Натюрморт (2006)

San xia hao ren
Рейтинг фильма
Кинопоиск 6.9
IMDb 7.3
Описание фильма
оригинальное название:

Натюрморт

английское название:

San xia hao ren

год: 2006
страны:
Китай, Гонконг
режиссер:
сценаристы: , ,
продюсеры: , , , , , , , , ,
видеооператор: Нельсон Юй
композитор:
художники: Лян Цзиндун, Лю Цян
монтаж:
жанры: драма, семейный
Сколько денег потрачено и получено
Бюджет: 1
Сборы в России: $17 500
Сборы в США: $76 983
Мировые сборы: $2 504 465
Дата выхода
Мировая премьера: 6 сентября 2006 г.
Премьера в России: 5 апреля 2007 г.
на DVD: 26 февраля 2009 г.
Дополнительная информация
Возраст: 16+
Длительность: 1 ч. 51 мин.
Отзывы о фильме Натюрморт

После строительства плотины древний город Фэнцзе у нового мощного гидроузла Санься почти затоплен, кругом ведется снос покинутых домов, люди переселяются в массовом порядке. В это время и в это место приезжает шахтер Хань Саньмин, чтобы разыскать бывшую жену, которая родом отсюда, но ее дом уже давно под водой. Хань Саньмин присоединяется к бригаде по сносу домов и продолжает поиски. Медсестра Шэнь Хун приехала в Фэнцзе за мужем, с которым не виделась уже два года, и его тоже оказывается нелегко найти.

Другие фильмы этих жанров
драма, семейный

Видео к фильму «Натюрморт», 2006

Видео: Трейлер (Натюрморт, 2006) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Трейлер

Отзывы критиков о фильме «Натюрморт», 2006

Рушатся здания, мосты, кварталы, пустеют города, остаются под водой целые районы — изнанка великого китайского экономического чуда у Чжан Кэ выглядит настолько апокалиптично и по-инопланетному пустынно, что даже появляющиеся в кадре летающие тарелки не выглядят чужеродно в этом бездушном постиндустриальном натюрморте.

В фактуре исторического катаклизма и конструкции социального излома, возможно главный современный режиссер континентального Китая, используя антураж, напоминающий «зону» Тарковского, тщательно выстраивает драму экзистенциального одиночества и человеческого разобщения, не делая разницы между социальными стратами — дисконнект высшего общества, настолько же проявлен, как у главных творцов возрожденного величества Китая — люмпенов-строителей.

В «Натюрморте», густонаселенном призраками некоммуникабельности Антониони и ложных движений Вендерса, разрушение связи между людьми, выглядит страшнее, чем разрушение домов, а ломка человеческих коммуникаций, затерявшихся в безбрежных пейзажах с юаней — намного более гибельна, чем ломка тысячелетних патриархальных устоев. Люди, затерянные в бескрайних просторах Поднебесной, в этой грандиозной стройке-ломке, выглядят как муравьи на фоне Великой Китайской стены — до их судеб никому нет дела, муравейник живет, кто-то лапку, сломал — не в счет.

Чжан Кэ иногда пытается что-то изменить — сигареты, алкоголь, чай и ириски, даже специально выведенные в качестве закладок на экран, кажется, на хотя бы временно, соединяют людей, но впечатление обманчиво — разъединение априорно сильнее. И даже «Нокиа», которая, вроде как, connecting people, тут бессильна.

Долгие, тягучие экспозиции, песни о любви, затухающие в безмолвии, средние, статичные планы, — сам строй картины, кажется, ставит под сомнение возможность воссоединения. И в этом смысле, английский вариант названия картины — Still Life, который можно перевести как «застывшая жизнь», более удачно отражает суть ленты.

Человеку нужен человек. Ключевой тезис «Соляриса», у Чжан Кэ причудливо преобразуется в неутешительный вывод: от человека до человека у него, даже все-таки нашедших друг друга в этой бесконечности, расстояние не меньше, чем до космоса.

7,5 из 10

17 марта 2018

Две истории и затопленный город

Необычное кино. Интересное кино. Чистое кино. Правдивое кино. Вот такое впечатление у меня сложилось о данной кинокартине. Перед нами независимая драма режиссера Цзя Чжанкэ «Натюрморт». Кино ни на что не похожее, снятое в минималистском стиле, в холодной, реалистичной атмосфере, и представляет собой что-то очень убедительное и правдивое. Как будто это и ни кино вовсе, а нечто настоящее и окошко в чью-то действительную историю.

