сегодня и является современный шоу-бизнес, он подобен отрицательным героям фильму Верховена(«Основный инстинкт»), фильму, незаслуженно получившему восемь «Золотых малин». «Шоугелз» это вообще-то ещё и дверь в людские пороки, такие как тщеславие, алчность, сладострастие и прочее грязное имеющиеся внутри каждого человека. Пол Верховен всегда любил такую тему и не раз лично сам об этом отзывался.

Здесь же он с помощью танцевальных номеров, сумел всё это изобличить, своим острым, как наточенный нож, взглядом, после такого не удивительно, что многие шоумены были настроены против него. Но всё же тут есть место светлому, есть надежда на то, что люди в этом бизнесе не вся являются похотливыми животными.

Смотреть ли его? Думаю что, стоит, это интересно, ну а самое главное оно действительно прекрасно, и самое важное, что после него остаётся горечь, от которой стоит задуматься всем прекрасным девушкам, мечтающим о мире вспышек фотоаппаратов.

Эротика может быть не только той, которая раздевает женщину, но и той, которая имеет что-то на порядок выше кроме красивой наготы.

Интересно что исполнительница главной роли Элизабет Беркли, большом кино ни где так и не засветилась, хотя на самом актёры здесь играют второстепенную роль.

10 августа 2015

She’s gonna working for the pleasure of the people

Фильм, на котором стоит ограничение 18+, с чем я не могу не согласиться, потому пикантные сцены показанные в нем не совсем даже эротического, а скорее даже порносодержания. Он весьма назидателен для молодых особ, мечтающих попасть в мир шоу-бизнеса. Действительно, такого отвращения, к тому, какую мерзость человеческого характера может прикрывать весь этот блеск, танцы, музыка и красивые молодые люди, деньги и власть. Элизабет Беркли, превосходно сыграла роль, как холодной, расчетливой суки, так и роль лучшей подруги для Моли Адамс (Джина Равера). Я смутно себе представляю, кто из пробовавшихся на роль Номи Мэлоун мог бы на нее подойти: Шарлиз Терон, Дрю Берримор, которую хотели поставить режиссеры, или Дженни МакКарти? Здесь действительно надо обладать не только явной сексуальностью, уметь танцевать, на и характером «девочки с улицы». Сама, все сама. Как просто американцы любят показывать в своих фильмах, что красивая одинокая девушка из провинции приезжает покорять Лас-Вегас. Есть в этом фильме три ключевых танца, которые решительно меняют некоторое восприятие об эротическом кино, и ради которых вообще стоит посмотреть фильм. Передать словами происходящее весьма сложно.

-Где ты училась танцевать?

-Сама.

-Неужели ты ешь рис сырец и овощи?

-Похож на собачий корм «Догги Чао».

-Это платье от Верасаси.

-Ааа. ВЕРСАСИ!

..-Правильно говорить Версачи.

Все эти, в общем-то, не обремененные большой смысловой нагрузкой диалоги, проходят сквозь фильм. Но все, что здесь стоит смотреть, так это поступки людей, ситуации, в которые влипает наша длинноногая стриптизерша, и как она из них выкручивается. А выкручивается она из них с достоинством, в пошлых нарядах, ярком макияже, и с длинными, наманекюренными ей же самой ногтями, да…У этой девушки много «талантов».

Но не у одной нее есть таланты, и хоть Кристал, как известное шампанское, Корнорс, которую сыграла Джина Гершон, как нельзя кстати приходится на роль главной стервы в фильме. У нее уже давно стерты мечтательные представления о людях, и какие-либо иллюзии о шоу-бизнесе. И вот она видит в Номи себя в молодости, но для меня это показалось большой натяжкой, потому что с виду они приблизительно одного возраста. Кристал является звездой отеля «Стардакс». Её якобы невозможно заменить. Но то, какие мерзости происходят за кулисами, тоже оставляют неприятный осадок и понимание того, что раздеваться на сцену в элитном отеле идут далеко не белые и пушистые девочки и мальчики. И если на предыдущем месте работы в баре, о котором ходят не самые лестные слухи, хозяин там все равно как отец Эл (Роберт Дави) на парочку с хохочущей мамой Генриеттой. То в «Стардаксе» надо прикладывать лед к соскам, и смотреть, как постановщик танцев стерзвозничает. Проглядывающаяся любовная линия в фильме не связана и отчасти с романтикой, все «под одним одеялом», и никакой ревности здесь нет, только холодное, расчетливое чувство собственничества и выгоды. В противовес успешному Заку Кэри (Кайл МакЛоклен), обходительному пижону в костюме на дорогой машине противопоставляется неудачник Джэймс Смитт (Гленн Пламмер), расхлябанный танцовщик с дрэдами, который, как и наша кучерявая блондинка Номи влипает во всякие передряги. Концовка этого фильма правда шокирующая и неприятная. И не смотря на то, что фильм музыкальный и динамичный, все равно выносится мораль, что каждому свое место, и либо ты играешь по правилам, либо тебя проглотят.

