Кто боится Вирджинии Вульф?
Who's Afraid of Virginia Woolf?
7.8
8
1966, драма
США, 2 ч 11 мин
16+

В ролях: Элизабет Тейлор, Ричард Бёртон, Джордж Сигал, Сэнди Деннис, Агнес Флэнеган
и другие
Два часа ночи в Новой Англии. Джордж — подавленный профессор истории, женатый на Марте, распутнице, чей отец является ректором колледжа, где преподает Джордж. После двадцати лет брака их союз постоянно скачет от любви к ненависти. Марта любит сравнивать своего слабого супруга со своим сильным отцом, зная, что это злит её мужа. Накануне вечером они отправились на вечеринку факультета, где познакомились с молодыми сотрудниками Ником и Хани. Ник, преподаватель биологии, считает себя сердцеедом, а Хани, по определению Марты, серая мышка. Супружеская пара постарше приглашает вторую зайти в их комфортабельный дом и выпить по рюмочке на прощанье. Всю ночь напролёт они выпивают, танцуют и играют в психологические «игры».
Дополнительные данные
оригинальное название:

Кто боится Вирджинии Вульф?

английское название:

Who's Afraid of Virginia Woolf?

год: 1966
страна:
США
слоган: «It can now be said: 1. Apart from its widespread critical acclaim, it has provoked more discussion, interest and excitement than any other picture in memory. 2. People want to see it - in unprecedented numbers. In its first engagements it has shattered every record in the history of all theatres involved. 3. It has become a significant and extraordinary entertainment event. It is truly a unique motion picture.»
режиссер:
сценаристы: ,
продюсер:
видеооператор: Хаскелл Уэкслер
композитор:
художники: Ричард Силберт, Ирен Шарафф, Джордж Джеймс Хопкинс
монтаж:
жанр: драма
Поделиться
Финансы
Бюджет: 7500000
Сборы в США: $28 000 000
Мировые сборы: $28 005 040
Дата выхода
Мировая премьера: 21 июня 1966 г.
Дополнительная информация
Возраст: 16+
Длительность: 2 ч 11 мин
Другие фильмы этих жанров
драма

Видео к фильму «Кто боится Вирджинии Вульф?», 1966

Видео: Трейлер (Кто боится Вирджинии Вульф?, 1966) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Трейлер

Постеры фильма «Кто боится Вирджинии Вульф?», 1966

Нажмите на изображение для его увеличения

Отзывы критиков о фильме «Кто боится Вирджинии Вульф?», 1966

Игра «Кто боится Вирджинии Вульф?»

Перед нами игра, которой забавляется пара лет за сорок. Существуют ли те самые гости, которые становятся невольными участниками этого шоу? Они существовали. Они жили лет двадцать назад, когда были еще полны надежд и энтузиазма, когда пристрастие к алкоголю у женщины скорее забавляло, а не ранило. Молодой биолог так же полон надежд, как и Джордж в начале своей карьеры. А Марта уже совсем не похожа на ту забавную глуповатую даму, которая выдает веселые комментарии.

Они не смогли иметь детей или потеряли своего ребенка. Они остались наедине с собой и со своим горем.

Нам показали разновидность той пары, где женщина наслаждается ничтожеством своего мужа. Она переводит на него все неоправданные ожидания. Марта ждала, чтобы Джордж прыгнул выше головы. Она принижала его изо дня в день, сравнивая со своим преуспевшим отцом. Джордж плывет по течению, его энтузиазм давно угас, он настолько врос корнями в само существо Марты, что не представляет иной жизни. Их отношения построены на игре — кто доведет первый? Марта скучает по прежнему, еще не испорченному ей самой Джорджу, именно поэтому она оказывает внимание молодому преподавателю Нику.

Джордж и Марта разрушают друг друга, они играют на нервах и причиняют боль. Игра — насколько далеко мы готовы зайти, на какую жестокость мы еще способны?

27 июня 2020

Игры разума по Олби

Вирджиния — символ сумасшествия, которым страдала романистка. Сойти с ума боятся и герои фильма. Сюжет построен на пограничном состоянии их брака. Супруги ищут причину — почему жизнь не удалась. И устраивают 2-часовой психоанализ… Смешивая вымысел с реальностью, по дедушке Фрейду.

А был ли сын? И так ли важно, застрелил Джордж свою мать или нет! И о себе ли написал в неизданном романе… про убитого отца? Это всего лишь светский трёп. В котором, как бывало и у Теннесси, открывается ужасающая правда.

Но Олби доводит её до абсурда!

Всё начинается с ночной вечеринки. Ник и Хани приходят в гости к Марте, дочке ректора. И Джорджу — её мужу. Возникает ссора, и он стреляет в жену из ружья… Но вместо пули вылетает… зонтик! Прецедент или шутка? Но когда выясняется, что Джордж таким же ружьём убил мать — становится не до шуток.

И как в мозгу безумца, у зрителя вспыхивает мысль: а вдруг всё так и было… Он убил родителей — как пытался Марту?

- И оба раза — несчастный случай, — подтрунивает та.

Подозревая мужа и в убийстве несуществующего сына…

- Этого я тебе не дам, — кричит она, — ты не посмеешь! Даже в мыслях…

Если предположить, что это — не игра. И известие о смерти сына почтальон впрямь принёс! А родители Джорджа им убиты? То лучше сойти с ума — чем с этим жить! Что Марта и пытается, напиваясь до чёртиков. Сам убийца исповедуется в книгах. В убийстве нерождённого ребёнка признается Ханни… До безумия напивается и она!

Безумия герои как раз не страшатся, это — единственный способ выжить. А здравый ум с жизнью не совместим, когда реальность ломает хрупкую человеческую душу.

- Не бойся Вирджинии Вульф, — утешает Джордж в финале.

- А я боюсь… — настаивает Марта.

Боится Вирджинии Вульф тот — кто опасается за свой рассудок!

7 февраля 2018

Одиночество вдвоем. И снова про любовь.

Фильм потряс меня.

Элизабет Тейлор и Ричард Бартон гениальны. Не знаю, их личный, обоюдный совместный опыт семейной жизни или врожденный талант, но сыграно сильно. Браво!

В экранизации показаны безысходность, боль, злость, бешенство и снова безысходность. Все это в каждом движении, взгляде, в каждом дыхании персонажей.

Прочитала пару отзывов. «Институт брака», «распутство», «вынос сора из избы» пишут многие моралисты.. То что увидела я во всем этом хаосе злости и обиды, это боль. Боль одиночества, боль утраты. Утраты не вымышленного сына, ни карьеры, которая могла бы быть, если бы не обстоятельства, ректор-отец и пр. А боль утраты мечты, а вернее, иллюзии. «Подбери за собой осколки!» — кричит Марта своему мужу. Эти осколки, которые нужно подбирать за собой, когда разбиваются иллюзии. Так громко, звонко и так болезненно.

Как часто двое, хоть в браке, но так одиноки? И кто более одинок в этой постановке? Озлобленные друг на друга супруги Марта и Джордж? Или молодые, внешне нормальные и даже кажется, вполне милые Ник и Ханни? Такие выдержанные, внешне приличные люди? Первые, хоть и глубоко удрученные, но свыкшиеся и смирившиеся в своей утрате иллюзий и даже осознанно играющие и сочиняющие все новые и новые игры? Или те, вторые, растящие эти иллюзии прямо на глазах у зрителей внутри себя? Что хуже? Играть осознанно или показательно улыбаться, скрывая правду о себе, о настоящей реальности глубоко внутри до пятого-шестого стакана с выпивкой?

Первые заливают выпивкой боль, горечь и утрату своей возможной прекрасной и счастливой жизни, где муж — наследник престола, новый ректор университета, а рядом зеленоглазый умница-сын с волосами, как золотое руно.. по ходу банкета не уставая вести словесные баталии, обвиняя друг друга в утрате этого возможного счастья, не разбирая, где правда, а где вымысел, стараясь побольнее ужалить друг друга.

Зачем они устроили этот карнавал, это цирк паре незнакомых, вроде приличных людей, которых ненароком занесло в гости среди ночи? В самом начале складывается ощущение, что эту молодую и неопытную пару агнцев просто использовали в своих целях кровожадные и несчастные в своей злости о боли люди. Как будто Ник и Ханна просто жертвы эти людоедов, этих монстров. Так ли это… Так ли милы эти люди на самом деле? Достойны ли они такого неуважения, такого панибратского и потребительского отношения?

