А потом мы танцевали (2019)

And Then We Danced
Рейтинг фильма
Кинопоиск 7.9
IMDb 7.8
Описание фильма
оригинальное название:

А потом мы танцевали

английское название:

And Then We Danced

год: 2019
страны:
Швеция, Франция, Грузия
режиссер:
сценарий:
продюсеры: , , , , , , , , ,
видеооператор: Lisabi Fridell
художники: Теона Барамидзе, Sulejmen Peljto
монтаж: ,
жанры: мелодрама, драма
Сколько денег потрачено и получено
Сборы в США: $177 262
Мировые сборы: $579 574
Дата выхода
Мировая премьера: 16 мая 2019 г.
Дополнительная информация
Возраст: 18+
Длительность: 1 ч. 53 мин.
Отзывы о фильме А потом мы танцевали

Мераб с детства танцует в Национальном грузинском ансамбле со своей партнершей Мари. Его жизнь радикально меняется, когда он влюбляется в нового артиста труппы, Ираклия.

Другие фильмы этих жанров
мелодрама, драма

Видео к фильму «А потом мы танцевали», 2019

Видео: Official UK Trailer (А потом мы танцевали, 2019) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Official UK Trailer

Отзывы критиков о фильме «А потом мы танцевали», 2019

Больше, чем Долан

Этот фильм среди сонма просмотренных мною за последние годы дохнул такой свежестью, такой удивительной цельностью художественного высказывания, это картина, где все на своем месте, и при этом это не просто очередной фильм о геях.

Во-первых, стоит отметить атмосферу фильма: теплые осенние дни, ловкие и ненавязчивые передвижения камеры, национальный колорит, который, хотя история и до боли современная, придает ей тот шарм, ради которого хочется сорваться в Тбилиси. Когда дышишь воздухом этой картины, то вдыхаешь запахи то ли из собственного прошлого, то ли из фильмов, которые видел и ощущал.

Во-вторых, это драма взросления, история первой любви — и в этом смысле все подано просто идеально реалистично: и взгляды, изучающие и ищущие любви, и безбашенная радость взаимности, и тоска неизвестности, смешанная с надеждой, и, наконец, поданная метафорой поврежденной лодыжки, боль расставания — падение с большой высоты своей любви. И вот эта травма, с которой главный герой, Мераб, исполняет свою лебединую песнь, подводит к третьему пласту этого фильма.

А он говорит зрителям о том, что традиция развивается, что каждый свободный талант может привнести свое в тот монумент искусства, который возводится веками и уже сравним с Вавилонской башней. Перед заключительной сценой брат главного героя, незадолго до этого женившийся, говорит, что он сам, по сути, безнадежен — растолстеет да наплодит детей, но Мераб талантлив и способен на большее.

Собирая все стороны фильма воедино, можно вывести некую формулу «изгнания из рая», на которой по сути, стоит искусство: счастье с последующей травмой его потери. И здесь эта идея подана в безупречном эстетическом воплощении.

12 июня 2020

Женщиной пренебрегая

- Я тебе расскажу один случай. Моя подруга рано вышла замуж. Год спустя ее муж уехал в Барселону на заработки и открыл бар. Она поехала жить к нему. Но муж сильно изменился. Он поставил себе грудь. Больше, чем у жены.

- Ах так.

- Моя подруга была очень молодая. Муж был прежним, хотя и с сиськами. Она смирилась. Он постоянно ходил в мини-бикини и трахался со всеми подряд. И скандалил, когда она одевала мини.

- Грёбаный козел!!

- Корчил из себя мачо, а у самого сиськи!

