Класс (2008)

Entre les murs
Класс, 2008: актеры, рейтинг, кто снимался, полная информация о фильме Entre les murs
Актеры
принимали участие в съемках
Валери Бенгиги
Энн Ланглуа
Фарида Ушани
Франсуа Бегодо
Артур Фогель
Рабах Наит Уфелла
Луиз Гринбер
Жиль Гурмелен
Оливье Паские
Марио Фанфани
Селин Спанг
Нассим Амрабт
Лаура Бакела
Шериф Бунайджа Рашеди
Джульетт Демалье
Далла Дукур
Дэмиен Гомес
Агам Малембо-Эмен
Анжелика Санцио
Бубакар Туре
Бурак Озильмаз
Карл Нанор
Эсмеральда Уэртани
Ева Парадизо
Хенриетта Касаруханда
Джастин Ву
Рейчел Регулир
Люси Ландреви
Кивфей Хуан
Саманта Супиро
Франк Кейта
Вэй Хуанг
Анн Валлиманн-Шарпентье
Сесиль Лагарде
Фредерик Фожас
Винсент Роберт
Оливье Дюперон
Патрик Дуриль
Дороти Гибо
Винсент Геир
Ивет Мурнета
Жюли Атеноль
Жан-Мишель Симонет
Стефан Лонгур
Абдул Драхаман Сиссоко
Алин Зимирски
Сильма Актар
Мари-Аннетт Сорренте
Фредерик Аллес
Изабель Ламрани
Марианн Озари
Стефан Лейвинье
Гаэль Бантенье
Изабель Месплед
Налькакан Налкакан
Жан-Франсуа Шове
Кристиан Данси
Фатумата Кантее
Чейк Баба Думбия
Линьфен Хуан
Веньлон Хуан
Халид Амрабт
Аделин Фогель
Сезер Ёзийльмаз
Развернуть (64)
Рейтинг фильма
Кинопоиск 6.9
IMDb 7.5
Описание фильма
оригинальное название:

Класс

английское название:

Entre les murs

год: 2008
страна:
Франция
слоган: «The dynamics of a multicultural class and its teacher will enlighten.»
режиссер:
сценаристы: , ,
продюсеры: , , ,
видеооператор: Пьер Милон
художники: Элизабет Джойнет, Мари Ле Гаррек
монтаж: ,
жанр: драма
Сколько денег потрачено и получено
Сборы в России: $52 471
Сборы в США: $3 766 810
Мировые сборы: $28 814 580
Дата выхода
Мировая премьера: 24 мая 2008 г.
Премьера в России: 4 декабря 2008 г.
на DVD: 10 декабря 2009 г.
Дополнительная информация
Возраст: 16+
Длительность: 2 ч. 8 мин.
Отзывы о фильме Класс

Франсуа и его коллеги-учителя готовятся к новому году в средней школе в неблагополучном районе. Он не заносчив и не слишком строг, его экстравагантная прямота часто ошарашивает учеников. Но его педагогическая этика подвергается испытанию, когда ученики начинают ставить под вопрос его методы преподавания...

Другие фильмы этих жанров
драма

Отзывы критиков о фильме «Класс», 2008

Как объяснить ребёнку, что он француз

- Вы всё время пишете имена «пато»!

- Что значит имена?..

- Имена «бабту»!

- Что за «бабту»?

- Ну, это «бабту», французы, «сефраны».

- Но разве ты сама не француженка, Эсмеральда?

- Нет, я не француженка.

- Надо же! Я был не в курсе.

- Вообще я француженка, но я этим не горжусь.

- Так я тоже не горжусь тем, что я француз.

- Но почему вы всё время используете имена вроде этих?

- Но, в конце концов, Кумба, ты ведь понимаешь, что если бы я каждый раз выбирал имена в зависимости от происхождения всех, кто сидит в этом классе, я бы никогда с этим не закончил…

Не путать с одноимённым (в англо- и русскоязычном прокате) эстонским «Классом» — про издевательства школьников друг над другом и их последствия. Тут всё куда более мирно и спокойно. Обычная французская школа… ну, или необычная — нынче таких явно становится всё больше по мере увеличения числа мигрантов из стран Азии и Африки. Молодой учитель Франсуа приходит туда преподавать французский язык и литературу — и обнаруживает, что значительная часть его учеников имеет весьма своеобразные представления о французской грамматике, а главное, осознаёт себя не вполне французами (что вовсе не такая уж маловажная вещь в деле учёбы, как это может показаться на первый взгляд). Поэтому учебный год предстоит провести в попытках навести в классе порядок и объяснить подросткам, что «бабту» (как на арабский манер зовут белых французов) — это их сограждане, с которыми им предстоит жить.

Посыл фильма может показаться своеобразным, но вообще он — не про толерантность к белым, а про интеграцию и национальную идентичность. Автор сценария и режиссёр, Лоран Канте, создал этот фильм по своей книге, написанной на собственном учительском опыте. В фильме довольно много совершенно замечательных и очень жизненных диалогов, из-за чего он порой производит впечатление документального. При столь своеобразное теме и подаче кино получилось нескучное, затрагивающее действительно важные вопросы жизни в современном мультикультурном обществе. При этом авторам удалось как-то обойтись без занудства, морализаторства, идеализации и виктимизации этих подростков и т. д. Хотя то, что фильм получил «Золотую пальмовую ветвь» в Каннах, меня несколько удивило — видимо, дело скорее в актуальности тематики, чем в чисто кинематографических аспектах.

В общем, весьма интересное и, я бы сказал, полезное кино для понимания того, над чем и как приходится работать французской школе и, шире говоря, государству. Шестёрку ставлю скорее потому, что фильм не особенно хочется пересматривать — да и вообще воспринимать его чисто как кино довольно сложно: я смотрел его именно как полудокументальный «доклад по теме», хотя и безусловно интересно выполненный. Один раз посмотреть, сделать выводы, отметить интересные детали — но не более. Впрочем, если вас интересует школьная или мигрантская тематика, вам «В стенах» может показаться весьма интересным.

6 из 10

14 марта 2021

Люди из разных миров

Фильм вызывает бурю эмоций и оставляет после себя глубокий отпечаток болезненной и серой грусти, тоски, печали, страха за этих детей и их будущее.

Чувство безысходности людей, оказавшихся не по своей вине, в чужом для них мире, где они не нужны, где их не любят и никогда не примут за равных, где они обречены быть чем-то непонятным и «низшим». Это огромный овраг непонимания между людьми из разных миров.

Не знаю, каким образом может нравиться учитель, показанный в данном фильме. Он не может найти подхода к детям. И, как мне показалось, основная проблема фильма заключается в том, что учить таких детей по привычным правилам невозможно. Но коллектив преподавателей не в состоянии (а может просто напросто и не хочет, и ленится, потому, что считает этих детей «безнадежными тупыми отбросами» без будущего) найти подход к этим детям, не хочет любить их, воспринимать их как будущее поколение, а не как обузу и чужестранцев. Дети чувствуют, что их не воспринимают всерьёз, что над ними насмехаются, что их не любят и им здесь не рады, что их считают тупыми и безнадёжными, что они тут никому не нужны. Что преподаватель не имеет сил и опыта ответить на их хамство, потому что не сталкивался с таким поведением и считает его невозможным. Однако эти дети, первобытные, для них это нормальное проявление своих эмоций. Они ждут лидера, ждут, что преподаватель проявит себя и установит рамки, поэтому постоянно вызывают его на дуэль, которую он проигрывает раз за разом. А дети хотят лидера, они снова дают ему шанс, ответить им, показать себя. Они верят в него и ждут, что он станет для них лидером и полюбит их.

Однако преподаватель не в состоянии это сделать, потому что он общается с ними, как принято, а не как нужно этим маленьким сорванцам. Преподаватель не в силах переступить через систему и стать авторитетом, не в силах стать индивидуальной няней для каждого из них, потому что он приходит в школу выполнять свою работу, и он привык, что дети должны сами брать знания. Он не понимает, что это необычные дети и с ними нужно иначе. Он высмеивает их, и немного презирает, как и другие преподаватели. Но никто из них не задумывается о том, что это не привычные для них французские дети, что они и их семьи долгое время жили в других условиях и занимались другими вещами, не требующими навыков, которые требуются для жизни в этом новом для них и чужом месте. Что они совсем не виноваты в том, что оказались здесь, что они были вынуждены это сделать, что они скучают по их родным местам, где не нужно было сидеть за партой, а достаточно было заниматься земледелием. Где никто не лгал в лицо, а говорил прямо о своих мыслях, чувствах, и они не понимают, почему сейчас им это стало нельзя, и почему преподаватель так отчаянно лжёт им, что они ему симпатичны. За что он их так не любит и всё время придирается к ним? Они чувствуют, что у них не получается многое из того, что здесь делают и малыши, и дети чувствуют свою неполноценность в этом мире и ненужность. И бесконечно грустят о том старом мире, в котором все были, как они, всё было понятно и где они действительно претендовали на высокие роли в «своём маленьком селе». Они не понимают, почему их совмещают с другими детьми, которые выглядят иначе, и не любят французов и любых других. А всё по той причине, что здесь их не готовы воспринимать, также и они отвечают чужакам той же монетой.

