Молодой Папа (2016)

The Young Pope
Молодой Папа, 2016: актеры, рейтинг, кто снимался, полная информация о сериале The Young Pope, все сезоны
Актеры
принимали участие в съемках
Себастьян Роше
Хавьер Камара
Джузеппе Санфеличе
Стефано Аккорси
Тони Берторелли
Сильвио Орландо
Трой Раптэш
Людивин Санье
Жан Хоаг
Игнацио Олива
Дайан Китон
Брайан Кин
Тони Плана
Джуд Лоу
Джеймс Кромуэлл
Андре Грегори
Эдвин Эппс
Маттиа Сбраджа
Дилэйна Митчелл
Кевин Джексон
Сесиль Де Франс
Николас Костер
Гай Бойд
Роберт Доусон
Роберт Броди Бут
Фабрицио Джовине
Скотт Шеперд
Франческа Кутоло
Дэниэл Вивиан
Райна Тарани
Камилла Диана
Тодд Гриннелл
Армандо Пиззути
Жанна Вильгельм
Алессандра Фаллюччи
Массимилиано Галло
Сара Лаззаро
Эшли Уоткинс
Эммануэль Паскуалини
Коллин Смит
Эвридиче Аксэн
Фрэнк Джингерич
Энн Карр
Патрик Митчелл
Джонатан Сильвестри
Эллисон Кейс
Маурицио Ломбарди
Эндрю Р. Вульф
Джил Перес-Абрахам
Фэйлин Билодо
Люк Гракал
Лино Муселла
Алессио Пратико
Мадалина Беллариу Ион
Алекс Исола
Пабло Рамос
Оливия Маклин
Джек МакКуэйд
Каролина Карлссон
Sean Patrick Campbell
Эдоардо Бусси
Алексия Джастин Мюррэй
Жим Ади Лима
Рамон Гарсия
Лиа Грамсдорфф
Крис Эйприл
Джейкоб Десварио
Марселло Ромоло
Давид Чинчис
Дуччо Камерини
Нади Каммеллавира
Giovanni Agro
Дино Санторо
Мильвия Марильяно
Джаселин Перри
Бьяджо Форестьери
Моника Четти
Дино Конти
Маркос Франц
Адольф де Бир
Владимир Бибик
Джейм Агирр
Трэйси Грин
Джанлука Гуиди
Лидия Джордано
Lutando Mthi
Lorenzo Profita
Pierre Van Heerden
Николетта Чефали
Эндрю Плинио
Франко Пинелли
Маттео Лаи
Алессио Монтаньяни
Джанет Фрэнсис Бэйнс
Джанкарло Фарес
Джейн Фрэнсис Барнс
Ульяна Каселли
Рику Такеда
Valerio Nnaemeka Utah
Alessia Giulia Trujillo Alva
Kristy Golden
Steven Clancy
Массимо Капитани
Флавио Бусси
Francesco Pollastrini
Развернуть (105)
Рейтинг сериала
Кинопоиск 8.2
IMDb 8.4
Описание сериала
оригинальное название:

Молодой Папа

английское название:

The Young Pope

год: 2016
страны:
Франция, Италия, Испания
слоган: «His religion is revolution»
режиссер:
сценаристы: , , , ,
продюсеры: , , , , , , , , , , , , , , , ,
видеооператор: Лука Бигацци
композитор:
художники: Карло Поджиоли, Людовика Феррарио, Алессандро Сантуччи, Евгения Ф. Ди Наполи, Мелинда Лонспак, Лаура Казалини, Массимо Паулетто, Лука Канфора
монтаж:
жанр: драма
Дата выхода
Мировая премьера: 3 сентября 2016 г.
Премьера в России: 1 декабря 2016 г.
Дополнительная информация
Возраст: 16+
Длительность: 1 ч.
Отзывы о сериале Молодой Папа

История италоамериканца Ленни Белардо, избранного Папой Римским Пием XIII. Ленни - сложный человек, который ведет себя эксцентрично, а иногда и пугающе, и действия его на посту Папы предугадать не так-то просто, отчего кардиналы плетут против него интриги .

Другие фильмы этих жанров
драма

Постеры сериала «Молодой Папа», 2016

Нажмите на изображение для его увеличения

Отзывы критиков о сериале «Молодой Папа», 2016

А в этих 10 сериях Вы можете увидеть, как Джуд Лоу уверенно жонглирует чувствами верующих. При чем в святость его персонажа верится тем охотнее, чем более сам Папа хочет отделаться от этого клише. «Молодой Папа» не для верующих людей. Они не поймут. Я о тех, что каждое воскресенье замаливают грехи, а на оставшиеся 6 дней забывают все священные заповеди и свои обеты. Это сериал для тех, кто пытается понять, в чем же состоит эта сила веры, веры слепой, во что-то нематериальное, что держит тебя крепче всех оков. Но при этом в сериале нет ни капли нравоучений и наставлений. Он драйвовый, здесь священнослужители, не упоминая имени Господа всуе, совершают поступки, за которые стыдно и далеко не святошам. А игра Джуда Лоу еще никогда не была так совершенна! Вот честно. Я бы дала ему сериальный Оскар за роль Папы. Не знаю, чего ждать от второго сезона, если он все-таки выйдет, но надеюсь, что он будет таким же увлекающим, цепляющим и не мимолетным.

А саундтреки здесь достойны отдельных поклонов.

13 января 2021

Когда сериал один большой монолог

История о молодом кардинале, избранным главой католической церкви под именем Пий 13. Сирота, которого в юном возрасте родители оставили в церковном приходе, прошел особый путь и приобрел абсолютную власть. Кардиналы выбрали Пий 13 так как думали, что это хороший компромиссный вариант. Только особое мировосприятие Папы и травма, которую он несет через всю свою жизнь приводит к тому, что его новые распоряжения вызывают настороженность в католическом сообществе. Или Пий 13 настоящий святой, требующий максимальной самоотдачи от служения и истинной веры, или обычный человек сам потерявший веру в бога и не способный объективно воспринимать реальность.

Весь фундамент строится на прекрасной эстетической картинке, которую формирует режиссер Паоло Соррентино. Выверенные сцены, цвета, расположение предметов говорит о внутреннем устройстве картины больше чем диалоги. За каждым кадром хочется наблюдать с особой концентрацией. Папа Римский в исполнении актера Джуда Лоу представляет собой эстетически красивого и при этом достаточно властного субъекта, который прекрасно передает ощущение человека способного привлечь миллионы прихожан к своим проповедям.

Нужно понимать, что режиссер Паоло Соррентино не превращает сериал в новую версию «Карточного домика». Безусловно мы познакомимся с некоторыми тайнами и интригами, но это скорее дань традиции истории о Ватикане, чем необходимая функция повествования. Никаких сложных схем в раскрытии внутренних процессов, происходящих внутри церкви. Режиссер играет на простом вопросе — заблудшая и слабая душа Папы или же он настоящий святой, совершающий непонятные но важные поступки. Пий 13 в своих монологах постоянно сообщает в форме вопроса, что он не верит в бога, но при этом мы видим, как за молитвами Папы скрывается сила и божественное чудо. Режиссер аккуратно чередует реальность, объективность и двойственность происходящего. Форма завуалирована настолько, что достаточно часто задаешься вопросам: где Пий 13 шутит, а где искренни верит в свои собственные изречения; где бывает серьезным, а где наивным; где готов покарать, а где простить?

Для тех, кто трепетно относится к вопросам о вере и церкви, тот может быть спокоен. В сериале поднимается множество актуальных проблем, только зритель не увидит ни одного ответа. У меня четкая убежденность, что это результат стиля режиссера. Говорить обо всем и совершенно не приносить конкретику по итогу. Весь фильм Папа страдает по разным причинам, но все время ждешь что он начнет совершать конкретные шаги, а этого не происходит. Он постоянно уходит от решения сложных вопросов. В сериале один из посылов, что необходимо создать желание у прихожан, тогда они вновь обретут в себе бога и придут в церковь. Именно так же поступает режиссер, до самой последний сцены томит зрителя в ожидании от нерешительности и неопределенности в поведении Пия 13, чтобы подогреть интерес зрителя до стадии, когда любая конкретика Папы будет воспринята как настоящее откровение.

Сериал хорош как передача картинки, эстетики и особого восприятия. Этакое воспоминание режиссера о молодости, когда можно было просто часами размышлять наслаждаясь процессом не стремясь к результату. Только вопросы религии интересны, когда несколько точек зрения формирует дискуссию. Мы же во время просмотра остаемся только в одном длинном монологе.

7 из 10

29 августа 2020

Сын или Отец?

Вау. Просто вау. Превышает ли этот сериал ожидания- без сомнений. Такая красота не позволяет оторвать взгляд. Просто хочется поглощать изначально, но постепенно в этой безумной красоте находишь глубины, потаённые отсылки и намеки на сюжет следующих серий. Пытаешься найти и разгадать ребусы. Но все это в рамках картин, философии, прекрасных актеров, одухотворенной операторской работы.

Джуд Лоу -идеальный Папа, который может быть как святым, там и скептиком самой веры. То, что Лени совершает чудеса с каждой серией все больше подтверждается. В первых сериях можно подумать, что это совпадение, но потом приходит понимание, что его слышит Бог. И кому же соврал Войелло? Папе или своему союзнику Спенсеру, говоря о духе, который спутал все их карты и направил кардиналов по другому пути.

Молодой папа как подросток, который постепенно принимает себя и начинает осознавать ценность любви и милосердия. Ему уже правда не нужна мама, но нужны товарищи. Он повзрослел. И может взять ответственность.

Отдельно отмечу картины, которые сопровождают весь сериал. Титры-история папства, скульптура-фигура женщины Венеры Виллендорфской, она представляет собой языческие верования, но она привлекает Войелло и не только его, как плот вожделения. Две картины сопровождают Папу на протяжении всего сериала: «Поклонение Венеры» и «Бородатая женщина». Сперва Лени как будто хочет быть одним из этих младенцев с крыльями на картине с Венерой, чтобы почувствовать радость, которой он был лишен в детстве. Но постепенно из сына Божьего он становится отцом своей паствы, и его взгляд смещается на другую картину, он переходит из мифической картины в реальность. Ведь действительно бородатая женщина была. И какой бы не была эта реальность, Лени приходится в ней существовать, даже если все будут смотреть на него как на эту женщину — от любопытства до отвращения.

Каждая серия затрагивает актуальные проблемы, особенно, связанные со скандалами в церкви: педофилия, чрезмерный маркетинг «лица церкви», алчность, несоблюдение законов церкви среди священников. Ленни не хочет мириться с этим или искать компромиссы, что противоречит, устоявшийся жизни кардиналов. Они боятся потерять то, что у них есть. Но так как у Папы нет ничего, то он чист и свободен от бремени вещей. Что позволяет ему прозрачно взглянуть на вещи, не допускать оплошностей, но и он понимает, что лучше донести людям веру, а не идти наперекор всем. Ведь вера — сильна и творит чудеса. Даже самый скромный и довольный своей жизнью священник, поверив Ленни совершает необыкновенные поступки. Он становится смелым и уже может высказать в открытую свое решение, которое может противоречить Папе.

Что это как не вера в себя? Ленни дал ее другим: Эстер, кардинал Гутьеррес, сестра Мери, теперь и самому пора поверить.

И главная опора как ему говорят другие Папы: «Вера в себя». Наверное, это и было главной целью сериала заставить молодого мужчину поверить в себя, в свои действия и в свое предназначение. Пережив взлеты и падения, самовлюбленность, максимализм, отчаяние, готовность уйти, прийти к принятию и себе настоящему. Ведь кто бы ты не был-Папа или обычный человек, так важно и сложно поверить в себя, что иногда нужны чудеса для этого.

И так сериал о сыне, который боится быть отцом. Но, взяв, ответственность за других, получает собственное облегчение.

19 августа 2020

Подделка вместо оригинала

Скажу сразу — игра актеров прекрасная, картинка стильная и завораживающая, но проблема в том, что это всего лишь обертка, скрывающая не оригинал, а подделку. Но что же тут подделка? Проще всего ответить — все. Сериал очень напомнил мне комедийный сериал «Интерны» в том смысле, что тот тоже снят как бы изнутри, про закулисье медицинского мира, показывая врачей простыми людьми с обычными житейскими проблемами, радостями и любовью, причем так же талантливо, с юмором и вкусом, но при всем стиле, юморе и вкусе «Интерны» — это не про реальных врачей и не про реальную медицину, а про абсолютно вымышленную параллельную реальность, имеющую с ней исключительно внешнее сходство. Герои «Интернов» носят белый халат, но они не мыслят, не говорят, не действуют, как врачи. В «Молодом Папе» в полной мере проявляется тот же самый эффект. Герои носят сутану или монашеское облачение, но они не думают, не говорят, не действуют, как люди Церкви.

При достаточно неплохом знании режиссером внешнего антуража из уст героев мы не услышим речи, типичной для клириков или монашествующих, образа мышления, даже столкновения идей между различными лагерями в Церкви, все это осталось за бортом, ибо инсайдерство создателей фильма только внешнее. Зато мы увидим с избытком квинтэссенцию обывательского представления о «церковной кухне» и очень поверхностные представления о вере, Церкви, Боге, молитве и вообще о христианской жизни, как будто это всего лишь нарядная оболочка, с легкостью сбрасываемая, чтобы обнажить истинную, глубоко порочную человеческую сущность. Меня крепко заставило задуматься, что при всем этом бесконечном церковном антураже за все десять серий фильма я всего два или три раза услышала имя Иисуса Христа и ни разу слово Евангелие. Поступки Папы не эксцентричны, они зачастую бессмысленны, непоследовательны и глубоко нарциссичны. Проблемы, якобы поднимаемые в фильме, режиссер поднять в конечном итоге не посмел — связь гомосексуализма с педофилией, ибо по статистике 80% жертв церковных педофилов — мужского пола, а также тема наказания за педофилию превращается режиссером в покрывательство со стороны самого Папы, который просто переводит высокопоставленного педофила на другое место.