Перед нами две истории, которые происходят в одном городе. Древний город Фэнцзе был затоплен после строительства плотины. Дома многих людей затоплены, и жители уезжают жить в другие места. Сейчас здесь настоящий хаос по сносу домов, и в этот момент на поиски бывшей жены приезжает один шахтер. Он устраивается здесь работать и начинает ее искать. Вторая история об одной медсестре, которая приехала в это место, чтобы найти мужа, ведь они уже не виделись два года…

Обе истории похожи. Все пропитано болью одиночеством и поиском близкого человека. Смотря это кино, попадаешь в некую гипнотическую абстракцию. Все смотрится необычно, и фильм погружает зрителя в странное состояние. Кино очень правдивое и снято реалистично, именно по этому оно и имеет ценность. Зрителя здесь ждет две переплетающиеся истории и нечто чрезвычайно неожиданное и странное, что делает это кино еще более исключительным.

Мне понравилось это кино, и оно хорошо запомнилось. После себя оно оставляет след и что-то еще. Картина незаурядная, и ее даже не с чем сравнить. Она особенная и для ценителей «другого кино», нечто свежего и реального, хорошо приближенного к жизни, к чему-то настоящему и совсем непохожему на привыкшие всем красивые и яркие американские фильмы.

«Натюрморт» — китайская драма 2006 года и специфичное кино от Цзя Чжанкэ. Особенно выделяю этот фильм и киноманам с тонким и разборчивым вкусом к просмотру рекомендую. Спасибо за внимание.

8 из 10

19 июля 2016

Натюрморт

Это очень грустный фильм. Человеческое сообщество «великой» страны в нём как огромный бессмысленный муравейник, куча мусора, и люди тот же мусор, нет ни любви, ни спасительных семейных уз, одно печальное выживание и слабые связи между муравьями. Только звучит красивая сладкая песня-мечта о существующей где-то в небесах или в далёких краях любви. Только протянутая конфетка под названием Белый кролик и подаренная сигарета — жест теплоты к другому такому же одиночеству. Есть сходство с русской жизнью, та же незначительность для общества каждого в отдельности, и жалость автора и зрителя к маленькому человеку.

16 января 2016

Для начала немного фактов. Фильм выпущен в 2006г. и в этом же году завершено строительство плотины. Т. е. режиссер снимал исчезающую, уходящую под воду натуру. Плотина «Три ущелья» стала самой мощной в мире, и одним из самых больших технических сооружений созданных человеком. Она обеспечивает до 2% потребности Китая в электроэнергии (изначально планировалось до 10%). Кроме того, она решает проблему наводнений, которые преследовали этот район тысячелетия, унося сотни жизней и уничтожая посевы и жилища. А в период засух, созданное водохранилище дает возможность орошать засушливые территории.

При неоспоримых плюсах, есть и немало минусов в ее строительстве. Пришлось переселить около 1,5 млн. человек. Были затоплены многие древние поселения. Город Фэнце, где снимался фильм, имеет более чем 2000-летнию историю. Экологи говорили о нарушении природного баланса, в частности полностью исчез речной дельфин, водившийся там. Многие говорили о гигантомании руководства Китая — есть мнение, что главным в этом проекте были амбиции руководства, стремление показать миру китайское экономическое чудо, а не чисто технический и экономический интерес. Этот проект, который начал задумываться еще 100 лет назад, вызывал массу нареканий и критики. Поводом для съемок для Чжанке стал документальный фильм «Затопление» снятый в 2002г. китайскими режиссерами и рассказывающий как раз о «катастрофе», которая происходит.

Собственно, фильм — это рефлексия на происходящее. Попытка художественно осмыслить и предать то, что режиссер увидел там. По его словам, впечатление было очень сильным и порой ему казалось, что происходит что-то нереальное, что рядом со съемочной площадкой вполне может сесть летающая тарелка, и этому не надо удивляться. Не зря в фильме, совершенно реалистичном, иногда почти документальном, появляются сюрреалистичные вкрапления. То архитектурное сооружение (само по себе какое-то космическое) взлетает в небо, словно космический корабль, то в небе появляются загадочные летающие объекты похожие на НЛО, то люди в каких-то странных химзащитных костюмах, появляются на стройплощадке, где им нечего делать. То китайские рабочие вдруг, в воображении главного героя, предстают одетыми в китайские национальные костюмы…Наверное для многих китайцев живших в этих местах, то с чем они столкнулись и представляется как нечто сюрреалистичное. И действительно, за несколько лет была создана такая громада, затоплены огромные территории и больше миллиона лишились своих домов и вынуждены были приспосабливаться к новым условиям, есть от чего немного помутиться рассудку.

«Натюрморт» — это и исследование на тему времени. Не зря, если заметили, главная героиня в квартире археолога видит развешанные на кухне часы. Это, судя по всему, отсылка к известной картине Дали «Постоянство памяти» (или «Мягкие часы»). В фильме сталкиваются самые разные времена. Затапливается город с 2000-летней историей, разрушается инфраструктура — заводы и многоэтажки построенные в период индустриализации в 60-х, 70-х. Главный герой курит сигареты, которые были лучшими 16 лет назад, другой персонаж пьет чай, взятый из шкафчика мужа, которому также много лет.

