Андеграунд (1995)

Underground
Андеграунд, 1995: актеры, рейтинг, кто снимался, полная информация о фильме Underground
Актеры
принимали участие в съемках
Харк Бом
Эмир Кустурица
Миряна Йокович
Славко Штимац
Мики Манойлович
Иосиф Татич
Драган Николич
Миряна Каранович
Лазар Ристовски
Данило Бата Стойкович
Срджан Тодорович
Стоян Сотиров
Маргарет Тэтчер
Эрнст Штёцнер
Милена Павлович
Бора Тодорович
Давор Дуймович
Др. Неле Карайлич
Бранислав Лечич
Пьер Спенглер
Альбена Ставрева
Рик Дано
Драголюб Войнов
Ясир Арафат
Николае Чаушеску
Король Хуссейн
Уолтер Мондейл
Король Улаф V
Принц Филипп
Гельмут Шмидт
Иосип Броз Тито
Курт Вальдхайм
Анья Попович
Зоран Милькович
Ждена Хурточакова
Эрол Кадич
Предраг Загорак
Петар Краль
Бранко Свежич
Таня Кечман
Элижабета Джоревска
Питер Маунтин
Мирсад Тука
Батика Никалич
ДеСа Биоградлия
Миодраг Дордевич
Лилиана Йованович
Даника Здравич
Предраг Милинкович
Драголюб-Гула Милославлевич
Эд Шрейер
Бранко Петкович
Ольга Познатов
Александра Андьелкович
Желько Митрович
Светлана Лазаревич
Марко Станич
Радован Маркович
Развернуть (58)
Рейтинг фильма
Кинопоиск 7.9
IMDb 8.1
Описание фильма
оригинальное название:

Андеграунд

английское название:

Underground

год: 1995
страны:
Югославия (ФР), Германия, Франция, Чехия, Венгрия, Болгария
слоган: «Let the wild life of politics begin.»
режиссер:
сценаристы: ,
продюсеры: , ,
видеооператор: Вилко Филач
композитор:
художники: Властимир Гаврик, Момчило Мрдакович, Александр Денич, Мильен Крека Клякович, Бранимир Бабич, Родослав Михайлович, Мартин Мартинец, Владислав Ласич, Небойша Липанович
монтаж:
жанры: комедия, драма, военный
Сколько денег потрачено и получено
Бюджет: 1
Сборы в США: $171 082
Мировые сборы: $171 082
Дата выхода
Мировая премьера: 1 апреля 1995 г.
Премьера в России: 15 ноября 1997 г.
на DVD: 30 сентября 2005 г.
Дополнительная информация
Возраст: 16+
Длительность: 3 ч. 14 мин.
Отзывы о фильме Андеграунд

Во время Второй мировой войны в Белграде подпольщики-антифашисты организовали целую фабрику по производству оружия. Война давно закончилась, а они продолжают свою деятельность. И все эти годы наверху жизнь течёт своим чередом, а в подполье рождаются дети, которые никогда не видели солнечного света.

Другие фильмы этих жанров
комедия, драма, военный

Видео к фильму «Андеграунд», 1995

Видео: Трейлер (Андеграунд, 1995) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Трейлер

Отзывы критиков о фильме «Андеграунд», 1995

Безбашенный фильм про безбашенный народ.

Тема распада Югославии меня заинтересовала после того, как я прочитал блог одного российского путешественника. А именно — его поездка по Балканским странам, где до сих пор всюду видны следы Югославских войн 90-ых. Посмотрел несколько фильмов о той поре. А этот фильм рассказывает о куда более широком периоде. Тем более это Кустурица. Значит надо смотреть! Посмотрел — не пожалел. 2 часа 50 минут пролетели на одном дыхании. Какой жанр? Трагикомедия? Фарс? Основная мысль фильма: сербы умеют веселиться. Любить-так любить, гулять — так гулять, стрелять — так стрелять! Они в чём-то похожи на нас, русских, только ещё более безбашенные. Вся их история — цепочка войн, конфликтов, потрясений, а они лихо отплясывают, пьют ракию, занимаются любовью под бомбёжкой, в общем — живут на полную катушку. Да и весь фильм крышесносящий. Чего стоит одна только бойня на съёмочной площадке! С другой стороны — фильм очень грустный.

Главных героев здесь три: два приятеля и актриса театра. Надо сказать, что не сильно-то они и постарели за 50 лет. Над гримом как-то не заморачивались. Наталья что в 1941, что в 1961 одинаковая, да и в 1992 она не выглядит старой каргой. Марко и Петар в 41-ом уже такие дядечки лет за 40, в 92-ом им должно быть за 90. Разве что Ивана состарили более-менее правдоподобно. В 41-ом он совсем молодой паренёк лет 17, в 1961 ему за 30, а в 1992-ом он явный пенсионер за 60. Немного о главных героях.

Марко. Обаятельный, харизматичный, но при этом мразь редкостная. Он может кого угодно расположить к себе, очень искусно врёт. В итоге он загубил несколько семей, нещадно их эксплуатируя, и мороча им голову. Ловелас. Безбашенный, живучий, способный выкрутиться из любой передряги.

Петар. Закадычный друг и кум Марко. Не менее обаятельный, такой же безбашенный, неубиваемый и такой же ловелас. Только честный. И страдающий. Ну не может он подозревать лучшего друга в таких масштабных грехах: в массовом обмане, корысти, нечестности. Или не хочет верить. А когда правда вскрывается, у него едет крыша. И живёт он с «поехавшей крышей» больше 30 лет.

Наталья. Именно её не поделили два друга-ловеласа. Красивая, умная, но… шлюховатая что ли. То с одним, то с другим, то с немцем… Впрочем, она не совсем уж конченная. Совесть у неё периодически просыпается, но Наталья заливает её вином. Она страдает, но ей не сочувствуешь.

Иван. Младший брат Марко. Слегка инфантильный, но добрый парень. Любит животных. Он поначалу второстепенный герой, но в конце выдвигается на первый план. Вот кому действительно сопереживаешь — так это ему. От сцены, где Иван узнаёт о распаде Югославии, такая скорбь накатывает, что сам того и гляди разрыдаешься вместе с ним. В 1992-ом его считают сумасшедшим, но он ли сумасшедший, или весь окружающий мир?

Йован. Сын Петара. Полу-сирота: мать умерла при родах. С рождения жил в подземелье, не видя света и Солнца. С виду вроде бы добрый и непорочный парень, но как он мочил «фашистов», с каким остервенением, ух! За годы жизни в «ненастоящем» мире его сознание деформировалось. Он загублен в духоте, куда не поступала ни одна струйка свежего воздуха. Ему тоже сочувствуешь. Выйди он на поверхность в 1944-ом, наверняка бы вырос хорошим человеком. А получился нежизнеспособным в «настоящем» мире.

Остальные персонажи слишком уж эпизодичны. Помимо лихой безбашенности сербов хочется отметить их полнейший пофигизм. Обезьяна залезла в танк — всем пофигу! Результат — их мирку пришёл конец. А ещё заинтересовал подземный автобан. Он реально существует? Прямо длинная международная автострада через всю Европу целиком под землёй? Видимо, дорога секретная: немцы не верят Ивану, рассказывающему о ней. Да и ездят по ней в основном военные грузовики. Хотя и гражданских машин там хватает, и даже цыгане на велосипеде засветились. Стало быть, некоторые простые люди тоже о ней знают. Но я пока ничего о ней не нагуглил. Видимо, всё-таки дорога вымышленная.

Судя по всему режиссёр пытался в этом фильме показать страдания своей родины — Югославии. Причём не одних только сербов, а всех югославов. Есть среди подземных жителей и босниец Мустафа. Есть и сцены в охваченной войной Боснии, где миротворец равнодушно говорит, что «сербы убивают хорватов, а хорваты сербов», и эти слова вызывают боль у одного из героев. Боль за распадающуюся Родину. То есть режиссёр не делает разницу между сербами, хорватами, боснийцами, ибо страдают все. Но даже среди тотальных страданий безбашенные балканцы умеют веселиться и «отжигать».

И ещё пара сумбурных мыслей. Первая мысль. Критики говорят об аллюзии, мол, с подвалом Кустурица сравнивает «типа изолированную» Югославию, которая даже с СССР порвала отношения. Однако, пардон, изолированной Югославия как раз не была. Наоборот, она была самой открытой из соцстран, югославы по воспоминаниям вполне могли поехать на заработки в ФРГ и привозить Мерседесы и БМВ оттуда. Да и торговала страна одинаково плотно как с Западом, так и с соцлагерем. Я уж не говорю про съёмки знаменитого гонконгского боевика «Доспехи бога» в Загребе. Так что Югославия времён социализма — далеко не закрытый подвал. И вторая мысль. Критики обвиняют Кустурицу в «просербской пропоганде» и «просербском империализме». Что-то незаметно. Как я выше писал, режиссёр не делает разницу между сербами, хорватами и боснийцами, изобразив всех одинаково страдающими.

Итого имеем красочный и яркий, но одновременно тёмно-подвально-мрачный, весёлый и безбашенный, но одновременно грустный, исторический, и одновременно привирающий (подземный автобан, ага), такой весь противоречивый фильм, который смотришь на одном дыхании. Почти три часа у экрана пролетят незаметно.

30 октября 2020

Nema vise sunca,

Nema vise meseca…

Югославия, Белград, начало Второй мировой. Страна оккупирована немцами. Два товарища, Марко и Чёрный, присвоили себе солидный груз оружия и прячут его в подполье. Там же, в подполье, используя его, как бомбоубежище, прячутся многочисленные родственники и друзья героев. Марко и Чёрный параллельно с этим делят красавицу-актрису Наталью, которая сразу же сдалась на милость немцам и стала любовницей одного из немецких офицеров, Франца… Спустя двадцать лет Марко — видный политический деятель, Наталья — его супруга, а в подполье до сих пор сидят Чёрный со своей семьёй и остальные, уверенные, что война до сих пор идёт.

Этот фильм для меня — сама Югославия, сама Сербия, сам Белград. Кустурица сделал великолепное — отразил весь дух страны, её растерзанность и растрёпанность после многочисленных войн и перипетий, и такой же дух её жителей. Они живут под землёй; они никогда не поверят, что Югославии больше нет; они теряют — но при этом пьют ракию, поют песни и веселятся, как никто другой. С ними хочется взяться за руки и тоже пуститься в пляс, с ними хочется вопить во всё горло «месечина, месечина, йо-йо, йо-йо!» и плевать, плевать на всё.

Сколько отчаяния, сколько неугосимой воли к жизни у Натальи! Ох, как она хотела другой жизни, ох, как она хотела быть актрисой Московского театра, ох, как она хотела быть с другим мужчиной… если бы не война! Она действительно кажется такой отчаявшейся, но при этом не кажется несчастной, нет! Она танцует в своём красном платье вокруг танка, и это самый прекрасный танец. Это неубиваемый сербский дух.

Сцена со свадьбой в подполье навсегда врежется мне в память, это восхитительно, это квинтессенция всего, что режиссёр хотел показать в фильме. Это то, из-за чего я так вдохновилась ехать в Сербию. А музыка, боже мой… Именно под музыку Бреговича из этого фильма мой самолёт садился в аэропорту Белграда, и мои глаза были полны слёз, а сердце было полно благодарности за то, что я оказалась в этой стране… и она именно такая, именно такая, как этот фильм! Может показаться, что всё очень плохо, но стоит только пообщаться с этими прекрасными людьми, с сербами, которые, кажется, даже вне зависимости от возраста помнят всю боль своей страны, но при этом так живы, так приветливы и так праздничны, что здесь хочется остаться навсегда!