Через некоторое время все встает на свои места. Агнцы оказываются вовсе не такими невинными. Они всего лишь на своем пути. Пути лжи и предательства, обмана и хитрости. И в конце этого пути Марта и Джордж. С чего все началось, там и закончится. Все мечты, все планы, все превратится в осколки ненависти, злобы и предательства. Дайте только время.

Но разница между этими парами мне показалась очевидной. Марта и Джордж когда-то любили друг друга. И как могут, как умеют любят друг друга и сейчас. А вот Ник и Ханна в сущности абсолютно чужие и безразличные друг другу люди. Были, остаются и будут всегда.

Так что это фильм о любви. Как это не странно. Через боль, обиды, ненависть и злость. Любовь, которая не всегда прекрасна и нежна. Но все же это любовь.

10 из 10

28 декабря 2017

Deus ex machina

Этот фильм представляет из себя лоскутное черно-белое одеяло. В нем есть стиль, концепция, но целое является лишь объединением пестрых кусочков. «Рассерженные молодые люди» перебрались через Атлантику и приправили свой гнев сахарной сентиментальностью. Смотрите-смотрите, когда пробивается рассвет, оборотни опять превращаются в людей, а гипер-реальность крупных планов предстает лишь элементом сказочной истории. Словно в Финчеровской «Игре» абсурдность, настигающая героев, оказывается артефактом, т. е. придуманной и нарочно созданной. Логичный вопрос, который появляется уже через 15 минут просмотра: «А зачем?», становится риторическим в финале фильма, расшаркиваясь и извиняясь за то, что втянул нас в эту историю. Картина уходит в сторону от проблематики семейных конфликтов, оставляя только наставление: «Так делать нельзя». Достаточно банальное окончание почти что триллерного накала. Как бы вам понравилось, если бы серийный убийца вдруг начал проповедовать нам о морали? Вот таким же притворным кажется и искупление наших героев, по логике театра абсурда превратив их действо в делириум, временное помрачение рассудка, почти что сон. Сон же — это все то же лоскутное одеяло.

Выводить оценку этому фильму невероятно трудно по той причине, что некоторые его части хочется оценить очень высоко, а некоторые наоборот. Лучше рассмотрим повнимательнее лоскуты.

Что удалось в этом фильме? Две звезды — Ричард Бертон и Элизабет Тейлор — в жизни представляли из себя ту самую многострадальную пару, которая и показана нам. Я бы не хотел вникать в их реальные взаимоотношения, но химия хорошо знакомых и уставших друг от друга людей видимо все-таки перенеслась на экран. К тому же соперничество в сюжете удачно подпитывается соперничеством актерского таланта и выписанных чеков. Конечно, фильм это не пьеса, он снимается по кадрам, и актер подчас говорит в пустоту, лицо его оппонента лишь вклеивается на монтаже, но миф об этой паре будет извечно подпитывать ауру данного творения. В противовес им мы видим молодую пару, которая мало того, что большую часть фильма разобщена на экране, но и в те моменты, когда они вместе, между ними словно бы и нет притяжения. Причины этого можно искать в искусственности их брака и их внутренних демонах, но эта пара так и не раскрывает себя на протяжение двух часов, оставаясь бездумными марионетками. Из этого вытекает ответ на вопрос, что же не удалось в фильме? Одна из главных историй, которая возникает в нем, это закольцованная история. Место, в которое прибывают молодые, словно трясина засасывает в унылую размеренную жизнь, которая доводит до состояния исступления своей обыденностью и невзрачностью. «Игры, в которые играют люди» в этом городе проистекают из невозможности в нем получить иным образом эмоциональную разрядку. Они напиваются и начинают отпускать на волю то, что днем угнетается под социальным давлением. Все выходящее наружу ночью, это фантомы запретного, когда прилежным преподавателям нельзя не являть собой идеал благопристойности, когда семейный порядок не может быть волюнтаристски нарушен, ведь на карту поставлена репутация. Чтобы снять с себя эти оковы необходимо выпить спиртного, а дальше выдумать новую жизнь, в которой вы не заштатный лектор, которого каждый вечер третирует жена, когда вы не добропорядочная жена и домохозяйка, а плетущая интриги бестия. Герои пытаются спастись от своей унылой жизни в придуманных альтер-эго, хотя режиссер своим финалом и отходит от этой трактовки. Так вот, эта судьба должна переноситься постепенно и на пару, только недавно прибывшую в город, они должны пройти через этот макабр для того, чтобы принять решение — кем они хотят быть, и смогут ли они сопротивляться среде. Зрителю, наоборот же, предлагается прочувствовать на себе садистскую роль манипулятора, так как главный фокус смещен на взрослую пару, чтобы в конце слегка покаяться за свои проступки. Совершенно иную глубину получил бы сюжет, когда мы бы увидели происходящее глазами молодой пары, тогда порочный круг обыденности превратился в извечный порочный круг, словно бы передающийся эстафетной палочкой дальше, что внушает гораздо больший ужас, чем самодурство от скуки в маленьком городке. Так или иначе, вторая пара героев выглядит бледно, даже их светлые волосы словно бы придают им еще большей блеклости, что уж тут говорить об актерской игре, не считая сцены с колоколом и сцены со слугой, мы не видим ничего в этих персонажах кроме благоговейной реакции на ту чушь, что им вешают на уши.

Что еще удалось в фильме? Две половины лоскутного одеяла — диалоги и мизансцены/операторская работа. Эти две половины работают одинаково хорошо по отдельности, но вместе они только перетягивают на себя зрительское внимание друг с друга. Работы с камерой выполнена филигранно, подчас с применением искажающих перспективу линз, но из-за нее словно бы пропускаешь те нюансы, на которых строится сюжет пьесы. Из маленьких деталей мы получаем фактурный портрет пары среднего возраста, но там, где в театре все 4 актера всегда на виду, тут мы видим крупный план только одного. Потрясающие мизансцены, когда лицо доминирующего персонажа занимает больше экранного пространства, чем вся фигура того, кто этой в сцене подавлен, своей кинематографичностью мешают нам взглянуть вглубь, где тот, на ком нет фокуса, выдает самого себя, не ощущая зрительского внимания. Операторская работа в высшей мере замечательна, диалоги полны намеков, иронии, насмешек вполне в духе салонов с участием реальной Вирджинии Вульф, но вместе эти две составляющие находятся в дисбалансе. Опять же, продолжая мысль, хочется отметить, что режиссеру не совсем удалось. Ему не удалось до конца превратить театральную пьесу в фильм. Как известно, пьесы представляют собой диалоги с ремарками, а еще в них бывает антракт. И в переходе от сцены с колоколами к сцене со слугой чувствуется, что он как раз должен тут быть, но вот антрактов в фильмах не бывает, поэтому наша фантазия не успевает представить себе, что происходило на втором этаже между Мартой и Ником. К тому же появляется некоторая аритмичность картины, из которой словно бы вырезали эти 15 минут антракта, потому что действие пьесы — это действие, происходящее в реальном времени. Пропуск между двумя сценами напоминает нам о том, как искусна выстроена пьеса, что 15 минут антракта действительно соответствовали 15 минутам в спальне, а фильм же словно торопит события, перематывая время вперед.

Социальная драма «молодых рассерженных» оказывается своего рода элегией по ушедшим годам, в двух шагах останавливаясь от статуса претенциозного и громкого, она превращает себя в масс-продукт, в котором бог из машины вдруг дарует разум обезумевшим.

7 из 10

16 декабря 2016

Фильм начинается проблемой с Тэйлор — в первой сцене она рисуется так, что режет глаза, наедине перед мужем «после чёрт знает скольких лет» БРАКА. Николс с этим ничего не сделал.

С приходом гостей её рисовка становится правдой, т. к. появились зрители.

Потом довольно длительное время всё идет хорошо, отличная работа, причём в целом. Увлекает. Иногда проскальзывают совсем неживые фразы, но это мелочь.

С какого то момента, не засекал с какого, фильм начинает катиться под откос. Основная проблема: диалоги-монологи из второсортной литературы, пустые, длинные, вычурные. Своей неестественностью они увечат итак неидеальную актерскую работу. Есть сцена возле кафе или дансинга: в темноте под фонарями Тэйлор и Бартон, сцена длится несколько минут, но кажется вечностью — оба произносят такую чушь, что Бартон начинает как-будто просто читать с листов, которые держат ему перед глазами.

Последние 30…40 минут кажутся часами, ждёшь конца.

Напоследок хочется отметить работу Сэнди Дэннис, хороший образ.

Спустя много лет Полански сделает «Резню», прекрасно справится с актерами, несмотря на гонор некоторых, и покажет хороший урок чувства меры.