Также мысль о том, что Бог по молитвам одного может убивать или наказывать негодяев, само представление о молитве как о приказе Богу и самопрославление себя как святого богохульственны с точки зрения христианского богословия вообще и католического в частности, так что использование таких приемов свидетельствует только о внешнем знакомстве с жизнью Церкви, но никак не с Ее внутренним миром. Также необходимость со стороны режиссера соблюдать политкорректность для успеха фильма вложила в уста Папе в последней серии мысль о пересмотре отношения к гомосексуализму в Церкви. Поэтому я долго ломала себе голову после просмотра — зачем вообще был снят этот фильм, если в нем к реальности близка лишь внешняя форма, но абсолютно не соответствует содержание? Как можно поднять проблемы того, чего не знаешь и не понимаешь? Единственный ответ — никак. Не зная и не понимая сути, отталкиваясь только от внешней формы, ты не сможешь предложить зрителю ответ ни на один из поднятых вопросов, и тогда эту нишу нужно заполнить второстепенными сюжетными линиями, что сводит в конечном итоге всю претензию художника на философскую глубину к простому развлечению зрителя.

Именно простое развлечение зрителя красочными костюмами и визуальным рядом, а также прекрасная актерская игра являются единственными достоинствами фильма, содержание же, да и вообще внятная сюжетная линия полностью вытеснены формой. 5 из 10, чтобы не быть совершенно несправедливой к фильму. Джуд Лоу и Сильвио Орландо сыграли замечательно, жаль, что им сказать зрителю было нечего. Если же хотите чего-нибудь более глубокого на религиозную тематику при той же прекрасной картинке и замечательной актерской игре — посмотрите лучше фильм «Молокаи. История отца Дэмиена», которого тоже играет молодой харизматичный актер и который основан не на вымышленных, а на реальных событиях…

25 мая 2020

В КОНЦЕ КОНЦОВ, БОЛЬШЕ ЧЕМ В БОГА, НАДО ВЕРИТЬ В СЕБЯ

Сериалов я видела достаточно. Про бандитов, психологов, сыщиков, шпионов, мафию и прочее.

Но вот каких сериалов я точно не видела, так это про католическую церковь. Причем, снятых без занудства и «мыла» — изящно, эстетично, с тонким юмором, иронией и даже сарказмом там, где это необходимо. Я бы сравнила «Молодого папу» со стриптизом. Ведь по сути это и есть стриптиз — обнажение священного мира церкви. Бывает стриптиз, как искусство, когда на него приятно смотреть, когда ничего лишнего, несмотря на демонстрацию оголенных частей тела. А бывает топорный — отвратительный, отталкивающий и перегруженный скабрезностями. В «Молодом папе» оголение католической церкви было проведено очень искусно. Интересно, работал ли Соррентино с консультантами, чтобы показать истинный Ватикан, или он показал Ватикан таким, каким он его себе представлял? Сомневаюсь, что подобный фильм был бы возможен в России, чтобы показали Русскую Православную Церковь без прикрас. После того, как Звягинцев осмелился затронуть тему РПЦ в своем «Левиафане», на него тут же посыпался град обвинений и упреков.

Опыт Соррентино является революционным. Он создал и занял новую нишу в кино. Фильм можно принимать, можно нет, но он роскошен, став самым дорогим сериалом в истории итальянского кинематографа. Одни костюмы чего стоят. Соррентино не пустили в Ватикан, поэтому съемочной группе пришлось воссоздать обстановку Ватикана и Сикстинской Капеллы, в чем она очень преуспела. Фильм получился зрелищным и красочным, что еще раз подтверждает факт: итальянцы все способны превратить в искусство — как производство одежды и обуви, так и кинематограф.

Не могу сказать, что являюсь поклонницей Соррентино, как режиссера, но «Молодой папа» мне понравился. По причине его необычности и легкости, чего нельзя сказать о других фильмах мэтра — «Великой красоте» и «Молодости», страдавших некой тяжеловесностью. Эти разные киноработы можно сравнить с разными сортами вина. Одно — винтажное, дорогое, но тяжелое, от него болит голова. Другое — легкое и вкусное, и впечатление от него приятное.

Моментами стиль Соррентино напоминал мне Дэвида Линча. Особенно когда показывали Америку с ее мрачными, бездушными отелями и барами — отличными местами для разворачивания каких-нибудь потенциально мистических событий.

Пий XIII в исполнении Лоу действительно красив. Не смазлив и не слащав, а именно красив той зрелой красотой, которая приходит к мужчинам «за 40». Папа осознает свою красоту, как силу, и любуется собой. Как поется в песне, играющей в его покоях, he’s sexy and he knows it (он сексуален, и он это знает). Лоу мастерски воссоздает на экране яркую, сложную, противоречивую и незаурядную личность. Хоть Папа и святой, что доказывали чудеса, происходившие после общения Папы со Всевышним, возможно, задумкой режиссера было показать не святого человека. А внутренний мир Ленни Беллардо (так звали Папу в миру). Соррентино приоткрыл завесу секретности, приводящую верующих в состояние священного трепета, и продемонстрировал, что Папа — этой такой же человек, как и все. Со своими сомнениями, страданиями, детскими травмами, комплексами, вредными привычками и странностями. Этот человек, которого привыкли видеть в сутане и тиаре, может носить спортивный костюм, лежать на столе у массажиста, менять подгузник ребенку пить кофе и колу, курить сигареты. Его подчиненным тоже ничто человеческое не чуждо — они пользуются мобильными телефонами, употребляют алкоголь, болеют за спортивные команды, играют на территории Ватикана в футбол и баскетбол, и даже вертолетная площадка Ватикана используется как роллердром.

На протяжении фильм я задавала себе вопрос, действительно ли папа не верит в Бога или он блефует, провоцируя обитателей Ватикана и плетя свою собственную интригу в противовес тому спруту, который опутал своими щупальцами святую святынь — Римскую католическую церковь.

Мне кажется, что для Соррентино не последней задачей было исследовать вопрос веры — как для себя самого, так и для зрителей. Что такое вера? Для чего она нужна? У каждого своя вера? И есть ли необходимость в вере всеобщей?

Поначалу Папу никто не воспринимает всерьез. Для всех он пришелец — дерзкий, самоуверенный, вздорный и неопытный мальчишка, склонный к эпатажу, который непонятно как получил сан. Кто-то даже намекает на его связь с дьяволом. И всех невероятно настораживает его непредсказуемость. Но Пий XIII неимоверно умен, проницателен и хитер. Своим первоначальным обликом он вводит церковных интриганов в заблуждение и потом пользуется этим в своих целях, совершая такие поступки и принимая такие решения, которых от него никто не ожидал. Он мягко стелет, но жестко спать. До того жестко, что в своей принципиальности он не щадит никого — ни друга детства, ни названную мать.

При появлении Папы в Ватикане к нему относятся как угодно, но только не как к фигуре власти. И когда Папа показывает свою власть, многие ужасаются и обвиняют его в тирании, жесткости и непопулярности принимаемых им решений. Но, как охарактеризовал цели папы его духовный наставник кардинал Спенсер, Пием XIII руководит вовсе не жестокость. Он хочет вернуть церкви ее таинство, которое она растеряла, став массовой, коммерческой и популистской. Церковь превратилась в нечто тривиальное — своего рода предприятие. Ведь у РКЦ есть даже коммерческий директор, который занимается маркетингом и руководит тиражированием образа папы на тарелках и кружках, что низводит образ папы до неподобающего уровня. Пий XIII понимает это и хочет положить этому конец. Мне кажется, что такая позиция Папы очень перекликается с ситуацией в мире, когда все ценности сместились, произошел когнитивный диссонанс, и главными критериями стали политкорректность, излишняя дипломатичность и показная любезность. Притворство было возведено в ранг нормы. Пий XIII отвергает это и пытается вернуть церкви ее аутентичность.

Не смотря на то, что «Молодой папа» — фильм легкий и не перегруженный излишними религиозными деталями, в сериале присутствует сильная, бьющая по нервам тема трагичности. Это трагедия личности Папы и других священнослужителей, которые выбирают путь служения богу, не всегда руководствуясь исключительно возвышенными идеалами. Кто-то идет служить богу потому, что хочет спрятаться в мире религии от мира настоящего, где нужно ходить по улицам, уворачиваться от снующих туда-сюда людей и машин, заниматься повседневными делами. Для кого-то — это непосильное бремя. Скрыться за воротами обители гораздо легче. Кто-то знает, что не переживет разбитого сердца и страданий, и ему легче отказаться от всего этого раз и навсегда.

Папа жесток в своей вере в Бога и себя, он принимает жесткие решения и не жалеет ни противников, ни любого усомнившегося в нем и Боге человека. Но производит ли он впечатление фанатика? Конечно, нет. На меня он произвел впечатление безумно одинокого человека, пытающего справиться с невыносимой легкостью бытия.

9 из 10

26 апреля 2020

Настоящий мужик

Атмосферная, красочная и дерзкая работа Паоло Соррентино. Сериал Молодой Папа безумно красиво, эстетично и жестоко высмеивает все понятия и представления о современной церкви. Соррентино любит создавать в своих работах абсурдные ситуации и МП не обошелся без них. Представьте 50-летнего высокого американца, с сигаретой в зубах, и вишневой колой зеро в руках, смотрящего на произведения искусства в Ватикане. Не получается? Соррентино поможет. Представьте, как этот самый папа одевается в своих покоях под музыку «I`m sexy and i know it» или как он же сбегает в надежде купить все тех-же сигарет. Как получилось создать у режиссера настолько противоречивый и интересный многосерийный фильм про современный Ватикан, соединить христианские мотивы с современным искусством — я попытаюсь рассказать.

Начнем с самого Папы — это лучшая роль Джуда Лоу. Это как раз та работа, в которой актер смог раскрыться полностью. Молодой Папа амбициозен, не идет на компромиссы, действует твердо и прямо. Он точно знает, чего хочет и имеет свое видение будущего церкви, которое абсолютно не сходится с планом всех консерваторов и даже реформаторов. Изначально в нем видят марионетку уважаемого кардинала Спенсера, но не тут то было! Ленни сражается абсолютно со всеми, делает это очень эффектно и безошибочно, ведь если затеял опасную игру, нельзя сдавать назад, иначе сделаешь хуже. Враги этого не простят. Он убирает со своей дороги всех, кто не приклонит колено и будет ему мешать.

«Меня никто не любит. По этому я готов к любой подлости и на что-угодно.» Буквально каждый персонаж противостоит каким-то образом папе и пускай он использует не самые честные методы, ему удается всегда оставаться в выигрышной позиции. Папа абсолютно не верит в Бога, а верит в себя, что делает всю ситуацию еще более абсурдной. Единственное, в чем понтифик не может победить — в одиночестве. Тоска по родителям гложет его и делает уязвимым. Иногда ему кажется, что Бог его бросил и осиротил не понятно за какие проступки. Но, как оказывается это чувство детское, а если ребенок способен взрослеть не только телом, то и с этой проблемой он сможет справиться.

Сериал начинается с кадра, когда новоизбранный папа вылезает из-под груды младенцев, будто перерождается в новом облике. Весь сериал наполнен различными метафорами и отсылками. Соррентино славится своим умением совмещать современное с древним, это видно в образе самого понтифика и всего, что его окружает. Ярым последователям христианства будет тяжеловато смотреть 10-часовое глумление над испорченными служителями Бога и устаревшими обычаями. Почти все персонажи испорченны и медленно подгнивают, а исцелить их всех нужно одному человеку. Образ молодого папы в этом произведении это символ Христа, понтифика не раз с ним сравнивают и несколько раз ему удается творить настоящее чудо. Он трансформируется вместе со всем окружающим и ты действительно начинаешь верить. Ты начинаешь верить в ВЕРУ, просто потому, что объяснить происходящее не всегда получается. А события происходят по-настоящему — удивительные. Действительно ли вера может давать силу? Насколько сильной она может быть?

Соррентино показывает всем нам, что в нынешнее время вся христианская церковь существует для поддержания хорошего настроения вокруг, что большое количество святых учений и правил попросту не соблюдается, а одной целью самой церкви на сегодняшний день является зарабатывание денег на популяризации образа Папы Римского и различных прибыльных объектов.

Каким бы мог быть прекрасным папой кардинал Войелло. Он издает десятки книг со своей фотографией на обложке. Он любит роскошь и богатую жизнь. Ему безумно нравится показываться на публике и ходить по огромному дому в футбольной форме Наполи со своей фамилией на спине. Но не в этом сериале, здесь ему отведена роль антагониста. Его уважают и боятся в тот же момент почти все, на каждого есть компромат и в момент кардинал дергает за нужную ниточку, что-бы добиться желаемого результата. Но помимо всего этого Войелло способен на человеческие, искренние поступки.

Режиссеру хватило времени раскрыть каждого важного персонажа, но на этом он не остановился и дополнил каждую серию прекрасной музыкой, которая передает настроение ситуации. Более того, Соррентино проводит параллели между сюжетными линиями, заставляя таким образом зрителя проанализировать их, найти связь и что-то общее. Десятки отсылок не дадут заскучать внимательному зрителю, пересмотреть МП вам точно захочется. Диалоги нисколько не уступают визуальному ряду, ведь как они могут уступать с такими исполнителями в главных ролях?

«Какая любовь истина? Утраченная или обретенная? Не смейся надо мной. Я знаю, я неуклюж и наивен в делах любви и задаю вопросы из попсовой песенки. Сомнения переполняют и терзают меня, любимая. Обрести…? Или утратить… Люди вокруг меня не в той-же тоске. Обрели они? Потеряли? Не знаю. Этого не дано знать сироте. Сирота лишен первой любви. Любви к маме и папе. В этом причина моей неуклюжести и наивности. Ты позволила на том пустынном пляже коснутся твоих ног, но я не стал. Там осталась моя утраченная любовь, а с тех пор остался задаваться вопросом: Куда ты ушла? Где ты сейчас? И ты, сияющий свет моей юности. Обрела ты или утратила? Не знаю. И никогда не узнаю. У меня даже имени твоего нет, любимая. Но вот как я любою представлять себе ответ. В итоге, моя любовь, у нас нет выбора. Мы должны узнать.»

В итоге папа предстает перед нами действительно святым. Более того, он принимает серию верных решений для завершения создания культа себя. Ленни дает нам понять, что в нем есть кое-что большее, чем в человеке, большее, чем в священнике. Мы понимаем, каким может быть служащий господу: бескомпромиссный, честный, искренний. Он — Пий XIII вселяет нам любовь и его персонаж приходит к логическому финалу, пускай и не самым простым способом.

