Самый главный босс
Direktøren for det hele
6.9
6.6
2006, комедия
Дания, Швеция, Исландия, 1 ч 39 мин
16+

В ролях: Йенс Альбинус, Петер Ганцлер, Фридрик Тоур Фридрикссон, Бенедикт Эрлингссон, Ибен Хьейле
и другие
Владелец IT-компании хочет продать бизнес. Есть только одна проблема: когда-то он придумал фиктивного руководителя, чтобы не быть ответственным за непопулярные решения. Покупатели настаивают на личной встрече, и владельцу приходится нанять актера-неудачника, который мог бы исполнить роль босса. К своему удивлению актер обнаруживает, что новая роль рискует стать серьезным испытанием для его моральных убеждений.
Дополнительные данные
оригинальное название:

Самый главный босс

английское название:

Direktøren for det hele

год: 2006
страны:
Дания, Швеция, Исландия, Италия, Франция, Норвегия, Финляндия, Германия, Испания
режиссер:
сценарий:
продюсеры: , , , , , , , , ,
видеооператор: Claus Rosenlv Jensen
композитор:
художник: Симона Грау
монтаж:
жанр: комедия
Поделиться
Финансы
Бюджет: 3000000
Сборы в России: $126 900
Сборы в США: $51 548
Мировые сборы: $3 013 871
Дата выхода
Мировая премьера: 21 сентября 2006 г.
Премьера в России: 5 апреля 2007 г.
на DVD: 28 июня 2007 г.
Дополнительная информация
Возраст: 16+
Длительность: 1 ч 39 мин
Другие фильмы этих жанров
комедия

Видео к фильму «Самый главный босс», 2006

Видео: Трейлер (Самый главный босс, 2006) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Трейлер

Постеры фильма «Самый главный босс», 2006

Нажмите на изображение для его увеличения

Отзывы критиков о фильме «Самый главный босс», 2006

Итак мы продолжаем рубрику, посвященную творчеству, пожалуй, самого известного датского кинорежиссера Ларса фон Триера. Большая часть его картин посвящена экзистенциальным, сложным для однозначного понимания темам таким, как любовь и религия, секс и отношения с людьми, ценность бытия. Примечательно, что действие большинства его картин развивается где-нибудь в Великобритании, либо в США, но как не затрагивают довольную и сытую Данию. Тем не менее, всё-таки однажды Ларс фон Триер обратился к своей родине и затронул весьма специфичную тему капитализма и его влияния на человеческие судьбы. Речь идет об интеллектуальной и единственной в карьере режиссера комедии «Самый главный босс».

Синопсис Владелец небольшой IT-компании по фамилии Равн решает продать свой бизнес исландскому предпринимателю, при этом не готов сделать это лично, поскольку когда-то придумал легенду о фиктивном руководителе, якобы живущим где-то в Америке, откуда все эти годы удаленно управлял компанией. Дабы решить этот деликатный вопрос, он нанимает актера-неудачника Кристофера, которому в течение следующих дней предстоит сыграть босса, чтобы сделка с исландцем состоялась плавно и без эксцессов. Правда, Кристофер настолько сильно вживается в свою роль, что дальнейшие действия играемого им персонажа начинают идти в полный разрез с его моральными и этическими убеждениями.

Игра актёров Пожалуй, «Самый главный босс» — это самый датский фильм в карьере режиссера, что проявляется еще благодаря задействованным в нем актерам. Прежде всего, следует отметить Йенса Альбинуса в роли Кристофера, типичного представителя творческой профессии, для которого его работа — это больше, чем просто игра, но также умение прожить жизнь другого человека. Проблема героя заключается в том, что чем сильнее он пытается доказать себе, насколько он талантливый актер, тем сложнее ему возвращаться в реальность, где он просто нанятый «клоун». На мой взгляд, по-настоящему сильную и ответственную игру продемонстрировала Софи Гробёль в роли Киссер, бывшей супруги Кристофера, а ныне талантливого юриста, знающего своего бывшего мужа, как облупленного, а посему четко умело способного им манипулировать и в то же время решать его проблемы.

Режиссура Признаемся честно, «Самый главный босс» — не самая лучшая работа Ларса фон Триера, хотя фильм и был тепло встречен критиками. Проблема фильма заключается в том, что режиссер экспериментирует с жанром, с которым ранее никогда не работал, а посему со стороны это больше походит на попытку выдавить достойный материал оттуда, где его не может быть. Однако цель «Самого главного босса» — не насмешить зрителя (фон Триер этого не умеет), а в очередной раз безжалостно пройти по социально-политической теме влияния капитализма на простые человеческие судьбы. Точнее, мы видим судьбы нескольких работников небольшой IT-фирмы, которые, как рабочие пчелки, пашут на главного босса, каждый преследуя свои личные цели. Кто-то ради повышения, кто-то потому, что привык выполнять свою работу качественно, кто-то просто чтобы занять время. При этом все они простые люди с чувствами, эмоциями, желаниями, которые отказывается учитывать безжалостная корпоративная машина, для которой самое главное — это деньги, независимо в бумажном или электронном эквиваленте. Понятное дело, такой вывод сложно сделать сразу при просмотре, потому что на экране мы видим какой-то абсурд. Тем не менее, этот абсурд стал весьма неплохим экспериментом в карьере режиссера.

Сценарий Действие сюжета происходит в небольшой датской IT-компании, которой предстоит слияние с коллегами из Исландии. Юрист компании Равн, который является руководителем фирмы, дико боится брать на себя ответственность за непопулярные решения, а посему не придумал ничего лучше, как нанять актера Кристофера, чтобы тот сыграл босса во время встречи с исландским предпринимателем. Кристофер предлагает подготовить к сделке работников компании и предлагает Равну дальше развить этот спектакль. Однако он сразу же сталкивается с проблемами, которые уже давно назрели в фирме, и которые Равн привык не замечать. Начиная с приставаний по электронной переписке к работникам-женщинам, и заканчивая самоубийством одного из коллег, Кристофер начинает принимать игру слишком близко к сердцу, пока не осознает, что в его руках находятся судьбы не простых, но безумно добрых своим сердцем людей, которых вот-вот должны кинуть. Для героя становится принципиально важным склонить Равна к отмене сделки или хотя бы помешать ей в принципе.