P.s. вспомнилась ещё одна работа, схожая единством времени и места, темой семейных драм, мало известная вещь, но уровнем повыше — 1972 г., реж. Элиа Казан, «Гости» («Посетители»).

7 из 10

19 марта 2016

Люди, которые играют в игры

Я не знаю, кино ли это в полном смысле слова. Фильм полностью построен на диалогах, действия как такового нет.

Маленький семейный адок, в котором двое увлеченно играют на вылет. Игра без зрителей не имеет смысла, поэтому в гости приглашены два статиста, молодая семейная пара, перед которыми подробно и последовательно трясут своим бельем эти двое сумасшедших.

И не понятно до конца, какую цель преследуют играющие? Уничтожить друг друга или возрождаться каждый день из руин снова и снова.

Элизабет Тейлор просто великолепна! Какая сила, какое отчаяние и гнев в каждой реплике, в каждом взгляде. Это первый фильм с ней, который я увидела, и ее игра меня потрясла. Она по праву носит звание королевы Голливуда.

10 января 2016

Крайне неприятный фильм! Вдвойне неприятный оттого, что актёры превосходные и играют с накалом страсти и чувств. Ужас один! Два часа четыре человека треплют нервы друг другу, морально издеваются, зло подшучивают и прочий арсенал «психологических драм». Вытряхивают из шкафа скелеты, на которые современный человек смотрит с недоумением и думает: «Ну и что тут такого ужасного? Из-за чего весь сыр-бор-то? А ведь немолодые уже люди, поберегли бы друг друга, а то ведь Кондратий хватит!»

В общем, неприятный и антисемейный фильм. Режиссер, видимо, намеревался «сорвать покровы» с благопристойной брачной жизни. Элизабет Тейлор играет очень пронзительно, мучается, скандалит, рыдает… И сил нет смотреть это, и оторваться не можешь.

30 сентября 2015

Когда-то мне посоветовали этот фильм, назвав его психологическим… и действительно: герои похожи на психопатов, у которых в жизни есть все: дом, сын, деньги, социальный статус, любимая работа, но нет, пожалуй, главного — разума! Весь фильм герои сжирают друг друга, вспоминая прошлые обиды, постоянно друг друга «укалывают» и стебут, втягивают в свои отношения молодую пару (тоже невротическую), складывается ощущение, что они питаются своими больными переживаниями и находить разумное разрешение ситуации попросту боятся.

Профессиональный психолог наверное поставил бы всем диагноз в первые 20 минут фильма и, зевнув, выкл. его… у меня же такого опыта нет, к тому же я надеялась на благоприятную развязку и разрешение их проблем, но к середине от их бессмысленных эмоций у меня разболелась голова… фильм я не досмотрела… Мой вердикт:

2 из 10

28 июля 2015

О, доброй ночи, дорогие гости!

Проходите, проходите. Бросьте свои пальто куда придется, у нас так принято. И налейте себе выпить.

Я, Марта и мой муж Джордж вместе уже сколько? Лет 200? Любим ли мы друг друга? А вы поживите с наше и узнаете. Скука страшная. После бесчисленных боев известны все болевые точки. Уже скучно и неинтересно.

Я крикливая и вульгарная, а Джордж вообще не мужик, не то что мой папочка.

Ну что же вы, давайте выпьем. Кому виски, бренди? Давайте-давайте, дзинь-дзинь, нам не терпится начать наше представление.

Ощущение как после центрифуги. У тебя подкашиваются ноги и тебя тошнит, то ли от психологического ада, то ли от псевдоспиртного. Изощренное препарирование эмоций и чувств друг друга. По кусочку по кусочку, от маленького до большого. Триллер, самый что ни на есть триллер.

Натурально хотелось вылить ведро воды на беснующуюся Марту. Джорджа хотелось просто переехать машиной.

Элизабет Тейлор не просто прекрасна, она отвратительно прекрасна. А когда сквозь дубляж проскакивал ее голос это придавало еще больше реальности персонажу. Вот этот фильм надо смотреть в оригинале. Не отстает от жены, на тот момент, и Ричард Бартон. Потрясающий дуэт. Браво!

3 июля 2015

Тюрьма брака

Это изнурительное зрелище считаю для себя полезным. Благодаря фильму отчётливо поняла, насколько опасны манипуляции, провокации и прочие «ролевые игры». Главные персонажи — супруги с внушительным стажем. Они когда-то начали «за здравие», а продолжили соревнованием «кто кого больней ткнёт», и без этой психологической игры жить уже не могут. Они предельно жестоки друг к другу, так как начинать с «чистого листа» с кем-то другим — поздновато, годы не те.

Для желающих вступить в брак фильм может стать предостережением, для убеждённых холостяков — галочкой в поддержку статуса.

Мне персонажи близки, со всеми их мистификациями, недоговоренностями, стремлением пустить пыль в глаза и поработать на публику, соскучившись в тиши кулис. Близки как человеку, который пробовал силы в подобной игре, и потерял всё своё войско ещё на подступе. А эти, в исполнении Лиз Тейлор и Ричарда Бартона, продолжили. Забавный момент, когда жена выговаривает мужу, как рассчитывала на его быстрый карьерный рост в начале замужества. Мне стало понятно, кто из супругов начал эту «увлекательную игру», и с кем потом пришлось поменяться ролями.

Может, распри в семье бездетных интеллигентов не покажутся на первый взгляд сюжетом, достойным внимания. Но фильм посмотреть советую — каждый что-то для себя найдёт. Для этого он достаточно глубокий.

P.S. отличное дополнение к «Вирджинии Вулф» — авангардная «Пустота» реж. Винченцо Натали.

29 мая 2015

В жизни любого человека может произойти неприятный эпизод, который он старательно пытается забыть или, в крайнем случае, изменить, что ни у кого даже не возникло подозрений. Пытаясь изменить правду, человек запускает игру, правила которой создаются на ходу. Важно соблюсти каждую деталь, в противном случае всё рухнет, и истина откроется. Похожая идея была заложена в основу сюжета психоделической трагикомедии «Кто боится Вирджинии Вульф?».

Синопсис Поздний субботний вечер. Профессор истории Джордж возвращается вместе со своей распутной женой Мартой с корпоративной вечеринки, еженедельно устраиваемой ректором, являющимся отцом Марты. Герои приглашают к себе на стаканчик молодую пару Ника и Хани. Хозяева и гости начинают вместе пить, веселиться, скандалить, не предполагая, как эта ночь повлияет на их жизни.

Игра актеров Было бы удивительно и в то же время здорово, если бы каждый из актеров получил премию Оскар, поскольку роли исполненные в фильме были настолько потрясающими, что ни найдется слов, чтобы передать, насколько поразительным показался талант исполнителей. Прежде всего, конечно, хотелось бы выделить Ричарда Бёртона, исполнившего роль Джорджа, профессора истории и подавленного своей коварной женой мужа, который мечтает всадить Марте пулю в голову. Великолепно сыгранная роль Марты досталась несравненной Элизабет Тэйлор, воплотившей образ вульгарной и избалованной женщины, которая всю жизнь привыкла управлять мужчинами и поэтому не потерпит, чтобы хотя бы одна мужская особь посмела ей перечить. Джордж Сигал сыграл Ника, молодого и амбициозного преподавателя биологии, который не любит свою жену, хотя вынужден с ней поддерживать отношения. Хани сыграла Сэнди Деннис, исполнившая роль, на первый взгляд, тихой серой мышки, которая оказывается коварной особой, которая ради мужа Ника, готова убить в себе тысячи человеческих жизней, если кто понимает, о чем я.

Режиссура Первая работа Майка Николса стала для него успешным билетом в Голливуд, где он завоевал популярность и уважение, как талантливый кинорежиссёр. Самое главное. что стоит отметить в режиссуре «Кто боится Вирджинии Вульф?», то, как режиисер ставит акценты на личности человека, на ее поведении. Главные герои — это не просто люди, а собирательные образы человеческих пороков, которые одновременно столкнулись друг с другом в одну ночь. Конечно, картина получилась крайне психоделической, и думаю, зритель будет еще долго отходить от увиденного, чтобы понять, а что он только что увидел. Однако именно эта загадка и стала залогом успеха, который держится до сих пор.

Сценарий Сразу видно, что фильм поставлен по театральной пьесе, потому что структура сюжета, развитие действия, смена обстановки или персонажей сразу же напоминают какой-то спектакль. Фильм по сути дела состоит из целой плеяды диалогов и монологов, в которой каждый из героев раскрывается перед зрителем все больше и больше. Однако на всём протяжении фильма зритель понимает, что в сюжете что-то не так, что чего-то не хватает. Это и оказывается главной интригой, которая раскрывается в самом конце, но которую зритель наверняка поймет только спустя несколько часов, после надписи «Конец фильма».