И финальная сцена, плавно продолжающая сцену свадьбы, точно такая же! Вы можете делать с нами всё, что угодно, вы можете расколоть нас, растоптать нас, но ракия будет литься рекой, песня будет литься рекой, жизнь будет литься рекой. В этом фильме ещё много смыслов и посланий, кроме этого, вы можете увидеть что-то своё, и вы непременно увидите.

Навсегда в моём сердце.

10 из 10

31 марта 2019

Аллюзии Кустурицы

Кустурица мастер своего дела, и Подполье доказывает это в очередной раз. Закрутить сюжет таким образом, что-бы сознание зрителя вывернуть наизнанку, это далеко не каждому под силу. Кустурица снимает фильмы, как Дали пишет картины, так-же сюрреалистично, для не подготовленного зрителя не ясно, и отталкивающе. Некая мифическая абстракция. Но! копните чуть глубже, не поленитесь поразмышлять, и разобраться что хотел показать автор и тогда не понятные на первый взгляд картинки калейдоскопа начнут выстраиваться в чёткую цепочку понимания того, что хотел донести автор. Кино, однозначно не для всех, так как «утончённо-чернушный» юмор, будет понятен не для всех зрителей, не говоря уже о политическо-военных векторах, которые проходят красной нитью через весь фильм. Кино тяжелое, требующее внутренних затрат психической энергии, поэтому даже не смотря, на моменты смеха, думать и напрягаться придётся, что-бы читать посылы режиссёра. Во время просмотра я пережил всю гамму эмоций, от смеха до слёз, и слёз горести с перехватившими гортань спазмами.

Однако, браво маэстро, аплодирую стоя.

8 из 10

29 сентября 2018

Ода Югославии

« — Все мы сумасшедшие. Только не всем нам поставили диагноз.» (с)

В пышном и чрезвычайно богатом на выдумки творчестве югославского (как он до сих пор продолжает себя называть, хотя нет уже больше такой страны) режиссёра Эмира Кустурицы — есть несколько выдающихся картин. Эта же лента является его лучшим произведением, продолжая выработанный постановщиком стиль, в тоже время доведя его до невероятной эксцентрики, превратив серьёзную вещь в фарс. На первый взгляд кажется, что автор переборщил с комедией, заслонив ею драму. Но ведь и сам Кустурица неоднократно говорил, что в жизни слишком много всего плохого, от чего трудно не плакать. Поэтому он предпочитает не заливаться горючими слезами — а сознательно уходить в гротеск и буффонаду. Потому что когда смешно — тогда не страшно. И этот фильм — пожалуй лучшее тому доказательство. Впрочем, очень трудно классифицировать данное творение строго по канонам определённого жанра. Ибо Кустурица со свойственной ему щедростью смешал в «Андеграунде» казалось бы вовсе не сочетающиеся жанры. Тут и драма разбавленная комедией и откровенный символизм — которым пропитана вся картина, эксцентрические геги перемежаются с убийствами, а реальность подчас неотличима от вымысла. Не относя этот фильм к какому то конкретному жанру, пожалуй можно охарактеризовать его как «народное придание», ибо для сказки показанное на экране всё таки больно мрачно. Да и сама картина начинается титром, словно режиссёр посредством кино собирается рассказывать своему зрителю сказку: « Жила была одна страна»…

Перед тем как говорить о сюжете картины, стоит сказать о том как именно он появился у её автора. Замысел о большой киноленте о народе бывшей Югославии, который находился тогда на пороге Гражданской войны — имевший территориальные и религиозные предпосылки, которые сам автор впоследствии назвал нелепыми. Ведь в его краю, на одном поле всегда стояли — мусульманская мечеть, православный храм и синагога. И вдруг, в один миг все словно по сходили с ума — начав убивать вчерашних соседей, сжигать их дома и обвинять в каких то абсурдных и невероятных вещах. Тогда сам режиссёр находился во Франции, на съёмках «Аризонской Мечты» — своей первой западной картины с голливудскими звёздами и большим бюджетом — который не позволил нарушить контракт и вернутся на родину. Где уже начинались первые бои, которые конечно же не могли оставить такого патриота и гражданина как Кустурица в стороне. Он часто связывался по телефону с Балканами, его показывали в прямом эфире. Он обращался к тем или иным лидерам политических и военных активистов, с просьбами отложить или вовсе прекратить боевые действия в том или ином районе. В то время Кустурица был уже очень большим художником, самым знаменитым представителем своей родины и в глазах её народа авторитет его был необычайно высок. Кто то даже пустил слух, что дескать известный режиссёр тайком перебрался через границу и уже воюет на стороне ополченцев. Хотя сам Эмир Кустурица высказался по этому поводу довольно однозначно, заявив о нежелании вступать в братоубийственную войну. Впрочем по политическим взглядам он был един с тогдашним главой государства Слободаном Милошевичем — делавшим всё возможное, что бы не допустить распада страны на несколько государств. Что конечно же не могло обойтись без большого количества жертв и крови…

Вот тогда то Эмир Кустурица и захотел снять фильм о своём народе, попытаться показать весь творящийся в его стране абсурд, который был и в её советском прошлом. Желая заставить зрителя и попытаться самому поразмышлять о дальнейшем пути бывшего единого народа и распавшегося государства. Вместе с талантливым и самобытным сценаристом Душаном Ковачевичем они написали фантасмагорическую историю, в которой рассказали о политических и исторических преобразованиях и событиях на территории их родины за последние полвека. Действие берёт своё начало в 1941 -ом, с начала Великой Отечественной и завершается в 1992 — в начале югославской Гражданской войны. На всём протяжении повествования действуют одни и те же исполнители, которые иногда играют разных героев. Если пересказывать сюжет очень — очень сжато, то невозможно будет передать весь аромат и сложность задуманной Кустурицей «мистификации» (как обозвали его творение на одном из фестивалей). В сюжете проводится аллегория персонажа Мики Манойловича — коммунистического активиста и «героя войны и поэта» товарища Марко с многолетним главой государства — Тито. Который обманом и посулами долгое время дурил и эксплуатировал собственный народ, держа его в полнейшей изоляции. Так же поступает и Марко со своим кумом Петром Папери «Чёрным» (Лазарь Ристовски) — когда обманом удерживает того в подземном бункере, где тот с кучкой партизан со времён войны изготавливает оружие. Которое, как считают неутомимые жители подполья пойдёт на фронт — на погибель фашистов, хотя на самом деле Вторая Мировая давно закончилась а их продукция стараниями оборотистого товарища Марко идёт на чёрный рынок. Отставая на десятки лет от реальной жизни, замкнутые в тесном бункере партизаны однажды выбираются на поверхность. И от избытка эмоций, боясь в мирной цивилизованной жизни буквально всего — ведь многие из них ушли в подполье ещё детьми — «партизаны» хотят обратно в своё убежище…

Невероятно ловко обращаясь с драматургией построения сюжета, с небывалой лёгкостью перемежая драму и комедию, делая практически фарс — в финале же, авторы достигают почти что эпической трагедии. Поэтому последние минуты картины невозможно смотреть равнодушно, без слёз… Сложная, но смотрящаяся на удивление легко и непринуждённо картина, в которой сложились многие творческие удачи: от безупречной актёрской игры на грани эксцентрики, до операторской работы Вилко Филача и запоминающегося саундтрека Горана Бреговича. Будучи впервые показанным на Каннском фестивале в 1995 — ом, «Андеграунд» Эмира Кустурицы принёс ему вторую Золотую Пальмовую Ветвь — введя тем самым в круг классиков мирового кино, уровня Скорсезе и Копполы. Правда не всегда фильм принимали с восторгом, нашлись и те, кто усмотрел в «Андеграунде» провокацию или же пропаганду в пользу сербов. Сам автор как мог отмахивался от подобных обвинений, заявляя что ему прежде всего больно за распавшуюся и истекающую кровью родину. Даже хотел после этой кино — фрески покинуть кинематограф, но к счастью потом изменил своё опрометчивое решение. Были у Эмира Кустурицы и после интересные, яркие картины. Взять хотя бы всеми любимую цыганскую комедию «Чёрная Кошка, Белый Кот» (1998) или мелодраму «Жизнь Как Чудо» (2004), да взять хотя бы только что вышедшую, замечательную ленту «По Млечному Пути». Но «Андеграунд» — так и останется для автора непревзойдённой, эпохальной работой.

14 января 2017

Также как Вторая Мировая Война когда-то разделила мир на до и после, разделён на две разных части сюжет фильма Эмира Кустурицы «Андеграунд». Своё начало кино берёт за несколько дней до полноценного вторжения немецких войск в 41-м году на территорию Югославии, посвящая теме второй мировой чуть более трети от общего хронометража. В центре сюжета оказываются два закадычных друга — Марко и Петар, в которых стойкость и изворотливость соединялись вместе в на редкость эффективное сочетание. Эти двое изначально не чистых на руку и далеко не безгрешных человека оказываются на удивление приспособленными к военным условиям — в результате чего им в кратчайший срок удаётся сколотить вполне эффективное подпольное сопротивление. Впрочем, собственно сам процесс борьбы с захватчикам режиссёра вовсе не интересует, вместо подрывной деятельности перед взором зрителя разворачиваются череда откровенно нелепых сцен, в которых легкомысленность персонажей в целом, и Петара (имеющего кличку «Чёрный») в частности приводит к немалому количеству сдобренных изрядной долей абсурда обстоятельств.

К сожалению, планка юмора в фильме на проверку оказывается изогнутой в нескольких местах кривой, которую автор никак не может зафиксировать в относительно устойчивом положении. Постепенно наращиваемое остроумие грозит вот-вот вновь затупиться в каждой последующей сцене, а прямолинейная карикатурность на пару с несмешной клоунадой регулярно грозятся выбить из обширной конструкции фильма все важные подпорки. Не то чтобы с юмором в фильме все было плохо, но на каждое «героическое» убийство недожаренной рыбы здесь найдётся как минимум одна совершенно несмешная сцена в театре, а за каким-нибудь удушением жертвы стетоскопом с периодической проверкой пульса им же может последовать до ужаса мультяшный и предсказуемый гэг со случайным взрывом гранаты. Использование контраста с, казалось бы, абсурдными и легкомысленными действиями, происходящими на фоне разрушительной войны, может быть сильным приёмом, но представьте, что этот самый «сильный приём» вам с завидной регулярностью и упорством демонстрируют на протяжении часа (а счастливым обладателям полной 6-серийной версии — и того больше) — причём не всегда в наилучшем исполнении. На пользу фильму не идёт и встраивание некоторых фрагментов с документальными кадрами, особенно когда в них начинают мелькать умело (с технической точки зрения) встроенные главные герои — ощущения от этого, словно мультяшный персонаж вроде Багза Банни вдруг вторгся в материальный мир — например, чтобы сыграть в баскетбол с Майклом Джорданом.