1 марта 2017

Доживем до…

Французский фильм, удостоенный главной премии Каннского кинофестиваля. Снят по роману Франсуа Бегодо «Между стен», в котором рассказывается о сложных отношениях между учениками, учителями и немного родителями.

Отчасти в этом можно увидеть метафору современной мультикультурной Европы, отчасти — французскую реинкарнацию советского фильма Доживём до понедельника, где идёт поиск демократической модели учительства.

Новаторство состоит в том, что здесь задействованы не просто непрофессиональные актёры (это случалось и раньше), но настоящий учитель (он же — автор сценария) и его ученики, как бы реконструирующие свой личный опыт. То, что действие лишь разе выходит за пределы школы тоже по-своему символично. Во-первых это свидетельствует об авторитарности школьных институтов (учитель всегда прав), ну и замкнутости социального и школьного пространства. Во-вторых, улица делает тех же персонажей равными, а потому откровенными и способными к нужному всем компромиссу. Правда, одного из учеников — Сулеймана — это уже не выручает…

Для наших учителей фильм будет примечателен системой французского школьного аппарата, основанного на защите учителя и демократичности и системности процедур по воспитательному воздействию на учеников. Даже судно, что за обращение к учителю на «ты» ученика могут вытурить из школы, не говоря уже о самовольном уходе с занятия. Реалии российской школы (не элитной, а вполне обычной) куда суровее к педагогам…

18 сентября 2016

И возвращается ветер

Фильм режиссёра Лорана Канте по книге Франсуа Бегодо «Класс», /оригинальное название «Между стен».

Лоран Канте французский режиссёр, как и многие начинал с короткометражек, отмечен многими призами, в том числе высшей кинематографической наградой, «Золотой Пальмовой Ветвью», за фильм «Класс».

Франсуа Бегодо, Французский писатель, журналист, певец, /пел в рок-группе/, кинорецензент. В фильме «Класс» исполнил главную роль.

Фильм о школе, взаимоотношения учителей и учеников, просто без особых изысков, жизнь, какой она есть.

Французская школа, самая обычная, учитель Франсуа, тоже самый обычный и вроде бы как неплохой парень, ученики, выходцы с разных концов света, с Африканского континента, с Китая, с Ближнего Востока. Школьные будни, рутина, ничего вроде бы интересного, учитель разбавляет скуку своим обаянием и эрудицией, ученики живут своей жизнью. Сюжет не столько разворачивается, сколько пытается закрепить в памяти уже сказанное.

Но в тот момент, когда кажется, что ждать от фильма нечего оказываешься в центре конфликта. Невольно вспоминается своё, своя школа, свои учителя и соученики. И тоже конфликты. Насколько тогда это казалось серьёзным, затрагивающим твоё достоинство, честь, /ты же не мог перед друзьями показать свою слабость/.

Тебя учили послушанию, а твоя душа жаждала свободы. Ты ещё не мог сформулировать критерии этой свободы, ты ещё не понимал ответственности, налагаемой этой свободой. Ты ещё только учился жить. Жить во взрослом мире по взрослым законам. Через послушание, которое тяжелей всего давалось. И мы бунтовали. Бунтовали, как могли.

Прожив на свете большую часть жизни понимаешь, не всё было правильным в нашем обучении, естественно и не всё было правильным в нашей после-школьной жизни.

А ещё понимаешь, /замаливая грехи и оплакивая потери/, что это был не просто подростковый бунт, это был путь к свободе мысли, к свободе выбора, к совести, к любви наконец, /в общечеловеческом понимании конечно/. И может мы не столь плохи, как могли бы быть, /просто нам повезло жить не в лучшие времена/. Так же, как нашим родителям, их родителям.

Я говорю о нас с тобой, потому как не вижу большой разницы в том какая именно школа показана в фильме, французская, или ещё какая. Пусть мы и говорим на разных языках, у нас разные страны, разное правительство, разные социальные критерии общества, мы люди. Люди которые должны достойно прожить свою жизнь в этом мире. Что не так уж и просто.

Такие вот мысли навевает этот фильм.

Жизнь то продолжается. Мы скорбим о прошлом, мечтаем о будущем, живём в настоящем.

Это я к тому, что в глубине души, всё таки хотелось бы вернуться, туда в своё прошлое, свой класс, где ты был молодым, наивным, смешным и… наверное всё таки счастливым. Несмотря ни на что. Просто ты этого не понимал.

Как не понимают это герои этого фильма. Но всё проходит, а если что и возвращается то только ветер.

Ветер памяти. И тогда многое на свои места стаёт.

28 марта 2016

А что дальше?

Фильм показывает взгляд на школу изнутри. Трудно представить, что подобное поведение учеников возможно на уроках в школе. Такая вольность и открытость в общении на уроках с учениками, с преподавателями. Это очень сильно удивляет, не помню такого в своей школе.



Больше всего меня поразила фраза: «я не понимаю, что мы здесь делаем», или же, когда учитель в конце учебного года спросил учеников, что им больше запомнилось за учебный год, и одна ученица ответила «ничего». Именно это я выделил, как главную проблему. Главная задача любого образовательного учреждения — это научить человека думать (не только думать, конечно, но и воспитать его). Именно осознание того для чего это делается приносит колоссальную эффективность любого процесса, в том числе и обучения. Но вбивать в голову ученика знания дисциплины довольно не эффективно.

Итог: фильм понравился, но показался не до конца раскрытым. Хочется узнать что будет дальше и какие меры примет учитель для решения проблемы?

5 декабря 2015

Шкатулка с секретом

Фестивальные успехи последних лет европейского «неонеореализма» — фильмов, обычно простых, как две копейки, почти бессюжетных, снятых нарочито дешево и на коленке и примечательных только степенями страдания героев, как один представителей социальных низов, вроде бы заставляют пройти мимо «Класса», в лучшем случае просмотрев его для галочки. И это будет ошибкой. Вроде бы еще одна социальная притча, ничего примечательного — мультинациональный и мультикультурный антураж — оборачивается хитрой многослойной шкатулкой, где под одним привнесенным смыслом скрывается другой и так почти до бесконечности. Ирония дня, чтобы не перечить мейнстриму авторам приходится упаковывать свой товар максимально неказисто.

Школа, окраина Парижа, не самый лучший, но и не худший район. Ученики комплектуются либо из потомков недавних мигрантов, либо из парижских низов. Звезд с неба подростки явно не хватают, но и машины вечерами, вроде бы, не жгут. Учителя — тоже достаточно неплохие, в меру сил проявляющие интерес к подопечным, но чувствуется уже и профессиональная усталость, и сложность коммуникации с непростым «рабочим материалом». Так, поочередно «включая» на экране то один из учебных классов, то хронику учительской и идет пересказ обычного школьного года. Теперь по хитросплетениям сюжета.

Слой первый — достаточно прозаичный и легко читаемый для отечественной публики. Работяга-учитель, француз, достаточно положительный и заинтересованный, тянет весь год пеструю интернациональную компанию, пытаясь втемяшить подопечным хоть малую толику знаний о французском языке, культуре, правилах поведения и хороших манерах. Тяжелая работа белого культуртрегера в наполовину черном, наполовину состоящем из белых низов классе. Ученики в основной своей массе, безалаберны, наглы, хамят, задираются, но в редкие минуты заинтересованности все-таки поглощают крохи познания с ладони своего ментора. Ну и ладно, большего с такой публикой все-равно не добьешься, тем более, что многие из детей вообще не понимают ни кто они, ни что они здесь делают. Все, финиш.

Слой второй — учитель, на деле достаточно изработавшийся и профессионально выгоревший самодовольный парень, изначально относится к подопечным, как к второсортному, мало на что годному материалу. Ироничные реплики, насмешки, случайно высказываемые, но от этого не менее весомые оскорбления, которые и служат катализатором главного конфликта фильма. Причем у преподавателя не находится ни желания, ни интереса как-то взять свои слова обратно, отмотать ситуацию, извиниться. Да и перед кем извиняться? Перед этой наглой хамской массой, которая даже не знает написания элементарных слов? Проще и для бюрократических процедур, да и для самомнения размотать проблемную ситуацию привычно по положенным инстанциям, выставив на улицу очевидного черного козла отпущения, в добавок явно мешающего успеваемости класса, ну и забыть обо всем. И все будет замечательно, отряд не заметит потери бойца, конец.

Слой третий — явная оторопь преподавателя при виде того, как два десятка еще недавно абстрагированных ото всей учебной жизни оболтусов вдруг превращаются в коллектив, в единого, язвительного и опасного оппонента, имеющего наглость подмечать учительские изъяны, задавать точные и от того еще более неприятные вопросы, касающиеся его реплик, поведения и манеры вести занятия, вести учет преподавательским недочетам и ошибкам, способного совместно выступать в свою защиту. То есть из подростков превращаются в выстроенное заинтересованное сообщество. С одной стороны успех для опытного наставника, с другой очевидная головная боль и разрыв шаблона. Зачем эти проблемы? Ежедневно, спрашивая с учеников заданное проходить встречную проверку на профпригодность? Проще, пока мятеж не стал серьезным и неприятным, подавить его — и вот снова у нас язвительный препод, на голову возвышающийся над классом и разрозненная, ничего не желающая, отделывающаяся дежурными пристойными репликами толпа учеников.