Итог Могу с полной уверенностью сказать, что «Кто боится Вирджинии Вульф?» очень мощная картина, которая просто притягивает своей стилистикой, своим заковыристым сюжетом, своей великолепной игрой актеров, поэтому без лишних слов, просто настоятельно порекомендую картину к просмотру.

10 из 10

5 февраля 2015

Глубокой ночью…

«Кто боится Вирджинии Вульф?» — американская драма 1966 года режиссера Майка Николса. Эта драма получилась фильмом на все времена, сильной, волнующий, психологической историей, снятой атмосферно и таинственно. Кино смотрится с интересом, и от экрана невозможно оторваться. Эта драма реалистична и эмоциональна, и режиссер шикарно раскрыл все грани ее истории и «скелетов в шкафу».

Мы видим глубокую, глубокую ночь и супружескую пару, которая поздно ночью ждет гостей. Он — профессор кафедры истории, она — дочь ректора колледжа. Мы видим их стычки и издевательства, провокации друг на другом, но в них есть некий подтекст, и он заключается в том, что у героев был сын, а теперь его уже нет. Незваные гости попадают в настоящий ураган страстей человеческих и психологические игры этой непростой семьи, которая глубоко за маской прячет свое страшной горе…

Как же восхитительно сыграла свою роль в этой драме Элизабет Тейлор. Она прям полюбила свою роль всей своей сущность и вложилась в нее на все сто процентов. Тейлор сыграла просто шикарно, и смотреть на ее чистую игру в этом фильме — одно сплошное удовольствие. Элизабет Тейлор красивая женщина и замечательная, американская актриса. Для меня она всегда будет одной из самых лучших жемчужен Голливуда. Второй Оскар за лучшую женскую роль она получила в этой драме заслуженно. Ричард Бёртон тоже сильный и интересный, талантливый актер. Он тоже сыграл чисто и правдоподобно в этой драме и составил Тейлор просто шикарный, эмоциональный дуэт. Кино это определенно имеет кинематографическую ценность и свою значимость, любой киноман будет от данной картины восторге. «Кто боится Вирджинии Вульф?» — драма, снятая эмоции на эмоции, и это кино намного глубже, чем кажется на первый взгляд. Посмотрите данный фильм и прочувствуйте силу напряжения талантливых актеров.

Приятного просмотра!

9 из 10

15 августа 2014

Вой

В фильмах Майка Николса может не быть завязки, но обязательно есть экспозиция, визуальное «вступление». Если «Выпускник» первыми кадрами показывает, что действие будет главным образом проходить в усталых глазах Дастина Хоффмана, а «Уловка-22» многозначительно встречает военный закат над Альпами, то в случае «Кто боится Вирджинии Вульф?» все даже очевидней. Два часа ночи, бледная луна проливается на благополучный квартал. Пьяненькая Элизабет Тэйлор и серьезный Ричард Бертон идут порознь, и если и общаются, то только чтобы попрактиковать друг на друге жесткие сарказмовые бомбардировки. Они — муж и жена, и Сатана здесь замешан однозначно. В их пыльном профессорском доме ироничные баталии продолжатся: шутка дня — заменить Серого Волка из песенки трех Поросят на имя писательницы-модернистки. Интеллигенция, что с них взять. Скоро нагрянут вполне званые гости, пока молодые, неопытные; напряжение, несмотря на шуточки, станет нарастать, а к тихо дремлющему за домом Дьяволу присоединится по-винтажному сонный, но все столь же жестокий, Бог (словесной) Резни.

И автор «Вирджинии Вульф» (видный мастер «театра абсурда» Эдвард Олби), и режиссер ее экранизации, оба успешно повылетали из своих университетов где-то в районе пятидесятых, бросили затею высшего образования в принципе и со своих первых работ начали масштабную грустно-сатирическую деятельность в сторону той социальной прослойки, что именуется интеллигенцией. Олби — мастер диалога, а Николс — режиссерских наставлений. С одной стороны — остроумные пьяные ссоры с дарвинистскими веселостями, а с другой — визуальные преображения: Элизабет Тэйлор ужасна, когда пьяна, а красавец Ричард Бертон, надевая ныне винтажные очки, превращается в человека в футляре с невыразительным лицом и добавляет себе с десяток лет. «Кто боится Вирджинии Вульф?» — фильм очень четко расставляющий приоритеты и использующий нужные кинематографические аксессуары. Верный со-автор и творческий партнер Николса Элейн Мэй однажды сказала, что, если вы — автор и хотите, чтобы ваш сценарий был экранизирован с чувством и знанием, отдать его Майку — лучшее возможное решение. Ведь у него каждый ботинок, находящийся в кадре, работает на авторскую идею.

Стоит, к тому же, сказать, что в «Вирджинии Вульф» помимо николсовских ботинок, есть еще вполне буквальные чеховские ружья, неоклассические теннесси-уильямсовские истерики и даже молитвы на латыни. Однако это кино уместнее будет назвать фильмом, смотрящим исключительно вперед, чем оглядывающимся назад. И пьеса, и ее экранизация — это грамотная провокация, достаточно тонкая, чтобы не быть нарочитой и отталкивающей, но и достаточно эпатажная, чтобы привлекать тогдашнее внимание и вызывать отторжение у пуританского общества послевоенной Америки. Университетскую интеллигенцию неслабо воротило от столь изобличающего изображения их жизни: вроде как счастливой и семейной, но в которой для обнажения реальности стоило лишь сдуть верхний слой как бы библиотечной пыли. Вдобавок, «Кто боится Вирджинии Вульф» — это одно из классовых зеркал сексуальной революции, которую очень легко изобразить, говоря о раскованной молодежи, но уже сложнее, говоря о среднем классе средних лет. Тэйлор расхаживает по дому в обтягивающих коротких брюках и декольтированной кофточке, совращает молоденького профессора, а с экрана, тем временем, сыплются слова, неприличные лишь слегка, но уже в достаточной степени, чтобы театралы шестидесятых встрепенулись и, возможно, даже брезгливо поморщились.

Вообще, «Кто боится Вирджинии Вульф?», несмотря на почти все возможные голливудские признания, — это кино, оставшееся все-таки слегка недооцененным в мировом масштабе. Майк Николс — в прошлом режиссер театральный — знакомит массы с психологизмом посредством динамичной камеры, со съемкой езды в машине, о Боже, не в анфас (!), а также с тем, что на каждый условный акт фильма может приходиться хотя бы по одному культовому кадру. Он продолжит свое дело в уже упомянутом «Выпускнике», где планы будут выбираться еще более любовно, а социотипы из «Вирджинии Вульф» получат свое развитие (ведь Марта-Тейлор — это точь-в-точь скучающая миссис Робинсон!). Недооценена тонкая игра Бертона и недооценена инфернальность, даже не метафоричная, заглавного джингла фильма. Сложно было хотя бы в страшном сне подумать, что по-остеновски изящная Вирджиния Вульф может стать фигурой столь же ужасающей как гиперболизированный серый волк для бедных поросят.

После «Кто боится Вирджинии Вульф?» вполне нормальны легкое головокружение и темнота в глазах — если не настоящие, то образные точно — как и после любой бессонной ночи с алкоголем, танцами, застольными играми, а здесь еще и с семейной драмой, одной из самых странных смертей в истории новой драматургии и сногсшибательным катарсисом. Старая, полная луна закатится за благополучный квартал, Дьявол с первыми петухами отряхнется и уйдет, и солнце отмерит начало новой эры для героев и общества. Университетская версия Варфоломеевской ночи подойдет к концу, и тогда уже можно будет пойти поспать, как будто ничего не произошло. Мало кто до этого так цинично разбирал скучную умственную элиту, привлекая к этому несвойственную ей силу эмоции. Главная мысль изысканий Олби и Николса в том, что интеллигенция — это единственный социальный класс, который, даже будучи в расцвете, умудряется все равно пребывать в декадансе. Ведь если постоянно перемножать мучительную рефлексию, амбиции и алкоголь, глупо ожидать, что от перестановки множителей что-нибудь когда-нибудь изменится.

30 марта 2014

Театр двоих

По сути, перед нами пара (Марта-Тейлор и Джордж-Бёртон) у которой, в силу обстоятельств не получилось родить ребенка. Данная пара была лишена как положительных, так и отрицательных эмоций, связанных с воспитанием (гибелью) ребенка. С течением времени, когда интимные страсти поутихли, у них образовался духовный вакуум.