«Всё о моей матери», 1999, реж. П. Альмодовар

Как стремительно меняется мир, однако. Институт семьи, институт морали, институт норм под канонадой огня и ночью и днём. Из всех орудий «шарашат» прокажённые по себя не потерявшим. Смиритесь, — вопят. Примите нас такими как мы есть. Мы не больны. Мы не заразны. Мы не чумные. Мы лишь самую малость отличаемся от Вас. Ну, дёргаем друг друга за бороды и усы. Ну щиплем в умилении задницы партнёра. И что с того? Кому от этого плохо? Кому от этого горестно? Не лезьте со своим уставом в наши спальни. Оставьте их для нас. Жить — не мешайте…

А как же пошлость? А как же разврат? Или если совершеннолетия достиг эти понятия сами собой упрощаются? Что-то не верится мне в подобное. «Бациллоноситель» — он инкубатор зла. Рассадник гнилостный. Пятнает здоровых направо, налево. Как только может. Если гуру кино — экранным эпатажем подменяя белое чёрным. Если стилист «одёжи», волос — собственной вотчиной «охмыряя». Приучают. Приручают. Толерантность, выдумали. Нет, чтобы о собственном излечении подумать… Какой там. Себя не исправить. Червоточину не залатать. Ржа лишь разъедает всё больше и больше.

«А потом мы танцевали» — это на мой взгляд, болезненный приговор несчастному юноше. Несчастному, потому как не партнёрша в ансамбле народного танца возбуждает его аппетит, а новичок труппы, приехавший из Батуми. Доверительность девушки ничто для Мераба. Пылкость в предложении себя, не трогают совершенно. Стало быть это не сегодня и не сейчас проросло в молодом человеке. Ибо сексуальность в 16—18 лет не признаёт рамок рациональности. Где? С кем? Когда — вторичны в этом возрасте. Со всеми и сразу, хотят его сверстники. И разговоры о желаниях, фантазиях ведутся без умолку. Эх, Мераб, Мераб… Как случилось это с тобой? Почему? Может быть уход отца из семьи так повлиял? Излишняя опека матери, сестёр наложили отпечаток? Чудовищен твой выбор! Какой ещё Ираклий? Ты в своём уме? Одумайся.

А режиссёру «это» нравится. А режиссёру «этого» хочется. А режиссёр от «продвинутой» элиты мира боится отстать. Ну, как же? И в Грузии есть свои маленькие меньшинства. И они хотят «хотеть» во весь голос. И они требуют признания и уважения. Люди трансформеры? С мозгами трансформеров? Не факт, не факт. Лечение им не нужно. Они здоровы. Они активны. Они продуктивны. И именно это нам демонстрируют в клубке тел. Эх молодость-молодость… О ужас, о ужас…

Танцы и любовный роман буднями переживаний в развитии. Всё просто. Всё незамысловато. А осадок, под горло. Тянут, тянут «за уши» неприглядное, скверное, муторное дяди со щербиной в душе в душевую кабину. Неужто отмоют?

3 из 10

7 июня 2020

Посмотрел шведско-грузинский фильм «А потом мы танцевали» Левана Акина — драматическую историю о поиске собственного голоса в мире навязанных мотивов.

Главный герой картины — молодой парень из Тбилиси — фанатично влюблён в грузинский национальный танец. С детства он посвящает всего себя занятиям этим искусством в народном ансамбле. Ведь для него это и семейная традиция, и шанс выкарабкаться из бедности. Но трепетная мягкость юноши не позволяют ему достичь высоких стандартов традиционного исполнения.

Таков он и в кругу семьи, состоящей из матери, бабушки и непутевого старшего брата, и в работе официанта на полставки, и в отношениях со своей партнёршей по танцу, с которой юношу связывают тёплые, но скорее платонические чувства.

Экспозиция фильма всеми доступными драматургии средствами кричит нам о том, что юному герою, бьющемуся головой в потолок творческих, финансовых и социальных возможностей, не хватает искры — некоего импульса, который, как мы поймём позднее, поможет ему пробить множество барьеров.

Необходимый импульс протагонисту и повествованию придаёт появление в репетиционной группе новичка — талантливого соперника, который, однако, пробуждает в юноше совсем не те чувства, которые можно было бы ожидать.

Интересно, что сюжет об осознании и принятии своей инаковости, раскрывается в «А потом мы танцевали» пусть и не глубже, но куда более масштабно, нежели в классических coming-out-movies. В отличие от эмоционально тонкого «Назови меня своим именем» Луки Гуаданьино, романтическое чувство героя в фильме Левана Акина, будучи движущей силой повествования, не является его драматургической целью. Ибо проходя сквозь личное переживание, герой обнаруживает вокруг себя те рамки, в которые старательно загоняет его педагог по танцу.

