Андрей Рублев (1966)

Страна производитель СССР
Рейтинг фильма
Кинопоиск 8.2
IMDb 8.1
Описание фильма
оригинальное название:

Андрей Рублев

год: 1966
страна:
СССР
режиссер:
сценаристы: ,
продюсер:
видеооператор: Вадим Юсов
композитор:
художники: Лидия Нови, Сергей Воронков, Ипполит Новодережкин, Майя Абар-Барановская, Евгений Черняев
монтаж: , ,
жанры: драма, биография, история
Сколько денег потрачено и получено
Бюджет: RUR 1 000 000
Мировые сборы: $21 302
Дата выхода
Мировая премьера: 16 декабря 1966 г.
на DVD: 1 апреля 2011 г.
на Blu-ray: 12 апреля 2010 г.
Дополнительная информация
Возраст: 12+ лет
Длительность: 2 ч. 55 мин.
Отзывы о фильме Андрей Рублев

Русь начала XV века. Страну раздирают княжеские междоусобицы. Набеги татар, голод и мор преследуют народ... В эту трагическую эпоху появляется на Руси великий живописец, жизни и творчеству которого посвящен фильм.
Сведения о нем скудны и отрывочны. Лишь немногие творения гениального мастера дошли до нас. Авторы фильма стремились воссоздать духовный мир Андрея Рублева.

Другие фильмы этих жанров
драма, биография, история

Отзывы критиков о фильме «Андрей Рублев», 1966

Восхищение и только!

Философские суждения о добре и зле, о человеческом существе и сущности. О том, как жить и как относиться к людям. О Христе и о Боге. О любви и вере. О предательстве, грехе и зависти. Ну и конечно, о мастерстве художника.

Очень понравилась актерская игра. По сути, каст актеров подобран идеально, все, кто играл ключевые роли в сценах и даже второстепенные роли меня прям восхитили. Актеры, которые прекрасно передали характеры своих персонажей: Анатолий Солоницын — Андрей Рублев, Юрий Никулин — монах, Николай Бурляев — Борис, колокольных дел мастер. Эти три роли для меня были прям вау. Борис особо впечатлил, потому что персонаж экспрессивный, а это, как мне кажется тяжелее натурально передать, чем сыграть страдальца. Я не умоляю роль Андрея, но Борис меня прям покорил, нечасто увидишь такую хорошую игру. Но опять же повторюсь, в этой картине, все играли хорошо, персонажам я верила, а это самое главное. Работа великолепная, Тарковский занял место в моем сердечке, его картины не оставляют равнодушными, при том, что я ни разу не плакала при просмотре, что является одним из важных и ярких проявлений эмоций, тем не менее эти фильмы меня наполняют. Я как будто до этих фильмов была пустой вазой, а просматривая их, я чувствую, как заполняюсь всякими мыслями. На самом деле, я успела многое переосмыслить, пока смотрела фильмы и многое понять (а как много ещё осталось за гранью моего понимания). В общем, мне бы хотелось в ноги поклониться этому человеку за его работу.

10 из 10

4 июня 2020

Марафон Тарковского продолжается

Сложный, многослойный, исторический эпос подарил нам Тарковский. Фильм отражает культуру и быт 15 века, радует операторскими приёмами, растягивает путь главного героя к цели сначала по деятельности, а затем и по духовной тропе. Главный герой вливается в происходящее одновременно со всеми лицами. Режиссёр великолепно передал исторические события, проецируя не только на иконописце Рублёве, но и охватил большой период Руси. Фильм поделён на главы, которые отражают определённые периоды в мире. Начнём по порядку.

Полёт монаха на воздушном шаре. Данная новелла не несёт сильной значимости для главного сюжета, но она демонстрирует великолепную операторскую работу. Для 1966 года полёт камеры над землёй был сложным испытанием, но благодаря кадрам можно узреть жизнь простого люда, восхищаясь возможностью так снять общий план. Самая короткая новелла, которая служила пробой пера и открывала перед нами двери Древней Руси.

Скоморох. Смесь веселья, минимальных отголосков веселья и грубой власти. Вот тут вырисовывается образ Андрея-путника, который начал странствие в сопровождении двух братьев Троице-Сергиевой лавры. Крупные планы Анатолия Солоницына позволяют увидеть усталость от мужского монастыря. Взгляд как бы в пустоту, который пронизывает зрителя. А ещё Анатолий похож тут на Вигго Мортенсена. Мы знакомимся с другими монахами, Кириллом и Даниилом, которые подчёркивают значимость своей жизни, понимают, для чего они нужны в храме. Тарковский будто хочет, чтобы зритель увидел разницу между простым народом, властью и священнослужителями, говоря тем самым, что у каждого человека на этом свете свой путь и своё предназначение.

Феофан Грек. Образ легендарного иконописца византийского происхождения принял на себя Николай Сергеев. Данная новелла показывает значимость церкви в 15 веке: её открытое принятие всех под свой кров, прощение грехов, приватизация финансовых ресурсов и независимость. Напоминает нашу РПЦ, только взгляды намного гуманнее. Режиссёр показывает храмы изнутри, пространство белого и чистого хорошо сочетается с тёмным и грязным внешним миром. Будто все пороки и грехи прихожане оставляют за порогом храма. Также отлично представлено, что служителям церкви больше нечего делать без своего ремесла, ученики становятся мастерами и берут к себе более юных, такова иерархия в церкви, но никто и не подразумевает какое-либо иное ремесло.

Режиссёр берёт великое писание и переносит на реалии Андрея Рублёва, тем самым отражается путь к Голгофе, а Андрей перед нами раскрывается, будто Иисус Христос. Поражает, что подобный ход, как дань уважения, примет Ларс фон Триер в своём «Антихристе», пусть и с обратной стороны медали. Испытания для сына Божьего также найдут место у Тарковского, в данном случае языческий праздник, где искушение наступает при виде обнажённой женщины. Великолепное испытание духа и чрезмерное любопытство, которое противоречит учениям храма. В данной новелле Солоницын покорил своим непорочным взглядом и состредоточенностью. Герой задаёт вопросы о своём признании и смысле жизни, что ложится нежно на обстановку в стране, вот только печальные события не за горами.

Ужас времени создаёт исторических врагов. С одной стороны: дворяне, которые силой принуждают народ к действиям и жестоко наказывают по воле князя, а с другой стороны — татаро-монгольское нашествие. И вот здесь ты будто выходишь из оцепенения, пробуждаешься от неспешного повествования. Красиво, жестоко и волнительно проходит захват княжества. Следишь за каждым персонажем, радуешься отпору граждан и люто ненавидишь предателей. Страшные кадры окутывают повествование. Горящая корова вызывает сильное жжение в районе груди, падающая лошадь со сломанной ногой, а далее события в церкви.

С исторической точки зрения было очень любопытно узнать про нашествие, и Андрей (Рублёв, Тарковский) отлично передал атмосферу 15 века. Впечатлила и удивила роль Юрия Никулина. К нему я привык как к комедийному образу, а Тарковский взял и продемонстрировал с ним совершенно иную роль, другую ситуацию, противоположный жанр и серьёзный тон. Благодарю! В данной части ленты мы уходим от Андрея, хоть и не упускаем из виду. Протагонистом здесь выступает русский народ, охваченный ужасом захватчиков.

Муки Андрея Рублёва. Данный отрезок ленты демонстрирует жизнь после бойни, которая изменила каждого жителя, оставила свой ужасающий след на каждом русском человеке. Андрей не без исключения попадает под ауру печали, что провоцирует самый важный этап в жизни героя, вдобавок ещё и запоминающуюся информацию об этом фильме. Молчание на несколько лет! Это Encore Солоницына, это та нотка, к которой готовил зрителя режиссёр. Вопросы были, но долгий этап достижения данной цели, оставил все сомнения. Красиво и печально, эстетически превосходно, переосмыслено существование человека как живого существа на этом свете, так и его предназначение.

Финальная глава долгого и медленного путешествия по Руси выдаёт результат страданий и радостей главного героя. Андрей Тарковский показал великолепное историческое полотно, учитывая, что эта версия итак обрезана, она хорошо отражает жизнь народа в разные промежутки времени. Мрак и грязь против светлого убранства, будто сравнения разных жизней. К сожалению, картина местами сильно удлиняет кадры, но такова природа Тарковского. Не зря он признан самым медленным режиссёром Советского союза. Анатолий Солоницын (Арагорн) смог одним только взглядом передать эмоции и мысли своего героя.

4 июня 2020

После просмотра этого фильма я два дня ходила в расстройстве.

Это кино совершенно не отвечает моим представлениям о настоящем искусстве. О нем столько говорят и с чем только его не сравнивают… Но неизменно хвалят и хвалят, и все повторяют о его непревзойденной глубине. И, конечно же, раз все бьют челом, ты невольно задаешь себе вопрос — а может это с тобой что-то не так? Все поняли фильм, а ты — упорно не можешь найти, чем здесь нужно восхищаться.

Зомбировало вас всех что ли? Ведь если даже и не понравилось, ведь никогда не посмеете признаться в этом, ибо «Андрей Рублев» уже давно прописан в классику и этого не изменить.

Но я посмею сказать. И пусть это будет воплем в пустоту, тремя копейками с моей болотной кочки…

Начну с плюсов. Безусловно персонажу делает честь то, что он оказался выше догм и рамок. Он не захотел рисовать по канону. Два месяца он ходил меж белыми стенами и в чистом поле, размышлял о христианстве, и поднималось в нем смутное подозрение, так и не вылившееся в оформленный протест: не достает чего-то в христианстве, оно может нести жестокость… В подтверждение этой мысли в кадре издевательства и гонения язычников. По итогу которых, Андрей говорит что-то вроде «да, какие же они грешники? обычные люди, разве любить это грех?»

Но на этом глубокомысленный разбор недостатков ортодоксальной религии закончился, едва-едва проклюнувшись.

В принципе самого Рублева как исторического персонажа я за это винить не могу, сами понимаете — дитя своего времени. Церковь была главнее царя. Сложно сопротивляться.

Но как идейное и философское наполнение фильма — это очень слабо и наивно.

Так же, в прочем, я могу сказать и на счет всех остальных немногочисленных идей этого фильма.

Люди подлые-жестокие-завистливые-лживые-глупые? Бедняжка-Рублев в них разочаровался? Покажите мне того, кто не разочаровался. Покажите мне того, кто ни разу в жизни не заявлял о своем разочаровании — в кино, в живописи, в музыке, в литературе или в беседе двух алкоголиков, доносящейся из открытого окна?

Вот только показать нам общее место — этого нестерпимо мало. Нужна постановка сложных проблем, нужны эмоции, нужен катарсис, нужны сложные отношения, нужен острый психологизм, нужен художественный язык.

В этой картине всего этого мало. А вот пафоса и хронометража неоправданно много.

Как и в большинстве артхаусных фильмов, режиссер идет по самому наилегчайшему в плане построения сценария пути: всеми любимый (ибо простой и незатейливый) принцип «лесом еду — лес пою». В результате — повествование получается до тошноты неторопливым, занудным, но зато весьма натуралистичным. Очевидно, вот это, последнее, качество в купе с незатейливой (а от того, очень близкой и понятной народу) сквозной идеей о вере в человечество и создает то нужное ощущение потенциальной гениальности, которое так остро уловили диванные и прочие критики.

А теперь хочу высказаться о связи веры в людей со способностью творить великое искусство. «Это никому не нужно» — говорит немногословный Андрей сакрально важные для ленты слова.

Только вот творчество — это штука такая… Она случается не потому, что это кому-то нужно (как правило оно никогда никому не нужно по-настоящему). А потому что это нужно человеку, у которого вся жизнь — это сплошной крик души. И ему хочется кричать громче. Еще громче. Он нуждается в том, чтобы выплескиваться, что бы самовыражаться, он нуждается в том, чтобы высказаться, несмотря на то, что этого никто не поймет и не оценит. Массовое признание никогда не было самоцелью. Сколько их было этих нищих замученных гениев, признанных посмертно или вовсе незамеченных? Вы говорите — потерять стимул к творчеству из-за банального разочарования в людях? Много ли вы видели счастливых творцов? Они все в основном несчастные и разочарованные. И именно в этом их стимул писать, рисовать, сочинять музыку. Искусство должно быть исповедальным. Счастливые люди редко бывают творцами и, тем более, выдающимися творцами. Это не сугубо мой личный опыт. Это можно легко отследить. Кант, Ницше, Фрейд, Зощенко — говорят об этом прямо.

Как много исповедальности в данном творении?

Для меня оно не явилось откровением. Так и хочется выразиться банально — ни уму, ни сердцу.

По большому счету о творческой жизни художника, о его внутреннем мире сказано не было ничего. Творческая мука выражается в том, что ты два месяца о чем-то думаешь. Или два месяца ищешь нужную глину. В этой связи мне хочется сравнить этот фильм с относительно недавним фильмом Кончаловского «Грех». Если вы зайдете на страничку «Греха» в кинопоиске, то заметите, что их все поголовно сравнивают.