В доме только они двое, все давно переговорено, определено. Каждый досконально знает другого. В рутине дней накапливается стресс, вызванный душевной пустотой. Чтобы как-то осмысленно существовать дальше, им требуется как-то заполнить этот вакуум — постараться испытать хотя бы подобие эмоций, которых они были лишены. Единственным выходом для них является играть эти эмоции, эмоции связанные с гибелью воображаемого ребенка. По-моему, в фильме совершенно не важны слова, диалоги — не стоит там искать какого-то смысла. Эта пара занимается психологической камасутрой — они импровизируют по ходу дела. Тут гораздо важнее — тембр диалогов, их эмоциональный накал. И именно этот высокий накал их диалогов показывает, что они еще любят (и понимают!) друг друга.

Думается, что в следующий раз (как и в предыдущий) они будут выдумывать что-то новое — это может быть девочка, или сразу 2 девочки (близнецы) и причина их гибели будет совершенно новая. Так что, пара играет свой спектакль, играет для себя. Ключевая сцена утром — даже не слова, а жест — когда они крепко жмут друг другу руки — знак взаимной поддержки, утешения, знак того, что оценивают эту игру друг друга, если угодно. Что-то изменить в своей жизни (в плане рождения ребенка) уже поздно. Никто другой — ни другая женщина (мужчина) и близко не поймет Джорджа (Марту) (Бертона и Тейлор), не обеспечит уровень того психологического комфорта, той моральной поддержки, которую они дают друг другу в конце этого шоу. И это — их тайна, их секрет. Кто может судить их?

10 из 10

1 января 2014

Шедевр!

Замечательный драматург Эдвард Олби написал пьесу. Не менее талантливый режиссёр Майк Николс снял фильм по этой пьесе, пригласив на главные роли актёров, которые уже были знаменитыми: Элизабет Тейлор и Ричард Бёртон. Оставался только один вопрос: подтвердят ли они своё реноме или будут почивать на лаврах. Ответ естественно пришёл, когда кино вышло на экраны. Для меня этот фильм гораздо более значимее, чем культовая «Клеопатра».

Прежде всего это камерная драма, тот жанр, который мне очень нравится. Ну, а когда задействованы такие атланты, как Тейлор и Бёртон, фильм не может быть плохим по определению. История Марты и Джорджа очень символична, поскольку и в прошлом и в настоящем и в будущем, отношения между мужем и женой всегда будут актуальны и востребованы до широкой публики, ведь те моменты и ситуации, о которых рассуждают главные герои, это наши с вами моменты, наша с вами жизнь, реальная и без прикрас.

Марта и Джордж не могут существовать без некоей игры, в которой нет места жалости и пощаде. Заводила Марта. Она кого хочешь заведёт и доведёт до белого каления. Казалось бы такой спокойный и флегматичный Джордж и тот подпадает под этот вихрь и ураган и также, как его супруга срывается с катушек. Они подкалывают друг друга, они подначивают и провоцируют, они ухитряются и ухищряются в этой своей игре. В ней нет места милосердию и состраданию, а вот алкоголю здесь завсегда рады, ведь он является трамплином, чтобы погрузить мужа и жену в пучину выяснения отношений.

Что же происходит, когда к ним присоединяется молодая семейная пара ? Жесть ?Да, по другому и не назовёшь. Они отрываются по полной, только это не комедия, а драма о людях и судьбах. Пафосно ?Возможно. Марта беспредельщица, марта-золотая ручка. Такие вот термины мне приходят на ум, глядя на Элизабет Тейлор в фильме «Кто боится Вирджинии Вульф ?». Но от этого беспредела глаз не оторвёшь.

Как же здорово они вложились в этот фильм. Оба. Но Элизабет Тейлор это торнадо, цунами и в тоже время лёгкий штиль. Её штормит, как Моби Дика, а ей всё нипочём. А Ричард Бёртон ? Не случайно из всех своих мужей именно его она любила больше других и считала настоящим мужиком. И это безусловная правда!

Такой фильм не забывается!Ощущения при и после просмотра невероятные!!!

10 из 10

10 декабря 2013

В какой семье не бывает ссор?

Даже не душе, а мясорвущее двухчасовое действо по гениальной пьесе Олби, разыгранное мастадонтами сцены и кино — Лиз Тейлор (Марта), Ричардом Бартоном (Джордж), и парой молодых тогда, но очень талантливых Сэнди Дэннис и Джорджем Сигалом.

Тейлор в роли опустившейся, жутко вульгарной, полной ненависти и любви к мужу женщины, которая «играет» в игры, от которых волосы встают дыбом — великолепна. Порой создавалось абсолютно яркое ощущение, что все слова ярости и гнева она обращает не к Джорджу, а Ричарду, своему мужу, которого она то бросала, то снова умоляла принять. Эти двое настолько заполнили пространство электричеством, что казалось что еще чуть, и от их диалогов лопнет дисплей.

Мне очень понравилась Сэнди Дэннис в роли глуповатой и полной комплексов Ханни. Она и ее слабак муж, попавшись в сети двух зверей, запертых в клетке одиночества и ненависти, были почти буквально растерзаны на части, унижены, оскорблены, но и в тоже время им выпал шанс посмотреть на себя «в зеркало» и увидеть себя через 20 лет, уже в роли Марты и Джорджа.

Два часа душевного стриптиза, где нет намека на порядочность, уважение, тормоза.

Зрелище, к которому надо быть готовым.

10 из 10

13 октября 2013

Не так страшен чёрт…

Посвящённая кризису традиционных семейных ценностей, скандально известная экранизация пьесы Эдварда Олби более не производит впечатление шокирующего откровения, с течением лет утратила притягательность сатирической иллюстрации института брака, довольно долго находящегося в тени навязчивой тенденциозности американского кинематографа, но стараниями популярного драматурга впервые увенчанного бременем отрицательных сторон; предлагает современному зрителю очевидные и доступные его сознанию истины. Особенно подверженный мечтам о домашней идиллии, среднестатистический американец оказался потрясён некогда запрещённой цензурными ограничениями правдой супружеских отношений, обеспечил нарочито вызывающей ленте громкий успех и несколько наград академии киноискусств, как правило, всё более опровергаемое годами достоинство.

Гротескный реализм изображения семейной анархии находит своё подтверждение в провокационном, выходящем за рамки приличия поведении персонажей, абсурдных ситуациях и словесном поединке брачной четы, указывающих на роковую разобщённость связанных узами долга людей, позволяет режиссёру выразить сочетание как трагического, так и комического в их напускном благополучии, описать со всей полнотой и проницательностью человеческие пороки и недостатки. Сопровождаемые ненормативной лексикой язвительные споры, безнравственные поступки героев фильма не только смутили американскую публику идейной образностью воссозданной действительности, предали сомнению непоколебимость супружеского счастья, но и стали предпосылкой падения голливудской системы самоцензуры, притеснявшей творчество отечественных режиссёров.

В истории кино ещё не было случаев, когда с экрана звучало бы слово «пед***ст», запрет на высмеивание святости брака наконец был нарушен, всё же постулаты пресловутого кодекса Хейса воспрепятствовали подробному изложению текста пьесы, а именно обязали Николса исключить из адаптированного им сценария показательную сцену прелюбодеяния вульгарной Марты, как для тех лет, имеющую слишком ярко выраженный эротический окрас, но, что самое прискорбное, непременно позволившей бы незнакомому с драматургией первоисточника зрителю составить наиболее верное представление об антагонизме семейных отношений супругов, степени непримиримости обозначенного конфликта, как парадокс, сплотившего персонажей фильма нелепым притворством и самоуверенным презрением, верой в необходимость спасения бессмысленного прошлого.

Состоящая преимущественно из незамысловатых бытовых диалогов, порой подлежащих неоднозначной трактовке признаний главных героев, пьеса Олби претерпела значительных сокращений, благодаря творческой организации режиссёром сценического действия, не ввергает зрителя в однообразие публичных ссор, обнаруживает скрытые пружины и внутренние закономерности описанной агонии совместной жизни в строго заданном композиционном ритме. Николс не позволяет случится статичной мизансцене, пользуется театральным опытом, дабы выстроить крайне динамичный событийный ряд, тем не менее, литературный оригинал не позволяет ему в полной мере проявить свои профессиональные способности, развернуться образно-художественному мышлению, даёт полную свободу самовыражения лишь актёрскому составу, особняком в коем держится потрясающая Элизабет Тейлор.