Однако всё меняется, когда войне наступает конец, а фильм после этого неожиданно прибавляет в серьёзности. Расчётливый и жестокий Марко оборачивает ситуацию в свою пользу, оставляя своего друга Чёрного и всех подчинённых ему людей в подполье, постоянно обманывая их насчёт продолжающейся оккупации. Примерно в этот самый момент человеческая драма, гротескная комедийность и пространство для трактовки происходящего в качестве одной большой метафоры начинают смешиваться вместе в по-настоящему изысканный и сбалансированный коктейль, распробовав который трудно не присоединиться к чествующим фильм критикам. Не то чтобы персонажи окончательно смывают с себя нарисованный в первой половине фильма клоунский грим, но его количество на лице заметно уменьшается, да и круглый красный нос перестаёт издавать нелепый пищащий звук при нажатии. Тем не менее, внутренние переживания людей, неспособных адаптироваться к быстроменяющемуся миру всё ещё волнуют режиссёра не так сильно (за более личностными переживаниями по теме следует обращаться к «Гуд бай, Ленин»), их доля в повествовании значительно возрастёт лишь в последней трети фильма. И несложно догадаться, что именно момент долгожданного выхода из подполья оказывается кульминацией фильма. Подобно животным в зоопарке, которые сумели выбраться на волю из-за немецкой бомбардировки в начале повествования, люди вышли за пределы своего маленького мира — и точно также не все оказались готовы к принятию той свободы, которой их когда-то лишили.

Ну а чем дальше в лес, тем плотнее концентрация многозначительных сцен и иносказательность происходящего. Кино, вместо фарсовой комедии, окончательно оборачивается эдаким тоскливым взглядом режиссёра на распад Югославии и на превратности истории. И то, что многие метафоричные моменты данной обширной эпопеи начинают бить в самое сердце — заслуга не только их грамотного вплетения в нить повествования, но и сильнейших визуальных образов. В конце концов, «Андеграунд» обладает всеми признаками значимого и, можно даже сказать, «эпохального» фильма — большой охват событий, жанровая эклектика, обилие метафор и аналогий способны восхитить многих зрителей. С другой стороны, планомерно вытекающая из перечисленных свойств перегруженность, дополненная внушительным хронометражем и не всегда удачным оперированием комедийной составляющей в первой части фильма способны точно также отпугнуть. Но разве подобное могло было иначе?

7 октября 2015

У этой истории не будет конца

«Всегда с болью, печалью и радостью мы будем вспоминать нашу страну и будем рассказывать нашим детям, нашим внукам бесконечные сказки с одним и тем же началом… Жила-была одна страна, и столицей в той стране был Белград».

На самом деле, продолжить эпиграф к фильму можно было бы и иначе: жила была одна страна, и имя той страны было… Германия, Корея, Украина и. т. д.

В 1995 году Эмир Кустурица создал, свой лучший, по мнений многих критиков, фильм, во-первых, благодаря его неугасающей актуальности, связанной с цикличностью истории и цикличностью человеческой глупости, а во-вторых, потому, что именно в этом фильме гротескный трагикомичный стиль режиссера, балансирующий на грани противоположных настроений, получил убедительное оправдание в виде сюрреалистического подполья, обособленного мира, в котором существует большая часть персонажей (и даже те, что живут наверху, все равно тесно связаны с подземельем). Это не только метафора на политическую ситуацию в многострадальной стране, где многие, до сих пор ощущают себя носителями величественного, но, переставшего быть настоящим, прошлого, но и насмешливый взгляд режиссера-бога на своих нелепых и трогательных творений. И богу этому не чуждо человеческое. С другой стороны, в данном театрализованном зрелище можно разглядеть и плевок или кивок в сторону запада, который, вместо водки и медведей, хотел видеть секс, войну, еду, цыганскую музыку и пьянки, короче говоря что-то традиционное. Кустурица оправдал ожидания, но, в отличии от многочисленных российских режиссеров, которые продолжают потчевать зрителя, в том числе западного, унылостью пьянством и безысходностью, подал недостатки колорита собственного народа в заводном задорно-надрывном виде того национального, чего уже нет смысла стыдится, а поэтому можно и возгордиться.

Не смотря на кровь боль и непрекращающеюся войну, плавно переходящею из одной в другую, фильм пропитан пацифизмом и явным пониманием бессмысленности и нелепости любого кровопролития. Не даром первая война начинается в зоопарке, беспощадно обрушиваясь на беззащитных животных.

«У этой истории не будет конца». Увы, Кустурице, как и всем нам, известно, что полнейшего мира и человеческого единства никогда не будет на нашей земле. Остается лишь отколоть от нее кусок и создать иллюзию счастья, которое, впрочем, слишком неустойчиво и слишком мало. Но только на этой отколотой земле брат сможет простить брата, друг — друга, и только там обезьянка по имени Сони будет всего лишь обезьянкой, а не единственным не способным на предательство существом.

11 мая 2015

Если шире раскрыть глаза, то можно увидеть не только Голливуд.

Что это мы всё «Голливуд да Голливуд»? Конечно, там, пусть их немного, работают настоящие мастера своего дела, способные до сих пор утолять зрительский голод по хорошим фильмам. Но ошибочно полагать, что Голливуд — это последняя инстанция в создании различных фильмов. Кино снимают в любой точке Земли. За смехотворные деньги, с непрофессиональными актерами и с парой цифровых камер. Сами знаете, порой такое кино трогает душу намного сильнее, чем голливудские продукты.

Но Эмир Кустурица умудрился создать настолько масштабный фильм, что меня почему-то переполняет гордость. Но не личная гордость, а та гордость сербов за своего классика. Нашему казахстанскому кинематографу такого бы…

Под нескончаемую музыку великолепного Горана Бреговича перед зрителями проносится целая эпоха. Эпоха невероятного обмана и поразительного неверия. Обман в том, что война еще продолжается, и неверие в то, что больше нет твоей страны. Впечатляет вообще сама работа опытного на тот момент Эмира Кустурицы. Главная управляющая идея фильма «Андеграунд» проходит сквозь тернистый путь и, в конце концов, обретает для себя позитивную ценность, заключенную в теплые и искренние слова героя Ивана.

Нелегко понять человека, у которого нет дома, который не может найти дом. Эмир Кустурица выстраивает огромнейший дом в виде Родины. При всей серьезности темы режиссеру ловко удается встраивать в сюжет нелепые, но очень смешные сцены, неустанно подливающие иронию. Никогда не забуду, как Чёрный вытирал свои туфли чёрной кошкой; как он же по неосторожности выдернул чеку из гранаты, находясь при этом в чемодане; как обезьяна выстрелила из танка и попала в чемодан с деньгами; как Чёрный с Марко всадили несколько пуль в ожившую вроде рыбу на столе; как маленький оркестр продолжал дуть в свои трубы даже под водой. И ведь нельзя назвать всё это сортирным юмором. Чему я рад, признаюсь.

Отношения двух главных героев расчерчены таким образом, что они друг другу братья или друзья, несмотря на все обстоятельства. Ведь не зря чуток злой Чёрный ответит Марко так: «простить не смогу, но забыть — забуду». Дружба всяко лучше денег, женщин и власти. Весьма отличные персонажи делают историю гомерически смешной и до боли интересной, которая, в свою очередь, пылает, стреляет, бомбит по умам зрителей. Кино без границ и без цензуры.

Все-таки нельзя недооценивать европейский кинематограф XX века. В некоторых случаях он не для массового зрителя, но что точно — он всегда найдет любителей и ценителей. «Андеграунд» Эмира Кустурицы заставляет путем многочисленных улыбок и неуправляемых положительных эмоций передать миру послание о том, что нельзя провоцировать войны и тем самым рушить судьбы миллионов людей. Мир прекрасен, когда мы можем видеть войну и разруху только на экранах наших телевизоров.

9 из 10

9 января 2015

Ода исчезнувшей стране

«Андерграунд» — фильм Кустурицы, который более других претендует на эпичность и всеохватность. Грустная сказка о полувековой истории югославского государства поражает своими масштабами, фирменным режиссерским гротеском и наполненностью небывалой жизненной силой, которая, в общем-то, всегда была свойственна Кустурице, но в этой картине, она достигает своего апогея. Потому не удивительно, что сие творение поразило видавшего виды жюри Каннского фестиваля настолько, что принесло его создателю «Золотую пальмовую ветвь», уже, к слову, вторую у него на тот момент, что само по себе является редкостью чрезвычайной, а заодно вызвало дикую боль в известном месте у сторонников независимости балканских народов, особенно у боснийцев, увидевшим в фильме просербскую пропаганду. Свинья, как известно, везде грязь найдет, так что каждый может увидеть в это киноленте то, что ему больше хочется увидеть, рядовому же зрителю более пристало насладиться самим кинопиршеством, разыгрывающимся на экране.

К середине 90ых Эмир Кустурица был уже вполне состоявшимся режиссером со своим неповторимым стилем, от картины к картине он не боялся экспериментировать, углубляться в него и искать все более новые способы поразить искушенную публику, параллельно дозревая до работы, в которой он мог бы в полной мере выразить всю любовь к своей родной стране и боль за ее нелегкую судьбу. Такой работой и стал «Андерграунд», творение, которое во многих аспектах остается непревзойденным самим создателям и до сих пор. Кустурица используется в своей работе проверенные компоненты: великолепные актеры, с которыми ему не раз приходилось работать, фирменный юмор, просвеченный через грустную призму югославского быта и, разумеется, коронное музыкальное сопровождение с дудками, трубами и барабанами. Все это жирными мазками наносится на трехчасовое полотнище, которое поражает своим колоритом настолько, что не дает ни на секунду заскучать.

О сюжете много говорить не хочется, он, как это и часто бывает у Кустурицы всего лишь фон, дающий возможность показать свое фантасмагорическое видение окружающей действительности. Замысловатая и местами невероятная история разворачивающегося вокруг любовного треугольника, начинается с первыми аккордами Второй Мировой, бомбардировками немцами Белграда и подходит к своему неизбежному концу в середине 90ых под еще более печальные звуки войны гражданской. Из технических приемов более всего бросается в глаза вплетение героев повествование в кадры исторической кинохроники, эффектно зарекомендовавшее себя годом ранее в оскароносном творении Земекиса.

Главная же беда картины заключается в несколько порубленном сценарии, угловатость которого все ж проступает через многослойный символизм. В основе фильма, как известно, лежит пьеса сербского сценариста Душана Ковачевича «Весна в январе», события которой происходит в период до начала Боснийского конфликта. Режиссер решил расширить повествование, и последние полчаса, которые, безусловно, немало западают в душу своей пронзительной горечью, выглядят как пассажирский вагон, прицепленный к товарному составу. Вот мы наблюдаем хоть и черную, но комедию, с легким налетом драматизма и самоиронии, а вот брат идет на брата и создатели, не считаясь с чувствами зрителей, безжалостно уничтожают все, что возводили два с половиной часа, подобному тому, как национальные противоречия безжалостно разорвали в клочья Югославскую Республику. И, хотя последними кадрами режиссер и пытается вернуть свет надежды в свой мир, но сказка уже разрушена, настроение испорчено, а сердца разбиты, и реальность, казавшаяся такой далекой, вдруг явственно обретает свои очертания.

И все ж, как с этим спорить, Эмир Кустурица — большой мастер. Ума не приложу, почему в России так не снимают.