Итог «Самый главный босс» — очень специфичное кино по многим причинам, но, прежде всего, по причине своей неортодоксальности и отсутствия опыта у Ларса фон Триера в комедийном жанре. Нет, конечно, отдельные моменты могут вызвать улыбку, но точно не задиристый смех. Уж слишком специфичное чувство юмора у скандинавов. При этом фильм привлекателен именно как экспериментальная попытка изучить сложную социально-политическую тему через призму экономических отношений. Поэтому любителям интеллектуального кино точно рекомендуется к просмотру.

6 февраля 2021

Унылое ларс-фон-триеровское… формализм

Нужно сразу оговориться — фильм Ларса фон Триера «Самый главный босс» я посмотрел не сразу после выхода, а уже много лет спустя. И очень рад этому обстоятельству.

В 2006 году, когда «Самый главный босс» был снят, Ларс фон Триер еще считался супергением и величайшим кинорежиссером всех времен. Это мнение тогда яростно поддерживала не только интернациональная толпа фанатов, но и (за редкими исключениями — так, сразу однозначно отрицательно творчество фон Триера оценил русский «Премьер») все СМИ. И противостоять такому напору было трудно.

По истечении времени и на фон Триера, и на его «Самого главного босса» можно взглянуть спокойно и объективно.

Так вот, спокойно и объективно «Самый главный босс» — очень плохой фильм. Причем по всем меркам, начиная от фон-триеровских и заканчивая жанровыми.

Как известно, для Ларса фон Триера искусство кинопостановки (т. е. режиссуры в широком смысле слова) сводилось к (говоря советским языком) формалистическому трюкачеству. Т. е. чем больше безумных идей задействовано при съемках — тем лучше.

Здесь такой безумной идеей стало использование компьютерной системы Automavision для определения положения камеры.

Чтобы понять всю задержку психического развития этой идеи (что ясно было еще до съемок), нужно лишь вспомнить, зачем в кино нужен оператор-человек. А нужен он для того, чтобы, руководствуясь человеческим эстетическим чувством, раскрыть смысл кадра, эпизода, сцены для неназываемого персонажа всех фильмов — зрителя.

Поскольку все без исключения фильмы снимаются для зрителя. Образно говоря, взгляд объектива камеры (Дзига Вертов называл его «киноглаз») равняется взгляду зрителя.

Впрочем, Ларсу фон Триеру на зрителя всегда было… и в этом он ничем не отличался, скажем, от некоторых голливудских продюсеров. Куда денутся, съедят. Тем более что всем известно, что фон Триер супергений.

Ну ОК, предположим, Automavision гениальная система. Конечно, любой нормальный зритель (особенно настрадавшийся от боевиков, снятых на фонтриеровскую «дрожащую камеру») назовет ее фуфлом, но мы сейчас не о зрителе.

Но ведь это только операторская часть! А все остальное? Тут нужно или все остальное забивать всяким формализмом (как в «Идиотах»), или старомодно работать над сценарием, режиссурой, подбором актеров и т. п.

Но Ларс фон Триер посчитал, что одного Automavision хватит, чтобы его «Самого главного босса» СМИ и фанаты назвали шедевром. Тогда это было вполне реально.

Так что уже чисто с формальной стороны эта лента плоха — полтора часа неадекватных метаний камеры.

Но двинемся дальше. Ларс фон Триер считался гением европейского кино, однако весь концепт «Самого главного босса» (частично — драматургию и режиссуру, включая подбор актеров) этот завзятый европеец ничтоже сумняшеся взял из «Большого Лебовски» (1998) братьев Коэнов, выступив как чистой воды эпигон.

Одна из сюжетных линий «Самого главного босса» — производственная, связанная со специфическими технологиями. Как в таких случаях работать режиссеру? Классические примеры — «Деловая женщина» Николса и особенно «Уолл-стрит» Стоуна.

Здесь вместо этого на зрителя сыпется откровенная лабуда, не объяснимая даже логикой абсурда.

Достаточно сказать, что, хотя действие идет на IT-фирме среди программистов, специальные IT-термины и сленг в диалогах отсутствуют полностью.

Закон комедийного жанра, известный со времен Чехова — если нет экшна (а в «Самом главном боссе» его нет), комедийное оказывается через парадоксальное раскрытие персонажей (как в «Вишневом саде»). Но здесь персонажи вообще никак не раскрываются! Один раз упоминается, что «они все сумасшедшие», и на этом все.

Хотя был же «Полет над гнездом кукушки» Формана! Но фон Триеру, очевидно, все равно — он же гений!

Нужно отдать должное актерам — своих персонажей они все-таки пытались как-то раскрыть, используя традиционные приемы игры скандинавской актерской школы. Но при традиционном для фон Триера презрительном отношении к персонажам своих фильмов эти попытки были обречены на неудачу.

Безусловно, неудачными для зрителя будут и все попытки понять смысл и мотивы многих поступков героев ленты. Потому что, с учетом качества сценария и режиссуры, они немотивированны экзистенциально.

И наконец — «Самый главный босс» абсолютно не смешон, даже если сравнивать только в аспекте датского комедийного кино. А это — Пат и Паташон, «Бей первым, Фредди!», и из последнего — «Еще по одной» Винтерберга.

«Самый главный босс» — просто унылый датский формализм.

1 из 10

Смотреть только, если есть исторический интерес к самым безумным эскападам мирового артхауса.

25 января 2021

Опыт в несвойственном режиссеру жанре

Комедия — не самый удачный для Триера жанр, однако, в «Самом главном боссе» он сделал все, на что был способен, предпочтя комедии положений бунюэлевский абсурдизм и нелогичность поступков персонажей. Главная черта фильма — неспособность зрителя сразу включиться на насыщенное диалогами происходящее, он, подобно главному герою, тщетно барахтается в том, чего не знает, пытаясь ориентироваться по ходу действия. Пригласив в качестве исполнителей актеров из «Идиотов», Триер дает им противоположную задачу — играть неестественно, алогично, по пути высмеивая корпоративную этику.

Будучи в период работы над фильмом уже закоренелым мизантропом («Догвилль» и «Мандерлей» это показали), Триер вновь критикует буржуазность, помноженную на левизну, как свойство ментальности скандинавских народов, делая несколько некорректных реверансов в сторону исландцев (сопоставляя исландцев и датчан, Триер показывает первых неотесанными мужланами, а вторых — актерствующими лицемерами). В то же время режиссер снимает притчу об отношениях актера и постановщика, об их борьбе за власть, о нежелании уступать и стремлении постоянно переводить стрелки друг на друга и быть в центре общего внимания.