11 августа 2013

Всколыхнув ханжеские семейные ценности Америки образца 60-х, пьеса Эдварда Олби «Кто боится Вирджинии Вульф?» с легкой руки Майкла Николса шагнула на экран, где произвела еще больший фурор шокирующей демонстрацией реалий брачного союза со сроком. Факт участия Элизабет Тейлор и Ричарда Бертона, на тот момент уже снискавших широкую популярность, только подлил масла в огонь в заведомо скандальную экранизацию.

Марта и Джордж, семейная пара средних лет, ежедневно «танцующая» на пепелище своего давно умершего брака, и заливающая это действо немыслимым количеством алкоголя. Джордж — профессор истории в колледже, ректором которого является отец Марты — дамы с неопределенным родом занятий, сделавшей выпивку своей основной работой. Джордж старается не отставать от супруги, однако, если для Марты алкоголь это уже часть образа, то для Джорджа бренди и виски скорее служат топливом для словесных перепалок с женой, которые вспыхивают на каждом шагу. Марта, представляющая собой классический пример женщины с истерическим типом личности, неустанно демонстрирует свое презрение по отношению к мужу, который «должен был стать кем-то, а стал никем». В один из вечеров традиционного выяснения отношений, в доме супругов появляются гости — молодая пара Ник и Кони, которым предстоит серьезное испытание в виде наглядной демонстрации их будущей семейной жизни, поскольку брак Марты и Джорджа — это футуристический прогноз истории Ника и Кони. Разница лишь в том, что любовь между Мартой и Джорджем все-таки была, а между молодыми людьми лишь ее иллюзия.

«Кто боится Вирджинии Вульф?» — это эталонная классика жанра и образец золотой эпохи голливудского кинематографа, тщательно выписанные диалоги и монологи, достойные цитирования, высококлассная драматургия и блистательные актеры, которые играют, как дышат.

1 июля 2013

Переломный момент в истории американского кинематографа

Фильм «Кто боится Вирджинии Вульф?» уникален. Это первая массовая картина, в которой поднимаются острые социальные проблемы, появляется жесткая, но нормативная лексика, создается эффект «двойного дна». Именно этот фильм открыл дорогу всем авторским, остросоциальным фильмам, в которых главное — эмоции героев и их психология.

Фильм «Кто боится Вирджинии Вульф?» в свое время стал потрясением для всей Америки и навсегда изменил представление многих о роли и смысле кинематографа. Давайте выясним причины этого ошеломляющего впечатления.

Первое, что стоит отметить — это название, фразу, красной нитью проходящую через весь фильм. «Кто боится Вирджинии Вульф?» — этот странный вопрос в фильме превращается в некоторый обобщающий образ всех страхов и проблем главных героев фильма, грехов, от которых они всячески отгораживаются, пытаются вычеркнуть из своей памяти, но которые они не в силах скрыть во время «пьяной» откровенной беседы.

Второе, на что стоит обратить внимание — это актерский коллектив, состоящий только из четырех человек: Элизабет Тейлор в роли распутной Марты, Ричарда Бёртона, играющего Джорджа, мужа Марты профессора-историка, а также Джорджа Сигала и Сэнди Деннис, изображающих супружескую пару, приглашенную выпить по рюмочке.

Игра всех актеров безупречна. Это даже не игра — это проживание жизни персонажей. Мы верим, что это не просто великолепные актеры, а реально живущие супружеские пары и нам показан лишь один вечер из их жизни. Но по этому вечеру можно судить об их нелегком прошлом и о полном проблем будущем.

Обобщим: четыре персонажа, двенадцать диалогов, несколько споров, «игры», откровенные беседы, и множество социальных и психологических проблем, страхов, которые давят на героев и заставляют совершать ужасные поступки.

Третий аспект, который привлекает внимание — режиссерская работа. Этот фильм — дебютная картина Майка Николса, который в последующие годы снимет не один десяток ярких картин. Удивительно, как мог молодой режиссер-дебютант снять такое осмысленный уникальный фильм, впоследствии номинированный на 13 Оскаров!

Майк Николс придает фильму особый шарм и необычность благодаря сведению до минимального количества декораций и движения. Мы видим лишь статичное изображение добротного захламленного особняка. Единственное передвижение героев — это выезд в бар, в котором и происходит кульминация событий. В итоге устанавливается явная зависимость между психическим состоянием героев и обстановкой, в которой они находятся.

Ну и четвертое и самое, по моему мнению, главное и впечатляющее в фильме — это финал, в котором открываются все секреты, а проблемы встают ребром. И решение всех этих проблем, главный итог фильма — во всеобщем утвердительном ответе на символический вопрос: «Кто боится Вирджинии Вульф?».

Подводя итог, отмечу актуальность этой ленты и в наши дни: проблемы, поднятые в фильме существуют и сегодня. Быть может, просмотр этого фильма поможет кому-нибудь избежать ошибок в их разрешении.

Я рекомендую этот фильм к просмотру всем людям, любящим реалистичные психологические картины, желающим посмотреть на гениальную актерскую игру и стать свидетелем переломного момента в истории американского кинематографа.

Этот фильм в свое время сломал полувековые устои кинематографии и заслуживает наивысшей оценки -

10 из 10

31 января 2012

Типопсихологические замечания

Кто боится Вирджинии Вульф?

(типопсихологические замечания)

Абсолютный must have, оксфордская классика. По накалу страстей несколько напоминает «Двенадцать разгневанных мужчин». Психологическая камера (та, которой не замечаешь) и прон6икновенная музыка довершают впечатление.

Пьеса (и кино) психологически неоднородны: перед нами две модели любовных отношений.

В первой части героиня (психотип образа ENFJ, Наставник) является «начальником-кнутом» («ревизные» интертипные отношения) для героя (психотип INTP, Критик), отсюда это садо-мазо, которое он с удовольствием выносит. Но происходящее «нечто» (по мысли автора) «будит в герое зверя» и начинается второй акт, где роли меняются. Но, к сожалению, точнее, к счастью, так в жизни не бывает. Эти отношения («ревизные») асимметричные и работают всегда только в одну сторону — сверху вниз.

В итоге мы видим совершенно другую картину, которой мы верим гораздо больше, потому что она соответствует психологии и отношениям самих исполнителей. Ричард Бёртон (психотип ENFJ, Наставник) действительно был «начальником-пряником» для Элизабет Тейлор (психотип ESFP, Политик) в этих отношениях. И здесь мы видим эту семью в настоящем стеклянном доме — всё так и было. А для тех, кому трудно в это поверить, советуем почитать воспоминания о Пырьеве (который тоже был Наставником), правда, жены-Политика ему не досталось. Но у нас есть примеры таких пар в театре и шоу-бизнесе: Анатолий (первый муж, Наставник) и Татьяна (Политик) Васильевы; Лолита Милявская (Наставник) и Александр Цекало (Политик), жаль, что воспоминания об этих парах пока на уровне светских сплетен.

Идеальная модель таких отношений, конечно же, в «Укрощении строптивой» Ф. Дзефирелли. Но, обратите внимание, они все разводятся, не выдерживая эмоционального накала.

8 из 10

10 января 2012

Муж и жена — одна сатана

Хотя, мне кажется, ни Олби, ни Николс не вкладывали в пьесу и фильм таких моральных посылов как «Не надирайся до потери пульса» и «Не рассказывай о себе лишнего малознакомым людям» — фильм получился одной из самых лучших иллюстраций к этим простым истинам.

Практически все произошедшее произошло именно потому, что герои неконтролируемо напились в компании фактически чужих людей. С одной стороны, если бы они не были «накушамшись», их внутренние проблемы никуда не делись бы, просто остались бы скрыты от посторонних глаз… но с другой — а стало им легче оттого, что они устроили этот моральный стриптиз вчетвером? По-моему, стало только хуже.

Но, естественно, тогда в моде было вскрытие неприглядных сторон семейной жизни, и «Кто боится Вирджинии Вулф?» — именно об этом. Кстати, сама Вирджиния Вулф тут совершенно не при чем. Упоминание ее имени — обычная шутка по созвучию.

Чем-то Олби напомнил мне Теннесси. Та же тонкость, чувственность, при явственно скептическом отношении к возможности существования счастливого брака (конечно, не очень хочется спекулировать на тему личной жизни авторов, но… что-то я подозреваю, что без личной позиции тут не обошлось). Что-то общее в манере подавать материал. Женские образы схожи: Марта весьма напоминает Мэгги-Кошку, обе сильные, любящие эпатаж и весьма «замороченные» на детском вопросе.

