Гамлет (1948)

Hamlet
Рейтинг фильма
Кинопоиск 7.6
IMDb 7.6
Описание фильма
оригинальное название:

Гамлет

английское название:

Hamlet

год: 1948
страна:
Великобритания
слоган: «The motion picture of all time...for all time! (Print ad for re-release 1954)»
режиссер:
сценаристы: ,
продюсеры: , , ,
видеооператор: Десмонд Дикинсон
композитор:
художники: Кармен Диллон, Элизабет Хеннингс
монтаж:
жанр: драма
Сколько денег потрачено и получено
Бюджет: 1
Дата выхода
Мировая премьера: 6 мая 1948 г.
на DVD: 11 июня 2008 г.
Дополнительная информация
Возраст: 12+
Длительность: 2 ч. 34 мин.
Отзывы о фильме Гамлет

Внезапно умирает король Дании. Его вдова, Гертруда, спешно вступает в брак с братом покойного мужа Клавдием, которого провозглашают новым королем. Принцу Гамлету является призрак и сообщает, что он предательски отравлен собственным братом.

В поначалу застенчивом и мечтательном юноше зреет жажда мести и ненависть к убийце отца, и жалость к обманутой матери, идущей на поводу у собственных чувств. В свою очередь, Клавдий также хочет смерти пасынка.

Другие фильмы этих жанров
драма

Видео к фильму «Гамлет», 1948

Видео: Трейлер (Гамлет, 1948) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Трейлер

Отзывы критиков о фильме «Гамлет», 1948

Дюна и Звездные войны

К оценке любой кинопостановки самой знаменитой пьесы стоит подходить с разных и порой противоречивых точек зрения. И рассматривать их в контексте и по совокупности. К примеру, дата создания. Понятно, что возможности современного кинематографа с его торжеством хромакея и компьютерных технологий несравнимы с постановочной базой послевоенной Британии. Что мог предложить зрителям Лоуренс Оливье в 1948 году, имея в арсенале лишь дешёвые бутафорские декорации и видавшие виды, пропахшие нафталином театральные костюмы? Ничего кроме безупречной актёрской школы и приверженности старой театральной традиции. Хотя именно к актёрской игре в данной постановке как раз больше всего вопросов.

Неразрешимая дилемма любой экранизации состоит в двух взаимоисключающих подходах: запечатлеть на плёнку театральную постановку «как есть» или же попытаться вырваться за узкие рамки сценического пространства, приблизив их к кинематографическим канонам, но тем самым отойдя от первоисточника. В последнем случае предполагается более широкое «киношное» виденье материала, включающее работу с камерой, планами, ракурсами, несравнимо более широким углом обзора и пространством. Что удавалось далеко не всем театральным режиссёрам, пробовавшим себя в кино.

Театральный в первую очередь деятель Оливье, не раз игравший и ставивший Шекспира на сцене, тяготеет к первому варианту. Его нарочитая, бутафорская театрализованность очевидна. Его театральность намеренно сковывает пространство и формализует действие. Но тем ближе она становится к шекспировскому первоисточнику. Вообще, большой вопрос, является ли театральность постановки минусом или плюсом, на который едва ли можно ответить однозначно. Скорей, это два независимых авторских подхода.

Лоуренс Оливье старомодно театрален. Хотя иногда его попытки взглянуть на действо сквозь призму кинокамеры выглядят свежо даже спустя 70 лет. Так, понравилась ощутимая глубина пространства, где крупный план со спины наложен на общую сцену с королевской четой и придворными. Мы словно наблюдаем всю мизансцену вместе с Гамлетом, невольно становясь соучастниками действия. Вообще, работа оператора очень понравилась. Особенно впечатляет контрастная палитра, в которой выдержан весь фильм, придающая дополнительную, визуально ощутимую драматичность происходящему. У Гамлета Оливье нет полутонов: благодаря точечному «театральному» свету софитов, он строго поделён на диаметральные и бескомпромиссные чёрное и белое.

Контрастность выступает дополнительным действующим лицом постановки: вот белый просвет чёрного сводчатого проёма, вот чёрные одеяния самого Гамлета на фоне белоснежных одежд Офелии, и белоснежные воротники на фоне чёрного бархата и атласа, вот чёрная фигура призрака на фоне сумрачной туманной дымки, в которой даже пар изо рта становится осязаем… Также интересно решены наложения кадров со сбегающими в разные стороны лестницами и беглые прогоны камерой по стенам, хоть как-то решающие проблему статичности кадра. Понравились и другие решения режиссера совместно с оператором Десмондом Дикинсоном. К примеру, мерцающее затуманивание кадра в сцене появления призрака, передающее пограничное физическое состояние Гамлета.

К слову сказать, голос призрака, озвученный самим Лоуренсом, был технически обработан и тонально понижен, что вкупе со сдавленным придыханием дало потусторонний и поистине инфернальный эффект. На фоне предутренней морозной дымки стоит призрак при полных доспехах и в шлеме, и вещает сдавленно, словно из самой преисподней… позвольте, да ведь это же сам Дарт Вейдер, ни дать ни взять! А платиновый блондин Гамлет в обтягивающих панталонах до боли похож на Стинга в экранизации Дюны! В итоге мы получаем какой-то потусторонний космический стим-панк в средневековых бутафорских декорациях. Световых рапир не хватает.

Но если серьёзно, Гамлет у Оливье вышел демонстративно статичный и безэмоционально отрешённый, даже безразличный. Гамлет у него давно всё понял и потому разуверился в этом мире. Он давно и безоговорочно вышел из возраста юношеских исканий и глупых «быть иль не быть», вплотную подойдя к кризису среднего возраста. Ведь Оливье на момент съемок было уже 40. То есть Гамлет у Оливье получился сугубо личным, умудрённым, уставшим от жизни сорокалетним Гамлетом.

Но Оливье в этом образе хотя бы убедителен, без шутовства и фиглярства. И выгодно отличается от прочей из рук вон ужасной костюмированной массовки, от статистов до королевской четы. Или той же Офелии, единственным достоинством которой служит смазливое личико и модные ныне широкие крашеные брови. Не менее плох и паяц Полоний с фальшивой накладной бородой потрёпанного по корпоративам Санта Клауса. Впрочем, и у самого Шекспира это самый неоднозначный и одиозный персонаж.

Возможно, в этом и состояла главная задумка режиссёра, устроившего себе на фоне всех этих бездарей свой звёздный бенефис?

Baddy Riggo, 28.07.2020

28 июля 2020

Берясь за экранизацию пьесы Шекспира «Гамлет», Лоуренс Оливье, будучи уже к концу 40-х довольно весомой фигурой в мире кино, имел возможный минимум режиссерского опыта. Должно быть именно этот фактор способствовал тому, что предоставленный материал скорее похож на дотошное воспроизведение оригинального сценария, который в свою очередь, более приспособлен к театральной постановке. Именно её мы и получаем. Да, есть определённая динамика, смена локаций, но всё это выглядит как подвижная сцена, в то время, когда внешний фон мог бы послужить дополнительным и качественным аргументом во всей истории.

Но не смотря на всё это, что удивительно, обычно незаметная глазу работа монтажеров и принижение их заслуг, в данной работе разрывается апогеем шикарнейших ходов, и использованием всего накопленного за сорок с лишним лет опыта. В совокупности с грамотной работой оператора, тонкие переходы, акценты на мимике актёров и едва уловимый символизм становятся настоящим искусством, особенно ближе к завязке картины (вспомнить легендарного Йорика и последуэльные сцены).

Можно, конечно, посчитать самонадеянным выборку своей роли Оливье — далеко не каждому талантливому актёру дано сыграть человека на двадцать лет моложе себя самого. Он и не блеснул, особо, но и в грязь лицом не упал — Гамлет Лоуренса получился весьма колоритным и запоминающимся. Чего не сказать о Джинн Симмонс, тянущую «лямку» своей «театральщины» и совершенно незаслуженно урвавшей приз на Веницианском фестивале.

По итогу выходит, что кинопьеса вытягивает за счёт прекрасного диалогового материала (в чем заслуга самого Шекспира), периодическими наплывами интересной игры Оливье и как основа успеха — результат деятельности тандема Десмонда Дикинсона и Хельги Кранстон. Сославшись на ещё не достаточную сноровку режиссёра, можно с уверенностью сказать, что история про убиенного датского короля и его сына-фаталиста — выдержана в почти что в нужном ключе, с некоторыми недостатками.

