Бесы (2014)

Страна производитель Россия
Бесы, 2014: актеры, рейтинг, кто снимался, полная информация о сериале, все сезоны
Актеры
принимали участие в съемках
Сергей Маковецкий
Борис Романов
Олег Васильков
Наталья Швец
Владимир Зайцев
Игорь Костолевский
Александр Галибин
Надежда Маркина
Мария Шалаева
Алексей Зеленский
Андрей Кондаков
Алексей Усольцев
Федор Лавров
Наталия Курдюбова
Павел Ворожцов
Лиза Арзамасова
Борис Каморзин
Виктор Пипа
Софья Донианц
Максим Матвеев
Антон Шагин
Станислав Беляев
Евгений Ткачук
Мария Луговая
Кирилл Бурдихин
Ирина Язвинская
Сергей Громов
Алексей Сидоров
Александр Мякушко
Владимир Демидов
Александр Коротков
Сергей Холмогоров
Иванна Петрова
Александр Ковалёв
Александра Рещикова
Любовь Кондрашова
Максим Линников
Вячеслав Чепурченко
Анастасия Имамова
Елена Старостина
Алексей Кирсанов
Антон Торопов
Александр Марголин
Юлия Акимова
Вероника Корниенко
Юлия Хамитова
Светлана Столярова
Александр Кузнецов
Даниил Коновалов
Василий Карташов
Вячеслав Жестовский
Алексей Левшин
Юрий Погребничко
Полина Власова
Лиана Мамаева
Александр Ковальчук
Ева Пименова
Развернуть (57)
Рейтинг сериала
Кинопоиск 7.3
IMDb 6.8
Описание сериала
оригинальное название:

Бесы

год: 2014
страна:
Россия
режиссер:
сценаристы: , ,
продюсеры: , , , , ,
видеооператор: Денис Аларкон Рамирес
композитор:
художники: Владимир Гудилин, Дмитрий Андреев, Владимир Никифоров, Виталий Глазко
монтаж: ,
жанры: драма, детектив
Дата выхода
Премьера в России: 25 мая 2014 г.
на DVD: 22 июля 2014 г.
Дополнительная информация
Возраст: 12+
Длительность: 1 ч.
Отзывы о сериале Бесы

Конец 19-го века. В губернском городе N происходит серия загадочных убийств. На место преступления приезжает столичный следователь Горемыкин. Поиски убийц приводят его к неожиданному выводу – в городе создан революционный кружок, в котором состоят два молодых человека, недавно вернувшиеся из Швейцарии.

Другие фильмы этих жанров
драма, детектив

Постер сериала «Бесы», 2014

Нажмите на изображение для его увеличения

Отзывы критиков о сериале «Бесы», 2014

Бондиана с Булгаковым и Достоевский ни при чём.

Нелепые тошнотворные советские декорации. В таких даже самодеятельность не играют. Студенческий начинающий театр. Незнакомые пресные актёры. Внезапные шумы, от которых должна стыть кровь в жилах, напоминают скрип двери. Бездарная режиссура, настоянная на жалком сценарии. Дешёвые эффекты. Слегка оживляют казённую игру актёров выжимки из народной бондианы. Актёр — Ставрогин смеётся, как Бонд в Казино Рояль, Джеймс Бонд. Когда агента пытают в каком-то трюме. Даже звёзды мировой величины ничего не могут в такой ситуации, Косталевский отрабатывает харч, не донося до зрителя никаких идей. Маковецкий с опухшим лицом расхаживает по великому произведению с видом и деликатностью гостя. Булгаковская музыка раздражает. Это самая лучшая экранизация классики в стране победившей саму себя идейности.

15 октября 2020

фильм великолепен

Фильм замечателен, смотрится на одном дыхании. Очень рада, что есть режиссёры, которым под силу экранизировать такие сложные произведения. Основная идея и тема раскрыты. Да наверное жаль, что нет многого, что есть в книге. Но режиссёр, сокращая до четырех серий, убрал только то, что можно убрать без ущерба для понимания главного.

Начинается фильм как обычный детектив, но это лишь обманчивое впечатление. Конечно книга более содержательна, и потому глубже, но всё главное в фильме есть. И даже больше того, что есть в книге. Во всяком случае, в моей книге. В ней, например, отсутствует глава про визит к Тихону. Достоевский почему-то исключил её из книги. А режиссёр вернул её. И правильно сделал, я считаю, что она краеугольный камень всей истории. Немного не поняла концовку, что хотел сказать ею режиссёр?

Игра актёров порадовала, абсолютно все на своих местах. Шагин играет настолько правдоподобно (почему то нам отрицательные роли удаются чаще и лучше), что невольно начинаешь думать нелицеприятные вещи о самом актёре. И Матвеев молодец, хотя я бы более привлекательным постаралась сделать его внешность, всё таки по нему столько дам сохнет. Очень привлекателен Ткачук в роли Шатова. Одним словом всем огромное спасибо! Я получила большое удовольствие!

10 июня 2020

Фильм-иллюстрация

Либо сложность и многообразие «вселенной», как сейчас принято говорить, Фёдора Михайловича Достоевского сложно экранизировать, да ещё и в формате сериала, в котором, подразумевается коммерческий успех, либо это просто не удалось режиссеру и сценаристу.

Этот киносериал — скорее красивая и качественная иллюстрация к роману. Картинка. Обычно такое ощущение посещает меня в иностранных экранизациях русской классики. В фильме абсолютно не отражены сложные взаимоотношения, связи между героями, предыстория, контекст. При этом атмосфера произведений Достоевского — немного карнавальная, мрачная — атмосфера полуснов — полуяви, предчувствий и нереализованных надежд передана, на мой взгляд, неплохо. Актёрский состав подобран со вкусом. Игра Антона Шагина с ноткой управляемого сумасшествия украшает сериал.

Моё впечатление, фильм вполне имеет место быть. Как красивая и выразительная, но всего лишь тень великого произведения.

2 июня 2020

Очень талантливо и очень «по мотивам»

«Бесы» Хотиненко — весьма своеобразный фильм. С одной стороны, экранизация далеко ушла от оригинала, сюжетные линии перетасованы, введенные режиссером персонажи и эпизоды играют едва ли не большую роль, чем авторские. В качестве именно экранизации Достоевского, киноиллюстрации к бессмертному роману, фильм порекомендовать нельзя. Все же от экранизации ожидается определенная гармония с образами персонажей и событий, уже сложившимися в сознании зрителя.

Но как самостоятельное произведение «Бесы» гениальны. Жутки, но гениальны. Фильм представляет перед глазами зрителя целую галерею образов инфернального безумия. Ставрогин, демонический аристократ, время от времени скатывающийся до мелкого беса. Верховенский-младший, мелкий бесенок, умело корчащий из себя то Мефистофеля, то Баламута, то ледяного демонического аристократа, а то и сваливающийся до гадаринского бесноватого. И накатывающие волны безумия, более всего прокатывающиеся по Ставрогину с Верховенским, но в той или иной мере затрагивающие всех — от мужиков с улицы до градоначальника… Жуть преизрядная, но образ сильный, яркий и целостный…

28 июля 2019

БезДна

Фильм «Бесы» Владимира Хотиненко, — как, возможно, и постмодернистская версия того же самого, — «Неоновый демон», — напоминают личное послание. И об этом знают, наверное, и Владимир, и те, кому эти личные сообщения были доставлены таким нетривиальным способом.

Мини-сериал жёстко, безжалостно и страшно рассказывает о том, что видно уже невооружённым взглядом даже неверующим, — сила Зла реальна, и это не Тень по Юнгу, не психическое отклонение, — это гибель души, и её не вылечить без глубокого покаяния ни психоанализом, ни коучингом. И если во времена Христа трудно было богатому войти в Царствие, то сегодня войти в Царствие тяжело эстету, труднее, чем новому русскому купцу, искушенному всего лишь домами и машинами.

Мне бы хотелось снова прибегнуть к трилогии рецензий на фильмы, посвящённые как раз этому вечному вопросу: «Бесы», «Реинкарнация» (в котором изображён экстремум того, к чему и привели процессы декадентского материализма 19 века и торжествующей обывательской морали) и «Исчезновение Сидни Холла» — как логичное завершение и возможный выход из Тьмы.

Когда читаешь журналистские «профи-отзывы», о том, что «фильм направлен против эстетов, студентов и интеллигентов», то сознаёшь, что при прочтении их Хотиненко испытывает, вероятнее всего, величайший триумф, и может считать свою миссию Художника выполненной, — те, кого обличал Достоевский и кого обличил в своём мини-сериале Хотиненко, — послание получили, открыли и прочли. Эстеты нашего времени весьма подобны «Бесам» Достоевского, но заканчивают гораздо хуже — тролли, хейтеры, политики, сектанты, как и другие представители исключительно духовной гордыни. В интернете их особенно видно, и видны стадии и градации этого падения, а Бабочка смеётся над ними не только в «Бесах», но и в «Багровом Пике». Но речь не о них. Пусть дальше эстетствуют в пустынных бассейнах неоновых городов и пожирают себе подобных, выплёвывая их зубы и волосы в гневных рецензиях и ставят минусы к обличающим их текстам и фильмам, — я хочу поговорить о тех, кого еще можно спасти. Ведь именно сегодня гордыня, тщеславие, амбициозность, цинизм, высокомерие и культ обязательного унижения других среди интеллектуалов России стали социальной нормой.

Владимир Хотиненко, как и Анджей Вайда чуть ранее, в своих «Бесах» 1987 года, показали нам в лице Петра Верховенского ту одержимость, которая, действительно, оказалась неумолимой, потому что была предтечей созданных Верховенскими и НКВД, и Гестапо, и двух Мировых войн, а его образ был будто украден у самого сатаны духовным самопожертвованием и визионерским ченнелингом Достоевского. Надо было раньше присмотреться к Ставрогину и Верховенскому, — может быть, получилось бы отстоять мир, — без войн, революций и фашизма. Но в эпоху картезианско-ньютоновской парадигмы Вера была не так популярна, как сегодня, — в нашу квантовую и постиндустриальную эпоху. Только еще Гюисманс в романе «БезДна» предупреждал о порочности плоского мира, рисуя его худшим, чем инквизиторское Средневековье, но их будто не слышат, и называют сумасшедшими, гордецами и декадентами. Нужно было пролиться морю крови в 20 столетии, чтобы стать услышанными, переизданными и экранизированными.

Но сегодня есть ещё шанс найти в себе этот порок и вырвать раз и навсегда, ведь когда мы говорим о «Братстве Хама», подразумевая гопников, ах, принимающих наши манеры и «благородство» за слабость, эх, не считающихся с нашим понятием «креативного класса» и «трогательными печеньками в офисе редакции с кошечками», клетчатыми рубашками на дорогих «интенсивах», — мы забываем о Братстве Волка, подразумевая интеллигенцию, чей моральный кодекс — это до стерильности точно изложенные 10 заповедей наоборот, это Неоновое Братство Индигового Таинства на холодных мраморных лестницах всемогущих Торговых Центров, это психоделическая феерия мегаполиса и культ его кокаиновой и амфетаминовой вседозволенности, и это великое Будущее «Эры Менеджеров» под странный шик дабстепа, имитации свободы искусственно созданным во всё ещё существующих лабораториях Мордора псевдохипстерством, и культ личного индивидуализма как выход в черную экзистенцию. И над этими, эстетски гибнущими мегаполисами, и раскрыла свои остро-изломанные крылья огромная Чёрная Бабочка, в которую превращается Ставрогин — из «Бесов» или из «Багрового Пика» Гильермо Дель Торо, — и лик её страшнее и безысходнее самого ада, ибо ад и так уже восторжествовал на Земле.

Но есть и еще одна большая опасность, которая не ушла и в наши дни, — это подмена Веры религией, и, возможно, Владимир Хотиненко не случайно делает акцент на смерти Ивана Шатова, у которого нет веры в Бога, зато есть вера в Таинства. Обряды не спасли Россию, но её, возможно спас мученический подвиг священников и монахов в застенках, когда не было уже возможности продолжать обрядоверие. Но Шатов, не осознав этого, уходит со сцены как вид, который на тот момент, — лишённый ангельских крыльев, — один только и мог бы противостоять странным крыльям бабочек-бесов, и самоубийство Кириллова — это тоже глумление над Верой: Кириллов, отдавая, — будто бы истинный христианин, — Шатову самовар и дрова, начинает трясти головой как одержимый, обесценивая только что сделанное. Атмосфера торжествующей гибели души настолько страшно передана в мини-сериале, что фильмы «Реинкарнация», «Пожиратель Грехов», «Дагерротип», «Голос из Камня», романы Стивена Кинга и другие авторы, продолжающие эту тему и исследующие падение жёстким психоанализом конца 20 — начала 21 веков, будто бы произошли из этого черного откровения, и подводят итог падению человечества, изображённого в «Бесах».

Последняя же сцена встречи Верховенского и сестры Шатова в Швейцарии, — где будто бы вечно ожидающий дух Франкенштейна витает среди бескрайности, — намекает на будущие войны, фашизм и тоталитаризм, которые то поколение так и не сможет избежать.

И каждый, кто смотрит этот сериал, или читает книгу, захвачен ли он опьянением вседозволенности, работая в шикарном издательстве или СМИ, не зная, в каком «хипстерском» месте потратить с шиком деньги, каждый уязвленный в самолюбии, тщеславии и гордыне своей, или «униженный и оскорбленный», в конкурентной борьбе амбициозности и престижа готовый пойти на любую сделку с темными силами, должен насторожиться и присмотреться, не проявились ли уже и в его жизни изломанные линии крыльев Чёрной Бабочки. Но что может заставить вечно молодых и бессмертных, неустрашимых и сильных прийти к покаянию? Они победители, а несчастья случаются только со слабаками, не правда ли?