Ни семейная, ни детская тема меня особенно не интересуют, но зато меня очень интересует тонкость актерской игры. Добрые три четверти фильма все нюансы эмоций всех четверых участников драмы — в центре внимания. Отличная работа и актеров, и режиссера. Одно наслаждение смотреть на этот сложный, запутанный конфликт четырех несчастных людей. Пожалуй, игра Сигала даже получше будет, чем Бертона — Ник, в отличие от Джорджа, обычный, нормальный человек, а это сложнее сыграть. И дуэт с Тейлор у него более яркий, они «спеваются» с первого же момента их встречи. Хотя я ни в коей мере не хочу принизить игру Бертона, он тоже хорош, просто играет слишком эксцентричного типа. Да и Деннис провела свою партию как по нотам — просто роль вздорной дурочки еще никого не красила.

Правда, вокруг загадки о сыне напустили слишком много тумана. При том, что верная догадка приходит практически сразу, весь фильм эту тему все нагнетают, нагнетают, и уже хочется сказать: «хватит трепаться, что там с сыном-то?!» — а когда ответ на загадку дается, причем в максимально туманной же формулировке, разочаровываешься, мол, ну, я так и думала, а чего лишний огород-то городили…

Впрочем, не менее ярко фильм иллюстрирует еще одну народную истину: «муж и жена — одна сатана». Хотя сначала кажется, что Марта и Джордж вот-вот пристукнут друг друга, понемногу понимаешь, что игра у них — командная. Они остаются вместе уж явно не от безысходности. Да, их отношения — фантасмагория взаимных унижений и скандалов, но это их общая игра, так они вместе боятся «большого злого волка» и вместе ему противостоят.

Так что осторожнее будьте, посещая пару, прожившую вместе достаточно долго… и не пейте слишком много.

15 ноября 2011

Драма в алкогольных тонах

Данное кино «соткано» из эмоций и чувств.

Сюжет в двух словах: ужасающие последствия всех возможных супружеских ошибок на фоне смены поколений. Единственный светлый лучик — это невероятно живучая, неубиваемая любовь главных героев.

Непреходящая ценность фильма — актерская игра. Наверняка, по нему учатся студенты киноинститутов. Но, вряд ли, многим удастся изобразить подобное. Р. Бертон и Э. Тейлор солируют, а Дж. Сигал и С. Деннис с не меньшим мастерством создают потрясающий фон.

Вернусь к эмоциям. Они с экрана «летят» в зрителя, настолько яркие, что не хочется вдумываться в слова. Теряется прелесть восприятия. Слова здесь — вспомогательный материал. Тем более, для современного, более жесткого, или более ленивого, зрителя воздействие «с экрана» должно быть более сильным (эффекты подавай!). Так вот этот «старый-престарый» и «дешевый» фильм силами почти двух артистов ошеломляет зрителя почище новенького блокбастера.

Эмоции почти бессознательны и кратковременны, а чувства продолжительны и весьма устойчивы. И у нас появляются новые яркие чувства и мысли, и — спасибо «„Вирджинии Вулф“».

Уж, если «чтить традиции» рецензентов, надо сказать и об операторской работе. Великолепно! Это гигантский фотоальбом портретов героев. И нет ни одного одинакового или чуть похожего. Чего стоят, хотя бы, улыбка глазами при полной неподвижности лица Бертона, или плевок Элизабет Тейлор (более шикарного нигде не видела).

«Браво!» гениальной голливудской паре. Слава старой актерской школе!

Это не фильм, это — бесценный музейный экспонат.

10 из 10

16 января 2011

В фильме два плана, которые проступают по ходу действия один за другим. Явный план, вступающий первым, это отношения в семье 50-летних Марты и Джорджа. Отношения почти шокирующие. Ненависть, яд, язвительность, ирония, умение унизить супруга и выпотрошить все его болезненные места души выводят фильм на уровень хоррора. Т. е. от какого-нибудь «Чужого» пожирающего человечину не так противно и страшно как от этих диалогов. Первые полчаса этот фильм и смотрится как тягучий, тяжёлый, ядовитый сироп из человеческих отношений. Второй план проступает медленно и начинается с появления в кадре молодой супружеской четы Хани и Ника: она глупа, он молод и карьерно дезориентирован. Всё больше проступают детали обоих браков.

В этих деталях вдруг возникают неожиданные особенности. Оказывается, что Марта никогда и ни с кем не была так счастлива, как с Джорожем, что была в него безумно влюблена. Что где-то раз в месяц она делает попытки наладить отношения. Что Джордж ответил на влюблённость Марты скорее по карьерным соображениям, обманув себя что любит. И что Ник тоже в общем-то женился по карьерным соображениям и также себя обманул. Т. е. проступают черты обыкновенности судьбы. Более того, судьба Марты и Джорджа начинает повторяться в судьбе Ника и Хани.

Если, вступая в первый план вы, ужасаясь, еще готовы говорить «со мной так не будет», «эти отношения настолько чудовищны, что так не бывает», «это искусственно обострённые проблемы, которые возникли именно в этой паре». То вступление второго плана эту возможность вам закрывает. Хотите вы или нет вам прямым языком, жёстко и грубо говорят, что это может быть и твоя семья. Получается не «да так бывает» а «да так вполне может быть и с тобой». Отвращение от фильма уходит, но появляется что-то новое — настороженность, наверное.

14 января 2011

Они просто выпустили свое остроумие на прогулку

Кому будет интересно смотреть два часа на пустую семейную ругань, которая не имеет никакого смысла? Как сложно таким сюжетом заманить зрителя на просмотр и впоследствии удержать до конца… В 66-м году это получилось, в первую очередь, только благодаря скандальной, в реальной жизни, паре — Элизабет Тейлор (Марта) и Ричарда Бертона (Джордж).

Они просто выпустили свое остроумие на прогулку, а чтобы было интереснее играть, пригласили молодую и неокрепшую пару, которая служила бы очередной декорацией для их коллизии. Постепенно, рюмка за рюмкой, герои всё больше погружались в эту пьяную ночь, которая снимала маски и разрушала семейные иллюзии. Герои Тейлор и Бертона показывают, что их многолетний брак — это самый настоящий ад, от которого хотелось бы избавиться, да вот что-то останавливает, любовь наверное. А молодая пара — это прошлое Марты и Джорджа. Семья изначально строящаяся на проблемах и обмане в будущем будет устраивать такие же игры ненависти.

Этот фильм на самом деле комедия, хорошо замаскированная под семейную драму. «Кто боится Вирджинии Вульф» высмеивает тех, кто предпочитает на публике выставлять себя счастливой парой, а оставаясь наедине дают волю своей ненависти, тем самым отравляя жизнь друг другу. Поэтому у этого круга зрителей работа Николса вызвала негативную реакцию.

Каждый кадр в фильме запоминается, если каждую картинку запечатлеть в виде фото, то можно спокойно проводить фотовыставку. Это я и называю хорошей операторской работой, когда кадр передает быт и характеры героев.

Советую всем посмотреть этот фильм, он захватывает до самого конца. Эти бессмысленные диалоги интересно слушать. Сейчас уже никто так не играет, да и фильмов таких не делают.

Выставление напоказ семейных ссор — было новым и опасным делом в 66-м году, поэтому режиссер разрушил некоторые устоявшиеся каноны в кинематографе. Можно считать, что это первый фильм в жанре, который обнажает супружеские проблемы.

14 ноября 2010

А был ли мальчик?

Как там у Аллена: «бурлеск морали, скорее, не для головы, а для сердца.» Два часа пустопорожней болтовни, не несущей никакого смысла и идей. Полная фигня, если хотите.

Муж с женой ссорятся — вот основной мотив фильма. А дальше? Мирятся. Дальше? Дальше — опять ссорятся. И опять. Потом доходят до уровня скотов и опять ссорятся. Как чудесно. При просмотре кажется, что из сцен ссоры можно сделать целый сериал — бесконечный кладезь, главное чтоб поострее было… и пипл хавал, вроде что-то умное. Ну, конечно.

Вообще, вот эти голливудские экранизации всяких пьесок в 50-е — 60-е сводят с ума своей безграмотностью и нелогичностью. Ну, а о примитивности тут и речь не идет. Правда, мастаком отштамповаться на экране в те годы был Теннесси Вильямс со своей отсебятиной и декадансом. Его пьески были посещаемы высокопочтимыми лицами и известными персонами. Посещаемы, значит, достойны экранизации. Так и с Эдвардом Олби, которого посчитали гением и правдорубом семейных отношений. Спорить не надо, как для пьесы того времени она была весьма специфичной и довольно острой, если бы еще убрать некую перманентность ощущения от просмотра, то наверно, следовало бы вознести ее в ранг идеальной. Но идеальной, как для 60-х годов. Через 50 лет ее мотив уже выцвел, и остался лишь блеклой тенью того, что было. Просто поменялись нравы — такое бывает, а петь дифирамбы тому, что было в прошлом как-то пошло и нелогично.