8 из 10

6 февраля 2019

И Гамлет такой молодой

Не все спокойно в датском королевстве. Сын неожиданно скончавшегося короля Гамлет тоскует за папаней, а вот королева ничтоже сумняшеся выходит за родного братца покойного — коварного Клаудиуса, который и стал королем Дании. Но как-то к Гамлету явился призрак покойного отца и поведал сыну страшное известие — оказывается, он — призрак — погиб не сам по себе, а от руки Клаудиуса. И теперь Гамлет — вчерашняя нерешительная размазня — полон желания отправить в ад новоиспеченного отчима.

Главный шекспировед Англии, Голливуда, да и, пожалуй, всего ХХ века сэр Лоуренс Оливье поставил фильм с собою же в главной роли. Для затравки годится уже только название главной пьесы Шекспира и имя на афише «Лоуренс Оливье». Но, как говорила в Крыму «дочь офицера», не все здесь так однозначно…

Нет, фильм без сомнения заслуживает на внимание. Уж если актер желает увидеть как нужно играть Гамлета — ему нужно обратить внимание на этот фильм (хотя более поздняя постановка с нашим Смоктуновским ничуть не слабее) и на манеру игры Оливье. Понятно, что каждый, кто исполняет Гамлета, запрягает в его образ частичку своего актерского мастерства, какого бы уровня оно не было. Но сдается мне, что Лоуренс Оливье максимально из тысяч других исполнителей, приблизил своей постановкой «Гамлета» к видению Вильяма нашего Шекспира. Его «to be or not to be» или последующий пронзительный разговор с черепом бедного Йорика — это, знаете ли, не театр юного зрителя из Вышнего Волочка. Лоуренс приковывает внимание и за его игрой лично мне не понятно, за что получила номинацию на «Оскар» молоденькая Джин Симонс (играла страдальческую Офелию) или как дебютировали на экране безвестные театральные актеры. Все одеяло на стороне Оливье, а остальные даже не на кровати.

Теперь чуток критики. Хм. Кино, знаете ли, напоминает больше театрализованную экранизацию нежели полнометражную художественную постановку. Вот театр как он есть со всем сопутствующим минимализмом в оформлении подмостков, действующих персонажей, экстерьера. И сдается мне, киноакадемики желали больше выделаться в 49-ом, нежели отметили некое революционное новаторство в экранизации Шекспира от Оливье. Кроме того отмечу отсутствие в экранизации далеко не самых последних второстепенных персонажей — Фортенбраса, Розенкранца и Гильденстерна. И это при том, что сам по себе хронометраж фильма просто чудовищный (и признаюсь, чуток утомительный) — два с половиной часа. При этом пенять на то, что мол Оливье «щадил зрителя», вырезая что можно вырезать, как-то особо не катит. Тот же Кеннет Брана в 96-ом своего «Гамлета» оформил со всеми персонажами «под завязку»… Впрочем, не будем переходить к сравнению, особенно с учетом того, что Оливье из всех известных постановок поставил первым с приставкой «знаковая».

Ну и последнее, что хочется отдельно отметить. Трактовка отношений между Гамлетом и его матерью Гертрудой (в исполнении британки Эйлин Херли) — это просто какая-то даже не завуалированная демонстрация инцестно-любовных связей. Гертруда то и дело целует Гамлета в губы и это не материнские поцелуи. Ну и сцена почти обыденного разговора Гамлета с Гертрудой, когда рядом лежит тело только что заколотого Полониуса забавляет.

7 из 10

21 января 2016

Гамлет Оливье

«Гамлет» Л. Оливье — одно из первых значимых экранных воплощений пьесы Шекспира, поражающее оригинальной работой с пространством кадра. В данном случае речь не идет о широте использования кинематографических приемов, но что касается операторской работы Десмонда Дикинсона, то ее вполне можно назвать выдающейся.

Поскольку в первоисточнике авторские ремарки сведены к минимуму, режиссер позволяет себе большую свободу в организации мизансцены и пластики актеров. В финале Гамлет с высоты прыгает на Клавдия и закалывает его, что выглядит как символ возмездия свыше.

Эпизоды с Гертрудой не лишены недвусмысленного эротизма, что становится ключом к пониманию фильма Оливье, выбирающего путь психоаналитической интерпретации: месть Гамлета есть не что иное как сублимация желаний нереализованного Эдипа. Поцелуи в губы Гамлета и Гертруды открыто об этом говорят.

Несколько одномерной выглядит Офелия в исполнении Джин Симмонс, ее безумие показано не столь эффектно как в фильме Козинцева, подчеркивающего е религиозный фанатизм даже во внешнем облике. У Оливье она получилась наивной простушкой, проходным, эпизодическим персонажем.

Некоторые сцены (например, смерть Розенкранца и Гильденстерна) и монологи (Гамлета об инструменте, на котором нельзя играть) опущены, но, несмотря на то, что монтаж сведен практически к минимуму и выбор сделан в пользу продолжительных планов-эпизодов, темп фильма для конца 40-х достаточно бодрый, почти стремительный.

Конечно, Оливье не обошелся без стилистических уступок кинематографу того времени, например, в сцене явления призрака отца, решенной в несколько бутафорской манере. В целом, картина несет на себе все преимущества и недостатки павильонной съемки: определенная искусственность интерьеров, освещения, грима, со сложным, заметным глазу траекторным движением камеры.

Демонстративные наезды и отъезды, использование глубокого фокуса, благодаря чему вся мизансцена оказывается предельно четкой, работа как с первым, так и с вторым планом сцены — все это делает старания оператора и режиссера пусть и выставленными напоказ, но и художественно оправданными.

В картине Оливье еще нет работы с короткофокусной оптикой и нижних ракурсов съемки, придающих фигурам монументальность, как в экранизациях Шекспира О. Уэллсом, но приложены большие усилия, чтобы лишить фильм театральности, раскрепостить пространство кадра, сделать его более обжитым и персонажами, и зрительским глазом. Пространство становится самостоятельным героем фильма впервые именно у Оливье, хотя и в экранизациях Козинцева и Браны экспериментам с ним уделена большая роль.

Что же касается работы самого Оливье как актера, то его Гамлет получился несколько женственным, изнеженным, даже самовлюбленным, в нем нет той утонченной интеллигентности, которая есть в И. Смоктуновском в экранизации Козинцева. Будучи одновременно и режиссером, и исполнителем, почти постоянно присутствующим в кадре, Оливье вынужден был всецело положиться на талант своего оператора и не прогадал.

Его существование в кадре эстетически убедительно, хотя и не лишено определенной доли самолюбия, возникает ощущение, что он бравирует игрой, красуется перед экраном, реплики порой произносятся молниеносно, что усложняет их восприятие. Экспрессивная манера игры выверена, градус эмоций никогда не зашкаливает, однако, трудно отделаться от впечатления некоторой искусственности происходящего.

Быть может, виной этому пусть и образный, но все же достаточно высокопарный текст Шекспира. Сложно примерить духовные терзания Гамлета и остальных персонажей к современным людям, хотя театральные критики и не согласятся, сказав, что люди сегодня обмельчали и им не хватает шекспировской глубины. Быть может, они и правы.

В целом, экранизация Оливье не свободна от недостатков кинематографа своей эпохи, но они минимальны, поскольку в ней сделан шаг вперед по сравнению с традиционными адаптациями театрального материала для экрана, режиссер значительно обогатил первоисточник использованием кинематографических средств выразительности, и хоть это и касается в основном операторской работы, для своего времени это не мало.

1 января 2016

Эта версия является самой что ни есть классической. И в этом вы можете убедиться, посмотрев ее. Двухчасовая костюмированная театрализованная экранизация идет почти по тексту Шекспира, не пытаясь делать намеки на современность. Герои (по костюмам, текста и т. д.) существуют в том временном разрезе, который описал сам Шекспир.