Смотрела фильм, не раз. Искренне удивилась, когда увидела, что режиссеру Полу Верховену дали золотую малину, что весьма нелестно, для такого, как я считаю, весьма провокационного кино для 90-х годов. Оно весьма динамичное, и явно заслуживает внимание тех, кто любит эротику.

11 февраля 2015

Леди Динамит

Ты на мне свой взгляд задержала на миг,

Все смотрят на тебя и я один из них,

Ты сигарету зажгла как бикфордов шнур,

Взрывает жизнь мою зеленых глаз прищур (с)

Пол Верховен — великий манипулятор. Получив номинацию на Оскар еще в 1974 году за провокационный фильм «Турецкие наслаждения», демонстрирующий откровенные и шокирующие сцены, он поднимался по карьерной лестнице в родной Голландии быстро и уверенно. Однако, лет через пятнадцать режиссер отправился в Голливуд, для статуса поиграв поначалу в фантастику, а затем вернувшись к излюбленной сексуальной тематике. Достоверно не известно, но до сих пор ходят легенды, что он прихватил с собой дипломат, доверху набитый качественной амстердамской травкой, хладнокровно пройдя сквозь зал аэропорта Лос-Анджелеса, словно герой Джонни Деппа из фильма «Кокаин». Иначе как объяснить, что голливудские кинодивы с горящими глазами и роскошными ногами вскоре выстроились к нему в очередь, чтобы нет-нет да и за милой беседой закинуть ногу за ногу, сидя перед голландцем. Кружевные трусики ему в руки, правда, не падали, да в этом и не было надобности: для настоящего мужчины белье можно забыть дома перед кастингом. Первой сообразила Шэрон Стоун: немудрено, с АйКью в 154. Начавшись с «Основного инстинкта», «интимное» сотрудничество Верховена с новой музой, возможно, вылилось бы в дилогию, эффектно завершенною «Шоугелз», но работа, которая могла вновь собрать вместе на съемочной площадке режиссера, автора сценария и актрису осталась без притягательной блондинки. Скорее всего, это враки, но ходят легенды, что у Верховена закончилась травка.

Пол Верховен — великий соблазнитель. Что-то, а в красивых женщинах голландец не разучился разбираться. Девушки в фильме еще те: длинные стройные ноги, крутые бедра, упругие соски, обжигающий взгляд. Взяв одну из тысяч историй золушек, стремящихся стать актрисами, певицами, или — как на этот раз — танцовщицей в шоу Лас-Вегаса, он проводит ее дорогой от дешевого стрип-бара до сцены мюзик-холла высочайшего уровня. «Пипл хавает» — завещал некто Богдан Титомир. Зная, чего хотят мужчины, Верховен решает: они любят стриптиз, они получат стриптиз. Поначалу это танцы на шесте перед водителями грузовиков и фабричных тружеников, отпускающих сальные шутки и дующих дешевое спиртное. Но вскоре уровень представления повышается: здесь девушек уже никто не лапает, не предлагает за полтинник развлечься на протертом и залитом пивом заднем сиденье автомобиля. Много света, дорогие декорации, балетмейстер и вип-персоны в зале. Пиршество для глаз обеспечено: хронометраж фильма позволяет отсмотреть несколько настоящих шоу с фейерверками, идеально выверенной хореографией, разнообразием костюмов — от кожи и ошейников до древнеримских одежд. Героини фильма не курят травку, зато любят припудрить носик белым порошком.

Пол Верховен — великий провокатор. В «Шоугелз» триумфально возвращается изменившийся агент Купер из «Твин Пикс». Здесь у него косая челка, кожаный пиджак и спортивный автомобиль. Он — директор мюзик-холла «Стардаст», предлагающего шоу с амбициозным названием «Godness». Дорогущие виллы, бассейны с подсветкой и фонтанами и голый красавец, идущий к воде с бутылкой дорогого шампанского, которое он пьет прямо с кожи девушки, щедро поливая ее янтарным напитком, — Полу Верховену нужно было дать не премию «Золотая малина», врученную горе-академиками, а награду «Золотая клубничка», ибо актрисы у него по-прежнему демонстрируют высший класс сексуального мастерства, будь то приватный танец или занятие любовью в воде. А чувственный лейсбийский поцелуй крупным планом? Ходят легенды, что он пошатнул веру даже самых стойких гетеросексуалов, почувствовавших непроизвольное возбуждение от увиденного.

