Маргаритки
Sedmikrásky
7.5
7.3
1966, комедия, драма
Чехословакия, 1 ч 14 мин
В ролях: Ивана Карбанова, Житка Церхова, Марие Цескова, Ирина Мыскова, Марцела Брезинова
и другие
Две девушки, обе по имени Мария, решают, что так как мир испорчен, они будут испорчены также. И стараются вести себя как можно хуже. Выходки девушек становятся столь экстравагантными, что пугают их самих.

Актеры

Дополнительные данные
оригинальное название:

Маргаритки

английское название:

Sedmikrásky

год: 1966
страна:
Чехословакия
слоган: «Upsa-daisy .. downs-a-daisy ... turned-ons-a-daisy»
режиссер:
сценаристы: , , , , , ,
видеооператор: Ярослав Кучера
композиторы: ,
художники: Карел Лиер, Эстер Крумбахова, Франтишек Страка
монтаж:
жанры: комедия, драма
Поделиться
Финансы
Сборы в США: $13 692
Мировые сборы: $13 692
Дата выхода
Мировая премьера: 30 декабря 1966 г.
Дополнительная информация
Возраст: не указано
Длительность: 1 ч 14 мин
Другие фильмы этих жанров
комедия, драма

Видео к фильму «Маргаритки», 1966

Видео: Фрагмент (Маргаритки, 1966) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Фрагмент

Постер фильма «Маргаритки», 1966

Нажмите на изображение для его увеличения

Отзывы критиков о фильме «Маргаритки», 1966

Вера Хитилова — знаковая фигура «чешского чуда». В своих работах режиссер опиралась на традиции чешского авангарда. В 1966 году Вера Хитилова сняла фильм «Маргаритки». Киноведы характеризуют его как «авангардную ироничную фантазию о современном обществе» или «ироничную философско-феминистскую шараду», которую пронизывают «эпатаж и провокация». Если прежде чешский кинематограф оставался зажатым цензурой и официальными догмами, то в творчестве Хитиловой в полной мере проявилась подлинная свобода.

«Если все портится, то будем испорченными», — решают главные героини. Принятию решения предшествуют документальные кадры разрушений, причиненных войной. Девушки решают соответствовать окружающему их миру. Дорога к «испорченности» начинается с символического вкушения яблок с дерева. Последующие кадры отсылают зрителя не столько к библейскому сюжету, сколько к древнегреческому мифу о золотом яблоке, подброшенном богиней раздора Эридой. Также вторая Мария надевает на голову венок из цветов — символ весны (молодости Марии), праздности, земных удовольствий и сибаритского образа жизни. В целом, символы «Маргариток» — это многочисленные цветы, растения, плоды, листья, венки и цветочные узоры в одежде и декорациях, бабочки. Даже название у фильма «цветочное»: в христианстве маргаритки — символ невинности и простоты. Они олицетворяют не только женственность, молодость и красоту, но и быстротечность этой жизни. На молодости двух Марий не раз акцентируется внимание в фильме. Только ближе к финалу героини задаются вопросом: «Что с нами будет?». Молодость отодвигает этот вопрос, но взросление выводит его на первое место. В течение всего фильма девушки продолжают бесконечно есть, обманывать мужчин и предаваться развлечениям.

Ключевой темой «Маргариток» является деструкция, разрушение — распад целого на части, распад смысла. Кажущаяся дисгармония и нарушение канонов художественного построения способствуют реализации режиссерского замысла. Эстетическая структура фильма полностью совпадает с содержательной. Вера Хитилова обращается к художественной форме, соответствующей содержанию картины, широко используя коллаж, причем не только в визуальном ряде, но в драматургии и актерской работе. Сами героини вырезают иллюстрации из журналов, создают инсталляции, делают аппликации и коллажи, обклеивают ими стены своей спальни. Кроме того, режиссер широко использует характерные для немых комедий гэги, обращается к авангардистским приемам. В «Маргаритках» сочетаются цветные, черно-белые и тонированные кадры.

Режиссер прибегает к своеобразной «бомбардировке» изображением: актерские сцены монтажно прерываются быстро сменяющимися на экране фотографиями, кадрами. Звуковое сопровождение сцен часто не имеет отношения к происходящему: героини ведут диалог под звуки часов, печатной машинки, скрипы. Впоследствии Хитилова вспоминала: «Во время работы над «Маргаритками» я поняла, что язык образов может выразить больше, чем слова. Именно этого — мощи киноязыка — цензура не способна была предвосхитить, читая сценарий. Я и тогда любила, и сейчас люблю все неправильное. Не люблю, когда все бюрократически раскладывают по полочкам. Я за ревизию всего и вся».

7 февраля 2021

Безумие в абсолюте

Эта странноватая работа Веры Хитиловой вышла на экраны в 1966 году, буквально за два года до вторжения Советского Союза на территорию Чехословакии, что надолго покончило с беспечными «маргаритками». Да и полный сюра и идей дадаизма фильм уже точно не могли снять в эпоху победившего соцреализма.