А как? Мы должны узнать.

10 из 10

20 апреля 2020

Взросление взрослого человека

Я уже несколько лет целенаправленно не смотрела сериалы, только кино, однако, вынужденное сидение дома внесло коррективы в этот аспект моей жизни. Парадоксально (а, может, и нет), но первым сериалом, который я решила посмотреть в режиме самоизоляции, стал «Молодой Папа»: красивый, утонченный, нетрадиционный, противоречивый. Больше похожий на длинный кинофильм, нежели на телесериал.

Он состоит всего лишь из десяти серий, однако, даже за этот относительно небольшой период эфирного времени успевает достаточно радикально сменить свое направление. Если в первой части «Молодой Папа» сосредотачивает свое внимание на современных дворцовых интригах и на всем, с этим связанным, то во второй происходит смещение акцента от событий вокруг личности к личности самой. В центре еще более убедительно оказывается Ленни Белардо — Папа Римский, его решения, слова, поступки, причем все это в каком-то абсолюте, поскольку важны они сами и то, какое влияние они оказывают на понтифика, а не тот результат, к которому они приводят. Те, казалось бы, главные герои, которые были заявлены в первых сериях, уходят далеко на периферию сюжета, так что даже вызывает удивление, когда в очередной серии видишь знакомое лицо, стоящее среди прочих кардиналов.

Главный герой вызывает невероятный дискомфорт у зрителя из-за того, что, буквально, разрывает все возможные шаблоны и предположения о том, как он должен себя вести. Первые минуты первой серии играют со зрителем злую шутку, настраивая не на ту волну, сбивая с толку. Режиссер совсем не заботится о том, чтобы зрителю было удобно, режиссер хочет, чтобы зритель думал и оценивал. Казалось бы, от молодого героя на традиционно «пожилом» троне ждешь либерализма, новых идей, свободы, но…Ленни оказывается прямой противоположностью нашим ожиданиям. Ему около пятидесяти, но, видимо, для священников это время юности, поскольку Папу отличает именно юношеский максимализм. Отличает, или он делает вид. Радикализм с традиционным уклоном. Зритель начинает подстраиваться под такого героя, скорее, самовлюбленного, нежели человечного, но авторы подкидывают поворот, который вмиг опрокидывает это представление о герое, предоставляя прямое доказательство его человечности, парадоксальное, необъяснимое. Все, чтобы зритель помучился.

Тем любопытнее перемена, проводимая очень аккуратно, почти незаметно. Парадоксально, но Ленни взрослеет, будучи взрослым человеком. Уходит от максимализма к мягкости, от радикальности суждений к готовности понимания. Детские травмы, комплексы лечатся нахождением нового смысла в жизни в таком маленьком государстве, как Ватикан, и именно здесь, сейчас герой приобретает кардинально новый опыт, новых людей, новое понимание. Иногда только с самого верха видно, что происходит внизу. И мы не узнаем Ленни в финале, не посмотрев всего «Молодого Папу»: серия за серией. Его сущность, его сила станут понятны лишь в конце, и важно вовсе не отношение его к Богу, важно то, как он с ним (и святыми) говорит: на равных. Это и вызов, и величайшее уважение.

Отдельной похвалы заслуживает оформление, в частности, костюмы. Модельеры, преимущественно, отдавая Ленни белый цвет, иногда переодевают его в красный, будто он все ближе к противоположности себя самого, к краю, а ближе к финалу играют и с черным. Любопытен эпизод с посещением миссии в Африке, когда по костюмам Ленни и кардинал Вайелло меняются местами, что невозможно не отметить. Часто фигурирующая в кадре широкополая белая шляпа — своеобразный символ нимба над головой, да и частенько в кадре идет речь о святости главного героя, а его белый костюм нередко выглядит, буквально, светящимся. Также замечательное решение — начальный дождь, когда капли его выглядят как молнии с неба… Такого в сериале немало, стоит лишь приглядеться.

В этой телекартине поднимаются и серьезные темы. Тема счастья для священников, например. Кто-то из героев говорит, что Ватикан — прекрасное место для тех, кто никогда не жил. Действительно, что может быть проще, чем просто уйти от мира и выбрать одиночество? Этот выбор объясняется в сериале боязнью любви человеческой. Тогда совсем под другим углом можно взглянуть на некоторые одиозные решения Папы, возводящего немыслимые преграды между Церковью и миром. Быть может, это своеобразная попытка спасти от отсутствия счастья тех, кого еще не поздно спасти? Вместе с тем, в сериале всплывает и вопрос гомофобии, однозначно, осуждаемой в современном мире. Однако, это лишь одно из совсем несовременных убеждений, инициатив и решений героя. В некоторой степени в сериале предпринята радикальная попытка показать со стороны, что такое традиционная церковь. Такая, какой она была века назад, до того, как пришла к сегодняшнему дню. Еще немного, и загорятся костры инквизиции. Наглядный урок всем ностальгирующим по «золотому» прошлому в настоящем. Не могли обойти стороной и преступление — педофилию, однако, здесь обошлось без сложных этических размышлений. Если в случае с гомосексуализмом сериал дает вполне современный ответ, не осуждая ее, то в случае с преступлением попытки оправдания со стороны виновного вызывают не жалость, а лишь презрение и неприязнь. Оценка очевидна.

Еще одна важная и даже центральная тема — тема семьи — проявляет себя не только в давней мечте главного героя, но и в героях второстепенных, тоже полного счастья лишенных, пусть и по иной причине. Интересно, что несчастливые Ленни и героиня тянутся друг к другу, но это притяжение обрывается, как только кто-то из них обретает счастье. Человек — существо социальное, и многие, многие персонажи этой истории, вопреки всем запретам, хотят людского тепла. Просто тепла. Тем яснее это становится, чем более пустым становится Ватикан. В одиночестве счастья нет. Простой вывод, доказанный еще и с такой нестандартной точки зрения.

Отмечу еще не до конца понятную ситуацию с переводом. Несколько диалогов просто не переведены. Почему? Сюжетно это никак не оправдано, так что, скорее всего, брак отечественных локализаторов.

Этот сериал, очевидно, предназначен не для всех. Он не очень-то развлекает, хотя и устраивает своеобразную экскурсию по красивейшим местам. Он рассказывает историю одного человека, показывает его изменение, развитие. Он центрирован. И очень красив. Здесь есть все для того, чтобы часами гадать, какой герой перед нами на экране, и все для того, что любоваться красотами на заднем плане. Неспешный, спокойный рассказ. Никакой революции, только теория.

8 из 10

15 апреля 2020

Атеист-святой или святой-атеист?

Важная особенность сериала — это интересное обращение с фактурой. Если по поводу адекватности отражения ватиканских реалий люди спорят, то по поводу бытовых деталей многие согласны, что сериал грамотный.

В деле популярности сериала, конечно, большое значение имеет главный герой. Харизма Джуда Лоу делает полдела. Другие полдела — это запрос на искренность. Не на либерализм или консервативность, а на живого, непредсказуемого, неуправляемого человека. С отвращением к ванильно-сахарной политкорректности. С характером и чувством юмора, достойными самого доктора Хауса. С воинствующей инфантильностью, которая честно, но не последовательно пытается себя изжить. С честным атеизмом, который вполне предсказуемо оборачивается святостью. С умением испортить сходу все отношения, а затем построить те, которые основаны на искреннем уважении и симпатии.

Немалый плюс сериала — это достойный оппонент, всемогущий серый (и не только) кардинал, который сначала кажется карикатурным чиновником-интриганом, а потом оказывается способен не только на искреннюю любовь и заботу, но и на честное правдивое слово, которое именно он скажет Папе, своему врагу-другу (или другу-врагу).

.

Зря негодуют те, кто считает, что сериал — пародия на католическую церковь и церковь вообще. Это, конечно, стёб. Но стёб, который выгодно показывает живых верующих людей. Верующих-неверующих, секулярных до мозга костей, как все современные люди — но искренне пытающихся обрести веру. А Папа еще и попутно обретает святость, хотя взрослым так и не становится. Верующие живы — значит, жива и Церковь.

9 из 10

3 февраля 2020

Святому крайне тяжело отвечать на вопросы человечества

Точно выверенный красивый кадр, заводящая музыка, красивый мужчина и некая интрига… Может показаться, что это реклама парфюма, но нет, это Паоло Соррентино взялся за сериал, да не просто сериал, он решил подискутировать на религиозную тематику; но не пресловутая мифология, например, из ветхого завета, а скрытный и волнительный Ватикан, с его богоподобным правителем, который у Соррентино превратился в молодого, обаятельного «революционера», пьющего колу на завтрак.

Что сделал молодой папа? Да толком ничего революционного: рассказал про силу занавеса, но это и так понятно; поделился сомнениями в своей вере, но и это, я думаю, у многих священнослужителей пусть не на устах, но в уме. Может съездил в Африку для разрешения конфликта? Но в реальности Святой престол это уже проворачивал. Да, и в принципе, этот сериал может стать неким откровение в освещении подноготной карликового государства-анклав только для тех, кто по сути своей либо слишком наивен, либо мало читает, потому что в истории этого титула было немало морально-гибких пап.

Эта картина — пустой монолог, начинающийся не с того места и заканчивающийся не теми словами. Его можно сравнить с политическими ток-шоу на телевидение — он много говорит, но ему нечего сказать. Красиво показывает и подает, но не то, что заказывали. Все эти откровения Ленни Белардо, его эксентричность и провакационность — на деле оказались лишь клише из детской травмы и переизбытка амбиций. Говорится, что пришло время революционных подходов, коренного перелома в устоявшихся традициях, но на деле все, что сделал Пий 13 — это отправил священника на Аляску, процитировав при этом моего любимого поэта (спасибо), провел пару интриг, да выступил с пламенной, но банальной речью. Местами проект делает несколько потугов выйти на оригинальные размышления, но все чахнет еще в зародыше. Любой, кто знаком с историей, знает, что во все времена нельзя было честно говорить о вере без последствий. Здесь же эти поиски ответа, размышления о вечном не дают никакой пищи для обдумывания, все слишком обходительно, затянуто и расплывчито; в подтверждении тому служит и тот факт, что для второго сезона Ватикан вдруг передумал и открыл свои двери для съемок.

Поэтому от отсутствия интеллектуальных вызовов и идеологической взбучки и остается разве что только обращать внимание на технические стороны сериала. И они определенно (в отличии от сюжетной истории) на высоком уровне. Отличная, а местами и завораживающая съемка вкупе с гениальным музыкальным сопровождением Леле Маркителли перетягивает на себе внимание определенно чаще, чем канва повествования. Ну да, Джуд Лоу из тех актеров, что даже когда курит на экране — это выглядит прекрасно (не так прекрасно как у Билли Боба Торонтона, но все же). Как персонаж он органичен и последователен, но мотивация его не совсем ясна, его цели, кажется, до конца непонятны даже ему самому. Удержать власть трудно, а рассудок еще труднее, впрочем, и здоровье дает о себе знать в самый неподходящий момент. Вот и получается, что кардиналы не создали никаких козней, новый папа не взбудоражил мир, но зато получилось создать восхитительную заставку, и мы увидели, как монашки играют в футбол.

Фривольная интерпретация сегодняшнего Ватикана и значения веры не приподнесла человечеству никаких ответов (и было бы странно, если бы это случилось). Этот «карточный домик» скоропостижно рассыпался, не имея никакой фактической опоры (впрочем как и то, про что он снимался). А я же рад, что после столь долгих размышлений и раговоров о том, что же такое вера, и есть ли бог, сериал символично закончился кадрами космоса.

20 ноября 2019

I want to believe

Never be like you

В детстве мне повезло. Пару лет я проводила свои летние каникулы в деревне. Пусть мой родной город был также невелик, но что мне особо нравилось — это различие ландшафта. В городе меня окружали горы. Я будто была помещена в воронку, след от метеорита. Линию горизонта можно было уловить только в открытом море. А вот в деревне, там все было по-другому. Вместо гор взгляду открывались поля, бесконечные золотистые поля, а над ними громоздились облака, самых невероятных и причудливых форм. И вот, то ли я была маленькой, то ли эта позабытая, не пойманная в свой поток городским течением, среда так возвеличивала мои мысли, что я сама, никем не наставленная, искала, жаждала найти в этих кучкующихся облаках древний образ, только лик, с белоснежной, цвета облаков, бородой и сумрачным взглядом. Я выходила за калитку, ждала, когда узоры на небе приобретут нужные для воображения очертания, я танцевала, пока ждала, подолгу не смотрела вверх, все думая, что вот, невзначай я подниму голову и поймаю его взгляд — суровый и нежный, видящий меня насквозь. Иногда это случалось, и я задыхалась от счастья, а иногда образ таял, и я просто смотрела в розовое марево вечерней зари. Становилось тоскливо. Я пыталась петь, сочинять какие-то песни. Перед сном я молилась. Это не была авторская молитва от сердца, мне кажется, я еще не понимала, о чем должна просить, да я и никогда не была требовательной. Это был простой стишок — благодарность за прожитый день и спокойную ночь. Я просто хотела как можно чаще и как можно дольше чувствовать единение, что я не одна. Смутно, я уже догадывалась, что оно меня вдохновляет, но образ не задерживался надолго, он таял, а веры во мне было не так много, можно сказать, что ее не было вообще…

Это круто, когда кто-то в тебя верит.

После просмотра очередной серии «Молодого папы» я взялась за книгу Кэтрин Хепберн «Я». Пролистывала. И наткнулась на описание работы Кэтрин с Кэри Грантом над фильмом «Воспитание крошки». «Он потолстел» — писала Кэтрин. И меня поразило, насколько Джуд Лоу с годами становится похож на Кэри Гранта. Да, я так и видела его, классического голливудского актера, прохаживающего вместо Джуда Лоу, через всю картину, и подмигивающего мне — будь со мной, говорит этот жест. Да, Кэри-Джуд, я буду с вами, ведь я тоже люблю электронную музыку.