Эпиграфом этой экранизации являются слова, которые звучат перед самым началом основного действия: «Это трагедия о том, кто не смог принять решения». Не самая классическая трактовка, я бы сказала. И на мой взгляд, убивает всю идею. Ведь категорически согласиться с Оливье может не каждый. Почему это Гамлет не решился? Он даже умер, чтобы «вправить суставы» века. Нельзя его обозвать нерешительным. Тем более, в самом фильме это не доказывается никак. Ну это ладно.

Гамлет в исполнении Лоуренса Оливье — меланхоличный и некий спокойный мужчина (даже пожилой для 30-летнего героя), с настоящим британским темпераментом. Все душевные перемены происходят внутри, а снаружи не видно почти ничего. Мимика статическая, фигура, в принципе, тоже.

Что касается формы этого двухчасового кино, ее можно определить как телеспектакль, где режиссер добротной перевел классический текст на пленку, но, на мой взгляд, он несколько этом увлекся в ущерб искусству.

Скажем так, Оливье идет самым логичным путем, трактуя пьесу способом, который наиболее напрашивается, из возможных. В его изложении Гамлет подслушивал, как Полоний предлагал использовать Офелию, как провокатор — то есть его излишняя жестокость к девушке оправдана самым прямым образом, он знает о ее «измену». Также, королева по его трактовке, кажется, догадалась о отравленным вине и пила его «в искупление». Гораций остается лучшим и наиболее достоверным другом принца, хоть умереть вслед за ним и здесь не выражает прямого желания. Все прямо по тексту.

И это иногда огорчает. Фильм длинный, но наполнение не всегда оправдывает продолжительность. На мой взгляд, в ней много кусков довольно проходных. Точнее, кусков, которые становятся проходными при той или иной трактовке. А тут, такое впечатление, что Оливье старался сохранить все, как можно больше всего, но бессистемно. Он взял первую сцену из стражей, но не взял последнюю из Фортинбрасом, хотя обе они с, так сказать, социального компонента пьесы. Он оставил сцены с Горацием в полном объеме, но выбросил Розенкранца с Гильденстерном, хотя они — из личностного компонента и призван раскрывать образ Гамлета (скажи мне, кто твой друг.. .) И так далее.

То, что Оливье добавил от себя — робко. Кинжалом помахать на скале, и Офелию с отцом подслушать.. . это ничего не меняет. И вообще — все более-менее ровненько. Эмоциональный цвет фильма — благородно-серый. Ни черного отчаяния, ни бури контрастов. Для такой длинной ленты это — большой риск.

Кино хорошее по подаче текста (почти без сокращений), по декорациям и костюмам, но намеренно театральное, что в кино, на мой взгляд, смотрится искусственно.

6 из 10

18 января 2015

Что ему Гамлет?

Для британцев, европейцев и американцев, наверное, Оливье был первым и «главным» Гамлетом, но не для нас. Мы просто обречены на то, чтобы сравнивать его с Гамлетом Смоктуновского и Козинцева, и сравнение это будет не в пользу Оливье. Возможно, мы необъективны, но слишком уж силен был образ, созданный в советском фильме. А возможно, дело в том, что наш «Гамлет» был устремлен в будущее, так как постановка была достаточно новаторской, а «Гамлет» Оливье — в прошлое, причем в прошлое театральное. Не случайно ведь все время возникает ощущение, что смотришь театральный спектакль, лишь чуть-чуть отредактированный даже не для кино, а для телевидения.

Однако и британский фильм по-своему очень хорош. Прежде всего, пониманием материала.

Лоренс Оливье явно читал «Гамлета» более внимательно, чем большинство его критиков, считающих, что принц датский был юным студентом, а посему Оливье, которому на момент съемок было уже сорок, староват для этой роли. Люди просто забывают, что в университет тогда отправлялись не обязательно сразу после школы, и то, что Гамлет то ли учился, то ли просто проводил время в Виттенбергском университете, вовсе не говорит о его молодости. Скорее, это говорит о том, что он был сродни лишним людям российской литературы XIX века, которые не находят применения своим силам и ничего не делают. Гамлету ведь уже тридцать лет. О его возрасте прямо говорит острый на язык могильщик перед похоронами Офелии. Старели в то время раньше, так что сорокалетний Оливье, как, кстати, и тридцатидевятилетний Смоктуновский в фильме Козинцева, по возрасту как раз идеально подходили для этой роли.

Однако некоторые приоритеты Оливье-режиссера не вполне понятны. Почему, например, при таком большом экраном времени он убрал Розенкранца и Гильденстерна? Я все ждал, как Оливье сыграет сцену с флейтой, чтобы сравнить с феерической работой Смоктуновского (помните: «На мне играть нельзя…» — сказанное тихим вибрирующим голосом Смоктуновского, после которого может следовать только удар кинжалом?)

Еще менее понятно, почему Оливье так обкорнал «Мышеловку» и вообще «театральные» сцены. Где монолог его приятеля-артиста о Гекубе и где ключевые для понимания образа Гамлета слова: «что он Гекубе? Что ему Гекуба?» Гамлет попрекает себя за бездействие, когда какой-то комедиант доводит себя до исступления выдуманной страстью. Подобное сокращение текста выглядит тем более странным, что Оливье, скорее всего, знал, что всего за несколько лет до съемок его фильма именно эти слова приводили в смущение парижскую театральную публику, которая во врем войны смотрела ставшего опять очень популярным «Гамлета» и начинала стыдиться сама себя за то, что смирилась с оккупацией.

Куда делся Фортинбрас, и как можно доверять его реплики Горацио? Ведь между этими персонажами нет ровным счетом ничего общего.

Вместе с тем Оливье, конечно, был большим мастером и не только как актер, но и как постановщик. Его король в исполнении Бейзила Сидни, Лаэрт Теренса Моргана или Полоний лорда Чемберлена — это, по-моему, попадания в десятку. Оливье не только нашел нужных артистов, но и заставил их делать ровно то, что ему было нужно.

Офелия вызывает некоторое недоумение, но, как ни странно, только до тех пор, пока не сходит с ума. Здесь играющая ее Джин Симмонс великолепна, а сцена ее гибели — одна из лучших в фильме. Видимо, дело в не слишком удачно подобранном внешне образе. Между тем, очень красивая Симмонс в своем более естественном облике, как мне кажется, вполне годилась для роли Офелии.

Гертруда, конечно, оставляет желать много лучшего, но с этой ролью, кажется, еще не справилась ни одна актриса в истории. Может быть, кто-нибудь догадается поставить нового «Гамлета» и пригласить на роль Гертруды Монику Белуччи? Еще лет десять для этого есть.

Ну и, наконец, главное достоинство «Гамлета» Оливье, это то что в нем есть Гамлет. Да, можно говорить, что Смоктуновский сыграл лучше, и это правда, но и трактовка Оливье интересна. Пожалуй, за исключением слишком театрально поставленного монолога «Быть или не быть» Оливье хорош везде, а в таких сценах, как встреча с призраком, молитва короля, разговор с матерью и особенно в финале просто великолепен. Уж не знаю, что ему Гекуба, о которой он просто забыл, но до Гамлета ему было дело, и Оливье его действительно любил и понимал.

24 сентября 2014

Если ты — Мой сын, не оставайся равнодушным.

Главный герой любого произведения — в сущности его фундамент. На нем держится не только вся система персонажей, но и сюжет.

Лоуренс Оливье, безусловно талантливый актер, взялся за роль принца с оправданной осторожностью. Но возраст его едва ли позволял сделать это. Пусть очевидная взрослость Гамлета скрашивается сильной актерской игрой, на протяжении всего фильма не покидает ощущение, что похож он скорее на мужа своей матери, нежели сына. К слову, у Шекспира нет точного ответа на вопрос, сколько в действительности лет принцу датскому, но при внимательном прочтении можно понять, что верхний рубеж — тридцать лет, который Оливье уже давно прошел.

Итак, неправдоподобно взрослый сын при первом же появлении противопоставляет себя всем: это подчеркнуто не только позой безразличия ко всему происходящему, но и операторской работой, делающей Гамлета центром «лицемерного мира» — королевского двора.