Парадоксальность сценария «Самого главного босса» — в персонажах-перевертышах, которые оказываются не теми, кто они на самом деле: так постоянно плачущая обнаруживает свою прозорливость, стерва ни с того ни сего ложится под героя, сам главный персонаж в финале путает другу все карты. Такая драматургия нужна Триеру, чтобы показать лживость и испорченность человеческой натуры, от которой бессмысленно ждать бескорыстности и альтруизма. Здесь каждый герой немного не в себе, эмоциональные взрывы неожиданны и спонтанны, абсурд поведения в буржуазном мире (особенно в его сердце — корпорации) всеобъемлющ.

Несколько разочаровывает механистичность операторской работы, запрограммированной компьютером — зачем это было надо, так и не понятно, может быть, для того, чтобы показать роботизированность сознания буржуа, а, может быть, для чего-то иного. В фильме есть как провальные (несмешные) сцены, так и очень удачные (например, эпизоды переговоров), что делает его очень неровным и рваным, монтаж тоже оставляет желать лучшего. Обилие диалогов, их чрезмерная информативность, не позволяющая с первого просмотра уловить все нюансы очень мешает гладкому восприятию картины. Однако, в ней нет и примитивного кривляния, которым страдает пластика и мимика большинства комиков, но в «Самом главном боссе» нет комедийных актеров, все — драматические, попадающие в абсурдные ситуации, и за счет этого фильм выигрывает.

Что же касается самой сюжетной ситуации «зиц председателя», то она достаточно обкатана и в литературе (достаточно вспомнить «Шутку Мецената» Аверченко и «Козленка в молоке» Полякова) и кино (например, «Помощник Хадсхакера» братьев Коэнов), потому Триеру она нужна не как новое слово в искусстве, а как способ обнаружить болевые точки скандинавской буржуазности (в том числе и национализм). Несмотря на все свои недочеты, картина удалась, и хоть это и не шедевр (слишком далек комедийный жанр от специфики триеровского художественного вдохновения), посмотреть его один раз стоит хотя бы из-за уже упоминаемой парадоксальной драматургии и персонажей-перевертышей.

8 июня 2019

Трубочист в городе без печных труб

Комедия? Возможно, сравнивая с «Антихристом», данную картину можно загнать даже под рамки «семейное кино», но вряд ли на вопрос «какую комедию можно посмотреть сегодня вечером?» вы предпочтете «Самый главный босс» веселеньким фильмам Тодда Филлипса. То ли юмор такой в Дании, то ли я слишком плосколоб, но ни над одним моментом в фильме я не смеялся, небольшая улыбка — моя самая максимальная реакция на повороты сюжета.

Спустя год, в собрании короткометражек «У каждого свое кино» старина Ларс фон Триер выдает чуть ли не самую запоминающуюся и уж явно самую смешную зарисовку. К слову, после нее-то я и решил посмотреть, на что способен датский режиссер в несколько непривычном для него жанре. Результат меня огорчил.

Задумка сюжета хороша и поначалу она мне даже понравилась — владелец небольшой компании несколько лет назад выдумал фиктивного руководителя, дабы избежать некоторых проблем. И вот настало время продать свой бизнес, но без того самого директора это невозможно. Чтобы все прошло как нужно, он нанимает не очень харизматичного актера, чьи профессиональные способности, мягко говоря, не дотягивают до удовлетворительного уровня, и тот не совсем умело вживается в образ самого главного босса.

Подай эту идею ребятам из Голливуда, возможно, получилось бы массовое и приятное для просмотра кино, но фон Триер снял фильм лишенный музыкального сопровождения, скудный локациями, где происходят действия, и богатый крупными планами и сменой кадра.

Единственным комичным персонажем является Равн (владелец компании), который изредка появляется на экране и выдает различные указания нанятому им актеру, остальные же персонажи выглядят абсурдно, нелепо и неубедительно.

Фильм монотонен и однообразен. Он больше похож на подобие спектакля, снятого на пленку, но тот же «Догвиль» смотрится куда более убедительно и зрелищно. Небольшие нотки откровений, морали и философии в финальной части картины не делают ее ярче, ведь нельзя вмиг поверить в персонажа, который не впечатлял тебя на протяжении всего действия.

В любом случае, фильм не оставляет послевкусия после просмотра, его не хочется пересмотреть, о нем не возникает желания рассказать друзьям. Только написать рецензию, тем самым упорядочить свои впечатления о картине и поставить не очень высокую оценку.

5 из 10

5 августа 2013

Матрешка из фарса и абсурда.

Триер и комедия звучит довольно абсурдно. Но именно это и есть суть его своеобразного юмора. Полнейший абсурд. Вот, что предстает перед нами на экране. Путем заигрывания со зрителем реальным, Триер создает фарс в фарсе. Этакая матрешка из театров абсурда, которые постепенно вытаскивает одну из другой режиссер. Актер, попадающий в коллектив на первый взгляд, понятный, оказывается зрителем постановки полной фальши, постановки ради постановки, если можно так выразиться.

Невероятно тонкая аллегория на темы перекладывания ответственности, комплексов и нереализованных амбиций. И в финале именно амбиции становятся краеугольным камнем, о который рушится все наше представление о сюжете. Именно амбиции становятся ключом к финалу. На последней кульминационной реплике одного из героев, я смеялась в голос. Произносится некий пароль, ключ, и мы уже понимаем, что произойдет дальше. Нам уже все ясно.

Триер — режиссер, который не дает ответов. Этому он научился, на мой взгляд, у Тарковского. И ведь не зря, когда двое главных героев сидят в кинотеатре, на кране идет фильм именно Тарковского. Если вы внимательный зритель, то вы это услышите.

Также стоит отметить манеру съемки. Здесь Триер, по его же словам, отказался от оператора и предоставил компьютеру самому выбирать кадры. Думаю, что господин фон Триер, как всегда лукавит. Слишком много смысла в обрывающихся репликах и в крупных планах.

По сути это фильм для тех, кто любит по-настоящему абсурдные вещи. Кого не сбить с толку, на первый взгляд кажущимся отсутствием смысла и какого-либо сюжета. Здесь все элементарно, достаточно лишь смотреть глубже…

Впрочем это можно сказать не только об этом фильме.

17 марта 2013

- А говоря «аутсорсинг», они имеют в виду «оффшоринг». Это легко.

Комедия от Ларса фон Триера — это словосочетание, режущее слух почище сопливой мелодрамы от Квентина Тарантино. Да и то, что получилось на выходе, трудно назвать комедией, во всяком случае, в привычном понимании этого жанра. Ситуации, в которые попадают герои, настолько неудобны, что вызывают какой-то неестественный смех. В общем-то, это сложно даже выразить словами — надо смотреть.