К чему эти сравнения? Вот я и сама думаю. Раньше я воспринимала Джуда Лоу как смазливого паренька из «Близости» или «Искусственного разума», «Моих черничных ночей» или «Сыщика». Кажется, что кинематограф, да и сам Лоу, использовали эту слащавость, да, Лоу показывал себя хорошим актером, но акцент всегда делался на внешность, он затмевал собой персонаж, рождая образ, но не личность. В «Молодом папе» Джуд Лоу это стать. Это голливудский блеск (классический блеск середины прошлого века) и выверенные четкие движения (то, как он занимается на тренажере, зачаровывает). Так держать сигарету во рту могла бы сама Бетт Дэвис. Если вокруг его персоны и поднимается суета, то он (Ленни Белардо), как солнце, как ритм секция экспериментального ар-эн-би, выстроит из хаоса мелодию, и вместо шума и пустоты мы увидим воображение. Силу воображения.

Именно на воображении и смелости строится сам сериал. Иногда мне казалось, что Соррентино не имел четкой линии сценария, казалось, что герои в следующий момент могут поступить совсем по-другому, как будто это решалось тут же, на съемочной площадке. В первых сериях, когда образ Ленни Белардо еще не оформился, эти скачки, крайности в отношении кардиналов к молодому папе, озадачивали, ломали логику повествования. Сами отношения Ленни с Богом хотелось назвать токсичными и перенести, как метафору, на житейские, так и не сформировавшиеся отношения с родителями. Но, продвигаясь все дальше, обзаведясь побочной линией повествования с расследованием дела Куртвелла, я не могла уже отделаться от мысли, что я хочу верить. Что я люблю всех персонажей, и Дайан Китон, и Хавьера Камару, и Сильвио Орландо так сильно, что мне больно с ними прощаться. Мне хочется стать их частью. Стать их семьей. Но у всего должен быть конец, даже у первого сезона сериала. Финал его подводит к мысли, что Соррентино не имеет на душе зла — эксплуатировать образ молодого папы в качестве супергероя (хотя это было бы чертовски весело!) С главной задачей — вселись в мое сердце любовь — они справились гениально.

Отдельное спасибо за Flume и его «Never be like you». Чтение любовных писем под электронную музыку, моя любовь к подобным проявлениям чувств, казалась мне чудовищно сентиментальной, я всегда думала, что это нужно скрывать, но в «Молодом папе» оно сработало до слез, так искренне и так правдиво. В этом мире еще осталось место для любви, а не только для сатиры.

8 октября 2019

Какого..!

Сериал можно смело относить к жанру фантастики. Просто сугубо провокационный продукт без особой идеи. Общий посыл мне не понравился. Вся эта «загадочность» вокруг молодого папы римского, в исполнении Джуда Лоу, улетучивается уже на 3 серии. Остальные герои до того вялые, что зевать хочется. Кастинг актёров вообще никакущий. Понимаю, что сериал европейский, но брать на роль КРАСИВОЙ и МОЛОДОЙ женщины 38-ми летнюю актрису Людивин Санье — это просто фейл! Я понимаю дело вкуса, но эти её мешки под глазами, глупая физиономия, глаза не симметричные, обвялая фигура уж совсем не сходятся с ролью красавицы! Весь сериал раздражала меня эта особа! При этом в сериале второстепенную роль маркетолога, не самую значимую, отдали красотке Сесиль Де Франс! Уж если и брать на роль красавицы, то скорее Сесиль, чем ту тётушку.

Отдельный ахтунг в адрес авторов сериала — это тема педофилии, гомосексуализма, секса среди священников. Вы серьёзно? Гомосексуальный тройничок священника с женой наркобарона под его носом? Мдэ… Молчу уже о педофильной тематике и целой сюжетной линии на этот счет. Если нужны факты на эту тему — смотрите фильм «В центре внимания», а здесь эта сюжетная ветка совершенно ни к чему. Сериал не стоит моего потраченного времени. Я еще ни разу не видел, чтобы так выворачивали само понятие Веры и Церкви, как здесь. Пусть то католическая или любая другая. Подытожив могу сказать, что сериал держится лишь на одном Джуде Лоу. Не будь его здесь в главной роли, то вы бы никогда не знали о существовании такого сериала. В плюсы могу отнести классный Deep House саундтрек (странно да, в сериале то про католическую церковь) и местами красивые и не обычные съемки. В остальном — просто не понимаю чем сей многосерийный провокатор полюбился большинству зрителей. Следующий сезон пройдет мимо меня однозначно.

6 из 10

18 августа 2019

человек возглавил католическую церковь, но не обладает внутренним пониманием, что делать дальше

Снято отлично, сериал держится на игре главного героя.

Сюжет: человек возглавил католическую церковь, но не обладает внутренним пониманием, что делать дальше. Весь фильм он мечется, не зная, как поступить.

Фильм показывает падающую роль церкви в жизни людей. На что и указывает министр, говоря про «папу»: «я вижу перед собой странно одетого мужчину».

Фильм как бы намекает, что на внешней традиции сейчас тяжело держаться, когда уже доступны множественные развлечения, а только ежевоскресные походы в храм. Не плохо было бы подключить и внутреннюю традицию.

3 июля 2019

После просмотра остается мучительная недосказанность, хочется обсудить. Поэтому решила высказать свое впечатление в печати.

Очень красивый, душевный, проникновенный фильм. Хоть я атеистка, могу сказать, что все же прониклась этими идеями. Буду размышлять…

Хочется отметить потрясающе-ловкую игру эстетичных съемок и разнообразной музыки. Многое очень гротескно, но невероятно тонко показано. Броские пятна встают на свои места и создают общую картину, яркое впечатление с примесью меланхолии. Будто картина в стиле импрессионизма. Задается множество вопросов, показываются их противоречия и, зачастую, невозможность компромисса. Режиссер втягивает зрителя на политическую арену Ватикана.

Молодой Папа, будто ребенок. То он чувствует свою безнаказанность и проявляет силу, то плачет от беспомощности или изображает наивность, снимая с себя всякую ответственность. Мне кажется, именно таким должен быть этот образ.

Все же мучает осознание того, что это кино — не истина в последней инстанции. Подробности быта и обстановки не обговаривались с очевидцами. Так что же мы видим на самом деле? Правду? Или лишь вымысел сценариста?

P.S. Ради этой роли Джуд Лоу выучил итальянский, судя по всему

16 июня 2019

«Мир перестал вращаться, чтобы поговорить о любви»

Несмотря на жанр черной комедии, это сериал о любви. О любви к Богу, о любви к человеку и о любви ко всему человеческому. Многие заявляют, что современное телевидение и кинематограф переживают кризис идей, что все шедевры уже были сняты в прошлом и что современным авторам больше нечего сказать. Да, отчасти они правы, ведь в нынешний век сложно найти что-либо действительно стоящее и, что более важно, новаторское.

«Молодой папа» Паоло Соррентино — то самое доказательство. Доказательство, что не все еще потеряно, и кинематографу по прежнему есть, что сказать. Доказательство существования Бога. Произведение искусства, способное вдохновить, восхитить и направить. Редкий сериал, который рассказывает не про разложение, тьму и отчаяние, а про добро и свет, надежду и веру. Он возвращает нам веру в человеческие поступки.

Все персонажи в этом сериале восхитительны, несмотря на их пороки и недостатки. Не бывает безгрешных людей, как и не бывает абсолютно уверовавших. Мы рождаемся с мышлением, а потому и с сомнениями. Человек обречен на неуверенность, а значит и на неправильные поступки, ошибки и заблуждения. Это — наша искренность и наша детская наивность.

Не важно, существует ли Господь на самом деле. Каждый человек решает для себя сам, что для него есть Бог. В этом мире существуют атеисты, но неверующих нет. Бог — это все, что нас окружает. Это природа. Это красота. Это искусство. Это слово. Это улыбка. Это любовь. Это вера.

Остается только решить, чем является Бог конкретно для вас. «Я не смогу дать вам Бога», — провозглашает Ленни Белардо, недавно избранный молодой Папа, такой же сомневающийся и ранимый, как и мы, человек. «Вам придется отправиться на его поиски самостоятельно».

Вечный поиск, порожденный сомнениями — наша участь, судьба и смысл жизни. Ищите и непременно обрящете.

10 из 10

4 марта 2019

Неоднозначно, и кажется, так и было задумано

Сериал этот в период его выхода атаковал отовсюду. Все смотрели, обсуждали, восторгались.

В основном слышала 2 вещи: «ах какой там Джуд Лоу, классный, дерзкий, секси, бунтарь и так далее» и «Ну там такие срывы покровов с церкви, Ватикана, христианства».

В общем, обе темы интерес вызывали, и знакомство хотелось оставить «на сладкое». Оставила, посмотрела, впечатления оказались другими.

1. Джуд Лоу, его я заметила еще с Искусственного разума. Так что то, что играть он умеет, не стало открытием. Хотя конечно это прямо таки его бенефис, не отрицаю. Но что же его герой, Папа?

Бунтарь, анархист? О нет, скорей уж радикальный консерватор. Представьте героя другого шоу, Шелдона Купера, с неограниченной властью и истовой приверженностью не науке, а религии. И без чувства юмора, да, у Шелдона оно есть по сравнению с Пием 13м. Первые серии вообще навевают мысль что он психопат, потому как понимание чувств людей у него как будто отсутствует, сплошная их имитация. Потом правда мы выясняем, что они таки есть, но развитие его в этом плане осталось на уровне маленького мальчика. Отсюда этот максимализм и метания от «Я хочу только так и вы все прогнетесь» до «Я не знаю, что делать дальше, пожалуй спрячусь от мира».

Мне этот герой активно не нравится. Смотреть сериал было сложно, и довольно неприятно.

2. Христианство и Ватикан. Особых срывов покровов я здесь тоже не заметила, зато по-моему сериал и не ради этого затевался. На мой взгляд, главное здесь это вопросы: кто хуже, святой или грешник? Может ли быть человек абсолютно безгрешен? Что важнее, соблюдение буквы или духа религии? Чьи последствия страшнее: лжи или истины?

Религия здесь это предмет спора, коим она и должна являться (А вовсе не неприкосновенной догмой). Именно это, вопросы о которых зритель должен подумать сам, и есть главное достоинство сериала.

Так что не могу дать определенную оценку. Неверное, он будет весьма небесполезен многим, для разбирательств в своих душевных и моральных качествах. Но делать из Ленни героя — не думаю что стоит хоть в каком угодно смысле.

20 января 2019

«Священник не взрослеет, ведь он не становится отцом…»

Сказать, о чём итало-испано-французский сериал «Молодой Папа», сложно. Точнее я сама ещё не поняла. Не получается вывести какую-то одну красивую и гармоничную мораль, сделать некий вывод, который расставит всё по полочкам и точно сообщит, кто хороший, а кто плохой. Если смотреть прямо, то это многосерийная картина о молодом (герою меньше 50, что для Святого Отца возраст очень юный) Папе Римском Пие Xlll или Ленни Беллардо, которого почему-то избирает конклав (будьте готовы к парочке церковных терминов) в обход остальным достойным претендентам. Новый правитель католической церкви мало кому известен: выбравший его конклав (т. е. кардиналы) ничего не знает ни про идеологию Пия Xlll, ни про его взгляды на будущее церкви, политику и отношение к Богу. И этот человек оказывается главой Ватикана…

А человек ли на самом деле Ленни? Этот вопрос мучает зрителя до последней минуты 10 серии, и ответ на него я не смогла найти. Окружающие папу герои постоянно задаются таким же вопросом: кто такой Пий Xlll? Дьявол или святой? Демон или Христос? Сатана или сам Бог? Ненависть, жестокость или любовь и терпимость?

С самых первых дней папства Ленни показал, что он не будет пешкой в чужой игре, что он создаст свою и заставит остальных играть по его правилам. Он «запретит» толерантность, аборты, гражданские браки, начнёт гонения на гомосексуалистов в церкви, провозгласит свою «закрытость» от мира, откажется показываться на публике или фотографироваться, а свою первую речь к народу прочтёт в темноте, порицая современный мир и людей. Меры странные, неправильные, ненужные и несправедливые. Как раз из-за своих взглядов и указов Ленни вступит в противостояние с остальным миром, с кардиналами и в особенности с госсекретарём Святого Престола Войелло: каким страшным, однако, папа покажет себя среди политических интриг и незримых сражений! Как самый непревзойдённый стратег, Беллардо будет уничтожать любые попытки обвести себя вокруг пальца или заставить отречься. Зная всё и обо всех, действуя будто настоящий политик, Папа Римский заставит бояться его, заставит ожидать от себя самых непредсказуемых деяний, создаст таинственный и роковой образ Отца церкви. И как неотразим Джуд Лоу в роли главного священника планеты — необыкновенно красивого, чарующего своими молчаливыми голубыми глазами и иногда зловещей улыбкой, всегда держащего козырь в рукаве и сигарету в руках, в белой сутане с золотой вышивкой или в папской тиаре, шикарной накидке, украшенной драгоценными камнями, и чёрных солнцезащитных очках… Порой мне казалось, что этот Папа — воплощение Мефистофеля и рок-звезды в одном флаконе.

Но есть и другая сторона Пия Xlll — ещё более загадочная, но тихая и прекрасная. Иногда его улыбка настолько красива, настолько полна добра и любви к миру, что ты смотришь в его лицо и веришь, что перед тобой сам Иисус. Так думали персонажи сериала, так думала и я — зритель. И дело даже не в тех чудесах (исцеление неизлечимой болезни, рождение ребёнка у бесплодной пары и т. д.), которые он совершил и которым не придавал значения, и не в том, что в конце концов папа выйдет на балкон и произнесёт красивую, трогающую за душу и вызывающую слёзы речь. Дело в нём самом — мальчике-сироте, оставленном родителями в приюте, всю жизнь одиноком и жаждущем найти свою семью, не доверяющем никому и тихо страдающем из-за своего кризиса веры. Ленни как-то сказал, что сироты всегда старые в душе, но как ему верно возразил один из стариков- кардиналов: «Сироты могут повзрослеть и почувствовать себя юными». Так и было: в течение сериала мы видим, как постепенно Папа Римский молодеет, несмотря на то, что детство и воспоминания детства никогда не покидали его. Почему? Потому что «священник не взрослеет, ведь он не становится отцом. Он всегда будет сыном». Вот он, Ленни Белардо — папа миллионов людей по всему миру и в то же время вечный ребёнок, сирота без родителей. Он ищет себя, ищет свой путь и своего Бога, своих отца и мать. Возможно, Ленни Белардо не святой, возможно, он не верит в Бога, возможно, он просто человек, который знает, что Бог улыбается, потому что Бог — это всё, что ты любишь. Потому что Бог — это любовь. Возможно…

Можно бесконечно рассуждать о противоречивости главного героя, столько же можно размышлять и о самом сериале. Если посмотрите его полностью, то, как это ни банально звучит, вы точно не останетесь равнодушными. Даже если вы атеист, даже если вам неинтересна на первый взгляд данная тема. Одна из причин этому, кроме сюжета и поднимаемых им проблем, это техническая составляющая. В сериале лучшая виденная мною операторская работа — кропотливая, смелая, оригинальная, как гром поражающая необычными ракурсами, сменами кадров, расставляемыми акцентами. Я нисколько не преувеличу, если скажу, что «Молодой Папа» потерял бы половину своей шедевральности без операторской работы. К ней можно добавить и дизайн костюмов: если вы полагаете, что папская одежда это скучное однообразие, то вы глубоко ошибаетесь. Над сутанами (ежедневной белой), накидками (золотой, красной и зелёной торжественными), шляпами, обувью и т. д. работали лучшие ватиканские эксперты, продумав каждую деталь костюма: от перстней и красных ботинок до вышивки на стомле. И да, Святой Отец выглядит шикарней всех рок-звёзд вместе взятых.