Когда я посмотрел фильм, первая мысль была, почему он называется «Натюрморт» (Кстати, в китайском прокате он вышел под названием «Добрые люди из «Трех ущелий»). Я не поленился и посмотрел, определения натюрморта. Значения в немецком и английском языках несколько различаются. В немецком это «мертвая природа», а в английском Still life — «тихая или неподвижная жизнь». Итак, согласно энциклопедии, натюрморт — «это жанр изобразительного искусства, который посвящен изображению вещей, размещенных в единой среде и организованных в группу… Кроме неодушевлённых предметов (например, предметов домашнего обихода), в Н. изображают объекты живой природы, изолированные от своих естественных связей и тем самым обращенные в вещь,- рыбу на столе, цветы в букете и т. п… . Предметы в натюрмортной живописи часто содержат скрытую аллегорию — либо быстротечности всего земного и неизбежности смерти, либо — в более широком смысле Страстей Христовых и Воскресения. Это значение передаётся посредством использования предметов — в большинстве случаев знакомых и встречающихся в каждодневной жизни, которые наделяются дополнительным символическим значением…»

Этот фильм — натюрморт, изображающий мертвую природу и одновременно тихую, неподвижную жизнь города обреченного на исчезновение.

Лично мне это кино не показалось таким уж артхаусным, специфическим и непонятным (хотя оно таковым считается). В нем много разных подтекстов и аллюзий, но это одновременно и просто хороший фильм про жизнь простых китайцев. Чжанке сравнивают с мастерами итальянского неореализма. И мне действительно «Натюрморт» показался во многом похожим на фильм «Похитители велосиедов», например. Вот что пишут о неореализме: «Неореализм стремился с максимально возможной достоверностью создавать образы и воспроизводить атмосферу из жизни рабочего класса и городских низов. Съемка велась не в студии, а на природе. Кинокамера свободно передвигалась с места на место, фиксируя в каждом эпизоде мельчайшие детали. Часто в основу фильма ложилось реально происшедшее событие. Упор делался не на отвлеченные идеи, а на чувства персонажей. Нередко фильм снимался без разработанного сценария, по ходу создавались и менялись диалоги. В съёмках зачастую принимали участие непрофессионалы. В неореалистических лентах отсутствует назидательный элемент; «маленькие люди» показаны с подчёркнутой симпатией, а их проблемы — с состраданием.»

А непонятным и чересчур артхаусным этот фильм, по моему кажется, так как мы в эпоху зрелищ, интеллектуальной эквилибристики и насыщенных эмоциями картин, сильно отвыкли реализма. Реалистичные картины кажутся скучными, затянутыми и малопонятными…Они не раздражают достаточно психику зрителя, не завораживают, не пугают, не заставляют чувствовать любовь или ненависть, и так далее. На самом деле, это потому, что мы разучились видеть интересное, завораживающее, прекрасное в самой реальности, и ищем всего этого в метареальности кинематографа.

«Натюрморт» не об отдельных личностях, он рисует характер эпохи. Художественно отражает, те непростые, драматические событие, которые происходят в современном Китае. Именно поэтому, можно утверждать, что Чжанке «останется в веках». Его работы рисуют картину времени.

20 февраля 2015

Медитация с элементами соцреализма

Этот неспешный фильм — практически без фабулы, балансирующий на грани с документальным кино — был признан критиками одной из лучших арт-хаусных картин за последние 10 лет, что, собственно, и вызвало мой личный к нему интерес. Тонущие в тумане пейзажи — три огромные живописные ущелья на юге Китая, оставленные людьми многоэтажки, наводящие на мысли о Чернобыле, и живая, все уносящая за собой широкая река — приковывают к себе все внимание. А вот уже на их фоне проступают крошечные фигурки бедно одетых и потерянных людей, чья жизнь — это ежедневный изматывающий труд да глубоко потаенные ожидания и страсти, которые скупо выражают сдержанная азиатская мимика и пластика.

Фильм странный — как проза китайца Мо Яня, Нобелевского лауреата, где сами речевые формулы кажутся плохо выполненным переводом, а дотошность в изображении быта среднего человека — какой-то насмешкой, пародией на советский соцреализм.

И в то же время, при всей этой документальной отстраненности, «Натюрморт» Цзя Чжанкэ насквозь поэтичен… Поэзия в в скорбном выражении женских лиц, в песнях о любви, сопровождающих загадочный видеоряд, в финальной сцене с канатоходцем.