Представьте себе, что вы актер. Вы стоите перед женщиной, которой ваш персонаж писал смелые письма, но вы можете только примерно догадываться, о чем в них говорилось. Далее, вам предстоит вести с ней десятиминутный конструктивный диалог. Или еще хуже: вы сидите на совещании совета директоров и рассказываете им об их работе при том, что даже не знаете, как расшифровывается IT. Страшно? Смешно? Неловко? А ведь бедняга-актер Кристоф даже не знал, что его персонажа зовут Свен…

Еще можно было бы накатать три страницы о морали фильма, но клянусь — лучше посмотреть и самому сделать выводы. Скажу только, что всем нам в жизни приходится порой поступать жестко, но надо уметь с этим жить и строить отношения с людьми, а не сваливать все беды на зеленых человечков. На фоне всего этого то, как Кристоф вышел из ситуации, заслуживает бурной овации.

Триер отошел от «Догмы 95», но на смену ей пришла не менее заковыристая штука под названием Automavision — это когда нужный ракурс выбирает не оператор, а компьютер из восьми вариантов при заранее определенном положении камеры. Так что в кадр периодически попадает не то, чего ожидаешь по контексту. Неплохой эксперимент вполне в духе этого эпатажного режиссера.

Вот такой он технократ, Ларс фон Триер. Между тем, в кинотеатре у него крутят «Зеркало» Тарковского, а нос у мороженого-мишки постоянно меняет цвет. Остается лишь гадать, что он сделает в следующий раз — может, экранизует Спайдермена?

9 августа 2012

Офисный спектакль Триера

Нетипичная для творчества Ларса фон Триера лента «Самый главный босс» воплощает в полуторачасовое экранное действие классический приём quiproquo, при котором лишь зритель знает истинную подоплёку происходящего, тогда как персонажи поступают согласно ложной логике, возникающей в связи с подменой центральной фигуры повествования. Кристофер — подставное лицо, дутый «самый главный босс», актёр, боготворящий никому не известного драматурга Гамбини (чьё имя похоже на монтаж имён Гамлета и Гудини) — оказывается втянутым в офисный спектакль, где ему положено исполнять роль директора Фирмы. Актёр Йенс Альбинус — некогда предводитель триеровских «Идиотов» — воплощает образ неудачника и чудака, со временем привыкающего не только к своей роли директора, но и к офисному персоналу, то есть зрителям. Поэтому, когда приходит время расставаться с привычным окружением, Кристофер разыгрывает нравственные мучения и оттягивает момент подписания решающих документов.

Ларс фон Триер превращает систему господства и подчинения в объект насмешек, подтрунивает над иерархической структурой общества, заставляя малую социальную группу преклоняться перед несуществующей персоной, которая, в конце концов, порождает ещё одну. Боссы множатся, один перекладывает ответственность на другого, кому верить — непонятно. Кристофер появляется в Фирме и все начинают воспринимать его как вполне серьёзный социальный субъект, вступают с ним кто в вербальную, кто в сексуальную коммуникацию, бьют по морде, в общем, отыгрываются по полной. Но он-то, согласно типично триеровскому построению дилеммы, — всего лишь фальшивка. Этот мотив, если рассудить, продолжает мотив эмблематичности окружающего мира, заявленный Триером в «Догвилле». Только «Самый главный босс» перекладывает эмблематичность с вещей на лица.

Персона Кристофера как импро-декорации в «Догвилле»: подделка, но всей ей верят, и подобно тому, как жители выдуманного заштатного городка «открывают» пустоту, на месте которой должна быть дверь, сотрудники Фирмы обращаются к Кристоферу как к настоящему боссу. Если исключить особливое доверие к творческой натуре Триера, склонной к обману и игре, и не медитировать над порождённой этой натурой «комедией», то вся концептуальная ценность кинотекста «Самого главного босса» ограничивается тем самым quiproquo, вышеуказанным лейтмотивом внешне обманчивого социального субъекта и финальным росчерком пера, на которое Кристофера сподвигает наконец-то проявленная посторонним человеком востребованность Гамбини.

23 июля 2012

Это не комедия.

Как я до сих пор не понимаю почему «Мёртвые души» Гоголя официально называют поэмой, так я не понимаю почему этот фильм называют комедией. Скорей всего я человек с очень недоразвитым интеллектом и тупым чувством юмора, так как количество попыток шуток в этом фильме можно пересчитать по пальцам одной руки и ни одна меня не рассмешила. Фильм изначально не увеселительный и конечно содержит нравоучения, но режиссёр предпочитает обманывать зрителя.

Сюжет выставляет напоказ, как можно спихнуть все проблемы и негативы на «отрицательного начальника», но вместо высмеивания подобной ситуации режиссёр верстает драму с натянутыми шутками. И всё это сдобрено аллегориями и «высокоинтеллектуальностью», призванные очертить «избранный» круг «умных» зрителей от остальной «массы».

Бесконечное дёрганье кадров очень раздражает, унылые монологи персонажей, особенно словесный понос безработного актёра о каком-то Габриле, хочется мотать и мотать, действия персонажей происходят вообще в сферическом вакууме, где нет никакого оживлённого города или офиса. Скорей это показывает, что фильм является оторванным от реальности.

Я не любитель аллегоричного или «высокоинтеллектуального» кино, каким хочет казаться этот фильм. Всё познаётся в сравнении, посмотрите как искусно драма и юмор сочетается в довольно простом и линейном фильме Чарли Чаплина «Огни большого города», и на этот «шедевр» для фестивалей.

4 июня 2012

Главный герой лишь по форме был актёром

Сложилось впечатление того, что поистине искренний и нравственный человек попал в прогнивший театр, но не имея возможности помочь его актёрам — просто его уничтожает (хотя, по сути это и есть помощь).

Ларс Фон Триер очень тонко показал притворство, свойственное офисной системе, где порой деньги затмевают нравственные корни жизни в обществе. Истинный начальник пытается быть хорошим, накидывая сладкую пелену лжи на сознание своих рабочих («друзей и семьи»). Главный герой, Кристофер, виртуозно вливается в «коктейль» из офисных секретов, дел компании, о которых он не имеет никакого представления, и, просто проникается в новую жизнь.