Похвально, что в этой постановке режиссер выстраивает кадр с несколькими центрами: мы вольны сами выбирать, куда смотреть. В современных трактовках зачастую используется ассоциативный монтаж — то есть, монтаж, «навязывающий» зрителю идею постановщика. К примеру, вместо общего плана с королем, Гамлетом и придворными в современной версии наверняка показали бы крупным планом лицо короля, а затем в рамке появился бы Гамлет для того, что проследить его реакцию на слова отчима.

В сцене, поворотной для героя(встреча с Призраком), Оливье сыграл весьма достоверно. Но его Гамлет настолько очевидно обожествляет образ умершего короля, что последующее логически выстроенное поведение, отвергающее версию о реальном помешательстве принца, вызывает сомнения: а где же все-таки начинается идея мести?

Несмотря на то, что Оливье практически не вносил поправки в текст Шекспира(именно поправки, не вырезание сцен и персонажей), без интерпретации не обошлось. Складывается впечатление, что Гамлет — томящийся, непонятый ребенок, который и рад бы найти себе какое-нибудь занятие, да мотивации недостаточно — до встречи с Призраком.

Однако экранизация Оливье сильна тем, что в ней большое место отводится психологизму трагедии. Монолог Гамлета об отношении к скорому выходу матери замуж зачитывается за кадром, но некоторые его части принц произносит в камеру как то, о чем он молчать не в силах. Необыкновенно показан и монолог короля, когда его лицо видно лишь в профиль, таким образом показывая его двуличие. Но при этом все отдает и театральностью: и яркие, показные эмоции, и мизансцена, и выбор ракурса. Нельзя сказать однозначно, удачна ли такая расстановка акцентов, но важно то, что у Оливье все выглядит гармонично и целостно, и такая классика воспринимается близко к сердцу за счет того, что принято ассоциировать с Шекспиром: углубленное изображение душевных переживаний, некоторая наигранность, драматичность повествования.

17 ноября 2013

Твой образ так загадочен, что я К тебе взываю

Есть роль, за которую готов продать душу практически любой актер. Этот образ, создан драматургом, чье величие сравнимо лишь с его загадочностью. Сколько их было… тех, кто примерял на себя маску самого печального датчанина всех времен… Но говорят, что был один, кто приблизился к замыслу Шекспира как никто другой…

В 1948 году Лоуренс Оливье уже получил дворянский титул и был одним из самых известных актеров в мире. Но, задумав поставить «Гамлета», он хотел, чтобы зритель видел не сэра Лоуренса. Ему не нужно было, чтобы на сцене появился он сам в роли Гамлета — ему нужно было, чтобы на сцене появился Гамлет. Слишком известная история, чтобы ее просто пересказать. Слишком театральная постановка, чтобы перенести ее на экран. Но когда километры черно-белой пленки превращаются в фильм, все 4042 строки шекспировского текста обретают новую жизнь.

И уже нет Лоуренса Оливье. Есть только принц, чье сердце наполнено местью. Воин в костюме философа, кто знает, какие мысли скрываются под этой пепельной головой? Кто знает, какой огонь горит в этой потерявшей проводника душе? Прекрасная Джин Симмонс, нежная, грустная Офелия не может утешить мятежный дух своего нареченного. Королева Гертруда Эйлин Хейли становится не сластолюбивой изменщицей, а безвольной пешкой в игре своего нового мужа, потеряв власть над мыслями сына. Коварный Клавдий, которого Бэзил Сидни скрывает под маской праведника добрую первую половину картины, словно лис пытается обойти подозрительность племянника стороной, но ни Полоний, ни Лаэрт, ни даже Всевышний уже не смогут помочь ему. Во всем великолепии своего безумия, перед нами появляется датский двор, где у каждого есть свои тайны.

Увлекшись переносом пьесы на экран, Оливье не забыл и о визуальной стороне. Фоном для страстей становятся скалы и море, ветер и брызги. Кажется, что даже каменные стены дворца не могут заглушить стихию. Лучшей в тот год станет работа художников и декораторов под руководством Роджера Ферса и Кармен Диллон. Кажется, что режиссер предусмотрел все — недаром, кто-то сказал, что в его устах Шекспир звучит так, словно сам Оливье был автором. И кто бы ни направлял руку Мастера, американские, английские, итальянские критики сказали: «Браво!»

Оливье был первым режиссером, который сам себя вывел в лауреаты Оскара за лучшую мужскую роль. Его «Гамлет» до сих пор остается непревзойденным шедевром. Именно в этом образе его увековечили в камне. Теперь глаза принца Датского чутко наблюдают за Королевским Национальным театром, который стал вершиной творчества Оливье. Почти через пятьдесят лет Кеннет Брана будет ставить «Гамлета», в основе которого легко угадывается тень работы Оливье. «Вы — сама Англия», — говорили ему. Но прав, пожалуй, был сам сэр Лоуренс, заметив, что «каждый Гамлет является индивидуальной интерпретацией — здесь нет победителей и проигравших».

10 из 10

29 июля 2013

«Это трагедия о человеке, который не мог решиться…»

Каноническая, классическая экранизация великой пьесы великого английского драматурга Уильяма Шекспира. В Дании умирает король, на престол восходит его брат Клавдий, женившийся на вдове покойного Гертруде, и матери своего племянника Гамлета. Тот в отчаяние, как мать могла придать память об отце и женится на дяде?! Но однажды ночью, к нему является призрак отца, и рассказывает о предательстве и братоубийстве. Принц клянётся отомстить дяде за смерть отца. И приступает к раздумьям о плане возмездия. Правда, что бы достичь цели, Гамлету придётся идти по трупам как своих врагов, так и родственников и друзей…

«-Пример примерных пал — пал до конца…» (с)

Сложно что либо писать об таком легендарном и признанном фильме-шедевре как этот. Вроде всё уже о нём сказано и написано за долгие годы его существования. Даже не годы-десятилетия… Но тем не менее, я всё же попробую. И так — экранизация шекспировской трагедии о Датском Принце ставилась сотни раз, как на сцене, так и на экране. Начиная с середины 1910-ых, но тогда кинематограф был хоть и велик-но нем, а следовательно не мог передать весь аромат оригинала. Имею в веду цветастые и пафосные диалоги и монологи героев знаменитой пьесы. А после, не ставился полный вариант — а в сокращении, что тоже не соответствовало книги. И экран в этом плане проигрывал сцене, где в роли Гамлета блистали многие легендарные актёры (к примеру Генри Ирвинг), а постановки были обласканы критиками и собирали аншлаги…

Большой поклонник Барда, сэр Лоуренс Оливье решил исправить эту оплошность, поставив дорогостоящую, костюмную и большую картину — прямую экранизацию пьесы, с первоклассными, зарекомендовавшими себя игрой на сцене, актёрами и с величественными декорациями. На свою постановку он не скупился и это видно. Так же, великому режиссёру удалось собрать под своим крылом преданную команду единомышленников, в которой буквально каждый был поглощён своей работой и старался во благо общего дела. Начиная от гримёрш и заканчивая строителями декораций. Что уж тут говорить про технический персонал съёмочной группы? Оператор ленты Десмонд Дикинсон снял все сцены бережно и с любовью к заднему плану, фону проще говоря. Он подчёркивает как костюмы персонажей, так и детали интерьера комнат в которых происходит та или иная сцена. А эти его величественные панорамные виды замка и утёса со скалистым берегом где внизу бурные волны бьются о острые глыбы в надежде хлынуть на берег. Подозреваю, что перед съёмкой этих кадров оператор пересматривал эйзенштейновского «Броненосца Потёмкина», ибо его планы бьющихся о скалы волн, похожи на вступительные сцены шторма заснятого Эдуардом Тиссе в знаменитой отечественной картине. А эти переходы и блуждания по комнатам замка, когда камера будто плывёт за идущими героями, или «произвольно» перемещается по замку?Это очень здорово поставлено и снято с игрой света и тени. Так что и «световики» потрудились на славу.

Художники постановщики картины Элизабет Хеннингс и Кармен Дилон, создали потрясающие декорации средневекового замка и предметы его убранства, от мебелеровки комнат и посуды, до гардин и ковров висящих на его стенах. А какие у персонажей красивые и богатые костюмы! Каждый наряд проработан до мельчайших деталей и уникален. Все эти костюмы с пышными воротниками, шляпы с перьями, и плащи -всё выглядит помпезно, дорого и красиво даже на чёрно-белой плёнке, что и говорить, если бы картина была снята в цвете!