8 из 10

5 октября 2013

Жила-была одна страна…

Эмир Кустурица необычайно живо передал всю грязь военного времени. Взаимоотношения между близкими людьми переданы с ювелирной точностью. Предательство особенно тяжело пережить, когда оно от близкого человека. В такие тяжёлые времена для большинства людей, некоторые умудрялись жить на широкую ногу. Поразила, гениально провёрнутая, афера со временем. С одной стороны, даёшь людям надежду, с другой же — используешь их для того, чтобы набить собственные карманы.

Эмир передаёт всю алчность и подлость человеческой души, всю грязь и зловоние, исходящее от людей, которые готовы на всё, ради благоустройства собственной жизни. Следует отметить, народ, живущий столько лет в подполье, кажется действительно чудным — он не представляет, что разворачивается там, наверху. Они даже не предполагают, что война уже закончилась, и, всё ещё продолжают жить прошлым, сами того не подозревая. А всё «благодаря» их лидеру.

Мелодия, периодически звучавшая на протяжении всего фильма, завораживает! Разыгранные сцены, игра героев, постановка режиссёра и работа всей съёмочной команды, трудившейся над фильмом, получили соответствующие результаты своей деятельности.

С одной стороны это было тяжёлое время, когда люди думали только о том, как бы им укрыться от бомбёжек и преследования, где бы найти еды и переночевать, но с другой стороны — была музыка, хорошая еда, были пляски и посиделки. Одним словом, картина очень контрастна.

24 августа 2013

ФЕСТИВАЛИ ЭТО НЕ ЗНАК КАЧЕСТВА, ЭТО МОДА

Если Вы случайно включили телевизор, опоздав на титры, не беспокойтесь, опознать фильм Кустурицы можно сразу: по экрану обязательно бежит вслед за вдупель пьяным лидером в шляпе и с сигарой пьяненький духовой оркестр, наигрывающий по ходу бега одну и ту же зажигательную балканскую мелодию. Кустурица! — в восторге кричат одни. Кустурица… — с омерзением поджимают губы другие. Да, это и есть классический Кустурица. Пьяная «дикая охота» духового оркестра и есть фирменный знак этого модного среди фестивальной кинотусовки 80-х — 90-х режиссера. С 1981 г. («Золотой львенок» на кинофестивале в Венеции за фильм «Помнишь ли ты Долли Белл?») по 2005 г. (приз кинофестиваля в Софии в номинации «Лучший балканский фильм» за фильм «Жизнь как чудо») Кустурица был отмечен на разного рода кинофестивалях 14 (!) раз.

Примерно в то же время на небосклоне кинотусовки сияла звезда Квентина Тарантино. Дает ли это право называть девяностые годами славы Тарантино и Кустурицы? Думаю, да. Эти 2 режиссера были в тренде и диктовали моду на киноискусство практически 2 десятилетия. Но так ли оба они столь сильны или так работает феномен моды?

Первое, что бросается в глаза у обоих режиссеров — обесценивание крови и страданий как в мультфильмах или дешевых боевиках. На языке психологии это явление характерно при нарушении знаковой ситуации. Т. е. в реальной жизни раны, кровь, уже не говоря о смерти, вызывают бурную реакцию людей, многие даже впадают в шок, а в фильмах же рассматриваемой группы, на травмы, увечья, насилие и смерть нет ВООБЩЕ НИКАКОЙ реакции. Главный герой «Андерграунда» даже взрывает гранату в чемодане, где сам лежит скорчившись — и хоть бы хны.

Мне скажут: но это же фарс! Да, фарс. Фарс по типу «постебаемся на тему». Фантасмогория. Тарантино — кровавая фантасмагория, Кустурица — пьяная фантасмагория, в данном фильме круто приправленная сербским имперским шовинизмом. Недаром известный французский журналист Ален Финкелькро в свое время обвинил Кустурицу в просербской пропаганде и вообще заявил об отсутсвии у Кустурицы таланта!

Мне кажется, что талант у Кустурицы все же есть, но имеет место быть некий инфантилизм, задержка в развитии, как и у Тарантино. Действительно, самая эмоциональная сцена фильма — встреча с обезьянкой бывшего смотрителя зоопарка. Прочие сцены также серии из мечты подростка: пьяные выходки героев, непрерывные попойки, стрельба в воздух из пистолетов, обесценивание страданий, крови, туповатый подростковый юмор (типа подсвечивания лица фонариком при панике в театре), примитивный животный эротизм (единственный реально талантливый эпизод в фильме с участием Миряны Йокович), наконец, сам главный герой из серии неубиваемых, очень похоже, что это фантазийная проекция личности самого Кустурицы-подростка — крупный альфа-самец, который пьет, бьет, совокупляется, бегает с большим черным пистолетом, вечно живой югославский бэтмен. Подросток с кинокамерой…

Главная тема фильма «Андерграунд» — сожаление по-поводу распада сербской империи. Отсюда многочисленные, не всегда понятные иностранному зрителю символы. Лично меня страдания сербского империалиста не трогают и желания разбираться с символами как-то не возникло.

Актерской игры в фильме практически нет, за исключением буквально пары эпизодов. У главного героя не лицо, а застывшая маска. Самые разные по накалу сцены фильма актер проводит с одним и тем же выражением лица. Об его эмоциях и чувствах мы можем только догадываться по телодвижениям. В покер, видимо, у Лазара Ристовски получается лучше играть, чем в кино.

Единственный плюс фильма, на мой взгляд, безусловно талантливые музыка и танцы. В музыкальности Кустурице и вправду не откажешь. Человек-праздник.

Никак не могу положительно оценить такой фильм. Но так как осознаю, что на мое мнение оказывает серьезнейшее давление мнение международной кинотусовки, наградившей «Андерграунд» колоссальным количеством наград, поставлю все же фильму 4.

4 из 10

21 апреля 2013

Гениальная трагикомедия Эмира Кустурицы, грандиозная лента, охватившая целую эпоху. История страны, уже не существующей на карте, и людей, живших там, явленная миру в столь оригинальном жанре, отличающего этого великого режиссера.

В «Андерграунде» Кустурице удается удивительно гармоничным образом совместить трагическое и комическое. Гротеск и ирония, причем проникновенно светлая, а не едкая и не язвительная, становятся единой призмой, сквозь которую и раскрываются печальные военные события. При этом можно четко проследить эмоциональную градацию киноповествования, тон ее меняется, происходит нагнетание.

В ходе этого процесса гротеска становится меньше, его сменяет усиливающаяся тенденция реалистичности, а в момент кульминации остается лишь сюр. Эти перемены сопровождаются невероятно красивой музыкой Горана Бреговича, которую регулярно исполняет оркестр, участвующий наравне в другими персонажами со всех сценах. Этот саундтрек вместе с комическими приемами, доходящими до абсурда, создает особую энергетику фильма, некую отчаянную радость, веселье и неудержимость карнавала, что дополняет и динамичность картины. Финал же ленты также преисполнен света и яркости жизни, несмотря на «контекст» происходящего.

Картина очень символична, в ней много метафор, отсылающих к реальным политическим и общественным событиям. Также символы раскрывают многослойную трактовку происходящего с точки зрения самого режиссера.

«Андерграунд», на мой взгляд, не заслуживает находиться в конце списка лучших фильмов, это шедевральное произведение киноискусства, что подтверждает и «пальмовая ветвь» 95 года, хотя для этой картины мало и этого.

16 февраля 2013

Для любителей острых ощущений

Честно сказать, я в настоящем шоке. Будто до сегодняшнего момента кинематограф выглядел как-то по другому. Сказать, что ничего подобного я никогда не видел, значит ничего не сказать. Фильм просто ворвался в мое сознание и почти на три часа овладел всеми моими чувствами.

Я даже представить не мог, что гротеск в кино может быть настолько сильным приемом. От начала до конца фильм пронизывает комическая нота, но чем ближе к финалу, тем грустнее она становится. Когда дело доходит до третьей части, юмор не то что не веселит, он режет острой бритвой по сердцу. Реальность и вымысел смешиваются, а то, что казалось незначительным в какой-то момент, становится самым главным.

Я не буду касаться исторического момента ленты, но она остро дала почувствовать состояние людей, прошедших то время.

В общем «Подполье» — один из сильнейших фильмов, что я когда-либо видел, настоящая жемчужина современного кино.

10 из 10

11 ноября 2012

Кустурица феерический

Поначалу история двух друзей, Марко и Черного, влюбленных в одну женщину, выглядит вполне правдоподобной, и лишь постепенно начинает превращаться в аллегорию. В первой части, датированной 1941-м годом, во время оккупации Югославии фашистами, Марко прячет Черного и еще пару десятков стихийных партизан в своём подвале, чтобы те избежали наказания за убийство немецкого офицера. Устранив таким образом друга-соперника, Марко принуждает стать женой их общую с Черным возлюбленную. А «подпольщики», стращаемые Марко возможной расправой, всю войну так и не показывают носа из подвала. И если бы только войну…

Вплоть до заключительной третьей части фильм остается жизнерадостным и сохраняет ироничную интонацию, как бы вторя бесшабашности персонажей. В финале режиссер собирает за одним праздничным столом всех героев — как погибших, так и оставшихся в живых. Но и здесь, будто распираемый собственной гениальностью, он не ограничивается лишь одной метафорой, а добавляет к ней еще более звучный образ. Огромный кусок земли, на котором гуляет веселая свадьба, отрывается от суши и уплывает в неизвестном направлении, отражая тем самым зыбкую иллюзию человеческого счастья в этом безумном мире.

Пожалуй, ни один фильм 1990-х не показывал с такой мощью протест против братоубийственной войны. Былинная притча «Подполье» стала самым грандиозным и амбициозным проектом Кустурицы — великого поэта и варвара. Даже наиболее ярых поклонников режиссера эта картина может смутить и подавить обилием теснящих друг друга метафор, не представленных в таком изобилии, пожалуй, ни в одном «авторском блокбастере» конца ХХ века.

Похоже, что режиссер здесь не только ни в чем себе не отказывает, но будто бы стремится каждым новым кадром превзойти предыдущий. Он словно вступает в соперничество как со своими прошлыми работами, всегда отличавшимися изобразительной «пышностью», так и с мировым кинематографом в целом. Игнорируя сложившиеся представления о сюжете, стиле, жанре, он переступает в этой работе, казалось бы, через все мыслимые художественные границы.

Сняв фильм о людях, которые несколько десятилетий проводят в подвале, режиссер недвусмысленно выразил своё отношение не только к событиям, происходившим на Балканах в 1990-е годы, но и к войне, как таковой. При сопоставлении «Подполья» с другими антивоенными лентами, например, с выверенным аскетизмом притчи «Перед дождем», появившейся годом раньше в Македонии, фильм Кустурицы поражает барочностью формы и при этом выглядит почти ангажированным и плакатным.

С Underground «балканский принц» во второй раз стал обладателем «Золотой пальмовой ветви» в Канне: 10 лет назад он её уже получал за «Отца в командировке».

3 октября 2012

«Подполье» Эмира Кустурицы

«Подполье» Э. Кустурицы подводит к маркузианскому концепту «репрессивной толерантности», терпимости к обезображенному, лишенному своей сущности Другому, к его иллюзорному наслаждению. Наслаждение Другого дает прозрение балканских настроений. Кустурица представляет «деполитизированную» эстетическую позицию. «Подполье» предстает как бы субъективистским экзистенциальным опытом, продуцируя внеполитическую фантасмагорию, репрезентируя оборотную сторону югославской резни.