Очень хрупкая аллегория склоняется перед зрителем в виде любимой пьесы главного героя — пьесы о городе, где нет труб, но есть трубочист с сажей на лбу. На первый взгляд нам кажется, что фирма вполне благополучна, наличие эфемерного главного начальника делает коллектив дружным и заботливым, потому что все проблемы можно скинуть на того, кого в общем то не существует. Истинный же начальник, паразитирует на своей репутации хорошего человека, переписывается от лица главного начальника с работниками и в целом считает их «стариками», которых готов подставить продав фирму. Но сделать это должен не он, а «самый главный», актёр Кристофер, тот самый трубочист, в чьём городе нет труб. Он единственный кто видит эти трубы, кто чувствует «смрад и сажу» в происходящей ситуации, понимает что ему придётся «спасать» тех кому так приятна сладкая лож и видимость благополучия и того, кто сеет ту самую сладкую лож на «поле доверчивых людей».

Интересным моментом был кадр, когда Главный герой получил кулаком по лицу от одного из рабочих за якобы возникающие из-за него(как главного начальника) проблемы и в этот момент расплакалась одна из сотрудниц(она как будто чувствовала в этом несправедливость). Но когда правда раскрывается, следует удар кулаком уже истинному начальнику… и сотрудница уже не плачет, а холодно смотрит на обманщика и негодяя, который скрывался под ликом хорошего человека.

Сентиментальность и доверчивость всё же взяла верх, всем хотелось что бы всё было хорошо, работники хотели что бы им врали(попустительствуя тем самым греху), начальнику было удобно врать, но всё же наказание пришло всем… Права на продажу фирмы были только у Кристофера, и покупатель, напомнивший ему о любимой пьесе, вдруг почувствовал необходимость покончить со всем этим театром.

Некоторая дёрганность съёмки, различные находки в работе оператора хорошо вписались в общий контекст фильма. Посмотреть стоит.

10 из 10

30 апреля 2012

Песчинка перевешивает чашу весов

Знали бы Вы, как мучительно было смотреть этот фильм! Я виртуально пожимаю руки тем, кто подверг себя испытанию в кинотеатре, у меня не получилось бы. В какой-то момент я сделал паузу минут на пятнадцать. Видимо, в Триера вселилась часть духа Энди Кауфмана: в этом случае Ларс — единственный, кто смеется. Люди переживают, мнутся, им неудобно, неприятно и муторно. А режиссер глумится: сейчас Вы увидите комедию, расслабьтесь!

Это НЕ комедия. Ларс снова лепит трагедию, и смеяться над историей, рассказанной Великим Манипулятором, могут только законченные циники либо… безразличные и равнодушные.

Актер-неудачник за некую сумму согласен сыграть перед исландским покупателем роль директора. Но что-то идет не так, и роль приходится исполнять еще неделю.

То, что главный герой влип в shit, понятно сразу. Свен, реальный владелец компании, только с виду кажется умилительным медведем с открытым сердцем, на самом деле он садист, сволочь, но… как это признать? Каждый хочет быть любимым, очаровательным, утешителем, надеждой и опорой. И тогда придумывается некий «директор Дании», на которого можно валить и вешать все свои отрицательные качества.

Триер виляет из стороны в сторону, вытаскивает душу из зрителя, ведь то, что происходит с актером, врагу не пожелаешь, такая череда нелепых и унизительных ситуаций, которая камень бы вывела из себя, ее легко представить и себя в ней. Так что же это? Зачем понадобилось режиссеру показывать столь скучный и безмозглый мир офиса с нарезанными на кубики судьбами? Очередной вердикт. Рабы приличий, условностей, этики, мы зашли в тупик. Кто это мы? Знаете, скорее жители Европы. Жалко их.

8 из 10

11 августа 2009

Ларс фон Триер снял абсолютно абсурдную комедию, которая нарушает все сформировавшиеся привычки и вкусы современного кино. Руководитель фирмы Равн не хочет «светить» свой статус перед своими сотрудниками и потому придумывает некого «главного босса», живущего в Америке и принимающего все непопулярные решения… Но при продаже фирмы какому-то викингу-исландцу ему придется продемонстрировать публике специально для этой цели нанятого неудачника актера Кристофера, свихнувшегося на пьесах некого Гамбини. А то исландец что-то не то прочитал в «Старшей Эдде» и потому не готов говорить ни с Равном, но лишь с «самым главным боссом». И приходится бедному Кристоферу осваиваться в новой профессии по ходу, узнавая походу что его зовут Свен и что он флиртовал по е-мейлу с одной из сотрудниц… Нельзя сказать, чтобы у него это плохо получалось…

Триер на этот фильм решил попробовать новую фишку и обойтись без оператора, потому расстояния и фокусы для камеры определял компьютер случайным образом и в итоге половина действия может быть закрыта от зрителя монитором, который в данной сцене ну никак не нужен… Скорее всего, Триер врет, и элемент случайности был сведен к минимуму, ведь не компьютер же при монтаже обрывает фразы посередине? Нет, разумеется сам Триер…

Первые 30 минут была злость, что это за чушь, следующие полчаса я вникал в смысл, а остаток времени я смеялся и восхищался режиссером и фильмом… Вот только первое время может многих сломать.

13 мая 2009

И все таки у Триера получилась комедия! Невероятно!

История такова: владелец фирмы хочет ее продать. Но дело в том, что он притворялся рядовым сотрудником и скрывал от своих коллег тот факт, что он и есть настоящий начальник, прикрываясь тем, что где-то в США живет так называемый «самый главный босс» и все решения, столь часто негодные сотрудникам компании, принимает именно он. Но так как на переговорах по продаже фирмы необходимо присутствие «главного», то истинный владелец нанимает актера-неудачника, который и соглашается сыграть роль великого и ужасного «Босса». Казалось бы, заговорщики продумали все до мелочей, но не тут-то было…

Ситуации в фильме настолько абсурдны, что смех хоть и вызывают, но скорее, от недоумения, нежели от реально комичных положений. Но в некоторые моменты было ну просто невероятно смешно.

Ну разумеется, Триер не был бы Триером, если снял бы просто уморительный фильм. Нет «Самый главный босс» — это едкая пародия на «офисный муравейник» и муравьишек-клерков, его населяющих. Достаточно приглядеться и вы обнаружите типаж за каждым из «большой шестерки».

Это, безусловно, фарс, но черт побери, фарс гениальный и восхитительный.

10 из 10

17 октября 2008

Босс

Для меня Триер почти как и Вуди Аллен — всегда ожидаемый режиссер. И если очкарик это эталон интеллектуальной самоиронии, то формалист-датчанин, скорее догматик человеческой искренности.