Это, кстати обсуждалось на начальной стадии подготовки к съёмкам ленты. И Лоуренс Оливье решил, что цветная, яркая плёнка не способствует передачи атмосферы трагедии, а потому снимать фильм захотел на чёрно-белую» плёнку. И надо признать, режиссёр в своём видении проекта был прав. Будь его «Гамлет» цветным, это конечно бы способствовало бы более лучшей оценки трудов художников ленты. Но с другой стороны, фильм лишился бы своей непередаваемой на словах атмосферы. С экрана при звуках труб, и пафосного музыкального оформления, а так же монологах на старом английском (который звучит просто чарующе!) — так и веет чем то эпическим и древним. И смотрится всё это, вкупе с чёрно-белой и сочной картинкой — просто впечатляюще! Композитор картины Уильям Уолтен -написал великий саундтрек, по истине достойный такой великой ленты…

Режиссура сэра Оливье выше всяких похвал и лестных отзывов критиков. Он просто вжился… вернее не так. Он не был в этом фильме! Я видел Датского Принца, а не актёра. Настолько прост и естественен он был в образе Гамлета, читая (проживая) его монологи, просто в задумчивом молчании с угрюмым видом гуляя в одиночестве по мрачным палатам замка, и беседуя иногда с назойливыми поданными и родственниками… Великий актёр и великий режиссёр театра и мирового кино-вот кем был и останется в сердцах зрителей сэр Лоуренс Оливье…

Прочие исполнители не уронили высочайшей планки качества игры, и так же на недосягаемом уровне сыграли свои роли. Запоминаются решительно все от короля до могильщика!Вот имена актёров и их персонажи: Эйлин Хёрли -Гертруда, Бейзил Сидни-Клавдий, Джин Симмонс-Офелия, Феликс Эймлер- Полоний, Норман Вулянд -Гораций, Тёренс Морган -Лаерт и молодой Питер Кушинг в роли Озрика. Что за актёрский состав, он украсил бы даже самую бездарную постановку. А в картине Олевье всё на высочайшем уровне!

Фильм удачно прошёл в своё время в прокате, и был с триумфом встречен на многочисленных кино-форумах мира. Среди наград полученных «Гамлетом» Лоуренса Оливье — 4 премии Оскар (за лучший фильм, мужскую роль первого плана, работу художников-декораторов и художников по костюмам, а так же еще на 3 номинации он выдвигался), 2 Золотых Глобуса (за фильм и главную мужскую роль), «Бафта» (за лучший фильм года) и Золотой Венецианский Лев 1948-ого года!

Ныне это -классика мирового кинематографа, и его показывают ученикам когда в школах проходят пьесу Шекспира. И уже этим я думаю многое сказано…

Ставлю не максимальную оценку, так как в середине у ленты есть небольшие провисания в сюжете. В пьесе этого не было, она была динамичной, а у Лоуренса Оливье происходит как бы заминка (что то типа разделения на «акт первый» и «акт второй», как в театре), а смотреть на панорамы и виды замка и окрестностей, демонстрировавшихся до этого — скучновато, тем более посреди 2,5 часовой постановки. Посему:

8 из 10

15 июля 2013

«100 лучших фильмов всех времён и народов». «Гамлет» (Великобритания, 1948). Рука мастера, или талантливые экранизации XX века…

«Месть, это обоюдное лезвие меча — когда ты уничтожаешь врага, ты уничтожаешь свою душу».

Конфуций (Кун-Цзы).

Месть… Затаённая злоба, прикрытая пеленой мнимой справедливости. Жестокая и безжалостная расправа, не знающая ни жалости, ни милосердия, ни меры… Не будет в душе покоя, пока кровь не смоется кровью. Так и только так вершит свой суд реальная месть…

Да… Сильно… Психология и философия жизни, в одной большой чаше человеческих судеб, где имя ей — кара…

В этом мире существует немало талантливых писателей, поэтов и журналистов, кто смог грамотно и красиво вписать своё имя в историю развития мировой художественной литературы. Александр Сергеевич Пушкин, Жюль Верн, Виктор Гюго, Уильям Шекспир… Их работы изучаются в школах, колледжах, университетах. В театрах ставятся спектакли, пьесы… На телевидении готовятся особые передачи… В прессе выпускаются различные статьи… Ну, а киноиндустрия старается создать интересную и правдоподобную экранизацию, не уступающую, по их мнению, оригиналу…

Уильям Шекспир… Хм… Английский поэт и драматург позднего средневековья… Талантлив и многогранен настолько, что многие усомнились: а был ли этот человек на самом деле? Или все это писали сразу несколько людей?..

Оставляя эти вопросы историкам, я, со своей стороны, подчеркну лишь то, что, возможно, ему помогали его близкие, друзья и коллеги по театру, что, безусловно, не являлось плохим делом, так как помощь друзей, только развивает тебя самого. А это немало…

«Гамлет»… Одна из самых известных его пьес… Трагичная до умопомрачения, серьёзная до боли души…

«Гамлет»… История о мести, жестокости, крови…

Как много режиссёров, впечатлившись, решили экранизировать её… Канадские, английские, итальянские, японские, китайские, финские, турецкие, немецкие, русские, французские, американские…

Не менее 37 картин… И все со своей, особенной версией… Видением дела…

Вы знаете, я не стал смотреть все, чтобы выбрать самую лучшую в мой существующий проект, под названием «100 лучших фильмов всех времён и народов», но чтобы быть, как можно объективнее, я отобрал 5 наиболее значимых из них и просмотрел…

Кандидатами оказались:

1. «Гамлет» (Великобритания, 1948). Режиссёр: Лоуренс Оливье.

2. «Гамлет» (СССР, 1964). Режиссёр: Григорий Козинцев.

3. «Гамлет» (Великобритания, 1969). Режиссёр: Тони Ричардсон.

4. «Гамлет» (Великобритания, США, Франция, 1990). Режиссёр: Франко Дзеффирелли.

5. «Гамлет» (Великобритания, США, 1996). Режиссёр: Кеннет Брана.

Три дня потратил на просмотр и… выбрал лидера…

Мне не хотелось бы задеть чувства какого-либо зрителя, но я понимаю, что, если угождать всем, то значит не выражать самого себя. Другими словами, я смотрю эти фильмы для того, чтобы расширить свой кругозор, чтобы найти что-то близкое, родное и понятное мне и моей душе…

А, по сему — именно картина 1948 года выпуска оказалась тем, что меня по-настоящему пробрало, унесло в далёкую Данию и заставило размышлять вместе с героями…

Режиссёр, сценарист и исполнитель самого Гамлета — Лоуренс Оливье… Композитор: Уильям Уолтон.

Так как историю можно разделить на некоторые части, то, вот на что хочу обратить ваше внимание (если будете сравнивать несколько версий сразу…).

Самое начало… Тревожная, почти мистическая музыка. Туман… Замок… И вступительное слово от автора, грамотно подобранное и, настраивающее зрителя, на серьёзный рассказ (в советском фильме, к примеру, начало тоже неплохое, но такого вступительного слова нет. А это действовало слишком напрягающе)…

Разговор Гамлета с призраком отца, на вершине замка. Где скалы, плещущиеся волны и туман… Голос привидения звучал отдалённо, как бы из далека. И музыка… Потрясающе снято (в других версиях, эта сцена, меня так не тронула за живое).