Пол Верховен — великий рассказчик. Успев сотворить потрясающее эротическое шоу, он сделал оммаж классической ленте «Все о Еве» — здесь также присутствуют прима и начинающая, но амбициозная танцовщица. Азарт борьбы, открытый вызов, роковое влечение, ненависть и дружба: воздух в отношениях между ними настолько наэлектризован, что нельзя не провести параллель с прошлыми работами режиссера. Как всегда, в фильмах Верховена — где есть секс, там нужно искать второе дно. И если «Основной инстинкт» был с фигой в кармане, то в «Шоугелз» режиссер демонстрирует закулисье — изнанку всего пестрого и шикарного, начиная от рок-звезд и заканчивая дирекцией роскошных ночных клубов и ресторанов. Блеск и подлость, роскошь и предательство, красота и унижение, слава и презрение, дружба и насилие — чтобы получить первое, нужно пройти через второе. Вроде и не ново и обыгрывалось уже тысячу раз, но Верховен без разных там трудов Фрейда и Ницше реалистично демонстрирует нам секс, пот, кровь на авансцене. Сегодня твой день! — произносит героиня фильма, и, похоже, что относится это не только к ней, но и к режиссеру: с течением времени лента приобрела культовый статус. Не стоит искать глубинный смысл в танцах, когда на девушках лишь золотистые туфли на высоком каблуке и яркий макияж. Не стоит всматриваться в мимику, когда бешеный огонь глаз из-под наклеенных ресниц сжигает зрителя, сидящего перед сценой. Не стоит гасить свет и выключать музыку: шоу должно продолжаться.

10 ноября 2014

Блеск и нищета девяностых

После внушительного кассового успеха детективного эротического триллера «Основной инстинкт» режиссер Пауль Верхувен и сценарист Джо Эстерхаз попробовали его повторить, и результатом их попытки стал фильм «Шоугелз», который собрал урожай «Золотых малин». Заметим, однако, что и предыдущий фильм Верхувена не был высоко оценен большинством критиков, но на этот раз работа голландского режиссера, не знавшего коммерческого провала после того, как он стал снимать кино на английском языке, не пользовалась и ожидаемым зрительским вниманием. Казалось бы, тематика и стилистика данной ленты, признанной впоследствии организаторами вручения позорной антипремии «худшим фильмом десятилетия», напротив, должна была привлечь обширную аудиторию. Ведь в этом фильме сцен с обнаженными героями гораздо больше, чем в «Основном инстинкте», и, пусть здесь никого и не убивают, страсти в этой ленте тоже кипят нешуточные. Но «Шоугелз» в прокате провалился, став символом всего худшего в киноискусстве, а Верхувена обвинили во всех смертных грехах, и, прежде всего, в дурновкусии.

На мой взгляд, причиной громкого провала амбициозного проекта Верхувена и продюсера Марио Кассара стало то, что американцам показали зеркало, в которое они не пожелали смотреть (отметим в скобках и то, что и продюсер, и режиссер, и сценарист не являются уроженцами США). Разумеется, сыграло свою роль и неприятие многими весьма своеобразной стилистики Верхувена, которая раздражала мейнстримовую критику и в других его работах; не меньше нареканий вызвал сюжет. Одна из главных (и, пожалуй, справедливых) претензий была к игре актеров. Вспоминая следующий фильм Верхувена, «Звездный десант», хочется верить в то, что так и было задумано, но вопрос — удалась ли здесь издевательская игра режиссера с китчевым материалом?