Вот такие невеселые мысли набежали после просмотра этого непростого фильма. Приходится поделиться ими с читателями, потому что в большинстве обзоров кроме описания контекста и сюжета ничего подобного найти не удалось. Смотрите, думайте и продолжайте дальше разматывать клубок аллюзий и метафор, подброшенный нам французским режиссером Лораном Канте.

9 из 10

31 октября 2015

Изнанка среднего образования

Незатейливо растянутый на весь фильм диалог классного учителя со своей аудиторией, составленной из 13—14 летних молодых ребят, взрослеющих, гордых и внимательных неожиданно переходит во вполне разумное и обоснованное зрительское размышление. А зачем вообще нужна школа? Я вот, кстати, тоже не сильно понимаю. Приятно, что Лоран Канте не стал усугублять все каким-то отдельным конфликтом, обострением или скандалом. Тут всего будет в достатке, но не с избытком. Преподаватель может позволить себе грубость — не извинится, но все осознает и не будет позволять себе нервных срывов. Дети будут дискутировать с учителями — но, по большей мере, граней допустимого не перейдут. Педагогическое собрание будет нацелено на результат, при этом не забывая обсуждать и о том, что же на самом деле является целью их санкций или работы. Будет и отчисление.

Основное достоинство фильма в его многозначительном финале. Скромная девушка, приходящая к учителю и признающаяся в том, что обучение в школе за последний год ей ничего не дало является самым сильным раздражителем. Финал уже скоро, а обсуждение о том, зачем нужна школа, какими нужно быть учителям и каковы пределы свободы учеников, вероятно, по замыслу создателей ленты только начинаются. Лоран Канте лишь хитрый проводник, умело побуждающий к дискуссии, выискивающий больные места там, вроде бы где их и не должно было бы быть. Любящим пофилософствовать французам — тут предоставлено широкое поле для дискуссии. Социально значимая тема, внятная режиссура и изобилующий диалогами сценарий — вот и все составляющие успеха этого фильма.

7 из 10

16 июня 2014

Vienes las vacaciones

Это фильм про мою школу. Серьезно, когда я училась в школе, ее директор стремился к французской модели образования, пытался как-то имплементировать ее в российскую действительность.

И сейчас я смотрю на эту картину и понимаю — вот оно, то, чего он хотел. Этот фильм, как и любой арт-хаус, оставляет после себя некое ощущение недосказанности, какой-то горький след чего-то, что хочется продолжать, о чем хочется говорить. Он действительно шедевр — пускай актеры, играющие в нем, совершенно не профессиональны. Наверное, в этом и есть какая-то особенность этого фильма — они не играют в нем, они в нем живут. Проживают каждый момент, сталкиваются с этими трудностями, решают эти проблемы. И ты делаешь это одновременно с ними. И это прекрасно, у меня просто нет других слов.

Особенно произвела впечатление последняя сцена. Ощущение безграничной свободы и ощущение какой-то надломленности вместе с тем.

Фильм, заставляющий задуматься, заставляющий осмыслить себя и свою жизнь. И то, что не все нужно решать мирным способом, иногда приходится быть жестоким. Настолько — насколько это возможно.

В общем, в этом фильме есть, о чем подумать. И когда на экране появляются титры, ты все еще думаешь. Хороший фильм для тех, кто любит обременять себя мыслями.

4 июня 2013

Межрассовый Вавилон

Фильм в формате разговорного жанра, основанный на анализе особенностей системы столь актуальной, как «педагог-подопечные», почти не имеет шансов остаться незамеченным.

Главный герой преподает французский язык в разнонациональном классе, представляющего собой подобие межрасового Вавилона. Ученики, выходцы из «социальных низов», удовлетворяют эмоциональное голодание в примитивных формах, улавливая в жестах преподавателя разнокалиберный антисмысл будь то личная неприязнь или скрытая дискриминация. Попытки самоутверждения посредствам конфликта, похоже, единственное, что осталось у этих подростков. Осознание собственной ущербности непроизвольно интегрирует их, превращая в агрессивную массу, с одной стороны враждебно настроенную к внешним раздражителям, с другой — равнодушную.

Большинство сцен «Класса» строятся на диалогах, кажущимися пущенными в сторону. Нехватка терпения на пару-тройку начальных сцен сводит на «нет» дальнейшую перспективу знакомства с фильмом, поскольку о развитии сюжета можно забыть. Картина топчется на одном месте, но наблюдать за этой статикой можно и нужно. Косвенная смысловая нагрузка, идущая между строк, имеет все шансы ввести в заблуждение: в ожидании начала рассказа зритель лишается точки опоры, поскольку начала здесь нет, как и привычного кинематографического завершения. Фильм начинается механически и «уходит в титры» аналогичным образом, символизируя, что все показанное — лишь отрезок из общей цепи, которая, как и сама картина, не заканчивается.

8 из 10

23 апреля 2013

…«Потому, что я не могу говорить вам то, что вы постоянно говорите мне?»

Во-первых, этот фильм снят так, будто тут нет актёров, нет кулис и сценаристов, это реальная жизнь в кадре.

Этот фильм о хорошем учителе. Он связан по рукам и ногам (как сказано в одной из понравившихся мне рецензий здесь) законами «толерантности», «полит корректности» и «защитой прав детей», и тем не менее он остаётся в школе. И пытается нести добро своим непонимающим, что они делают, обидчикам. И это добро — неоценимо, так как это — воспитание их душ. Бескорыстно и благородно. Думаю, он мог бы быть собирательным образом почти любого современого учителя.

Во-вторых, он затронул очень болезненные вопросы в моей душе. Поднял самые острые темы, над которыми я давно уже сломала голову. Кто-то решил за нас всех, что можно и что нельзя нашим детям. Во что постепенно превращается наше общество, и что будет дальше со всеми нами, когда эти юные дикари, которых сегодня нельзя учить по законам любви, сострадания, взаимопомощи, терпения, искренности и уважения к старшим, повзрослеют? Или кто-то намеренно, хитро и постепенно-незаметно, из поколения в поколение превращает наше общество в то, во что оно превращается? И для чего им это нужно?

Главное то, что эти дети уже так воспитаны, с рождения. Они уже не видели, как относились к людям, к учителю, их бабушки и дедушки. Они уже не знают, что к человеку можно (и нужно) относиться по-другому. И никто им об этом скорей всего и не скажет. Учителю запрещено, а родителей самих уже воспитали так, что им всё равно. Да и есть ли смысл в разговорах, не подкреплённых жизненными примерами? Они вступают в жизнь с привитыми им звериными понятиями. Это страшно. Это нам видно, что что-то не так, но для них это уже нормально.

Это страшно.

Мне пришлось поработать учителем в школе. И этот фильм оставляет за собой то же неприятное, скребущее по сердцу ощущение, какое было и после моих уроков. Здесь показано то, что происходило именно со мной каждый день.

Франция всегда была в моих глазах самой развращённой страной. И там происходит, оказывается, абсолютно то же, что и в любой современной русской школе. Это пугает. Очень.

Что будет с нами всеми дальше?

10 из 10

13 марта 2013

Видит Бог, не люблю я национально-менталитетных обобщений, но в разговоре о «Классе» воздержаться от них не получится, боюсь, никак. Скажу просто: появление аналогичного фильма в аналогичном социально-политическом контексте в России невозможно совершенно — и уж конечно не потому, что никто у нас, мол, не дерзнет. Напротив, дерзнут — но гораздо раньше, когда проблема (либо ее видимость) едва наметится в виде безобидного прыщика, и расчешут до парши, а там, глядишь — нарыв и впрямь воспалится, загноится — не зря, значит, старались деятели культуры. В европах не так. Обнажить торс своего общества они там, разумеется, не прочь — но в тех местах, где он здоровый, загорелый, мускулистый, с пирсингом для прикола, с нервным тиком для тонности — поневоле возжелаешь вкусить и приобщиться к «царской болезни подагре». Когда же гангрена в любой из жизненно важных социальных областей достигает такой степени, что не припудришь никакими присыпками, не скроешь ни под какими вуалями, там ее просто объявляют нормальным состоянием организма. Собственно, четвертый полнометражный фильм Канте этим и занимается — переводит социальный ужас в регистр привычного и обыденного.