Морализаторства нет. Об этом предупреждает сам режиссер в начале фильма снимая собственное отражение в стеклах современного здания. Сюжет разворачивается в офисе одной из датских IT компаний. Не совсем искренний, в первую очередь с самим собой, директор фирмы, нанимает ничего не подозревающего безработного актера на роль самого главного босса приехавшего из Америки для осуществления непопулярных в коллективе мер. В частности директор компании планирует продать фирму исландцу уволив персонал без выплаты компенсаций. По ходу сюжета, актер узнает об обстоятельствах и начинает корректировать свое поведение стараясь аппелировать к совести настоящего директора. Но актер есть актер и… В общем получается очень интересно.

Будет интересно даже если не читать предварительных сведений о фильме, не знать технологии съемки, ни разу не быть погруженным в атмосферу социально стерильного скандинавского офиса (благо я отработал в подобном месте пять лет). А тем же кому интересна всяческая дополнительная информация или тем кто поленился поискать сам, сообщаю:

- фильм снят по технологии Automavision сводящей операторскую (и звукооператорскую?) работу к минимуму (если вообще оставляющей её) иногда при этом допуская забавные «псевдоошибки» в виде неправильных, а скорее неожиданных, фокусировок, углов освещения и звуковых «эффектов «;

- отношения исландца (им по сюжету является покупатель компании, а играет его исландский режиссер Фридрик Тор Фридрикссон («Остров Дьявола «) и датчанина, частично переданные в фильме, это пример давней многовековой вражды — Исландия была колонией Дании в течении 4х веков. Впрочем, в современной истории достаточно подобных примеров;

- герои фильма — нанятый актер и реальный директор фирмы, во время одной из встреч в кинотеатре смотрят не что иное как «Зеркало» Тарковского. Диалог на русском языке звучит фоном к разговору героев. Тарковский для Трира достойный восхищений режиссер, да и самого Трира часто причисляют к числу зараженных «Сталкером «;

- Трир изобрел еще одну игру для зрителя «лукейс». К сожалению, подробностей достаточно мало, однако на «ленте. ри» кое-какие сведения отыскать удалось.

- наверняка я еще чего-то упустил…

В общем не комедия это и не драма, а пища для ума, как обычно (хотя сам Трир в начале фильма утверждает обратное). Как по мне, так очень вкусно. Только бы вот трирская депрессия, которая по сообщениям некоторых источников всецело поглотила режиссера в последнее время и заставляет затягивать текущие проекты, оказалась позитивной дозой лекарства.

Поехал тратить полученные калории.

3 сентября 2008

Хорошие комедии безобидными не бывают (с)

Триер снял комедию. Любой человек, хоть немного знакомый с творчеством датчанина, при первом известии об этом должен был бы, как минимум, удивиться, а что еще вернее — не поверить источнику. Хотя на самом деле, с чего бы не верить? Триер в первую очередь — новатор, человек, не любящий ходить проторенными путями и буквально каждым своим фильмом заново открывающий кинематограф. Так что, почему бы и нет? Почему бы и не комедия?

Но ведь Триер всегда умел всех обхитрить и дать такого фортеля, что челюсть зачастую уходила в самостоятельную прогулку. Не изменил он себе и на этот раз… Комедия? Ну, конечно. Неужели и вправду кто-то ждал комедии в стандартном, классическом, до отвращения банальном понимании этого слова? Не таков Ларс. Вместо всего этого он подсунул наивному зрителю фьюжн из комедии, социальной драмы и даже какого-то подобия то ли триллера, то ли детектива. Получилось кино у него до безобразия злободневное: про неудачников и самолюбцев; про то, как люди строят и разрушают стены недопонимания во взаимоотношениях; кино о страхе быть не любимым, ну еще и про офисную атмосферу, которая из любого вменяемого человека даже за короткий срок сделает клерка, со своими внутренними тараканами размером с небольшую Годзиллу.

На первый взгляд может показаться, что фильм невероятно прост и беден на хорошие свежие идеи, как церковная крыса на доллеры. Но не тут-то было. То, что должно было стать комедией положений, превратилось в довольно глубокую философскую притчу с социальным подтекстом. При этом юмор из действия никто не выключал, и даже имеется пару моментов, когда смеешься — не только как-то ехидно и глубоко внутри сознания, но и откровенно можешь дать эмоциям голос.

Триер как всегда играет со зрителем, оставляя самое вкусное к финалу, и по ходу сюжета, его становлению и завязке, лишь подкидывает небольшие кусочки, заставляя эмоции работать, а голову до поры до времени отдыхать. Лишь после финальных титров, когда сидишь в недоумении и пытаешься понять, что это, черт возьми, сейчас было, в голове потихоньку начинают складываться кусочки офисной и серой мозаики, в общей картине которых зарыто то, что может разглядеть только самый внимательный и вдумчивый зритель.

Триер умеет создавать впечатление честного рассказчика и даже если и манипулирует, то делает это исключительно во благо самого зрителя. Возможно, поэтому актеры в его картинах всегда играют так, что не создается впечатления фальши и неискренности. Порой даже кажется, что на экране самые реальные клерки, неудачники-актеры, боссы и прочие жители маленького душного офиса в картине. Триеру не нужны дорогие, да какое там, просто хоть сколько-нибудь интересные декорации. В «Самом главном боссе» мы наблюдаем такую обстановку, по сравнению с которой пол в Мандерлее и Догвилле смотрится вполне себе интересным задним фоном. По крайней мере, он не душит так, как это делает маленькое, тесное и какое-то скучное офисное помещение.

Реализм превыше всего, потому и музыка тоже ни к чему. Разве в реальной жизни мы часто слышим музыку, просто разговаривая с кем-нибудь или думая о хлебе насущном? Вряд ли.… Вот и у Триера не слышим. Декорации, музыка, актеры… ах да! Еще в новой картине появилась новая фишка маэстро. Теперь он выступает еще и как рассказчик, выходя на сцену со своими комментариями в начале, конце и середине картины. Выглядят такие перфомансы вполне себе мило и обаятельно, венчая кинокартину таким же образом, как маленькая, но яркая вишенка венчает вершину большого и красивого торта.