ПОчему сравниванивают? Потому что Кончаловский бесстыже содрал у Тарковского манеру повествования. Но мы будем говорить — это оммаж, аллюзия, цитирование и просто дань уважения мэтру.

Так вот, несмотря на эту критику, я поставила «Греху» 10 баллов. Кончаловский тоже уделяет творческим мукам скульптора минимум экранного времени. Но все же этот фильм стал для меня отдушиной и откровением. Потому что здесь показывают реальную, не приукрашенную жизнь гения, который живет среди паршивых людей и, чтобы творить, вынужден жить по их правилам, он постоянно находится в тисках морального выбора. Постоянно под прессингом. У него полно завистников, и это обыгрывается ярче и сложнее. И его сквозная трагедия, кризис личности, раскрыт в конце фильма, когда он говорит, что все его творчество являет собой грех, хотя он хотел красоты. Он не идеален, не безгрешен, и страдает от этого не меньше, чем от разочарования в людях. Похожесть в этих фильмах есть, но по сравнению с «Грехом» «Рублев» — это пафосный лубок. «Грех» куда более философски и психологически пересекается с правдой, куда более идейно насыщен и сложен, и не примитивно-идеализирован.

И, наконец, отдельно про веру в людей. Вопросом верить или не верить во все 7 миллиардов сразу я задавалась в пятом классе. Сегодня я понимаю, что нет никакого смысла грести всех этих несчастных под одну гребенку. Есть биомасса и есть узкий круг «атлантов», которые тащат на себе этот мир вперед из последних сил, потому что чувство долга для них не пустой звук. Вот в них я верю, и желаю им больше сил и терпения.

3 из 10

26 мая 2020

Про грехи…

Каждая глава фильма, давалась настолько нелегко, с терзанием души, со слезами на глазах, порой накатывало так, что не мог сдерживаться. Солоницын, в роли «Андрея Рублева», читал слова так, с его уст каждое слово ножом по сердцу, как драгоценная манна небесная, прорубало где-то в подсознании топором «двери» к сердцу зрителя, к богу, именно к нему. Его роль своего рода непознанная душа русского человека, терпеливая, готова к самопожертвованию, боли, страданию, стяжению и после к искуплению, очищению от зла, скверны, баловства и т. д. Скажите, а добро собственно, добро куда оно уходит? Только и видишь то татары напали, то голод, то мор.

«Да раскаялись же они, так это потом…»

Не может Человек продать себя, свою душу, за «тридцать сребреников», так и живем, «платим» за доброту, за отданную любовь к ближнему.

Отчасти правда, что не каждому зрителю дойдет это кино, не каждый готов посмотреть на себя изнутри и взглянуть в зеркало, оголить душу, спросить себя, кто, кто я такой? Андрей Арсеньевич гений, безусловно, в одном из своих интервью он сказал:

«Задача кинематографа, оставить то кино, которое послужит нашим детям уроком».

С этой задачей он справился на отлично. Вот и я, словно «дитя» заново рожденное, смотрю и верю, верю, что добро может все-таки спасет этот мир!

Добра!

9 из 10

16 ноября 2019

Страсти по Андрею

«Простота Без Пестроты»

«Андрей Рублев» — Историческая драма режиссера Андрея Тарковского вышедшая в 1966 году, и ставшая настоящим событием в мире кинокультуры. Фильм разделен на 8 новелл-историй, рассказывающих о событиях того страшного времени, наполненных живыми персонажами и гениальным замыслом.

Картина — шедевр своего времени, но и не растерявшая свою актуальность и по сей день. В картине просто огромное количество плюсов от замечательной актерской игры до общего посыла фильма. Для начала скажу, что по настоящему хорошо передано настроение того времени. В фильме показано, как все таки тяжело приходилось нашему народу во времена набегов татар, княжеских ссор и страшного голода. Эстетика в этой картине, как и во всех остальных творениях Тарковского — на высоте.

Учитывая то, что про жизнь самого Андрея Рублева крайне мало, вплоть до того, что неизвестна дата и место его рождения, режиссер картины Тарковский довольно умело пользуется тем скудным набором информации о русском иконописце, и хотя бы за это фильм можно похвалить.

Так же, надо сказать, что в картине есть занимательные рассуждения на тему религии, общества, и вообще фильм дает пищу для размышлений на самые разные темы, а это — всегда хорошо. Главное — при просмотре ленты не смотреть ее в лоб, а вникать в слова, сказанные героями.

Главный и просто огромный плюс этого фильма лично для меня — игра актеров. Каждый, буквально каждый сыграл так, словно и не играл вовсе, а и был тем персонажем в действительности, как бы это громко не звучало. Возможно, я сейчас преувеличиваю, но актерская игра действительно меня зацепила здесь больше всего. Просто восторг, без лишних слов.

Я мог бы еще огромное количество времени хвалить этот фильм, но он в числе тех картин, которые нужно смотреть самостоятельно. Конечно, кому то он может показаться излишне затянутым, даже скучным — но я не в числе этих людей. Тарковский — гений на все времена, каждая его картина по своему уникальна но, увы, далеко не каждому дано в полной мере понять и восхититься его творчеством, и я тоже, не до конца понимаю его философию, но мне это, черт возьми, нравится! В любом случае, это кино посмотреть нужно. Особенно тем, кто хочет с головой погрузиться в кинематограф.

7 апреля 2019

Сложно, но можно

Сняв «Андрея Рублева», Тарковский писал в своем дневнике, что хотел бы показать его Солженицыну. Через пару лет Солженицын сам посмотрел Рублева и написал разгромную статью. Ему жутко не понравился фильм, он его совсем не понял. Почему один из самых выдающихся деятелей искусства не понял фильм?

Мне кажется, дело тут в том, что Тарковский в своих фильмах говорит слишком серьезно о слишком несерьезных вещах. Его персонажи всегда находятся в полу-депрессии, у них всегда сложный букет эмоций, они сами слишком сложные. То же самое и с историей, и с отдельными сценами, они всегда слишком сложные, всегда во всем есть двоякость и во всем можно найти намек на что-то еще. Мне кажется, единственная ошибка, которую допускал Тарковский, то что он видел свои истории через призму своего страдания, а не как что-то отвлеченное. Его истории слишком субъективны. Наверно в авторском фильме история и должна быть в какой-то мере субъективна, но важно почувствовать особую грань через, которую нельзя переступать.

Фильм «Андрей Рублев» можно воспринимать как историю о человеке, который, несмотря на ужасы окружающие его, смог пронести в себе свет и подарить его людям; но также в этом фильме можно увидеть ненависть и презрение к России и ее истории, можно увидеть все зверства, творившиеся в то время, все междоусобицы и братоубийства. И это действительно так, в фильме и правда все это есть, но на мой взгляд эти зверства показаны нам для того, чтобы мы поняли различия между Феофаном Греком и Андреем Рублевым, двумя иконописцами, жившими в одно и то же время, но писавшими такие разные иконы.

В этом различии кроется вся философия творчества Тарковского. Он верил, что искусство необходимо человеку для того, чтобы помогать жить, помогать преодолевать все невзгоды, чтобы духовно возвышать человека и развивать в нем чувствительность к окружающему. Для этой цели искусство может прибегать к разным средствам, в том числе и насилию на экране, если при этом и в насилии есть свет.

5 октября 2018

Гениальный фильм. Шедевр мирового кинематографа.

Великий иконописец. Становление христианства на Руси. 15 век, междоусобные распри, народ тёмен и непросвещён. Второй полнометражный фильм Андрея Тарковского. Он является автобиографией известного иконописца Андрея Рублёва, автора всеми знаменитой «Троицы» и многих других работ. К сожалению, об этом человеке известно очень немного, поэтому идея снять кино о его жизни и творчестве кажется очень спорной, но в то же время и интересной. Нужно собрать по крупицам все немногочисленные факты и выдать цельную картину. Андрею Тарковскому удалось реализовать эту идею. Он решил эту проблему не совсем стандартным образом. Кино не выглядит эгоистичным, помимо главного героя здесь есть множество других аспектов, на которые обращается внимание. История русского народа, его судьба, тяжесть жизни людей в одну из самых сложных эпох российского государства — Татаро-Монгольского ига, размышление о грехе, Боге, сущности бытия и многом другом. Изображение русского народа в годы жизни Андрея Рублёва было бы неполным при отсутствии сцен с Татарами и их набегами, которые так угнетают и разоряют Россию. Показ истинной трагедии и индивидуальности эпохи. На иконописца ложится тяжкое бремя, как выдержать всё это, подобное давление оставило решающий отпечаток на его творчестве, мыслях и духовных страданиях. В одной из важнейших глав под названием «Страсти по Андрею» и раскрывается сущность главного героя, его скорбящая, думающая и мятущаяся душа, не способная найти себя и не понимающая своего истинного таланта и дара божьего. Важное символическое значение имеет также и отлитый колокол. Радость при его звоне у людей, символизирует наконец-то хоть пока и временное, но всё-таки нахождение Бога. Искания народа завершились, эта огромная постройка есть величие и единение человека с Богом. Независимо от того, как тяжело не приходилось бы, что бы ни поджидало человека на его жизненном пути, Вера и Бог должны быть всегда, их единение и есть смысл жизни — это главное, что поможет в любую минуту вынести всё и не важно наличие грехов и общее несовершенство мира, который мы так хотим познать.

Гениальный фильм, хотя и не на шутку шокирующий (особенно новелла «Набег»). Но смотреть обязательно, таких шедевров ещё поискать, не только в нашем кинематографе, но и вообще в мире.

Фильм очень трудный, долгий, и при этом завораживающий. Множество жестоких, почти натуралистических сцен. Атмосфера средневековья получилась настолько реальной, насколько можно её ощутить, спустя шесть веков. Художник это не полубог, который живёт над миром (теория испанского философа Ортеги и Гассета), а человек, который вливается в мир открытыми порами. Рублёв — в трактовке Тарковского — мыслитель. Он вбирает в себя и переосмысливает всё, что происходит вокруг него. Часто он пассивен и созерцателен. Он наивно верит, что искусство преобразует людей, поэтому страшные проявления человеческой натуры убийственно сотрясают душу: «Я полжизни в слепоте провёл! Полжизни! Я же для них, для людей делал! Днями, ночами… Не люди ведь это!». Потряс Лапиков в роли Кирилла. Мощнейший образ титана завистника, готового на любое самоуничижение, кроме одного: «При всей братии мне поклонись и попроси брата Кирилла быть тебе помощником, а я на тебя даром работать буду», говорит он Феофану Греку. Ясно, что изо всей братии интересует его только один брат, Андрей. Возвыситься над гением хотя бы на миг, любой ценой. Даже ценой предательства. Кирилл и Андрей. Каин и Авель. Всё же недаром персонажам даны имена, начинающиеся одинаково с библейскими. В фильме много канонических параллелей, иногда явных, иногда почти неуловимых.

Религиозная, простая и одновременно сложная, многозначная картина, пропитанная гуманизмом и любовью, отвечающая по своему на вечные вопросы и дающая веру, и выводы по поводу многих жизненных явлений, точно передающая дух эпохи и дух самого Андрея Рублёва с его исканиями. Показывает противоречивый мир взывает к единению с Богом и собственным предназначением.

С этого фильма началась карьера потрясающего Анатолия Солоницына. Собственно, фильмами Тарковского она и закончилась, в другие режиссёрские творения он не вписался. Вообще, если средний зритель посмотрит фильмы Тарковского, он скажет одно — что режиссёр сумасшедший, и в чём-то будет прав, ведь гениальность это и есть сумасшествие. Гениальные люди создают истинные шедевры.

Очень сильный фильм. Первый просмотр сразу дал такое чувственное ощущение жестокости, что возвращаться к киноленте не было необходимости — ВСЁ буквально врезалось в память. И всё-таки периодически возвращаюсь к нему. И всё-таки… — это мысли ТАРКОВСКОГО. Именно ОН так передаёт историю славянских княжеств, историю зарождающегося христианства в душах людей и состояние прекрасного в душе художника. Есть ли БОГ? Ответ находит сам человек… это очень личное, духовное начало в каждом из нас. Человек не имеет права заявлять, что не годится для того, чтобы Творец приблизил его к Себе. Ведь причиной всему — его отношение к природе и происхождению жизни. Надо всегда идти на преодоление и не давать проникнуть в мозг мыслям отчаяния. И как сказали мудрецы: «Даже если острый меч приставлен к твоему горлу, не отчаивайся в высшем милосердии». То есть если твой эгоизм, называющийся себялюбием, схватил тебя за горло и хочет отделить от Бога, показывая, что НЕТ никакой возможности выйти из-под его (эгоизма) власти, и тогда надо признать, что это правдивая картина, но не отчаиваться. То есть верить, что ты можешь обрести НОВОЕ свойство жизни — ЛЮБОВЬ К БЛИЖНЕМУ. В суть всякой вещи вникнешь, коли правдиво наречёшь её. Все глупости и подлости род человеческий совершил уже, и теперь только повторяет их.