О чем сюжет? «Маргаритки» повествует о двух странноватых девицах, не то сёстрах, не то подругах (без грязного подтекста), причём обеих зовут Мариями. Барышни веселятся подобно девочкам-подросткам — бесконечно едят, танцуют, разводят на деньги простоватых мужичков (но опять же никакой пошлости в сексуальном отношении, только самая обыкновенная пошлятина), ведут нарочито бессмысленные и пустые разговоры и выглядят как две ошалевшие куклы с невероятным количеством туши на глазах (привет, Твигги). Собой они, переводя на язык психиатрии, представляют двух капризных избалованных детей, такие «ребенок в ребёнке», трикстеры, выворачивающие все наизнанку и доводящие окружающих до белого каления. Ведь в мире, где может разразиться ядерная война и всем друг на друга наплевать, вести себя хорошо не стоит. Нужно быть плохой! Как Пэрис Хилтон (зачеркнуто).

Подобная позиция чем-то роднит барышень с Холденом Колфилдом, но мозгов им в отличие от мучающегося экзистенциальными вопросами Холдена не досталось, так что ни нравственных метаний, ни философии не ждите. Зато здесь есть очень, ОЧЕНЬ много сатиры на лозунг «после нас хоть потоп» (наличие аллюзий на такие же безумные «золотые двадцатые» а ля Гэтсби с сумасшедшим пустым весельем в фильме неспроста). Проблема в том, что разбитые в результате веселья чашки уже не склеишь, а если и склеишь, то какое-то г получается. Но если вы из тех, кто расстраивается из-за листика латука, то вам не стоит переживать, ведь это кино всего лишь иллюстрация вашей жизни. В том числе нынешней российской жизни, где бабло победило зло почти тридцать лет назад и все никак не остановится. И если вы думаете, что это всего лишь наркомания 60-х, то вынуждена вас разочаровать — эта киношка ведь про инфантильность в принципе…

Помимо тонкого и едкого посыла с отличной, на мой взгляд, концовкой («ведь только так эта история и могла кончиться»), здесь очень много экспериментов, и визуальных, и текстовых. Если вас не смущает разрезание героев ножницами и переливание кадров различными цветами как у Энди Уорхола, если вас забавляет и не шокирует нарочито идиотская речь, напоминающая то ли «Лысую певицу» Эжена Ионеско, то ли местами стихи обэриутов, то этот фильм для вас. Если вы фанат шестидесятых, то тем более. Но если вы предпочитаете линейное действие безо всяких дополнительных смыслов, тогда точно мимо, вы не из «поколения латука». Простите, вы недостаточно плохи.

Этот фильм я рекомендую не только тем, для кого проблема сломанный ноготь (им сложно взглянуть на себя со стороны) и не только любителям арт-хауса и киноэкспериментов, но и всем тем, кто хоть раз задумывался о людях, что его окружают и о цели в жизни. Вдруг в ней есть что-то, что склеить уже нельзя?

Кстати, отдельный плюс за необычную музыку (рок-н-ролл на пишущей машинке — это мощно).

9 из 10

(за затянутость некоторых сцен минус балл)

13 августа 2020

«Маргаритки» Веры Хитиловой, с которыми удосужился-таки ознакомиться, привели к мысли о вполне болотной природе Пражской весны и совершенной креативности её идейных вдохновителей.

Причём чёрная магия с полнейшим саморазоблачением.

Это, если кто не видел, достаточно нудная формалистическая дуристика, коллаж из абсурдистских похождений двух неунывающих гиперинфантильных хохотушек, невероятно жеманных и чудовищно переигрывающих. Дуры символизируют то ли новое безмозглое поколение, то ли тех, кто прячет голову в песок в эпоху борьбы, то ли ещё кого-то.

Так сказать, экспериментальное кино, глоток свежего воздуха посреди тоталитарного официоза, полное, ёптыть, аллегорий и ставшее олицетворением свободы, раздавленной через год с хвостиком гусеницами советских танков. Вот как-то так, наверное.

По просмотре встаёшь почему-то на сторону гусениц. Кино уж больно откровенное. Было что давить.

19 декабря 2017

Бунт против пира во время чумы

В испорченном мире испорченные люди. Две страдающие от обыденности девицы решают создать вокруг себя эпикурейский праздник. Они нарушают самые страшные запреты для детей: играют с едой, шутят над старшими, кривляются, мешают взрослым отдыхать. А когда появляется необходимость исправиться, девушки заворачиваются в газеты, увеличивая до максимума эффект действия пропаганды.

Фильм очень яркий, эмоциональный, модернистский. Снятый Верой Хитиловой в соавторстве с художницей и сценаристом Эстер Крумбаховой, он наполнен коллажами, откровенным превалированием формы над содержанием. Но что баловство двух оторв в сравнении с трагизмом мира? Как сопоставить растоптанный латук с разрушенной бомбой многоэтажкой?

Картина до сих пор вызывает ожесточенные споры: одни ей восхищаются, другие — ненавидят. Но я не встречал людей, которые посмотрели бы «Маргариток», и остались равнодушными.

8 из 10

11 ноября 2016

Кинематографическая королева Чехословакии

Представитель чешской «новой волны», наряду с Милошем Форманом и Иржи Менцелем, Вера Хитилова в 1966 году создала поистине новаторскую и оригинальную картину «Маргаритки», где не только превзошла саму себя как режиссер и философ, но еще и с поразительной свежестью использовала технические возможности кинематографа.

Насыщенный образами и метафорами, удивительно динамичный и приковывающий взгляд фильм поднимает вопросы поиска себя и места в этом мире, неудовлетворенности своей жизнью и конечной цели всего жизненного пути.