И ответ на этот вопрос мог бы быть дан и в «Реинкарнации», и в «Исчезновении Сидни Холла»…

7 сентября 2018

Ангел таится в деталях?

На мой взгляд, лучшее, что снял Хотиненко — «Зеркало для героя». И каждый раз, когда выходит его очередная работа, я с волнением жду — удастся ли превзойти «Зеркало…», «перепрыгнуть» через самим же установленную планку. А тут ещё и Достоевский. Ещё и «Бесы», роман в советское время полузапрещённый: ещё бы, этот «великодержавный реакционер» пасквиль сочинил на революционеров, правда, на «чёрнопередельцев» и «народнорасправников», да ведь так и до народовольцев доберётся, если аллюзию продлить, а там и до Самого…

Должен признаться, сам роман мне не очень нравится: какие-то ходульные персонажи получились, что-то не верится в реальность таких, взять хоть Кириллова — это же надо, пустить себе пулю в висок, чтобы Богу насолить, дескать, нет тебя, господин Создатель, а если даже и есть — на, получай дулю под нос! Ну… сумасшедший, что возьмёшь… Как и большинство остальных, кого ни возьми — у каждого тараканы в голове. Неужели такой была Россия? А вот — не верю! Читал — не верил! Стал читать дело Нечаева, которое Фёдора Михайловича вдохновило — верил. Всё понятно, мотивы ясны. А в «бесов» — не верил, каюсь, можете побить меня за то камнями. Этот роман для меня сложен и неудобочитаем, стилистически далёк от совершенства, многие современники ФМ писали на порядок лучше, согласитесь. Да и герои… Обратитесь к делу «нечаевцев», там совсем иные люди и мотивы. Мне кажется, на этом материале можно было бы написать великолепную вещь, а тут какая-то опера получилась, фальшиво всё, извините.

Мне кажется, что если бы Достоевский и другие великие русские писатели, — пусть даже и без одобрения своих «антигероев», — не устраивали «промоушен» нечаевым и прочим ничтожным мракобесам и психам, то те так и остались бы в забвении и история не была бы такой, какая «случилась». Во всяком случае, шансов «случиться» было поменьше. Конечно, удалось создать незабываемые образы и типажи — Петруша Верховенский, Ставрогин, Лебядкин, Кириллов, но… во всех своих сочинениях Достоевский просто фонтанировал схожими образами и типажами. Лучшим же романом ФМ (самым тщательно написанным и «вылизанным» стилистически) считаю роман «Бедные люди».

И вот посмотрел фильм. И — поверил! Вот и весь мой на него отклик! Очень здорово! Особенно поразило, как актёры поработали над речью, она звучит в фильме совершенно не так, как сегодня. А то смотришь какую-нибудь экранизацию классики — так и слышится говор тусовщиков из московских ночных клубов. А здесь — совершенно иное звучание с иной орфоэпией. И тоже — веришь! Особенно Шагин поразил в роли Петруши! По-моему — фантастически точное попадание в образ! И сам этот губернский город N… Дьявол таится в деталях? Ну… наверное и ангел там же…

23 июля 2018

Ничего нет хитрее, как собственное лицо (с)

Отличная экранизация.

Скажу вразрез с большой частью рецензентов. На полном серьезе выносящих суждения о работе больших мастеров.

Первое, что бросается в глаза в половине рецензий. Большинство граждан вполне оставляют за собой право Верной трактовки Достоевского, Верного видения характеров и типажей, Верной расстановки акцентов в произведении и тд. Но почему-то полностью лишают этого права режиссера. Такой удивительный парадокс сознания, опутанного иллюзиями. Все это даже было бы смешно, когда бы не была так грустна массовость этого явления.

«Тот переигрывает», «тот недоигрывает», «я читал Достоевского в 1997 году и тогда Я понял». И это все происходит на полном серьезе. «Хотиненко, наверное, немного перечувствовал Достоевского» И прочие подобные высказывания. И никому из этих граждан мысль в голову не закрадывается: «А Может быть, это Я чего-то не понимаю…Может быть Я еще пока не на том уровне сознания нахожусь. И вижу только самое поверхностное.»

Хотя режиссер старался сделать Достоевского понятным именно массовому зрителю. Оттого так много утрирований, оттого намеренно сильно расставлены акценты. Чтоб уж до каждого дошло. Чтоб каждый себя увидел. Владимир Иванович — народный режиссер. Его часто упрекают в излишней «коммерциализации» и в желании «нравиться зрителю». Но кино — массовое искусство. Говорили нам отцы этого искусства. Оно — не для самовыражений режиссерских существует. Для Народа. Владимир Иванович снимает кино так, чтоб каждый, никогда не открывавший Достоевского, все понял. И про бунт, бессмысленный и беспощадный, и про атеизм. И, прежде всего — про гордыню. Невероятных размеров. С которой начинается все остальное. И в которой расписывается, как раз согласно этой истории, каждый второй рецензент.

Об том и экранизация. И роман. В самой своей основе. Куда заносит человека отсутствие внутренней скромности. Бесы в гордых вселяются прежде всех остальных. Что мы сегодня и наблюдаем. Что и Достоевский написал. И режиссер показал. А самые гордые, как всегда, себя не узнали. Из-под короны не видно.

Внутренняя скромность напрочь исчезает с атеизмом. А корона прорастает и вырастает. Раз Бога нет — значит все позволено (с). Позволено критиковать режиссера, критиковать актеров, критиковать старших, критиковать государство, критиковать Достоевского…Критиковать и Бунтовать. Не являясь вообще никем. С точки зрения масштаба своего влияния на мир вокруг. И только Божьей волею, милостью или попущением пребывая в сладкой иллюзии, что все позволено и все равны.

У этой картины высокий рейтинг. Она принята народом и услышана. Это главное) Сердечное огромное спасибо Владимиру Ивановичу и съемочной группе. За острое, болезненное, наглядное. Живое. И очень родненькое. Наше кино.

10 из 10

17 апреля 2017

Попутали Достоевского с Булгаковым…

Что ж, начну с того, что Фёдор Достоевский — это настоящее сокровище русской нации, на мой взгляд, созданные им великие вещи лучше и вовсе не выносить на экраны телевидения. Это философия, это мудрость. Такое невозможно сыграть. Я прочитала пять его романов, и с каждого из них я вынесла что-то важное для себя. Это сложно выразить словами. Ты просто по-другому начинаешь смотреть на мир, появляется мотивация изменить что-то в себе, пересмотреть свои мнения по важнейшим вопросам человеческой души. А потом ты нажимаешь «play» на своём компьютере, и загружаешься в мир «говорящих кукол». Актёры старательно вызубрили страницы романа, и, словно в дешёвой театральной постановке, так же старательно кривлялись. Смотреть на это мне было почти физически нестерпимо. Особенно это касается Антона Шагина. Ну это чудо-юдо какое-то, а не Верховенский. Я смотрела на него и думала: «Не пародия ли это?»

Конечно, роль очень сложная. Играть Верховенского, право, сложнее, чем даже Ставрогина. И, к сожалению, Шагин с этой ролью не справился. В его оправдание могу сказать, что вряд ли вообще можно справиться с этой ролью. У каждого читателя будет свой Верховенский, а на экране любой будет выглядеть наигранным и неправдоподобным.

Как и предыдущие рецензенты, отмечу, что сюжет очень скомканный, многие диалоги поданы не так (например, очень разочаровал эпизод со Ставрогиным и Шатовым в первой серии, очень важный диалог «учителя с учеником» с точки зрения сюжета, но скомканный в фильме, очень многое было утеряно). Очень не хватает господина Г-в, от лица которого идёт повествование в книге, близкого друга Степана Верховенского. Отношения Варвары Ставрогиной и Степана Трофимовича не раскрыты, а ведь они одни из самых интересных в романе. Так же как и сам характер Варвары Петровны не достаточно раскрыт. Отсебятина Хотиненко в лице следователя Горемыкина тоже не радует. Какое-то смешение с другим романом автора -«Преступление и наказание».

Но хуже всего, это весь сериал играющая «зловещая музыка», кричащая лишь одно — Бесы!!! Они — Бесы!!! Эта мистификация романа, написанного в стиле реализма, вызывала у меня смех, а не ужас. Такое музыкальное сопровождение впору для «Мастера и Маргариты», но не для романов Достоевского. Согласна, что можно было вставить некоторый зловещий оттенок музыки в начало и титры, но не в каждый диалог. Название «Бесы» является символическим. Это метафора, как в поэзии. В романе герои не хрюкали, не пытали бабочек, не ловили эффектно трости под дьявольскую музыку. Это были простые люди, свернувшие не в ту сторону, испорченные, изломанные, а потому и стремившиеся сами к разрушению. В фильме же я всё ждала, когда Воланд со своей свитой выпрыгнут вместе с Верховенским из-за угла.

В общем, уважаемые, читайте книги! Экранизации не заставят вас задуматься и дадут лишь неправильное толкование произведения.

27 ноября 2016

Бесы приходят вечером!

Как сейчас помнятся зазывающие лозунги перед премьерой аккурат по прочтении романа в бурные деньки, окутавшие малую родину. Примечательно, что незадолго до этого проявилась в умах настороженность по поводу совпадения даты показа с днём выборов президента Украины. В связи с этим закономерно вытекал вопрос: госзаказ ли очередные «Бесы» или дань бессмертной классике?

Ответ вышел, прямо скажем, неоднозначным. С одной стороны, в хотиненковский мир почти идеально вписаны персонажи всего Федора Михайловича нашего, диалоги, как правило, совпадают с романными слово в слово. С другой стороны, вы и днем с огнем не сыщите здесь этой так полюбившейся полифонии, многоголосия образов писателя.

В ущерб ей, в первую очередь, действует вплетенный в канву сюжета образ следователя по особо важным делам Горемыкина (Сергей Маковецкий), являющий собой лицо благороднейшее, подчас до смешного. Вот кто разбивает в пух и прах всю полифонию своей дидактикой, особенно приедающейся в финальной серии. Вспомните только все эти его наставления Флибустьерову (Владимир Зайцев) о революции лавочников руками романтиков и диалог в келье с Тихоном (Юрий Погребничко), где наш следователь рисует портрет революционера — как тотчас же забудете, что увиденное как-то связано с экранизацией Достоевского. А ведь все можно было бы исправить, вступи Флибустьеров с Горемыкиным в неразрешимый спор. Но не тут-то было: Флибустьеров у нас вышел недалеким провинциалом, с замиранием сердца выслушивающим проповеди старшего коллеги — очевидно, что персонажи неравноправны. Тихон и Горемыкин, казалось бы, на равной ноге, но и здесь неувязочка — диалог их, по сути, состоит из разных слов, выражающих одну и ту же мысль, и с успехом мог бы превратиться в монолог. Многочисленные художественные детали поддерживают дидактику. Взять, примером, бюст царя все время мелькающий на фоне нашего следователя, ни дать ни взять в поддержку существующего порядка.

Не сходится ли фильм в итоге к очередной оде самодержавной власти с хрустом французской булки и вальсами Шуберта? Отбросим, пожалуй, Горемыкина и поразмыслим на этот счет.

Ни на секунду не преувеличу, если назову ленту еще и одой актеров самим себе. Известное дело, что одной только живой и находящей отклик в зрителях игрой актер и поет самому себе дифирамбы. Отдельно хочется выделить беснующегося Петрушу Верховенского (Антон Шагин), умиляющего Ивана Шатова (Евгений Ткачук), безумного Алексея Кириллова (Алексея Кирсанова). Уж не знаю, как это удалось режиссеру, но практически все роли удивительнейшим образом сошлись с представлениями о самих персонажах по прочтении, взять только чету Лембке, Хромоножку, Лебядкина, Лизу, Дашу — этот ряд можно продолжать и продолжать.

Экранизация отходит от хроникального повествования Достоевского и приближается к схеме детективного сюжета, о чем свидетельствуют: 1 — убийство Шатова как отправная точка сюжета, тогда как в оригинале оно происходит в последней из трех частей романа; 2 — обстоятельства раскрытия дела разворачиваются на протяжении всего хронометража с ретроспекцией, тогда как на деле занимают несколько романных страниц в заключении; 3 — на передний план с прочими героями выдвинуты фигуры следователей, один из которых обладает проницательным умом, а другой наивно восхищается им. Детективная интрига, насколько можно судить по началу, в упрощенном виде, но имеет место быть. На мой взгляд, ход оправдывает себя, так как начинать киноповествование с биографии старшего Верховенского — зарубить зрительский интерес на корню.

Несколько смутило усечение персонажей. Хроникера скосили — это раз, но, положим, так и стоило сделать, т. к. в романе он проникает в те места, где его и вовсе быть не может, что на экране выглядело бы до смешного нелепо. Толкаченко скосили — это два, но мы, и в книге-то его особой роли не увидим, кроме как участника «пятерки», причем Эркель отлично уживается на его месте. Расстоила беспощадная фрагментарность появления на экране Степана Трофимовича Верховенского, Варвары Петровны Ставрогиной, отсутствие выдвижения Шигалевым своей программы о 9/10, столь существенной для концепции романа. Жестоки создатели и по отношению к Лизе Тушиной, роль которой урезана до невозможности. Зато на фоне всех «отсутствий» над нами нависает присутствие благороднейшей фигуры Горемыкина, чтоб его разэтак!

Стоит упомянуть и об изобилии художественных деталей. Так, способов выражения притчевой части эпиграфа здесь предостаточно. Загон приблудных свиней, крупный план вывески с соответствующим изображением, незабываемый танец Петра Степановича — в какой-то момент даже прощаешь создателям за незавершенность линии старшего Верховенского, разъясняющего суть притчи.