Вот она — высокая духовность. Мир, состоящий из света солнца, пробивающегося сквозь ветви цветущих яблонь, запаха, который обычно бывает в старых церквях во время службы. Мир, где жизнь подобна ручью из чувств и переживаний. Персонажи, сотканные из небесных, высоких материй, но при этом при этом им возможно сопереживать и находить в них себя. При просмотре постоянно что-то ускользает, как шёлк, лаская нервы и оставляя нежные ощущения и трепетные воспоминания от соприкосновения с особенным, высшим миром, недосягаемым, но зовущим, постоянно, незримо следующим за тобой и проявляющим себя во снах, мимолётных ощущениях, грёзах и слезах умиления. Не верю в ангелов, но Тарковский будто бы позаимствовал у них какой-то приём, помогающий дойти до глубин души зрителя и взбудоражить её, оставив светлое предчувствие обновления. После его фильмов веришь в духовное начало в человеке, хочется отбросить циничные материалистические и пошлые взгляды.

Это шедевр мирового кинематографа!!! Фильм обязателен к просмотру всем!!!

10 из 10

P.S. «Удел величия — страдание от внешнего мира и страдание внутреннее от себя самого… Чем бескорыстнее дар, тем жёстче гонения и тем суровее страдание». — Павел Флоренский.

23 сентября 2018

Простота без пестроты.

И сразу с места в карьер. Начнем с минусов, Юрий Никулин выглядит негармонично, что ему бы лучше подошла роль Скомороха, но только в первой части, во второй части он выглядит более гармонично.

И на этом все, больше минусов нету. Об этом можно говорить, даже не посмотрев фильм Андрея Тарковского, но фильм снят прекрасно, лишь самые придирчивые могут назвать плохим дождь, но вспомните хотя бы «Сто дней после детства», где дождь сделан в разы хуже.

В некоторых моментах напряжение нагнетается не хуже, а даже лучше, чем у мастера саспенса — Альфреда Хичкока

Фильм состоит из восьми эпизодов, где каждый имеет свое место, значение. Они выстраиваются в одну линию, связанную главным героем — Андреем Рублевым, превосходно сыгранным Анатолием Алексеевичем Солоницыным.

Поразительно, как каждый персонаж, словно нить переплетается с повествованием. Как например со Скоморохом, который появляется в начале, но так же быстро и загадочно исчезает из повествования. В голову приходят вопросы: Почему? Зачем? Но позже он появляется опять, а вмести с ним появляются и ответы на эти вопросы. И это не единичный пример.

Если Зеркало почти несобранный пазл, то «Андрей Рублев» почти полностью собранный.

Это не похож ни на Сталкер, ни тем более на Зеркало, тем, что для понимания большей части идей и тем более сюжета не требуется полного напряжения. Его даже можно назвать наиболее массовым, чем все фильмы Тарковского, которые я смотрел, за исключением фильма Иваново Детство. Напомнил же он мне фильм Скорсезе Молчание наиболее темой, но и катарсисом, оставленным после просмотра. В самом фильме можно увидеть и историю жизни Андрея Рублева, испытания, которым он подвергся. Не смотря на то, что фильм не документальный, подробный набег на Владимир. Фильм поднимает, как проблемы веры, в той или иной степени, показывает и грехи, и муки творца, и «темноту» народа, и многое другое, что можно упстить при просмотре.

И, конечно, к фильм вызывает множество эмоций и нет не скуку, не смотря на почти трехчасовую продолжительность фильм не кажется ни скучным, ни затянутым. Но вызывает то ли боль, то ли другое чувство в душе. И каждый удар колокола в отдается колебанием струн души и только это может заставить человека говорить, но говорить не от головы, но от сердца и души.

Ну и об эмоциях, то что КиноПоиск считает наиболее интересным. В фильме, когда цветовая гамма меняется с черно-белой, на цветную я не сразу понял, что она изменилась, так я был поглощен тем, что происходило на экране. После просмотра фильма, я лег на кровать и просто лежал, улыбаясь и придаваясь мыслям о фильме.

Фильм не заставит вас верить, если вы не верили, но он изменит ваше отношение к миру, быть может вы станете смотреть на мир глазами Андрея Арсеньевича, не полностью, но отчасти.

Просмотр фильмов Тарковского обрел у меня вид своеобразного марафона, я воспринимал так, «Осталось еще четыре фильма», а стал воспринимать так, «Осталось только три фильма».

Я часто сомневаюсь в своих оценках, задавая вопрос: Не слишком ли она высока? Но здесь все понятно.

10 из 10

10 апреля 2018

Фигура Тарковского и изображение одной из центральных лент в его карьере под названием «Андрей Рублёв» давно уже перестали волновать зрителя, поскольку время заставило свыкнуться с мыслью, что у гениального режиссёра есть только гениальные произведения. И связано это не с самосознанием и не с переоценкой творчества, а с простым фактом, что лучше, в общем-то, и неоткуда взять. Конечно, это всё — некий вызов спящих пчёл из улья на дуэль. И в то же время, не более, чем факт развития с выделением его ключевого этапа.

До сих пор не знаю, как относиться к этой ленте. С одной стороны, это бессюжетный набор эпизодов, связанных центральным персонажем и ставящих во главу угла лишь демонстрацию характеров и укладов. С другой, абстрактный внутренний мир наблюдателя, с неких, индивидуально осознанных идей, перекинутый на несколько столетий назад. С верхушки приземлённого мнения, «Андрей Рублёв» — это ощущение истории, не детальное её восстановление, а адаптация, акклиматизация первичного представления о событиях, некогда происходивших для ныне живущих.

И все три стороны действительно имеют право на жизнь. Говорить о том, что лента ставит проблемы или пересказывает событие не приходится. Говорить о ярком персонаже также нечего, поскольку Андрей выглядит как собственная тень, молчаливо исходя из кадра в кадр. Исторической ценности в показанном нет никакой, поскольку всё воспроизведённое — не более, чем плод воображения автора. Отношение к вере и религии, широко касаемое из события в событие, получает вразумительный ответ в виде стоящего ощущения одной и отсутствия необходимости в другой. Так почему же этот фильм так любим критиками и зрителем?

Ответ на этот вопрос, скорее всего, заключается в том, что данного воспроизведения истории, с подходом не к артефактам, а к её внутреннему миру очень тяжело найти в подобных «Рублёву» фильмах, что делает картину Тарковского в полной мере уникальной. В ней действительно отсутствует взгляд на конкретные исторические события (то, что Тарковский отказался от Куликовской битвы из-за денег больше выглядит, как излишний вброс, поскольку сама битва, даже в вольной трактовке, совершенно бы разрушила всю концепцию перевода с древне-русского на советский). В ней отсутствует как таковой центральный персонаж, задача которого — наблюдательная, сродне зрителю, но никак не герою, что в то же время создаёт исключительный прецедент, ловко объясняя, что картинка — не более чем его видение. При этом, в то же время Рублёв ни разу в течение фильма не занимается своей деятельностью, в чём заключается главная метафора этой ленты, говорящая о способностях человека и совершенно не связанного с этим положения и мировоззрения. Ровно тоже происходит в заключительном сюжете ленты, в котором мальчишка создаёт колокол, не имея о нём представления, а его вера строит атрибут религии.

Кроме художественных особенностей, стоит отметить исторический подтекст в самом создании ленты. Увеличенный бюджет, некий карт-бланш в условиях советского времени, сцены, не появлявшиеся ни в одном другом советском фильме, жестокое обращение с животными и признание веры с символичным отрицанием религии — иметь такой набор в шестидесятые — непримиримая роскошь, и то, что заглянув в зарождение первой государственности Тарковский смягчил государственность оруэлловскую, является безумно красивой интонацией на временное определение.

Отсюда и любовь.

1 марта 2018

Духовное полотно

Продолжаю Тарковского. Имел большое удовольствие наконец лицезреть «Андрей Рублёв». Пусть о самом Рублёве сказано немного, вдоль и поперёк на экран выносится в первую очередь его духовная жизнь, но это не повод говорить о картине плохо. Так как, то что я увидел тяжело не назвать шедевром, тяжело не проникнуться всеми героями ленты, тяжело не ощутить запах войны. Это как оболочка, после которой перед тобой открывается самый настоящий мир, и ты сам можешь стать свидетелем всего происходящего. И не просто увидеть, а почувствовать: услышать, осязать, обонять. Это очень многогранное и глубокое кино, где есть и символизм, и метафора на каждом шагу. Всё это конечно вплетено очень технично.

И режиссёр каждому зрителю даёт понять фильм по своему, даёт пищу для размышлений из которых впоследствии можно составить свою точку зрения. Я, например, считаю, что творение больше о людях, о грешных людях на бренной земле. Конечно, еще о любви и жизни, об испытаниях выпадавшим на долю каждого человека. Обо всём том, что нам известно. И Тарковский своим уникальным видением через каждый кадр, через каждый промежуток фильма показывает нам прекрасную историю, где Рублёв просто фон для его мастерски наложенных красок.

Да ещё как, он делает это настолько профессионально, что заскучать или отвлечься просто невозможно. Странно, но за все три часа хронометража не ощущаешь какой-либо усталости, тебя не клонит в сон. Напротив, ты уверенно и с огромнейшим интересом смотришь картину, после которой точно для себя решаешь посмотреть все работы великого режиссёра. Грех не поставить фильму высший балл, грех его не посмотреть, и грех его ругать. Честно, я давно не видел столь невообразимо красивой операторской работы, где каждый кадр просто прекрасен.

19 декабря 2017

Мутота!

Ещё с детства неоднократно пытался смотреть этот фильм, но ни разу не смог досмотреть. Недавно в очередной раз услышал или прочитал что-то о гениальности Тарковского, и решил-таки заставить себя и «вкусить сполна» одно из лучших его творений. «Андрея Рублёва», стало быть. Теперь только понимаю, почему я не мог раньше осилить его целиком…

Нет развития личности главного героя, нет его характера, и в итоге непонятно, что это был за человек. При этом нередко экранный Андрей Рублёв проявлял себя, как мелкий подлый человечишко (неспособность к искреннему прощению брата во Христе, неспособность продуктивно и качественно работать в коллективе). Также лишены личностей и характеров все другие персонажи. Лишь один из них, Кирилл, раскрыт в достаточной степени, но он второстепенный герой и в сущности не интересен.

В столь продолжительном фильме (3 часа!) очень мало осмысленных фраз; произносимые реплики чаще всего эмоциональны, но их смысловой источник не ясен. Можно лишь пространно фантазировать, чем обусловлены те или иные слова, зачем их сказали именно сейчас и что вообще хотели ими сказать. Иногда в словах Рублёва проскакивают мысли о нравственности и идеалах, но они не звучат как лозунг или призыв к действию, а скорей похожи на бессвязный бред или на рассуждение человека, который лишь пытается «искать себя».

Скажете, что я придираюсь, но крайне странно выглядит, что слова из Священного писания персонажи зачитывают на русском языке, вместо церковнославянского, на котором только его и знали в те времена (да и сейчас читают во время церковных служб; русского перевода в те годы просто не существовало).

Так называемый быт показан крайне странно и ещё более странно — нравы. Если это избы, то обязательно разбитые напрочь, с вывороченными брёвнами, покосившимися стенами, без окон и дверей, с проломленной крышей, вокруг что-то дымится. Более-менее нормальное жильё не показано ни разу, за исключением эпизода внутри монашеской кельи. Люди постоянно валяются в грязи, ходят в рванье и рубище (за редким исключением). Чаще всего персонажи из массовки ничем не заняты, стоят или сидят праздно, бесцельно передвигаются, чем создаётся атмосфера подчёркнутой бессмысленности существования и всего происходящего вокруг. Это самый настоящий пасквиль на русское средневековье!

Окружающий мир фантасмагоричен и почти нереален. Попытка привязать сюжет к историческому контексту удалась лишь отчасти, только благодаря работе над внешним антуражем. Но в результате складывается ощущение о показанном времени, что это сплошная грязно-серая дыра, с вечно идущим дождём или невесть откуда взявшимся снегом, где каждый делает непонятно что и непонятно зачем, где люди не являются членами слаженного коллектива, сформированной общины или гражданами государства. В этом мире нет понятной властной иерархии, ибо любая деятельность начинается словно с кондачка, иногда «по заказу князя», но организация работ не выдерживает никакой критики. Полностью отсутствует понятие об ответственности за неисполнительность, ибо любой волен в психопатическом припадке махнуть на всё рукой и уйти навсегда либо просто прекратить работу. В особенности этим страдает главный герой. Но хуже всего — в этом мире нет смыслов! Их просто нет, ни в конкретных действиях героев, ни в эпизодах, ни в фильме целиком. Всё происходит само собой, увлекаемое неведомым зрителю замыслом и стремящееся в безотрадный мрак неизвестности. Лишь однажды Андрей Рублёв совершает понятный осмысленный жест: в обстановке всеобщего хаоса убивает насильника и защищает беззащитную женщину. Также вполне понятен смысл отливки колокола: колокол просто нужен, поэтому его отливают; благодаря этому вся деятельность вокруг колокола кажется вполне упорядоченной.