Итак, главная героиня — Номи Мэлоун, исполненная Элизабет Беркли (которой «Шоугелз», несомненно, испортил карьеру). Она, то ли современная Золушка, то ли реинкарнация коварной Евы из известного фильма Джозефа Лео Манкевича, мыслит, казалось бы, инстинктами, пытаясь стать главной звездой танцевального шоу в одной из фешенебельных гостиниц Лас-Вегаса. В итоге она добивается своего, жестоко убрав с дороги свою же собственную прежнюю покровительницу Кристалл Коннорс (Джина Гершон). Заручившись (далеко не только за красивые глаза) поддержкой креативного менеджера шоу Зэка Кэри (Кайл Мэглаклен), Номи получает главную роль в постановке «Богиня», однако вскоре ее глубоко потрясает насилие над ее скромной подругой, -внимание, штамп — добродетельной негритянкой Молли (Джина Равера), совершенное популярным певцом — ее новым коллегой по шоу-бизнесу. В конце концов, осознав, что она, бывшая проститутка-уголовница, пытавшаяся начать в Лас-Вегасе жизнь с чистого листа, попала в мир, гораздо более порочный и безжалостный и, вдобавок ко всему, совершенно лицемерный, Номи, получив желаемое место, бросает все и покидает «город соблазна».

Вывернутая наизнанку история классического голливудского фильма «Все о Еве» претендовала на то, чтобы высмеять не только «фабрику грез», но и все американское общество в целом. В этом замысле, как мне кажется, заключается как достоинство, так и недостаток данной ленты. Дело в том, что Верхувен, безусловно, умеет привносить в свои работы иронию и саркастические нотки; это заметно и в «Робокопе», и в «Основном инстинкте», и, особенно, в «Звездном десанте». Но именно в «Шоугелз» верхувенский юмор утрачивает прежнюю легковесность и ненавязчивость, приобретая оттенок карикатурности и привкус морализаторства. Желание высветить пороки американского общества через образ добродетельной блудницы оказалось в данном случае не вполне осуществимым, а поступки главной героини кажутся едва ли оправданными. Если бы ее поглотил мир Лас-Вегаса, если бы она претерпела вслед за социальным падением еще и моральное перерождение, тогда бы имеющее здесь место издевательство над американской мечтой было бы действительно убедительным. В этом смысле фильм Верхувена стал предтечей «Бойцовского клуба» — высокобюджетной картины, которая критикует капиталистическую систему, являясь при этом ее естественным продуктом. Как и «Шоугелз», «Бойцовский клуб» в этом смысле пронизан лицемерием. Неудивительно, что уверенный в своей добропорядочности и преимуществах своей страны перед другими рядовой американец отнесся к работе Финчера, как и ранее — к фильму Верхувена, сравнительно прохладно — особенно в сравнении с предыдущими работами этих режиссеров. В каком-то смысле Верхувен, а затем и Финчер «получили по заслугам», хотя их фильмы и стали с годами приметами последнего десятилетия ХХ века.

Поклонником фильма «Шоугелз» быть сложно, но если и говорить о его достоинствах, то следует отметить, что он вполне соответствует духу времени. Если о двух примах отеля «Стардаст», Кристалл и Номи, говорили как о воплощении Лас-Вегаса («she is dazzling, she is exciting and she is Las Vegas is all about»), то об этом фильме можно сказать, что он олицетворяет собой девяностые. Когда, как не в девяностые, окончательно формируется канон бессмысленного кассового блокбастера, когда, как не в девяностые, актерское мастерство становилось ненужным за счет заполнения картин уныло отрабатывающими свой гонорар звездами? Не тогда ли худшие формы западной культуры проникли в новые страны, включая и Россию? Поэтому, хотя бы в силу ее актуальности, картина, пожалуй, недостойна того потока помоев, который на нее вылили критики и многие зрители. Впрочем, их понять тоже можно.

29 октября 2014

Не военная… а драма.

О чём этот фильм? Вопрос риторический. Как, в общем, и то, почему я решил написать это почти два месяца спустя просмотра, но не об этом речь. Так вот, о чём он? О стриптизе? Ну, наверное, раз ему посвящено семьдесят процентов экранного времени, то и о нём. Об американской мечте? Скорее, об её утопичности. Или вовсе — фальшивости, не зря же где-то в середине фильма можно услышать слова наподобие: «Я так долго шёл до этого диплома, а потом выяснилось, что он совершенно бесполезен.», да и Номи Мэллоун, главная героиня фильма, чуть ли не на каждом шагу повторяет неизменную мантру: «Я не шлюха.», что о чём-то, да говорит. Об обманутых чувствах? И снова в точку. Короткий флирт с негром-танцором и судьба этого танцора, отношения и размолвка с Заком — главным «красавчиком» фильма и одним из ключевых мужских персонажей, падение (в буквальном смысле) Кристалл — звезды «Stardust`a», насилие над Молли, совершённое её любимым певцом (поразительно похожим на Джиггурду, кто б мог подумать) — всё это тоже в фильме есть. Пол Верховен попросту использовал все эти компоненты, взболтав их и получив ядерный экзотический коктейль, ради создания своеобразной оболочкой, под которой он подаёт нам горькую правду об истинном устройстве капиталистического общества с его бюрократией, жёсткой конкуренцией и ядовитыми интригами. А для того, чтобы мы ещё сильнее прочувствовали обратную сторону медали, в центр этой круговерти режиссёр вводит малость наивную темпераментную девушку, желающую, как и многие прекрасные американки, сделать успешную карьеру. А посему можно сказать, что происходящее на экране — лишь иллюстрация басни, точно так же, как и в «Спасти рядового Райана» Стивен Спилберг через обширные боевые действия хотел нам просто рассказать о человеческом достоинстве.