Оригинальное название фильма («Entre les murs»), буквально означающее «Между стен», рифмуется, в частности, с чисто парижским термином «intramuros». Париж intramuros — это территория, ограниченная периферийным бульваром, аналогом МКАД, и не имеющая ничего общего с печально известными иммигрантскими гетто, расположенными в десятках километров к северу. Класс, изображенный Франсуа Бегодо и перенесенный на экран Лораном Канте, находится именно intramuros, в двадцатом округе — месте, конечно, не самом фешенебельном, но вполне, подчеркиваю — вполне — благополучном социально (по локальным меркам, разумеется). Там не жгут машин и не убивают среди бела дня. Некоторые из учеников класса, возможно, даже продолжат обучение в самых престижных учебных заведениях страны (в частности, родители одного из мальчиков намереваются направить его в лицей Генриха Четвертого — и ничего не указывает на то, что у них нет шансов в этом преуспеть). Канте не нагнетает кромешных беспросветов, проводя индукцию по пристрастно отобранным фактам (излюбленное занятие отечественных мастеров чернушного жанра), он лишь строго следует статистической медиане. Ситуационно все происходящее на экране есть лишь максимально объективная постановочная версия реально имевшего место быть с Франсуа Бегодо. Гипертрофированная достоверность изображения (уже не просто verite, а hyper-verite), поражающая воображение работа с актерами-непрофессионалами, виртуозный монтаж, реально сажающий (если не подсаживающий) зрителя в этот самый класс колледжа, собственно, и являются основными кинематографическими достоинствами фильма, совершенно справедливо осененного за это Пальмой Канн. Канте не фильтрует, не рефлексирует, не занимается осмыслением. Он просто погружает в сырую и интимно знакомую реальность, от которой не отвертишься.

Общее место, состоящее в том, что европейские интеллектуалы семидесятых, с наслаждением пропылесосившие кладовую французской школьной культуры, выбросившие на свалку замшелые фолианты классиков с тем, чтобы заменить их свежим, полемичным, либеральным гуманизмом проникнутым, по неосторожности и отсутствию сноровки в данном деле снесли при этом стены и подрыли фундамент — явно режиссером, конечно, не проговаривается, но несомненно имеется им в виду. Замена Вольтера на «Дневник Анны Франк» стало возможным лишь после многих лет усилий всей прогрессивной общественности и в результате настоящей (и весьма зрелищной) культурной революции, а вот от Анны Франк к обсуждению Кубка Африки по футболу и сочинениям, написанным в форме (и с орфографией) SMS французская школа скатилась уже сама — тихой сапой, незаметно и неосознанно. Здесь логика не бунтарства (ибо бунтарство предполагает способный к сопротивлению объект — а какое сопротивление возможно в нынешнем европейком идеологическом киселе?), а дряблого безволия в отсутствие понятных, четко оформленных жизненных вызовов. Без мертвечины казенной формы мы оказываемся в той же ситуации, что Иван Царевич без мертвой воды: ведь перед тем, как реанимировать труп, следует повернуть вспять его разложение…

17 сентября 2012

Открытый урок

Когда я только начинал смотреть этот фильм, я был уверен в том, что концовка будет такой же, как в одноименной эстонской драме или же в фильме «Слон». Но этот фильм не раскрывает тему насилия в школе. Он показывает взаимоотношения педагога со своим классом.

Сюжетная линия протекает в рамках одного класса, в котором собрали разношерстную группу учеников: разные расы, разные взгляды на жизнь, разные характеры. К каждому ученику преподаватель французского языка Франсуа, а по совместительству и их классный руководитель, старается найти индивидуальный подход и естественно сохранить дисциплину в классе. Вот собственно и все, что можно сказать о сюжете.

Сразу складывается такое ощущение, что это скорее пособие для начинающих педагогов, а не художественный фильм. Поэтому не думаю, что он будет интересен обычному рядовому зрителю. Но для людей, которым знакомы такие дисциплины, как педагогика и социальная психология, а также для тех, кто интересуется данной профессией, будет весьма познавательно посмотреть на методику французских учителей. Все-таки у нас немного другая методика.

У меня был небольшой опыт преподавания. Честно говоря, это не так легко, как кажется. Завладеть вниманием аудитории сложно, а уж заставить их разбираться в том, что им абсолютно неинтересно, вообще проблематично. Хороший педагог должен создать дружелюбно-доверительные отношения с коллективом, но не теряя при этом свой авторитет. Учитель должен быть внимателен и корректен к ученикам, а также быть всесторонне развитой личностью, ведь часто приходится отвечать на вопросы, касающиеся не только преподаваемой дисциплины, что отлично показано в фильме.

Мне понравилось, как Франсуа сглаживал некоторые конфликтные ситуации и с достоинством отвечал на провокационные вопросы, не теряя самоконтроль. Это достойно похвалы. Конечно, учителя — это тоже люди, которые иногда могут немного перегнуть палку и поддаться на провокацию со стороны учеников. Но желательно не накалять ситуацию до таких казусов. В общем, неплохой фильм, но мне непонятно, что хотел сказать этим режиссер: рассказать о проблемных детях или о профессии учителей? И то, и другое не секрет для большинства людей, посещавших школу.

5 из 10

22 июня 2011

В стенах

Каннский фестиваль 2008 года, к тому моменту, последний раз- «Золотую пальмовую ветвь», Франция оставляла у себя дома в далёком 1987- тогда выиграла очень спорная лента Мориса Пиала «Под солнцем сатаны». Решив наверное, что пора бы уже и отметить страну организатора киносмотра, жюри большим авансом выдало первый приз Лорану Канте за фильм «Класс». Не знаю что повлияло на «судей» фестиваля, ведь в конкурсе были работы гораздо более новаторские и художественно изощрённые,- тот же израильский мультфильм «Вальс с Баширом» или турецкая картина «Три обезьяны». Возможно с одной стороны, как часто бывает- хотелось поощрить детскую тематику ленты, а с другой- сказалась актуальность темы эмиграции, которая стала для европейского арт-хауса последних лет «полигоном сюжетов».

Итак- трясущаяся камера, непрофессиональные актёры, полное отсутствие музыки, минимум ракурсов, максимум диалогов,… и школа, как микромодель мира. Прямо таки догматические(в обоих смыслах) ингредиенты для камерной реминисценции, по книге Франсуа Бегодо, реального учителя играющего в фильме самого себя. Тема как всегда тургеньевская, только чем дальше, тем больше превращающаяся в «войну отцов и детей». Поле битвы- глобализационный мир.

Сам режиссёр и автор идеи, в интервью говорили о интересе к современному образованию, которое все критикуют. А получилось, что они подняли межнациональные, этические и политические пласты проблем: тема расизма и нелегальной миграции, интеллектуального равенства и свободы слова.

Европа, а в фильме более узко- французская школа, «задыхающаяся» в потоке нелегальных переселенцев, пытается привить хоть какую-то местную культурологическую ментальность бывшим жителям африканского континента. При том сами «новоприбывшие», не стремятся «спеть Марсельезу», презрительно называя коренных жителей- лягушатниками и продолжая на переменах и в классе спорить, разбившись по национальному признаку, чья сборная выступит лучше на предстоящем кубке Африки.

Учитель же, как по минному полю пробирается сквозь диалог с учениками, одно неверное слово и они его готовы заклевать, чувствуя свою защищённость политкорректностью. И всё равно он оправдывает их, даже когда собирается учебный совет. Любовь к профессии и желание привить этим «шальным» хоть что-то обернётся апатией финала, после слов одной из учениц- «А я за этот год ничего нового не узнала». Дай-то Бог, чтобы остальные так не считали…

7 из 10

14 марта 2011

Вверх по лестнице, ведущей вниз

Я часто читаю книги и смотрю фильмы, освещающие педагогическую деятельность. Так мне и попался на глаза французский «Класс». Что можно сказать об этом фильме?

Прежде всего, «Класс» — это кино не для всех. Французские фильмы вообще имеют свою специфику, а в данном случае кино получилось на любителя, но это вовсе не значит, что оно мне не понравилось. Скорее даже наоборот!

Франсуа Бегодо отлично подошел на роль учителя французского языка. Наверное именно из-за того, что в кадре нет актеров-профессионалов, «Класс» столь точно отражает реалии современной жизни.

Просто одна школа в Париже. Обычный седьмой класс, полный четырнадцатилетних подростков. Дети разного уровня развития, они — представители разных народов и рас. Поверьте, это действительно тяжело — заинтересовать их судьбой Анны Франк, если им неинтересна даже их собственная жизнь. Эти подростки похожи на диких животных — вопли, провокационные замечания, грубость в адрес учителя. Всему этому их научили мы. Теперь они знают, что у них есть права, но совершенно не желают принимать какие-либо обязанности.

Камера иногда дергается, из-за чего кажется, будто бы ты смотришь документальную съемку. Парижа в фильме мы не увидим. Все события происходят в течение учебного года в стенах школьного здания. Мы не узнаем ничего и о личной жизни мсье Франсуа. Только он и его непокорные ученики.

Все дети разные. Умный китаец Вэй, эгоистичная Эсмеральда, всегда способный выразить свое мнение Карл, вспыльчивая Кумба, тихоня Луиза, местное несчастье — Сулейман.

Но есть в фильме и вещи, которые не особо понравились. Дети разодеты как им нравится. Насколько я знаю, в любой приличной европейской школе действует система ношения школьной формы. Многие дети выглядят слишком зрелыми для седьмого класса. Странно наблюдать за подростками, незнающими значения слов «снисходительность» и «австрийский», но запросто интересующимися половой ориентацией педагога. Все-таки для русского человека это дико. Впрочем, Франция есть Франция.