Кустурица деконструирует мифологию балканизма, — той хаотичной территории, где война оказывается чуть ли не природным действом. Балканы — то сказочное пространство, на которое Запад проецирует свои фантазмы. Классический западный либерализм фиксирует в балканской войне жизненный круговорот из хаоса эмоций и беспорядка страстей, — той мифологической компоненты, отсутствующей в безжизненном пространстве декадентствующего запада. «Андеграунд» открывает непристойную изнанку тоталитарного режима (югославский коммунизм времен Тито), пусть и на основании мифологического компонента, включенного в киноповествование. «Подполье» функционирует как гимн модернисткой до-потребительской оргии (трапеза, музыка, секс), происходящей в приостановленном времени и вне рамок существующего социума. «Первобытная» этническая оргия, функционирующая в мифологической синхронности, осуществляется под прессом мифологически растянутой войны.

«Подполье»… Это — и оргиастическая, непристойная, глубинная изнанка цивилизованного Запада (сатиричная и экстатичная отповедь всемогущему европоцентризму). Это — иллюстрация коллективного бессознательного о работающем народце подземелья: трудолюбивые сказочные «гномы войны», вкалывающие на тоталитарного Другого, коммунистическую «усатого чародея» (напомним, бандит и мошенник Марко содержал подпольный цех по изготовлению оружия, обнадеживая обманутых и изолированных от социума рабочих, что тяжкий конвейерный труд — помощь красной армии в период продолжающейся Второй Мировой войны).

Фактически взаимоотношения хаотичного манипулятора Марко и его подпольных рабов артикулируют древние мотивы о порабощенных массах, трудящихся во благо высшего класса. В этой видео-артикуляции интересна двойственная фигура «большого Другого»: Марко, с одной стороны, в публичном пространстве осуществляет властные полномочия партийного функционера, а с другой — становится харизматичным (в действительности, его харизма — фикция, следствие глобального мошеннического акта) лидером мифического подполья. В обоих случаях Господин наделен символической властью. Но в первом случае, это влияние символической институции, социального места, связанного с отправлением власти. Во втором — призначный господин как непристойная изнанка официального властного дискурса; действуя в тени, вне социального паноптикума, авантюрист излучает иллюзорное всемогущество. Марко — локальный мифологический двойник Тито, официального представителя Власти, символического Господина.

Итак, «Подполье» Кустурицы вскрывает потаенный Фантазм, продуцирующийся в хаосе боснийской резни, — архаичная безудержная трата и непрекращающийся темперированный цикл Оргии.

7 мая 2012

Решив приобщиться к прекрасному, посмотрел этот фильм. Если честно, то я до сих пор не могу понять, почему эта картина считается гениальной.

Что это за жанр? Для комедии слишком тупо и прямолинейно; драма смазана постоянным беснованием и идиотизмом героев; исторический фильм не вышел ввиду малой доли историчности. А что остается? Извините, но этот чудо-сплав оказался бесполезней бронзы в век железного топора.

Не понятна сама идея этого фильма. Для описания семейно-личностных перипетий не хватает адекватности героям. Для рассказа о войне недостает, собственно, этой самой войны. А если этот фильм о «Югославии, которую мы потеряли», то вообще становится смешно: распад — это объективный процесс, непонятно, что здесь может вызывать жалость.

Герои неприятны, ситуации глупы, да еще и пол-фильма на экране непрерывная пьянка.

Я понимаю, что такое пренебрежение вызовет бурю негативных эмоций. Но я спрошу вас: что останется от фильма, если отбросить имя режиссера, налет «илитизма», имперские амбиции и псевдо-ностальгию? Повесть о настоящих идиотах, сочувствие которым само попахивает идиотизмом.

Я жалею, что посмотрел этот фильм.

12 марта 2012

Радость сквозь печаль

Вряд ли можно назвать другой фильм, который оставляет такое сложное чувство, одновременно и жизнерадостно-лёгкое и пасмурно-тяжёлое. Эмир Кустурица сделал нечто невообразимое, каким-то волшебным образом органично совместив множество противоположностей — смех и слёзы, веселье и печаль, национальное и мировое, политическое и интимно-личное. Это история целой страны, прошедшая сквозь душу человека её народа — душу, рвущуюся к радости простора и солнечного света, но обречённую на мрачное существование в затхлом и тесном подземелье. Душу, испытавшую ужасы разрушения и смерти, падения и предательства, но упрямо хранящую в себе неистребимое начало радостной жизни и вечной тяги к солнцу. Ни война с внешним врагом, ни холодная война из-за «железного занавеса», ни гражданская война не способны вытравить в жизнелюбивом югославском народе этот особый вкус радости жизни как его основной национальной черты, увековеченной на экране югославом Кустурицей.

«Югославии больше нет. — Как нет? Как это нет Югославии?!» И ведь герой фильма Иван прав. Во всяком случае, больше прав, чем рациональный и политически образованный доктор или солдат миротворческих сил ООН. Югославии не может не быть, если она жива в сердцах и памяти людей. И вы можете как угодно кроить политическую карту и провозглашать сколько угодно суверенитетов, но страна умрёт только тогда, когда не останется никого, кто хранил бы её верность. Национальность как принадлежность к определённой общности людей кроится не по жёстким лекалам политиков и учёных, а исключительно человеческим самосознанием. И поэтому Югославия будет жить до тех пор, пока жив хотя бы один югослав.

Как определить жанр этой незабываемой, неповторимой, ни на что не похожей картины? Критики определяют его как трагифарс, как фантасмагорию или притчу. Всё это в какой-то мере верно, но мне здесь вспоминается лучший, на мой взгляд, фильм Марка Захарова «Тот самый Мюнхгаузен», жанр которого его автор Григорий Горин определил как «комическую фантазию». Это вполне применимо и к «Андеграунду» Кустурицы. Это целиком вымышленная история со множеством смешных мест, вся пронизанная символизмом. Смех, свободный смех полной грудью, без всяких условностей и низких намёков, как вдох чистого свежего воздуха на просторе, и символика, ненавязчивая, неоднозначная, но постоянно занимающая мысль пищей, приятной на вкус, — вот две основные черты эстетики Кустурицы.

Слон, ушедший из разрушенного зоопарка, подходит к открытому окну, на котором стоят свежевычищенные ботинки Чёрного. «Только не ботинки!» — кричит Чёрный, но слон хватает хоботом и роняет на землю именно ботинки. «Вот осёл!» — раздражённо произносит Чёрный, подбежав к окну.

В театре идёт представление, на котором присутствуют немецкие офицеры из частей вермахта, оккупировавших Белград. Офицер Франц увлечённо следит за игрой Натальи, в которую он влюблён. Неожиданно на сцене появляется Чёрный и, мешая немецкие слова с родными, требует от актёра, чтобы он верёвкой связал его с Натальей спина к спине. Зрители воспринимают всё это как продолжение игры. Но Чёрный с привязанной к нему Натальей подходит к краю сцены, выхватывает пистолет и стреляет в своего соперника Франца. В театре начинается переполох.

Подпольщики, годами трудящиеся для партизанской войны, которая уже давно кончилась, своми руками собрали в подвале свою гордость — настоящий танк. На банкете по случаю свадьбы сына Чёрного Йована один из музыкантов говорит присутствующим: «В танк забралась обезьяна. Она ведь дрессированная. Будет катастрофа!», но его никто не слушает. А шимпанзе Сони, которая действительно залезла в танк, находит там новёхонький снаряд, заряжает его в танковую пушку и… стреляет в стену подвала!

Всё это ужасно смешно и весело, как и множество других мест, но у Кустурицы дело далеко не в одном смехе. По всей картине обильно разбросаны аллегории, метафоры, символы — настолько, что некоторые критики считают даже, что фильм перегружен символами. Не разделяя этого мнения, замечу всё же, что насыщенность фильма символами чрезвычайно высока. Символы и аллегории выглядывают отовсюду — и из мельчайших бытовых деталей, и из более общих особенностей действия и сюжета.

Зоопарк, в первую очередь пострадавший от бомбёжки, и звери, которые отчасти погибли, отчасти разбрелись по городу… Сцена съёмок кинофильма, все актёры которого — как живые, и в то же время всё так искусственно и надуманно… Странные подземные дороги, связывающие, кажется, все города Европы… Наконец, само вечное подполье, обжитое и такое понятное, что из него люди не хотят уходить, а уйдя, мечтают вернуться назад… Продолжать можно долго, так что может показаться даже, что в фильме нет ни одной сцены, в которой не было бы скрытого смысла. Удивительным образом эта символическая насыщенность не напрягает, не утомляет зрителя. Она воспринимается органичной и естественной для ткани фильма. Но это фирменная органичность и естественность кино Кустурицы. Ни у кого другого так не получится, не стоит и пытаться подражать.

Актёры, подобранные режиссёром (с ними Кустурица делал и свои предыдущие фильмы), не обманули его ожиданий и играют именно то, что Кустурица и хотел передать. Лазарь Ристовски (Чёрный), Мики Манойлович (Марко), Милана Йовович (Наталья), Славко Штимац (Иван), да и другие актёры, исполняющие менее значительные роли, играют замечательно, так что удивительно даже, как им удалось так полно понять непростой замысел режиссёра. Особенно впечатлила игра Лазаря Ристовски, на которой во многом держится весь фильм. Не представляю кого-нибудь иного в роли Чёрного. И, во всяком случае, уверен, что голливудские актёры не способны на такое безумство радости жизни посреди хаоса и смерти!

И всё же картина оставляет тяжёлое послевкусие, своего рода похмельный синдром. Утомление возникает не от обилия символов и не от динамичного действия. Устаёшь не смеяться, не переживать за героев. Просто в какой-то момент вдруг осознаёшь, что вся эта необыкновенная жизнерадостность, неистребимая жизненная сила, фейерверком бьющая из главных героев, существует не благодаря, а вопреки обстоятельствам — конкретным обстоятельствам обычной жизни одной маленькой страны… Точнее, это раньше казалось, что страна маленькая, когда никто и предположить не мог, что она может разложиться на ещё меньшие, и не просто разложиться, а разорваться с кровью, с дымом пороха и гари… От этого чудовищного противоречия, противоречия непреклонной воли к жизни и неотступно преследующей людей смерти возникает чувство тяжёлой, металлической какой-то горечи. Эта горечь не портит впечатление от яркого, талантливого и самобытного фильма, но делает его сложным и неоднозначным.

9 из 10

9 марта 2012

Трагедия веселых людей

Я обожаю этот фильм. Я безумно люблю его чумовую первую часть, но больше всего меня всегда пронзает финал. Наверное, для того чтобы понять этот финал, нужно самому пережить предательство друга и искренне простить его в память о том прекрасном, что было важнее предательства. Так что в глубинном смысле это фильм о победе прекрасного и подлинного над уродливым и случайным, и провести эту мысль фильму удается без фальши и наивности. Это выстраданная вера — в добро, жизнь, красоту, дружбу, все то, ради чего стоит жить.

В этом фильме, который я предпочитаю называть «Подполье» (под этим названием я его впервые увидела), есть несколько абсолютно гениальных находок: таких, как фраза «Белград страдал от открытого перелома души», или война в зоопарке — поразительный символ жестокости и нелепости войны. И все же финал остается самым потрясающим для меня.