В общем-то, все персонажи меня порадовали. Вернее, актёры. Персонажи, сыгранные ими, почти все оказались подлыми мерзопакостными тварями, впрочем, не исключена в этом задумка режиссёра, ибо даже, по идее, светлая и честная Номи нет-нет, да выкинет что-нибудь в местном духе: то в пах даст танцору, то скинет бывшую подругу с лестницы. Потом, правда, за содеянным последуют слёзы и поцелуи, но это потом. Из тех, кто мне понравился, могу отметить:

1) Номи Мэллоун. Красивая, открытая, трудолюбивая девушка. Ну и что, что с характером? На себя взгляните лишний раз.

2) Молли, её любимая подружка. Скромная, усидчивая, в каком-то смысле, возможно, целиком светлый образ Номи, по крайней мере, у неё прослеживается та же лёгкая наивность и безграничная теплота в характере.

3) Кристалл. Есть такое хорошее слово в старинных комедиях, называется: «резонёр» — человек, отображающий основную суть произведения. Так вот, она в паре со своим парнем-антиподом — Заком — и есть этот самый резонёр. Да и остальные персонажи, в общем-то, не шибко скупы на «жизненные» реплики, но в гораздо меньшей степени.

Никогда не скажу, что остальные персонажи не запоминаются. Пусть не по именам, но образы и характеры были подобраны настолько удачно, что, взглянув однажды на фотографию, точно вспомнишь все сцены с этими героями. Впрочем, это всё равно не значит, что некоторые из них не оставили в памяти тот же след, что и положительные. Но как-то однообразно они вышли. Стоит лишь выделить два типажа, ибо они, по сути, — эталоны, за которыми рядком выстраиваются все остальные отрицательные герои. Это:

1) Зак — харизматичный антигерой, с виду способный на глубокие чувства, хотя, на самом деле, либо приспособленец, либо по натуре своей циничная тварь, плевать хотевшая на искренность во всех отношениях, достаточно лишь вспомнить его первое предательство, во многом ставшее причиной того самого буквально падения Кристалл.

2) Эндрю Карвер aka American G-gurda. Скандальный напыщенный индюк, способный на любое тяжёлое преступление, прекрасно понимая, что ввиду его высокого социального статуса ему всё как с гуся вода, во многом благодаря всяким харизматичным антигероям, о коих см. пункт 1.

Конечно, режиссёр, наверное, хотел сказать нам, что в обществе, в основной своей массе, заправляют именно такие антигерои и антагонисты, от махинаций которых жестоко страдают описанные выше типы положительных персонажей, ибо фильм, как я уже сказал, помимо приятных вещей вроде танцев и обнажёнки, буквально пропитан конфликтами, слезами и насилием, оставляя нас под конец с тяжёлым осадком на сердце. И вроде не грохотали где-то взрывы, не трещали бесперебойные пулемётные очереди, не кричали разорванные на части солдаты… а, всё же, мы видим перед собой настоящую войну, и война эта, как бы странно это ни звучало, самая, что ни на есть, классовая, где эксплуатируемые всеми и вся Номи Мэллоун, танцор Джеймс, Молли, Кристалл — все они проигрывают таким эксплуататорам, как Эндрю и Зак, отчего вынуждены или уходить со сцены, как это сделали три моих самых любимых персонажа, или сдаваться, как Джеймс. Никаких предубеждений, в общем-то, я от этого не испытал к этому персонажу: на нём молодая семья. Впрочем, отчего спойлерить: смотрите сами.

Фильм, в общем-то, хороший. Хотя я не очень люблю подобные вещи, конечно, но смотреть можно и даже нужно (для некоторых особо свято верящих в ценности капитализма).