Не обойдем стороной и чисто кинематографические детали, позволяющие с минимальной затратой экранного времени охарактеризовать героев. Так, бросаются в глаза детали-предметы, переходящие из рук одного персонажа к другому: 1 — трость, брошенная из рук Петра Степановича в руки Николая Всеволодовича (к слову, трость непростая, с изображением демона на набалдашнике, и воспринимается не иначе как черта инфернальности героя); 2 - мяч, подаренный Ставрогиным Кириллову, затем отданный Кирилловым младшему Верховенскому, после подаренный последним Эркелю, и по завершении всех злоключений оказывающийся в руках следователей, своеобразно символизирует последовательное развенчивание идолов (Кирилловым — Ставрогина, Верховенским — Ставрогина, Эркелем — Верховенского). Помимо того, только ленивый не упомянул о бабочках в кадре: одни их к набоковщине относят, другие — к харрисовщине, Хотиненко же видит двойственность героя в двойственности бабочки (дихотомия красоты/уродства). Так или иначе, как бы мы ни относились к этому режиссерскому ходу, свою функцию он выполняет. Ну и как же можно забыть о плутишке Верховенском, лайковые перчатки которого скрывают грязные делишки, то и дело мелькая перед зрителем. Еще один любопытный момент с ним связанный — ловкое копирование жестов Николая Всеволодовича (Максим Матвеев), иллюстрирующее один из способов психологического воздействия. Да, всё увиденное можно обозначить достойным примером того, как работает емкий кинематографический язык.

Позволяют проникнуть глубже в суть эпохи отсылки к документам. Герои здесь неоднократно обращаются к нечаевскому «Катехизису революционера», плюс к тому приводится текст реально существовавшей на то время прокламации 1862 года «Молодая Россия».

Можно отметить и несколько анахронизмов. Прежде всего, фразочку одного из студентов, принадлежащих к кружку: «Прочь Паскаля вместе с Декартом! Господа, читайте Маркса!». Ах, юноша, в 1860-е годы? Маркса-то? Да его, к твоему сведению, знали только отдельные представители русской интеллигенции. Но и на том спасибо — в экранизации Адахова подобной идеологической фальши в разы больше. Видоизмененную сцену с иконой и Версиловым из «Подростка» слямзили, ну и пожалуйста, пусть останется на совести создателей. Напоследок, в кадре присутствует книга Синегуба «Бабочки России», вышедшая только в 1908 году, но это так, для справки особо любознательным.

Финал… Говорить нечего. В голове не укладывается. Последние минуты три пропусти, ради всего святого.

Спасибо за внимание, терпеливый мой читатель!

8 из 10

30 октября 2016

Чужие бесы

Достоевский все же гениальный писатель и провидец, как бы ни банально звучала эта фраза. Но в сериале нет пророчества о приходе бесов на русскую землю, а есть просто детективный сюжет, где главный злодей и появляется уже в начале повествования, а зритель затем наблюдает, как некий мудрый следователь пытается найти убийцу.

Наверное, авторы сценария и режиссер, посчитали такой приём крайне удачным при создании телесериала «по мотивам» романа «Бесы».

Смотреть ли этот сериал? Если вы читали саму книгу, то просмотр сериала быстро сведется к тому, что вы начнете фиксировать у себя в мозгу все неточности и расхождения с авторским текстом романа. Вольные домыслы создателей сериала быстро начинают раздражать. Например, использование образа следователя Горемыкина в телефильме, на мой взгляд, является ничем иным как остаточным проявлением «социалистического реализма», который так и не выветрился из сознания авторов сценария сего телевизионного произведения.

Почему-то в самом начале сериала Кириллов сообщает Петру Верховенскому поименный список «заговорщиков»…. Зачем? Сразу создается впечатление, что именно он, Кириллов, и создал всю «ячейку» и как на блюдечке передал её приехавшему Петруше.

Режиссер В. И. Хотиненко и художник — постановщик сериала понимают город, который изображает писатель как-то по-особенному: камера постоянно показывает какой-то чистенький городок, разгар лета, какие-то живописные развалины в саду…

Между тем: «Тротуары у нас узенькие, кирпичные, а то так и мостки… Петр Степанович вдруг вспомнил, как он еще недавно семенил точно так же по грязи, чтобы поспеть за Ставрогиным, который, как и он теперь, шагал посредине, занимая весь тротуар. Он припомнил всю эту сцену, и бешенство захватило ему дух».

Только один этот абзац оригинального текста более кинематографичен, чем все четыре серии сериала.

В жертву определения «по мотивам» приносятся целые пласты романа. От сюжетной линии Степана Трофимовича Верховенского остались какие-то куцые обломки. В результате не ясно, что же делает этот персонаж в сериале? Между тем историю взаимоотношений Степана Трофимовича и Варвары Петровны Ставрогиной Достоевский рассказывает так, что определение «бесы» относится именно к ним, а также к другим жителям «доселе ничем не отличавшегося города».

Таким же обрезанным вышел образ Кириллова. Это именно тот герой, в котором сосредоточена вся «достоевщина» романа. Повествователь указывает, что «Кириллов, может быть, сумасшедший». Он живет своей теорией: «Жизнь есть боль, жизнь есть страх, и человек несчастен. Теперь всё боль и страх. Теперь человек жизнь любит, потому что боль и страх любит».

В романе подробно описывается как «заговорщики» несут труп Шатова в озеро, сцена самоубийства Кириллова, жирно намыленный шнурок, на котором повесился Ставрогин.

Казалось бы, все эти страсти талантливый режиссер просто мечтает воплотить на экране, при этом сама книга Достоевского не даст кинематографистам скатиться в банальный детектив или ужастик. Все-таки миры Достоевского сложнее, образнее, чем, например, сюжеты книг Стивена Кинга.

К сожалению, режиссеру не удалось перенести на экран даже гнетущую, страшную, грязную, осеннюю атмосферу финальных сцен романа, не говоря уже о том, чтобы воплотить какой-то философский смысл «бесов».

Можно дальше долго перечислять многочисленные неточности картины, или пытаться разъяснить те моменты, которые невозможно понять в сюжете фильма, если перед его просмотром не прочитана книга.

Сознательно не хочу касаться игры актеров, потому что считаю, что при откровенно плохом сценарии, откровенно неудачной режиссерской работе, разбираться в игре актеров не имеет смысла.

В сети у всевозможных диванных критиков можно встретить мысль и о том, что сериал Хотиненко — это чуть ли не политический заказ властей, не случайно его показали по ТВ в день каких-то очередных внеочередных украинских выборов. Это мнение мне кажется смешным, но в стилистике юмора Достоевского «… диссертация эта ловко и больно уколола тогдашних славянофилов и разом доставила ему между ними многочисленных и разъяренных врагов».

К сожалению, как раз сериал Хотиненко, в силу своей беззубости и ужасающего сценария, ни кого не «уколол», ни современных «либералов», ни современных «патриотов». А жаль, лично я, например, при чтении романа под писателем Кармазиновым понимал современного писателя и «историка» Ч, пишущего под псевдонимом А.

Мне думается, что был бы очень хороший режиссерский ход, когда во время чтения поэмы «Merci» Кармазинову, которого бы играл актер, загримированный под писателя — эмигранта А., кто-то из зала крикнул: «Великий гений совсем отвык в Карлсруэ от отечества».

Или другая сцена из романа, которая так и просится на экран. В книге есть единожды встречаемый герой, которого повествователь называет «маньяком». «Вид его был совсем сумасшедший. С широкою, торжествующею улыбкой, полной безмерной самоуверенности, осматривал он взволнованную залу и, казалось, сам был рад беспорядку. Его нимало не смущало, что ему придется читать в такой суматохе, напротив, видимо радовало. Это было так очевидно, что сразу обратило на себя внимание. Он поднял кулак, восторженно и грозно махая им над головой, и вдруг яростно опустил его вниз, как бы разбивая в прах противника. Неистовый вопль раздался со всех сторон, грянул оглушительный аплодисман».

Кто этот «маньяк», который в книге говорит абсолютно здравые вещи? По-моему, этого героя надо было снять в образе В. И. Ленина. Здесь Достоевский угадал даже манеру речи и характерный жест при выступлении.

Забудьте также о вечных спорах литературоведов: кто же является главным героем романа «Бесы» — талантливый и многочтимый Степан Трофимович Верховенский, его сын Петруша, грешник Ставрогин или его юродивая жена Хромоножка, отрицающий бога безумец Кириллов, почвенник Шатов или кто-то другой? Являются ли «Бесы» предостережением о грядущей русской революции?

В сериале Хотиненко ничего этого нет. «Бесы» Хотиненко — это n-ская серия n-ского сезона телесериала «Менты», перенесенная в 70-е годы 19 в. Может и есть в этом какой-то смысл, но его явно меньше чем в романе автора.

Хотя и я не справедлив к создателям фильма, упрекая их в том, что их видение книги не совпало с той «картинкой», что сложилась у меня в голове после прочтения романа.

Ещё раз немного юмора от Федора Михайловича: «Замечу от себя, что действительно у многих особ в генеральских чинах есть привычка смешно говорить: «Я служил государю моему…», то есть точно у них не тот же государь, как и у нас, простых государевых подданных, а особенный, ихний».

Наверное, и в наше время киношники, создавая такие сериалы, читают какую-то другую книгу, особенную, ихнюю, а не ту, что читали мы, простые смертные.

26 июня 2016

«Какая пакость!» (с) Николай I

Я в смешанных чувствах. Про это кино уже достаточно сказано и написано умными и порядочными людьми. С основным посылом я могу только согласиться. Да, агитка. Госзаказ. Под известные события. [Если ничего не путаю, то премьера состоялась чуть ли не в промежутках между очередными экзерсисами соловьевых-киселевых]. Безобразное [местами] издевательство над текстом. «Катехизис революционера». Какие-то новые сюжетные линии, где акценты дополнительно правильно расставляются, а для тех, кто не понял, так и вовсе прямым текстом поясняется, к чему и как надо относиться, что и как надо интерпретировать… В общем, понятно.

Но. Убери из картины эти моменты, и это был бы просто чудеснейший фильм. Может быть, даже одна из лучших [оставим за скобками работы Пырьева] экранизаций Достоевского. А ведь какие они [экранизации русской классики] сейчас паршивые. Допустим, снимал «Идиота» Бортко. Ну это же черт знает что! При том, что актеры там великолепные. Все по книге. Но… Ни секунды этому кино не верю. Не верю в этого князя. И тем более в эту Настасью Филипповну. Вот они стоят все такие талантливые, играют Достоевского, изображают XIX век. А ты на них смотришь и ждешь, что вдруг у кого-то из них вдруг в кармане телефон зазвонит… Не верю!

А тут — верю. Может быть, еще и оттого, что Хотиненко удивительным образом угадал с моим собственным представлением о персонажах. Потому что именно такого Ставрогина я себе и рисовал. И именно такого Петрушу Верховенского. Да много кого «именно такими» я видел. И вот они все дружно ожили на экране. Ожили благодаря просто блистательной игре актеров [даже выделить никого не могу — понравились буквально все].

И только расслабишься, «вкусив восторг и слезы вдохновенья», как тут на тебе! Умилительные сцены целования икон… в Америке все так плохо… благородный представитель [тогдашнего] Следственного комитета… Тьфу, черт!

«Какая пакость!» (с) Николай I

P.S. Зато как замечательно можно было обыграть ситуацию, в которой бесами оказались… [представители движения] «наши». Но, видимо, не в этом фильме

4 из 10

6 декабря 2015

Достоевский бессмертен

Сел посмотреть первую серию, да так и не оторвался до самого конца.

Здесь прежде всего стоит отвлечься от сопоставления фильма с самим оригиналом, с другими киноверсиями, даже с повесткой дня, с которой каждый второй рецензент тщился «Бесов» соотнести.

Чаще это выходило довольно смешно. Вот деятели либерального лагеря увидели тайный знак в том, что телепремьера прошла одним пакетом с телепрограммами, мусолящими украинскую тематику. Вот патриотически-консервативная часть аудитории, упорно вспоминала брожения масс вокруг Болотной/Поклонной.

Между тем, первоочередная заслуга Хотиненко в том, что он снял кино, которое умудрилось не преступить тонкую грань и, стало актуальным насколько актуален Достоевский, не превратившись в конъюнктурный лубок «по мотивам».

«Достоевский умер», — скажете вы не очень уверено.

Протестую! Достоевский бессмертен.

Суть рассказанной нам истории ведь не в том, что есть-де плохие либералы (типа нигилисты и революционеры) и хорошие, но какие-то вялые охранители. И даже не в том, что дорога должна вести к храму.

А в том, что зло рядом. И даже ближе, чем вы думаете.

А вот теперь — про кино.

Труп, плывущий по реке в первом же кадре, обнаруживает случайный прохожий. Полиция провинциального городка встречает федерального чиновника, прибывшего вести расследование. Ничего не напомнило? Внимательный зритель обнаружит еще много скрытых цитат и не только из Линча. Первая серия вообще сделана по-киношному смачно — оператор Денис Рамирес в «Шпионе» показал свою готовность работать точно и хлестко, в жестком телеформате. Дальше, когда к героям попривыкнешь, это визуальное эстетство не так бросается в глаза — и на первый план выходят актеры.

Хороши все, правда. Но главное, что все — на месте. А это уже искусство кастинга, который здесь практически безупречен, как и работа гримеров-костюмеров.

Хотиненко, расставив всех по местам и поставив четкие задачи, очень хорошо держит градус напряжения, справедливо полагая, что не все (скажем так) будут готовы воспринять фильм только как иллюстрацию к многостраничному роману. Кажущаяся неторопливость и обстоятельность, с которой в кадре создается фактура — как материальная, вещественная, так и на уровне актерских оценок-пристроек, всех этих мимолетных взглядов, полувздохов, микрожестов — стремительно ведет сюжет к развязке, действуя на всех, даже тех, кто «Бесов» не читал. К кульминации (визиту Ставрогина к Тихону) мы подходим на эмоциональном пределе и дальше внутри возникает та самая пустота, которую, наверное, принято считать катарсисом — туда и падает финал (в том числе и самый финал, последние кадры, самые страшные и неожиданные, которые уже на титрах).