Сплав боли и счастья, пляски и отчаяния. Кустурица в этом фильме постоянно ходит по лезвию: еще немного веселья — и получится цинизм или розовые очки, еще немного грусти — и станет слишком тяжело смотреть, еще немного чувств — и голос сорвется в истерику. Но тонко выверенные пропорции ни разу не нарушаются, и фильм продолжает развертываться дальше, идя танцующей походкой, соблюдая единственно верную интонацию рассказа о трагедии веселых людей.

Бесспорный шедевр, один из лучших фильмов на все времена.

10 из 10

2 февраля 2012

Жила была одна страна…

Война убивает всё живое, ей неважно кто ты: юный работник зоопарка, антифашист-авантюрист или беременная женщина. Но «война ещё не война, пока брат на брата руку не поднимет.»

Полвековая история о маленькой стране, людях, проживших под землей. О лжи и любви к одной женщине. Пока весь мир праздновал победу над «гребаными фашистами», они всё также изготавливали оружие и боялись бомбежек, и верили, что ещё смогут жить в своей стране. И неизвестно, что хуже, какая война и есть ли оправдание для Марко и Натальи?

-Это солнце?

-Это луна, сынок

Но в Югославии нет больше солнца как и луны. Как и Югославии

Безумно-тяжелый и прекрасный фильм. Он затрагивает не сердце, а мозг. А после него печаль до слёз о сказочной стране, шрамах Европы и главном проклятии людей.

Кустурица показал и рассказал всё. Но у его истории нет конца.

16 декабря 2011

Югославии больше не существует?.. Как?

Фильм такого неординарного режиссера, как Эмир Кустурица, просто не мог не вызвать целую лавину самых противоречивых ощущений: и смех и грех, что называется.

Под легким соусом иронии и целого набора приправ из абсурдно-комичных ситуаций поданы очень сложные и тяжелые исторические факты.

Отношения между героями настолько запутанные, что невозможно занять однозначную позицию. В этом очень живом фильме все меняется каждую секунду.

Все персонажи, даже второстепенные, настолько колоритны, что внимание зрителя приковано к малейшему их движению. Фильм, как гейзер, бурлит, выплескивая все новые порции эмоций, все новые порции заражающей зрителя энергии. Ошарашенный, ты можешь только наблюдать за этим, откладывая анализ фильма на потом, чтобы улеглись чувства, иначе не поспеть. Этот фильм надо прожить прямо во время просмотра, наслаждаясь каждой секундой.

Название «Андерграунд» не ограничивает нас подвалом. Подпольем была вся жизнь людей до распада Югославии. Они жили в подполье. Не различая солнца и луны, коня и оленя, штампуя оружие и получая консервы. Но вот страна распалась — выстрелил танк в стену подвала, в котором держали «подпольщиков» — и что же? Они не могут поверить, что вся их жизнь прошла во мраке, они даже не знают, сколько именно времени прошло. Они оказались никому не нужны. Некоторым, как Ивану Дрену, который не мог поверить, что Югославии больше нет, остается только свести счеты с жизнью, кто-то, как Петар Черный, впадает в безумство и начинает борьбу, не зная, кто его враг.. а кто-то, как Марко Дрен и Наталья, приспосабливается, находит способ заработать (пусть и не самым благородным образом). По сути, это очень грустная сказка о том поколении, которое оказалось где-то между коммунизмом и демократией. Между тем, с верой во что они привыкли жить, и тем, что они увидели, выглянув из своего подполья. И каждому предстоял нелегкий выбор.

Как правильно закончил фильм Кустурица, «у этой истории не будет конца».

29 октября 2011

Underground

Нашим отцам и их детям…

Жила-была одна страна…

Жила-была одна страна, столицей в той стране был Белград.

6 апреля 1941 года…

После «Аризонской мечты» Эмир Кустурица возвращается обратно на Родину в связи с началом военного конфликта в Югославии. Во врем балканской войны 1992—1995 гг. режиссер эмигрирует из Боснии в Париж и Белград для создания своего нового кинохита — «Андерграунд», снятого по сценарию знаменитого югославского драматурга Душана Ковачевича и принесшего попутно ему вторую Золотую Пальмовую Ветвь: он станет четвертым режиссером, который дважды завоевывал этот приз (после Альфа Шеберга (на тот момент главный приз назывался «Гран-при»), Фрэнсиса Форда Копполы и Билле Аугуста; позже это достижение повторят братья Дарденн и Сехэй Имамура).

Нереальная, полувековая, полувымышленная историческая притча о родной Югославии, превратившейся в один большой цех по производству и продаже оружия. Вторая Мировая Война загоняет людей в подземелье, откуда уже невозможно выбраться в настоящий мир. Война закончилась, жизнь наверху течет своим чередом, а в подполье — своим, неугомонно производя оружие…

Невероятный киноэпос, пронизанный насквозь трагикомедийным жанром, с элементами сатиры и вымысла. Наверно, самая нашумевшая экранизация военных и послевоенных событий страны, которой уже нет ни на одной карте земного шара. Неожиданные вставки из документальных хроник с наложенными в некоторых кадрах на них самого фильма наряду с фантастической историей дорогой сердцу страны от «балканского Феллини», — изысканное блюдо для настоящего киногурмана.

Кустурица переживает за свою Родину и Отчизну, Кустурице больно от происходящих на тот момент событий в стране, он по-настоящему сожалеет о некогда единой многонациональной стране со свободолюбивым балканским духом, со своими обычаями и традициями, разносторонней культурой и историей, которую ковали его предки. Самый большой грех, — это убить брата. Балканский мастер показывает кинотрагедию, которую прячет за внешней оболочкой сатирической комедии, где каждый герой дышит настоящей балканской жизнью, борясь за свободу и одновременно неистово веселясь под чумовую музыку оркестра, который сопровождает персонажей кинокартины повсюду, производя оружие и гордость андерграунда — танк, клянясь в верности и предавая, любя и ненавидя, давая и отбирая жизни. Балканский гений последовательно обрывает жизненные пути своих героев: инвалида Баты (Давор Дуймович), преданной, ревнивой Веры (Миряна Каранович), сына Петра «Черного» и Веры — молодого Йована (Срджан Тодорович), проведшего всю свою жизнь в подполье, не отличающего солнце от луны и оленя, предателей Родины — Марко (Мики Манойлович) и актрисы Натальи (Миряна Йокович), смотрителя зоопарка — Ивана (Славко Штимац)… чтобы в финальной развязке еще раз поностальгировать по ушедшим временам, — единой, сплоченной многонациональной, свободной стране, но уже на Небесах, в Раю.

Здесь мы построили новые дома с красными крышами и трубами, на которых будут гнездится аисты. Наши двери всегда широко открыты для дорогих гостей, и мы будем благодарны нашей новой стране, которая нас кормит, и солнце, которое нам светит, и цветущим полям, которые будут напоминать нам о коврах нашей прежней Родины. С болью, грустью и радостью мы будем вспоминать о нашей стране, когда станем рассказывать своим детям истории, которые, как сказка, начинаются со слов: жила-была одна страна…

Убойный саундтрек Горана Бреговича, хорошая операторская работа Вилко Филача, комичные фразы: «как ты меня нервируешь!» или разухабистое «мать вашу…», знакомые всем любителям фильмов Кустурицы и балканского кинематографа, — ансамбль актеров, уходящий истоками к киноленте «Помнишь ли ты Долли Белл», прекрасно отображают на экране идеи балканского гения.

8,5 из 10

P.S. «Не спрашивайте, сделаю ли я снова шедевры вроде «Время цыган» или «Андерграунд». Не сделаю! Буду деградировать!» (Эмир Кустурица)

5 апреля 2011

« Жила-была одна страна …»

«Жила-была одна страна … Эта страна называлась Югославия», — так начинается и заканчивается «Андеграунд» Эмира Кустурицы. В этой стране жили Марко, его брат Иван, и его ближайший друг Пётр (Чёрный) с женой Верой и любовницей Натальей. Друзья кутили, гуляли, воровали, любили женщин — и вдруг, в один миг, началась война, и от бомбардировок пришлось им спрятать женщин и детей в подполье, а самим начать борьбу с захватчиком …

Война окончилась 20 лет назад, а люди продолжают верить, что она наверху все ещё идет и изготавливают для партизан ружья и гранаты.

I. Так о чём же фильм?

О выживаемости людей, о непрекращаемости жизни, казалось бы, в самых нечеловеческих условиях. Проходят годы десятилетия, а люди продолжают рожать детей, они вырастают и снова рожают … Даже маленький клочок земли, свое подполье, они максимально приспособили для жизни, организовали таким образом, что там распределены зоны отдыха и труда, есть даже «баня».

О мужчинах и основном инстинкте. Рвутся снаряды, рушатся стены, проститутка испугалась и убежала — а наш герой Марко мастурбирует стоя.

О славянской терпимости. Петр продолжает преспокойно есть свой обед, когда вокруг идет бомбардировка.

О типажах характеров и том, что они на протяжении жизни не изменяются. Если Пётр всегда за правое дело и во время Второй Мировой, и во время Сербско-боснийского конфликта, то Марко чётко чувствует, куда дует ветер и кто победит.

О женщинах. На примере Натальи мы можем наблюдать одно важное женское свойство: в то время как, мужчины воюют с врагом, женщина адаптируется к ситуации: она с тем, кто в данной ситуации сильнее, т. е. немецкий офицер Фриц.

Другое качество женщин — любовь к красиво обставленной лжи. Пётр любит Наталью, жертвует жизнью ради неё, а Марко «покупает» её, показав ей комнату, посвященную ей.

И еще один характерный момент: если Марко четко знает, в чем он виноват и сделал свой выбор вполне осознанно, то Наталья, похоже, свою вину отрицает.

Многие дамы обидятся, прочитав выше написанное, но я не утверждаю, что все женщины похожи на Наталью — отнюдь нет, но и нельзя сказать, что её образ единичен и нетипичен.

О создании мифов. После войны мы наблюдаем съемки кинофильма о герое войны Петре Черном — абсолютно фальшивая история, зато точно тщательно подобрано портретное сходство актеров с партизанами, т. е. мифология завязана лишь на внешней атрибутике.

II. Каков жанр картины?

Драма. Двое мужчин, одна женщина — вроде бы обычное дело. Один мужчина честный, порядочный, сильный, смелый, другой — изворотливый приспособленец.

Комедия. Лишь приведу пример. Йован, родившийся и выросший в подземелье сын Петра, выйдя на белый свет, говорит отцу:

-Папа, смотри конь!

- Нет, это олень сынок.

- Да, а ты мне такого коня рисовал.

Трагедия отдельных личностей и целого народа. Войны разрушают жизнь не только отдельных личностей, но и целого народа. Целые государства исчезают с карты Европы. Для Кустурицы война с фашистами не такая страшная, хуже когда брат идет на брата. И больше мы не услышим ни звуки народного оркестра, ни увидим национальных танцев — страна уничтожена, потому что уничтожены вековые традиции.

Притча. Произведение Кустурицы имеет явно скрытый подтекст (в сложившейся ситуации он не мог сказать прямо), но его собственные политические приоритеты понятны. Он, как истинный борец за единство своей страны, дает эту историю в назидание нашему и другим народам.