3 июля 2014

Это другие

Золотым львом, водами Янцзы и перекатной китайской голью видный фестивальный режиссер Цзя Чжанке делает величественное кино про Китеж-град, что не может умереть и восстает вновь, сильнее и крепче. Поднебесная монументальность живописно существует подобием национального бытия, а генеральный метафорический гигантизм равняет извечные человеческие вопросы распахнутым ужасом мглистого вала прибоя жизни. Вот фокусник нехитрым тропом превращает бумагу в доллары, вот колоритная пыль и выразительное запустение, вот местные номенклатурщики добрым словом поминают председателя Мао. Женщин покупают и крадут, крестьяне погибают от голода, компьютеры зависают, чиновники никому не могут помочь, простонародье рубится за каждый паршивый юань, высвечивая органичной второму миру нищетой. А жилистым китайцам в белых майках все нипочем, даже в столь диких условиях эти замечательные люди каждым взглядом излучают решимость делать, что должно — хоть «Вавилонскую башню» Брейгеля, хоть «Апофеоз войны» Верещагина.

Сходу зачаровывая более-менее любого зрителя титровыми иероглифами на фоне расфокусированных автохтонов, кино продолжается ненарочито художественной визуальщиной, протяжными паузами и прочими атрибутами безукоризненной приторможенности. Невыносимо цифровая камера плывет длительными планами и ракурсами, чуждыми оси ординат, а фабула теряется цепями пролетариата — то есть кто-то кого-то ищет, и даже находит, но все это не имеет решительно никакого значения. Ведь «Натюрморт» настолько круто фантасмагорит этнографические этюды из жизни моллюсков на Луне, мерцая постнеореализмом с шахтерами, играющими шахтеров, что очень хочется выбросить компас, растоптать в пыль часы и выйти плясать в этот необычайный туман. Все потому, что Цзя выступает не только пресловутым «кинематографическим животным» с привычным ремесленным перфекционизмом за пазухой. Здесь он, натурально, играет ноктюрн на флейте водосточных труб и промышляет Вергилием, гением места и психопомпом, отстраненно и холодно демонстрируя нам космическую непостижимость великой восточной гармонии, безмятежно принимающей всю вздорную нелепость напрасного и случайного существования.

И в этом странном, неживом и баснословном мире, исполненном строгой геометрии общих и средних планов, на стыке коммунизма имени культурной революции и рынка имени невидимых рук чувствуешь себя немного Хантером Томпсоном, досужим наблюдателем настоящего бала монстров. Всепобеждающая диалектика провозглашает разрушение гигиеной нового мира, крошечные добрые люди в контексте эпохи смотрятся истыми муравьями — их жизнь проходит и не кланяется, как сердитая соседка. И конец этой жизни печален, и середина никуда не годится, и начало смешно. Строго говоря, творение Чжанке и в самом деле являет собой натюрморт, аллегорический натюрморт с гнилыми фруктами и увядающими цветами — vanitas vanitatum et omnia vanitas, если это выражение тут уместно. Штука только в том, что многочисленные фламандские мастера сокрушительной эстетики иносказательных черепов имели в виду и печаль, и сожаление, тогда как здесь возможно увидеть лишь мудрое и покойное равнодушие, чуждое воле, свободе и Александру Сергеевичу Пушкину.

18 мая 2012

Как устоять, лавируя в нестабильном мире?

Герой «Натюрморта» шахтер, в поисках своей бывшей жены, приезжает в город с несколькотысячной историей, за несколько дней до этого пережившего страшное наводнение. Все горожане вынуждены начинать жизнь с «чистого» листа. И вниманию зрителю представляют все эти возникающие из ничего практики кооперации. Бизнес и Государство присутствуют, но где-то на периферии. Они копаются в своих проблемах и уж совсем не претендуют на доминирование в общественном пространстве.

Основа фильм парочка simple story. В основном реалистичное и достоверное повествование происходит на фоне актуальных для Китая общественных процессов и проблем. В-первую очередь этой огромной внутренней трудовой миграции, каждой год касающейся нескольких сотен миллионов человек. Однако, последовательность режиссера делает фильм актуальным и в России. Действительно, мы живем в глобализированном мире, где при всей локальной специфике в целом происходят общие процессы. Например, увеличение нестандартной занятости и ликвидация основ жизни наемных работников.

Можно сказать, что фильм разбит на несколько больших короткометражек. Это позволяет режиссеру отчасти манипулируя частями, поместить не самые удавшиеся в середину, где лента немного «провисает». Не то, чтобы в кадр ненароком попадают микрофоны, но почти.

Однако, умопомрачительная финальная сцена сглаживает все немногие шероховатости фильма. За одну только такую концовку стоило давать приз в Венеции!

8 из 10

2 февраля 2011

Наверное, самая известная и признанная работа китайского режиссера Цзя Чжанкэ, которая даже была отмечена главным призом Венецианского кинофестиваля. наверное, именно поэтому я и решился на ее просмотр, о чем немного пожалел.