Раздражает разве что режиссерская манера забивать гвоздь по самую шляпку со второго удара, без которого, в общем-то, можно было обойтись. Пляска Верховенского в загоне со свиньями, «потом поздно будет» от торговки евангелиями, кошмар Ставрогина с крыльями бабочки — смысловые подпорки из разряда «разжевать и в рот положить». Или, что было бы еще хуже, — оставить потомству какой-нибудь крылатый оборот в расчете на обильное цитирование. Вроде «дороги к храму» Абуладзе от которой, да, тошнит уже.

Хорошему кино это не нужно. А «Бесы» — хорошее кино.

3 декабря 2015

Классика для современников

Из всех существующих экранизаций «Бесов» Достоевского эта, пожалуй, лучшая. По сравнению с сумбурной попыткой Таланкиных уместить роман в два с половиной часа (1992) и восьмисерийной монотонной прокруткой истории на одной ноте со Стычкиным и Вдовиченковым (2006), Хотиненковское творение находится на очень-очень высоком уровне.

Сильнейшими сторонами этого фильма, на мой взгляд, являются замечательная актёрская реализация образов персонажей и воссозданная в том числе за счёт неё неповторимая атмосфера романа.

Матвеев в целом неплох, хоть и несколько слащав для Ставрогина. Порадовали Галибин и Костолевский. Женщины сыграли чуть-чуть слабее мужчин, лично на меня впечатление произвела только одна Хромоножка (Шалаева). Но Шагин в роли младшего Верховенского бесподобен, если не сказать, гениален! Его лицо, интонация, до мурашек омерзительная улыбочка, нарочитое переигрывание во многих местах, дикий танец в свинарнике — настоящая пляска беса — всё это смотрится не просто уместным, а как бы ещё придаёт картине дополнительной эмоциональной окраски. Даже в первоисточнике Фёдора Михайловича Петруша не вызывал такого отвращения, как в фильме Хотиненко, хотя при первом прочтении романа четыре года назад моё пока ещё детское сознание семнадцатилетнего юнца сыпало на голову Петра Степановича отнюдь не детские проклятья.

Кроме того, из всех экранизаций не только «Бесов» но и вообще произведений Достоевского, Хотиненко без преувеличения идеально передал атмосферу творчества классика. Эти надрывы, гнёт, настроение, видения героев — Достоевский чувствуется здесь буквально в каждом эпизоде, в каждой реплике, действии, в каждом кадре. Уже за одно это фильм заслуживает высочайшей оценки.

Вот, кстати, неизгладимое впечатление производит эпизод во второй серии, в конце которого бесноватый капитан с криками «Свобода, равенство…» бросает бумаги, а женщина собирает по частям и целует разрубленную икону. Это одно из самых ужасных мест во всех четырёх сериях. Настоящая вивисекция души, мне стало не по себе во время этой сцены. Да что говорить, плакать захотелось!

Слабые стороны тоже, конечно, у фильма есть. В основном, своеволие создателей: расследование, Маковецкий, вся вот эта вторая линия, да и, пожалуй, концовка при всей её скрытой демонической двусмысленности. Душа не приемлет, но разумом я понимаю, зачем это было делать: сей ход режиссёра — дань массовости, формату кино как товару, рассчитанному на широкое потребление. Чтобы рядовым зрителям, многие из которых не знакомы с гениальным литературным произведением, было понятно, что происходит, и интересно смотреть. Фёдор Михайлович, кстати, предвидел это: сознавая, что «Бесов» в том виде, в каком они есть, будет очень сложно инсценировать, Достоевский допускал авторские трактовки при дальнейшей интерпретации его произведения. Поэтому ни следователь Горемыкин, ни бабочки Ставрогина, ни галлюцинации с уклоном в мистику меня совершенно не раздражали. Хотя, признаться, было немного жаль, что некоторые сюжетные линии романа в фильме так и не были доведены до конца

Остановлюсь подробнее на завершающей сцене: слегка поразмыслив над ней, лично мне видится возможным всё же смириться с такой, на первый взгляд, непростительной вольностью. За иллюзорной оболочкой «хэппи-энда» кроется нечто глубокое и мрачное, предоставляя зрителю возможность анализа и переосмысления как финала, так и фильма в целом. Пусть даже то, что мы видим, и не совсем соответствует исторической действительности.

За потрясающую игру Антона Шагина, за успешную попытку воссоздания атмосферы романа и погружение в мир произведений Фёдора Михайловича Достоевского в целом, за проделанную колоссальную работу всех без исключения создателей фильма

10 из 10

1 июля 2015

Страшно.

Страшно наблюдать и понимать глубину человеческого падения. Бездна не имеет предела, и если выбираешь этот вектор, то впереди лишь бесконечное падение. Страшно смотреть, как человек теряет всякую правду, совесть, стыд и утверждается в этом, выстраивая вокруг себя новую действительность. Страшно видеть, как человек, потеряв всякие ориентиры, сеет вокруг себя лишь горе; сам не достигает ни радости, ни счастья и лишает этого всех, с кем соприкасается. Одни это делают намеренно, как, например, Верховенский, другие от того, что находятся в бесконечном хаосе беспорядочной вереницы событий, как Ставрогин.

Интересно было бы посмотреть игру Козловского, пробовавшегося, но не взятого на роль Ставрогина. Хотя, наверное, он «положительно» красив, в отличие от Матвеева, который «опасно» красив. По крайней мере, таким он мне показался в этом фильме.

Особенно понравился образ Шатова, актеру он бесспорно удался. Его бесконечно жаль. Какая глубина и широта этого всепрощающего сердца. Таким и должно быть прощение: без малейшей оглядки назад.

Образ Верховенского несколько переигран, на мой скромный взгляд. Понятно, что хотел показать актер, но ему чуть-чуть не достало осуществить это до конца. В общем, видна игра и то, как он старается.

Да, наверное, да даже не наверное, а совершенно определенно, что остается много недомолвок и непонятного в сюжете. Уж слишком мощна классика, чтобы вот так взять и перенести ее на экран. Тем более, что каждый, как автор, так и зритель-читатель, домысливает и достраивает, а главное — понимает свое. И тут не угодить, не угадать (хотя вряд ли кто-нибудь стремится угадать, но высказаться) более вероятно. Но мне, как человеку, не читавшему данного произведения Ф. М. Достоевского, однако слышавшему о его сути, данной экранизации романа было достаточно.

Спасибо за разъяснение в одной из рецензий касательно последней сцены, которая меня повергла в ступор, ибо на подобный исход событий даже намека не было. Но ради нее я всё же не решилась прочитать весь роман (еще раз окунуться в водоворот событий, о котором ярко и сочно повествует словесный дар Достоевского? — увольте! Я не любительница подобных вкусностей). А тут стало ясно, что в романе этого нет. Авторское прочтение!

Если вы любитель или ярый поклонник творчества Достоевского, вам, скорее всего, не понравится. Поэтому не лишайте себя полученного впечатления от прочтения романа, потому что экранизация вам покажется явно неполной, к тому же с авторскими, весьма смелыми вкраплениями. А остальным, мне кажется, ничто не мешает просмотру, так как фильм тянет на восьмерку. Ко всему прочему — картинка очень качественная. Итак,

8 из 10

25 мая 2015

Не та классика…

Бывает такое кино, в которое веришь на протяжении получаса-сорока минут, а оптом просто досматриваешь, уже занимаясь другими делами и т. д. Так вот, это то самое кино. Разочарование ещё сильнее, если кино снято по книге любимого писателя. Никогда не забуду, как зачитывался Достоевским. Как отдельные его мысли оставались где-то в голове и становились тем самым фундаментом, на который опираешься при дискуссии с кем-либо. Фильм, снятый по мотивам книги этого писателя, от хорошего режиссёра — конечно, смотрю!

В городе N происходит волна загадочных преступлений. Расследованием занимается следователь Горемыкин. Поиски убийц приводят его к неожиданному выводу — в городе создан революционный кружок. В нём состоят два молодых человека, недавно вернувшиеся из Швейцарии…

Как в триллере Финчера «Девушка с татуировкой дракона» начальный ролик стильный и заставляет уже подумать о том, что придётся ждать чего-то очень стоящего. Это учитывая, что время действия 19 век, так это вообще здорово. Даже если будет что-то не из книги, но интересно, то это приветствуется! Да пусть даже пресловутый постмодерн, но свежо, давай автор, действуй, жги!

Спустя несколько минут, понимаешь, что это отлично сделанное костюмированное кино (для многих это значит, красивое, но скучное), актёры играют прилично и ничего… никакой интриги или чего-то такого, что может заинтересовать. Ладно, смотрю дальше. Ничего интересного по-прежнему не происходит. И… вот то самое разочарование, о котором я говорил. Не подкрадывается, а идёт прямо на тебя и бьёт тебя под дых. А после этого можно или бросить или досмотреть ещё с надеждой, что в конце что-то такое будет. Не было. Обидно.

В чём причина неудачи фильма. В том, чтобы сделать просто пересказ пусть даже непростой книги, много не надо. Актёры приличные, да костюмы с интерьером. Здесь всё так. Пересказ без подробностей и всё. Но кино — это не только рассказать сухо по-книжному (именно так на экране выглядит просто пересказ «сухо и блекло»). Формат фильма подразумевает новые подробности и особый язык кино, т. е. нам не надо перечитать страницу, а мы можем видеть нужные лица героев, слышим музыку за кадром и понимаем о чём речь. Так здесь язык кино просто никакой. Чем чаще смотрю фильмы великовозрастных людей, тем чаще думаю, что с возрастом у многих просто пропадает киночутьё. Нельзя так снимать в 21 веке. И пусть кучка старпёров говорит, дескать смартфоны, автомобили с фишками и тд. ничего не стоят, показывает только одно — застарелый сноб считает, что всё новое гадость и не сулит ничего правильного. Уже несколько тысяч лет живём и ничего. Старпёры всегда считали, что новое поколение убого. Есть среди старых творцов и замечательные примеры, например, Вуди Аллен, фильмы которого с удовольствием смотрит и новое поколение. Мартин Скорсезе, который не смотрит назад, а делает, вбирая старый опыт, но при этом создаёт то, что интересно смотреть сегодня.

Хотиненко уважаю, но именно это кино банально скучное. Простой пересказ, честно признаюсь, не самого увлекательного романа Достоевского и при этом стоит помнить, чтобы заманить зрителя стоит дать ему то, чего он не ждёт и не перегнуть палку.

Обратил внимание на Антона Шагина. Снова однотипный герой, кажется, кого он только не играет, а всегда получается хлюпик и не уверенный в себе мямля. Наверное, Антон не в силах перебороть этот образ, таланта не хватает. Можно только пожалеть.

Можно же сделать обалденное кино по классике, например «Идиот» или по Тургеневу «Отцы и дети». Зачем ещё больше убеждать молодое поколение в том, что классика — это беспросветно скучно…

В целом, это не тот фильм, который может порадовать большинство поклонников Великого писателя. Скучная статичная лента, со временем про которую благополучно забудут.

17 марта 2015

Бесы — Конец 19-го века. В губернском городе N происходит серия загадочных убийств. На место преступления приезжает столичный следователь Горемыкин. Поиски убийц приводят его к неожиданному выводу — в городе создан революционный кружок, в котором состоят два молодых человека, недавно вернувшиеся из Швейцарии.

Атмосфера: Я был приятно удивлен постановкой и подходом к такой сложной экранизации. Не знаю насколько я могу быть объективным, ведь я не знаком с романом Ф. Достоевского «Бесы», поэтому я не могу сравнивать, и кричать о том как все неточно и безобразно было перенесено с книги на экраны. А заинтересовался просмотром чисто эстетически, во первых к просмотру располагали положительные отзывы, довольно внушающий доверия рейтинг, и вообще было интересно как наши отечественные создатели справились с такой сложной задачей. И так немного проанализируем картину. Начнем что первое можно отметить это очень качественную работу костюмеров, все идеально и детально проделаны все элементы одежды того времени от низших слоев до буржуазии. А самое главное это локация переносила буквально в то время, извозчики на лошадях и т. д, не было чувство фальшивости и атмосфера передана идеально. Музыкально сопровождение меня удивило наверное больше всего в этом фильме. Так-как данная экранизация жанра детектива с элементами мистики и были моменты где музыка вселяет чувство тревоги, нагоняет волнение, поэтому я снимаю отдельно шляпу перед композитором. Игра актеров на хорошем уровне, хотя из всех действующих лиц большинство для меня были незнакомы, но из незнакомцев могу отметить интересную игру главного заговорщика Петра Верховенского (Антон Шагин) он профессионально справился со своей ролью подлого, хитрого, и бесноватого человека. В целом картине наверняка есть изъяны и пробелы в сюжете, но если не опираться на книгу, с которой мне лично нужно ознакомится что бы судить уже можно было точно, то сам фильм мне понравился по костюмам, монологам, и по динамичному сюжету.

Итог: Стоит посмотреть и найти в себе милосердие чтобы не критиковать создателей картины, ведь проделана огромная работа, если представить это очень сложно экранизировать книгу. И если сравнить то в российском кинематографе огромное количество пустых и бездарных продуктов, а создатели данного фильма на мой взгляд постарались сделать максимально-качественно экранизацию русской классики.