Ну и пару слов нельзя не сказать об очередном изобретении датского гения — «Automavision». Прикольная такая штука. После первых сообщений о том, что весь фильм снимался без участия оператора, как-то ожидал большей жести, куда как намного большей, чем получил в итоге. Ну да, местами лица людей ополовиниваются, камера показывает не собеседников, а какую-нибудь ерундовину, но при этом все нисколько не напрягает, а лишь приносит очередную порцию реализма в картину.

Вывод: Триер снял проходное для себя и сильное для любого другого режиссера кино, которое оставляет ощущение недосказанности и глубины, чтобы докопаться до которой, нужно потратить немало сил и времени.

17 марта 2008

«Тяжеловесный скандинавский юмор»(с)

На запрос «скандинавский юмор» Яндекс, к примеру, выдает лишь 4 абсолютно совпадающие ссылки. Одна из них — полный бред, вторая ведет на обзор литературного творения Эрленда Лу, которому и впрямь присущ вполне адекватный юмор, — «Грузовики „Вольво“», третья — на запись в ЖЖ с формулировкой „тяжеловесный скандинавский юмор“, четвертая на некий форум в топик «Норманнская теория и скандинавский юмор», причем о юморе непосредственно я там ничего не разглядела. Картина симптоматичная, да?

Короче, если юмор у потомков викингов и имеется, то весьма своеобразный. Уж точно не русское народное «три ха-ха» и даже не идиотствующий Бин с Туманного Альбиона, весьма понятный и близкий русской душе.

В этом месте надо вспомнить еще и тот факт, что юморить в «Самом главном боссе» персонажи будут с подачи и под чутким руководством известного много-чего-фоба Ларса Триера, носителя гордо присобаченной приставочки «фон», что само по себе забавно, если иметь представление о некоторых фактах биографии режиссера и предыдущих его кино-работах.

Однако ж Триер, знаменитый своим безудержным кино-новаторством, поснимав кино всех мыслимых и немыслимых жанров, начиная с мистических сказаний в больничных интерьерах, заканчивая социальной драмой на фоне черного задника, благодушно и закономерно перенес свои старания в комедийный жанр, как единственную целину, доселе остававшуюся непаханой. Впрочем, многие зрители, посмотрев «свеженького» Триера, поймут, что чувства юмора у них нет. Или его нет у датчанина. «Что вероятней», — скажем мы им в утешение.

Сюжет прост: директор некой IT-фирмы средней руки нанимает безработного актера, чтоб тот, за умеренную мзду, эффектно и убедительно изображал «самого главного босса», в природе, заметим, не существующего, наехавшего в датское королевство с проверкой собственного бизнеса. Все.

Один час сорок минут экранного времени «самый главный босс» попадает в забавные передряги болтологического характера, вступая в конфликты и более-менее близкие отношения с сотрудниками конторы (6 «старичков» с соблюдением гендерного баланса), с бывшей девушкой, с исландцем, с нанимателем. Четырежды в события вмешивается и сам автор, уверенным голосом создателя «разоблачающий» перед зрителем комедию, озвучивая и иллюстрируя законы существования жанра.

Вообще, юмор в «Самом главном боссе» надо ХОТЕТЬ разглядеть. Я хотела, и мне было смешно. Не постоянно, животики не надорвала, но истинно забавных ситуаций — хоть отбавляй. Да и общая атмосфера изначального абсурда очень удачно поддерживается картинкой, чья оригинальность обусловлена, видимо, той самой Automavision, выдуманной Триером, потому как ни один живой и здоровый оператор так снимать не рискнет. Сплошь и рядом в середине кадра то дверной проем, то компьютерный монитор, то лишь половина лица персонажа, произносящего реплики. Ощущение, что камера живет своей отдельной жизнью, независимо от персонажей. И это тоже смешит.

Сказать, что картинка минималистична — не сказать ничего! В «Боссе» нашему взору предстает эдакий хай-тэк от кинематографа: белые ровные стены, офисная мебель — сплошь прямые линии и стандартные цвета, оргтехника, судя по диспозиции в кадре, исполняющая заглавную роль, лица и фигуры персонажей.

Понятно, что при столь аскетичном сюжете и декорациях зрительский интерес автоматически смещается на персонажей фильма и то, что они говорят (в меньшей степени — чем занимаются). Чтобы «удержать» интерес и внимание публики, надо ИГРАТЬ! И ведь играют.

Нельзя не похвалить, конечно, Йенса Альбинуса, удивительно неумному и трогательному лицу которого, «Самый главный босс» обязан очень большим процентом своего успеха. Роли неудачников и растяп отлично смотрятся в исполнении именно таких парней, вызывающих симпатию и легкое раздражение одновременно.

Интересен и факт наличия в кастинге режиссера тяжеловесных, ласково принятых в свое время «Ангелов вселенной», исландца Фридрика Тор Фридрикссона в роли бизнес-партнера, а также потенциального покупателя всей этой конторы, совершенно неуемного и неуправляемого, чертовски ГОРЯЧЕГО (хихи) и исключительно недипломатичного исландского дядьки Финнура. Роль мелкая, но очень яркая.

Из дам, пожалуй, хочется похвалить «настоящую блондинку» Ибен Яйль, памятную мне еще по роли истеричной скандинавской подружки персонажа Джона Кьюсака в «High Fidelity» Стивена Фрирза, да хорошей игре в «Догме-95» N3 — «Последняя песнь Мифунэ». Отличная мадама. Пи-ара бы ей куда надо — осела б в Голливуде с миллионными гонорарами.

Вместо выводов.

Кино забавное и оригинальное, не лишенное, впрочем, изрядной доли скуки. На комедию чистой воды не тянет, но вполне смотрибельно, если не в 2 часа ночи. Всем и каждому бы не рекомендовала, но любители Триеровских выходок будут, думаю, удовлетворены. Как, впрочем, и ценители о-о-очень тонкого, едва заметного юмора. Всем, кто хочет подурачиться и взглянуть, как это делают кинематографические гении — милости просим! Вам сюда.

8 из 10

3 сентября 2007

Шутка гения

Офисная комедия от Ларса фон Триера — это звучит почти так же, как «Мелодрама от Квентина Тарантино» или «Памела Андерсон в роли инвалида». Гений европейского кино, снявший «Догвилль», перед грозой своего грядущего «Антихриста» решил повеселить интеллектуалов разговорно-иронической постановкой.

«Самый главный босс» идёт на датском, с подслеповатыми жёлтыми субтитрами — но при этом публика на нём смеется так, как не на всякой классической комедии.