Фантасмагория. Вкрапления этого жанра разбросаны по всему фильму. Это и единый тоннель- подземелье проходящий под всей Европой; и нырнувший в воду Йован, встречающийся под водой со своей невестой, утонувшей в колодце.

Эпопея. Фильм может вполне претендовать и на это название: мы наблюдаем новейшую историю балканских народов в преломлении, сквозь призму жизни наших героев. Поэтому в ленте так много документальной хроники, в которую очень умело вмонтированы персонажи «Андеграунда».

III. Игра актеров. Немало важная составляющая успеха фильма.

Мои основные аплодисменты и овации Миряне Йокович — и комичная и реалистичная роль жеманной артисточки, немецкой подстилки, ставшей затем важной дамой, женой партийного босса. Эротический танец вокруг ствола танка, будто стриптизерша на шесте, незабываем.

Мики Манойлович гротескной мимикой отлично изобразил неприглядную сущность своего героя.

У Лазара Ристовски получилось удачно сыграть не только Чёрного, но и актера, его изображающего его мифологический образ в кино.

P.S. Смотрел вчера третий раз. При каждом просмотре находишь новые оттенки. Не могу сказать, что Кустурица мне близок эмоционально — некоторые кадры, которые, как предполагалось, должны смешить, меня даже немного раздражали. Но фильм однозначно гениален в своей многослойности и многогранности изображения.

10 из 10

26 декабря 2010

-Югославии Больше Не Существует. -Как?

Дюжина эмоций!«Война еще не война, пока брат не поднимет руку на брата».

-Его немцы забрали, немцы. Клянусь Мамой!

-Никогда не клянись Мамой. Ясно?

Фильм в прошлом году порекомендовала однокурсница Изабелла (спасибо ей). Скачал, но продолжительность в 194 минуты заставляло каждый раз смотреть другие фильмы. Оказалось, лучше смотреть 194 минуты, чем многие фильмы вдвое короче. Все эти минуты очень насыщены, никакой скуки или затянутого сюжета.

«Мы все сумасшедшие, Наталия, просто мне пока не поставили диагноз».

География фильма впечатляет — Белград, Прага, София, Берлин, Пловдив. В этом фильме можно увидеть весь талант Кустурицы. Такой сюжет показывать в сопровождении удачных и многочисленных смешных деталей — это талантливо! В первой части в какой-то момент даже забыл, что в этом фильме есть что-то про войну!

Полный оптимизм. Идёт война, а Отец с сыном смотрят на закат и Отец говорит «-Как прекрасен этот мир». Падают бомбы, а они танцуют, спрашивая: «Ты боишься?»

«3 года спустя Белград страдал от открытого перелома души».

Последний монолог несёт в себе очень много, комментировать и нечего!

Здесь мы построили новые дома с красными крышами и трубами, на которых будут гнездится аисты. Наши двери всегда широко открыты для дорогих гостей. Мы будем блогодарны нашей новой стране, которая нас кормит, и солнцу, которое нам светит, и цветущим полям, которые будут напоминать нам о прежней жизни. С болью, грустью и радостью мы будем вспоминать о нашей стране, когда будем рассказывать своим детям истории, которые всегда начинаются со слов «Жила-была одна страна…»

В конце поразил отколовшийся остров, символизирующий раскол Югославии.

10 из 10

4 декабря 2010

Андерграунд.

Я знакома с тремя названиями этого фильма: «Андеграунд», «Подполье» и «Подвал». Но для меня не имеет значения, как перевели название, правильно или нет. Мне важно то, что внутри…

В фильме затронута болезненная для миллионов людей тема — война. Но война не только конкретная — война вечная. Война против фашистской Германии, гражданская война в Югославии и война… Та война, где «брат убивает брата».

Амбициозный Марко, выстраивая свой гениальный план пробиться в политические верха и получить всенародное признание, решает пойти на крайние меры для достижения своих целей — запереть неугодных ему людей в подполье. (В том числе и своего кума, славой которого Марко и проложил себе дорогу). И в течение двадцати лет он обманывает людей, и тех, которых «спрятал», и тех, кто жил «на воле». Но сколько веревочке ни виться…

В дальнейшем в сюжете появляются очень печальные эпизоды, они наполнены невероятной болью и тоской — и это, несомненно, частичка боли и самого Кустурицы… Концовка хоть и не радует, но вселяет некоторую надежду, и имеет большой философский смысл.

Этот фильм не из тех, что смотрят, чтобы убить время, а сразу после окончания закидывают диск на дальнюю полку, и забывают. Это фильм, в который словно входишь, и выходишь гораздо позже, чем он заканчивается.

Я переживала за всех героев, но не так, как переживают в обыкновенных боевиках с экшеном за главного героя — нет, здесь было волнения совсем другого рода. Я снова вжилась в этот фильм, и словно непосредственно стояла рядом с героями, и чувствовала их.

Посмотрите этот фильм, если вы хотите почувствовать что-то в глубине себя, а не просто скоротать пару часов у экрана.

За этот прекрасный фильм самого лучшего режиссера в мире, оценка —

10 из 10

9 ноября 2010

Подполье

Югославская «Война и Мир», эмоционально рассказанная прекрасная история о все таки стране, а не о народе. Воспевание всего замечательного и не очень в Балканах: музыки, темперамента, женщин, природы. Об этом эпическом полотне балканского режиссера Эмира Кустурицы хочется говорить много, но в словах захлёбываешься, на первое место, как и в фильме, лезут эмоции, чувства.

Высказывание режиссера конечно про Югославию, но разве не каждая страна имеет право на собственный путь? Сначала фашисты, затем свои же, а потом люди с запада и арабы мешали прекрасной стране и её жителям жить, но они жили, кто в иллюзиях, кто пресмыкаясь перед текущей властью, но жили.

Герои «Подполья» так и живут, наивно любя, ненавидя, ссорясь и примиряясь. Иногда пускаясь в откровенный сюр, Кустурица показывает историю одной семьи, как страны, как народа, заплутавшего в дебрях сложного и жестокого 20 века, в котором не понятно зачастую, что реальность, а что фикция. Режиссер пользуется очень трудно воспринемаемым языком символов хоть и снимал не для своих (хотя и по своему) а для чужих, для всех. Европейским зрителям Кустурица тычет пальцем в их вмешательство в дела его родной Сербии. Для нас же, братьев славян, он показывает пьянство всей страны, всей земли балканской, которая в конце фильма предстает как рай, который медленно но плывет по течению времени. Да и сама метафора с подпольем возможно и сделана для того, что объяснить нам, что кто то сверху полвека пудрил мозги сербам, переводя стрелки часов назад, оставляя их в грязи и нещите. И так этот народ на своих костях построил новую свободную Югославию, которая, однако, как плывет так и плыла. С песнями и выпивкой.

10 из 10

10 сентября 2010

К просмотру этого фильма я подошел с опаской — все таки, у Кустурицы я до этого видел только его «Невесты приходят» — его дебютную картину, которая меня, мягко говоря, не привлекла и можно даже сказать, что не понравилась. И поэтому я боялся что и этот фильм, который расхваливают все без исключения мне тоже не понравится. Но, скажу заранее, от этой картины я пришел в неописуемый восторг!

Первое, что привлекает в картине — оригинальнейший, пуская и навеянный историческими событиями, сценарий. Кустурица показал нам очень точно через кинематографический язык современную историю страны, которой больше нет. Он самым удачным образом совместил в своем фильме все возможные жанры, выдав нечто неповторимое и незабываемое. Перед нашими глазами развертывается пятидесятилетняя история Югославии, от начала Второй Мировой войны до начала Балканской. И причем, все что мы видим в фильме — это своего рода иносказание. Подполье — это Югославия, которую Тито и его соратники держали взаперти страны и никуда не выпускали, давая в новостях о Западе ложные сведения. Жители подполья — это жители Югославии — такое же большое количество национальностей и такой же сумбур в жизни. И именно этим символизмом и привлекает фильм в первую очередь. Это не обычная фарсовая комедия Кустурицы, это серьезнейший фильм, который стоит посмотреть чтобы понять, каково же было людям жить в той Югославии, особенно при правлении Тито. Но как бы критично Кустурица не относился к Тито и его политики, но тем не менее он показал жизнь народа после смерти Тито еще худшей — война, разруха, нищета, грязь, убийства, распад Великой страны, народ, уверенный, что воюет с фашистами, убивая своих земляков, где друзья готовы предать своих друзей и родных людей, дабы получить побольше денег. А ведь когда то был сильный и могучий духом народ, и когда то была страна… В общем, чтобы понять фильм, желательно хотя бы немного знать об новой истории Югославии. В общем, в фильме нет явного политического настроя, но есть критику к высшим чинам страны, мол, посмотрите, до чего вы страну довели.

О финальной части картины стоит поговорить отдельно. Кроме разрухи и войны, на бывший народ Югославии обрушилось еще несколько несчастий. Стоит вспомнить сцену, когда по приказу Черного были расстреляны два его лучших друга (как он считал) и в кадре в этот момент появляется перевернутая фигура Христа, что говорит о том, что Бог или отвернулся от этого народа, или просто покинул его. А вокруг Черного, облокотившегося на большой крест, разъезжает коляска, которую обволокло адское пламя, что говорит о пришествии на эту землю Адских сил. А церковный колокол, этот символ воодушевления звонит только потому, что на нем повесился отчаявшийся во всех людях Иван, а единственное существо, которое не предало Ивана и сохранило человеческие качества вообще не является человеком, а лишь обезьяной. И стоит ли после такого доверять людям, даже тем, которых знаешь всю жизнь?

А концовка фильма гениальна до безобразия. В каком-то месте вновь собираются все герои картины, которые погибли. Они снова все молоды и счастливы. Они танцуют, радуются, прощают друг друга, философствуют. Они наконец то, хоть и на том свете, обрели счастье, которого им так не хватало живя в Подполье. И даже предатели, которые предали и своих друзей, и свою страну предстают перед нами такими же, как и в молодости — добрыми, жизнерадостными и дружелюбными. И они танцую на куске земли, отделившемся от всего мира и именно на этом небольшом кусочке земли они по настоящему счастливы. Но вот только этого куска их родной земли уже нет и нет больше той самой страны…

Несмотря на весь символизм и серьезность картины, она ценна также своим настроением, духом, который она несет. Фильм просто переполнен живительной силой и просматривая его настроение поднимается просто фантастическим образом! Особенно стоит отметить многие драматические моменты, представленные в комедийной оболочке, что заставляет смотреть на них совсем с другой стороны. Ну не могу же Кустурица сделать весь фильм чересчур серьезным, иначе бы он потерял всю свою привлекательность и ценность. Ну конечно же этот самых дух обеспечивается прекрасной цыганской музыкой и оригинальными мотивами Горана Бреговича. И также без прекрасных актеров фильм был бы не таким замечательным, какой он есть.

В общем, картина гениальная во всех отношениях.

10 из 10

6 августа 2010

Даже не знаю как начать рецензию на «Андеграунд».

Пожалуй это единственный фильм, который вызывает у меня столь много противоречивых эмоций одновременно. После первого просмотра фильм не зацепил, но почему то спустя некоторое время появилось желание его пересмотреть. На второй раз фильм понравился. И только после третьего просмотра я поняла, что это пожалуй лучшее что я когда-либо видела.