Трудно понять, почему авторы фильма так хаотично видели мир Андрея Рублёва, ведь если взять за основу сюжета хотя бы только два непреложных факта из его жизни — что он был монахом и что он был иконописцем — уже можно «слепить» более-менее вменяемую сюжетную линию, где центральный персонаж будет представать хотя бы в этих двух ипостасях. Но — увы и ах! — Андрей Рублёв в фильме на самом деле и не монах, и не «богомаз». За весь многочасовой фильм великого иконописца Андрея Рублёва ни разу (подчёркиваю, ни разу!) не показали с кистью в руках, рисующим, пусть не икону, а хоть что-нибудь. О его таланте к этому ремеслу по ходу произведения были только разговоры, и больше ничего. Ах, да, ещё в одном эпизоде Рублёв рукой нарочно заляпал грязью белоснежные стены храма, которые он должен был расписывать (безусловно, это был жест настоящего свободного художника, каким, вероятно, видел его Тарковский). Также Рублёв не показан монахом, ибо вся его жизнь на экране — это подозрительные скитания и самовольная пустопорожняя суета: иду, куда хочу, делаю, что хочу, и при этом ни за что ни перед кем не отвечаю. Этот так называемый монах ни разу за весь фильм не произносит слов молитвы (эмоциональные реплики не в счёт), а ведь основа жизни монаха — послушание, молитва и труд, но ничего из этого главный герой не делает. Монах из него получился никакой, а точнее — бестолочь и клоун в монашеском облачении.

В итоге этот фильм совсем не про монаха и иконописца Андрея Рублёва, преподобного Андрея Рублёва. Про кого угодно, только не про него, это совершенно очевидно! Надо понимать, Тарковский посредством созданного им на экране главного героя пытался показать собственные духовные искания, образ мышления и отношения к окружающему миру. Вероятно, это у него получилось, — молодец, снял фильм про себя, любимого, спрятавшись за именем Рублёва. В результате получилось не «воссоздать духовный мир», а полностью выдумать, на свой дурацкий «художественный» манер. Фактически о внутреннем мире центрального персонажа, вообще о духовности, о монашеской жизни, о нравах и быте того времени в фильме почти ничего нет, лишь мелкими штрихами и в самых жутких красках. Только некоторые разговоры а-ля «под старину», реплики невпопад о грехах, молитве и т. п. Сумбур, сумятица, фантасмагория и разгул идиотии.

Вывод. Безвкусица, идиотизм и унылое говно! По форме и содержанию настоящий артхаус, на любителя.

Ахающие и охающие о величии этого творения, о мощных смыслах, о гениальности творца, или ничего не понимают, или заставляют себя смиряться с чужим устоявшимся массовым мнением и подпевать ему. Очень может быть, что с кинематографической точки зрения (по постановке, монтажу, свету, звуку, умелым ракурсам и т. п.) фильм действительно заслуживает похвал, но это интересно киноискусствоведам, а не массовому зрителю. Характерна в этом ключе запись на странице Тарковского из Википедии: «Как пример его православного творчества можно привести фильм «Андрей Рублёв». Удивительно, как точно удалось Андрею Тарковскому показать переломы монашеской жизни, внутренний мир инока и непростые внутримонастырские отношения». Сказанное — классический пример насквозь лживого, мелочного, пустопорожнего лизоблюдства.

3 из 10

29 июля 2017

Тарковский. «Андрей Рублев». 2017

В честь 85-летия Андрея Тарковского кинотеатр Формула Кино Горизонт предлагает ретроспективу лучших фильмов великого режиссера. «Андрей Рублев» — участник внеконкурсной программы Каннского кинофестиваля 1969 года — открывает серию кинопоказов.

Фильм Тарковского — экранный роман-эпопея, наравне с такими литературными памятниками, как «Война и мир» Льва Толстого и «Тихий Дон» Михаила Шолохова. Исторический фон — период княжеских междоусобиц XV века (1400—1423 гг.). Персонажи фильма — наиболее типичные представители средневековой Руси: скоморохи потешают «темный» народ, князья престол владимирский «держат», монахи «молитву творят». Исследование проблем жизни и смерти, взаимоотношения художника и произведения искусства, одаренности и бездарности — из ряда вечных, долгоиграющих. Литературность фильма — структурная: в делении на части, главы.

«Андрей Рублев» следует мозаичному принципу: одна большая история со своими завязкой, кульминацией и развязкой складывается из более мелких сюжетов с теми же элементами. Завязка, развязка всегда неторопливы, кульминация — стремительна. Литературно-кинематографические приемы подчиняются течению жизни: счастье человека сменяется горем. Но и горе — заканчивается, сменяясь счастьем. Или покоем (как в эпизоде ослепления резчиков палат), духовным освобождением (как в эпизоде с новым колоколом мастера Бориски).

Андрей Тарковский позволяет себе лирические отступления: судьба простого русского мужика воспринимается как история библейского Иисуса в главе «Страсти по Андрею» (и тот, и другой «несут свой крест»); Андрей Рублев видит во сне умершего Феофана Грека и неторопливо ведет с ним диалог о жизни и смерти.

Мотивы творчества Федора Достоевского занимают немаловажную роль в картине «Андрей Рублев». Сцены фильма наполнены образами детей. Символ чистоты, невинности, будущей жизни, ребенок является также созидающим началом. Женские образы Андрея Тарковского достойны сострадания и понимания, за ними закрепляется моральное право на выбор той или иной линии поведения (как за Варварой Доброселовой, Сонечкой Мармеладовой, Настасьей Филипповной).

В символике фильма особое место занимают образы животных: черный кот как символ беды, горя; мертвый аист как символ попирания добра, чистоты, набожности; змея — символ мудрости. Фигура коня сопровождает действие фильма, окольцовывает его композицию: падающий конь в конце первой главы — четверка коней, умиротворенно пасущихся на берегу, в конце последней главы. Конь становится символом Руси, постепенно обретающей твердую почву под ногами, восстающую из пепла монголо-татарских пожарищ.

Проблема Художника и его творчества в фильме «Андрей Рублев» тесно переплетается с проблемой одинокой неординарной Личности, готовой бросить вызов как окружающей действительности, так и самой себе. Персонажи-художники Андрея Тарковского — бунтари (монах Ефим, Скоморох, Феофан Грек, Бориска, Андрей Рублев). Они делают шаг вперед, не уверенные в прочности почвы под ногами (как Ефим, как Бориска). Мотивы их творчества — различны: это и очередная Вавилонская башня — стремление сравняться с Богом или хотя бы превзойти равных себе — людей; это и потребность в самоактуализации через творчество (впрочем, не всегда осознаваемая); это и инстинкт самосохранения; это и благородное служение людям.

Тарковский выводит на экран представителей всех типов культуры: массовой (монах Кирилл, Феофан Грек), элитарной (Бориска, Андрей Рублев), народной (Скоморох). Монах Кирилл, несомненно, учен, но совершенно обделен талантом: он создает свои иконы, ориентируясь на известные образцы того времени, в том числе Феофана Грека. «Простота без пестроты» — вот творческий девиз Кирилла. Феофан Грек, напротив, талантлив. Он пишет много, но только потому, что «не может иначе, надоедает». Его талант уже давно остается без развития.

Феофан Грек оказывает значительное влияние на формирование Андрея Рублева как иконописца. Однако Грек и Рублев — герои-антагонисты. Они не сходятся во взглядах на современную им Русь, да и творчески Рублев идет своим путем как первый русский гений-иконописец. Таков и Бориска, якобы знакомый с «секретом литья колоколов». Спасая свою жизнь, он принимает на себя великую ответственность: отлить колокол, возглавив работу артели в сотни человек. Бориска — «нервный» тип художника. Он фанатично заставляет рабочих искать особый тип глины для литья колокола, отказываясь от «обычной», «которую всегда брали»; истерично раздает указания и не терпит возражений; равнодушно отправляет наказывать провинившегося мальчишку. Бориска плачет как дитя, услышав чистый звон отлитого им колокола — его творения.

Скоморох — анонимный голос Руси XV века. Как представитель народной культуры, он максимально обезличен, лишен имени. Шут — персонаж Ролана Быкова — напоминает кривляющегося ребенка, распевающего матерные частушки на всеобщую потеху. Однако этот образ вдруг становится очень лиричным, трогательным, стоит ему сбросить с себя личину Скомороха. Эта лиричность — в том, как шут устало закусывает зеленым луком после выступления, лениво стягивает грязную рубаху, подставляя свое худое тело дождю. Такой же человек, как и все, и неправда, что «Бог дал попа, а черт — скомороха». Его творчество-мастерство — не требует служения (художника — людям или людей — художнику), славы, почета. Это наиболее бескорыстный тип культуры, а значит — самый искренний.

8 из 10

20 апреля 2017

Может, лучше во мраке неразумия велению сердца своего следовать?

- За грехи наши и зло человеческий облик приняло. Бог-то простит, только ты себе не прощай. Так и живи — меж великим прощением и собственным терзанием.

Обычно я пишу коротенький синопсис от себя, но в этот раз не буду этого делать. Потому что без спойлеров это сделать сложновато, да и в официальном все раскрыто более чем. Фильм состоит из 8 новелл, связанных между собой только главным героем. Все происходящее описывает период неурядиц на Руси в начале XV века, увиденных глазами монаха-иконописца Андрея Рублёва.

Наверно я не с того фильма начал знакомство с Тарковским. Слишком уж неоднозначное впечатление у меня сложилось от этого фильма. Казалось бы, на тот момент это был явно шедевр, но по прошествии более 50-ти лет смотрится как то пресно и скучновато.

Стоит отметить достаточно яркий актерский состав. Главную роль исполнил Анатолий Солоницын, и исполнил хорошо. Выжал из этого интересного образа все что только можно было. Также в фильме отличились Николай Гринько, Иван Лапиков и как ни странно Юрий Никулин. Вот уж кого не ожидал увидеть в подобной картине. Это те кто меня впечатлил и запомнился своей ролью. Хотя в фильме еще предостаточно отличных актеров, и все они замечательно вписались в свои роли.

Хотел бы я сказать что «Андрей Рублев» это фильм на все времена, который будут любить и пересматривать еще долгие десятилетия. Но нет, фильм безнадежно устарел. И даже неплохой актерский состав не убедил меня поставить оценку выше. Я в первую очередь оцениваю сюжет, а здесь я для себя ничего интересного не увидел.

4 из 10

11 апреля 2017

Страсти по Андрею

«Андрей Рублёв» — это не просто фильм о знаменитом иконописце, это фильм о мученике, человеке, прошедшем через множество страданий во имя овладевшей им цели.

Интересно, что первоначальным названием фильма было «Страсти по Андрею», именно так его планировал назвать Тарковский. Название как нельзя лучше характеризовало истинный смысл картины. Мучения, страсти, боль и переживания великого творца, да и не только творца — всей Руси того времени. Жизненный путь Андрея, показанный в фильме, отражает всю тяжесть той эпохи, в которой он живёт, а великолепная операторская работа Вадима Юсова даёт возможность полностью погрузиться в атмосферу Древней Руси. В фильме нет лишних кадров, каждый из них несёт под собой свою смысловую нагрузку, этакий символизм типичный для фильмов Андрея Тарковского. Надо отметить, что всё это получилось только лишь благодаря своеобразному симбиозу оператора и режиссёра.

Впрочем, было бы неправильно не упомянуть и блистательную игру актёрского состава фильма, создававшего у зрителя ощущение реальности персонажей, которых они играют. В особенности это касается Анатолия Солоницина, Ивана Лапикова и Юрия Никулина, искусно выполненная работа которых, не давала возможности оторваться от экрана.

Очень интересным является и факт использования чёрно-белой плёнки для всех частей фильма. Исключение составляет только финал картины, отснятый в цвете и демонстрирующий нам наследие знаменитого творца. Этим приёмом режиссер хотел показать — из чего рождается красота, высшее искусство. Как из душевных страданий иконописца погружённых в серые, тяжёлые, наполненные насилием будни, появляется на свет нечто прекрасное и величественное.

Не лишним здесь будет упомянуть и цитату самого Тарковского, в которой он говорит, что «искусство существует только потому, что этот мир плохо устроен». Этими словами режиссёр хотел донести до нас то, что художники, как и любые другие творцы, работают и трудятся над своими трудами, дабы принести, хотя бы капельку красоты в этот несовершенный, наполненный серыми (как и картина режиссёра) красками мир. Искусство существует, потому что людям нужна надежда, вера. Вера в то, что не всё в этом мире окрашено в серый цвет. Надежда на то, что однажды всё в жизни, как и финал картины, разольётся цветными красками.

Надо сказать, что «Андрей Рублёв» — это, прежде всего фильм о вере. Каждая глава фильма представляется нам как очередное испытание, испытание веры. Веры не только самого Рублёва, но и всего русского народа, чья вера — несокрушима. Это выражается в последней главе фильма «Колокол», в финале которой завершается долгий обет молчания иконописца, нарушить который, ему помогла радость, любовь, а любовь и радость — это и есть вера.