Задумка довольно интересная, да и реализация неплохая — но это, наверное, не мое кино, потому что мне было невероятно скучно смотреть фильм. Другой фильм, который я видел у этого режиссера — «Неизведанные удовольствия», тоже довольно «мутный», но его мне смотреть было интересно, а вот эта картина немного разочаровала. Ощущения после просмотра неоднозначные, фильм определенно заставляет задуматься, но это чувство скуки, которое не покидало меня ни на секунду просто напросто убивает все положительные эмоции. которые я мог бы получить от фильма.

Да, во время картины возникает чувство. которое можно назвать ностальгией. Или это сожаление, возникшее от пережитых лет. Или же это сожаление по поводу того, как меняется современный мир. Я не могу охарактеризовать это чувство. которое постепенно возникало по ходу действия фильма, и, казалось бы, это хорошо, что еще есть в этом мире кино, которое может вызвать у зрителей чувства. Но вот скука… Я понимаю, что уже не раз упомянул это слово, но если мне смотреть картину скучно, то вряд ли я могу честно сказать. что фильм мне понравился. Фильм мне не понравился, но определенные его достоинства я заметил. Наверное, надо бы мне почаще смотреть такое кино, чтобы привыкнуть к нему и получать от просмотра удовольствие.

Я точно еще буду смотреть фильмы Чжанкэ. Может быть, мне понравятся его другие работы, один фильм ведь понравился, несмотря на то, что другой разочаровал. Для того, чтобы составить о нем какое то определенное мнение, мне кажется, надо посмотреть 5—7 фильмов. А пока я могу лишь сказать, что Чжанкэ снял талантливое кино, но абсолютно не мое.

6 из 10

9 января 2011

«Все течет, все изменяется»

Цзя Чжанке, китайский режиссер шестого поколения, продолжающий национальную традицию фильмов о маленьких людях на фоне эпохальных событий. Китайское кино практически все такое, сталкиваясь с ним, ты сталкиваешься со всей мощью этой величественной страны. Исключение можно сделать лишь для гонконгских режиссеров, перенявших западные традиции вместе с почти столетним владычеством Великобритании в этом городе.

Отличие Цзя Чжанке в том, что его маленькие люди для него и впрямь маленькие и зачастую сами служат фоном, микропроводниками в масштабных процессах постоянно изменяющейся Поднебесной, что практический исключает у этого режиссера возможность съемок незначительного фильма. Ведь он говорит не о сиюминутном, не о частном, а великом и определяющем. Цзя Чжанке, в этом смысле, даже гигантоман, а наиболее важный в его карьере «Натюрморт» подтверждает эту мысль не только метафорически, но и визуально.

Главный герой «Натюрморта» — сам Китай и его люди на современном этапе развития. Цзя будто пытается зафиксировать если не трехтысячелетний Китай, то хотя бы его обломки, которые не успели стереть в пыль. Он снимает руины города простоявшего две тысячи лет, который затапливают за каких-то жалких два года, чтобы запустить очередную масштабную гидроэлектростанцию (плотину) «Три ущелья», призванную продемонстрировать всему миру величие Социалистического Китая. Причем Цзя Чжанке не рискует так, как это делает Лоу Е. Критика правительства — не его задача, кто захочет, тот и так сделает выводы, а потому в «Натюрморте» нет ни одного упрекающего прямого кадра сожаления о потерянном городе, коим могли бы стать, к примеру, старые фотографии, или плачи людей, в насильственном порядке подвергшиеся переселению. «Все течет, все изменяется», и надо это поймать. Ничего новаторского в таком подходе для китайцев нет, ибо они даже гордятся тем, что у них самая задокументированная история, и летописи беспрерывно ведутся уже третью тысячу лет. «Натюрморт» — такая же летопись.

Нарративность сюжета кажется для Цзянке излишней и мешающей. Уже в следующей работе «Сити 24» он также рассказывает о глобальной стройке, но строит фильм так, будто это документальная картина, а он берет интервью у очевидцев. В «Натюрморте» этот рудимент пока присутствует в виде двух параллельных историй о поиске людей из Шаньси своих супругов в провинции Сычуань. Небесплодные поиски, но сами по себе ценности не несущие. Цзя Чжанке находит им иное применение, нежели к которому мы привыкли. Шахтер Хань Саньмин и медсестра Шэнь Хун встречают на своем пути людей и медленно, но верно продвигаются к цели. Режиссер фиксирует взгляд не на них, а на людях, с которыми они встречаются, чтобы дополнить полотно образами жителей Китая, среди которых «добрых» уже и не встретишь, как говорит один из персонажей.