Две девушки, рассуждая, пришли к выводу: раз мир испорчен, то и мы будем испорченными. Так и началась их великая одиссея развлечений, удовольствий, смеха и… обжорства. Именно последнее и является самым ярким образом, отображающим, как люди пытаются заполнить пустоту внутри себя, образовавшуюся из-за невозможности найти что-либо по-настоящему захватывающее. Лейтмотивом фильма выступают запретные плоды яблока, которыми героини без разбора наполняют свои желудки, но и это не приводит их к удовлетворению. Получив шанс исправить свои ошибки, героини безнадежно пытаются соединить разбитые ими тарелки, убрать мусор, оставленный ими, но у них, естественно, не получается. Подобный финал легко проецируется на закономерность развития цивилизации, когда люди, не задумываясь, разрушают, а исправить сделанное впоследствии оказывается невозможным.

«Маргаритки» вошли в историю не только, как глубокое философское произведение с саркастическими оттенками повествования, но, в первую очередь, как новаторское кино. Дробный монтаж, придающий форме своеобразную агрессивность, абсурдность декораций и актерского исполнения, отсутствие четкой фабулы (Хитилову не раз упрекали в неумении «рассказывать истории») — все это составило великолепный ансамбль, благодаря которому «Маргаритки» стали этапным фильмом в развитии чешской «новой волны» и огромным образом повлияли на мировой кинематограф.

Несмотря на разношерстную реакцию критиков на картину, с течением времени ни у кого не осталось сомнений в важности данной ленты для формирования кино: «Фильм был некрологом и чешскому кинематографу «отцов» с его убогой простотой, постоянным опасением выйти за пределы дозволенного, холодностью и сентиментальностью».

Бескомпромиссная Вера Хитилова, не желавшая мириться с реальностью, которая ее не удовлетворяла, вкладывала в свое творчество весь интеллект и фантазию, находя в кинематографе способ для самовыражения и познания мира вокруг себя.

«Я стремлюсь с максимальной полнотой понять данную реальность, чтобы исправить ее», — Вера Хитилова.

6 ноября 2015

Вдруг мы какие-то ущербные?!

Рецензия скорее для тех, кто уже посмотрел, чем для тех, кто не в курсе, о чем идет речь.

Не знаком с творчеством Веры Хитиловой, поэтому ничего не знаю ни о гонениях, ни о полученных призах. Поэтому мое первое впечатление от картины не было оттенено никакими нюансами. И, вообще, удивлен отсутствием отрицательных рецензий.

Многие заметили, что в картине почти нет сюжета. Это еще полбеды, там нет ни феминизма, ни дадаизма, ни нонконформизма, ни антитоталитаризма, а вот авангардизма хоть отбавляй. Картинка, наверное, прекрасна. Прекрасна в своей абсурдности. Сцена с ножницами только подтверждает мои слова. Цветовые пятна или велосипедисты на дороге или просто «металлические» наряды героинь — все это изумительно, если рассматривать отрезки фильма в отдельности. За столом, к примеру, — иллюстрация к «Книге о вкусной и здоровой пище» («Джони Уокер!»). Но в целом… ну, никак не складывается во что-то действительно интересное.

Я понимаю, 1966 год и все такое. Тогда, наверное, это действительно считалось чем-то если не интересным, то отличающимся от всего остального (хотя я мог бы привести примеры тех лет более интересные, чем предмет обсуждения). Но сейчас образ «маргариток» напоминает современный архитипичный образ жен олигархов — тупых блондинок-обезьян с гранатой. В общем — дурочек (были бы мужчины, сказал бы — дебилов). Глупое поведение, «игры» с мужчинами, некое, даже, «сибаритство» и полное отсутствие желание работать и приносить пользу, и примитивное желание быть «плохими девочками». А этот идиотский смех главных героинь, вообще, выводил меня из себя в течение всего просмотра.

Конечно, скорее всего, я не усмотрел некий «второй слой» — подтекст, идею, аллюзию, аллегорию (она есть, но разве не слишком примитивная?), которые, судя по положительным рецензиям, видит большинство. Ну, хорошо, оценю поверхностно: за красивых девушек +1, за прекрасный чешский язык +1, за отдельные сцены +1; за обнаженку с бабочками — 0; за все остальное — минус. Несомненно женщины найдут в этом кино что особенное. Но я бы повторно смотреть не стал. «Должны ли мы спасти испорченных?» Итого

3 из 10

16 мая 2014

Ярким богемским гранатом в основании короны нового чехословацкого кино сияют «Маргаритки» Веры Хитиловой, царицы Сафской новой волны, укравшей годаровский Ковчег завета.

Или, учитывая шахтерское происхождение режиссера — «Маргаритки» Веры Хитиловой стали первой увесистой лопатой доброго моравского угля в топку чехословацкой кинематографической революции.

Кажется, это первый авангардный фильм, который (мне) было нескучно смотреть. Ностальгическая, беззастенчивая свежесть кинематографа шестидесятых устремляется на нас с экрана (ноутбука) задорным ураганом. Монтажные придумки, поруганные табу, хулиганский юморок и, куда уж без нее — (не очень-то) скрытая социалистическая эротика суть главные особенности фильма, который даже можно принять за «социальную сатиру, если не обращать внимания на насмешку над подобной трактовкой в конце фильма. Это когда героини фильма Мария и Мария несколько раз повторяют: «это потому, что мы не работаем» и сами же смеются над этим. Намекая, тем самым, что свою диалектику они «учили не по Гегелю».