10 апреля 2017

Искусство существует только потому, что этот мир плохо устроен.

- Художники

Для начала скажу, что картина представляет собой «полёт духа человеческого», игравшего с нами как судьба или же случай.

Мы имеем двух основных апостолов картины — Андрей Рублев и Феофан Грек, именно путём двух разных мировоззрений героев, раскрывается понимание мира окружавшего нас. В роли адепта гуманизма выходит Рублев, который относится с человеческим пониманием, неким приземлённым чувством добра на происходящие, например Страшного суда как «праздника». Феофан выходит громогласным и показательным слугой господа, укоризненно действуя по сводам своей веры, тем самым олицетворяя как что-то неизбежное (судьбу).

(Ф)- ^… Слепы люди, народ темен!..

(А)- Да нельзя так…

— Ну, хорошо, ты мне скажи по чести, темен народ или не темен?! А? Не слышу!

— Темен… Только кто виноват в этом?

— ^ Греховодить, лизоблюдить, богохульствовать — вот это их дело! Да сам-то ты грехов, что ли не имеешь?

— Как не иметь?..

— И я имею! Господи, прости, примири, укроти! Ну, ничего. Страшный суд скоро, все, как свечи, гореть будем! И помяни мое слово, уж такое начнется! Все друг на друга грехи сваливать начнут, выгораживаться перед Вседержителем…

Ещё я бы хотел затронуть двух князей, Великого и Малого.

По отношению к этой паре, как мне кажется применяется единый приём, ведь два брата — эгоисты. А то что в фильме их обоих играет один актёр, сам автор подразумевает некую схожесть в их взглядах на власть. Что один князь, что другой совсем не думает о народе, а только о своей власти. Неуемная жажда власти, тщеславие, зависть, страсть к показной пышности — вот ничтожные причины, которые приводят обоих князей к предательству. Художники, расписавшие дом Великого князя, были ослеплены только для того, что бы Малому князю ни сделали лучше. Особенно если учесть, что князья — братья.

Конечно в картине есть и остальные не менее колоритные персонажи, но я не буду их разбирать т. к основная трактовка их мысли, это подчёркивание идеи двух центральных персонажей, просто комментируя это по большей части своими действиями.

- Вера и Человек

Фильм рушит огромное количество шаблонных представлений как о той эпохе, так и о представление человеческого «я».

Это фильм не о святом, не иконописце, а о человеке, живущем в один из самых сложных периодов нашей истории, в стране, где набеги ничего не признающих татар только доканчивают разорение не только в княжествах, но и в душах людей, жадно ищущих спокойствия. Скудные сведения о жизни великого иконописца дают простор фантазии, возможность показать всю глубину переживаний, смятения, но не духовного опустошения. Тема силы духа пронизывает каждый кадр хоть и не явно, но неотступно, доказывая зрителю каждый раз, что именно он помог даже самому прогнившему казалось бы социуму, выжить в этом хаосе.

9 апреля 2017

«Суета и тлен всё!» Феофан Грек

Тарковский Андрей Арсеньевич в кинематографических кругах славится как не изменяющий себе творец, общающийся со зрителем благодаря многоуровневым метафорам, иллюзорным образам, многогранным философским рассуждениям и долгоиграющим как внешним, так и внутренним коллизиям. Однако именно данные черты, по крайней мере сложные, вычурные пространные образы — эта особенность, благодаря которой фильмы Тарковского нельзя спутать ни с чем иным, явила себя во всей красе в работах режиссера, когда он уже получил мировое признание и прослыл «гением» кинематографа. Если говорить более точно и относить на некую временную черту, то со своего «Соляриса» 1972-го года Андрей Арсеньевич дал себе полную вольготность в вопросе аллюзий и символов.

Первые его две полнометражные работы в качестве постановщика привлекали всё же немного иным. Одна из этих работ, как раз-таки, — «Андрей Рублев» 1966-го года.

Особенной эту картину делает не рука мастера, над ней работающего, скорее, а сама история. Её размах и аутентичность. Можно бесконечно долго будировать на Тарковского за его простецкий, скажем так, разговорный язык, который абсолютно не подходит тому времени, которое показывается на экране, а именно началу 15-го века. Кроме анахронических претензий можно выдвинуть ультиматум также и с целью получения объяснений касательно необходимости жестокого обращения с животными, которое словно имело место быть при работе над данной картиной. И еще многое иное… Но ведь, самое интересное, на всё найдется объяснение, по мере восприятия зрителем самой ленты, так или иначе приемлемое. Упрощение высокопарного, витиеватого, в церковных кругах, языка того времени и использование современной терминологии — всё ради более удобоваримого восприятия. Животные, в основном, были взяты либо со скотобойни, либо были покрыты специальным материалом, почему пострадали либо без шанса на иной путь в своей судьбе, либо не пострадали вовсе. И это я привел примеры только на ту критику, которую особенно часто задействуют при упоминание сего прекраснейшего полотна. Коль изучить вопрос глубже и масштабней, то можно найти еще множество как вопросов, так и ответов. Но это здесь, как лично я считаю, ни к чему. Моя цель состояла в том, дабы показать, что, по понятным причинам, не бывает идеального фильма с точки зрения конечного результата и с точки зрения производства. Только и всего.

Так как, как мне кажется, у меня это прямо или косвенно, опять же вопрос субъективизма, получилось, я продолжу в ином ключе.

Итак. Фильм «Андрей Рублев» — это авторский пересказ периода из жизни великого иконописца Андрея Рублева. То бишь данный фильм — обширное, долгое, наполненное полотно, на котором разворачиваются действия на протяжении 23-х лет, в течении которых сотрясалась под гнетом внешнего мира и ситуаций не только душа и быт Андрея Рублева, но и самой Руси, претерпевающей тогда и нападки татар, и голод, и мор, и многое еще более мелкое, еле уловимое, но столь же важное и однозначно влияющее на внутреннее благоустройство, что Андрей Тарковский просто-напросто не мог это не показать в эпизодах с языческим праздником Ивана Купала, лишением зрения артели резчиков по дереву и со многим-многим другим. Вообще фильм столь изобилует разномастной дополнительной структурой, разномастными мазками, что его охват, не только в плане историческом или биографическом, а в плане информационном, того, что он преподносит зрителю, просто невозможно полноценно рассмотреть. Огромное количество жизни как на экране непосредственно, так и в звуковой дорожке киноленты. Огромное количество разговоров как на планах передних, так и на задних. В сочетании с частым утробным, созидательным молчанием — все это делает картину неповторимой, переполненной и насыщенной чрез край, но отчего-то это не отпугивает от неё. Ни в коем случае: сама история, ее постановка, огромные баталии, сентенциозные выводы и пересмотр этих же итогов, вековые, актуальные темы, атмосфера, в которых над ними идет рассуждение — все это приковывает, всё это запоминается и заставляет думать о себе, анализировать себя. И это прекрасно, ибо полноценно демонстрирует кинематограф как нечто интересное и необходимое в плане общественного развития, ибо это нечто способно являть долгие, муторные, казалось бы, истории реального мира в столь интересном и незабываемом ключе. Таким образом, уже своей второй режиссерской работой Андрей Тарковский не только подтвердил свою самостоятельность, свои навыки в плане постановщика, сняв столь масштабное и, не побоюсь даже этого слова, эпичное кино, способное в некоторых моментах встать в один ряд по размаху с «Войной и Миром» Бондарчука или же куда более поздним «Властелином Колец» Джексона, но также и столь громкой, даже громогласной, в плане воздействия на мировой кинематограф, премьерой напомнил и обозначил главенствующие способности кино, которые требуется иметь каждому фильму — проникновенность персонажами, проникновенность антуражем и историей, интерес к этой самой истории, который должен сохраняться столь долго, сколь долгим может быть хронометраж.

Частая динамика и отсутствие некоторой локальности, кулуарности действа — именно это не присуще позднему Тарковскому, почему в некотором роде выделяет данный фильм среди прочих его работ. Однако операторская работа Вадима Юсова; непревзойденная игра, которая словно самостоятельно, автоматически подстраивается под задаваемый постановщиком темп съемки, всего актерского состава, а в особенности любимого режиссером Анатолия Солоницына (Андрей Рублев); редкие, но крайне запоминающиеся и заставляющие подвергать себя внутри черепной коробки таковому «мозговому штурму» образы, которые въедаются в память и далее при своем возникновении в мыслях требуют, словно, разгадки собственного значения — все это узнается и не просто безапелляционно сообщает о том, кто снял и работал над данной кинокартиной, но и, не терпя возражения, заявляет, чьи фильмы нужно изучить любому человеку, так или иначе связанному с кино, либо просто любящему его.

«Андрей Рублев» — красивая, многоплановая, вызывающая восторг и трепет огромная картина, которая внутри обыкновенного жанрового эпитета «историческая биографическая драма» прячет гораздо больше, чем можно ожидать. Необыкновенный, более чем прекрасный и мировой фильм. Гениальное творение, которое стало таковым уже с первых своих демонстраций публике ввиду не только «размаха», но и, главное, вопросов. Вопросов людской морали, вопросов веры, размышлений над верой истинной, то бишь верой, как философией бытия в плане его безопасности и оберега, в плане нежелания просто оставаться одному, или верой не истинной, что присуща личностному безволию и нерешительности, что содержит в себе дурман чувств и действий… Это полотно, которое заставляет задуматься над крайне многим, почему его и следует посмотреть: оно не отпустит более, к нему за советом или за дополнительной толикой информации будет человек возвращаться и возвращаться. И это кино того заслуживает. Беспринципно и бесспорно заслуживает.

P.S. Спасибо за внимание.

6 февраля 2017

«Андрей Рублёв» — добротная, прекрасно снятая лента Тарковского, повествующая, разумеется, об Андрее Рублёве, реально наличествовавшем человеке, поистине гениальном, если можно говорить о гениальности в контексте человека, для которого любая форма самообожествления, назовём её так, была не то чтобы даже чуждой, а вполне греховной; но, помимо этого, нельзя не отметить того факта, что, повествуя о Рублёве, Тарковский рассказывает зрителю всё же в большей степени о себе самом, вполне органично накладывая реальное жизнеописание Рублёва на свои собственные внутренние переживания.

«Андрей Рублёв» — монолог человека, пытающегося понять, а какое же место отведено человеку в человеческом же мире, если люди попытки остаться человеком в том понимании, которое предписано Богом, остаются незамеченными, сама Церковь, должная бы быть отражением Бога на Земле, оказывается лишь властолюбивой неясного назначения структурой, создающей одни лишь догматы и запреты, не спрашивая на то разрешения Божьего даже; да и сами люди не слишком-то принимают тот факт, что спасли их лишь только от прошлых грехов, к ним самим отношения не имеющих, и охотно верят, нет, даже не надеются, а считают само собой разумеющимся тот факт, что придёт какой-то человек, который возьмёт за них ответственность за их деяния, раскается и пойдёт туда, к точке невозврата, где только лишь крест и гвозди, и всё будет ровно так, как и было означено ранее, все вновь безгрешны, чисты и непорочны, реальность более чем понятна и ко всем приветлива, вне зависимости от количества того греха, крови и ужасов, которые люди успели насотворять; а эти, раскаявшиеся, страдальцы бесконечные — так мало ли дураков на свете, похоронят, забудут и даже одним словечком вспоминать не будут, что это они вот, эти самые дураки, из раза в раз и пытаются всех оправдывать, спасать и жалеть, да, именно что жалеть, потому как что взять с человека тёмного, путаного и непутёвого, кроме как пожалеть в очередной раз; да только люди — принимают всё это, как должное, и не видят ничего, дальше собственного носа.

И вот как в таком мире жить тому, кто так жить не умеет; тому, для кого ежедневная работа, любимая и понятная, есть не более, но и не менее чем отражение собственной жизни; тому, кто не видит себя ни в разнузданном обрядничестве, направленном лишь на удовлетворение низменных потребностей, но отчего-то тоже именуемом верой; тому, для кого материальная составляющая не играет никакой существенной роли; тому, кто знает уже, исходя из собственного опыта, что друзья могут предать, любимые могут уйти, а те, кого называешь равными себе, могут попросту взять и продать, да, по той же самой аналогии с верой, за горсть золотых и пару ударов плетью — вот таким-то людям куда деваться? Тарковский задаётся этими вопросами, разумеется, неспроста — и его личная биография не отличалась никогда особой простотой и бесхитростностью.

В его повествовании заканчивается всё ровно так, как и должно бы закончиться хоть в пятнадцатом веке, хоть сейчас: властолюбцы обретают необходимые им символы власти, нацеленные на денежное обогащение — ну кто-то и деньги получает, а кто-то и пику в бок, как водится, притесняемых по-прежнему притесняют, обираемых по-прежнему собирают, а эти вот, вечно все грехи, и свои, и чужие, на себя берущие, как были неприкаянными, так и остаются.