10 из 10

19 августа 2014

В центре картины — Номи Малон, горячая и бойкая девчонка без комплексов. Носит яркие наряды, густо красится, танцует стриптиз, хочет наверх. По первому впечатлению Номи — типичная блондинка, к вызывающему виду которой сперва надо привыкнуть, после чего она даже начинает нравится входящему во вкус зрителю. Я понял гламурно-трешевую красоту главной героини где-то ближе к середине. Ну как еще может выглядеть девица, которая, по словам одного из второстепенных героев фильма, воплощает Лас-Вегас?

В фильме Номи заслоняет собой всех. Остальное персонажи существует в качестве фона: и ее друзья, и соперники, и потенциальные любовники. Хотелось, чтоб кто-то из героев второго плана вступил с ней в полноценное взаимодействие и как-то ярко себя проявил, но эти герои как-то теряются и будто существуют только для нашей девушки. Как массовка на проплаченном конкурсе красоты.

Многие не оценили сюжет, устроенный по типу «из грязи в князи». Ну и что? Если наполнить этот каркас яркими событиями, то можно получить драматическую историю побед и поражений, главный герой который, например, не только теряет здоровье, порядочность и друзей, но понимает, например, что конечная цель-то сама по себе не стоит усилий. Рассказ о нелегкой победе можно назвать банальным, если можно назвать банальным, например, мотив победы добра со злом. То есть, это такая же стойкая незыблемая сюжетная конструкция. Путь героини Шоугерлз сравнивают с путем героини пресловутого Черного Лебедя, но на дело можно посмотреть и шире. Кто из успешных людей его не проходил? Так что ничего глупого и банального в том, чтоб снять фильм про то, как X к успеху шел нет.

Другое дело, что наша Номи без особой борьбы берет виражи, как-то сразу понятно, что все у нее без перекосов и трудных моментов пойдет по плану. Ее падения незначительны, победы легки. Нет чувства, что эта покорительница американских муленружей ради места под солнцем непрерывно вкалывает и борется с обстоятельствами. Где под конец ее счастье начинает рушится — все это выглядит так, что не всякий зритель ощутит по этому поводу сильное сочувствие. Одним словом, скучновато.

Автор фильма силился показать изнанку ихнего западного шоубиза, но вышло очень плоско. Сложилось мнение, что все беды в целом успешной героини происходят не от шоубизнеса, а от женского коллектива с присущими ему постоянными склоками и взаимной враждой. Да, еще есть недобросовестное начальство, да, сама подготовка к феерическому эротическому шоу не сахар. Всем это и так хорошо понятно, так что ожидаемого срыва покровов со стриптизно-танцевального закулисья зритель не увидит. Не покажут чего-то такого, от чего мурашки пойдут по коже. А придумать что-то такое Полу Верховену стоило, чтоб попытаться вытянуть фильм еще на чем-нибудь, кроме горячих танцев.

По поводу танцев. Если вы такой же неискушенный в этом деле человек, как я, вам они должны понравится (если, конечно, вы не пуританин, которого смущает вид делающих неприличные телодвижения голых девушек). Если вы слишком знаете толк, то танцы в фильме могут вас огорчить. Кто-то тут уже плевался на плохую пластику и непоставленную хореографию…

Как любое эротическое кино, фильм с самого начала пытается покруче разболтать зрительскую половую чакру, так что смотрится очень легко (не представляю просмотр чего-то подобного в компании). После просмотра гарантированно ждет приятное истощение и легкое чувство вины. Самые убежденные любители стриптиза наверняка захотят потом пересмотреть этот фильм, хотя скорее предпочтут ему запись обычного, «непостановочного» стриптиза.

Шоугерлзы были номинированы на спорную награду и по стечению обстоятельств заросли культовостью. Если эти факты вас потешают, посмотреть стоит. А так в целом не сказать, чтоб обязательная к просмотру лента…

6 из 10.

18 августа 2014

Из жизни серпентария

Пожалуй, уже все видели ставшую популярной картинку про женский коллектив. А если кто не видел — там изображен клубок змей. Так вот. Это было краткое содержание фильма «Showgirls».

Необыкновенно кукольная и притягательная красавица автостопом приезжает в Лас-Вегас, чтобы стать успешной стриптизершей. Упустим тот момент, что два этих слова трудно сочетаемы. С самого начала ее путь тернист и непрост — везде приходится пробивать себе дорогу — чем именно, в фильме не повествуется, но подразумевается, что боевым характером, который танцовщица демонстрирует направо и налево. Резкие выходки острой на язык девчонки кажутся впечатляющими только первые два-три эпизода, после чего так и хочется сказать: «Девочка, если бы ты так дергалась в реальной жизни, то, как минимум, вряд ли бы осталась такой же красавицей в той индустрии, которая была так тобой желанна».