В отличие от напыщенного и трудновыразимого глубокомудрия большинства авангардных творений, автор, устами своих очаровательных героинь задается вполне «достоевскими» вопросами. Причем, девушки не столько размышляют о смысле жизни, сколько, по рекомендациям экзистенциалистов, ведут себя соответствующе: если мир абсурден и испорчен, будем и мы вести себя абсурдно и испорченно.

За чередой разрушительных экспериментов, которые две Марии ставят в своей придуманной жизни, всегда ощущается некое внутреннее вопрошание. Вопрошание (не вопрос!) о том кто мы и куда идем (так здорово пишу, что самому захотелось фильм пересмотреть)

Я не большой любитель разгадывания символов, но трудно не заметить, что а) все, чего касаются девушки, разрушается и смысл их жизненного эксперимента можно выразить так: если все разрушить, то, что останется? и б) они милые. При этом б) может быть даже важнее а).

Милота спасет мир, короче.

10 из 10

22 апреля 2014

Томящиеся цветы жизни

Фильм не столько о необходимости творческой свободы и самовыражения и даже не столько о роли женщины в обществе, сколько о ненасытимости, невозможности удовлетворить потребность развлекать себя. Марии, в первую очередь, — дети, вовлеченные в постоянный поток развлечений, неспособные жить без вещей, их развлекающих. Неслучайно в репликах героинь постоянно сквозит: пойдем скорее искать что-то новое и интересное! Ведь это определенно детская позиция: ты есть центр мира, и все вокруг — лишь для твоего удовольствия.

Да, «маргаритки» вырезают из журналов, делают коллажи и аппликации. Если Вы считаете их дадаистками, представительницами бунтарского искусства или иными «демиургами» — Ваше право. Автор этой рецензии не склонен рассматривать «маргариток» как художниц, но увидел, прежде всего, образ мающихся от безделья, томящихся от неспособности себя занять, жалеющих о невозможности длить удовольствие вечно и желающих постоянной стимуляции и новых впечатлений девушек. Это чувство томления, рассеянного и невнятного возбуждения фактически передается зрителю.

Женственность девушек скорее потенциальна, это не матери, но девочки: и по поведению, и по стилю общения. Ну, ясно: «новая волна», Годар, непосредственность, живость, легкость и т. д. Бессмысленность, иными словами — что прекрасно показано в диалогах о существовании, которое не может быть доказано ничем, раз не доказано документом. И верно, если нет плодов труда — как вообще понять, что ты существуешь?

В финальной сцене (конечно же, на ум сразу приходит лента «Большая жратва», хотя она и снята позже) фильм просто взрывается чревоугодием, невероятной демонстрацией жадности в услаждении плоти. Опять-таки, нас как будто подводят к мысли о примитивности, некоей архаичной стадии развития, на которой находятся «маргаритки». Эта прекрасная сцена — огромная заслуга В. Хитиловой.

Можно, наверное, считать содержание фильма направленным против социализма: как присущей ему идеи ценности труда, так и идеи подчинения интересов индивида обществу. Однако и гротескное и выпуклое изображение безответственных и жаждущих развлечений девушек, и сама концовка фильма вкупе с упомянутым создают весьма странный эффект. Может даже показаться, что тут выводится истина в стиле «Маски Красной смерти»: смерть всегда настигает тех, кто пытается от неё убежать. А фарсовое «покаяние» и тошнотворная «уборка» банкетного стола намекают: «маргаритки» не могут существовать так, и здесь им лучше не существовать совсем. Но смогут ли они существовать в других условиях, будучи не среди тех, кто огорчается только из-за растоптанного салата?

8 из 10

31 октября 2013

«Кто сказал тебе, что мы — это мы»

Кино, привлекающее внимание, вызывающее экстаз и отвращение — все на грани, все избыточно, безумно и абсурдно, но — прекрасно.

История двух двушек — брюнетки и блондинки. Обе Марии, обе чертовски хороши собой. Женские образы нарочито кукольны, что подчеркивается звуковым сопровождением (скрипы и механическая музыка в такт их движению). Они — сверх-женщины в смысле избыточности в них женственности, воплощение бессознательного, детского — довольно мерзкий типаж. Женственность подчеркивается символами, разбросанными щедрой рукой по всей картине: яблоки — читайте: Ева, грех, искушение, — венок (венок невесты — невинность и свежесть, новые начинания. После Первой Мировой Войны — символ надежды на возвращение, возрождение. В общем сознании — жизнерадостность, празднество, плодородие, благополучие), молоко (на груди) — материнство, маргаритка — невинность и вечная любовь, Мария — библейское имя. Женщина здесь — около-языческая, равная самой себе, но в то же время всегда — чрезмерная или нуждающаяся. И ребенок, и демиург.

История — сатира на современную автору Чехию, на попытки возродить страну, терпящие крах, подобный происходящему в последнем эпизоде фильма (это к вопросу об внешних ограничениях автора), и на людей — закрывающих на это глаза и предпочитающих пребывать в слепом и счастливом неведении. Взяв главным героем никчемных инфантильных марионеток, Хитилова едко высмеивает происходящий в реальном мире абсурд. За безумным и изобретательным (пугающе изобретательным) разрушением мира постоянно поглощающими и потребляющими реальность девушками вокруг видна растерянность и одиночество, ощущение неправильности и трагизма происходящего. Смесь страха за себя со страхом за все человечество. Гимн антитоталитаризма.