«Добрые люди Санься», так называется картина Цзяна Чжанке в оригинале, также наблюдает за тем, как перемены влияют на жителей Китая. У них отнимают дома, заставляют работать на опасных объектах и платят копейки, но людей это не ломает. Добрее от этого они, конечно, не становятся, лишь чуточку подозрительнее, но сила и выносливость китайского народа, как показывает практика, не знает границ, и если кто и способен построить новый мир, то это именно «добрые» китайцы в белых майках. Герои пытаются нагнать утерянное время, и кто-то способен все повернуть вспять, а кто-то свыкается с новым. Так реализуется история самой страны, она постоянно обновляется, но остается прежней. Прагматичной, но в тоже время очень космической. Руины Санься — не те, что навевают мысли о разрушении, скорее о чем-то иррациональном, они великолепны сами по себе, способные приютить даже НЛО. Через некоторое время их покроет толща воды на 156 метров, и прошлое в прямом смысле, канет в Лету. Цзя Чжанке успевает запечатлеть на цифровую камеру этот момент.

Монументалист Цзя Чжанке, признанный одним из лучших режиссеров мира, создал натюрморт современной ему постоянно ускользающей действительности, кино, выходящее за рамки традиционного. Фильм-полотно, в которое нужно пристально вглядываться, но для начала можно и бегло осмотреть, чтобы прочувствовать дух эпохи перемен.

8 из 10

7 января 2011

Фильм, оставляющий после себя, чувство ностальгии, легкой, но светлой грусти.

Две очень похожие друг на друга истории, но совершенно по-разному оканчивающиеся.

Всё в этом фильме гармонично: игра актёров, музыка, всяческие детали и конечно же великолепные пейзажи, которые исчезают со строительством плотины.

Этот фильм обычная жизнь обычных людей, но со стороны выглядит всё очень красиво. Хочется, что бы такого кино было побольше — лёгкого и душевного. Особая эстетика этого фильма и его лёгкий восточный колорит, делают его прекрасным примером и показателем разных граней человеческой жизни и души.

9 из 10

2 ноября 2010

Сюжет фильма достаточно прост на первый взгляд: шахтер ищет свою жену, которая ушла от него, а другая женщина разыскивает мужа, который бросил ее. Герои путешествуют по улицам, которые уже наполовину разрушены, как и их отношения с близкими людьми и судьбы. От любви остались лишь руины — воспоминания. Многие дома, показанные в картине затоплены рекой, что также наталкивает на мысль о символе реки как времени, которое разрушает прошлое. На руинах старых домов в основном ничего нельзя построить, потому нужно вначале разрушить все до основания и начать строительство чего-то нового. Думаю, что такова и человеческая судьба и отношения, которые со временем разрушаются. Иногда их можно «реставрировать», как это произошло у шахтера с его женой, а иногда лучше построить отношения с фундамента и на новом, более подходящем месте, как сделала вторая героиня картины.

Фильм также и об обществе в целом. Затрагивается тема одиночества современного человека, жажда наживы любой ценой, потеря любви, близости к людям. Почти все герои фильма одиноки, они разговаривают лишь на поверхностные темы, скрывая свои чувства, хотя и называют друг друга «сестрами» и «братьями». Многие поют романтические песни о любви, но как раз ее и не хватает в отношениях людей. Также люди оторваны от родной земли, они превратились в кочевников, которые вынуждены передвигаться по стране в поисках работы.

Лента снята в лучших традициях восточного кино. Темп фильма размеренный, диалоги героев лаконичны, съемки природы и развалин города очень атмосферны и красивы. Проблематика в «Натюрморте» актуальна и для зрителя западного общества, но думаю, и наши кинолюбители найдут в нем много интересного.

7 из 10

5 августа 2010

Драма

На развалинах старого китайского города, где начинается строительство крупного мегаполиса, разворачиваются две истории: муж ищет свою жену и дочь, а жена ищет своего мужа.

У многих читателей сразу же возникнет вопрос: что за очередной никому не известный китайский артхаус, поэтому немного расскажу о режиссёре фильма. Цзя Чжанкэ в настоящее время один из ведущих режиссёров китайского кинематографа, который начал покорять мир кино ещё с 80х и 90х годов, думаю, всем известно имя Чжана Имоу, снявшего такие картины как «Красный гаолян», «Подними красный фонарь» и уже в 2000е годы «Герой», «Дом летающих кинжалов» и «Проклятие золотого цветка». К тому же 1993й год был отмечен Золотой пальмовой ветвью другого китайского режиссёра Чена Кайгэ за его картину «Прощай, моя наложница». В настоящее время количество режиссёров из Китая растёт, и они становятся ведущими не только в дальневосточном, но и в мировом кинематографе. Цзя Чжанкэ, в первую очередь, певец современности. В его фильмах описываются события, происходящие в его стране сейчас, в очень трудный и важный период. «Натюрморт» — самая известная его работа, удостоенная Золотого льва на Венецианском кинофестивале, а сам Цзя Чжанке занимает 5е место в рейтинге лучших режиссёров двадцать первого века по версии авторитетного сайта theyshootpictures.