8 из 10

4 февраля 2015

Достоевский — фигура уникальная не только для русской литературы, но и мировой культуры вообще. Сложно переоценить значимость его наследия. Разумеется, каждая попытка перенести на экран сложные и глубокие романы Фёдора Михайловича — большой риск. Тенденции, однако, таковы, что режиссёры массово берутся за такую работу. Смелости у них хватает, чего не скажешь об умении. Так уж сложилось, что особую популярность приобрели телевизионные адаптации, состряпанные в угоду зрителей центральных российских каналов. Одним из самых обсуждаемых российских сериалов последнего времени стали «Бесы» Владимира Хотиненко.

Упоминать о сюжете мне даже как-то неудобно. Если вы не знаете книгу, полагаю, вам не стоит утруждать себя и чтением моего отзыва. Перейдём сразу к делу. Ни для кого не секрет, что «Бесов» уложить в формат полнометражного фильма — задача не из лёгких. Должно быть, именно поэтому проект протащили на «Россию» как мини-сериал. Четыре часа — достойный хронометраж, но, вероятно, недостаточный для такой многослойной вещи. Лучший формат «Бесов», с которым мне приходилось сталкиваться — это, безусловно, постановка Льва Додина в Малом Драматическом Театре продолжительностью почти в девять часов, с учётом двух часовых антрактов. Это даёт возможность зрителю погрузиться в мир, созданный Достоевским (и, справедливости ради, Додиным, крупнейшим театральным режиссёром современной России). Опыт, надо сказать, уникальный. Продюсеры телеканала «Россия» тоже решили устроить марафон. Забавно, что в вечернем эфире вторая и третья серия были разделены «Вестями недели», а после четвёртой зрителей уже ждал Соловьёв со своей авторской программой. Думаю, не нужно объяснять, что «Бесы» — это рядовой плохой телефильм. Однако, очевидно, что подавляющее большинство воспринимают его в контексте творчества великого русского писателя, невольно сравнивая экранизацию с оригиналом. Тут стоит заметить, что в мини-сериале Хотиненко акценты расставлены иначе. Интерпретируя «Бесов», как некую критику «вольнодумцев», режиссёр даже доходит до того, что заставляет Антона Шагина в роли Верховенского временами хитро ухмыляться точь-в-точь как Навальный. Показ, что забавно, был назначен на день выборов президента Украины. Сериал просто выполняет свою агитационную функцию. Стоит ли от него многого ожидать? Хотиненко пока не в состоянии тягаться с Рифеншталь. Может, оно и к лучшему.

На самом деле, агитационной сущностью проекта объясняются некоторые странности. Во-первых, Достоевский здесь упрощён до уровня зрителя телеканала «Россия». Полный отказ от какой-либо изобретательности, эстетства, психологической глубины. Оставлены только «плохие революционеры». Во-вторых, фатальная и мощнейшая фигура Ставрогина здесь низведена до уровня картонного балбеса. Один из самых потрясающих в истории литературы персонажей, находящийся в пограничном состоянии, просто теряется в концепции Хотиненко. Ему здесь нет места, режиссёр не знает, что с этим балластом делать. В-третьих, возникает следователь Горемыкин (Сергей Маковецкий), отсутствующий в оригинале. Нужен он для создания некоего противовеса многообразию отрицательных персонажей. В отличие от психологической глыбы Фёдора Михайловича, содержащей в себе тысячи оттенков серого, морально-нравственный мир телевизионных «Бесов» отдаёт бинарностью. Создатели сериала просто не могли обойтись без горемыковских костылей.

Про Хотиненко нельзя сказать, что он «периодически скатывается в пошлость». Он на протяжении всего сериала сидит в луже. Редкие эпизоды кинематографичны. В чём, впрочем, нет его заслуги. Актёрский ансамбль ужасно неровный. Парад посредственностей возглавляет мешковатый и лишённый всякой харизмы Ставрогин (Максим Матвеев). Женские персонажи, в лучшем случае, безлики. Иногда провальны, как в случае с Лебядкиной (Мария Шалаева). При этом в фильме есть совершенно потрясающий Лебядкин (Борис Каморзин). Удачны и некоторые другие роли второго плана: Эркель (Вячеслав Чепурченко), губернатор (Александр Галибин), даже эпизодический образ Федьки (Олег Васильков) заслуживает уважения. Ну, и отдельным пунктиком хотелось бы выделить Антона Шагина, играющего Верховенского. На экране я его больше нигде не видел, но в «Литургии ZERO» (спектакль Александринского театра в постановке Фокина) он был чудесен. Кажется, у молодого человека есть неплохой потенциал. В целом же, актёрская игра в «Бесах» часто граничит с клоунадой. Без пяти минут авангард! Всё нарочито упрощено, гипертрофировано, но некоторые эпизоды, прежде всего, с участием Шагина, можно даже назвать удачными. Стоит ли ради этого тратить четыре часа своего времени?

Очень жаль, но двух мнений здесь быть не может: проект Хотиненко можно считать провалившимся. Глупая трёхгрошовая подделка, имеющая нулевую ценность, созданная в угоду политической актуальности. Почитатели творчества великого русского писателя в такой жвачке не нуждаются, а те, кто по той или иной причине, никогда «Бесов» не читал, могут по ошибке посчитать первоисточник поверхностной и запутанной белибердой.

28 января 2015

Имя им легион

Фильм «Бесы» снят по мотивам одноименного романа великого русского писателя-пророка Феодора Михайловича Достоевского. Он так объяснил смысл своего романа: «Бесы вышли в русского человека и вошли в стадо свиней, то есть в Нечаевых, в Серно-Соловьевичей и проч. Те потонули или потонут наверное, а исцелившийся человек, из которого вышли бесы, сидит у ног Иисусовых. Так и должно быть. И заметьте себе, дорогой друг: кто теряет свой народ и народность, тот теряет и веру отеческую и Бога. Ну, если хотите знать, — это и есть тема моего романа. Он называется «Бесы»».

В фильме не все соответствует букве романа, но это совсем не противоречит его духу. Хотя и нет в оригинальном произведении персонажа следователя Горемыкина, расследующего убийства, но реальной жизни такой следователь был, именно он вел дело об убийстве студента Ивана Иванова 21 ноября 1869 года Сергеем Нечаевым и членами его организации, которое легло в основу романа «Бесы». Следователь позволил зрителю взглянуть на персонажей под иным углом зрения. Возможно, режиссер добавил его и чтобы избежать излишней мрачности присущей роману. Действительно если в романе единственным светом во тьме, в которую погружены все герои есть обращение ко Христу Степана Верховенского, то в фильме этого нет, хотя его и блестяще сыграл Игорь Костолевский. А жаль, ведь Степан Верховенскй в романе уже на смертном одре, желая перемены и покаяния, просит прочесть место в Евангелии, где говорится «о свиньях». Выслушав, он признает, что этими одержимыми свиньями является и он, и его сын Петруша, и все остальные революционеры. Отличие бесов от одержимых ими людей заключается только в том, что «бесы веруют, и трепещут».

Игра актера Сергея Маковецкого в роли следователя усиливает ощущение атмосферы неверия конца XIX века в России. Замечательна его встреча со старцем Тихоном. Когда Горемыкин заявляет старцу: «А я в бесов не верю». На что владыка Тихон ему отвечает: «А в бесов не надо верить. Вы в Бога верите?» Наступает пауза — и пронзительный ответ: «Хотел бы…»

Страсть к коллекционированию бабочек Николая Ставрогина подчеркивает мертвенность главного «бесноватого». Бабочка с одной стороны — полна жизни, а с другой — она олицетворение смерти. Она очень красива, но если посмотреть на них в микроскоп, они выглядят как драконы. Ставрогина привлекает их совершенство, и он наслаждается, когда они задыхаются в банке, точно так же как когда люди мучаются, испытывают страдания и унижения на его глазах. Тема наслаждения от унижения других, отвергнутого Ставрогиным Бога, и отсутствие у него покаяния по причине тщеславия заложена в его образе, сыгранном Максимом Матвеевым.

Ставрогин — личина небытия, образ гадаринского бесноватого, в котором обитал легион бесов и из него, как из отравленного источника излился на Россию весь яд неверия. Фамилия Ставрогин происходит от греческого «stauros» (крест), указывая на его высокое призвание, и все испытывают на себе его необычайное, нечеловеческое обаяние. Он мистически связан с крестом. Ставрогин ищет крест, не веруя в него — он ломает распятие. Он изменяет своему предназначению: России, принимая иностранное подданство; вере в Бога и отрекается от своей юродивой жены. Он дружит с сатанистами, беседует с сатаной, отдавая ему свое я, обещанное Христу, и становится опустошенным, живым мертвецом.

Убедителен и образ Петра Верховенского в фильме в исполнении Антона Шагина. Это мелкий «бес», провоцирующий и завлекающий людей в пропасть вседозволенности, из которой имеется только один выход — в ад. Он опасен, как скорпион, нанося смертельный укус при обаятельной улыбке. Поразительна и страшна сцена, когда Верховенский ночью входит к свиньям и начинает там — в грязи свой бесноватый танец. «Выходя из безграничной свободы, я заключаю безграничным деспотизмом» — к такому выводу пришел накануне самоубийства Кирилллов. Зрителю же остаются обращенные слова владыки Тихона в исполнении Юрия Погребничко, высказанные им следователю Горемыкину: «Разве прекрасными могут быть бесы?»

29 декабря 2014

Недобесы

«Бесы» Владимира Хотиненко — странная смесь непонятно чего, которую непонятно зачем нам показали. При всём очевидном стремлении режиссёра добиться того, чтобы его экранизация соответствовала духу, атмосфере произведений Достоевского, сложно не заметить, что это только оболочка. Нам показывают сумасшедших, больных, одержимых идеями, любовью и ненавистью людей. Они кричат, безобразничают, падают в обмороки, надрываются припадками истерического хохота. И всё это сопровождается характерными музыкальными темами. Но не знаю, как вы, а я заметила и почувствовала, что всё это только обёртка, фантик с надписью «Достоевский». Внутри ничего. В глазах беснующихся нет никакого дьявольского огня. Вся надрывность будто высосана из пальца.

Николай Всеволодович Ставрогин. Многие пишут, что это самая главная ошибка Хотиненко. Сложно спорить. У Достоевского Ставрогин — центр всего этого сумасшедшего действа, всё вращается вокруг него, всё стремится к нему. Его ненавидят, боготворят и презирают — но в нём нуждаются. Все и каждый. И мать, которая живёт только мыслью о том, что у неё есть Николя. И Шатов, которому омерзительно видеть нравственное падение бывшего наставника, но который бессознательно тянется к нему. И Кириллов, который довёл до гротеска идею Ставрогина, как бы воплотив её в себе. И Верховенский, который боготворит своего «предводителя» и готов пресмыкаться перед ним и целовать ему руки. Даша готова жизнь свою отдать ему, зная, что он никогда не даст ничего взамен. Лиза погубила репутацию, имя и честь для него. Он «идол», «солнце», «предводитель». Сам Достоевский боготворил его.

И эта фигура, которая должна была стать идейным центром постановки, без которой немыслимы «Бесы», которая и породила этих бесов, ради которой Достоевский уничтожил первоначальную рукопись, — эта фигура у Хотиненко превращена в ничто. Вместо харизматичного красавца-аристократа мы видим просто красавца в исполнении Максима Матвеева. Да, внешне вполне Ставрогин: бледное лицо, напоминающее маску, чёрные волосы, холодный взгляд. Но где же «изящность без изысканности», таинственность, самоуверенность? Чем этот Ставрогин пленил всех вокруг? Ставрогин Матвеева напрочь лишён силы, которая притягивала к нему всех и вся. Вместо «творческой мировой личности, которая ничего не сотворила, но вся изошла, иссякла…», мы видим просто апатичного, но иногда не совсем импотентного в своих чувствах героя, каким он быть не должен. Потому что у Достоевского, даже когда Николай Всеволодович пытался проявлять какие-то чувства и выдавливать из себя хоть какие-нибудь желания, было ясно, что это лишь жалкие попытки найти нечто человеческое в своей душе, чем-то всколыхнуть её. Но тут вместо Ставрогина, который «ни холоден, ни горяч», мы получили Ставрогина, который ни рыба ни мясо.

Вообще, герои у Хотиненко в большинстве своём не удались. Например, Шатов, которого сыграл Евгений Ткачук. Снова актёр внешне отлично подходит на свою роль, и снова образ выходит неестественным, ненастоящим. Когда Шатов-Ткачук в озлоблении бьёт Ставрогина, он переигрывает. Когда говорит со Ставрогиным во дворе, он недоигрывает. Когда к герою приезжает его Мари, он чуть ли не прыгает от счастья и не кидается обнимать каждого встречного. А Шатов это сумасшедшая замкнутость, угрюмость, молчаливость. Даже если герой чувствовал себя счастливым или в его душе зарождались какие-то надежды, он почти всегда держал всё в себе. Здесь мы видим другое, увы.

Работу Антона Шагина, который сыграл Петрушу Верховенского, оценивать очень непросто. По словам Быкова, Шагин «почти гениально играет Верховенского», но этот Верховенский не имеет отношения к русской революции. Мы видим «просто очень плохого человека», тогда как «Достоевский писал образ бухгалтера русского мятежа». Думаю, такая позиция вполне совпадает с моей. В сериале не совсем понятно, чего добивается Петруша. Ты прочёл роман, но, несмотря на это, ты смотришь и не понимаешь, что хотел сказать режиссёр. Возможно, это связано и с тем, что Хотиненко очень странно порезал сюжет. Например, глава «У наших» — интереснейший, остроумнейший текст. А в фильме соответствующий главе эпизод выглядит так, словно создатели просто вырвали из контекста несколько самых ярких фраз, не стремясь сохранить при этом смысл или хотя бы дать возможность не читавшим понять, о чём речь. Когда Верховенский внезапно начинает вещать перед публикой о каком-то выборе, о болоте, через которое нужно нестись на всех парах, только читавший роман сможет понять, что он имеет в виду. В книге всё понятно: и почему он об этом заговорил, и что скрывается за его словами. А в сериале это выглядит так: создатели уцепились за красивую метафору, герой её озвучил. Всё. Позаботиться о логике никто не захотел.