Не могу не отметить и музыкальную подборку: на первый взгляд ненавязчивая, она быстро запоминается и влезает в душу, время от времени поражая своей попсовой смелостью или аутентичной мелодичной красотой.

Наверное, большую часть оваций нужно отдать режиссёру сериала — Паоло Соррентино: ранее незнакомый мне, его оригинальный «почерк» и стиль стали заметны уже после 1 серии. Но всё-таки своё восхищение я подарю Джуду Лоу: никогда не думала, что актёр, по большей части играющий в любовных драмах и комедиях, сможет мастерски вжиться в такую сложную роль. Причём если бы не его игра и внешность, то это была бы совершенно другая история, намного менее примечательная. Но всё состоялось: звёздный Джуд Лоу, колоритные второстепенные актёры, лиричная и вызывающая музыка, тонкая операторская работа, гениальный режиссёр, запутанный сюжет, афористичность диалогов, юмор и многоликий смысл картины. В итоге и вышел — «Молодой Папа».

10 из 10

11 ноября 2018

Папами не становятся, они сами приходят

Соррентино — тот режиссер, которого я сморю и буду это делать всегда. Нечто потусторонне-гармоничное, на уровне ощущения какого-то тонкого мира, все это у него в каждом кадре, который очень значим, всякая мелочь, наполненная живым, запоминается надолго. Каждый звук тысячу раз отражается в твоем сознании и эффект присутствия полный. Послевкусие на века. Посмотрел «Молодого папу» еще в сентябре, а как будто только что.

Режиссер снимает на века. Тонкий юмор и глубокий смысл. Как я понял, основной смысл этого сериала совсем не в глумлении или рекламе католической церкви, а в том, что человек может быть чист сам по себе. Это не проявляется в курении, курящий римский папа также органичен, как и курящий заяц. Это не слабость, а естественность. Ему ни к чему на основании подобного писать новый свод правил или искать повод распекать подчиненных. Джуд Лоу в роли папы и, как мне показалось, он не особенно и играл.

Соррентино своим образом папы хотел показать нечто от природы, такое же чисто и созидательное, потому что законы из многих сделали роботов, люди перестали руководствоваться собственными ощущениями гармонии и чистоты. Католическая церковь в своем прикладном выражении также, как и большинство людей на местах, давно прогнила и настала пора добра в его человеческом воплощении, когда никого добру учить не нужно, а вот оно, в сидящем на кресле папе, который совсем не кажется ангелом, но, тем не менее, реально несет собою свет. Не длинным словоблудием, а реальными делами.

Почему он это делает? Вопрос неправильный. Там нет причины. Там по-другому не может быть.

p.s. Дайан Китон, это прикол, это суперактриса. Дайан Китон — монашка. Уже смешно. Но в и это в продолжение вышеозначенного смысла.

8 ноября 2018

Ровно неделю назад на итальянском телевидении закончилась премьера первого сезона «Молодого Папы» Паоло Соррентино с Джудом Лоу в главной роли. И пока мир застыл в неизвестности, будет ли сезон второй, попытаемся разобраться в увиденном вместе.

После не совсем удачной, на мой взгляд, «Молодости» самый интересный из современных итальянских режиссеров посмел вторгнуться в пространство телевизионного сериала, причем сделал это смело, дерзко и абсолютно нонконформистки, превратив самый коммерческий на сегодня жанр в произведение искусства. Основы интеллектуального сериала как явления когда-то заложил Дэвид Линч в своем «Твин Пиксе», спрятав в квазидетективный сюжет целую философскую систему. Соррентино в чем-то идет по его стопам, однако в истории авторского сериала (назовем это явление так) Соррентино удалось сказать новое слово.

«Молодой Папа», десятичасовая драма о тайной жизни Ватикана, во многом вырастает из финала «Великой красоты», который знаменит своей двойственностью: с одной стороны, явным антиклерикализмом, с другой — мистическим прорывом. Здесь то же. Впрочем, Сорррентино остается собой, разворачивая сюжет на фоне дворцов, роскошных садов и произведений искусства, будь то Сикстинская капелла или «Пьета» Микеланджело, предельно эстетизирует кадр; его герои сыпят цитатами из Бродского, обсуждают творчество Бэнкси и т. д. Но в этом эстетски-интеллектуальном пространстве на этот раз разворачивается парабола пути сильной личности, проходящей от крайнего эгоцентризма и индивидуализма до приятия Других, от проповеди авторитарного фанатика в конце второй серии к проведи Улыбки и готовности объять мир в финале. И эта тема, на мой взгляд, является основным мотивом сериала, который на деле оказывается цельным и законченным произведением и ни в каких продолжениях не нуждается.

В центр «Молодого Папы» помещена сложная фигура некого Ленни Белардо, волею судьбы вознесенного на папский престол, гордого в своем одиночестве, обреченного быть избранным (а в избранности всегда есть толика проклятия). Брошенный родителями, которых он так и не может отыскать, обреченный не стать ни мужем, ни отцом и в тайне тоскующий о семье (отсюда его тяга к Эстер и ее мужу), Ленни проходит по жизни глыбой, недоступной для понимания большинству окружающих, он парит на высоте, куда подняться суждено не каждому, даже если на этой высоте порой невыносимо холодно.

Суть личности Ленни, сотканной из противорений, оказывается главной интригой первых серий «Папы». Кто он: самозванец на папском престоле? Святой, говорящий напрямик с Богом? Атеист, ни во что не верящий? Прогрессивный понтифик, готовый провозглашать в проповедях легализацию эвтаназии, абортов и гей-браков? Консервативный фанатик, мечтающий ввергнуть мир в новое средневековье? Или все вместе одновременно? Созданный из противоречий, он вызывает у зрителя амбивалентные чувства: его ненавидишь и им восхищаешься.

Та интеллектуальная играя, которую ведет Соррентино со зрителем, основана на продуманных в деталях манимуляциях. Он намеренно выстраивает повествование так, чтобы о его позиции и взглядах можно было только догадываться, но всякая догадка приведет в итоге в тупик. «Думаете я «свой»? А ну получите!». Пожалуй, некомфортно от сериала будет всем, и для человека любых взглядов найдется момент, который язвительно ударит в него. В этом суть метода Соррентино — быть одновременно со всеми и против всех, вызывать на одном материале различные трактовки у представителей разных лагерей.

Игра противоположностей, их слияние — главный двигатель «Молодого Папы». Ироничность некоторых сцен заставляет от души смеяться. Чего только стоит Дайан Китон, пришедшая сюда из классических алленовских лент в образе сестры Марии и носящая футболку с надписью: «Я девственница, но это старая футболка». А уж пастух-«святой» Тонино Петтоло, принимающий овцу в стаде за Богоматерь, — вообще отдельный разговор. Эта полупародийность соседствует с крайней философичностью, исследованием таких метафизических концептов, как пристутсвие Бога в Его отсутствии, сиротство и покинутость человека, молчание Вселенной и проч., и проч. В конце конце, метафизика Соррентино находит конечное воплощение во фразе, которую я бы назвал одной из ключевых: «Слишком легко примириться с Богом, когда светит солнце, Его следует отыскать в холоде и темноте ночи». Все это осложняется сюрреалистическими видениями героя, его снами, поэтическими сценами. Одним словом, мы получаем усложненно устроенное полотно, которое однозначному прочтению никак не поддается.

Композиционно сериал несколько провисает в середине, однако в двух последних сериях совершает настоящий рывок, создавая целую плеяду трагикомичных героев со своими драмами и странностями. В этом композиционном движении также заметен основной мотив идейный сериала: если его начало сконцетрировано исключительно на личности Ленни, не желающего видеть никого, кроме себя, то финал растворен в многих людях, каждый из которых обретает свою значимость. Меня, например, очень тронула история с владелицей отеля, прикованной к кровати.

«Молодой Папа» — предельно талантливая работа, во многом рождающая чувства противоречивые, но сильные. Увидеть и попытаться осмыслить ее, однозначно стоит. А вот по зубам ли вам окажется этот орешек и не потеряетесь ли вы в бесконечных манипуляциях и обманках, покажет только просмотр.

6 ноября 2018

- Бог не кричит. Бог не шепчет. Бог не пишет. Бог не видит.

- Тогда что же он делает? (с)

Здесь не будет попыток пристыдить и попыток иллюстрировать то, как низко пало современное общество. Не будет никакого удушающего морализаторства, лицемерных вызовов, которые мало кто воспримет всерьез. Только двойные стандарты служителей Бога в полном действии, только хардкор.

Проект Соррентино не только о том, что современный человек отдалился от церкви и хочет ли он туда возвращаться, способен ли на это. И не только о том, что священнослужители — тоже люди со своими грехами и слабостями. «Молодой Папа» — это рассуждение на тему согласия с самим собой и принятия себя. Понимание и принятие представляют собой отправной пункт, нулевой уровень, без него жить осознанно и в полной мере не получится. Ирония в том, что наш главный герой, Ленни Белардо, он же Папа Римский Пий Х|||, достигнув самой высокой планки (выше Папы только Бог), находится на этом уровне. Мало того, он представляет собой личность еще и радикально настроенную и полную решимости вершить революцию. Такой человек способен наломать дров. Игра получится настолько рискованной, что сможет сыграть на руку оппонентам, которых, как у любого власть имущего человека с непростым характером, предостаточно… Все зависит от того, насколько его действия сможет найти отклик в сердцах и умах простых людей.

А это зависит от того, кто мы:

Хорошие или плохие?

После первой серии я не очень хотела продолжать смотреть сериал: вся затея показалась мне напыщенной ересью. На протяжении всего часа папа то требует вишневую колу, то демонстративно курит там, где никто никогда не курил, то с хамской любезностью общается с кардиналами, то все сразу. Уже ждешь, что это будет история в духе «Папа против всех», где Ваелло станет его антагонистом, а зритель будет наблюдать все 10 серий кто же все таки кого. Что ж, не без этого, но здесь история, к радости зрителей и критиков, гораздо более разноплановая. Папе сложно примериться со всеми, потому что у него сложные отношения с сами собой и верой в Бога, несмотря на то, что способен на чудо… И при этом он честолюбив, мстителен и обладает непомерным эго.

Сильные или слабые?

Обращая взгляд на свою суть, там, где многие просто закроют глаза, Папе хватает мужества открыть их еще шире: заповедям он следовать не может. Он говорит, что никогда не сможет возлюбить ближнего больше, чем самого себя. Его слова о том, что все священники — трусы, потому что просто не способны вынести бремя страстей человеческих способны растрогать каждого. Потому что нужно недюжинное мужество, чтобы признавать это и называть своими именами, а не выдумывать высокопарную чушь. Его интересует только сама суть и истина. Он не признает авторитетов и никому не позволяет навязывать свои правила.

Он способен признавать свою слабость и обращаться за советом, более того — он способен к ним прислушиваться и менять решения, которые, учитывая непомерное самомнение, довольно сложно поддаются изменениям.

Но несмотря на это, Пий Х||| крайне противоречивая натура — вот он упрекает лучшего друга в том, что тот не повзрослел, что опускает руки при первой же сложности, но его самого, так и не примерившегося с тем, что родители его бросили, тоже нельзя назвать сформированной личностью, это его слабость, наваждение, которое он сам признает и ведет себя то как капризное дитя, то как простой несчастный, потерянный человек.

Счастливые или слепые?

На протяжении всех 10 серий папа неустанно обращается к каждому из своих подчиненных с вопросом, как «господь призвал» их, помнят ли они тот момент. И все помнят. Многие находились в тот момент в глубоком отчаянии. Церковь — один из вариантов побега от самого себя, лишь один из вариантов.

Как то в разговоре с кардиналом Папа замечает, что радость — это признак глупости (у этого кардинала просто всегда хорошее настроение, а у Папы нет), при этом заметив, что человека меняют страдания. Однозначно меняют, но всегда ли в хорошую сторону? Люди не готовы страдать даже за благую цель: многое зависит от того, чем им придется жертвовать.

Стратегия, направленная на ужесточение политики церкви, скажем так, не может произвести должный эффект сегодня: если церковь, которая нужна не каждому, сделает свою планку недосягаемой, то… ничего не изменится. Это не средневековье, где церковь могла диктовать свои условия власти. И современные методы пиара Папы, которые весьма недурны, не помогут решить поставленную задачу. Церковь не может предложить осознанность, она не исключает его, но не предполагает. Церковь — это прежде всего покой. Но, часто и его не находят, потому что церковь — это и еще работа над собой, к которой готов не каждый. Отсюда все сложности, двойные стандарты среди обитателей Ватикана и Соррентино это прекрасно показал.

«Потому что Бог есть любовь» — эти слова произносит Папа довольно уверенно, но его взгляд при этом тревожен и потерян. Потому что заповеди очень просты для понимания, но нет ни одного человека, кто мог бы следовать им всегда. Мы обречены каждый день сталкиваться с собственным несовершенством. Все что в наших силах — радоваться, делать добро, и любить друг друга. И этого уже будет немало. И нет смысла делить на плохих и хороших — мы все и плохие и хорошие.