Фильм насыщен мотивами умирания, гибели — Эрос и Тонатос, взявшись за руки, разгуливают по Чехии. Мертвые, приколотые булавками к листкам бумаги, бабочки, огонь, девичье обжорство — какое необыкновенное мастерство съемки! Еда будто гниет прямо у девушек в руках. Наконец, обрамляющие фильм взрывы бомб — предвестники будущих бурь. Фильм полон символов, бьющих в глаза образов, возмущающих сцен, эпатажа, сюрреалистического юмора. Бесконечная вместимость смыслов и толкований. Поток сознания. Резкий и точный удар. Трагифарс. Аттракцион. Оторваться невозможно.

Не менее, а для кого-то и наиболее, интересна техническая сторона. Режиссер использует невероятно смелый набор художественных средств, создавая собственный уникальный киноязык. Основа всего — коллаж, что отсылает нас к небезызвестным дадаистам, духом которых, безусловно вдохновлялась гениальная чешка. Агрессивный дробный (в том числе и внутрикадровый) монтаж, разрушающие стройность построения фильма, буквально разрезание ножницами кадра и человеческих фигур внутри него. В этом случае все кажется логичным. Деконструированное содержание требует деструкции формы. Разрушаются все логические, визуальные, эстетические каноны и связи, и — одновременно — эстетика формы доводится до совершенства. Импрессионистское путешествие в чужой мир.

Другая сторона визуальной составляющей фильма — игры с цветом. Изображение ритмично скачет из цветного в черно-белое, вдруг окрашивается в контрастные цвета. В определенный момент становится немым, повторяя эстетику кино 20-х годов, то внезапно — заставляет вспомнить о Годаре и французской новой волне, местами — о Бунюэле.

Особенно впечатлило меня изображение в фильме воды — она переливается всеми цветами радуги, обволакивает экран, напоминая то масляные пятна, то картины импрессионистов. Этот поразительная амбивалентность еще раз подчеркивает идейную составляющую фильма о мире, где гениальное и великое искусство смешивается с опасностью и разрушением.

Удивительная стилистика — где одно не соответствует другому, звук изображению, а тема — манере исполнения. Философская притча в формате фантасмагории, едкий сарказм, гротеск и поражающая всеядность кадра.

Фильм — уникальный для своего времени, словно сон, психоделический трип или бесконечный видеоклип. Эстетика «Маргариток» читается и в барокко Гринуэя, и в андеграунде Игоря Волошина.

Манифест бескомпромиссности, выполненный с будоражащим чувством времени, творческим интеллектом и фантазией.

8 из 10

26 декабря 2012

Год 1966. Маргаритки Веры Хитиловой

Этот фильм считается многими одним из наиболее знаковых для чешской новой волны. Но на мой взгляд, картина в гораздо большей степени проходная по сравнению с ранними работами Милоша Формана или «Мучениками любви» Яна Немеца.

Сюжет прост: две молодые девушки осознают себя. «А кто тебе сказал, что мы это мы?» — именно такие мысли приходят к ним в голову. Они нигде не работают и отрицают правила, установленные в обществе. Фактически они устраивают в Чехии то, что несколькими годами позже Милош Форман устроит в «Отрыве».

У многих зрителей могут быть претензии к тому, что сюжет, как таковой, вообще отсутствует. Сейчас, конечно, такая картина, скорее всего прошла бы незаметной. Но, речь ведь идет о 60-х, времени весьма интересном и неоднозначном.

В итоге: Вера Хитилова снимает типичное кино чешской «новой волны», концентрируясь на бунтарских взаимоотношениях двух девушек, со всем остальным обществом. Я бы выделил некоторые весьма интересные визуальные решения режиссера.

6 из 10

30 августа 2012

Хорош или плох наш мир?

Над этим вопросом бьются сонмы мыслителей, и вот две свеженьких маргаритки с библейскими именами, «Маргаритки», решают вплестись в этот венок, путем опытных изысканий, доказав, что ложка дегтя портит бочку меда полностью и бесповоротно. Если ты родился чуть сумасшедшим, если ты сходишь с ума, что остается окружающей тебя реальности, если, при этом, ты силен, молод, красив, и жаждешь сумасшествия искренне и истово? — она трансформируется, отвечая требованиям, она поддается, она манит, открывая личико. Полубезумные, радужные, опасные корпускулы, выпущенные в него, как ртуть, пропитывая металл, меняют его цвет. Но рано или поздно, реальность перемалывает тебя. Дай бог, до времени, когда ты становишься слаб, стар и уродлив.

Кто они — девушки из фильма Веры Хитиловой? Сего ли мира их юная плоть и кровь? Так непохожие внешне, так похожие внутренне… Сестры они или любовницы? Их игра в испорченность действительно игра, или эта игра всего лишь прикрытие для действительной аномалии? Их нельзя назвать полностью безбашенными — для этого у них слишком хорошие шмотки, для этого у них слишком хороший аппетит, их шалости слишком напоминают детские, в их походках слишком много танца, их легкость — легка. Грязь к ним не липнет — они смоют ее в ванной Клеопатры, тут же, лакая как кошки, запив смесью молока, яиц и грязи, черствый коржик. Они правы — эти причудливые бабочки, заигрывающие со своим огнем буквально и фигурально — лучше гореть, лучше чувствовать, как жизнь пожирает тебя, такую испорченную, чем под старость лет мыть полы в уборных.