«Андеграунд» это не просто:«После каждого просмотра открываешь что-то новое.» Это многогранное кино после каждого последующего просмотра которого, оно открывается тебе с новой стороны. Я считаю это одной из прелестей фильмов Кустурицы. Его творения невозможно до конца прочувствовать с первого раза. К его историям и героям этих историй хочется возвращаться вновь и вновь. Хочется вмести с ними напеваться, петь, плакать, танцевать, плакать, обманывать, иногда прощать и снова напиваться. Хочется жить! Не смотря на то что перед нами разворачивается настоящая трагедия. Трагедия одного человека, одной семьи, одной страны. И после последних слов фильма хочется разреветься от несправедливости и боли, хотя на экране люди счастливы. Это я считаю настоящим мастерством!

10 из 10

27 февраля 2010

Автостопом под Европой

В фильме «Андэграунд» Эмир Кустурица опять забавляется и издевается над действительностью. Но, при этом, снимает он свои невообразимые истории вполне натурально, без спецэффектов. И создаётся ощущение, что всё это могло бы быть взаправду.

Сюжет фильма условно разделён на три части и вертится вокруг двух друзей — Чрного и Марко. Сначала они в оккупированном Белграде подпольно снабжают партизан оружием и строют всю местную мафию под себя. Потом оказывается, что процесс налажен настолько грамотно, что нет смысла его прекращать и после окончания войны. Но, чтоб издержки были минимальными, Марко запирает Чрного и остальных подпольщиков под землёй и кормит их 20 лет сказками о продолжающейся борьбе с фашистами и собачьими консервами, в то же время зарабатывая на поставках оружия огромное состояние. Так же между делом, ему достаётся и женщина Чрного — актриса Наталья.

В решающий момент, во время свадьбы сына Чрного, обезьянка Сони, заботливо спасённая Иваном из разбомбленного зоопарка, устраивает в подполье заварушку, в результате которой Чрный с сыном оказываются на воле с полной уверенностью, что Белград всё ещё оккупирован фашистами, и совершенно случайно попадают на съёмки фильма про фашистов и про самого Чрного. Во что это вылилось может предположить любой мало-мальски знакомый с творчеством Кустурицы. Тем же, кто не знает почерк мастера, не буду портить просмотр спойлерами. И так много рассказал.

Кстати, во всех фильмах Кустурицы кто-либо из ГГ нянчится с каким-нибудь зверем. В данном случае — это Иван и обезьяна Сони. И этот зверь всегда вносит свой вклад в развитие сюжета. В «Андеграунде» этот вклад решающий.

У Кустурицы как всегда история получилась громкой, музыкальной, разношёрстной и похожей на дебош. Нормальное дело, когда в кадре на фоне духового оркестра разговаривают одновременно, громко и на эмоциях несколько нетрезвых человек, а потом они ещё и начинают драться. Причём концентрация сумбура и невообразимости возрастает к концу фильма в несколько раз и разрешается вообще каким-то неземным финалом.

Этот фильм Кустурицы и смешной и грустный, и комедийный и трагический, и реальный и фантастичный, и понятный и, в то же время, с невообразимым количеством намёков и метафор, преимущественно пацифистского толка. Так же стоит отметить, что это очень смелое в историческом смысле кино. Ведь Кустурица умело встраивает свою нереальную выдумку в реальную историю, и в фильме даже можно увидеть кадры официальных исторических кинохроник, в которые вмонтирован Марко.

Про музыкальное сопровождение фильма сказать стоит отдельно — все любители балканских мотивов будут очень довольны. Ведь над саундтрэком работал сам Горан Брегович. И духовых инструментов в фильме очень много. И все они играют горячо, заводно и бойко, усиливая острый восточноевропейский колорит фильма.

10 из 10. Это определённо Киношедевр.

26 февраля 2010

«Андеграунд» — это первая картина Эмира Кустурицы, которую я смог воочию увидеть. Она повествует о людях, которые создали во времена Второй мировой войны подполье, в котором большинству из них придется провести против своей воли много лет. И о стране Югославии, которая претерпевала не только от войны с фашизмом, но после нее еще и от внутренних распрей.

Эмир Кустурица разделил свой фильм на несколько частей с прологом и эпилогом. Пролог развивается в комедийном жанре, знакомя нас с действующими лицами фильма. Однако с началом первой части, которая начинается войной, ознаменованной как Вторая мировая, в повествование вкрадываются драматические нити, которые становятся все толще и толще, пока не превращаются в полновесную драму, практически вытеснившую комедию, которая однако до конца не покидает фильм, оставаясь в виде иронических образов. Под конец фильма в последней части, а затем в эпилоге нам раскрывается уже вся трагичность не только жизни людей этой страны, но и самой Югославии, которой со временем и на карте-то не осталось.

Фильм показывает две различные жизни — подполья, которое живет под землей, скрываясь от уже закончившейся войны, и реально существующую в стране. И сравнивая их, режиссер в итоге приходит к выводу, что несмотря на кровопролитную войну с немецкой оккупацией, а после победы над ней и провала в создании единого государства, которое пришло к краху, там, в подполье, оно реально и оно до сих пор существует. А что такое подполье, как не память человеческая? В эпилоге нам ясно дано понять, что страна Югославия хоть и прекратила свое существование как таковое, все же осталась существовать в памяти и сердцах ее граждан.

Манера постановки режиссера несказанно удивила и порадовала. Кроме смены жанровых категорий (хотя обычно экспериментируют с их смешением), интересной является идея использования документальной хроники и наложение на нее кадров фильма самого режиссера.

Так же порадовала игра актеров, которые играли просто потрясающе. Особенно впечатлила забавная манера актерской игры Мики Манойловича, осознанно несколько переигрывающего, что мне лично представлялось более естественным, чем обыкновенное создание сценического образа, и актерская игра Миряны Йокович, которая прекрасно смотрелась на экране.

Плюс оркестровое звучание музыки, по пятам следующей за главными героями, задавая темп развитию событий и придавая некоторую веселость и динамику, пришлось по вкусу. Единственно, что смутило, так это неточное отражение прошедшего времени на его героях, которые за истекшие за время фильма 50 лет практически не менялись, и некоторая присущая постановке сумбурность.

Поэтому ничего удивительного в том, что картина пришлась по вкусу многим зрителям, а в добавок еще и получила Золотую пальмовую ветвь на Каннском фестивале. Скандал вокруг картины, вызванный политическими убеждениями, только подогревал интерес к картине. На данный момент фильм входит в число 50-ти лучших фильмов «90-х годов, которое основано на базе IMDb.

8 из 10

22 декабря 2009

Подземље

Ну что ж, Бреговича и Кустурицу знаю давно, и вот, наконец решился посмотреть этот фильм.

Потрясающе. — Скорее только это слово подходит к описанию этого фильма.

Долго вдумываясь над названием «Андерграунд», почему не «Югославская История» или что-то т. п., понял что оно Имеет двойной смысл:

Андерграунд конечно же само подполье, и Андерграунд, подземелье из которого не выберешься, а именно СФРЮ.

Особенно тронул момент: «Югославии Больше Не Существует» — Как…?

Преклоняюсь перед Эмиром и этим фильмом, ибо это лучшее что я видел на сегодняшний день.

Саундтрек заслуживает тоже «Золотую Ветвь», Mesecina и Kalsnikov — Мои любимые песни лет с 8. Советую Посмотреть кино, и купить диск Бреговича.

Браво! Мир, Труд, Кустурица!

Оценка: 10 из 10

14 декабря 2009

Была страна…

Фильмы о войне и о недавней нашей истории можно снимать по-разному. Можно сделать очень патриотическую и пафосную агитку, полную уверенности в своей правоте и благородной ярости к врагу. А можно снять фильм о том, как во имя чьих-то шкурных интересов и политических интриг гибнут люди и целые государства. Как во имя своих политических идей и амбиций можно годами обманывать и держать в подполье или за «железным занавесом» людей своей страны и своего города. Несколько поколений людей выросли в этом подполье ведя постоянную борьбу с внешним врагом, в надежде на победу и долгожданную свободу и счастливую жизнь в родной Югославии. И даже выход из подполья был не на свободу, а всего лишь в новую войну. Страшную гражданскую войну, бессмысленную бойню, где нет своих и все чужие друг другу. И невозможно вернуться в ту Югославию, которую они ищут. Её больше нет на карте. Она осталась только в их памяти. И эти воспоминания вызывают боль в душе. Вот и у Кустурицы я слышу эту боль. За растерзанную Югославию, за поломанные жизни и судьбы простых людей. У нас в Приднестровье тоже был 91год и война. Многие знакомые погибли, с кем училась, кого знала с детства. И атмосфера фильмов Кустурицы и музыка — тот же «Жаворонок» из «Андеграунда» — всё до боли знакомо. Он очень искренен в фильмах. И относится к людям с большой любовью. Не боится показать не самые лучшие их качества. Он любит людей — как детей, ведь их просто любишь и всё! «Андеграунд» — изумительная и тонкая по трагичности и теплоте вещь. Люблю этот фильм, но в конце слёзы на глазах. Все погибшие — живы, все больные — здоровы. И плывут на отколовшемся острове в неведомую Страну Счастья. Да, он поэт и романтик. Умеет даже в трагедии увидеть свет и фарс. И фильмы, не смотря на некоторую их грубоватость иногда, очень светлые и чистые. Он умеет передать свою боль через смех сквозь слёзы. Без злобы и отчаянного пафоса. Гений — что тут ещё скажешь! Он такой личный, что им ни с кем делиться не хочется. Когда смотришь его фильмы, то кажется, что он снимал их именно для тебя. И с музыкой тоже гений в смысле подбора. Это наверное один из признаков гениальности — так тонко чувствовать вибрации души и мыслей, ведь это и есть музыка, по большому счёту. Талант в умении подобрать саундтрэк и сгармонизировать его с настроением фильма и восприятием зрителя. И усилить этим эффект воздействия так, что героев фильма воспринимаешь, как близких и хорошо знакомых тебе людей. Их боль и радость становятся и твоими тоже. И ты смеешься и плачешь вместе с ними. Они уже не чужие тебе и ты не чужой им. В такое эмоциональное состояние Кустурица умеет вводить как никто другой. Ведь в его фильмах всё как в жизни — трагическое и смешное рядом и тесно переплетены друг с другом. И всё балансирует на такой тонкой грани между реальностью и абсурдом, что становятся взаимозаменяемы. Такова жизнь…

8 июня 2009

Комедия Андеграунд в кино с 1995 года, дебют состоялся более 27 лет назад, его режиссером является Эмир Кустурица. Список актеров, которые снимались в кино: Харк Бом, Эмир Кустурица, Миряна Йокович, Славко Штимац, Мики Манойлович, Иосиф Татич, Драган Николич, Миряна Каранович, Лазар Ристовски, Данило Бата Стойкович, Зоран Милькович, Срджан Тодорович, Стоян Сотиров, Ждена Хурточакова, Маргарет Тэтчер.

Расходы на кино составляют примерно 1.В то время как во всем мире собрано 171,082 доллара. Производство стран Югославия (ФР), Германия, Франция, Чехия, Венгрия и Болгария. Андеграунд — заслуживает зрительского внимания, его рейтинг более 7.7 баллов из 10 является отличным результатом. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 16 лет.
Популярное кино прямо сейчас
© 2014-2022 FilmNavi.ru - ваш навигатор в мире кинематографа.