P.S. после первой серии все же вернулась к просмотру через год потому что возникла эстетическая потребность наблюдать хорошую операторскую работу — Соррентино — проверенный вариант, у него не бывает по-другому. Стоит ли говорить, что получила больше: превосходную актерскую работу, замечательные диалоги, которые хотелось записывать, любование каждым кадром, прекрасный саундтрек. Нужно было смотреть сериал в 2016 году по одной серии в неделю — чувствую себя сейчас так, будто ела черную икру столовой ложкой.

9 из 10

15 сентября 2018

Это совершенно невероятный сериал, создатели которого, я думаю, сами не совсем поняли что сотворили. Что они задумывали — можно предполагать, догадываться, рассуждать — однозначных решений назвать нельзя, но на выходе (да простят меня католики) получилось гениально. Я посмотрела эти 10 серий дважды, чтобы как минимум постараться понять — про кого же этот сериал: про Христа или антихриста? Социальные, религиозные аспекты пока побоку — просто, кто у нас главный герой?

Вы, наверное, знаете предсказания о приходе антихриста, о том, что он будет любим всеми и большинством превозносим, многие будут почитать его как Христа, искренне заблуждаясь — ведь он станет творить чудеса, он будет говорить правильные вещи, он даст людям спокойствие и мир. И мало кто избежит искушения преклониться перед ним.

Страшная трагедия разверзнется для тех, кто к этому окажется причастен: антрихриста легко можно спутать с Христом. Христос — неординарная Личность. И антихрист — тоже. Можно в Христе увидеть смутьяна и богоборца. А в антихристе — бога. И нужно не ошибиться, совершить правильный выбор. И нельзя остаться в стороне. И никто не даст совет — тут каждый решает за себя сам. А дать маху проще простого — в старые добрые времена бесы ухитрились обмануть самого святого Симеона Столпника, что могут им противопоставить неискушённые люди 21-го столетия? «Возлюбленные! не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они, потому что много лжепророков появилось в мире», — предупреждал Иоанн Богослов. Сколько святых молили о единственном благе — даре различения духов…

И вот придёт такой человек, как Ленни Белардо — Папа Пий ХШ. Не на экране, в жизни. Красивый, умный, талантливый, одинокий, печальный, трагический (о, эти избранные мальчики-сироты!), весь светящийся изнутри, творящий чудеса, но при этом курящий, страдающий невероятным самомнением (или это попросту объективность, приложимая к себе?), считающий себя пупом Земли (но ведь где-то так оно и есть?) Христос родился в хлеву, отказавшись от царства земного. А у Ленни Белардо — все царства у ног, хотя его собственное можно обойти за пару часов. Христос? Антихрист? Святой? Самозванец?

И встанет каждый из нас перед ужасным выбором. Потому что ведь очевидно, что Ленни свят: он чудом спас маму Бобби, он помолился и чета бездетных супругов родила здорового ребёнка, он наказал бесчестную и жестокую сестру Антонию. Но почему же в 6-й серии в разговоре с премьером, который назовёт его после дьяволом, он ведёт себя так, как себя может вести только зарвавшийся антихрист? «Если католик может ослушаться Папу, он никогда не ослушается Христа. Сейчас я Папа. Но поверьте, если захочу, я смогу сделать так, что меня посчитают Христом».

Кто такой Ленни для каждого из нас? Никто из простых смертных не услышит этого разговора, свидетельствующего о его греховности. Никто не услышит его исповеди, где он говорит, что не верит в Бога. Но никто не услышит и его страстных, вдохновенных молитв к Богу, с Которым он общается почти на равных, чуть ли не поучая Его. Это так подкупает: «Господи, нам пора поговорить с Тобой о сестре Антонии…» Так по-католически чувственно, возвышенно, да…

Я считаю, что это главное достижение создателей сериала, независимо от того, задумывали они это или нет. Они воочию показали, какой неописуемый ужас для человека — не знать, с чем имеешь дело, когда дело касается Самого Бога.

Но разумеется, сериал не только об этом. Он о современной католической Церкви, с её многочисленными болячками, с её педофилами и извращенцами-священнослужителями, которые сосуществуют рядом с другими священнослужителями, искренне и горячо верующими. А иногда и то, и другое вместе.

Лучший друг юного святого Ленни Белардо, рыжий (кого мне это напоминает?) Андрю Дюсолье — товарищ по сиротскому приюту, закадычный приятель, с кем можно говорить, о чём угодно, — он вырастет и тоже станет кардиналом — епископом в Гондурасе. Провидец Ленни попытается отозвать его, спасти от охватившего душу Дюсолье греха, но Дюсолье сбежит и Бог пошлёт ему возмездие через того, кого он так боялся. Ибо даже самые скверные люди могут подчиняться Богу и не творить зло священнику, когда тот чист. Но священнику, погрязшему во грехе, откуда ждать помощи?

О болячках много. Но главные проблемы — другие. Главное — это то, что современное общество и Церковь разошлись в разные стороны. Внутри Церкви есть разные силы. Одни стремятся к диалогу, к компромиссу, к толерантности. Беда в том, что это противоречит всем церковным канонам, замыслу Бога о человеке. Ленни же хочет вернуть Церковь к чистоте апостольских времён — с её непримиримостью ко греху. Никаких абортов, никакой толерантности, никакого потакания педофилии и другим грехам. Лучше никакой веры, чем половинчатой. Бог должен занимать всю жизнь человека. Ленни хочет, чтобы Церковь перестала быть дипломатичной, чтобы она вновь стала святой. Но эта позиция рискует привести Церковь к сектанству, изоляции, гибели на фоне нарастающей исламизации в Европе. Однажды, много веков назад, Церковь уже отказалась от такого выбора, но насколько можно впадать в иную крайность, не потеряв при этом Бога?

И есть ещё проблемы не всей Церкви — одного только её Папы. Он лукавит, когда говорит, что не верит в Бога, он испытует своих ближних. В Бога-то он верит побольше, чем кто бы то ни было (опять же и антихрист верит, ибо знает лучше других, что Бог есть). Но самая большая боль его жизни и, может быть, единственная слабость, уязвимость — сиротство Ленни при живых родителях, которых он всё ищет, ищет и ищет. Для Ленни Бог — именно потерянные земные родители.

Идей в сериале очень много, я краем прошлась по основным. Но нельзя не сказать и о том, что они шикарно реализованы. Невероятный Джуд Лоу везде прекрасен, один из лучших современных актёров, но мне кажется, роль Ленни Белардо — его самая-самая. На первый взгляд, ему здесь даже не надо играть, просто быть собой — любимчиком окружающих, прекрасно сознающим свою красоту, ум, талант, обаяние… Обманчивое впечатление. Тони Белардо — натура не только гармоничная, но и противоречивая. И ещё он — Избранный, не способный быть, как все. Шокирующий и влюбляющий в себя. Сложнейшая роль.

Очень порадовало, что готовые ответы создатели сериала не заготовили. Попытались в финале заикнуться о толерантности в современном общепринятом ключе, но не стали эту мысль доводить до конца, а быстренько закруглили, и слава Богу, всё рисковали испортить. Но не испортили.. В художественном плане это великолепно. И операторская работа, и саундтрек, и заставка. Да вообще всё.

8 сентября 2018

Я начал смотреть это сомнительное видео после отличного фильма, почти на туже тему — не такого «пошло-пышного», совсем наоборот, и гораздо более тонкого. Этот фильм — «Голгофа» (2014; Ирландия, Великобритания). Они совершенно разные, разумеется: в одном на показан некий «мнимый святой», в другом простой и достойный священник; в одном фильме — разодетый симулякр, в другом — Честь, Вера и Верность; один длинный рассказ не о чем, другой — простая история со сложным вопросом и честным ответом. Возможно именно «Голгофа» определила мое отношение к «Молодому папе».

Герой Джуда Лоу постоянно произносит надменные слоганы, словно из рекламы пива, не задумываясь при этом, что они вступают в логические противоречия друг с другом. Речи папы производят впечатления, но зачастую бессмысленны — это слова политика средней руки, но никак не «святого», которого хочет подать нам режиссер.

Прославленный Соррентино очень напоминает мыльный пузырь. Создается впечатление, что он хочет громко говорить, но не знает что сказать, кому сказать и главное — зачем!

Поражают и сюжетные ходы из разряда «мыльной оперы», с потерянными детьми, обретенными родителями и прочей «бузой». Пытаясь показать человеческую природу папы, Соррентино сделал из него инфантильное самодовольное ничтожество с комплексом Наполеона.

Особенно потрясают пошлые эффекты фильма: сомнительные «чудеса», безумная камера а-ла Hollywood и дорогие шмотки, как последнее прибежище, чтобы прикрыть парчой слабый сценарий. Я не против того чтобы фильм был костюмированным — это хорошо, но все-таки фильм не следует превращать в показ мод.

Конечно, Лоу сыграл уже во множестве замечательных картин, а сейчас стареет и такой крупной роли (тем более молодого Папы) едва ли дождется. Однако, я также понимаю, почему он отказался играть в продолжении. Более всего меня радует, что Святой Престол отказал в содействии этому проекту.

18 июля 2018

Возвращение в лоно

Ленни Белардо/Папа Пий 13-й, кто он? Невротик, циник, сумасшедший? Что заставило его стать главой одного из самых могущественных институтов — Римско-католической церкви? Что привело его на этот гипер-ответственный пост? В чём его Желание?

Сразу же после «воцарения» Папе снится сон, мы же становимся свидетелями этого сно-видения, отправляясь королевской дорогой бессознательного в самые потаённые, самые загадочные уголки его души.

Итак, молодой Папа видит сон, в котором он совершает свою первую проповедь. Обращаясь с балкона к толпе верующих, пришедших увидеть и поприветствовать нового Папу, Ленни перечисляет всё то, что противоречит политике католической церкви, издавна боровшейся с разводами, абортами, эвтаназией, гей-браками, контрацептивами, искусственным оплодотворением и женщинами-священниками. «Мы забыли, как радоваться, — продолжает он. — Есть один путь, ведущий к радости, и имя ему — свобода».

На этом месте психоаналитик, если бы такой сон рассказал ему пациент, облегчённо вздохнул, признав в нём «нормального невротика». Ведь кто, как не невротик будет грезить о свободе, которая для него, как существа структурно «под-лежащего», в реальности, конечно, невозможна?

Чем более мы Папу узнаём, тем более удивляемся многогранности его характера и его противоречивости. Ленни можно бы было назвать мастером эпатажа, если бы всё то, что он в Ватикане делает, было инспирировано сознательной частью его Эго. Но в том-то и весь цимес, что раскусить Пия 13-го не так-то просто: говорит ли он серьёзно обдуманные вещи, или его поведение, непоследовательное в своём метании между консерватизмом, ожиданием ответа бога и желанием наслаждаться, будь это требование пить вишнёвую колу или видеть все свои подарки, — свидетельство его невротической расщеплённости?

Неверие в бога, с одной стороны, и стремление быть избранным им же, выраженное в молитве во время конклава, — зеркальное отражение амбивалентности мужчины-мальчика, травмированного, искорёженного предательством бросивших его родителей-хиппи. Поможет ли Ленни служение богу в качестве викария Христа обрести, наконец, Отца и почувствовать себя его любимым сыном?

Может ли Папа сомневаться в существовании Бога, имеет ли он на это право? Являются ли уверенность в бытии Всевышнего и осознание себя богоизбранным признаками психического здоровья, даже если это здоровье самого Папы? Даниэль Пауль Шребер, немецкий судья, автор автобиографических «Воспоминаний невропатологического больного», в наличии Создателя не сомневался, и даже имел опыт превращения Им в женщину, Женщину Бога, что, однако же, не позволило ему убедить в этом своё окружение. Ленни же доказывать существование бога верующим не намерен: «Это вы должны доказать мне его отсутствие», — обращается он к ним, переворачивая с ног на голову не только теорию чайника Рассела, но и выворачивая психотическую уверенность Шребера наизнанку.

Ирония Ленни — еще одна вещь, отличающая его от Шребера. Его речь не является плоской, Папа играет словами, и эта провокативная игра ad absurdum производит ошеломительный эффект.

Трансформация религиозного чувства Ленни происходит параллельно трансформации его нена-любви к родителям. Став Папой, взрослея, Ленни освобождается от власти прошлого, его Другой уже не такой всемогущий, он не властен над Ленни, а сам уже может злиться и страдать, как злился и страдал когда-то оставленный Ленни: «Бог злится, — говорит Ленни. — Он переехал на окраину города, в грязную квартирку-студию над шиномонтажной мастерской. Ночами Бог страдает от жары. Не спит ночами с тех пор, как осознал свое бессилие над людьми. Он понял, что потерял контроль». Стать Папой для Ленни — попытка переработать детскую травму: не только обрести Отца, но и идентифицироваться с Отцом, стать сувереном, имеющим право Решать. Стать субъектом, изжив из себя объект-отброс. Заносчивый, высокомерный, раздражительный и мстительный Пий XIII уже не согласен на роль послушной марионетки и намерен учинить глобальные перемены. Стать символическим отцом, оставаясь при этом символическим сыном, — тот сингулярный выход, который Ленни находит для себя. Земные отношения чреваты болью и невозможностью перенести еще одно предательство, а также стать предателем своего собственного сына: «Священник не взрослеет, потому что никогда не будет отцом. Он навсегда сын. Вот, почему тринадцать веков назад мы приняли обет безбрачия. Чтобы быть детьми Господа, не смея занять его место». Концепция невидимого Папы, раскритикованная маркетологом Ватикана, — одно из изобретений Ленни, призванное подставить подпорку хромому богу, проекции реального отца Ленни, которому требуется помощь сына для исполнения функций отца символического.

Навязчивая изоляция непереносимых аффектов позволяет молодому здоровому красивому мужчине, иронией судьбы ставшему понтификом, оставаться «ни живым, ни мёртвым», этаким котом Шрёдингера, чьим самым большим грехом является то, что совесть его не терзает: «Дружеские отношения — опасны. Они приводят к двусмысленности, недопониманию и конфликтам. И всегда плохо заканчиваются. В то же время формальные отношения — чисты, как родниковая вода. Это правила, выбитые в камне. Нет риска недопонимания, и они длятся вечно. Так вот, Вы должны знать — я не ценю дружеские отношения и я большой поклонник формальных».