Очень неприятно поразила игра Надежды Маркиной (Варвара Петровна). Такое чувство, что актриса просто с выражением произносила заученные реплики. Кириллов тоже показался мне не совсем убедительным. И вообще, для меня Кириллов без странной манеры говорить не Кириллов. Иванна Петрова совершенно обезличила сложный образ Лизы, скомкала её характер, выковыряла весь изюм. А нам осталась только совершившая глупость барышня, несчастная и безнадёжно влюблённая. Таких и в русской, и в мировой классике у каждого писателя по сто штук, и, к сожалению, кто-то, посмотрев киноверсию Хотиненко, подумает, что Лиза теряется среди массы типичных образов. Это не так.

Но есть герои, которые приятно удивили или не разочаровали. Мария Луговая — такая вполне себе Даша: молчунья, робкая, тихо страдающая, но преданная. Не меньше понравились Александр Галибин (фон Лембке) и Борис Каморзин (Лебядкин). Сцены с их участием скрашивают бездумный сериальный пересказ любимого романа. Хочется ещё отметить Марию Шалаеву. Если в экранизации «Карамазовых» она до странного никакая, то в «Бесах» это как будто другой человек, другая актриса, совсем не без таланта сыгравшая Хромоножку.

Скажу пару слов о сюжете. Может, идея превратить «Бесов» в детектив не так уж и плоха, но я не из тех, кто так думает. В том числе из-за режиссёрского сюжета и композиции сериала теряется образ Ставрогина, и его место в центре занимает кто-то другой. Например, Горемыкин. Кстати, ещё одна режиссёрская находка — одержимость главного героя бабочками — тоже не произвела особого впечатления. Да, параллель понятна, и слова Ставрогина о красоте в приближении к ней звучат неплохо, но слишком вычурно и банально.

Не буду говорить о том, что финал меня добил. Что это? О чём? Зачем? Думаю, не меня одну посетили эти вопросы. Возможно, создатели решили, что рядовой зритель никак не обойдётся без хэппи-энда, даже самого невообразимого, поэтому одарили нас такой вот фантастической версией финала. Но мне кажется, Достоевский не тот автор, из чьего творчества можно делать предмет массовой культуры. Лучше никак не знакомиться с его романами, чем получать их в скомканном формате телесериала, где много лишнего и мало нужного.

4 октября 2014

«Зерно» всей этой истории найдем лишь в книге. Ведь режиссер не Достоевский.

Экранизацию режиссера В. Хотиненко я посмотрел через пару месяцев после выхода на экран. Когда я узнал о выходе экранизации весной накануне, я решил для себя, что прежде чем посмотреть фильм, прочитаю роман. Роман я прочитал в начале лета и решил посмотреть 4-х серийный фильм. Книга мне понравилась, я решил убедиться, снят ли фильм по Достоевскому, или как обычно, авторский сюрреализм.

В принципе, по началу вызвало удивление, когда фильм начался с эпизода вытаскивания трупа утонувшего студента. Я понял сразу, что это был Шатов, которого по Достоевскому, убили в третьей части книги. С другой стороны начинать эпизод с этого момента на мой взгляд логично… но для адаптированности сюжета, чтобы заинтересовать простого зрителя, незнакомого с творением великого классика. Авторы не стали затрагивать предысторию жизни Степана Трофимовича. Думаю, что это было правильно. К основной сути сюжета она мало относится. Далее мы видим, что реальные действия начинаются с началом расследования убийства Шатова. Предшествующие события показываются в форме воспоминаний того, что предшествовало загадочному убийству студента, а точнее найти виновного. Таким образом, интерпретация романа переходит в жанр детектива. У Достоевского конечно был другой замысел и детектива никакого не наблюдалось. В ходе воспоминаний мы знакомимся с героями произведения, узнаем их как личности, их взглядах и о деятельности революционеров, которые подготовливают почву для бунта на Шпигулинской фабрике, распространяя прокламации. Думаю, не стоит пересказывать содержания этих воспоминаний. Остановлюсь на оценке сюжета и игры актеров.

Сюжет Как я уже упомянул выше, сериал нам показывают детективную историю и судьбы героев здесь раскрывают с целью понять мотивы преступления и морального падения. Достевский же описывал всю эту историю, чтобы представить настрой и атмосферу общества того времени. Представить образ бесоодержимых в своих современниках, которые выступали в образе революционно настроенных дворян, интеллигенции 70-х годов, нигилистов, атеистов. Отношение их к религии и задается вопросом, являются ли они русскими. Может ли русский человек быть атеистом?

В фильме раскрыты характеры главных героев, их устремления. С этим сценаристы смогли справиться. Главная суть раскрыта. Прибавлю к этому, что Хотиненко удалось создать фильм для широкой аудитории. Сюжет получился интригующим. Стоит заметить, что «Бесы» — это книга, которая заставляет думать и не каждый ее сможет осилить целиком. Нужно еще понимать атмосферу того времени. Создатели фильма для новоявленного детектива придумали персонажа — следователя Горемыкина, сыгранного Маковецкий. В фильме присутствуют спецэффекты и сцены для придания образа бесоодержимости, что немного преувеличенно. Пример, Петр Верховенский со свиньями или Ставрогин с бабочками.

В целом сюжет вольно интерпретирован, и не под копирку. С другой стороны, интригует с первых кадров. Именно вышеперечисленного пожалуй и сделало фильм для массового зрителя.

Актерская игра. В сериал попали именитые актеры, которые работали у Хотиненко в других проектах.

Особо хотелось выделить Антона Шагина. Удачный выбор по внешним данным, у Достоевского таким он и представлен. В нем видно вооплощение Беса, его поступками и манерой речи о своих идеях.

Максим Матвеев тоже не хуже справился со своей ролью, но немного переиграл своей эксцентричностью.

Также хотелось выделить роль Хромоножки, сыгранной Марией Шалаевой. Если честно, не просто вообразить ее себе. Но юродство вообразили натурально.

Претензий к актерам особых нет. Декорации и манера поведения героев соответствует своему времени.

В итоге могу сказать, что фильм хорошо интерпретирован для масового зрителя. Но все равно главное «зерно» романа здесь не уловишь. Лучше прочитать роман. Но это для думающих людей и сведущих в истории.

За более удачную экранизацию романа в отличии от предыдущих:

7 из 10

26 августа 2014

В поле бес нас водит, видно, да кружит по сторонам.

Только дочитав роман Федора Михайловича, сразу решил посмотреть недавнюю экранизацию (точнее фильм, снятый по мотивам) книги Владимира Хотиненко «Бесы». Так сказать с еще не утихшими впечатлениями.

Все дела и события происходят в пределах одного города. Некий следователь Горемыкин расследует «загадочное» убийство студента Шатова. Ну и к тому же еще пары человек (остальные 6 или 7 погибли сами, их никто не убивал). Известно лишь то, что это как-то связано с, приехавшими из заграницы, богатым и красивым Николаем Всеволодовичем (своего рода Дориан Грей) Ставрогиным и Петрушей, как называет его отец, Верховенским, которые как-то связаны с революционным кружком и беспорядками в этом городе.

В описании написано, что это детектив. Возможно, конечно, в каком-то роде, да, но подобное творение относить к детективу я бы не стал. На мой взгляд — чистая драма.

Сюжет фильма протекает как бы в двух временах. В одном следователь допрашивает всех, кто должен что-то знать. Во втором то, что они ему рассказывают. Что и является одним из главных преимуществ фильма (сериала). Такой подход я считаю удачным, несмотря на то, что в книге подобного и не было.

Ну а главным недостатком, по моему мнению, является то, что у Хотиненко не получилось передать атмосферу самого Достоевского, его мягкость слога и душевность что ли, которой наполнены большинство произведений этого замечательного писателя. Тот же «Достоевский» получился куда сильнее. Ну а ближе всего, ИМХО, к этому подошел В. Бортко со своим «Идиотом».

Что касается актеров, то тут отдаю должное режиссеру. Потому как состав подобран достаточно сильный. Больше всего впечатлили Максим Матвеев (Ставрогин), Антон Шагин (Верховенский), Евгений Ткачук (Шатов) и Алексей Кирсанов (Кирилов). По-моему, справились блестяще.

Еще, наверное, стоит отметить концовку — что это? Я не понял. Так видит продолжение сам Хотиненко? Или это просто, чтобы зритель поломал голову, размышляя над этим?

В общем, безусловно, есть над чем подумать. Много диалогов осталось без изменений, так что тут перед вами сам Федор Михайлович.

7 из 10

12 июля 2014

Бесы. Рецензия без претензии.

Я вчера- сегодня посмотрела новую экранизацию «Бесов» режиссера Хотиненко. Уж не знаю, пригодится ли кому мое мнение, но совершенно ясно, что это в принципе неважно, потому что любое мнение все равно падает в черную дыру, где лежат все мнения всех людей.

В первую очередь — режиссеру наше большое человеческое спасибо за: попытку снять фильм по одному из самых сложных романов Достоевского, за старание сделать эту экранизацию максимально исчерпывающей и качественной, за приложенные колоссальные усилия, за то, что результат получился, безусловно, достойный внимания, смотрибельный от начала до конца, умный, красивый, полный внимания и любви к самому роману и к личности его автора.

Что уж и говорить — ну невозможно снимать кино (или сниматься в кино) по Достоевскому, не будучи самому личностью. А этот роман — очень трудный для понимания, тяжелый психологически для восприятия, мрачный, мрачно пророческий, страшный, поэтичный, полифоничный, и наряду с «Братьями Карамазовыми» — тяжелейший для экранизации. Ну то есть я даже не могу представить, как это сложно — даже сценарий написать по этой книге. Там из каждого слова сценарий можно сделать.

Так что режиссеру — безумству храбрых поем мы песню!

При всех недостатках экранизации я всегда буду ЗА хотя бы потому, что существует огромное количество людей, которые, прости Господи, вообще ничего никогда не читают, так пусть хоть фильм посмотрят — все же лучше, чем ничего.

Так что прежде всего — о достоинствах.

Еще раз повторюсь: сценарий написан настолько толково, что основные сюжетные линии романа ВСЕ прописаны и понятно, что к чему и кто чего, даже если вообще романа в руки не брал (присочинено изрядно, то есть придумали сюжетную линию со следователем из Петербурга, которого в романе отродясь не бывало, но это даже неожиданно изящно получилось, видимо, главным образом, потому, что роль эту поручили не кому-нибудь, а Маковецкому, так что все ясно — он что угодно сыграть может, и он как раз и держит весь фильм вместе, как струной, своей крепкой актерской игрой — это тоже в достоинства фильма, да).

Характеры персонажей тоже четко прописаны в сценарии и тщательно отрежиссированы — вообще не к чему придраться. Я-то роман прекрасно помню, в деталях, поэтому любое выпадение из характера мне бы резануло — но нет. Логика развития событий великолепно срежиссирована — триллер, детектив, события закручиваются как пружина, не оторваться. Точно так, как в романе.

Туда же, в несомненные достоинства — несколько центральных актерских работ. О Маковецком уже сказала, Шагин (Верховенский) — прекрасен, очень талантливый актер с большим будущим, великолепная роль, опасный мерзавец в маске полудурка исчерпывающе сыгран. И танец среди свиней лично для меня смотрелся органично, но я и притчу о бесах и свиньях помню, с другой стороны, так что эта аллюзия мне очевидна.

Игорь Костолевский в роли Верховенского-отца, может быть, слишком аристократичен и вальяжен, все-таки его персонаж — довольно гадкий приживальщик, но все равно хорош, красивый такой, немолодой господин, понятно, за что его столько лет генеральша при себе держала.

Вообще великолепно играет актриса Шалаева в роли Лебядкиной-хромоножки — полоумная, но пророчица в своем безумии, такая и должна быть, вне всякого сомнения.

Теперича о неудачах. Некоторые вещи, придуманные авторами фильма, вообще необъяснимы и непонятно зачем существуют. Зачем это у них Ставрогин в бабочку превращается? Типа такая аллегория безумия, которое им овладевает? Очень странно это выглядит, даже нелепо.

Оставил в недоумении финал фильма (придуманный авторами) — это к чему вообще? О чем? До этого момента все было ясно, а этот эпизод просто сбивает с толку. Опять какая-то аллегория, но без титров снизу — мол, это, ребята, вот что означает — ни хрена непонятно.

И большой провал, извините, — выбор на роль Ставрогина актера Максима Матвеева. Он молодой человек, несомненно, красивый, но это еще не все, что требуется. Как там говорил кто-то: «Красивый, но вьялый». Ставрогин — ключевая фигура, инфернальная, а Матвееву для этой роли как раз инфернальности и не хватает. Это прямо-таки анекдот — что-то недостаточно вы, батенька, инфернальны!

Что касается сильного уклона фильма в православие — есть такое дело, не вижу в этом ничего предосудительного. Такая режиссерская трактовка, в чем проблема? Вот так видит режиссер революционный вопрос в России — все революционеры безбожники, в этом вся беда. Излишне навязчива эта дидактика, правда, тетка эта с Библией сто раз не к месту возникает, уже раздражать начинает. Она явно лишняя там, где есть ясное авторское высказывание о сути веры и религии- монах, к которому с исповедью приходит Ставрогин. Но я всегда считала и считаю, что режиссер — соавтор и имеет право на свой взгляд.

А кому это не нравится — тому не надо смотреть экранизации. Лично я их очень люблю.