Эта картина разделена на четыре логических эпизода: «Сигареты», «Алкоголь», «Чай» и «Конфеты», а все они вместе составляют натюрморт современного Китая. Сам фильм буквально после получаса заставил меня проводить параллели между ним и «Ложным движением» Вима Вендерса, и вообще стиль Чжанкэ чем-то напомнил манеру известного немецкого мастера. При классической неторопливости и прочувствованности каждого кадра и каждой сцены характерной для жанра роуд-муви, китайский постановщик нисколько не повторяет своих предшественников, а напротив создаёт новое роуд-муви двадцать первого века, да ещё и на актуальную проблему. Кино абсолютно не навязчивое и не пытается что-то внушить зрителю или нарочито задеть какие-то струнки его души, а напротив беспристрастно показывает ситуацию в современном Китае, где каждую минуту с оглушительным грохотом рушатся гигантские старые дома, а на их месте возникают новые сооружения современной архитектуры. На этом фоне я с интересом пронаблюдал некоторые культурные особенности, особенно, культуру еды. Действительно, едят китайцы по-прежнему палочками и преимущественно лапшу. Ещё одна интересная деталь — мобильные телефоны. Китайские рабочие (герой работает в бригаде по сносу старых зданий) с упоением ставят себе на телефоны различные рингтоны, что интересно обыгрывается в картине.

В общем, блестящее именно новое современное кино об удивительной стране с непредсказуемым будущим, где даже здание может стать ракетой и взмыть в космос. Я думаю, мало кто со мной согласится, но я поставлю фильму очень высокую оценку.

8,5 из 10

3 августа 2010

Монотонная красота

Бежала на сеанс этого артхаусного фильма, который сейчас показывают в кинотеатре города Киева, под начавшийся дождь. Довольная, что собралось достаточное количесто для просмотра утреннего сеанса, на 111 минут погрузилась в сюрреалистическую атмосферу, какая порой была так близка была мне в книгах японца Мураками…

Эти истории, на первый взгляд, кажутся совсем неприметными, не слишком достойными для просмотра… Но я с каждой минутой погружалась в тот мир, мир «раздолбанных» домов, бедных людей, которые зарабатывают на своё существование. Пытаются найти утраченных людей два главных героя… Но как их можно найти в утраченном мире? Последний спасают лишь пейзажи, которые размыто и не очень показывают на протяжение всего фильма…

Фильм о неизменном изменении, которое ожидает людей, о дружеских отношениях между рабочими, утрате любви, о выживании… о другой жизни. О том, как может переплетаться реальное с инородным… Обо всём.

Важны в «Натюрморте» взгляды, пейзажи, еда, песни, которые поёт мальчик-подросток, уже познавший тяжесть рабочих будней, о счастье, которое получают люди на мизерном перфомансе потного певца… О том, что важна суть, а не внешнее наполнение. О стыке двух эпох. О натюрморте мыслей и взаимоотношений.

Я слилась с «Натюрмортом», частый дождь на экране — с моим позитивно-меланхоличным настроением.

P.S. Весь сеанс хотелось попробовать настоящей китайской лапши с подливкой и совсем неанадолго воочию увидеть места, где происходят события фильма.

Фильм монотонно прекрасный.

10 из 10.

17 апреля 2010

Авторский комментарий к «Переменам»

Долгое гениальное начало. Корабль движется вперед, а камера неторопливо уплывает назад. Под сюрреалистичный вокал отдаленно в стиле народных песен тянется поток лиц, тел, реплик, занятий из разряда «убить время в пути». Палуба кажется бесконечно длинной и бесконечно затягивающей, и все-таки, наконец, мы, достигая кормы, впервые видим реку, и на гудке в арке под впечатляюще живописным мостом появляется имя режиссера: иероглифы и a film by Jia Zhang-ke.

В теснинах Санься, так называемых «Трех ущельях», на древней реке Янцзы завершается строительство мощного гидроузла. Древний город Фэнцзе, в полном соответствии с проектом, уже почти полностью затоплен, старую жизнь буквально смывает водой, а все, что осталось на поверхности, оказывается перед лицом глобальных перемен, которые пока в основном оборачиваются руинами покинутых домов и разрушенных жизней. Цзя Чжанкэ любит и умеет запечатлеть красоту обломков и обнаженных конструкций. В детстве, помню, было захватывающе в одиночку облазать какую-нибудь недостроенную заброшенную громадину, а разнообразные развалины интриговали, наверное, почти всех. И этот кинематографический натюрморт из рукотворных руин на меня и мне подобных действует магически.