В служении Отцу Ленни отказывается и от возможности воссоединиться с Матерью, когда-либо обретя её в земной женщине. Любовные письма — единственный из дозволенных самому себе способов сексуальных отношений, — в случае Ленни являющиеся яркой метафорой их, этих отношений, несуществования. Amen!

Психоаналитик, психиатр Анастасия Гареева

17 июня 2018

Grande profundum

Сериал о католической церкви — обыкновенно сериал о педофилии, развращенных нравах и политических интригах, сопровождающийся их тщательным пережевыванием на радость всех неравнодушных к липкой антиклерикальной сатире, для которых она вызывает восторг наравне с восторгом от созерцания пальца перед собственным носом. Кажется, «Молодой Папа» эксплуатирует все старые трюки, снова вышучивая дряхлую католическую церковь, и, действуя на поводу у масс, линию гротеска, замаскированного под неприглядную правду, делает самой заметной. Рискуя скатиться в пошлое болото памфлетов, сериал остается на его берегу — и не потому, что ему не хватает смелости (или полного отсутствия вкуса) кинуться в него с головой, а единственно потому, что он — не о церкви.

«Папа» не только не может, но и не хочет говорить ничего нового о церкви и как бы в насмешку всем спекулятивным построениям, рассуждающим о том, какой понтифик нужен сегодня, ставит на его место парадоксально случайного и капризного позера, который ни разу не антихрист и не тип христианского лидера XXI века, умеющего больше казаться, чем быть; намеренно не рассказанная до конца история выборов Ленни Белардо, пронизанная то хитрым расчетом, то вмешательством самого святого духа, своей случайностью и замечательна — занятый больше человеком, этой великой, по августиновскому выражению, бездной, Соррентино оставляет за скобками и богохульства госсекретаря, заменившего святую троицу на игроков футбола, и плутовство кардиналов, и даже чудеса, проходящие для Пия как бы бесследно, — оставляет весь фон обрядной святости и показного благочестия, поглощенный на протестантский манер только богом и душой. Случайные решения, странные манеры, непредсказуемые речи — подобно последним содроганиями трупа они сотрясают тело церкви, оказавшейся в руках человека, а не политика, занятого больше духом, чем администраторством; пусть занятого с отчаянием и сомнением, тесно переплетенных с вещами слишком мирскими — но, кажется, единственно трогающими душу и остающимися путеводной звездой для всех, кто, отчаявшийся и больной, заплутал: оставим ватиканским клирикам испуг перед сомнением в боге, если и папа, в кое-то веки живой, сомневается в нем, ощутив спустя полвека после «Причастия» то же молчание бога.

Сосредоточение на душе позволило не скатиться и в политические интриги, и в умильные напевы псалмов; на большую часть состоящий из диалогов, «Папа» прост, ясен и поражает атмосферой внутренней святости, неисповедимыми путями прорывающейся сквозь цинизм и грубость, а одновременно — напряженным переживанием своего существования, такого близкого и непонятного. Следуя своей главной интенции открытия сокрытого, сериал проводит психологическую работу, сравнимую с бергмановской, открывая тайники души не ради праздного любопытства собравшихся зевак, но ради живой связи с находящимся с ним диалоге, приобщая к этому необычному — и исполненному с истинно кинематографическим изяществом — чистому миру. Медитативная музыка, геометрически выверенные кадры — прежде всего это опыт переживания, а не разговор о важных идеях или морализаторство, ставшими добротным эрзацем действительно сильного кино.

Конечно, сериал всегда остается сериалом — слегка фальшивым продолжением жизни, и «Папа» нередко дает слабину — порой затянутый, порой назойливо-предсказуемый и доходящий до фарса — это издержки жанра и давней любви Соррентино к большей помпе, но весьма удивительный для подобного рода проектов не загубленный финал оставляет впечатления не замутненными. Повторение из серии в серию тех же тем и сюжетов, лишенных действительно необходимого развития, наводняют сериал несущественными подробностями, разводя вино полумистического богословия водой псевдофилософии, но кажется, что и Соррентино, порывающийся сорваться в комический блеф, и Джуд Лоу, одинаково блестяще дефилирующий по Ватикану, смогли, сами не понимая, создать невозможную историю невозможного человека — но оттого только более настоящего. Тайные интуиции, оживляющие душу, и которых так, возможно, не хватает сегодняшней церкви — вот истинное чудо, происходящее не по строгой букве сценария. Как Ленни, узревший бога не только на небе — но и в себе, желал бы обнять всех, сам лишь счастливо и беспомощно улыбаясь, так и истина, которая бы давно открылась, если бы только могла, продолжает подмигивать нам в самых непредсказуемых вещах.

7 из 10

20 апреля 2018

Папа, которого не хватало Ватикану

Нет, это далеко не положительный герой. Если в сериале вообще есть положительные герои. ВСЕ в фильме врут, врут другим, врут сами себе. Честен с собой только сам Папа, да и то не всегда, он искренен в своей жестокости, в своем высокомерии и цинизме, главное он честен с самим собой, когда речь заходит о боге.

Главный герой на протяжении сериала ищет две вещи: своих родителей и бога.

Бог остается нем, когда главный герой вопрошает к нему, когда ищет его. Лени Белардо, так зовут нашего героя, Папа который должен был появиться в застенках Ватикана. К слову, история взаимопроникновения итальянской культуры в США, очень богатая. Много италоамериканцев мы видим среди выдающихся актеров и музыкантов Америки. Но вернемся к фильму. Это очень тонко-ироничный сериал, я бы сказал, что он больше подходит по духу к классическому английскому «черному юмору», даже порой кажется, что его снимал англичанин.

Прекрасный образец тонкого, медитативного кино, далеко не для широкого зрителя.

26 марта 2018

Мне сказали, что Папа в Риме, заменяет собой Творца

Есть странная ирония в том, что сериал про католическую церковь выражает наше время лучше, чем все популярные ток-шоу и американские мыльные оперы. «Молодой папа» реинкарнирует духовные ценности, необходимость общественных связей, значение обязанностей и их отличие от прав. С обескураживающей честностью описаны надежды и разочарования Папы Римского, кардиналов и духовников.

Паоло Соррентино — маэстро современного кино, рождённый новой, волнующей и необычной силой, он продолжает традиции лучших представителей итальянского синема — Лукино Висконти и Микеланджело Антониони. Даже в таком крупном проекте, как телевизионный сериал, он действует благоприятно, проектирует своё измерение, протаптывая самостоятельный путь в мир духовности.

В любой культуре образ Папы Римского мифологизируют, Папа авторства Сореннтино — это своего рода доброжелательный деспот, мятежный дух, склонный терять равновесие. Ловкий, властный, уверенный Папа Пий XIII / Ленни Белардо занимает духовное лидерство в Ватикане, его соперники сильнее и старше, и он не щадит их морально — сарказмом, иронией, издевками. Он молод — и это прекрасно, потому что именно по молодости стремятся поступать по-своему. Он умён — видящий виды скептик, всех видящий насквозь, никому не доверяющий, отдающий себе отчет в окружающей фальши.

«Я люблю Бога, потому что любить людей очень больно. Я люблю Господа, который никогда меня не покидает или же покинул навсегда. Господь — отсутствие Господа — но всегда обнадёживающее и безусловное. Я священнослужитель и я отказался от своих собратьев и от женщин. Потому что я не хочу страдать, потому что я не способен склеить по кусочкам, разбитое любовью, сердце и пережить такое горе. Потому что я несчастен — как и все священнослужители. Было бы прекрасно любить тебя так, как ты хочешь, чтобы тебя любили. Но это невозможно. Потому что я не мужчина — я трус. Как и все священнослужители» Ленни Белардо

Что же делает новый Папа? Сидит в Ватикане, между детским сном и тревожным пробуждением, глядит на тени на стене, пока внешний мир сокрушается по поводу его фигуры, впрочем, Пий XIII владеет умами и сердцами, даже когда его не слышат и не видят воочию. Из светских приёмов с послами, премьером и др. почётными лицами можно понять, что все эти люди, которые определяют вкусы — безвкусны, всё эти люди, что устанавливают принципы — беспринципны. В конечном итоге имеет значение только то, что происходит в нас самих.

Как и предыдущие картины Соррентино, «Молодой папа» наполнен визуальным изяществом. Очень большие, светлые, поражающие роскошью убранства комнат, залов и коридоров, великолепный ландшафт сада и площадей. Энергичный и контрастный саунд, музыкальный вкус режиссёра всегда на высоте.

Но всех больше меня впечатлил исполнитель главной роли — Джуд Лоу. Блистательная актёрская игра, не лишенная некой театральности — полная честность исполнения спасает картину от мелодраматичности.

Есть версии о продолжении данного сериала, на мой взгляд, первый сезон полностью законченное произведение. Ленни Белардо достиг совершенства, уподобился Христу и обнял всех нас.

2 марта 2018

'-В Апостольском дворце нельзя курить! -Правда..?»

Я видел достаточное количество полнометражных фильмов и сериалов о католической церкви, каком-либо из Пап, и о вере в целом… Но того, что показывает зрителю Соррентино, пожалуй, не увидишь больше нигде. И пусть, во многих моментах получилось чересчур гиперболизировано, и, возможно, строго верующие католики будут плеваться, на мой взгляд, «Молодой папа» — это красивое, местами очень забавное, доброе телешоу.

Красивое. С первой же сцены пилотного выпуска сериал просто очаровывает. И это очарование не покидает вас до самого финала. Сюжет, часть которого, казалось бы, невозможно представить реальным, так великолепно отыгран актерским составом, вписан в потрясающе созданную декорациями и костюмами атмосферу Ватикана, что ты искренне начинаешь верить в то, что тебе рассказывает режиссер. И как по мне, это — истинная красота! Та самая, которая «при низких температурах…»

Забавное. Да, «Молодой Папа» — это драма, но она пронизана тончайшим ироничным юмором, без которого сериал был бы совершенно другим. Образы самого понтифика и Кардинала Войелло, их диалоги заставляли меня улыбаться столько, сколько не удавалось, порой, при просмотре добротных комедий. При этом, это абсолютно не мешает воспринимать серьезно глубокомысленные темы, которые затрагивает Соррентино повествуя.

Доброе. Не смотря на то, что в сериале хватает драмы, интриг, потерь, и даже жестокости, завершение большинства сюжетных линий вызывают душевное упоение и умиротворение, пусть даже увлажнив ваши глаза.

Мне это кажется важным, для сериалов подобного жанра — отсутствие желания забросить его, после пары серий, до той поры, пока «совсем нечего смотреть будет». И думаю, главным комплиментом для этого шоу, состоящего на 90% из диалогов (гениально сыгранных диалогов), что его ни в коем случае нельзя назвать скучным. Совсем наоборот, про «Молодого Папу» Паоло Соррентино можно сказать — «это было прекрасно.»

9 из 10

19 января 2018

МОЛОДОЙ ПАПА

«Молодой Папа» — один из самых ожидаемых и обсуждаемых сериалов 2016 года, последнее творение итальянца Паоло Соррентино, режиссера «Великой красоты» и «Молодости».

К слову, Соррентино считают лучшим итальянским режиссером современности, что является вполне заслуженным. В одной из своих рецензий в этой рубрике я писала о его фильме «Великая красота», который является современной вариацией «Сладкой жизни» Феллини. После этого фильма я с нетерпением жду новые работы итальянского режиссера.

Могу сказать, что не разочарована сериалом и даже больше — он превзошел мои ожидания. Соррентино снял не просто безупречно красивый, эстетский сериал в лучших традициях итальянского кинематографа, приправив его остроумными диалогами и звездным актерским составом — Джуд Лоу в роли Папы Пия XIII, Дайан Китон. Он затронул исследование бремени человеческих страстей, вытащил из темных уголков Ватикана на свет, все тщательно скрываемые грехи корпорации под названием «церковь», города-государства и отдельно взятых людей, которые утвердились в непоколебимости своей святости.

Сериал удивляет эксцентричностью, непредсказуемостью, юмором, который, казалось бы, не может быть никак связан с Ватиканом. Соррентино умеет выразить смешное без слов — старые кардиналы с айфонами, монашки, играющие в футбол, кулер со святой водой посреди пышно убранного зала, кенгуру в подвалах Ватикана.

Но главная интрига, ключевая фигура сериала — молодой и таинственный Папа Ленни Белардо — первый американец на этом посту (пожалуй, самая яркая роль Джуда Лоу). Новоизбранный Папа — «темная лошадка», разгадать которого пытается все его окружение, а вместе с ним и зритель. Про этого человека мало, что понятно. Он небезгрешен — курит, пьет колу, очень красив и себялюбив, противоречив, мстителен, резок и бескомпромиссен в суждениях. Понтифик — знаток Сэлинджера, Кубрика, Бэнкси и электронной музыки, но его взгляды скорее ветхозаветные, чем либеральные. Они резко отличаются от общепринятых в церкви. При этом он уязвим, его терзают внутренние сомнения — вопросы веры и Бога. На протяжении всего сериала чаша весов колеблется из одной стороны в другую. Метания, страдания, поиск Бога, кризис веры и самопознание проходят через всю канву сюжета.

Потрясающая живописность, созданная Соррентино, превращает кадры в искусство, неспешно перетекающие под захватывающую дух музыку один в другой. Кадры, которые можно долго рассматривать, наслаждаясь светом, тишиной, образами и цитатами, — от ожившей «Пьеты» Микеланджело до величественных церковных сводов.

Режиссер иронично и откровенно показал внутреннюю жизнь и быт Ватикана, в который зритель вовлекается с первых кадров. Интересно наблюдать за обыденной жизнью тех людей, о которых мало что известно большинству из нас — от утренних ритуалов Папы и старых кардиналов, бесед монашек, обсуждения пиар-кампании по раскрутке имиджа нового понтифика до развешивания чистого белья.

Отдельно хочу отметить блестящие диалоги в сериале — почти театральные, отточенные, провокационно-смелые, запоминающиеся, которые хочется цитировать, при этом вспоминая мимику, выражение глаз, улыбки их участников.

Закулисные игры, интриги, лицемерие, консерватизм, жажда власти, похоть — Соррентино обнажил те стороны жизни священнослужителей, о которых не принято говорить. И сделал это блестяще иронично, завораживающе красиво, что не остается сомнений в успехе сериала.