П. С. Дмитрию Быкову очень не понравился сериал. Он высказался в том духе, что, мол, государственность — гораздо бОльшая бесовщина, нежели бесовщина революционеров. А по мне — так это совершенно ОДНО И ТО ЖЕ. Быкову и Достоевский как автор тоже не нравится, кстати.

3 июля 2014

Достоевский плачет. Или: как мы разгадали Владимира Хотиненко

Фильм неоднозначный. Нельзя сказать, что он плох. Плоха игра большинства актеров. Но это не критерий. есть много хороших фильмов с еще худшей игрой. Скорей, тут претензии к кастингу. Варвара Петровна, например, это Чурикова и только Чурикова. У Хотиненко она никакая. Степана Трофимовича мог сыграть кто-то типа Ширвиндта — породистый, красивый и пустой. Со Ставрогиным вот — угадали — очень понравился, такой он и есть — Ставрогин. Шатов — очень неплох Шатов получился. Кириллов. Жидок Лямшин. Лиза, которая не Лебядкина, хоть и брат ее Лебядкин — хороша. Местами, в общем, артисты играют неплохо. Даже отвратительный исполнитель роли Петруши Верховенского иногда хорош в своей отвратительности.. Это то, что касается актеров.

Самое главное — сценарий. Во-первых — это не «Бесы», а попурри. Правильней назвать было этот фильм — «Достоевский плачет». Есть же классный советский киносборник «Чехов смеется». Режиссер Хотиненко предложил нам не просто экранизацию одноименного романа, а свое (или чье-то по заказу) видение всего творчества Федора Михайловича Достоевского. Иначе зачем мешать Ставрогина со Свидригайловым и Иваном Карамазовым? Не говоря уже о герое Маковецкого. Это все, конечно — Достоевский. Но это не «Бесы». Скажем так: умные люди Хотиненко посмотрели — умные люди поняли, что он хотел сказать. Но умные люди с автором не согласны. Почему не согласны?

Потому, что роман, на взгляд Хотиненко, оказался не самодостаточным и он решил его дополнить «Преступлением и наказанием», «Карамазовыми» и (подскажите, подзабыл, откуда герой Маковецкого?) А ведь «Бесы» — роман знаковый. Именно он задержал революционное движение в России почти на десять лет! Еще целых десять лет русские люди понимали разницу между людьми и стадом свиней. Это — немало. За это Федору Михайловичу респект и низкий поклон. А его роману — достойное место в русской культуре и достойную экранизацию. Кто снимет следующую?

6 из 10

2 июля 2014

Шведские спички и Достоевский

Повезло ли Федору Михайловичу на этот раз? Начну с аннотации, в которой говорилось примерно следующее: «В городе N произошла серия загадочных убийств, в связи с чем сюда приезжает следователь Григорьев… Выясняется, что в этом городе было создано революционное общество…» Не может быть, чтобы это были «Бесы», однако оказалось — они самые и есть. Представьте только, что любой классический роман, даже с менее детективной направленностью, можно вывернуть наизнанку, начать с конца, например, «Мадам Бовари» или «Войну и мир», и пересказывать его содержание устами выдуманного персонажа. «Бесы», во всяком случае, при таком подходе становятся неузнаваемыми, напоминают не то «Шведскую спичку» (юмористический рассказ Чехова), не то «Деревенский детектив». И это — главный промах сценаристов, не простительный ни в коем случае. Достоевского нельзя делать наспех, наскоро сшивая отдельные куски.

Второй момент — в титрах фильма обозначено — по мотивам романа. По-моему, это подразумевает использование только фабулы, отдельных сюжетных линий, с более или менее самостоятельным текстом. Здесь же гениальные фразы используются по полной, но при таком подходе не могут они быть оценены, зритель не успеет их отличить от обычного текста. Кстати, сам роман очень удобен для экранизации, надо только проникнуться его духом, внутренней страстностью. И разыгрывать с неспешной любовью отдельные сцены, сохраняя интригу настоящего детектива, характерную для Достоевского. Как, например, это сделал Бортко в «Идиоте». При филигранном подборе актеров, разумеется.

Что касается подбора актеров — здесь это наиболее приятная тема для обсуждения. Главный бес Верховенский — средоточие абсолютного зла, кривое зеркало, нужное Достоевскому для решения поставленных задач. Верховенский, творящий зло как таковое и получающий от этого удовлетворение, немного напоминает месье Горна из «Камеры обскуры» Набокова («…насколько смешнее дать Мастеру допятиться и рухнуть в глубину лесов…»). Сам по себе восходящая звезда Ленкома Антон Шагин очень хорош. И то, что режиссер заставляет его обниматься со стадом свиней, не вполне расшифровывая для зрителей смысл отрывка из Евангелия, не его вина. Ставрогин (Матвеев) — загадочен, красив, но он страдает, мучается от безверия. «И ангелу Лаодикийской церкви напиши…». «…Знаю твои дела: ты ни холоден, ни горяч, о, если бы ты был холоден или горяч!» Достоевский считал, что полный атеизм почтеннее светского равнодушия. Наверное, то, что герой «только тепел» и объясняет происходящее с ним в финале романа. Эпизод с Матрешей снят очень хорошо, он вполне в духе Достоевского. Марья Лебядкина? Кукольный, несколько театральный персонаж. Вот, например, Додин начинает свой спектакль с монологов Лебядкиной, делая ставку на несомненную приму (Шестакову). И ее страстность кажется более убедительной при трактовке образа. Несомненно, лучшая актерская работа в фильме — это Кириллов (Кирсанов?). Поскольку это — самый загадочный персонаж романа, можно сказать — совсем даже непонятный. Здесь Кириллов — живой, обаятельный, открытый, светлый, несмотря на этот свой дурацкий поступок.

И опять возвращаюсь к смыслу романа, по поводу чего написаны целые библиотеки. Действительно создается в городке некое революционное общество из пяти человек.

Для надежной склейки «революционеров» предлагается «…подговорить четырех членов кружка укокошить пятого под видом того, что тот донесет…» (Такой эпизод имел место и в реальной жизни.) Верховенские понимают, что «революцию совершают лавочники и лабазники руками романтиков». «Но для чего было сделано столько убийств, скандалов и мерзостей» — вопрошает в конце автор романа. А оттого, что мутное провинциальное общество, страдающее косностью и тупоумием и раскачиваемое провокаторами, приобретает наконец критическую массу, начинается цепная реакция и мир летит вверх тормашками.

Достоевский считал, что бесами, т. е. новыми идеями по типу «цель оправдывает средства» была больна Россия. В Евангелии бесы вошли в стадо свиней, и оно бросилось с обрыва и потонуло. Как бы то ни было, Ф. М. говорил, что когда он писал «Бесов», «у него руки дрожали от гнева». Нам же остается только поблагодарить за попытку экранизации, за прекрасных актеров. Но, как говорил Швейк, «Отче наш» надо начинать с начала, а не с конца.

5 из 10

22 июня 2014

Свиньи у обрыва или наши новые «Бесы»

Перво-наперво, проясним ситуацию — речь в данной рецензии пойдёт об экранизации одного из лучших романов в мировой литературе.

Задача перед режиссёром стояла весьма сложная: произведение это многослойно, персонажей много (и каждый важен!) да и вообще: пишет Достоевский так, что ничего не убавить, не прибавить. Что же можно сказать о данной экранизации? Как не прискорбно, но ничего однозначного. Невозможно назвать это хорошей экранизацией. Но и к категории совсем уж плохих фильмов отнести не получится. Давайте по порядку обо всех плюсах и минусах.

Очень сложно показать «Бесов» прямолинейно, поэтому идея с расследованием не так плоха, но вот её исполнение подкачало. Горемыкин — выдуманный персонаж, смотрится в истории абсолютно не органично. И да — ему уделяется слишком много экранного времени. Кстати, о времени. Создателям было не жаль тратить довольно много хронометража на ненужные, не несущие смысловой нагрузки сцены. Бабочки, пустые вымышленные диалоги… Всё это вместо гениальных монологов предложенных автором. Весьма зря, я бы сказала. Сняв на серию больше, а при желании обойдясь и этими четырьмя, вполне возможно было ничего важного не упустить.

Также печалит то, что очень важных, одних из главных персонажей задвигают даже не на второй план, а на сущие задворки. Предоставляя прорву времени для одного-двух, признанных, видимо, самыми интересными. Но ведь крайне необходимую смысловую и эмоциональную нагрузку несёт история и личность Степана Трофимовича, а мы его и вовсе теряем в фильме…

Подробнее об актёрах. Чрезвычайно важно было показать правильный образ Николая Ставрогина и, как мне кажется, актёру это удалось. Пусть в некоторых случаях он и перегибал палку, в целом, персонаж удался. Петенька Верховенский — отвратительнейший персонаж, сыгран весьма недурно! Даже наигранность пришлась к месту в характере этого героя. И меня просто поразил губернатор — Галибин! Сложно было представить его в этой роли, но он справился просто на «ура». Также хочется отметить хороший подбор актёров на роли Шатова, Кириллова, Маврикия Николаевича, Гаганова и Лебядкиных. Что же до Варвары Петровны, так сама актриса смотрится хорошо, но характер не передан, да и вообще — персонаж до жути задвинут. Остальные женские роли получились довольно бесцветными, как и многие мужские.

Костюмы? Что ж — хорошие костюмы. Декорации? Тоже неплохие. Музыка? Хороша, только чаще всего не ко времени звучит… А вообще сама атмосфера, извиняюсь за некрасивое слово, получилась «жидкой». Не хватает масштабности и размаха, присущих перу Фёдора Михайловича. Сюжет во многом скомкан, логическую последовательность в действиях героев уловить очень трудно, переход от одних событий к другим сумбурен. Но даже несмотря на это, есть несколько крайне удачных сцен.

А теперь отдельно о концовке. Извините, но что это за бред? Просто не могу подобрать иного слова. Что сценаристы хотели сказать этой крайне неосторожно придуманной финальной сценой? Судя по всему, лишь то, что им плевать на сюжет произведения, по которому они изволили сотворить сию экранизацию.

Что же можно сказать в итоге? Задатки для совсем неплохой экранизации явно были, но их не захотели использовать в полной мере. И от этого получилось только хуже… Сей факт в очередной раз доказывает, что переписывать классиков — неблагодарное и бессмысленное занятие.

3 из 10

P.S. Стоит отметить, что данная экранизация хороша хотя бы тем, что многих толкнёт к прочтению этого гениального произведения, которое, несомненно, должен прочесть каждый.

21 июня 2014

Бесы и бабочки, Или Трудно, но надо «делать» классику

Первое, что бросается в глаза, потому что первым показано, — фантастические, пытающиеся летать в нефти, противоестественной среде, огромные бабочки. Очень современный прием, взгляд снаружи на попытки жить внутри стеклянной банки.

Это титры фильма В. Хотиненко «Бесы». Режиссер нескольких известных актеров пригласил на возрастные роли. И. Костолевский (странно, мистически, даже если при помощи грима, он выглядит теперь), А. Галибин с его тонкими чертами всегдашнего интеллигента превращен в истерика. Я не говорю о рисунке роли, о создании образа. Я говорю о выборе актеров. Единственный, кто, на мой взгляд, на месте, суперорганичен — С. Маковецкий. И по игре, и по рисунку, и по достоверности…

Старшее поколение актеров в фильме — профессионалы в любом случае. Молодые же актеры получили, без сомнения, прекрасные уроки общения. Даже исполнитель роли Петруши Верховенского Правда, он «немного чересчур» театрален, ему очень хочется быть бесом. В голосе — форсаж, в глазах — старание, в улыбке — искус. И Ставрогину можно было бы быть посложнее. От высокомерного аристократического взгляда до истерического смеха в припадке (в сцене видения) — большой диапазон. То же с Кирилловым — истерика при написании последнего письма. Помешательство вообще играть — высший пилотаж.

Понятно, что не вернуть жизнь и подпопадающую под амплуа молодость таких актеров, как А. Баталов или И. Смоктуновский. Это не вина и даже не беда нового поколения. Кому-то и теперь надо играть классику. Прекрасные лайковые перчатки практически у всех персонажей — изнеженные руки скрывают или нечистые?

Несколько «подсмотренных», чисто кинематографических образов, которые понравились на экране. «Переходящий» красный мячик эффектно оказывался то в одних то в других руках. Ребенок, нашедший булавку Ставрогина и приколовший ее себе на одежду. Ритуальное убийство Шатова, кривлянье «бесов» в свином загоне. Обреченный на голодную смерть младенец, лежавший на кровати, вдруг оказывается на воде. Безвинная душа, но уже без будущего, уплывающая в никуда.

Сюжет, не совпадающий с фабулой, не так сложен, но например. В последний момент истории грехопадения и сюжета следователь видит пепел от сожженного письма. Шепчущиеся погубленные души под шорох падающего пепла.

Исповедник, сделавший это, в продолжение нескольких картин читал признание Ставрогина с комментариями самого грешника. Иллюстрации к признанию описаны визуально в сценах Ставрогина с подростком Матрешей.

«Сделать» классику вообще непросто, Достоевского без «достоевщины» сложно, но делать надо. И потому, что это наша литература, и потому, что какой-нибудь зритель может оказаться читателем. Велик труд коллектива, за что и благодарность.

16 июня 2014

Бесы Владимира Хотиненко

Может, вся прелесть заключается в том, что я сначала посмотрела, а потом решила прочитать. Именно поэтому, я сидела все эти несколько часов не отрываясь от экрана, следя за происходящим. Но, обо всем по порядку.