Не питает в данной ленте Тарковский абсолютно никакой возвышенности в отношении окружающих реалий, однако же то не мешает ему продолжать по-прежнему верить в то, что сила человеческого духа намного выше, нежели принято считать. Что, пожалуй, в данной истории важнее всего.

29 января 2017

Видень об истинном творчестве

«Андрей Рублёв» как будто повторяет слова пушкинского Моцарта о том, что гений и злодейство — вещи несовместимые. Только вновь поражённый любовью, поверивший в людей, Рублёв снова берётся за кисть. «Как ты с такими мыслями ещё писать можешь?» — на этот вопрос пришлось ответить не только Феофану, но и самому Андрею, а так же всем истинным творцам, во все времена. В этом фильме я встретил самое величественное, высокое и осмысленное понимание назначения творчества, творения. Кто-то видит в искусстве развлечение, кто-то — прибыль, но чтобы открыть всю красоту мира, надо увидеть в нём вечность! Тарковский увидел: творение, пусть и самое пышное и яркое, не стоит того, чтобы существовать, если в нём нет любви. Недаром Рублёв говорит о заказе на роспись храма: «Я думаю, что лучше вовсе не писать Страшный суд». Вопрос назначения творчества связывается не с прибылью, не с обеспечением досуга, не с человеческим сумасшествием, не с удовлетворением неких телесных потребностей, а с тем, несёт оно в этот мир любовь или ненависть, делает людей лучше или хуже, вдохновляет или разочаровывает. Фильм не только ставит этот вопрос, но и убедительно даёт на него положительный ответ, повествуя о преодолении Рублёвым на пути к иконописи ужасных испытаний, включая собственное отчаяние. Андрей смог нарисовать Троицу — изумительное свидетельство человека о неземном. Три лошади на дождливом лугу (последний кадр видня) воплощают в себе красоту сотворённого Богом мира. Этот мир прекрасен, он призывает нас подражать своей красоте, раскрывать её и нести другим.

Но, не будь фильм великолепно снят, я бы не воспринял данный посыл. А снять так, чтобы затяжные разговоры об отвлечённых понятиях казались захватывающими (разговор с Фефаном о пороках), чтобы настрой каждого места фильма мгновенно передавался зрителю со всей полнотой (жара, полёт, ожидание удара), чтобы внешняя опасность стремительно переходила во внутреннюю (разъярённые крестьяне и голая баба), чтобы долгие и сложные движения камеры смотрелись легко и незаметно, надо постараться на славу! То, что меня немного смутили такие слова, как «материал», «интересно» и «секрет» в XV веке, а также отдельные кадры во время бойни с татарами, никак не отражается на силе заложенной постановщиком мысли!

Тарковский умело снял глубоко осмысленный фильм, дарующий нам чудесную высоту назначения искусства!

18 декабря 2016

Вера, любовь и искусство.

С трудом добравшись до киноэкранов, фильм Андрея Тарковского «Андрей Рублев» потряс зрителей своей масштабностью, как в техническом, так и в идеологическом плане. Средневековая Русь, пройдя сквозь призму восприятия автора, предстала в совершенно новом, хотя и далеком от истины, свете. Неспроста позже Тарковского обвиняли в псевдоисторизме, парируя искаженной биографией Рублева и извращенным образом русского народа. Но режиссер и не стремился создать доподлинную историческую ленту. История жизни великого иконописца на фоне противостояния Руси татарам служит лишь образом, внешней оболочкой для рассуждений автора на волнующие его темы веры, любви и искусства.

Вдохновившись Бунюэлем и Брессоном, Тарковский создает образ мученика-пророка, находящегося в поисках истины. Но у Рублева и Тарковского общее не только имя. Наряду с лирическим героем в поэзии, Рублев в какой-то мере является альтер-эго самого режиссера. Как и любой гений, герой озабочен своим предназначением и пытается справиться с духовным кризисом. На протяжении всего фильма он неоднократно усомневается в своих принципах, размышляя и споря о вере и религии, которые не тождественны, ведь вера для него является чем-то необъяснимым, чем-то более важным и высшим, и не всегда подвластным измерению религиозной линейкой, в чем герой к концу фильма убеждается все больше, пытаясь разрешить свой внутренний конфликт, порожденный бременем высокого таланта. Творец уже не находит выход ни в вере, ни в любви к людям, несколько разочаровавшим его, и дает обет молчания.

В последней из восьми новелл также пытается разобраться в себе и в окружающем мире мальчик Бориска, вызвавшийся руководить литьем колокола. Юный герой не только хочет почувствовать свою значимость, но и доказать себе самому свое право на существование. Накал общих эмоций уже доходит до предела, и тут … звенит колокол, в звучании которого отражается и блаженство всего русского народа, и раскрывшийся талант Бориски, сопровождаемый победой над самим собой, и конец молчания Рублева вместе с достигнутым осознанием.

Для Рублева вера, любовь и искусство, наконец, собираются в одно и в своем триединстве представляют высший смысл существования. Вот и пойдет Бориска колокола лить, Рублев — иконы писать, а Андрей Тарковский снимет еще пять великих картин, проронив зерна высокой духовности в рыхлую почву материальной действительности.

30 ноября 2016

Катарсис Рублёва

Наиболее признанная работа Тарковского «Андрей Рублёв»,на мой взгляд, явно достойна пересмотров. Про эту картину рассуждать можно долго, но попробую говорить обобщенно, ибо описать картину подробно едва ли находятся слова: касательно философского содержания… все сцены, начиная от нахождения героями убежища от ливня, до истории с колоколом имеют свою, казалось бы иногда незаметную, но прочную и важную роль, образуя единое грандиозное полотно.

«Страсти по Андрею» — это прежде всего картина о духовном поиске, о осознании человеком своего место в мире и, конечно, это история о искусстве. Безусловно, «Андрей Рублёв» один из тех фильмов, что способен внести некоторый вклад в мировоззрение зрение.

Фильм прекрасно визуализирован для своего времени: созерцательный темп повествования поглощает зрителя. Радует и в целом простая, но поразительная по своей красоте музыка Вячеслава Овчинникова, с этническими мотивами. Операторская работа примечательна периодическими съёмками одним дублем.

Навсегда запоминается и актерская игра — она безупречна, обратить на неё отдельное внимание стоит хотя бы из-за Анатолия Солоницына, для которого данная картина стало дебютом плодотворного сотрудничества с Тарковским.

Очень атмосферно передан XV век со всей его историко-политической неоднозначностью, хоть и нельзя не признать порой модернистских взглядов героев, явно необычных для того времени. Но Тарковский выбрал период довольно неизведанный, в котором можно подготовить почву для подобных философских размышлений.

Сделанный технический хорошо для своего времени, глубоко философский, «Андрей Рублёв» уже полвека, как находит своих преданных зрителей по всему миру.

В общем, это одна из тех картин, которую надо созерцать, а не рассуждать о ней.

10 из 10

27 ноября 2016

Фильм, где передано дыхание неба.

Фильм об истоках жизни. На предельной достоверности реализма — предельная мистическая основа живой жизни. Фильм, запечатляющий «течение времени», как говорил о главной и особой задаче кино сам Тарковский. Фильм без единой нарочитости, где каждый кадр — это дыхание, восхождение и опадание духа.

«Вздымаются светлые мысли, в истерзанном сердце моём, и падают светлые мысли, сожженные темным огнём»(А. Блок. Цикл:«На поле Куликовом»). Жаль, из-за нехватки денег, в фильм не вошли кадры куликовской битвы. Русский исторический миф пополнился бы чудесными, зримыми, осязаемыми кадрами…

Но это так, в дополнение… Весь фильм — чистая, прозрачная поэзия. Каждый кадр, каждая сцена. Влюбляешься в эту средневековую русскую действительность, с её подлинной жизнью и её любовью, с её страстями и её ужасами. В этих людей, темных и грешных, простых и сложных, добрых и жестоких, наивных и ищущих.

Что говорить о любом эпизоде. Каждый — шедевр и счастье художника. Любой режиссер, снявший хотя бы один такой эпизод, уже заслуживает вечности.

Смотрите.

Назову лишь мои любимые кадры, уже в самом конце, которые обычно забывают.

Уже «почти после титров». После всего, после цвета «Троицы», творений Рублёва и торжествующей музыки… И вдруг, опять — черно-белое полотно, выдох неба: дождь, деревья, река и на речной косе — лошади, машущие хвостами…

Большей уловленной тайны времени, большей показанной мистики вечного течения жизни я не знаю. Кадры, где снята последняя нарочитость — нарочитость торжества искусства. Где средствами искусства передано вечное возобновление жизни и его торжество над искусством. Спасибо, боже, что ты есть. Ребенок или взрослый, вдруг ощутивший, что дышущая вечность — есть. Если это не про это, то про что?

Этот фильм — одно из творений, ради которых и творится человеческая история. Просто смотрите. Без всяких оценок, без всяких логических объяснений отдельным кадрам и эпизодам.

И, если получится, почувствуете, как в вашу душу вливается небо.

12 августа 2016

«Удел величия — страдание от внешнего мира и страдание внутреннее от себя самого… Чем бескорыстнее дар, тем жестче гонения и тем суровее страдание» Павел Флоренский

В фильме раскрыта история жизни, становление творческого гения Андрея Рублева на фоне истории Древней Руси.

В начале фильма Андрей Рублев на пути заходит в избу, где идет веселье: скоморох развлекает народ. На улице идет дождь. Это символично. Дождь обозначает особое переходное состояние в природе, в которое у человека иногда возникают философские вопросы о смысле жизни.

Это начало пути Андрея.

В фильме поднята проблема таланта художника, творца, его взаимосвязь с окружающим миром. В эпизоде «праздник», например показаны народные гуляния, радость, песни, здесь есть некая мистическая гармония, но Андрей Рублев несколько выделяется среди этого мира, бесконечно родного при этом для него. В чем то он лишний, особый, «странный». Возможно, потому что он творец, у него свой особый путь, который приведет к тому, что оставит его имя в веках.

Достаточно много идут разговоры между героями о роли таланта, гениальности, озарения, познания в жизни человека: «во много мудрости много печали… кто умножает познание, умножает скорбь» Этот вопрос неоднократно поднимался и в литературе 19 века: А. Пушкина, М. Лермонтова, Ф. Тютчева, традиции которой оказали большое влияние на мировоззрение Андрея Тарковского и в данном фильме.

Возможно Андрею Рублеву и удается частично дать ответ на эти непростые вопросы: «Я Господу служу.. если зло помнишь, счастлив не будешь». Его творчество оно идет от Бога и во имя Бога, которому оно и посвящено. Это формирует и определенное духовное, моральное мировоззрение, способствует достижению внутренней гармонии с самим собой, плодом которой и является творчество великих гениев, в том числе и Андрея Рублева. Что помогает ему сохранить эти идеалы, ценности и в сложное время захвата, дав обет молчания.

Определенную символическую роль играют состояния природы: дождь, снег, тишина в лесу.

На сегодняшний день не так много как хотелось бы фильмов об истории Древней Руси. Непросто выдержать достоверность материала, так как известно не так много о той эпохи, но осознание ее, понимание ее гармонии важно.

И этот фильм «Андрей Рублев», раскрывающий историю Древней Руси, передающий ее ценность на фоне пути творца, очень важен, как например литературный памятник той эпохи «Слово о полку Игореве».

10 из 10

1 мая 2016

О вере, о Боге, о России…

Монументальнейший фильм! Вершина, до которой вряд ли кто-то когда-то добирался и вряд ли доберется. Честно говоря, даже сложно как-то оценивать фильм, его нужно смотреть, наслаждаться и думать, думать, думать.

Подобно Достоевскому Тарковский думает о судьбе нашей страны, о судьбе русского народа. Вообще, Достоевский и Тарковский действительно люди похожие, оба страдали о своей стране и народе, как никто другой. Это попытка осмысления нашей роли в общемировом течении времени. Это попытка понять Бога, найти его, осознать его, принять его. Это история о взаимоотношениях между человеком и Богом.

Безусловно, «Андрей Рублев» — это гениальнейшая картина, которая заставляет каждого задуматься о важнейших вопросах жизни. Картина о добре и зле, о вере, об искусстве…

Андрей Рублев из молодого и жизнелюбивого юноши превращается в настоящего мыслителя, пытающегося осмыслить терзающие его вопросы бытия. Он видит совершенно неприятных людей, видит, что зло распространилось вокруг и укоренилось в людях. Он разочарован, надломлен. Его беспокоит то, что происходит с людьми. А кроме того, у него большие проблемы внутренние. Он понимает, что не может творить, потому что не верит ни в искренность людей, приходящих молиться, ни в свою собственную искренность. Он не может прикоснуться к священному, потому что в его душе идет борьба, сомнения. Он словно задает себе вопрос: а что, если обманываю я? А что, если все не так? Он беспокоится, что не чувствует внутри себя любви…

Тут опять можно провести с героями романов Достоевского. Они всегда полны сомнений, они ищут свой путь, испытывают колоссальные душевные муки. Призвание Рублева — творить, это его земной путь. И Феофан Грек постоянно наставляет его, говорит, что Андрей должен вернуться к искусству. Умудренный Феофан понимает, что происходит с Андреем, понимает как ему тяжело. Также он понимает, что если не вернется Рублев к иконописи, то есть, если не сможет преодолеть сомнения, то ничего хорошего его в жизни не ждет.