И тут возникает главный вопрос — а горят ли они? Да нет же, чадят, пачкая сажей окружающее пространство, постепенно сводя его с ума, как бы он ни сопротивлялся. Их квартира напоминает нору, уютную норку двух зверят. Пьяные выкрутасы у всех на виду? — милое хулиганство. Встречи с престарелыми ловеласами? — чудесный, оплачиваемый из чужого кармана, аттракцион хитрости и чревоугодия. Очередной встречный, кажется, влюбился? Воруй, грабь, убивай? — достаточно ли ты для этого испорчен?

Почему этот фильм считается феминистским? Если это и феминизм, то с приставкой «анти», иронически осмеянный и комформный. Женщина здесь автономна и инициирует действие, но является ли она, грубо говоря, человеком?… В связи с «Маргаритками» приходит на ум высказывание: «женщина не глубока, и даже не мелка…», но вот парадокс — эти две девушки и глубоки, и мелки одновременно.

Одна из финальных сцен «Маргариток»: голодные девочки, блуждающие там и сям, такие яркие, но почему-то незаметные для большинства, обнаруживают сервированный стол. Какая метафорическая точность сцены — Хитилова великолепна! Как легко, и с каким удовольствием можно уничтожить абсолютно невосстановимое. Резюмирующий титр-посвящение: «тем, кто огорчается только из-за растоптанного салата» красноречив и четок, — «маргариткам» не стоит лить слез из-за пролитого вина и размазанного торта (разве салат они топчут?) — они сыты жизнью по горло, и она с перемалывает их с тем же гаденьким хихиканьем, с тем же колюще-режущим цинизмом нимфетки-забавницы.

Так хорош или плох наш мир? Да ведь он ни хорош, и не плох, он — никакой. Он, как послушное и услужливое зеркало, готов состроить любую гримасу.

26 августа 2012

Художники в авангарде

«Маргаритки» — кино про двух девушек с именем Мария. Они не желают отставать от испорченного мира и тоже стремятся быть испорченными. «Испорченность» проявляется в беспорядочности мелких хулиганских проделок, смысл которых непонятен и самим героиням. Девушки кривят на кукольный манер лица, двигаются как старомодные роботы, ведут бессодержательные разговоры и постоянно хотят есть.

Такой фильм мог появиться лишь при условии невмешательства администрации и финансистов реализованного проекта. Национализированные студии социалистической Чехословакии исключали продюсеров, а у фильмов проблемы возникали, как правило, после окончательного монтажа. Хитилова сняла «Маргариток» с максимально возможной свободой во имя самой свободы самовыражения. Вышедшая незадолго до событий пражской весны, картина стала культовым документом для прогрессивных интеллектуалов восточноевропейского блока.

Трактовать фильм можно вкривь и вкось, в зависимости от потолка личной границы понимания назначения искусства и места в нём человека. Хитилова придумала интересный, но чисто формалистский ход, заставить своих примитивных героинь воспринимать окружающий мир, как предмет концептуального творчества. Они постоянно что-то вырезают, аплицируют, инсталлируют, используют абсолютно всё, что попадается под руку или в поле зрения, включая собственные тела. Всё до чего можно коснуться — они касаются, что ломается — будет сломано, что сломано — будет вновь выстроено. Сами девушки, будто неодушевлённые игрушки, открывающие рот по велению внутреннего механизма. Они сами себе и актёры и сценаристы, и продюсеры, и режиссёры. Они подмигивают с экрана и оказывают влияние на ход событий. Они одновременно и дети неразумные, и гениальные демиурги. Художники, одним словом.

Художник инфантилен и не осознаёт природного таланта. Художник нуждается в абсолютной свободе выражения мысли и обязан сметать любые границы и препятствия. Художник обязан считать мир несовершенным или «испорченным», чтобы делать его лучше. Художник всегда прав. Если художник захочет жить в счастье и мире формального благополучия, то…люстра может не выдержать…

В отличие от французских «нововолновских» коллег, Хитилова не прикрывает декларационность манифеста сюжетными наворотами. Она создаёт сюжет из обиходных ситуаций. 75 минут похождений безбашенно обаятельных девчушек, возможно, продолжать до бесконечности, лишь бы фантазия позволяла. Но и тот небольшой объём существующей плёнки сгодится для многоуровневой работы мозга, если возникнет желания подвергать анализу происходящие на экране эстетские «глупости».

Нарочитая театрализованность не тяготит излишеством и сохраняет «передовую» природу авангардного эталона. Улыбки хитиловских «дурочек» не обманывают. «Маргаритки» фееричны, легки и красочны. Возможные подоплёки антисоциалистического характера на «эзоповом языке», которые, безусловно, есть в фильме, сегодня не так интересны. А вот фонтанирующий поток художнических конфетти до сих пор сохраняет право за «Маргаритками» на сертификат авангардного шедевра всех времён и народов.

8 из 10

27 мая 2011

We exist!