Далее следует череда событий, закономерных для женского коллектива такого рода. Не стоит забывать, что фильм относится к категории эротических, поэтому в нем достаточно элементов, присущих этому жанру. Но в то же время большой вопрос — как преподносятся эротические сцены в картине? В «Showgirls» эротика красива только во время сцен с танцевальным шоу — там гармонично всё: музыка, пластика, эмоциональная составляющая, костюмы и их, в последствии, отсутствие. В остальном же все сцены, связанные с телом, отдают чем-то грязненьким — за безупречным телом красивой танцовщицы постоянно маячит антураж: захламленные гримерки, парики, «мамочка»-толстушка с легкомысленными шуточками и вечная борьба за право стать примой танцевального шоу.

В конце фильма становится понятно, что главная героиня — блондинка-куколка — имеет далеко не самое безобидное прошлое со всеми соответствующими ему атрибутами. Бинго! Теперь зритель готов посмотреть, как героиня примет удар судьбы, которая щелкнет ее по носу и скажет: «Хотела всех обмануть? Ан, нет!». Но зрителя лишают этого удовольствия — девица по-быстрому покидает Лас-Вегас, и дело с концом.

Зритель нажимает кнопку «Стоп» и думает, что нет, не для двухчасовых рассказов о женских склоках он создан и идет смотреть какой-нибудь хороший фильм.

5 из 10

28 июля 2013

Сюжет типичен: молодая горячая девушка по имени Номи приезжает в Лас-Вегас, собираясь во чтобы то ни стало покорить его, и там с ней происходят разнообразные интриги и приключения.

Правы те, кто ругает сценарий этого фильма: он крайне ужасен и трещит по швам. С другой стороны, Верховен, я считаю, просто шикарно передал атмосферу: весь этот блеск и разврат шоу-бизнеса, мир завораживающих танцев и больших денег, шлюх и стервецов, постельных протекций и грязных интриг. Его фильм, как бы это сказать, оказывает поразительный эффект. Он так вызывающ, импульсивен, стремителен, полон глянцевого блеска, в нём так много визуальных развлечений, что глупость сценария вроде бы и заметна, но совершенно не мешает.

С актёрами примерно такая же ситуация, как и с сюжетом: слабо, но кого это волнует? Ведь стоит привлекательной актрисе оголить грудь, как уровень её актёрского таланта уходит на второй план, разве нет?

И при этом не сказать, что фильм лишён смысла, и удовольствие от него — чисто эротического рода. Вовсе нет: режиссёр чётко схватил проблематику, показывая обратные стороны «американской мечты» и ставя перед зрителем серьёзные вопросы о том, как одинокой девушке выжить в жестоком мире пошлости и коварства, где каждый мужик хочет её и, казалось бы, у неё на лбу написано быть проституткой, а она вот не желает.

Верховен изрядно поглумился над американскими идеалами, показав вконец загнивший мир безнадёжных сволочей и похотливых животных, где сама главгероиня скоро также становится его частью, и приправил свою едкую сатиру огромными количествами обнажёнки, отчего её эффект стократ усилился. Конечно, мейнстримовые критики, воспевающие эти самые идеалы, закидали его гнилыми помидорами, что, наверное, от души повеселило режиссёра (он лично пришёл получать Золотую Малину).

«Шоугёлз» один из самых противоречивых и странных фильмов, которые я когда-либо видел. Если подходить к нему формально, то оценка будет очень низка, но делать этого ни в коем случае не нужно. Здесь совершенно уникальная манера повествования, свой неповторимый язык, что делает кино, не побоюсь этого слова, выдающимся.

Конечно, полностью закрыть глаза на недостатки не получается, порой фильм кажется мерзкой халтурой, пошлой и глумливой поделкой, но это только порой. Картина смотрится на одном дыхании, удовольствие и восторг от неё перекрывают всё остальное. Несомненно, она запомнится мне надолго.