Сложно давать что-то, если человек не хочет это взять. Ты учишь их, но это вовсе не значит, что они чему-то учатся.

Два часа времени — это немало, но людям, думающим и интересующимся данной темой, «Класс» будет интересен.

13 марта 2011

Чувствуется некая отрешенность зрителя от фильма, однако это способствует еще более глубокому погружению в его сущность, будто стирается грань между реальным миром и миром кино! Школа это система, и если части системы не подчиняются ей, они немедленно уничтожаются. Нельзя разделить описанное общество на учителей и учеников. Учителя, в отличии других фильмов на эту тему, более приближены к реальным людям, способные совершать ошибки, осознавать и признавать их. Фильм не показывает решение проблем, он показывает то, как они создаются. И в этом случае, конечно, источником проблем является ученик, но виновником распространения проблем является учитель, и главная его вина это нежелание изменить взгляды на жизнь его подопечных. Таким образом, нежелание искать пути решения проблем приводит к уничтожению единиц или целых масс. На мой взгляд, на примере одного класса в этом фильме показана вся сущность человеческого бытия. Ведь нам порой важней выпить чашечку кофе, чем изменить взгляды на жизнь целого поколения.

22 февраля 2011

Недуховный Учитель. Гуманизм на грани дефолта

Предмет, который преподаёт Франсуа — французская речь. Язык народа — это явление культуры, являющее собой не столько букварь, сколько дух нации, которая языком речи передаёт мысли и чувства. Французская нация, пригласившая на свою территорию огромное количество эмигрантов должна стать духовным объединителем народов, проживающих на её территории, то есть призвана сплотить мысли и чувства разноликой толпы.

Удаётся ли это на примере одного класса типичной французской школы? То есть, удаётся ли французу-учителю стать неким духовным лидером для подростков разной национальности?

Боюсь, что нет. Но то, что он старается — очевидно. И чем больше старается, тем большими проблемами и конфликтными ситуациями он обрастает в своём окружении. Я не увидела в нём духовного поиска. Но увидела лишь следование идеалам гуманизма, как догмам, которым он верит и искренне следует, и это, пожалуй, единственное его достояние. Другие учителя лишены и этого культурного новообразования в своей душе, впрочем, малоэффективного — как показывает и этот фильм тоже — в деле духовного единения…

Гуманизм не объединяет людей, он выродился в механизм потакания индивидуализму и эгоизму в каждом отдельном члене общества, и тем самым лишает человека столь необходимой ему возможности отрешиться от себя, чтобы подняться над эго и ощутить более высокое чувство единения. Безуспешными окажутся попытки учителя, объяснить детям, что нужно п о н я т ь другого, чтобы решить конфликт. Ведь, механизм понимания другого подразумевает, что надо отрешиться от своих интересов, отнестись к ним не слишком серьёзно. А этому гуманизм не учит в принципе.

Гуманизм родился как реакция европейского общества на мракобесия религиозного средневековья и явился, по сути, началом атеизма. Обе эти противоположности — вещи одного корня, одной природы. Ибо истинная Любовь, которая рождается только в душе, открытой Богу — не имеет ничего общего с крайностями, в которые кидается человеческое общество в рамках или за рамками религиозных культов. Великий Срединный Путь является следствием правильного мировоззрения, в основе которого лежит приоритетность Бога по отношению к человеку и приоритетность Любви к Создателю перед всеми другими человеческими ценностями, даже самыми высшими, в том числе современными гуманистическими идеалами — вот общекультурная межконфессиональная идея, которая должна читаться между слов, если они хотят быть услышанными. Детьми ли, взрослыми ли, арабами, неграми, французами.

Фильм — отличный. Невероятно, просто дотошно, изобразительно верный в психологическом плане. Все усилия режиссёра снять чуть ли не анатомию характеров, установок, мировоззрения, привычек — создают очень точную и очень узнаваемую психологическую картинку нашей жизни.

9 из 10

26 января 2011

Уникальная ценность фильма «Класс» заключается в том, что много, хотя не все, происходит прямо в классе и включает в себя реальные методы преподавания и обучения.

Фильм не показывает какие-либо конкретные мнения в плане того, кто поступает правильно или неправильно, а представляет факты, что позволяет зрителям принять свои собственные решения в данном вопросе.

В «Классе» продемонстрирован и не мало важный вопрос о том, как разговаривать с родителями учеников, чей культурный и языковой барьер является пропастью между ними и учителями, и как сделать все это в духе равенства и уважения, не проявляя расовую и социальную напряженность?

Главным достоинством фильма «Класс», можно считать целостную точку зрения всего учебного года. Некоторые студенты узнали много нового, некоторые ничему не научились, и жизнь идет дальше, как футбольный матч во дворе школы.

Это не биографический и не документальный фильм. Это урок!

7 из 10

22 января 2011

Франция — это то место, где когда-то жили французы

Помнится, когда я был в 1 или 2 классе, мама зашла в школу, поговорить с моей

учительницей. Обо мне, конечно, говорили, но мне запомнился следующий момент. Мать говорит — какой у вас красивый вид из окна, а я помню даже испугался — разве можно так говорить, это ж учительница, высшее существо, так сказать, и вдруг, про какое-то окно.

Времени утекло много и, похоже, священного трепета перед учителем уже не испытываем ни в России, ни где-то ещё. А профессия архисложная — энергетические затраты просто сумасшедшие, благодарности очень часто ноль, голосовые связки садятся. Учителя — как жертвенные сподвижники какие-то, не получающие ни компенсации, ни благодарности, ни достаточных денег. Понятно, что люди разные, в том числе и среди учителей, есть и барыги, и пофигисты, и алкаши, но в большинстве, я в этом убеждён, учитель — это подвижник. В этом смысле фильм «Класс» — про это подвижничество (бескорыстное).

И ещё — вот про что: как говорят сами французы: «Франция — это то место, где когда-то жили французы». Мы вот, в России вздыхаем по-поводу засилья приезжих с Кавказа, из Средней Азии… Ребята, — это детский лепет и не проблема по сравнению с тем, что творится во Франции, в Германии. Была Франция — и что теперь?

Обзовите меня шовинистом, но не хотел бы я, чтобы класс, где учится моя дочка, был как в этом фильме — амбал этот Сулейман, агрессивная негритянка, арабы всякие, исподлобья смотрящие, китайцы или японцы, что за люди, бог знает… Францию воспринимают не как хозяйку, их принявшую, а скорее, как жертву.

Читал недавно книгу Георгия Владимова «Жулики, добро пожаловать в Париж», так он там прямо говорит — жалуетесь, что кавказцы достали? Скажите спасибо, что не негры…

Так что обзывайте меня шовинистом ещё раз — а проблема (проблемища) есть.

Поэтому расслабляться нельзя — манера преподавания главного героя очень понравилась — корректная, в то же время агрессивная в хорошем смысле этого слова. Мне кажется, наши учителя тут менее динамичные, что ли. Но у них и Сулейманов нет в таком количестве. У нас и учеников на педсоветы не приглашают. И правильно, по-моему. Ну, сказал он, что вели они себя на педсовете как девки, к слову «девки» прицепились, а вели-то и правда чёрти-как.

В фильме 7-ой класс. Конечно, к выпускным классам они своего учителя полюбят. Да и сейчас уже положительный вектор этой любви виден. Пока, вроде, ершатся, но ход нормальный. Кто б такое преподавание выдержал и не сорвался, а? Терпеть же надо, а где-то гаркнуть, где-то уступить. А чуть что не так сделал (с теми же «девками») и понесли тебя по кочкам. Любить надо. И профессию свою и «зверьков» этих. У меня одноклассник в учителя попал. В сельскую школу в средней полосе. Были у него моменты депрессии жесточайшей — ученики агрессивные, невежественные, тупые и т. д. Но были и другие — вот уже сколько лет ему письма пишут — спасибо, наша жизнь, благодаря вам, получилась другой. Это ли не награда за «неблагодарную» учительскую долю. В других профессиях такого не дождёшься.

Спасибо. Фильм за душу взял.

30 мая 2010

Кто-то должен…

Как правило, отношение аудитории к таким фильмам, как «Между стен» (оригинальное и более точное название), всегда уважительное, но без фанатизма. Высказывание о школе и про школу со всеми её проблемами и обитателями содержат узнаваемую группу участников типажного характера и нравственно — этический конфликт с неизменным утверждением благородных идеалов гуманизма. Докуметализм, обычно, условен: в этом нет смысла, ибо поколения сменяются быстро а каждому новому подавай свой «реалистичный» продукт. Выживают абстрактные околотематические картины, где школа выступает поводом для разговора о важном и вечном, вроде нашего «Доживём до понедельника». Режиссёры боятся скатиться в публицистику. «Школьные» фильмы не отображают реальность, а подают ситуативную модель, формируя правильное отношение к собственной реальности. Чисто педагогический подход.