Папу Пия ХIII называют провокатором в рясе, шедевром дипломатической хитрости власть имущих, красивой марионеткой, но никто в Ватикане не видит в этом человеке святого отца. Но вопреки всему этот герой раскрывается на протяжении серила настолько глубоко и потрясающе, что остается только верить ему.

«Молодой Папа» — это, прежде всего, история о личности, о силе одного человека, противостоящего системе, общепринятым удобным правилам и ищущего единственной правды.

Соррентино поднимает тему богооставленности, тяжести бремени грехов, из-за которых человек не может увидеть свет.

Образ Папы Пия ХIII вымышленный, такого человека не существует, но есть история о вере, о человеке, который меняет людей вокруг себя, к которому тянутся тысячи сердец, как к образу, воплощающему Бога на земле.

8 января 2018

Все мы не без греха.

Можно с точностью сказать, что по сравнению с «Матильдой» этот сериал должен оскорбить чувства «верующих» гораздо сильнее. Но это если даже не пытаться узнать что хотел сказать сценарист и не искать скрытого подтекста.

Проблема греха и толерантности в современном мире крайне остра. Люди хотят верить в лучшее, но вопрос искренней исповеди и всепрощение не есть то, что нужно людям. Церковь забыла про кнут и пряник, как говорит ответственная за «маркетинг» Ватикана.

Отречение последнего папы Бенедикта XVI, скандал со священниками-педофилами и их покрывательство церковью (отлично раскрытом в фильме «В центре внимания», разногласия по вопросам гомосексуалистов внутри церкви. Все эти вопросы так или иначе возникают в сериале, а четкого ответа на них все равно не дается. Потому что каждый отвечает сам для себя.

В сериале встает и тема о восприятии простыми обывателями церковнослужителей как «святых людей». Что в корне не верно. Именно поэтому в центре сюжета стоит молодой папа римский, который полон решимости осуществлять идеалы, но в то же время жизнь показывают ему то скрытое, что может привести к непоправимому (к примеру, к смерти или искалеченной психике).

Священники, которые «не без греха» — разве это не правда жизни, которая является главной причиной пренебрежительного отношения к институту Церкви.

Но вопрос в том, что это за грехи.

Ведь Ленни (герой Джуда Лоу) поначалу вызывает отторжение, как нонсенс. Папа Римский, который курит сигареты и имеет наглость не скрывать это, который не верит в Бога (а точнее имеет кризис веры). Но в итоге начинаешь чувствовать, что можно простить эти вещи, ведь он совершает и хорошие вещи, пытается бороться со злом.

Герой меняется, в начале он против любых прегрешений и является жестоким тираном и консерватором. Можно подумать, что Ленни меняет свое консервативное мнение к концу сериала, но это не совсем так. На мой взгляд, точнее то, что он принял неоднозначность своего положения, двойственность мира. Именно к этому и подводит его публичная «проповедь».

Отлично показано и значение паствы. Герои Дайан Китон, Скотта Шеперда и Сильвио Орландо особенно сильно врезаются в память. Без них не было бы и развития Папы как личности, его взросления и определения своей миссии. Но в конечном итоге и они проходят своего рода проверку. Проверку на лучшее в себе, на веру в Папу, в Бога.

Отдельно повторю все плюсы, упомянутые в других рецензиях — актерский состав, музыка, операторская работа и реквизит, костюмы, ну и сценарий. Пожалуй, я не видела сериалов, которые так отлично обыграли двусмысленность, неоднозначность. Обычно сценарий уводит в определенную сторону — как в «Карточном домике», к примеру.

Не знаю, можно ли сказать что-то в корне новое в сиквеле «Новый папа». Ведь кроме того, что жизнь неоднозначна и любые крайности в вере, убеждениях и вытекающих поступках, сказать иное о сути веры сложно. Вера или есть, или нет.

10 из 10

31 декабря 2017

Сотвори себе любовь

Консервативный конклав голосует за непонятную им фигуру нового папы, который может стать вполне признанным паствой — все зависит от ракурса, в смысле, паблисити и «папского мерчендайза». Если ранее святая католическая церковь представлялась нам лишь с обратной стороны, эта экранная история — всё, скрытое от глаз, так получается новый ракурс, новый стиль, новая откровенность. Кино на такое способно.

Выражение «молодой папа» приобретает будто иной смысл, когда в кадре папа римский не привычно старый и мудрый, а молодой энергичный, красавчик, гордец. Сначала брошенный родителями мальчик по имени Лени Билардо, (им нужно было в Венецию), потом он же самовлюблённый Пий XIII. Он противоречив, но говорит, что святой, беспокоится о своем здоровье, играет в теннис и много курит и полностью равнодушен к критике. Как бы он не пытался от себя оттолкнуть всеми способами, через три серии на него становится приятно смотреть, если вы не лишены чувства юмора.

За кажущимся действием, все герои существуют в атмосфере полного безделья — это Эдем, в котором нужно лишь разрешить, а точнее, проговорить некоторые преувеличенные разговоры на фоне настоящих исторических памятников.

Пий XIII выстраивает свою казуистику красноречивыми выступлениями, а труппа пожилых кардиналов при его старинном театре находится в недоумении от того, что у них теперь столько тем для обсуждения — одна скандальней другой.

Так есть ли у него план?

Да, у него есть план по спасению всех католиков мира: кажется, нужно лишь притормозить либеральные процессы, навязываемые политиками и масс медиа, спрятаться, окутав свою фигуру тайнами (отсутствие — наличие), и назад — к новому Средневековью. Не забыть, добавить фон игривыми сценками в модном монтаже, походах по музеям Ватикана в рапиде под забавную музычку со спецэффектами,(I am sexy e, And I know it) и постмодернистских появлениях огромного кенгуру — подарок из Австралии. Так и хочется сказать это слово — симулякр, правда, оно не вполне точно — мы едва ли знали до сих пор, как там папа поживает, что ест и о чем мечтает, что волнует его, как человека, тем более, что его образ и правда симпатичен, остальную «сказочность» христианин прощает, как слабость режиссера.

Так что же хочет папа? Преданность императиву. «Хочет папа — хочет церковь — хочет господь». Слово компромисс теперь удалено из словаря, это он его удалил, или сказал, что удалил, как и Иисус не шёл на компромиссы, когда страдал на кресте.

От серии к серии, какими бы они не были запутанными — папа станет уверенней и лучше — ведь к нему не липнет никакая грязь, он с легкостью совершит все дела мистического свойства, наберёт союзников, исполнит многие желания, поднимет авторитет католической церкви, и доедет до Венеции, завершая все старые гештальты. На площади Сан Марко появится уже не чудак-одиночка, а многоликий волшебник, мистификатор, он — секс символ, гений и реформатор на вроде голубоглазого доктора Хауса, только лучше, да просто отличный протагонист — особенный — не то слово, наместник святого духа. Он снова поразит всех своим красноречием и вместо поединка, а точнее это и будет признанная победа над кардиналами, он выдаст несколько заготовленных тысячелетиями советов, которые, как мы догадываемся, и есть тот императив, вполне логическое завершение фильма о религиозных разговорах:

«Жизнь нужна, чтобы ей толком пользоваться, любить и быть любимыми… Господь — это граница, которая открывается. Есть у нас время или оно на исходе, мы юные или старые, дураки или умные, правдивые или лживые, богатые или бедные, короли или слуги, мы добрые или красивые, теплые или холодные, счастливы или просто слепы, расстроены или радостны, потеряны или найдены, мужчины или женщины — это неважно. Хотите узреть Господа, у вас есть всё, что для этого нужно, бог — есть любовь». Аминь.

Об одном он умолчал — эффектные белоснежные наряды и актёрское обаяние Джуда Лоу — это все тоже паблисити и мерчендайз, чтоб сохранять церковный статус ненужного посредника из Средневековья, ведь бог повсюду.

12 ноября 2017

Идеальная асимметрия

Величественный и эффектный, всегда в белом, окутанный клубами дыма от сигарет, которые он, как фокусник, достает из рукава. Свежеизбранный Папа Римский Пий XIII: самый молодой, первый американец, слишком красивый — темная лошадка. Непонятно, кто за ним стоит, непонятно, кто за него голосовал, непонятно, что он будет делать. Непонятно верховным иерархам Ватикана, непонятно зрителям, поначалу запутанным хитросплетениями церковных интриг, непонятно самому Папе, еще недавно бывшему нью-йоркским епископом Ленни Беллардо. Многоопытные кардиналы подумали было, что сорокалетним «юнцом» можно будет легко управлять, зрители подумали было, что он не более чем смазливый чересчур честолюбивый выскочка, Ленни подумал было, что у него есть план. Все ошибались, но у всех было время, чтобы осознать свою ошибку.

Априорное преимущество сериалов в том, что они дают авторам и зрителям время подумать, предложить свои варианты развития событий, посмотреть на историю под одним углом, а потом перевернуть все с ног на голову. Паоло Соррентино временем, которое безо всяких условий предоставил ему канал HBO, распорядился мастерски, сняв сериал самобытный, фантастически красивый и немного загадочный, а тайна, между прочим, важная составляющая власти над умами. Так говорит Пий XIII, но придумал это, конечно же, не он, а Томас Гоббс — один из величайших (без преувеличения!) теоретиков власти. Новый Папа кажется его искренним поклонником, ибо власть отождествляет с силой, а основанием ее считает недоступность. Поэтому, вместо того, чтобы выйти к тысячам верующих, толпящихся под его балконом, и поразить их своим обаянием, он прячется в гулких дворцовых покоях, а его официальные речи неожиданно резки и безапелляционны, практически злы.

Проще всего сказать, что Соррентино посмеялся над Церковью, превратившейся — со своими ветхими традициями, прекрасными соборами и нелепо-изысканными священниками — в аттракцион для туристов. Ирония становится только злее, когда дело доходит до устоявшейся практики двойных стандартов и бессчетных подковерных дрязг. Но стоит ли упрекать в кризисе веры церковных иерархов, если по ту сторону амвона их ожидает безликая толпа? Собравшиеся на пьяцца Сан Пьетро верующие управляются легким движением руки, их реакция предсказуема — этим людям не так нужен Бог, как официальное подтверждение того, что они живут правильно и будут вознаграждены, а то и просто бесплатное развлечение или тарелка с фотографией. Вот только благодать Божия не вайфай, ее нельзя с помощью специальных приспособлений раздавать в публичных местах с паролем, распечатанным на криво отрезанной бумажке.

Ничего из того, что «проще всего сказать» для «Молодого Папы» не подходит: с развитием сюжета все прошлые очевидности оспариваются, а то и вовсе выворачиваются наизнанку, а эпицентром противоречий становится главный герой. Пий XIII снисходителен к конкретным людям, но безжалостен к любым обобщениям, до одури увлечен официальной символикой, но непритязателен в быту, умен и проницателен, но тщательно это скрывает, болезненно самолюбив, но постоянно ищет поддержки, уверяет всех, что у него есть план, но ждет, что все как-нибудь сложится само собой. Спокойный взгляд Джуда Лоу напоминает одновременно и безмятежность святого, и механическую холодность андроида, и только со временем становится понятно, что это — с трудом скрываемый ужас. Старательно и даже временами убедительно притворяющийся великолепным стратегом, Пий XIII отказывается выходить к публике потому, что панически — до ночных кошмаров, до сердечного приступа — боится замершей в ожидании толпы.

Ленни Беллардо — раньше времени повзрослевший мальчик, забытый своими родителями, мужчина, почти не знавший любви, священник, собирающий осколки своей веры из отвлеченных разговоров и страстных молитв — даже себе не сразу может признаться, что ему нечего сказать этим людям. Он требует исключительно официального обращения, наряжается в самые пышные мантии и тиары, которые создают иллюзию причастности к высшему авторитету, и пытается — мучительно, жестоко, трогательно — найти хоть что-то настоящее. Верующие — да пусть даже не верующие, а просто интересующиеся — под его балконом воплощают реальную жизнь со всеми ее опасностями и прекрасными соблазнами, с глупостью, суетностью и тщеславием, великодушием и искренностью, с потерями и приобретениями, с любовью и ненавистью. И как бы ни были тривиальны эти люди, Ленни не может врать им, обещая то, во что сам давно не верит, поливая их елеем приятных и ласковых, но пустых слов — ведь именно эта ставшая привычной пустота страшнее всего. Каждый пытается заполнить ее по-своему: цепляется за родные места и знакомые ритуалы или путешествует по миру в поисках новых впечатлений, рожает своих детей или воспитывает чужих, накачивается алкоголем до беспамятства, зависает в соцсетях с сотнями полузнакомых друзей, снимает кино или сочиняет на него рецензии. И все только ради того, чтобы продлить — создать, удержать, ухватить — утешительную иллюзию, что все мы — часть чего-то большего.

Паоло Соррентино не тот человек, который будет эту иллюзию разрушать. Напротив, он как никто умеет показать, как естественно это стремление к великой красоте, к чему-то более значительному, чем до обидного короткая человеческая жизнь. И не так важно, существует ли Бог и отвечает ли Он на наши молитвы — симметрии в этих отношениях никогда и не предполагалось. Важнее, что существуют драгоценные люди, которые, поверив в себя, победив страх и перестав прятаться, могут дать надежду другим, иногда просто своими словами. Кого-то из них мы называем святыми, кого-то — великими художниками, и восхищаемся — за то, что они могут приоткрыть нам окошко в вечность. Встать на колени, посмотреть на небо, раскинуть руки и обнять весь мир.

11 сентября 2017

Драма Молодой Папа на большом экране с 2016 года, его режиссером является Паоло Соррентино. Кто снимался в кино, актерский состав: Себастьян Роше, Хавьер Камара, Джузеппе Санфеличе, Стефано Аккорси, Тони Берторелли, Сильвио Орландо, Трой Раптэш, Людивин Санье, Жан Хоаг, Игнацио Олива, Дайан Китон, Брайан Кин, Тони Плана, Джуд Лоу, Джеймс Кромуэлл.

Производство стран Франция, Италия и Испания. Молодой Папа — имеет очень высокую оценку среди кинокритиков, более 8 баллов из 10, его просто необходимо увидеть. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 16 лет.
Популярное кино прямо сейчас
© 2014-2021 FilmNavi.ru - ваш навигатор в мире кинематографа.