8 из 10

14 июня 2013

Стриптиз Золушка

Мой дед всегда говорил, что человек самое неблагодарное существо в мире. Летом человек ноет, что жарко, а зимой, что холодно. Казалось бы, таких примеров уйма. Отсюда и не удивительно, что подсознательно человек стремится к лучшей жизни и не знает в своих мечтаниях пределов. Что и породило явление «настоящей американской мечты». Казалось бы того оазиса, к которому стремится каждый, но не в состоянии добраться. Вот и данный фильм режиссера Пола Верховена представляет собой немного необычную интерпретацию американской мечты, которую понял не каждый. Так как именно это отражает приличное количество анти наград Золотой Малины и коммерческий провал картины. Хотя и на деле фильм не так то и хорош.

Вот чего не отнять у Верховена, так умения выстраивать просто роскошную эротическую картинку. Будь это весь эротический контент его фильма «Основной Инстинкт» и культовая сцена с Шэрон Стоун на допросе, или же обилие стриптиз сцен в данной картине. Говоря откровенно, все эти сцены и являются главным достоинством картины. Тем самым демонстрируя не только зажигательные и страстные танцы, но и просто приятную для любого мужчины картинку с красивыми девушками и их не менее красивыми обнаженными формами.

Вот только в остальном фильм получился просто ни о чем. Особенно не заостряя никакого внимания ни на атмосфере, ни на визуальных способах драматизации картины. Что в большей степени и создаёт ощущение того, что фильм получился очень пустым и не эмоциональным, либо вовсе не имеющий границ ни к одному из существующих жанров.

Фильм наглядно раскручивает одну главную истину современного мира. Где нет места слабым и где выживают лишь сильнейшие. Не важно через сколько голов ты переступишь и чей жизнью пожертвуешь. Нам демонстрируют то, что это всё лишь дополнение к самому легкому способу добиться своего. Возможно не правильно с человеческой точки зрения, но всё же. Словно демонстрируя то, что столь желаемая многими «американская мечта» по сути является обителем порока и всего самого плохого, что связано с человеком. Отсюда и не удивительно, что все события разворачиваются в Лас Вегасе, который уже давно многие окликали «городом порока».

Нечто подобное и в более мелодрамичной форме мы видели в культовой «Красотке» с Джулией Робертс. Только в данном случае, весь сюжет является своего рода пересказом «Золушки», но уже в мире порочного стриптиз бизнеса. Казалось бы, творческий тандем режиссера Пола Верховена и сценариста Джо Эстерхаза выстрелил настоящим хитом и обещал приличное количество подобных проектов по качеству. Но вот данный фильм стал чуть ли не главной неудачей для обоих, которая чуть ли не стоила их карьеры и репутации.

Наверное глупо отрицать, что исполнительница главной роли Элизабет Беркли очень хороша и сексуальна. Как чисто внешне, так и своей роскошной фигурой, которую она не стесняясь демонстрировала на протяжении ленты не один десяток раз. Да и сыграла казалось бы не плохо. Но вот её роль взбалмошной «Золушки», которая постоянно выделывается и показывает свой характер, хотя является пустым местом меня лишь бесил. Бесил настолько, что в большей степени именно из за этого я досмотрел фильм чуть ли не с огромнейшим трудом.

Куда другое дело Джина Гершон, которая всегда хорошо смотрелась в образах роковых женщин и в этом плане всегда составляя достойную конкуренцию другой роковой красотке в лице Шэрон Стоун.

Музыка композитора ленты Дэвида Стюарта получилась просто никакая. Признаться честно, я её даже не запомнил.

4 из 10

Однозначно кино на любителя и для узкого круга зрителей, которое как по мне держится лишь на обилии сцен с голыми девушками и Джиной Гершон в одной из главных ролей. Так что, смотреть вам фильм или нет, решайте сами.

2 апреля 2013

Драма Шоугелз в кино с 1995 года, дебют состоялся более 28 лет назад, его режиссером является Пол Верховен. Список актеров, которые снимались в кино: Элизабет Беркли, Кайл МакЛоклен, Джина Гершон, Гленн Пламмер, Роберт Дави, Джина Равера, Лин Туччи, Грег Трэвис, Аль Руссо, Патрик Бристоу, Уильям Шокли, Мишель Джонстон, Дьюи Уэбер, Рена Риффел, Мелисса Уильямс.

Расходы на кино составляют примерно 45000000.В то время как во всем мире собрано 20,350,754 доллара. Производство стран Франция и США. Шоугелз — заслуживает внимания, его рейтинг по Кинопоиску равен примерно 6,8 из 10 баллов, это довольно хороший результат на мировой арене кино. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 18 лет.
Популярное кино прямо сейчас
2014-2023 © FilmNavi.ru — ваш навигатор в мире кинематографа.