Выбранная режиссером среда — грузинский национальный ансамбль — идеально подчеркивает гипертрофированную маскулинность и стойкость традиций, которые предстоит преодолеть герою. Она же дарует автору мощное аудио-визуальное средство для демонстрации трансформации протагониста. Именно финальный танец-вспышка, в котором герой бросает открытый вызов закостенелым традициям, символизирует его освобождение, обретение им уникальности, собственного «почерка».

Отдельно хочется отметить завораживающую легкость кинематографического языка, изящную зернистость пленочного изображения и ослепляющую живописность демонстрируемых в картине пространств, за которыми, очевидно, скрывается титаническая работа режиссера, оператора и художника фильма. Помноженная на искренние, пульсирующие энергией работы актеров, для многих из которых фильм стал дебютом в большом кино, эта старания авторов дарят нам воодушевляющее эмоциональное зрелище, что, согласно определению Льва Николаевича Толстого, смело можно назвать произведением искусства.

31 марта 2020

Не бери от жизни все, бери свое и борись за это.

Потрясающая история от иммигрировавшего грузина Левана Акина не столько про coming out, а про первую любовь, которая может быть как к девочке, так и к мальчику, про честность с самим собой… Про грузинский танец, про место в душе для традиций и для нового, для мужественности и нежности, про мужество быть собой…

Мир давно поменялся, а мы не хотим… По словам режиссера фильм появился как рефлексия на срыв первого гей-прайда в Грузии, когда 50 человек, осмелившихся в нем поучаствовать, разогнали около 1000 гомофобов-активистов. При этом официально в Грузии не запрещаются гомосексуальные отношения.

Но если отвлечься от политического контекста и вернуться к истории Мераба можно сказать, что фильм возвращает нас к истокам: что для любви нужно 2 человека, и больше ничего, ни дорогих подарков, ни денег, ни долга перед обществом. Все перечисленное не имеет к любви никакого отношения.

Хотелось бы также отметить операторскую работу, снято так, что даже привычные типовые пейзажи пост-советского пространства не разрушают атмосферу, а наоборот, роднят с персонажами и совершенно не вызывают аллергию, хотя казалось бы мы от них все устали…

Музыка… Народная музыка как откровение… Титры я перематывала назад несколько раз, чтобы еще раз послушать. А то, что для танцевальных номеров использовался только барабан — как будто еще один намек на общую философии картины: «не бери от жизни все, бери свое». Жизнь хороша потому, что среди всего ее многообразия можно найти свое и своих. Но в первую очередь можно найти себя.

18 марта 2020

Фильм — необходимость

Уже не единожды я видел, как данный фильм сравнивают с другим недавним ЛГБТ фильмом — «Зови меня своим именем», который стал рекордсменом по популярности именно в этом категории за последние годы. Нахожу сравнение некорректным. «Зови меня своим именем» — это история о первой любви в солнечной стране, в которой не затронуты масштабные проблемы. В то время как «И тогда мы танцевали» — это реалистичный фильм, о поисках себя, проблемах общества. Это намного более серьезное кино, имеющее явный социальный и политический подтекст.

События фильма переносят зрителя в реалии современной Грузии.

«А потом мы танцевали» — чувственная история первой настоящей любви и самоосознания молодого грузинского танцора Мераба. Он со всей страстью и порывистостью отдается своему делу, однако, ударяется о стену непонимания. Тренер бесконечно попрекает его за излишнюю пластичность, плавность, «женственность» движений. В то время как традиционный грузинский танец построен на резкости, точности грубой энергии. Там нет места грации и эротизму. Нет места новому, самобытному. Бетонная традиция.

Этот момент введен для усиления основной темы фильма — проблемы гомофобии в грузинском обществе, непринятия нового. И также как тренера не принимают новое в танцах, также общество не принимает гомосексуальность. И то и другое — нарушение привычных скрепов. А понимать и принимать новое бывает слишком тяжело для определенной прослойки общества.