Но на уровне человека и отношений фильм не просто реалистичен, он подчеркнуто аутентичен. Родное китайское название картины переводится как «Хорошие люди Санься», и простой люд на начальных кадрах выглядит точь-в-точь, как китайцы из низов общества, не больше и не меньше. Мужики на заработках в своих потных белых майках разговаривают на своих маловнятных диалектах, не разводя особых церемоний, а образованные медсестра и археолог по контрасту одеты прилично, несмотря на жару, и общаются на нормативном путунхуа, не чураясь литературных оборотов. Шахтера Хань Саньмина из Шаньси играет шахтер Хань Саньмин из Шаньси, уникальная находка режиссера, его земляк и друг, между прочим. И вообще, жизнь людей у Цзя Чжанкэ всегда подсвечена достоверностью многочисленных материальных и психологических деталей, которые никогда не перегружают кадр, но последовательно настаивают на посюстороннести происходящего.

На фоне сугубого социального реализма мягко и красиво нагнетается ирреалистичность. Среди груд щебня и обломков, где загорелые дочерна рабочие в тех же белых майках ломиками крушат остатки жилищ, вдруг появляются полузапредельные существа в герметично белых облачениях. И эпизод с НЛО (один из моих любимых) оказывается на удивление органичным, поскольку все эти причудливые образы попали не по ошибке из другого жанра, но вливаются в ряды сопоставлений, не контрастов типа хижина-мерседес, но тоньше и глобальнее — например, скромный археологический раскоп в ярком свете дня и помпезный мост, хвастливо заявленный как «мое новое творение», по заказу вспыхивающий неоном в темноте; или долгий лирический взгляд людей, нашедших друг друга после долгой разлуки, прерывается очередным взрывом, обваливающим многоэтажку на заднем плане. Громадные масштабы проекта гидроузла Санься и личные подробности человеческих жизней воплощаются в сплошные сопоставления, которые сплетают ткань фильма, невод, призванный уловить невысказанную и невыразимую напрямую суть перемен и заодно души зрителей.

Помимо Золотого льва в Венеции, полученного в 2006 году по свежим следам, в 2009 году на международном фестивале в Торонто «Хорошие люди Санься» были названы третьим из пятидесяти лучших фильмов прошедшего десятилетия.

22 марта 2010

Шахтер Хан Сан Минь приезжает в Фэнцзе в провинции Шангси, чтобы повидаться со своей бывшей женой, которую он не видел 16 лет. Она когда-то бросила его и забрала с собой дочь. Они встречаются и дают слово друг другу снова пожениться.

Медсестра Шеен Хон приезжает в Фэнцзе, чтобы разыскать своего мужа, который уехал 2 года назад и почти потерял с ней связь. Она понимает, что они не могут быть вместе, и просит его дать ей развод.

Две истории, на первый взгляд не связанные одна с другой, рассказаны в минималистском стиле, но с пристальным вниманием к деталям.

Нюансы, язык тела, взглядов и жестов, построение кадра говорят больше в людях и чувствах, чем слова.

Вдумчивый, глубокий фильм с великолепными пейзажами и тонкой эстетикой.

10 из 10

7 марта 2010

Хороший фильм. Смотря это кино, на меня нахнынуло чувство ностальгии по прошлому. Хороший и качественный сценарий, замечательная игра актеров, еще более замечательная работа режиссера и потрясающие пейзажи, которы напомнили мне Крым.

Общая ностальгия каким-то теплом соединяют всех хороших людей из разных концов полотна и, как мощный поднебесный пылесос, тянут туда, к ним в картину, к мостам, реке, ущельям, к добрым китайцам в белых майках.

10 из 10

25 мая 2007

Драма Натюрморт на экранах с 2006 года, премьера вышла более 15 лет назад, его режиссером является Цзя Чжанкэ. Кто снимался в кино, актерский состав: Ван Хунвэй, Ли Бинь, Чжао Тао, Хань Саньмин, Ли Чжубинь, Хайюй Сян, Линь Чжоу, Чэнь Кай, Чэнь Жунху, Чэн Цзянь, Фан Чуанань, Хэ Чжунмин, Юн Хуан, Дэпин Цзян, Шипин Цзян.

Расходы на кино составляют примерно 1.В то время как во всем мире собрано 2,504,465 долларов. Производство стран Китай и Гонконг. Натюрморт — заслуживает внимания, его рейтинг по Кинопоиску равен примерно 6,8 из 10 баллов, это довольно хороший результат на мировой арене кино. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 16 лет.
Популярное кино прямо сейчас
© 2014-2021 FilmNavi.ru - ваш навигатор в мире кинематографа.