Роман Ф. М. Достоевского «Бесы» — это эпохальное произведение, даже пророческое. Автор пишет: «Это — почти исторический этюд, которым я желал объяснить возможность в нашем странном обществе таких чудовищных явлений, как нечаевское преступление. Взгляд мой состоит в том, что эти явления не случайность…» Можно долго и остро рассматривать и сравнивать сюжеты фильма и книги, но я не буду. Экранизация на то и экранизация, чтобы показать свое видение в отведенные временные рамки и бюджет, да еще успеть развернуться как следует. А развернуться, есть где. И весь потрясающий ансамбль актеров вместе с режиссером потрудились на славу. Для меня в неожиданной амплуа предстал каждый из актеров — начиная от Шагина, заканчивая Галибиным. Особенно Порадовал Антон Шагин в роли Петра Верховенского. До этого я видела молодого актера только в романтических комедиях, где для меня особо не выделялся. Но здесь! Это просто его бенефис, звездный час, можно сказать. Он раскрылся целиком и полностью. Он смог посеять во мне противоречивые чувства. Я одновременно ненавидела этого персонажаи восхищалась им. Браво! Он полностью изучил этого «главного Беса», показал нам его сущность — изворотливость, циничность и хитрость. Он блестяще манипулирует «пятеркой», связывает их кровью. «Кто не с нами, тот против нас». Верховеснкий все время в перчатках, будто «помечая» членов кружка, сам боится наследить, запачкаться. Он осторожен, но резок. Сложно предугадать его следующие действия. Борьба за цели, оправдывающие любые средства, отрицание всего, что не связано с интересами организации. Он всегда найдет способ выйти сухим из воды. Особенно захватил жаркий монолог про «Ивана-царевича». Его глаза светятся нездоровым блеском, лицо застывает в страшной гримасе. Здесь раскрывается вся его сущность. Пафосный, подленький, но страшный человек, который может натворить столько бед, если его не остановить. Спасибо Антону Шагину за проделанную работу. А танец в загоне со свиньями — это просто блестяще!

Евгений Ткачук порадовал не менее. Последнее время он стал часто сниматься. Очень понравился в легкой комедии «Курьер из Рая». Здесь он предстал совершенно иным, но наивность та же. Его Иван Шатов — персонаж, которого мне было очень жалко. Простой парень, из бывших крепостных, который сначала поверил в идею, но потом пожалел, что связался с «клопом, невеждой, дуралеем» Верховенским. Он бросает кружок, но не спешит делиться своим добром — печатным станком- чтобы бывшие соратники печатали на нем свой «Катехизис революционера». К нему возвращается жена, он даже готов принять чужого ребенка на воспитание, лишь бы начать новую жизнь. Просто жить. Как он светился от счастья, как был полон энтузиазма! Ткачук передал всю эмоциональность персонажа на высоком уровне.

Мария Шалаева в роли Марьи Лебядкиной приятно удивила. Скажу честно, даже не узнала ее. Прекрасная игра. Несчастная больная девушка, которая тоже стала жертвой обрушившихся на нее обстоятельств. Ей легко было манипулировать, чем и пользовался брат и Ставрогин, используя в своих целях.

Еще порадовал Александр Галибин. Его губернатор интересный персонаж — этакий пережиток прошлого, человек, живущий старыми порядками, сохранив все устои, но желавший идти в ногу со временем. Он хотел угодить всем, но в итоге не заметил как сама его жена примкнула к тайной организации. Вечно мятущаяся и сомневающаяся личность. Он боялся действовать, принять неправильное решение, чем и поплатился.

Максим Матвеев показал интересного Ставрогина. Его внешняя невозмутимость переплеталась с внутренними душевными метаниями. Он не смог простить себя и это терзало его. Сильный оказался слабым, а не тем героем, о котором грезил Верховенский.

В целом, каждый персонаж заслуживает отдельных слов, будь то полицмейстер Флибустьеров в исполнении Владимира Зайцева или вписанный персонаж следователь Горемыкин Сергея Маковецкого.

Спасибо Владимиру Ивановичу, спасибо всем за новое прочтение романа. Ключевое было сохранено, персонажи раскрыты, а минусы я искать не хочу.

Главное, что оставили-с неизгладимое впечатление!

9 из 10

13 июня 2014

Утомленные «Бесами»

Можно ли снять качественную экранизацию русской классики, при этом не умалить значимость произведения, не вызвать аллергию у высоколобых литераторов и быть интересным массовому зрителю? Как показывает телевизионная практика, такое вполне может быть, примером тому «Мастер и Маргарита» и «Идиот» Владимира Бортко. Можно предположить, что у Бортко есть ген экранизации, отсутстувующий в ДНК прочих режиссеров. Создатель «Бесов» таким похвастать, увы, не может.

Откровенно говоря, Достоевский «не для всех». Его трудно читать (многим), еще труднее передать содержание его произведений в кино. Эти фильмы получаются мрачными и тяжеловесными, и, как правило, недовольных всегда больше. У каждого человека есть свое видение прочитанного, не зря говорят, что фантазия — лучший кинотеатр. Поэтому принять чужие мысли по поводу невероятно сложно, а порой невозможно, в зависимости от степени упрямства зрителя.

Хотиненко увидел в «Бесах» трагедию личности, что не противоречит тематике Достоевского ни в коей мере. Ставрогин — мистический антигерой, по аналогии с Евангелием, именно он — тот человек, в которого вселился бес, а потом от него перешел к «свиньям». Все прочие персонажи и есть те самые свиньи, или бесы помельче, чем «принц» Ставрогин. Бесноватость Ставрогина — непреодолимое влечение играть с духом, переступать черты, за которые немыслимо заходить, находясь в здравом уме (поэтому в книге его воспринимают как сумасшедшего). Пример тому — брак с Хромоножкой Марьей Лебядкиной как поступок до того насмешливый и низкий, что приятно. Такими противоречиями полна душа человека, об этом много пишет Достоевский.

Несмотря на грамотное восприятие романа (которой ошибочно можно считать политическим памфлетом и только), Хотиненко не смог перенести на экран то, что необходимо. Повествование сумбурно, отрывочно и упрощено, что можно оправдать массовостью канала (но это плохое оправдание, конечно). Режиссер по-своему склеил эпизоды книги и остался в проигрыше. Не читай я романа, осталась бы в темноте непонимания. Кроме того, визитная карточка Достоевского, эдакие персонажи-идеи, нереалистичные марионетки, которых автор сталкивает только для филосовских и религиозных споров, совершенно потерялись в сериале. Мы не понимаем, почему хочет покончить с собой Кириллов, за что затаил зло на Ставрогина Шатов, кто такой Степан Верховенский. Нам дали только поверхностное описание персонажей, что не позволяет оценить глубину произведения.

Но хуже, чем плохо прописанный сценарий, это актерская игра. Вот что «обескураживает» в отрицательном смысле! Каждый из них занял для себя интонацию, подачу, мимику, и поленился применить какую-либо другую. Максим Матвеев всегда нарочито загадочен и малословен (хотя он получше других), лицо Маковецкого всегда выражает недоумение и удивление, но больше всех раздражает Антон Шагин. Поразительно плохая игра, поощряемая, видимо, режиссером. Увы.

В целом все плохо, но последние две минуты сериала — это еще хуже, чем было. Катастрофическая нелепость, завершающая скучный и утомительный фильм.

3 из 10

8 июня 2014

Не читал, но осуждаю

Да, не читал. Были попытки, но дальше нескольких глав не пошло. Становилось нестерпимо скучно от поучительно-ироничного стиля повествования, от невозможности понять где автор шутит, а где говорит серьёзно, от его дотошного увлечения деталями и в целом от общей атмосферы провинциализма и мещанства книги. В конце концов плюнул и решил посмотреть какую-нибудь экранизацию романа. Первым попался этот свеженький сериал…

Я Достоевского не читал и потому могу судить о фильме беспристрастным взглядом. Первое же что бросилось в глаза: плохой монтаж. Всюду чувствуется недосказанность и нераскрытость образов. Понять мотивы поведения участников событий совершенно невозможно. Сюжет так же не блещет ясностью изложения. Главный герой кто? Ставрогин? Он в преступлениях практически не участвует — лишь на уровне «знал и не донёс». Если роман о бесах-революционерах, то Ставрогин в том виде, в каком он показан в фильме, то при чём? Он может и демонический персонаж сам по себе, но никакой не революционер. Убери его совсем из сериала — много ли бы сюжет потерял? В фильме я вижу лишь странного героя-любовника, мучимого душевными муками (частного характера), но который фактически самоустранился от революционной деятельности. Лишь вскользь упоминается о его прошлом влиянии на членов кружка. Наверно в романе у Ставрогина было своё серьезноё место, но в сериале мне его фигура показалась совершенно не раскрытой. Хотя актер, сыгравший его, справился со своей ролью неплохо: по крайней мере выглядел естественно.

Дальше кто? Верховенский? Этот ладно. По большому счету к его персонажу претензий нет: сволочь конечно, но все его действия с этой точки зрения объяснимы и ясны. Правда то, как сыграл Верховенского актёр, мне совершенно не понравилось: слишком уж переигрывал — как-то карикатурно и театрально получилось.

Очень понравился образ жандарма Флибустьерова: блестяще сыгранная роль!

Дальше внимания заслуживают наверно только Шагин и этот… который мост проектировал… Кириллов кажется. Не знаю что им отведено в романе, но в фильме я увидел что-то несуразное. Оба помешаны на поиске бога: один от этого вечно угрюмый, а второй грезит самоубийством. Бес их обоих поймёт. Актёры играют средне.

Дальше идут женские роли: все сыграны неплохо, но опять же ни один образ ясно не раскрыт. Кажется все в любовницах у Ставрогина — и что?

По итогам хочется воскликнуть: это ли бесы! Даже Верховенский лишь жалкое ничтожество, а никакой не революционер. Это лишь отрыжка революции — даже не её предвестие. Какое-то детское ковыряние в песочнице. Неужели с этого начиналось революционное движение в России, как это показали Достоевский и Хотиненко? Кажется старик Федор Михайлович выдернул удобный для себя сюжетец из жизни, не желая смотреть правде в глаза, и высмеял зарождавшееся революционное движение такими персонажами как сумасшедший Ставрогин, мелкий подонок Верховенский, ограниченный Шагин и самоубийца Кириллов. Заправил всё это дело своей старой волынкой о вреде атеизма и месте бога в жизни человека. В Достоевском я всё-таки вижу великого консерватора, но никак не пророка. Даже не знаю кому по итогам ставить низкую оценку — режиссеру или классику. Наверно всё-таки обоим.

7 июня 2014

Я очень люблю роман «Бесы». Вообще люблю Достоевского, а этот роман особенно.

Не совсем согласна с теми, кто считает, что его нельзя экранизировать. Существует неплохая экранизация 2007 года (режиссер Феликс Шультесс), у которой, конечно, есть свои огрехи, но в целом замкнутую, затхлую, нездорово театральную атмосферу романа она передает хорошо.

Там не решена всего одна очень серьёзная проблема: проблема Ставрогина.

Но и эта экранизация, как мне думается, этой проблемы не решает. Зато создает новые.

Ставрогин в книжке — солнышко, к которому тянутся все, предмет пылкой страсти как мужчин и женщин в романе, так и автора и читателя. Он красавец, он аристократ, он гений, переворачивающий жизни других. Но герои романа не видят, что он внутри уже давно мертв, что душа его корчится в муках, что он погас и сам ничем и никем не интересуется. Для них это солнышко все еще светит.

Практически нереально найти актера на эту роль. Нужен человек красивый, с тонкими аристократическими чертами лица (что у нас большая редкость), а главное, такой, который вызывал бы сочувствие и любовь зрителя даже в самые гадкие минуты. Такой, чтобы вот он девочку изнасиловал — а все равно, такой хоро-оший.

Максим Матвеев смотрится неплохо, во многие моменты убедительно. Но бледновато все-таки. Тут нужно невероятной силы обаяние, даже не могу назвать навскидку ни одного актера у нас сейчас, который бы такое мог сыграть. Да и много ли вы видели в жизни Ставрогиных? Примерно как Печориных.

Зато очень порадовал Антон Шагин. Фактически разочаровавшись в сериале с первых минут, смотрела только ради него. Как он ломается, как жеманничает, как тянет, цедит слова! В романе Петр Верховенский сыпал слова как горох, а тут он как будто тесто месит. Спорная, но удачная находка. Единственное, было смешно, когда он в загоне со свиньями танцевал почти что «стилем».

И Игорь Костолевский, конечно. Почему-то только убрали все последние дни жизни его героя Степана Трофимовича — а ведь так интересно было бы, интереснее, чем разговоры про плохих революционеров.

Хороши Шатов и Кириллов, Хромоножка тоже понравилась.

Но в остальном… фильм про плохих революционеров. Про то что верить в Бога хорошо, не верить плохо, надо делом заниматься, а не революции устраивать. И все это сказано так в лоб, прямо. В романе не было такой определенности. А учитывая, что фильм показывали в день выборов в Украине, вообще остается неприятное ощущение антиреволюционной пропаганды. В целом, за вычетом нескольких удачных актерских работ и сильных сцен, остается попытка свести сложный полифонический роман Достоевского к идеологической агитке.

6 июня 2014

Драма Бесы на экранах кинотеатров с 2014 года, с момента выхода прошло чуть больше 7 лет, его режиссером является Владимир Хотиненко. Актерский состав, кто снимался в кино: Сергей Маковецкий, Борис Романов, Олег Васильков, Наталья Швец, Владимир Зайцев, Игорь Костолевский, Александр Галибин, Надежда Маркина, Мария Шалаева, Алексей Зеленский, Андрей Кондаков, Алексей Усольцев, Федор Лавров, Наталия Курдюбова, Павел Ворожцов.

Страна производства - Россия. Бесы — получил среднюю зрительскую оценку (7,1-7,3 балла), что является вполне отличным результатом. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 12 лет.
Популярное кино прямо сейчас
© 2014-2021 FilmNavi.ru - ваш навигатор в мире кинематографа.