Есть фильмы, у которых оригинальный хронометраж подкатывает к 2ум часам, но в них есть какая-то лёгкость, благодаря которой длительность не чувствуется. И есть фильмы наоборот, с не столь длинным хронометражем, но которые так сняты, что ты задаёшься вопросом «Долго ещё?» (конечно есть фильмы, не подпадающие под эти категории, например «Ганди» Ричарда Аттенборо, который идёт около 3 часов). А вот «Маргаритки» Веры Хитиловой относиться к первым, с продолжительностью всего-лишь 1 час и 20 минут. В моём понимании, это короткие фильмы (Это вам не «Мамочка и шлюха» или «Охотник на оленей»).

Женщина-режиссёр — явление в кино довольно редкое. И ещё реже — талантливая. И думаю вместе с Лилиан Кавалли и её «Ночным портье»,Джейн Кэмпион и её «трилогией об ущербных», Софией Копплой с «Марией-Антуанетой» и «Девственницами-самоубийцами» в этот же ряд можно смело поставить Веру Хитилову. Вера Хитилова, по праву считается лидером чешской «новой волны». Резким экспериментатором, и предводителем женственности в кино.

В 1966 она снимает новаторский, не только в техническом но и в моральном смысле, фильм. Если говорить про сюжет, то он прост — две девушки по имени Мария (хотя откуда мы знаем точно?) решают, что раз уж мир движется в никуда, то они будут вести себя плохо. Под лозунгами «Мы существуем!» и «У нас впереди вся жизнь!» две девушки, делаю то, что как говорится, Бог на душу положит.

Фильм начинается и заканчивается недвусмысленно. Титры перемежаются с кадрами взрывов и бомбёжек. А потом появляются две девушки и говорят, «Мир плохой. А значит… Мы… будем… вести… себя… плохо!»

Своим хаотичным сюжетом и техникой монтажа Мирослава Гайека, фильм напоминает свежих Бунюэля и Дали с их «Андалузским псом». Только здесь ещё и говорят. Для неподготовленных зрителей, фильм покажется полнейшим абсурдом, и их винить в этом нельзя. Но для этого и существует концовка, развязка. Когда всё становится на свои места. Так и с «Маргаритками». Конец настигает юных Марий в банкетном зале, в который они пробрались. Всё чистенько, убрано и явно подготовлено к приезду каких-то чиновников, этаких советских ревизоров. Девушки не церемонятся — разбиваются стаканы и тарелки, торты летают по залу, показ одежд из штор и подюбников проходит прямо на столе, а под конец великолепная люстра из серии «ГДР» становится качелями.

Сцена Марий в банкетном зале, напоминает чаепитие Алисы с Безумным Шапошником и его компанией. Как-то без цели, какая-то непонятная суета. Как и жизнь общества, чьё разложение я увидела в этом фильме. Ещё вспоминается «Душечка» Кэмпион, которая занималась чем-то похожим, но её не заботили окружающие. В отличии от «Душечки», «Маргариток» заботит. Они расстраиваются, когда на них не обращают внимания и поэтому решают вытворить что-то «грандиозное!».

Кульминацией «грандиозного» и становится сцена в банкетном зале. Потом появляются титры, говорящие «Могли бы они закончить как-то по-другому?» (Марии тонут) «Можно ли было бы починить всё то, что было испорчено?» (за перевод не ручаюсь). И Марии, одетые в газеты, восстанавливают всё, что сами и разрушили. Под звуки своих собственных нашептывающих голосов «Когда мы хотим, мы работаем хорошо», «Всё будет чище, если мы будем работать сильнее» и т. д. А потом, уверяющие себя в том, что они счастливы, на них падает люстра, и резким скачком монтажа кадр падающей люстры совпадает со взрывом бомбы, сброшенной на некий город (Дрезден?)

Думаю сатира, правда жестокая и неумолимая (прямо Оруэлловский «Скотный двор»!) ясна каждому. Разложение общества внутри и снаружи, разрушение чего-либо, созданного руками такого-же как ты человека, а потом попытка всё это восстановить. Но восстановленный банкетный зал далеко не похож на то великолепие, которым он юных Марий встретил. А потом люстра.

Как ни старайся, как не восстанавливай, как ты не сдруживай братские советские республики и народы, всегда на стороне найдутся Марии, которые всё равно всё разрушат, аккомпанируя себе по истине дьявольским смехом.

9 из 10

4 апреля 2011

две Марии

Давно лежал у меня этот фильм, но что-то все никак до него не доходила и не могла заставить себя его посмотреть. Вот посмотрела, наконец.

Две Марии абсолютно обворожительны, особенно брюнетка. Их выхваченная из времени и пространства игра «кто кого испорченнее?» меня повергла в легкое недоразумение.

На мой взгляд, нет ничего в этой картине чего-то сверх, что осталось за кадром. Может быть, это пока, и к концу вечера что-то еще мне и откроется.

Типичное девчачье кино, но абсолютно милейшее и с улыбкой на лице после просмотра.

6 из 10

29 апреля 2010

«Маргаритки» — кто кого испорченней

История про двух девушек решивших, что мир безнадежно испорчен, и потому надо так же вести себя испорчено, считается первой зрелой работой известного чешского режиссера и сценариста Веры Хитиловой.