Сюжет простой, но весьма оригинально закрученный: пронырливый бизнесмен нанимает неудачливого актёра, чтобы тот сыграл вымышленного директора для сделки по продаже IT-фирмы (покупатель пожелал иметь дело исключительно с директором). Первый раз переговоры срываются — и актёру приходиться сыграть директора ещё и для сотрудников фирмы, которых, как оказывается, бизнесмен ловко обирал, всякий раз прикрываясь приказом «самого главного босса».

В этом почти линейном сюжете (трепещите, голливудские бумагомараки!) Триер находит столько метафор и аллюзий, сколько жанру «офисной комедии» в принципе не надо.

Тут и стремление всякого объединения людей искать причины неудач «выше» — от начальника до бога, в противовес тому, что начальники и боги любят сваливать вину, наоборот, в самый низ.

Взаимоотношения «директора» и нанявшего его бизнесмена — аллюзия на отношения режиссёра и актёров на съемочной площадке: может ли режиссёр быть уверен, что это он делает свой фильм?

И самая главная, на мой взгляд, тема — сила (и одновременно слабость) искусства: оно побуждает людей к проявлению своих лучших качеств, но одновременно жаждет внимания — и в этой жажде раскрывает самые худшие стороны человеческой натуры.

Уже после титров я узнал, что фильм снят по новоизобретённой Триером технологии Automavision — когда нужный ракурс выбирает не оператор, а компьютер из восьми вариантов при заранее определенном положении камеры.

Единственный кадр, снятый, как говориться, по-человечески (чувствую, со временем в разговоре про кино это уже будет не ирония, а констатация факта) — слон в зоопарке, который при «компьютерном» выборе никак не влезал в экран.

В «Боссе» помимо сюжета самое лучшее — великолепные актёры: от, собственно, «директора», легко пробивающего на ха-ха «долгим взглядом своих печальных глаз» до затурканой пугливой сотрудницы, вскрикивающей всякий раз, когда включается принтер.

При всей своей гениальности фильм вызывает лёгкое недоумение — как у человека, который ещё не определился, услышав остроумную шутку: добродушное ли это веселье или тонко продуманное издевательство над ним? С таким же чувством на этот раз я покидал кинозал после фильма Триера: словно ещё не решив, бросаться ли на обидчика с кулаками, или добродушно засмеяться в унисон со всеми.

23 июля 2007

Ланс Фон Триер не был рождён для комедий…

Для комедии сюжет довольно таки неплохой. Не знаю чего забыл Ларс Фон Триер в комедии, но то чего он искал — я не нашёл. Я бы ещё посомневался комедия это или драма. Или трагикомедия… Как-то всё вышло подставно, друг-друга то дурят, то бьют, то орут друг на друга. А местами мелькают забавные моменты, например как с той тёткой, которая визжит от включения принтера! Сам ржал над этим моментом, ну и ещё над несколькими, но всё таки до комедии, если дотягивает, то только мизинцем.

Всё остальное выглядет по Ларс Фон Триеровски. Стиль съёмки странный: главное что бы лицо влезло в кадр, а как — не важно, из-за чего берутся часто пустые панорамные кадры. В принципе это забавно смотрится, но ещё и как-то лишне, да и в «комедии». В комедиях как-то всё это воспринимается с юмором, а тут воспринималось больше в серьёз. Актёры хорошие, режиссёр тоже, но лучше бы он продолжал снимать душераздирающие драмы, чего у него выходит просто великолепно. Вообщем, фильм чем-то втягивает, наверное тем, что просто интересно чем закончится, но не более.

6 из 10

25 мая 2007

Юмор в кино — очень интересная штука, и тем, кто любит изучать это стоит посмотреть этот фильм. Триер сразу говорит, что смысл комедии в разоблачении комедии. Все так и есть, этим в фильме он и занимается, и занимается очень интересно и оригинально, по-моему, на грани с любительской, несколько документальной съемкой. Сюжет описан, смысла его повторять нет. Только вот фильм настолько не развлекательный в начале, что не все его «потянут».

В первой небольшой части, режиссер вводит в курс того, что вообще будет происходить остальное время, то есть какую роль он дает актеру, который будет играть самого главного босса. И в это время, если вы не любите ждать может так случиться, что вы покинете зал, что и происходило в кинотеатре и в моем случае и в других (по рассказам). Затем уже смешнее, актер не справляется со своей ролью, но это идет ему на руку. Начинается постоянная игра между актером, который исполняет роль «самого главного босса», и его подчиненнными, под конец эта игра еще сильнее обостряется, для некоторых сложившаяся в конце ситуация пожет показаться вообще на грани безумия.

Эта несомненно умная комедия с оригинальным сценарием, идеей, и как и полагается хорошей игрой актеров, что неудивительно, потому что некоторое отсутствие художественности фильма, по-моему, позволяет актерам играть более жизненно, ситуационно.

Увлекательное, умное и оригинальное кино со скандинавским привкусом некоторой заторможенности, медлительности и артхаусного настроения.

22 мая 2007

Фон Триер в своем «офисном памфлете» продолжает провоцировать зрителя. Его прежнее «душераздирательство» видоизменилось. Глубинный смысл теперь явно превалирует над видео-звуковой оболочкой, отводя последней место «грубой холщовой обёртки». Как и прежде, его новое произведение весьма трудно переваривается, оставляя привкус «недобродившего сусла» ультра-интеллектуального еврокино с налетом слащаво-мелодраматического «монпасье». Что делать со всем этим пока не знаю? Однако метаморфозы «неполноценного лицедея» воодушевляют…

15 апреля 2007

Комедия Самый главный босс на экранах с 2006 года, премьера вышла более 16 лет назад, его режиссером является Ларс фон Триер. Кто снимался в кино, актерский состав: Йенс Альбинус, Петер Ганцлер, Фридрик Тоур Фридрикссон, Бенедикт Эрлингссон, Ибен Хьейле, Хенрик Прип, Каспер Кристенсен, Луиза Мириц, Жан-Марк Барр, Софи Гробёль, Андерс Хове, Ларс фон Триер, Миа Лине.

Расходы на кино составляют примерно 3000000.В то время как во всем мире собрано 3,013,871 доллар. Производство стран Дания, Швеция, Исландия, Италия, Франция, Норвегия, Финляндия, Германия и Испания. Самый главный босс — заслуживает внимания, его рейтинг по Кинопоиску равен примерно 6,8 из 10 баллов, это довольно хороший результат на мировой арене кино. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 16 лет.
Популярное кино прямо сейчас
2014-2022 © FilmNavi.ru — ваш навигатор в мире кинематографа.