Теперь о самой сути фильма. В центре сюжета — муж и жена. И все, — больше никого нет! Ах, если кто-то заметит в фильме еще одну, более молодую пару, не обращайте на них внимания — они на подтанцовке. То есть для того, чтобы писака мог воплотить в жизнь литературные приемы, какие ему вбили в голову преподаватели в каком-нибудь солидном колледже. Все по науке. Ура! Теперь кульминация — в фильме говорится о каком-то сыне супругов, который должен отпраздновать свой день рождения, но внезапно умирает. И говорится о том, что у молодой пары тоже был сын, но он так и не родился. Есть еще монолог Тейлор о том, что она когда-то любила мужа, и ответ молодого парня о том, что он женился на молодой алкоголичке из-за денег. Так вот за словом «сын» у Олби, или лучше говорить Николса, кроется слово «брак». Герои Тейлор (Марта) и Бертона (Джордж) поженились из-за любви, и их брак пятнадцать лет был тяжелым, но счастливым. В ночь, отображенную в фильме, их брак умер. Брак молодых супругов умер, так и не появившись на свет. Ложь и алчность съели его. Поэтому в фильме связь молодых супругов показана как агония и отвращение к самим себе. И это воспринимается как должное, в отличие от брака Марты и Джорджа, который представлен как трагедия, причем, более горькая, чем Николс мог воплотить.

От завязки до кульминации проходит большая часть фильма, напоминающая фарс и стагнацию. Это одобрительно воспринимается большей частью критиков, как нынешних, так и прошлых, как некое свойство отображения семейных взаимоотношений. Для меня лично все эти сцены ненависти и криков есть ничто иное, как бунюэлевщина. Бессмысленная трата слов во имя достижения абсурда, предопределяющего кульминацию всего действия, которая приведена выше. Пардон, конечно же, фильм не стоит воспринимать как сюрреализм, имя Бунюэля здесь не причем. Бунюэлевщина — это лишь подражание манере испанского режиссера, как правило, весьма неудачное.

Добавить больше нечего: фильм интеллектуально ничтожно слаб, и на мой взгляд, понравится может лишь любителям игры Элизабет Тейлор, либо тем, кто заведомо знает, что фильм с высоким рейтингом всегда хорош.

23 октября 2010

Майк Николс снял семейную драму «Кто боится Вирджинии Вульф» перед своим потрясающим «Выпускником», принесшим ему главные награды киноакадемии. Перед нами скорее даже глубокая трагедия семьи: любовь прошла, а то, что осталось, вообще сложно как-нибудь адекватно назвать. Зачем так мучить друг друга, зачем терпеть такие отношения? Между супругами осталась лишь тень былых отношений, которые претерпели такие ужасающие метаморфозы, что в первом приближении любовь выглядит как ненависть. Парадоксально, но при всех кошмарных перепалках, играх так называемых, супруги любят друг друга, они тесно связаны, их судьбы переплетены.

Марта (Тейлор) кажется на первый взгляд жесткой женщиной, но под этой оболочкой таится чувствительная ранимая женщина, все счастье которой — ее супруг. Она признается, что только он мог сделать ее счастливой. И на мой взгляд, это больше ее драма, потому что она всего лишь слабая женщина, которая, по ее словам, управляет всем, только потому что нужно, чтобы кто-нибудь этим занимался.

Джордж (Бёртон) — ее муж, такой же несчастный, как и она. Она изводит его, потому что любит, а он терпит, потому что тоже любит ее. Драматично то, что они так и не смогли справиться с личными проблемами, семейная лодка разбилась о быт.

А та молодая парочка — этакий флэшбэк Джорджа и Марты. Через 20 лет и они станут такими же, есть все предпосылки. Но между ними нет той крепкой нити, связывающей Марту и Джорджа. А проблемы есть, увы.

Майк Николс потрясающе чувствует отношения между людьми, и проблемы этих отношений. То, чему посвящен его режиссерский дебют «Кто боится Вирджинии Вульф», ярко проявилось в его последующих работах.

26 мая 2010

Правда или иллюзия?

Черно-белая картинка, бедные и статичные локации, очень медленно развивающийся сюжет… За что же фильму дали столько Оскаров?

На первый взгляд история, которую нам собрались показать, кажется скучной и пустой, но поднятые проблемы действительно очень важны, а большинство актуальны и сейчас.

Живя многие годы в иллюзии счастливой супружеской жизни Джордж (Ричард Бертон) и Марта (Элизабет Тейлор) только с приходом в гости молодой пары (у которой также имеется довольно много личных проблем, тщательно скрываемых друг от друга) понимают, что это вовсе не та жизнь, на которую они надеялись.

Порой диалоги в фильме не несут в себе никакой информации, но это почти незаметно из-за неподражаемой игры всех актеров. Вся четверка актеров сверхэмоционально передает все происходящее в фильме и иногда диву даешься, как за одну ночь характер героев может меняться несколько раз, делая своих персонажей необычными и интересными. При том действие происходит всего в 2 местах, оператор показал настоящий мастер-класс, давая интересные и разнообразные ракурсы. Гнев, смех, сарказм, ирония, переживания — все это передается с необыкновенной жизненностью и чувствами. Приятная медленная музыка отлично подошла к фильму, создав меланхолическое настроение в нужные моменты. Концовка приятно удивит каждого, ведь все линии сюжета сходятся в единственной точке соприкосновения, фактически завершив историю, но в тоже время дав зрителю самостоятельно представить, что же будет далее с героями…

Стоит ли смотреть фильм современному зрителю? Скорее да, чем нет. Во-первых, это мировая классика, во-вторых, в наше время такой актерской игры у всего состава встретить довольно трудно — большинство фильмов строятся вокруг спецэффектов… Произведение Майка Николса — прекрасный образец золотой эпохи кинематографа, и может быть после просмотра вам захочется пропеть: «Кто боится Вирджинии Вульф, Вирджинии Вульф, Вирджинии Вульф?… »

6 августа 2008

Один вечер из жизни психоделической семейки….

Фильм очень любопытный, и дело даже не в том, что он собрал урожай «Оскаров» и прочих наград, а главные роли играют несколько раз бывшие супругами бесподобные Элизабет Тейлор и Ричард Бертон, хотя в этом тоже.

Джордж и Марта (Бертон и Тейлор) — супружеская пара, настолько изучившая друг друга за много лет брака, что единственным способом поддерживать взаимный интерес — психологические игры, жертвой которых в один из вечеров становится молодая пара — ученый-биолог и его жена Ханна. Семья последних тоже далека от идеала — муж чересчур амбициозен и готов любыми средствами добиваться своего, а жена просто глупая истеричная курица.

Но проблемы молодых супругов — ничто в сравнении с пожаром, который нещадно сжигает героев Тейлор и Бертона. Марта готова на все, чтобы разозлить и уколоть мужа, в том числе на измену с молодым и абсолютно не симпатичным ей биологом. Джордж терпеливо и стойко переносит удары судьбы, осуществляемые рукой Марты. Его чувства к жене — больше чем любовь, это похоже на агонию и мазохизм.

История с ребенком — отдельная драма для обоих.

По ходу фильма складывается впечатление, что эти двое ненавидят друг друга, но в конце становится понятно, что слишком тесно переплетены их судьбы, а взаимные упреки и издевки — лишний способ подчеркнуть значимость одного для другого. Они не очень счастливы вместе, но врозь для них жизни нет. Глубокая драма с душераздирающими выяснениями отношений и психоделическими «играми».

Потрясающая игра актеров. Смотреть стоит обязательно.

26 мая 2008

Драма Кто боится Вирджинии Вульф? появился на телеэкранах в далеком 1966 году, его режиссером является Майк Николс. Кто учавствовал в съемках (актерский состав): Элизабет Тейлор, Ричард Бёртон, Джордж Сигал, Сэнди Деннис, Агнес Флэнеган, Фрэнк Флэнеган.

На фильм потрачено свыше 7500000.В то время как во всем мире собрано 28,005,040 долларов. Страна производства - США. Кто боится Вирджинии Вульф? — заслуживает зрительского внимания, его рейтинг более 7.7 баллов из 10 является отличным результатом. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 16 лет.
Популярное кино прямо сейчас
2014-2022 © FilmNavi.ru — ваш навигатор в мире кинематографа.