Разговор Гамлета с Офелией (когда её отец и его дядя были спрятаны за шторами). Великолепно сыгранное безумство принца, пытающегося убедить всех в своей невменяемости…

Классическая сцена «Быть или не быть? Вот в чём вопрос…» именно в этой картине меня, как ножом прорезала в самое сердце… Это приближение и отдаление камеры, снова неистовые волны, замок, туман, и… Гамлет, размышляющий о жизни… Хотите — верьте, хотите — нет, но тут даже хорошие актёры такие, как Мел Гибсон (в версии 1990 года), могут сплоховать и, в целом, не так это передать. Я ничего не имею против старины Мела, но сравнение есть сравнение. Так драматично, туманно и таинственно, как это было в 1948 году, у Лоуренса Оливье, не передал никто…

Далее… Сцена с труппой бродячих актёров… Великолепно. Я, действительно, увидел датского принца, королевского сына, который может управлять людьми. Есть в нём эта жилка…

Кстати, сама пьеса «Убийство Гонзаго» тоже была сильно показана… Не буду раскрывать всей тайн, но она значительно отличается от других версий…

Потом разговор с матерью и убийство Полония… Я даже решил пересмотреть этот же фрагмент в трёх других версиях ещё раз: советской, 1990 года и 1996…

Нет, друзья… Так, как показал это Оливье, другим, в том момент, было не дано… И ярость, и точность движений, и взгляд. Сильно…

Сумасшествие и смерть Офелии… Как бы красива ни была эта девушка в других версиях, а психологически фильм берёт именно в старой. И её отрешённый взгляд, безумный смех, пение, движения… А как она плыла по течению, медленно намокая в воде и, погружаясь, всё глубже и глубже?.. И автор, за кадром, добивает нас, объясняя, что с ней… Это было сильно…

Ну, и последнее… Финал картины… Гибсон (версия 1990 года) слишком жесток. В советском фильме всё было без какого-либо азарта, да и без присутствия матери (в начале поединка). Место действия — также не вызывало интереса…

А вот англичане, как в старом (1948), так и в ленте по новее (1969) этот финал показали блестяще… И расположение короля с королевой, и интрига во время поединка, и сам поединок!..

Да… Тут Оливье превзошёл сам себя… И исход… Признаться, только здесь мне захотелось крикнуть: «Так нечестно!», что поставило победную точку английской версии 1948 года выпуска…

А вы, уважаемые зрители и читатели, если совсем не знакомы с классикой мировой художественной литературы, можете ознакомиться с ней. И, лишь потом, выбрать свой фильм, заслуживающий, по вашему мнению, место лидерства, среди остальных, так, как это сделал ваш покорный слуга…

10 из 10

Благодарю за внимание! И всего вам доброго…

9 апреля 2013

сэр Лоуренс Оливье — Гамлет

Ну что же, первая отрицательная рецензия на «Гамлета» Лоуренса ОЛивье. Постараюсь изложить свои доводы как можно более подробно.

Прежде всего, разочаровывает хронометраж картины. Лоуренс Оливье пошел по пути полного перенесения на экран текста всемирно известной пьесы. В силу этого обстоятельства получился трех-часовый фильм.

По своему формату, трех-часовое произведение Оливье больше напоминает телевизионную адаптацию театральной постановки. Нужно заметить, что фильм излишне театрализован. Даже декорациям уделяется отнюдь не первостепенное значение. Все, как в хорошем и достойном театре — главное внимание действу.

Вызывает сомнения просто сама кандидатура Оливье на главную роль. Сорокалетний мужчина вполне мог сыграть роли отца Гамлета или Полония. В силу своего актерского таланта, Оливье конечно был похож на юношу, но мне кажется это не было решением.

По сюжету, Гамлет — молодой юноша, который пытается провести черту между лицемерием окружающего его мира и юношескими идеалами. На мой взгляд, эта роль совсем не для умудренного опытом мужчины.

Справедливости ради, нужно сказать что Оливье очень старался. Он хотел вложить в его героя непосредственность. Однако, при этом совсем потерялась брутальность. А ведь мы говорим о юноше, наполненном эмоциями.

Не думаю, что сравнение с работами Козинцева или Дзефирелли будет правильным (оба фильма грешат многочисленными неточностями). Я бы сравнил фильм Оливье с театральной постановкой Гамлета с Высоцким. В исполнении Высоцкого, Гамлет — человек, который показывает свои обнаженные нервы, эмоции и фатальные переживания. И в такой интерпретации, возраст актера и персонажа отходит на второй план.

Если же говорить о режиссерских достоинствах, то они есть. Потрясает то как режиссер показывает море и замок, герои будто ищут спасения у стихии. Также потрясла операторская работа — камера будто проникала внутрь всех тайн замка. Но, восхищаться мне пришлось совсем недолго — в недавно просмотренной «Ребекке» Хичкока я выделил два точно таких же успешных хода: работа камеры и показ моря и усадьбы Мэндерли. Можно лишь только добавить, что в главной роли в том фильме снялся Лоуренс Оливье.

Так что, фильм показался мне совсем не оригинальным, скучным и чрезмерно повествовательным. В этом месте меня вполне могут спросить, почему картина получила целую пригоршню Оскаров, включая призы за лучший фильм и режиссуру.

Здесь ответ прост. Предыдущая работа Оливье — Генри V, заслуживала поощрения куда больше. К тому же, в тот год выиграть конкуренцию у «Джонни Белинды» и «Змеиной ямы» было не так уж и просто. Гораздо более достойные «Сокровища Сьера-Мадре» были отодвинуты на второй план, скорее всего исходя из двух обстоятельств.

«Гамлет» это не просто всеми признанная классика, это еще и символ Британии, страны союзника США по недавно выигранной войне. Да, и Оливье явно недополучил статуэток за Генри V.

В итоге: на мой взгляд фильм слабо поставлен, а игра Оливье совсем не убедительна. Немногочисленные режиссерские успехи совсем не оригинальны.

3 из 10

1 февраля 2013

Уильям Шекспир — пожалуй, самый лучший драматург и один из самых загадочных писателей всех времен и народов. В своих драмах и трагедиях ему с удивительной точностью создать уникальных персонажей, которые не просто могут воплотить в себе либо человеческие положительные стороны, либо пороки, но также придать им столько чувств и эмоций, что они оживают с самых первых секунд чтения. Еще отличительной особенностей произведений Шекспира является то, что все они очень реалистичны, поскольку они передают реальную историческую обстановку, в которой приходилось жить обычным людям. Одним из таких произведений является одна из его лучших трагедий «Гамлет».

Сюжет

По невыясненным обстоятельствам умирает король Дании. Новым правителем становится его брат Клавдий. Вдова короля Гертруда сразу выходит замуж за нового короля. Все это приводит в глубочайшую депрессию юного, но умного не по годам принца Гамлета. Однако все меняется, когда Гамлету является призрак его почившего отца и сообщил, что он был убит собственным братом Клавдием. Ошеломленный услышанным Гамлет клянется отомстить своему дяде за смерть отца. Однако Клавдий, чтобы сохранить за собой трон, строит планы по устранению Гамлета.

Игра актеров

Актеры исполнили свои роли настолько хорошо, что в какой-то момент может показаться, что они не играют, а живут на экране. Конечно, запомнилась игра сэра Лоуренса Оливье, исполнившего ключевую роль Гамлета. Несмотря даже на возраст актера, в котором ему пришлось сыграть молодого человека, актер изобразил Гамлета таким, каким мне лично он представлялся еще до просмотра. Особенно понравилась игра Джин Симмонс, сыгравшей роль той самой Офелии, воплотив на экране образ настоящего ангела, который оказался жертвой политических игр.

Режиссура

Я никогда не думал, что Лоуренс Оливье помимо того, что был талантливейшим актером, также предстал в качестве потрясающего режиссера. Стоит отметить то, какой красивой вышла его картина. «Гамлет» — это не просто фильм, это безумно красивая и колоритная, как бы это странно ни звучало, драма, изобличающая пороки когорты управленцев. По-моему, это вообще самый первый арт-хаусный фильм в истории кино, поскольку режиссер нарушил многие традиции, по которым снимали множество других фильмов, отобразив в этом все самое новое, для того времени.

Сценарий

Мне отчасти повезло, что примерно за три месяца до просмотра я прочел это сильное произведение великого Уильяма Шекспира, поскольку я смогу немного оценить соответствие содержания трагедии и содержания фильма. Так вот, после просмотра я был в полном восторге. Все те эмоции, вся та ненависть и сострадание, которые я испытал при чтении, они снова покорили меня при просмотре. По-моему, фильм достоверно передает детали сюжета трагедии. Лишь отчасти они были подвергнуты, и то ради того, чтобы войти в рамки именно фильма.

Работа оператора

Хотя фильм и не получил номинации на Оскар за лучшую операторскую съемку, однако я с уверенностью могу сказать, что академики зря обошли без внимания эту сторону фильма. В принципе работа оператора в себе ничего не скрывала, но, тем не менее, определенную атмосферу она, так или иначе, придавала. Так, например, запомнилась сцена встречи Гамлета с Призраком, когда Гамлет почувствовал приближение чего-то мистического, а камера то и дело резко приближалась к нему.