Лоран Канте создал, на основе документальной книге Франсуа Бегодо, уникальный в своём роде выдающийся фильм про школу, как она есть в своём идейно — этическом аспекте без декламативности и фальшивой метафоричности. Честная история без потаканий зрительским рефлексам. Даже те, кто хвалит работу, не считают её шедевром. Причина проста — нет идентификационного регистра по отношению к героям. Никаких контрастов на хороших и плохих, никакой ангажированности. Люди как люди. Цвет кожи и социальный слой — условность в месте, где все одинаково (и ученики, и учителя) сдают экзамен не только на знания, но и на право называть себя Человеком. Ошибок быть не должно, ибо малейшее попустительство дорого обойдётся для всех.

Впервые на экране показано органичное единство педагога и его подопечных. Это единение дано игровым статусом образовательной модели. И как в любой игре, какие бы не были симпатии у противников, в случае промаха одного из игроков — пощады не будет. Различная образованность и духовность не при чём: просто учителя всегда отдельно, ученики отдельно. Сложность игры в том, что методы достижения цели неопределённы: они всецело зависят и навязываются мировоззрением учителя, но это не значит его приёмы не станут собственной ловушкой. Почти весь фильм имеешь чёткие установки на сюжет и героев, но чем дальше, тем сильнее история приобретает зеркальный характер, а на выходе не содержит окончательного вердикта. Это многих раздражает, однако в этом и выполнена истинная сверхзадача искусства: показать ситуацию во всех аспектах с максимальной отстранённостью и предоставить зрителю… нет, не сделать выбор… а учесть её для заметки во избежание собственных ошибок и пересмотра категоричных оценок. Вопрос нравственного выбора не решается циркулярами или коллективным разумом, ибо всё проверяется человеческим фактором.

«Класс» — не кино на школьную тему, а тема школы с её духом и взаимоотношениями поданные киноязыком. Режиссура, сценарный материал, замечательная игра автора книги и всего ученического ансамбля делают это кино вневременным. Герой Бегодо имеет в фильме другую фамилию, но использует собственный опыт. Подростки играют себя. Лоран Канте, гениальной режиссурой, как и в предыдущих работах отстранёно поведал истину, или, во всяком случае, приблизил к ней…

Фильм не заигрывает с обывательскими чаяниями и, по настоящему, понятен будет далеко не всем, но такие работы кто-то должен снимать кто-то должен делать из них выводы. Тогда изменения к лучшему неизбежны.

Смотреть «Класс» лучше с субтитрами. В фильме обилие диалогов, большинство из них связано с французской лингвистикой (предмет главного героя) и межрассовыми акцентами: диссонирующая полифония невероятно восхитительна.

10 из 10

24 мая 2010

Реквием по Европе

Сложно сказать, какую цель ставил перед собой режиссер, снимая этот фильм. Возможно, он действительно хотел поднять тему взаимоотношений в школе, но получился у него очень грустный реквием по Европе и по Франции в частности. При этом хочется верить, что именно это и было целью Лорана Канте, поскольку нарочитая политкорректность фильма, выпячиваемая в некоторых бредовых диалогах учителей, как будто специально смешна и неправдоподобна.

Я была во Франции и знакома не понаслышке с нынешним тупиком, в который страну загнало наводнение из иммигрантов, а главное — знаю отношение и настроения общества, которые с политкорректностью фильма не имеют ничего общего.

Класс, показанный в фильме — это частичка будущего, которое ожидает страну. Безграмотное, пустое, бесталанное, невежественное, ленивое, агрессивное, никого и ничто не уважающее, а умеющее только разрушать и требовать, ничего не пытаясь дать взамен. Учитель пытается до них достучаться, пытается найти в них Личности, пытается раскопать в них хоть какие-то признаки осознанности своего существования, а в ответ в большинстве своем лишь пустота и бунт — безыдейный и движимый лишь тупым «назло».

Учителя — персонажи в целом невнятные и ходульные и, кажется, специально представлены очень нелепыми и жалкими в своих попытках культурной и интеллигентной беседы с теми, кто даже не понимает их язык и, что самое страшное, даже не хочет его понимать, потому что плевать. Среди них, кстати, нет ни одного человека хотя бы с намеком на его иноземное происхождение — все они явно французы. И они беспомощны перед этой агрессивной невежественностью, которой на все и всех плевать, для которой нет авторитетов, нет ценностей и вообще каких-либо правил.

Хочется верить, что этот фильм — это сигнал s.o.s., а пальмовая ветвь — знак того, что сигнал услышан. Иначе это очередная безделушка в ряду лжефильмов об «отцах и детях» и «трудном возрасте», в которых отсутствует реальный конфликт Личностей и мировоззрений.

23 мая 2010

Переломный момент

В этом фильме показана не просто школа, не просто ученики, а люди у которых есть свой собственный мир, кто-то себя плохо ведёт не потому что хочет крутым показаться, а потому что так получилось. Тут идёт формирование личности и учитель хочет, чтоб ученики искали в себе какие-то сильные стороны, не боялись и не стыдились вещей, которые могут благоприятно на них сказаться.

У каждого ученика есть талант в каком-то деле. Кто-то фотографией занимается, кто-то французским, а кто-то географией, все они разные, но в то же время им нужно многому научиться, так как совсем юны. Фильм довольно интересный, жизненный.

13 мая 2010

Учитель — самый незащищенный человек в школе!

Во время просмотра этого фильма в голове «пронеслось» много идей, которые условно можно «разбить» на три пункта.

В XIX — начале XX веков Франция была второй по размерам колониальной державой. В отличии от Англии, которая помимо лидерства по числу колоний, смогла создать юридические препоны для проникновения своих бывших колониальных подданных на территорию метрополии, Франция оказалась в значительно более проигрышном положении. Уже к концу XX века число переселенцев из бывших колоний составляло значительную долю жителей Франции. Достаточно вспомнить погромы, которые были учинены в Париже в 2005 и 2007 году, чтобы понять, насколько остро стоит эта проблема. Причем многие едут за «лучшей жизнью» во Францию (и из Африканских стран, и с Антильских остров, и из Французского Индокитая) даже не зная французского языка, как будто считая, что стоит им приехать сюда, как их жизнь тут же наладится к лучшему. По сути дела само государство виновато в сложившейся ситуации. Но проблема иммиграции из развивающихся стран стоит сейчас не только перед Францией, но и перед Россией (гастарбайтеры из стран бывшего СССР), США (незаконные мексиканские иммигранты) и другими странами.

Когда мы будучи подростками учимся в школе, то лишь малая часть учителей становится для нас настоящими авторитетами, которых мы уважаем, к мнению которых мы прислушиваемся. Наверное каждый сможет вспомнить, как он хотя бы раз неподобающе вел себя на уроке, как это нервировало учителя, и как он ничего не мог с этим поделать! Мало тогда кто представлял себя на месте учителя. Только после окончания университета и начала педагогической работы в школе ты понимаешь, как же порой ужасно ты вел себя, будучи учеником. Ты на собственной шкуре ощущаешь, как же это неприятно, когда ты рассказываешь материал, а твои подопечные вместо того, чтобы тихо сидеть и записывать, болтают, огрызаются, хамят, а ты ничего толком не можешь с этим поделать! Чаще всего поход к директору школы уже не страшит учащегося. Как это ни печально, учитель — самый незащищенный человек в школе! Он всегда крайний! Случись что, виноват учитель! Когда ученики хамят учителю — это вроде как в порядке вещей, но если педагог в сердцах что-то скажет ученику, то он будут помнить ему это до самого выпускного (если не до конца жизни) и при каждом удобном случае напоминать ему об этом.

И каким бы дружным или несплоченным не был бы класс, его ученики всегда разделяют одну и ту же «корпоративную этику» — что бы ни случилось, не выдавай своего («стукачество» — исключение)! Яркий пример из фильма, когда представители класса сидят на педагогическом совете. Случайно оброненное слово будет услышано, зафиксировано, донесено до остальных учеников класса (чаще всего в «извращенном» виде), и учитель тут же превращается во врага. Ученик обижается, каким нехорошим словом охарактеризовал его учитель, но при этом все почему то забывают, как по-хамски этот самый ученик вел себя на уроке. Так что надо всегда следить за тем, что и кому ты говоришь!

А если непосредственно по фильму, то он мне не понравился — скучный, нудный, затянутый. Два с лишним часа «болтовни» в пределах одного и тоге же кабинета, никакого напряжения или ускорения повествования. Доводилось видеть и более интересные и динамичные фильмы как о школе, так и о взаимоотношениях внутри школьного коллектива.

20 марта 2010

Класс. Лоран Канте. Золотая пальмовая ветвь 2008 года.

Что сказать о этом фильме? Два часа полного погружения в жизнь учеников и преподавателей. Мне фильм понравился. Из особенностей выделю: хронометраж (немного больше стандартных 90 минут), отсутствие конфликта, яркого действия, кульминации, четкого вывода, морали и послания. Я, воспитанный по назидательному кино (тем более если это касается сферы образования) отметил для себя то, что можно обойтись без дидактики в кино.