Андрей Рублев невольно согрешил, когда из любопытства и христианского возмущения оказывается на языческом празднике. Даниил Черный произносит ему очень важные слова после этого:«Твой грех. Твоя совесть. Твои молитвы». Эти слова должен отнести себе каждый. Все мы грешные и в своей душе мы должны проделать титаническую работу, чтобы попытаться спасти ее.

Временами Андрей Рублев мучается в выборе: с одной стороны церковные законы, с другой — социальная справедливость. Он понимает, что юродивая немая — грешна и нарушает законы, но можно ли ее наказывать? Что с нее взять? Он спасает ее, идя на ужасное преступление — убийство. Андрей делает свой выбор, он чувствует, что не может отстраниться от людей, уйти от них. И это большой шаг к истинной вере, которую он обретет позже.

Наложенная им епитимья на самого себя — еще одно испытание веры. Вопрос веры выходит на главенствующий план. И апофеозом, конечно, становится последняя часть — «Колокол». Мальчишка Бориска, дабы не гнить в одиночестве, без еды и людей, врет, говоря, что знает секрет литья. И принимается за работу. Что он имеет в душе? Только веру. Ничего более. Вот до чего сильна может быть вера! На нее поставил Бориска всю свою жизнь. Тут либо пан, либо пропал. Как часто говорит Библия — положись на Господа. Искренно верующий да получит то, что заслужил. Андрей наблюдает за этим. Когда колокол отлит, когда раздается его звон, и с Андреем и с Бориской происходит нравственный, духовный, религиозный переворот. Бориска плачет, навзрыд. У нее словно припадок, истерика. Это ощущение Бога. Кто руководил им? Как молодой парень, ничего не знающий об искусстве литья колоколов мог сделать прекрасный колокол? И сам он понимает это. Он положил свою жизнь на одну веру и обрел гораздо больше, чем мог предположить. Он обрел Бога.

Для Андрея это тоже переворот. Он видит, что народ — тот самый народ, который и богохульствует, и похабничает, и грешит — при виде чуда, а колокол это несомненное чудо, пребывает в чудесном, радостном настроении. И улыбки на их лицах, и радость, а не зло, заполняет их души, и вспоминают они, что такое любовь. Андрей понимает, что как бы ни был народ зол, в него надо верить, ведь если в него не поверит такой человек, как Андрей, то уже никто не поверит. Нужно творить на благо людям, на счастье и радость людям, чтобы чувствовали они любовь, то есть Бога. Андрей понимает, что его призвание — иконопись. Он должен совершить этот нравственный, духовный и религиозный подвиг. Должен нести это бремя и не отворачиваться от него. Только так возможно Царство Божие, только так можно спасти народ.

Вот и говорит Андрей Бориске: Вот пойдем мы с тобой. Ты колокола лить, я иконы писать… Глубочайший момент.

Финальный аккорд — цветовые кадры фресок, икон Андрея Рублева. Фантастическая «Троица». Только так можно сотворить бессмертное произведение, настоящее чудо — преодолев все сомнения, отвергнув искушения, совершив подвиг, постигнув Бога.

Конечно, фильм изобилует множеством смыслов и содержит в себе отсылки и к современности Тарковского, и к будущему страны. Это фильм, который обязательно надо смотреть и делать выводы. Бессмертное произведение Тарковского.

10 из 10

9 февраля 2016

Простота без пестроты

«В суть всякой вещи вникнешь — коли правдиво наречешь её.»

Монументальная история, которую дал нам вкусить Тарковский даёт представление не только о жизни одного художника, но и о десятках других судеб. Это описание целого отрезка времени через образы и пейзажи. Быт и культура средневековой Руси, вперемешку с вопросами морали и сущности бытия.

Картина состоит из 8 эпизодов, каждый из которых охватывает небольшой отрезок времени начало XV века. Главный герой Андрей Рублёв проходит сложный путь от человека, который не понимает сути своей способности великого иконописца до осознания силы своих творений. В одной из глав Андрей наблюдает празднование языческого праздника «Иванов день». Здесь мы видим большой контраст между мировоззрением церкви и язычеством. Нагие люди, в полной эйфории, купаются, совершают древние обряды и предаются плотских утехам. Однако для монаха, облаченного в чёрную рясу, это лишь похоть и грязь — одно из испытаний его веры. Но обычное человеческое любопытство, желание узнать что-то запретное заставляет идти на песни и пляски. Эта сцена примечательна тем, что с одной стороны во время тёмного для Руси периода, обычные деревенские люди пытаются не забывать что такое радости жизни, а церковь не позволяет этого, карая и преследуя инакомыслящих. Андрей, в тёмных одеяниях контрастирует со свободными, нагими людьми. Жизнь вокруг главного героя бренная и мимолётная, он стремится понять сущность человека, его поступки и смысл всего происходящего.

Во всех эпизодах встречаются персонажи, запачканные в грехах. Андрей становится свидетелем самых мерзких поступков людей. Будь то богомерзкий насильник, или предатель-князь, в своих поступках их положение в обществе не имеет значение. В итоге Андрей понимает, как грешен и противен род людской, раз он сам свершил страшное деяние.

Картина показывает что такое истинное прощение и что такое сила искусства. Последний эпизод достаточно эмоционально-напряжённый. Главный герой в нём мальчишка — Бориска, со своей, другой историей. Бориска, как и Андрей, проходит тяжелый и рискованный путь в надежде на чудо. И только чудо может помочь, отзываясь в обычных людских сердцах, даруя счастье и лёгкость. Не столько религия играет ведущую роль в фильме, а человечность. Суть человеческой души, стремление дарить любовь.

Визуальная составляющая фильма играет одну из ведущих ролей. Вадим Юсов сотворил поистине великолепные кадры. Живописные панорамы, крупные планы, прекрасно снятые диалоги. Герои смотрят практически нам в глаза и разговаривают со зрителем. Гармонично связанный визуальный ряд проникает в душу зрителя, и живописные пейзажи надолго отпечатываются в памяти, как будто ты сам побывал в тех местах и был участником событий.

А чего только стоит музыкальное сопровождение фильма от Вячеслава Овчинникова? Пропитанные тщетностью и тоской, но дающие нотки надежды, композиции являются неотъемлемой частью для создания образов, которыми так богат фильм.

«Андрей Рублёв» — это самобытное явление в истории кинематографа. Это по-настоящему живая и глубокомысленная картина о стремлении, надежде и прощении.

10 из 10

9 февраля 2016

Один из лучших отечественных фильмов

Прежде всего — это фильм про средневековье. Про мрачное, опасное время; про время, в которое я не пожелал бы жить и врагу. Единственный стабильный оплот культуры — это церковь и церковная жизнь. И в этом фильме представлены в виде новелл эпизоды около жизни монаха Андрея Рублева. Да, для меня этот фильм — не история жизни иконописца; это история жизни вокруг него: грязной и жестокой.

Снят фильм чрезвычайно натуралистично; но нет ощущения «чернухи». Просто ты понимаешь — это такая жизнь. Мастерская работа кинооператора, визуальная картинка очень запоминающаяся. Гениально сыграли актёры: одна только небольшая роль Юрия Никулина стоит многого. Массовые сцены поражают масштабом. Итого, возникает полное погружение в фильм.

Мне неблизка церковность, но фильм не об этом. Я не слишком знаком с фактами и деталями того времени, чтобы замечать недочеты, но если они есть — и они не главное. «Андрей Рублев» — это настоящее произведение искусства, и я горжусь что он снят одним из русских гениев.

Говорят, что Тарковский был фанатиком. Говорят, что для максимального эффекта он по-настоящему ломал ноги лошадям и даже сжег заживо корову во время съемок ордынского набега. Другие говорят, что этого не было. Есть разные версии, комментировать я более не стану. Но я точно знаю, у его фанатизма есть результат — и такого результата добиться не удалось никому другому.

10 из 10

7 февраля 2016

«Их явно не интересовало само свершение. Важны были путь художника к нему и результат»

Андрей Тарковский, создавая картину о ярчайшем представителе новой иконописи, довольствовался тайной, неизвестностью биографии Андрея Рублёва, которая давала практически безграничные пространства для фантазии современного художника. Этот мир XV века практически от корки до корки выдуман Тарковским. Режиссер видел и понимал лишь результаты жизни Рублёва: «Спас» и «Святую Троицу». От противного он расписал жизнь художника, переплетая внешние проблемы средневековой Руси и её народа с их влиянием на внутренний мир человека «с божьей искрой». Андрей Арсеньевич таким образом утверждает связь между жизненным опытом художника и его творчеством: чтобы написать о чём-нибудь, нужно это пережить. Иконы Рублёва о любви к людям, о вере в них, о том, что он постиг через страсти, в том числе, свой страшный грех и плату за него. Но сам Тарковский снимает картину о том, чего, казалось бы, не знает: фантазирует, иллюстрирует своё видение, свой загадочный внутренний мир, полный неординарных образов.

Как он одной картиной соединил и исчерпал сразу несколько сложнейших тем: темного или не темного русского народа, жестокой власти, войну церкви с язычеством, путь от греха к созиданию великого и бесконечного! Насколько поэтична картина при её интеллектуализме и одержимости Тарковским натуральностью фактуры!

Возможно, «Андрей Рублёв» — метафоричный рассказ режиссера о себе, прообраз тарковского «Зеркала», ибо кажется невозможным создать такие «страсти по Андрею», не имея жизни греховного иконописца за плечами.

9 из 10

21 декабря 2015

Выдающийся фильм от великого русского режиссера

Андрей Арсеньевич Тарковский — величайший русский режиссер за всю историю советского и российского кино. Каждый его фильм — это уникальное, значимое и очень личное произведение искусства, которое смело можно ставить на один уровень с самыми лучшими кинолентами Мирового Кинематографа. И «Андрей Рублев», второй полнометражный фильм Тарковского не стал исключением.

На этот раз Андрей Арсеньевич взял очень сложную тему — история Руси на рубеже XIV и XV веков. Здесь нашлось место и сложным отношениям с монголами после Куликовской битвы, и княжеским междоусобицам, и судьбам простых людей в то непростое для нашей страны время. В фильм, к сожалению, не попала сама Куликовская битва (хотя ее демонстрация планировалась изначально), она бы очень хорошо дополнила этот срез эпохи. Однако в центре кино — не история, а жизнь известного иконописца Андрея Рублева.

В творческих поисках художника режиссер, конечно, находит отражение своей судьбы, через экранный образ, созданный прекрасным актером Анатолием Солоницыным, он показывает свои собственные метания. Нам показана его судьба, его горе, его отречение от людского мира и последующее прощение. Он смирился с тем, что люди не совершенны и далеко не всегда готовы оценить прекрасное и возвышенное, то, что мы сегодня называем искусством. Благодаря столь сильной личной составляющей, фильм ни капли не устарел и отлично смотрится даже сегодня — впрочем, как и все остальные фильмы Андрея Арсеньевича.

«Андрей Рублев» не стал моим любимым фильмом Тарковского во многом из-за того, что его поздние работы были еще глубже, еще сильнее и драматичнее. Однако, это не умаляет достоинств его второй киноленты, которую смело можно считать одним из лучших отечественных фильмов за всю историю.

9 из 10

4 декабря 2015

… И если отдам я всё имение моё и отдам тело моё на сожжение, а любви не имею — то нет мне в том никакой пользы.

Фильмы Андрея Тарковского всегда поражали меня своей целостностью. В них нет ничего лишнего, они совершенны, ненадуманны и естественны, как пение птиц — вот что значит режиссерский талант от Бога. И в то же время каждый его фильм (во многом невербально) выражает какую-то особенную идею, созвучие мыслей, призванных донести эту идею. И главное — фильмы его бесконечно многослойны, в них бездна смыслов, начиная от самой фабулы — к метафоричности, символам, атмосфере в конце концов…

Для меня фильм «Андрей Рублев» — это история пробуждения человека, идущего путём сердца. На фоне жестокостей, бесконечных страстей людских, в особенности завистничества, мы видим человека, впервые открывающего глаза и прозревающего суть вещей.

Главным образом в фильме затрагивается вопрос истинности вероучения. Скажем, отчего же эта блаженная, не покрывающая волос платком, — грешница, когда она невинней любого её осуждающего?

Здесь есть тончайшая (повторю: тончайшая) критика всего церковного вероучения. Вот, скажем, любовь. Сцена о языческом празднике — когда Андрей говорит, мол грех всё это — а девушка ему отвечает, что коли любовь, то какая разница — братская или иная — всё ж любовь. И татарин, спрашивающий «какая же она дева, раз у неё сын?».