Монтаж

Хочу отметить также и монтаж, поскольку благодаря этой особенности фильм получился каким-то волшебным. Так, запомнились сцены, когда камера якобы летала по замку, словно перемещаясь от одного места действия в другое. Так, например, запомнилась сцена, в которой Гамлет после сознательной ссоры с Офелией сбежал, и камера полетела от Офелии по замку в другое место.

Саундтрек

Музыкальное сопровождение сыграло немаловажную роль в создании средневековой атмосферы в фильме, и, по-моему, без нее было невозможно обойтись. Особенно запомнились моменты, когда Гамлет разговаривал в мыслях, за кадром играла музыка, передавая те мучения, в которых метался принц Гамлет. Еще понравился момент с появлением призрака, когда за кадром будто било сердце, чем напрягало атмосферу.

Декорации

«Гамлет» является первым фильмом, которому вручили премию Американской киноакадемии в номинации «Лучшие декорации», и могу с уверенностью сказать, не зря. Я не могу сказать, что декорации замка смотрелись предельно реалистично, но замечу, что благодаря ним фильм скорее похож на записанный на камеру спектакль, чем на кино как таковое. Это в свою очередь сыграло свою роль для актерской игры, а точнее сказать для ее качества, которое было безупречным.

Костюмы

Отнюдь я и эта сторона фильма не обошлась без внимания. Костюмы порой тоже играют важную роль, а в «Гамлете» они были незаменимы. И причина заключалась даже не в том факте, что действие происходит в средневековье, а в том, что определенным образом данная художественная сторона фильма лучше погружает зрителя в обстановку, происходящую в трагедии.

Итог

Когда кого-то спрашивают, с каким произведением у этого человека ассоциируется Уильям Шекспир, большинство ответит, «Ромео и Джульетта». После просмотра потрясающего фильма Лоуренса Оливье мое мнение изменится навсегда. Я однозначно советую всем «Гамлета» к просмотру, потому что этот фильм запомнится надолго.

10 из 10

4 декабря 2012

«Это трагедия о человеке, который не мог примириться со своим разумом» (с)

Огромные холодные стены средневекового замка. Сильные завывания ветра, напоминающие о таинственном потустороннем мире. Воздух пропитан напряжением, злобой, чувством того, что самые близкие — предатели. А в голове вечный вопрос: «Быть или не быть?».

Идею такого фильма надо читать между строк и никак иначе. Она не лежит на поверхности, как в современных оскаровских голливудских фильмах, хотя в самом начале фильма есть подсказка. Это трагедия о человеке, который не сумел примириться со своим разумом. Пожалуй, для того, чтобы действительно понять эту мысль, стоит прочитать оригинал (что я и собираюсь теперь сделать). Месть, убийства, причинение как моральной боли близким — всё это должно согласоваться с тем, что говорит разум. Иначе: «Это были не действия Гамлета. Они совершались безумством».

Сюжет необычный, и, для того чтобы понять все хитросплетения непростых отношений героев, нужно погрузиться в атмосферу того столетия, понять все их нравы. А уж для этого, опять же, стоит обратиться к великому Шекспиру.

Актёрская игра не впечатлила. Совсем. Более-менее неплохо сыграл Лоуренс Оливье, хотя было видно, что он намного старше своего героя. Режиссёрская работа, правда, очень хорошо сделана.

Неплохой фильм. Посмотреть стоит.

7 из 10

19 сентября 2011

Это он! Тот самый Гамлет. Всем известный датский принц.

- А что вы читаете, милорд?

- Слова, слова, слова…

- А в чём там дело?

- Между кем и кем?!

- Да нет, что в книге?

- Клевета.

Думаю никому не надо доказывать, что «Гамлет» Шекспира входит золотой фонд не только английской, но и мировой литературы.

«Гамлет» — трагедия о человеке, который не смог перебороть себя, не смог уподобится невежеству и ужасу, царящему вокруг, не смог смириться. Это о человеке, который знал, что такое честь, дружба, любовь, сыновей долг не понаслышке и не из книг, он просто чувствовал это так остро, что порой это делало его безумным, одержимым и мешало ему жить. Как жаль, что мы, немые зрители финала, так и не услышим, чтобы он сказал, пока не началось дальнейшее молчанье..

Получить роль Гамлета — это не только величайшая честь, но и огромная ответственность, на которую не каждый согласиться. Лоуренс Оливье — идеальная кандидатура как на кресло режиссера, так и на главную роль. Думаю невозможно найти актёра, который бы лучше знал, понимал и чувствовал Шекспира как сэр Лоуренс. Его Гамлет — настоящий Гамлет, тот самый, которого мы находим, когда читаем книгу. При просмотре забываешь, что смотришь фильм. Ощущаешь себя участником действия, как будто вот он! здесь! перед тобой стоит и размышляет вслух о наболевшем.

Сказать, что Лоуренс Оливье играл Гамлета, я не могу, он жил им, он был им. Ни его жесты, ни повороты головы, ни движения, ни взгляды, ни интонации не были напыщенными и приторно наигранными, наоборот, всё было пронизано естественностью.

Из фильма запомнилась сцена с Офелией, находившейся в безумстве и распевавшей свои песни. Она выглядела такой отрешённой, чужой всему и беззащитной жертвой своего безумия, что вызывала искреннее сочувствие и сожаление. Призрак отца получился во истину пугающим и отталкивающим, хотя такого эффекта трудно было ожидать от постановки 1948 года.

Декорации не давили на восприятие. Полупустые серые залы заполнялись насыщенными диалогами и монологами принца. Режиссёр хотел сделать видеоряд цветным, но не нашёл на это средств. По мне оно и к лучшему. Ч/б фильмы создают совсем другую атмосферу, фокусируют внимание на главном, плюс у них какое-то свое очарование, их хочется смотреть снова и снова.

Таким образом, ч/б съёмки, хорошие декорации, великолепный актёрский состав, близость к оригиналу и минимум произвола — вот то, что делает эту экранизацию классикой.

Это не фильм, это что-то совсем иного рода, более близкое сердцу, более понятное разуму, более родное для души.

«Быть честным в наше время — быть единственным из десяти тысяч». Он им был.

6 января 2011

Old Sir Laurence Olivier

А моей сестренке Фиби понравилось только, когда Гамлет гладит собаку по голове. Она сказала — как смешно, какая хорошая собака, и собака вправду была хорошая (с)

Интересно, можно ли сыграть Гамлета в отрыве от собственной личности, полностью? Вот как Оливье сыграл Ричарда Третьего. Или этот несвоевременный гуманист так или иначе потянет из актера личные черты, — просто потому, что написано все достаточно туманно, и… и.

Гамлет Оливье — Гамлет театральный. Все его существование — существовании на огромной сцене: там даже королевские хоромы избавлены от излишеств обстановки, там нужно говорить четко и громко, там нет места внутренним монологам, там принц не встанет и не уйдет молча, пока Клавдий провозглашает свою первую речь. Нет, он досидит до конца, молча глядя в пол, и не обратит внимания на Гертруду, покуда она не обнимет его, а после будет говорить раздельно и холодно, — так холодно и так раздельно, как только способен на то актерский талант сэра Лоуренса.

На «to be or not to be» он не повернется спиной к зрителям, нет, ему это вообще позволительно в исключительных случаях. И — именно его «King… Father!» запомнилось мне больше всего.

Я не хочу проводить сравнений с сами-знаете-кем. Я видела и его, я прониклась и им, но — здесь это ни к чему. Сравнение двух гениев всегда заканчивается ничем.

Джин Симмонс (которая в жизни, к слову, брюнетка, и вообще похожа на Жаклин Кеннеди) впервые прояснила для меня, как в не-печатном варианте должны звучать те четырехстрочные песни Офелии. Очень красиво, на самом деле. И еще у неё удивительная… пластика, что ли. Так мне, по крайней мере, упорно казалось при просмотре той их первой сцены с Полонием и Лаэртом (привет, Холден!).