Неуверенность Мераба только усиливается, когда в группу приходит новый танцор — Иракли, который, помимо того, что является серьезным конкурентом, еще и вызывает в Мерабе бурю чувств. Сперва это заинтересованность, смятение, стеснение. А позже, под напором темных глаз, в душе и сердце Мераба вспыхивает настоящая страсть, вперемешку с щенячьей влюбленностью, как это и бывает в первый раз.

Фильм не опошляет любовную связь двух мужчин, история показана деликатно и даже трогательно.

Главный актерский дуэт представляет из себя прекрасную картину. Они сумели через танец, взгляды и жесты показать чувства своих персонажей. Между актерами — химия, между персонажами — сексуальное напряжение с самой первой сцены. Иракли медленно подводил Мераба к черте, то подойдя слишком близко, то невзначай коснувшись ноги.

Фильм — необходимость. И вот почему:

В Грузии запрещена дискриминация по признаку сексуальной ориентации. Однако, вопрос этот вызывает бурные народные волнения, массу гнева и негатива, идущего от приверженцев «традиционных семейных ценностей». Велик процент преступлений на почве ненависти и нетерпимости. Май 2013 года. Первый официальный прайд-парад в истории Грузии, согласованный с мэрией, который был приурочен ко Дню борьбы с гомофобией. Десятки активистов вышли на улицы с плакатами и лозунгами, отстаивая свои права и права своих близких. Закончилось все так и не начавшись — активисты подверглись нападению религиозных протестующих во главе со священником, некоторые активисты были арестованы. Те, что защищались.

Тем временем, качественное кино на ЛГБТ тематику не вызвало восторга и одобрения у верхов Грузии. А как иначе? Вдруг люди подумал, что гомосексуализм — нормально, гомофобия приводит к плачевным последствиям, а несоблюдение традиций присутствует и у гетеросексуальных людей (что показано в фильме на примере брата главного героя, который женился по элементарному залету). Как итог — Министерство культуры и охраны памятников Грузии отказалось финансировать поездку съемочной группы для посещения Каннского кинофестиваля (где проходила премьера фильма), открыто заявив, что такое решение принято исключительно из-за того, что в фильме показаны гомосексуальные отношения.

Все больше и больше стран принимают законы о легализации гомосексуальных браков. Грузия не входит число этих стран. Там, как и в России, продолжают держаться за ненужные скрепы и лишать людей элементарных прав, с нездоровым интересом заглядывая с биноклем в чужие спальни.

Такие фильм можно и нужно снимать. Популяризировать спорные для общества темы — важно, за это стоит пожимать руку всем, начиная от режиссера, заканчивая актерами. Тем более, в странах, где к ЛГБТ настолько неоднозначное отношение. Если уж Грузия дошла до такого прогресса, может-быть, Россия станет следующей на очереди. Но это уже совсем другая история, в которую верится с трудом.

Этот фильм был создан, потому-что Грузия — страна, которая нуждается в переменах, идущих в сторону прогрессивности. И общество Грузии активно движется в нужном направлении.

Прекрасный режиссер, прекрасные актеры, сценарист, операторская работа, атмосфера грузинских улочек и квартир. Прекрасный и важный посыл. Levan Gelbakhiani(Мераб) — бесподобен, искренен в своей игре и невероятно трогателен.

28 ноября 2019

Мелодрама А потом мы танцевали на большом экране с 2019 года, его режиссером является Леван Акин. Кто снимался в кино, актерский состав: Тамара Схиртладзе, Зура Цинцкиладзе, М. Егутия, Тамара Бухникашвили, Каха Гогидзе, Сосо Абрамишвили, Giorgi Aladashvili, Алеко Бегалишвили, Giorgi Mukhadze, Tsitsino Kobiahsvili, Ketie Danelia, Леван Гелбахиани, Бачи Валишвили, Ана Джавакишвили, Гиорги Церетели.

В то время как во всем мире собрано 579,574 доллара. Производство стран Швеция, Франция и Грузия. А потом мы танцевали — заслуживает зрительского внимания, его рейтинг более 7.7 баллов из 10 является отличным результатом. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 18 лет.
Популярное кино прямо сейчас
© 2014-2020 FilmNavi.ru - ваш навигатор в мире кинематографа.