Что сказать о режиссере? Лоран Канте — французский режиссер, из прошлых работ стоит отметить фильмы: «На юг», «Тайм аут». Уже с первых работ чувствуется техника и манера, которая будет использована и в данном фильме.

Режиссер большей частью относится к фестивальной номенклатуре и новым течениям современного кино.

Что сказать о премиях? Данный фильм получил множество наград и номинаций в своей стране, включая главную — Сезар. За пределами границ Франции ее ждал больший успех: Золотая пальмовая ветвь. История лауреатов данной премии в новое время, положенное братьями Дарденн и их фильмом «Розетта» 1999 года, показывает логичность данного выбора. Судите сами: за последние 10 лет лауреатами становились именно те картины, которые отличались скупостью форм и событий. Исключениями являются фильмы о колоссальных трагедиях старого времени «Пианист», «Ветер, что качает вереск», и фильмы о колоссальных трагедиях нового времени «Фаренгейт 9/11». Фильм-победитель — 2007 года чрезвычайно похож на лауреата 2008, несмотря на территориальные и временные различия.

А что мы? В 2008 году на том же каннском кинофестивале выстрелила молодой режиссер: Валерия Гай Германика, с фильмом на схожую тематику. Однако между двумя картинами существует важные отличия: позиция режиссера, их возраст, социальный статус, социальный опыт, иными словами авторы разные. В данном фильме класс показан с точки зрения учителя, камера спокойная, события происходят вне зависимости от желания героев. У Гарманики наоборот: жизнь показана с позиции ученика, камера «дерганная», многие события кажутся особо значимыми, однако они относятся к возрастным особенностям.

P.S. На момент написания рецензии на большие экраны (неужели) вышел сериал «Школа»: о школьниках, почти тоже что и фильм, в той же манере так что «дерганную» камеру можно отнести и как к приему показывающую внутреннюю экспрессию подростка, так и собственно манеру съемки данного режиссера.

Неискушенный зритель не смог адекватно воспринять ни подачу материала, ни собственно ее содержание. Так что сериал прекращают транслировать.

Домыслы. дирекция телеканала вкупе с людьми относящимся к системе образования судя по всему так же относится к категории неискушенных зрителей. Или запретили? В демократическом государстве?! Или рейтинги плохие? Ну не капиталисты же! врядли все дело в рейтингах…

18 марта 2010

Учитель и ученики в эпоху демократизации, либерализации и национальной толерантности.

В этом фильме нет ни четко очерченного финала, ни строгого разграничения на главных и второстепенных персонажей, в нём не заняты популярные европейские актеры — все это вызывает ощущение не просмотра кино, а реальной жизни. Фильм длинный (более 2-х часов), не насыщен событиями, возможно, поэтому многим покажется чрезвычайно нудным, но мне было интересно заглянуть в нынешнюю школьную жизнь с другой стороны, со стороны учителя.

Современный класс в обычной французской школе, какой он? В первую очередь, он многонациональный, бросается в глаза, что коренных французов чуть больше половины, а остальные чернокожие, арабы, и есть даже китаец. Легко ли учителю, просто пытающемуся поддерживать дисциплину, избежать обвинений в расовой дискриминации. «Почему вы все время используете только имена «лягушатников» в качестве примера?», — спрашивает учителя французского языка, месье Марена, темнокожая Кумба. Тем самым она намекает на разжигание национальной розни. Таким образом, если раньше учитель заботился о том, чтобы правильно донести знания до учащихся, то теперь он должен быть чрезвычайно осторожен в своих словах.

Демократизация общества привела к тому, что дети чувствуют себя свободнее, чем раньше, но зато ущемлена свобода учителя, который связан «по рукам и ногам». Что бы он ни делал, как бы он ни ответил ученику, он все равно неправ. Плохо успевающий ученик задает учителю наглый вопрос, а не гомосексуалист ли он? И учитель спокойно воспринимает вопрос и так же спокойно отвечает на него перед всем классом? Если он не станет отвечать на вопрос, то это будет расценено, как признание в нетрадиционной ориентации, а, следовательно, возможно потеря авторитета среди учеников. Ответив на этот вопрос, учитель опять становится заложником ситуации: любые наказания в адрес этого ученика, связанные его плохим поведением и прилежанием, расцениваются всеми как месть за откровенный вопрос.

Возможно ли было подобное поведение учеников лет 15—20 назад? Конечно, нет. Все это — следствие борьбы за права и свободы детей против произвола учителей. К этому же можно отнести и присутствие представителей класса на педсовете, которые затем по-своему интерпретируют происходящее там и доводят до сведения одноклассников в неблагоприятном для учителя свете.

И, несмотря на их поведение, наш учитель не озлоблен на своих учеников, он старается сделать уроки интересными, защищает учеников от крайних мер, которые хочет применить руководство школы, хотя совершенно ясно, что его стремления вряд ли будут оценены по достоинству. Можно найти только одно объяснение его поступкам — любовь к своей профессии.

Вы, возможно, спросите, а какое это имеет отношение к нам, ведь Франция с её проблемами так далеко? А разве Россия не многонациональная страна? Давайте посмотрим на состав современного российского класса, и мы поймем, что отечественный учитель имеет те же проблемы. Да и свободу, граничащую с распущенностью, наши ученики тоже получили.

Фильм не дает ответа на вопрос: «что делать»? Он лишь рисует портрет современной школы на примере случайно взятого класса. А что будет дальше, если процессы либерализации в школе будут протекать столь же бурно? Ответьте на этот вопрос сами, посмотрев фильм.

13 марта 2010

Зло это ступень

Обычный класс, обычные подростки, и обычная жизнь. Наблюдая за этими подростками, мы не видим, что с ними происходить дома или в другом месте, мы лишь видим их в школе, а если точно, только на уроке французского языка, как и главный герой. Кто-то из них что-то знает, кто-то что-то не знает, кто-то ничего не знает, кто-то знает больше чем должен. Они только-только начинают осознавать окружающую среду. У них отсутствует любовь, уважения, понимания. Среди них только Wey понимает, где добро, и то ему не везет, его родителей хотят депортировать из страны. Он говорить, что ему стыдно за своих одноклассников, что иногда нужно стыдится. Как говорит персонаж Крис Кельвин в фильме Андрея Тарковского — Солярис, что мир спасет стыд. Я думаю это действительно так.

Мы можем сказать, они всего лишь подростки, ничего страшного. Они же наше будущее, если их не образумить сейчас, то эта останется у них на всю жизнь.

Спасибо создателем этого фильма, за этот реализм.

27 февраля 2010

Из недодуманного сценария не получится хорошего фильма

Фильм мне совершенно не понравился, в первую очередь, абсолютно непродуманным сюжетом и сценарием. Сцены, подобные изображённым в фильме про «среднюю школу в неблагополучном районе», я видел ежедневно в лучшем классе лучшей школы обыкновенного города. И споры с учителем, и драки, и т. д. (только национальный состав класса отличался). Методы воспитания учеников что в фильме, что в жизни, оставляют желать лучшего, как с точки зрения перевоспитания нарушителей, так и с точки зрения поддержания дальнейшей дисциплины остальными учениками. Не думаю, что про это стоит вообще снимать фильм, тем более такой. Никакой практической ценности для себя из просмотра данного фильма я вынести не смог. Просто констатация фактов, видимых одним из участников событий. Можно просто зайти в обычную российскую школу в каком-нибудь забытом богатством городе, и за день наснимать материалов лучше, полезнее и интереснее.

Первой несуразицей показались неоконченные сюжетные линии.

Также недостатком сценария является то, что коллектив класса показан только на одних и тех же уроках французского с одним и тем же преподавателем. Есть только события, в которых участвует один преподаватель, но нет как таковых его размышлений о ситуации. Можно было бы показать ещё и другие уроки, обсуждение событий классом на переменах, жизнь учеников вне школы, взгляд на ситуацию со стороны учеников.

Ещё удивило то, что такие «переростки» не знают значений элементарных слов. Неужели и я был такой же тупой?

Фильм могла бы спасти хорошая концовка, но и она получилась непонятной и скомканной.

По поводу игры актёров — актёров как таковых здесь нет. Люди не играли роли, они были сами собой, поэтому ничего выдающегося (как в положительную, так и в отрицательную стороны) сказать не могу. Хотя, моё мнение, что Франсуа Бежодо мог бы сыграть и лучше.

2 из 10

12 января 2010

Имитирующий жизнь

Преподаватель Франсуа Марин (Франсуа Бегодо, автор книги и сценария по которым этот фильм снят) учит детишек французскому в одной из школ неблагополучного района Парижа. Восьмиклассники (все, как и Бегодо, непрофессиональные актёры), у которых Франсуа является ещё и классным руководителем, представляют собой самый настоящий мультикультурный состав. Тут и арабы, и чернокожие африканцы, и, собственно, французы. Есть даже один китаец и один антилец. Класс, надо сказать, в общем не очень прилежный. Поэтому довольно часто учителю приходится вступать с некоторыми из учеников в конфликт (как, например, с чернокожим парнишкой по имени Сулейман). Но Франсуа не унывает. Он любит этих детей, хотя нет-нет да и проскакивает с его стороны какое-то снисходительное высокомерие по отношению к ним…

Премьера картины «Класс», по сравнению с Москвой, состоялась в Челябинске с некоторым (почти двухмесячным) опозданием. Отважились показать её в нашем городе на большом экране только два кинотеатра: кинотеатр имени Пушкина (что естественно) и «Синема-Парк» (что интересно). В «Синема-Парке» лента была представлена с субтитрами. Об этом мне не преминула несколько раз упомянуть женщина-кассир. А билетёрша на входе в зал, судя по изумлённому лицу, похоже была несколько удивленна зрителю, пришедшему посмотреть этот фильм.