Призрак Короля действительно страшен. Черно-белость, случившаяся только от недостатка материальной составляющей, создала удивительно правильную атмосферу. И сам формат фильма-спектакля, когда происходящее на экране представляет собой расширенную до невероятных размеров сцену — по-видимому, насколько персонально-любим и предпочтителен, что об этом и говорить излишне.

Вот, как будто главная часть мыслей, связанных с.

«… будь он в живых, он стал бы королем / Заслуженно /.. .cкомандуйте дать залп».

19 мая 2010

Быть или не быть? Вот в чём вопрос

Самая известная из пьес Шекспира. Образ Гамлета — это мечта любого актёра, сыграть её на сцене или в кино — это всё равно, что сыграть Христа. Многие брались за эту оказавшуюся многим непосильную задачу — и кто-то с треском проваливался, а кто-то создавал образы, настолько пронзительные, что другие в этой же роли смотрелись мягко говоря слабовато.

Так вышло, что эту постановку я посмотрела раньше нашей — и пьеса, которую мы должны были проходить в школе, но так до неё и не добрались из-за того, что учительница предпочла давать нам материал по нашей, а не зарубежной литературе, я прочитала самостоятельно уже после просмотра данного фильма. Не могу сказать, что книга мне понравилась больше, чем кино — а может всё дело в том, что пьесу надо именно СМОТРЕТЬ, а не ЧИТАТЬ?

А теперь перейду непосредственно к фильму. Кто-то считает, что Оливье сделал то ли фильм-спектакль, то ли вообще непонятно что, что снять можно было бы и получше, что спецэффектов маловато — а теперь посмотрите на год выпуска картины — 1948. Оливье хотел снять цветной фильм — но ему не выделили для этого денег, о чём он весьма переживал. Что касается самого его образа — считая себя некрасивым, он почему-то решил, что раз датчанин, то обязательно блондин — к слову сказать, светлая шевелюра ему весьма идёт. И хоть и невооружённым взглядом видно, что юному принцу уже далеко за 30 — в конце-концов это было время, когда возраст на экране очень часто не соответствовал возрасту персонажа, более того — всего за три года до съёмок закончилась война, что тоже, несомненно, наложило свой отпечаток. И ещё — разве не справился Оливье со своей ролью? Справился, и ещё как — по крайней мере я лучшего Гамлета ещё не видела, даже Смоктуновский и то проигрывает ему, причём весьма значительно.

Что касается других персонажей — единственная, кто смотрится слабовато, это Джин Симмонс в роли Офелии. Может быть режиссёру действительно стоило снять в этой роли Вивьен Ли, как она хотела и обиделась, когда ей предпочли молоденькую актрису? Но может быть в этом и был хитрый ход Оливье — чтобы никто не смог затмить его? Даже если и так, то картина нисколько не проиграла в том, что он переигрывает всех своих партнёров по фильму.

Самый поражающий воображение момент выпадает на самое начало — появление призрака покойного короля, возможно, будь плёнка цветной, это выглядело бы несколько по другому, но в чёрно-белом варианте это действительно жутковатое зрелище. Частые переходы камеры по ступеням и коридорам из комнаты в комнату словно соединяют в единое разные эпизоды пьесы, здесь почти нет скачков, зритель будто проходит по замку, заглядывает в другую комнату — и его глазам предстаёт следующая часть повествования. Оператор, как и монтажёр, постарались на славу — нет ни одного пустого момента, не хочется выкинуть ни одной минуты этого двух с половиной часового повествования.

10 из 10

P.S. Быть или не быть следующей подобного рода постановке, где воедино смешались театр и кино? Пока что все другие режиссёры показывали именно кино, но как трудно поставить фильм на сцене, так же трудно снять спектакль так, как он должен быть, как, вероятно, задумывался автором. Единственная, кто может соперничать с британской постановкой, это наша и кто-то отдаёт предпочтение одной, кто-то другой. Мои симпатии, пусть это не совсем патриотично, на стороне англичан

12 января 2010

Весь мир — театр

Сложно не сравнивать этого «Гамлета» с позднейшим нашим фильмом, шедевром Козинцева. Да, видно, что наш фильм создавался под влиянием и этой постановки в том числе, некоторые сцены подобны, да и Смоктуновский внешне похож на Оливье, но если Козинцев снял фильм, то Оливье — что-то вроде телеспектакля, как можно более полную версию Шекспировской пьесы для кино, переложил литературное произведение на пленку… и, по-моему, он несколько этим увлекся в ущерб искусству.

Нет, режиссерская трактовка тут присутствует, потому что Гамлета нельзя не трактовать, не получится при всем желании. Для начала Оливье решает, что Гамлет — человек абсолютно здоровый психически. Узнав о том, что дядя узурпировал трон, он решает мстить… узнав о том, что дядя хочет его смерти, он пытается спасти себе жизнь. Никакого безумия. Линия с Гильденстерном и Розенкранцем убрана, видимо, чтобы не портить образ принца чрезмерной жестокостью к друзьям, которые, в общем, всего лишь присматривали за ним по просьбе его родственников. А может, потому, что хоть что-то выкинуть было надо, и так фильм получился невыносимо длинным.

Скажем так, Оливье идет самым логичным путем, трактуя пьесу наиболее напрашивающимся способом из возможных. В его изложении Гамлет подслушивал, как Полоний предлагал использовать Офелию, как провокатора — то есть его излишняя жестокость к девушке оправдана самым прямым образом, он знает об ее «предательстве». Также, королева по его трактовке, кажется, догадалась об отравленном вине и пила его «во искупленье». Горацио остается лучшим и вернейшим другом принца, хотя умереть вслед за ним и тут не выражает прямого желания. Все прямо по тексту.

И это иногда удручает. Фильм длинный, но наполнение не всегда оправдывает продолжительность. При всей моей любви к пьесе, в ней много кусков довольно проходных… вернее, не так. Кусков, которые становятся проходными при той или иной трактовке. А тут, такое впечатление, Оливье старался сохранить все, как можно больше всего, но бессистемно. Он взял первую сцену со стражей, но не взял последнюю с Фортинбрасом, а ведь обе они из, так сказать, социального компонента пьесы. Он оставил Горацио в полном объеме, но выкинул Розенкранца с Гильденстерном, а ведь они — из личностного компонента и призваны раскрывать образ Гамлета (скажи мне, кто твой друг…) И так далее.

То, что он добавил от себя — несмело. Кинжалом поиграть на скале, да Офелию с отцом подслушать… это ведь ничего не меняет. Кстати, Офелия… опять самая простая трактовка из возможных. Безумие ее весьма буднично, и сама она — обычная девушка. Наша Вертинская — образ куда более пронзительный.

И вобще — все более-менее ровненько. Эмоциональный цвет фильма — благородно-серый. Ни черного отчаяния, ни бури контрастов. Для такой длинной ленты это — большой риск.

Не очень понятны и «спецэффекты» с фокусировкой камеры во время явления Призрака… больше нигде никаких операторских вывертов не замечается. А, нет, был еще какой-то жутковатый в своей топорности трюк с очень крупным планом на макушке Гамлета, перешедшим в общий план волнующегося моря.

Это очень добротно поставленная пьеса Шекспира. С прекрасными декорациями, хорошими актерами, почти без сокращений и без всяких новшеств. Вот разве что не в театре. А фильма в ленте почти нет. Весь мир — театр, а не кинотеатр.

8 из 10

23 июля 2009

Драма Гамлет появился на свет в далеком 1948 году, более полувека тому назад, его режиссером является Лоуренс Оливье. Кто играл в фильме: Джон Гилгуд, Кристофер Ли, Десмонд Ллевелин, Ниалл МакГиннис, Лоуренс Оливье, Джин Симмонс, Патрик Макни, Виктор Лукас, Энтони Куэйл, Патриция Дэвидсон, Эзмонд Найт, Питер Кушинг, Джон Лори, Норман Вуленд, Патрик Тротон.

Расходы на кино составляют примерно 1. Страна производства - Великобритания. Гамлет — заслуживает зрительского внимания, его рейтинг более 7.5 баллов из десяти является довольно неплохим результатом. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 12 лет.
Популярное кино прямо сейчас
© 2014-2021 FilmNavi.ru - ваш навигатор в мире кинематографа.