А ведь правда — человек тёмен, и церковь лишь культивирует эту темноту, к тому же давая человеку уверенность, что он живёт во боге, лишь потому, что следует каким-то определённым канонам и правилам. Но суть всякой религии — любовь, а именно это упускается.

«И знание упразднится» — сказано в книге книг, но колокол всё равно звонит — и в этом подлинное чудо любви, созидательной любви.

10 из 10

29 октября 2015

Три Андрея

Говоря о множественных философских, жизненных и кинематографических изысканиях Андрея Тарковского, в бытность свою еще перспективным, но уже мастеровитым советским(хотя по-настоящему советским ментально и интеллектуально, как и отец его, знаменитый поэт, Андрей не был никогда) режиссером(«Иваново детство» к тому времени уже было создано и прогремело, в первую очередь, за рубежом), бесспорно, пожалуй, лишь одно: для Тарковского его второй по счету полнометражный фильм, историко-религиозная биографическая притча «Андрей Рублев» 1966 года, стала его личной Голгофой, пройдя которую в течении долгого пути сотворения ленты великий режиссер внутренне переменился, став тем, кем ему и будет суждено остаться до последних мгновений своего земного бытия — и Пророком, и Демиургом. И дело ведь не столько в препонах советской цензуры, ведь в стране победившего атеизма не могло быть ни черта, ни тем более Бога, пускай и в кинематографическом воплощении, сколь в тех стенаниях и терзаниях, сопровождавших создание ленты, и в масштабе непознанной тогда еще личности самого Андрея Рублева, биография которого складывалась из сугубо отрывочных эпизодов. Взвалив на себя крест сказителя Руси изначальной, поступательно приходящей к христианским первоосновам, но еще не переборовшей исконные языческие верования, Руси окаянной, терзаемой набегами иноземных захватчиков и раздираемой изнутри братоубийственными распрями, и жития Андрея-святого, Андрей-грешник в своей картине, композиционно решенной в форме восьми повествовательных отрывков, объединенных личностью великого иконописца, предпочел лишить напрочь последнего ореола святости, представив Рублева обычным человеком, волей истории ввинченного в смуту и кровавые омуты, склонного к сомнениям и исканиям. Не всегда православным, порой метафизическим и мистическим, но почти всегда общечеловеческим.

Сместив хронотопическое пространство основного действия ленты не столько в смуту XV века, сколь в ее весьма условные чертоги, начертанные не в ключе гиперреализма и гипернатурализма (хотя и не без этого), но в стиле гиперсимволизма, когда буквально каждая деталь служит единому авторскому замыслу и несет в себе явный отпечаток метафоричности в метанарративе ленты(начиная от образа скоромороха и завершая исключительной символикой имени Андрея, который в контексте ленты воспринимается как первочеловек, восьми как символа гармоничности и единения материального с духовным, воды как всеочищающего источника или лошадей как олицетворение Божьего промысла и свободы — внутренней в первую очередь), показывая все ужасы не отстраненно, а через призму мятущейся души Рублева, предстающего в множестве ипостасей на всем протяжении фильма, как-от Рублев-странник, Рублев-реформатор, Рублев-революционер, даже Рублев-диссидент, Тарковский стремился к большей универсальности собственного высказывания. к тому всеохватывающему панорамированию затронутого им философического пространства, без внятного постижения которого невозможно объять и личность иконописца, и ту реальность, в которой он обитал. Вкладывая в уста своего героя слова о свободе, об обретении веры, о борьбе, о любви, о сомнениях и поисках на фоне рушащегося мироустройства Руси, в которой процветает наушничество, предательство, государственный террор, слепость народная, Тарковский, безусловно, подразумевал не далекое прошлое, в котором жил и творил святой Андрей, а то тоталитарное настоящее, в котором жили современники Андрея-грешного. Картина, вышедшая в период расцвета движения «шестидесятников», к коим можно было отнести и самого Андрея, и его отца, хотя и по касательной(Тарковский, как и Шукшин, к примеру, были личностями вне любых движений и над ними), но попавшая на экраны уже в застойные времена, чутко и тонко эстраполировала настроения тогдашней интеллигенции, говоря не столько и только о религии как спасительной чаще для всего народа и об искусстве, которое делает любую общину аутентичной нацией, отличимой от других, как и о том, что человек — творческий, но и не только — не может именоваться таковым, не имея свободы, не имея права на высказывание, на собственное мнение.

Рублев-современник. Таковым он предстает в картине, особенно в фундаментальной для всего философического скелета картины сцене спора с Феофаном Греком, в котором Рублев предстает гуманистом, верящим в спасение душ и в то человеческое, что остается в темном народе, живущем еще не везде по вере, но всюду почти по силе. Но его гуманизму предстоят нелегкие испытания. И он их проживает вместе со всем государством, все 23 года, которые меняют его как внешне, так и внутренне, приводя его к Богу. Финал же фильма является уже историей Творца, демиурга и носителя правды в мире, пережившем кривду, боль и страдания, объединившие разрозненную нацию в единое и неразрывное целое. Литие колокола и сам колокол как один из главных метафорических постулатов картины в разрушенном Суздале призвано изгнать своим священным звоном из страны всю бесовщину, которая терзала изнутри и снаружи Русь. В финале и Рублев уже иной. Покаявшийся, познавший жизнь, прикованный необоримой верой своей к искусству и народу, спасенный и Богом, и мальчиком, Рублев уже не просто художник, а творец, на равных говорящий с Богом о проблемах своих современников. Собственно, неслучайно в структуру финальных эпизодов встраивается и современная сцена с сохранившейся иконописью Рублева. Покуда она жива, не сожжена и не разграблена, покуда она окроплена свечным воском и слезами, смешанными с миррой, жив и сам Рублев, и русский народ.

Кинематографический язык, на которым изъясняется Тарковский в своей картине, так или иначе на всем протяжении своем лишен академичной аскезы «Иванова детства», в котором тем не менее густо, удушливо ощущался новый стиль, новая форма разговора со зрителем, но апогея своего она достигла именно в «Андрее Рублеве». Он изощрен и даже намеренно избыточен, сюжет то и дело кажется вторичным, тогда как сам нарратив строится на теме апокалиптического и кризисного мироощущения самого режиссера, который в «Рублеве» перенес в экспрессионистскую форму кинослога распятие Христа, а в сценах убиения невинных животных и людей в ключе натурализма показал деструктивность, дух всеобъемлющего разрушения. От идей Ницше и Кьеркегора до Бердяева, от Василия Розанова до Альбера Камю — идеи всех этих философов в той или иной степени нашли свое отражение в лишенной облика канона художественной пестроцветной палитре «Андрея Рублева», в котором Бог виден не всегда, а деяния человека — ежесекундно. «Андрей Рублев» — это кино исключительного образного порядка, вся драматургия которого подчинена на развитию сюжетного паззла, а движению философской и религиозной мысли как героя, так и самого автора, для которого вера невозможна без апокалиптических предчувствий, без темы конца всего сущего, которое возродится, как и сама Русь на исходе 1423 года, из краха и праха, плена и тлена, возродится в мироточащих и миротворящих иконах ее сомневающегося сына, имя которому Андрей.

1 октября 2015

Возрождение

Не секрет, что с момента своего появления «Андрей Рублёв» стал вызовом не только историко-культурному развитию России в контексте переосмысления её традиций, но и своему времени в целом. Это фильм, терзаемый жерновами советской цензуры и множеством громких упрёков в антиисторичности, чрезмерных натурализме и насилии, несвоевременности, приводил в замешательство не только советских зрителей, но и ту часть зарубежной аудитории, которой удалось познакомиться с картиной в первые же годы её существования. На фоне не самой лояльной к искусству социально-исторической реальности, подвергшей жесткой муштре и хронологическим сокращениям картину Тарковского, последняя оказалась настолько гибкой и дальновидной, что заложенные в ней мысли отозвались и тогда, и в нынешней постсоветской России не только мирным колокольным заклинанием в память о прошлом, но и тревожным набатом, возвестившим о том, что история повторяется.

Cюжетное построение Тарковским своего фильма, освещающего один из самых сложных периодов русской истории — XV столетие Руси, стоящей на пороге объединения и освобождения от ига, существенно расходится с привычными традициями большинства исторических картин. На первый взгляд, центральный герой в лице Андрея Рублёва на протяжении большей части времени нетипично отстранён от зрителя, за исключением нескольких ключевых диалоговых сцен. Главная из них — дискуссия Андрея с Феофаном Греком, в достаточной мере раскрывающая нам нравственные устремления молодого и зрелого мастеров. Дальнейшие позиции фильма выстроены так, что любые вопросы по поводу образа Рублёва отпадают сами собой — зритель глазами Андрея видит море несправедливостей и страданий, способных заглушить самый стойкий оптимизм и насаждающих в его душе смутные сомнения о доброте человеческой природы. Лишь прочувствовав слова Феофана в действии и пережив мучительное испытание сомнением и временем, он обретает в себе невиданную силу духа, которую воссоздаёт в монументальных произведениях искусства.

Не стала самоцелью для Тарковского и религиозная тема, вокруг которой также развернулись ожесточённые споры. Важнее всего то, что ни один из представленных персонажей не выставлен в привилегированное положение над остальными, даже сам Андрей с его изначальной добротой к людям. В то же время, между ним и остальными монахами всё-таки есть ощутимое различие, по мере духовного саморазвития художника перерастающее в большой разрыв и, в конечном плане, вовсе отделяющий его от мирской суеты и привычных условий существования. Тарковский не отказывает себе в демонстрации некоторой фаталистичности изложения, сделав одного из монахов блудным сыном. История преображения Кирилла практически не уступает по своему драматизму и остроте рублёвскому испытанию верой.

Уникален и неповторим в своём исполнении художественный стиль картины. Сотни виртуозных мизансцен, с участием людей, животных и архитектурных памятников, сообразуют своего рода чёрно-белый иконостас далёкой эпохи. Разнообразие природных ландшафтов нашей необъятной Родины снято с высоты птичьего полёта, донося солнечный блеск сквозь тёмную палитру экрана. Как же молчаливо и смиренно здесь в своей медитативности православное величие, и как же лихи и самобытны реликты языческого пантеизма, призванные напомнить об относительном равенстве всех живущих. Тесная связь звукового и визуального начал в «Андрее Рублёве» создают удивительный эффект близости действий и героев, как в наиболее трагические моменты фильма, так и непосредственно в бытовых сценах. Хорошо передана Русь сквозь призму иностранного присутствия. Мы видим и слышим звериную браваду ордынских разбойников, от которой закипает кровь и элегантность флорентийских эмиссаров, словно херувимов, спустившихся с небес обновлённой западноевропейской цивилизации, вступающую в неизбежный контраст с кажущейся регрессивностью «немытой России».

Самобытная русская культура, в отличии от западноевропейской, не концентрировалась на уровне просвещённого разума, но в своём проявлении обозначала миру нечто более существенное и священное. Самой яркой иллюстрацией этого становится замечательная по своей сути глава фильма о процессе литья церковного колокола с помощью подростка Бориски, не имеющего «инженерного ноу-хау» и руководствующегося, скорее, стопроцентной верой в достижение своей цели, незримо распространяющейся на взрослых мужиков и дающей им мощный творческий импульс. В следующей же сцене Тарковский повторяет эту мысль, но уже применительно к работам Андрея Рублёва, живительными ростками проросшим сквозь пепелище и ставшими единственным цветным моментом фильма как доказательство их вневременности.

И, глядя на эти чудесные изменения, начинаешь по-новому оценивать переданное Тарковским своим зрителям, заново открывать смысловые дверцы в разных сценах и удивляться гениальной простоте режиссёрского искусства, запечатлевшего уже в прологе не только отрыв от Земли и дань уважения полёту Юрия Гагарина, а ещё большее. Нет, это не холодная Западная Европа, разогретая гуманистами, однажды воспарила ввысь, а Матушка Русь, пережившая вековые потрясения, в очередной раз возродилась птицей Фениксом и ощутила движение души. Так было, есть и, наверно, будет всегда.

19 сентября 2015

Драма Андрей Рублев появился на телеэкранах в далеком1966 году, его режиссером является Андрей Тарковский. Кто учавствовал в съемках (актерский состав): Михаил Кононов, Юрий Назаров, Николай Бурляев, Анатолий Солоницын, Николай Гринько, Тамара Огородникова, Николай Кутузов, Дмитрий Орловский, Иван Лапиков, Николай Сергеев, Ирма Рауш, Юрий Никулин, Ролан Быков, Николай Граббе, Ирина Мирошниченко.

На фильм потрачено свыше RUR 1 000 000.В то время как во всем мире собрано 21,302 доллара. Страна производства - СССР. Андрей Рублев — имеет очень высокую оценку среди кинокритиков, более 8 баллов из 10, его просто необходимо увидеть. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 12 лет.
Популярное кино прямо сейчас
© 2014-2020 FilmNavi.ru - ваш навигатор в мире кинематографа.