Смотреть «Класс», к слову, мне пришлось одному. Зал был пуст, но почему-то какого-либо сильного сожаления этот факт не вызывал. Не раздражало то, что люди предпочтут это арт-кино зрелищному блокбастеру. Возможно, это было связано с тем, что «Класс», будучи признанным шедевром (по мнению каннского жюри), не вызывает эмоций. Абсолютно никаких. Никогда, наверное, ещё искусство так прилежно не имитировало жизнь как в «Классе». Это синема-верите, в котором верите («истина», или в данном случае «жизнь») полностью заменяло собой синема («кино»). Это нео-нео-нео-реализм доведённый до такой консистенции, при которой все чувства выжигаются и остаётся только сила созерцать постоянно дребезжащую картинку (фильм для полной убедительности происходящего, естественно, снят на ручную камеру) и с трудом в этом мельтешении вылавливать перевод речи героев и проклинать своё незнание французского.

Относится к этому эстетическому ходу можно по-разному. Кого-то он приводит в восторг, кто-то просто пожимает плечами, не понимая, что в этом такого. Важно заметить другое: кино, по всей видимости, постепенно всё сильнее престаёт быть эскапизмом (побегом от реальности), и всё чаще пытается имитировать жизнь. Победившая в позапрошлом году в Каннах лента румына Кристиана Мунджу «4 месяца, 3 недели и 2 дня» тоже была на редкость реалистичной (хотя и куда более мощной). Технологии снятой на камеру жизни в экстремальных условиях проникают и в блокбастеры (см. «Монстро»). Хотя, конечно, рано делать какие-то выводы (возможно, этого никогда и не произойдёт), но и нельзя исключать того, что, допустим, однажды кино и вправду станет жизнью, а жизнь превратится в кино.

26 декабря 2009

Буквально несколько слов о проблеме фильма.

Тема фильма может породить за собой большой дискусс как среди учеников, так и среди учителей. Почему именно их, потому что это поймут только те, кто «варится» в этой «каше».

Надо сказать, сколько человек — столько будет мнений. Поэтому я выскажу свою точку зрения по поводу происходящего на экране. Я буду выступать в качестве преподавателя, коим я и являюсь, не в школе, но тем не менее. Я считаю, что от выскочек надо сразу избавляться, ведь как показывает практика — «пряник» практически не действует на подобных личностей, но и кнутом тоже действовать нельзя. Необходимо держать дистанцию. А когда эта дистанция будет нарушена, вот тогда то, без лишних разговоров, выпроваживаем ученика или же студента. Слова на таких людей не действуют, как бы ни общались с ними. Нужны действия!

Ни в коем случае нельзя терять и свое самообладание. Дал осечку и тебя «съели» ученики. Надо быть очень внимательным. По возможности максимально заинтересовывать те личности, которые мешают нормальному проведению занятия.

Что же касается самого фильм, то он мне очень даже понравился. Даже назвать фильмом его тяжело, скорей это документальное кино, потому что учителя как и ученики жили в этом фильме. Надо отдать должное операторам — мастерски ловили мимику, жесты, выразительные кадры!

Учащимся и преподавателям стоит посмотреть данное кино, возможно, найдут ответы на свои проблемные вопросы.

7 из 10

19 декабря 2009

Не о фильме.

Это не фильм, это взгляд на школу изнутри. Правда на французскую школу. Очень сложно представить что подобное поведение учеников и преподавателей было бы возможным на уроках в школе моего времени. Такая вольность и открытость в общении на уроках, с учениками, с преподавателями просто не вписывается в ту технологию обучения, которая используется в российской школе. Разве хоть один преподаватель давал возможность высказать свое мнение всему классу по любому вопросу?

Весь фильм проводишь в сравнении — как построен процесс обучения у них и нас и вот что самое интересное, вспомнить хоть один урок или одного преподавателя за 11 лет проведенные в школе, который заставлял бы думать, заглядывать во внутрь себя, мне не удалось. Конечно, возможно что так получилось только со мной.

Больше что меня поразило так это фраза «я не понимаю, что мы здесь делаем». Вот именно это я и сказал себе спустя несколько лет как окончил школу. Главная задача школы, да и вообще любого образования это научить человека думать. Вбивать в голову ученика знания дисциплиной и повторением можно, но эффект от этого минимален. Именно осознание того для чего это делается приносит колоссальную эффективность любого процесса, в том числе и обучения.

Теперь немного о фильме. Фильм хорош тем что абсолютно не похож на постановочный фильм. Такое ощущение, что один из школьников снимал фильм на камеру, которую приносил в класс, стоит отметить что у этого «школьника» отменный навык оператора. Ему удалось посадить меня за парту на 2 часа рядом с собой. Сам сюжет не является чем то необычным. Подобные истории происходят в любой школе в любой стране и в любом городе. Минусом фильма является то, что в нем рассказана только маленькая часть из жизни класса, хотелось узнать больше про каждого из учеников, услышать историю каждого. Безусловно автор фильма сделал такую попытку, но сделал это слишком поверхностно. Возможно, если бы истории каждого ученика раскрыть пошире фильм получился бы более глубоким.

А в целом отличное кино, которое заставляет оглянуться назад и возвращает в школу.

8 из 10

13 декабря 2009

Учителя и ученики. Вечный конфликт

Фильм выдался на редкость качественным и для меня лично очень познавательным в плане возможности увидеть становление образовательного процесса в обыкновенной школе во Франции. Очень рад, что творческая группа фильма смогла отойти от чернушного образа школьных отношений, так часто попадающиеся в различных фильмах в последнее время. И фильм Германики «Все умру, а я останусь» в их числе. Я бы не стал даже сравнивать эти фильмы, так как «Класс» — это попытка разобраться в отношениях между учениками в условиях воспитания в различных религиозных и страновых условиях, в отношениях между учителем и учениками в сложных интернациональных условиях, проблемы нелегальной эмиграции, которая косвенным образом отражается и на школьном обучении, когда родители вдруг оказываются в опасности депортации, а ученик учится в школе и преподаватели ищут возможность ему помочь каким-то образом, а Германика преподнесла нам якобы жестокую реальность современной российской школы через детскую жестокость, нецензурную брань на экране и полного неуважения подростков к старшим, в т. ч. и к родителям.

Я бы сравнил «Класс» с замечательным советским фильмом «Доживем до понедельника», где также возникает конфликт между учительницей и учениками и способы его разрешения на основе уважительного отношения друг к другу. В принципе, так же как и в «Классе», когда классный руководитель мудро говорит, что нельзя через наказание найти путь к сердцу ученика. Очень понравилось, что основная часть фильма проходит в учебном классе на уроке французского языка, что дает в полной мере осознать всю тяжесть выпадаемой на учителя задачи привить классу как грамотность по обучаемому предмету, так и уважение к себе, как к учителю. То, что в окончании подростки по опросу учителя вроде ничему особенному не обучились, мало о чем говорит. Так как в фильме не затронута тема, кто эти ребята, откуда они пришли в школу и с какого возраста они начали обучаться в данной школе.

Хочу только подчеркнуть, что при таком учительском внимании к проблемам учеников, такому отношению к своей профессиональной работе, как показано в фильме, результат должен быть обязательно. Если со школьным образованием во Франции дело именно так и обстоит, можно только порадоваться за школьников и их родителей. Последние кадры фильма смотрел уже с завистью, так как в школе неформальных отношений с учителями на спортивной площадке у нас не было. А жаль. Может быть тогда бы лучше понимали друг друга.

9 из 10

1 ноября 2009

Драма Класс в прокате с 2008 года, дебют состоялся более 13 лет назад, его режиссером является Лоран Канте. Кто снимался в кино, актерский состав: Жиль Гурмелен, Валери Бенгиги, Энн Ланглуа, Оливье Паские, Марио Фанфани, Фарида Ушани, Франсуа Бегодо, Селин Спанг, Нассим Амрабт, Лаура Бакела, Шериф Бунайджа Рашеди, Джульетт Демалье, Далла Дукур, Артур Фогель, Дэмиен Гомес.

В то время как во всем мире собрано 28,814,580 долларов. Страна производства - Франция. Класс — заслуживает внимания, его рейтинг по Кинопоиску равен примерно 6,8 из 10 баллов, это довольно хороший результат на мировой арене кино. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 16 лет.
Популярное кино прямо сейчас
© 2014-2021 FilmNavi.ru - ваш навигатор в мире кинематографа.