Многим с первого взгляда может показаться, что фильм «Маргаритки» абсолютно не имеет смысла. И в какой-то мере они даже будут правы. Мутный финал, представляет нам двух сумасшедших, обеих зовут Мари. Мы не знаем, кто они, кем они были до этого момента. Единственное, что режиссер раскрывает из рутиной сферы их жизни — брюнетка работает официанткой.

Две героини постоянно совершают шокирующие или попросту странные действия. Едят огурцы с бананами, разводят пожилых богачей в ресторанах, заворачиваются в газеты и катаются по полу, жгут неизвестно что, ведут, казалось бы, абсолютно бессмысленные диалоги:

-Я не люблю тебя!

-Я тоже тебя не люблю!

-Нет! Я не люблю тебя по-настоящему!

В общем, играют в игру «Кто кого испорченней».

Но фильм нельзя назвать бессмысленным. «Маргаритки» — скопление огромного количества символов, через которые режиссер передает те идеи, которые он хотел донести. Идеи эти нельзя назвать глубоко философскими, но, тем не менее, они заслуживают нашего внимания.

Например, момент фильма, когда Мари-блондинка стоит полностью обнаженная в комнате, прикрываясь коробочками, в которых лежат сушеные бабочки. Мужчина, по уши влюбленный в неё, подходит и срывает одну из бабочек. Разве это не типичная аллегория лишения девственности?

Но самое главное в фильме — это финал. Столовая как олицетворение окружающего мира, и вот, чем Марии в нем занимаются — скачут на столах, объедаются и устраивают модные показы. В конце концов, все это закончилось не слишком-то радостно.

Очень расстраивает тот факт, что в «Маргаритках» отсутствует сюжет. Было бы гораздо интереснее смотреть фильм, если бы режиссер поместил столь экстравагантных девушек в необычную историю. Таким образом, можно было бы гораздо ярче показать мотивы их поведения.

В целом это действительно очень сильное творение талантливой женщины. Ей удалось отразить истинный внутренний мир женщины (а все они в душе бунтарки) необычным способом, весьма новаторским для тогдашних времен пролетариев.

«Маргаритки» стоит посмотреть всем и каждому. И особенно он понравится слабому полу. Уверен в этом.

8 из 10

13 января 2010

В свое время Хитилова у себя на родине подвергалась гонениям за свои фильмы, ее упрекали в надуманности картин, излишнем авангардизме.

Когда я смотрел «Маргаритки», я моментами вполне понимал возмущенных чешских пролетариев 66 года. Действительно, фильм ни о чем, сюжета никакого, слабенькая игра актеров (да что там играть?) Но все же не зря этот фильм получил приз престижного кинофестиваля (естественно, не в Чехословакии, за рубежом!) Есть что-то цепляющее в этом фильме, какая-то легкость, смена ярких красок, инфантильность и невинность главных героинь. Не зря в начале картины показаны кадры военных действий.

Многие критики видят в этом фильме манифест феминизма, подражание Годару и Бунюэлю, да Бог знает что еще. Для меня же этот фильм — как красивая безделушка, которую иногда можно достать из дальнего ящика стола, полюбоваться ею в лучах солнечного света и снова положить в ящик.

2 марта 2009

«Маргаритки» — это другое кино, которое может оказаться близко каждому. Снятое женщиной, но не только для женщин. Я могу смело сказать, что никогда не видела ничего подобного…

Завязка: кадры разрушений, войн, взрывов.

Главные героини — две прелестные девушки, в чьих чудесных головках гнездится мысль, что весь мир плох, то мы будем еще хуже. Посещала ли вас эта мысль во времена вашей юности? Меня неоднократно.

Наши героини начинают жить, отвергая правила. Чудесно? Согласна, прелестно, это доказывает и их звонкий смех. Две прелестницы без преувеличения пленяют тебя, потому ты поддерживаешь их, когда они отправляют пожилых любителей юных нимф на поезде не пойми когда; когда они используют банкетный стол, как подиум…

Но все это оказывается несколько утопично.

Финальные кадры: кадры разрушений, войн, взрывов.

Мое восхищение Вере Хитиловой, что сняла арт-хаус, что невесом, хотя наполнен до краев содержанием!

Напоследок, У многих народов маргаритка издавна является эмблемой доброты и сердечности, на языке цветов она обозначает чистоту, невинность, верную любовь,

10 из 10

31 октября 2008

Честно говоря, вначале даже не могла заставить посмотреть фильм до конца, но потом что-то привлекло моё внимание. Абсолютно женское кино. Лёгкое, динамичное, немного странное и смешное, о двух подругах, которые делают множество безумных вещей. Но без какой либо пошлости!

29 июля 2006

Комедия Маргаритки появился на телеэкранах в далеком 1966 году, его режиссером является Вера Хитилова. Кто учавствовал в съемках (актерский состав): Ивана Карбанова, Житка Церхова, Марие Цескова, Ирина Мыскова, Марцела Брезинова, Юлиус Альберт, Др. Олдрич Хора, Ян Клусак, Йозеф Коничек, Яромир Вомацка, Вацлав Хохола, V. Mysková, Marcela Brezinová, Miroslava Babúrková, J. Bartos.

В то время как во всем мире собрано 13,692 доллара. Страна производства - Чехословакия. Маргаритки — имеет достойный рейтинг, более 7 баллов из 10, обязательно посмотрите, если еще не успели.
Популярное кино прямо сейчас
2014-2022 © FilmNavi.ru — ваш навигатор в мире кинематографа.