Часы (2002)

The Hours
Рейтинг фильма
Кинопоиск 7.6
IMDb 7.5
Описание фильма
оригинальное название:

Часы

английское название:

The Hours

год: 2002
страны:
США, Великобритания, Германия, Канада, Франция
слоган: «The time to hide is over. The time to regret is gone. The time to live is now»
режиссер:
сценаристы: ,
продюсеры: , , , , ,
видеооператор: Шеймас МакГарви
композитор:
художники: Ник Палмер, Мария Джуркович, Джуди Ри, Марк Раггетт, Филиппа Харт, Энн Рот
монтаж:
жанры: драма, биография
Сколько денег потрачено и получено
Бюджет: 1
Сборы в США: $41 675 994
Мировые сборы: $108 846 072
Дата выхода
Мировая премьера: 15 декабря 2002 г.
Премьера в России: 3 апреля 2003 г.
на DVD: 24 июня 2003 г.
Дополнительная информация
Возраст: 16+
Длительность: 1 ч. 50 мин.
Отзывы о фильме Часы

Писательница Вирджиния Вулф работает над романом «Миссис Дэллоуэй», и её терзают мысли о самоубийстве. Лара Браун, молодая жена и мать, задыхается в рамках своей опрятной жизни в Лос-Анджелесе 1951 года. А Кларисса Вон устраивает вечеринку в Нью-Йорке начала 2000-х годов для близкого друга Ричарда, умирающего от СПИДа.

Другие фильмы этих жанров
драма, биография

Отзывы критиков о фильме «Часы», 2002

Концы все в воду, и конец…

Фильм соединяет три истории трёх женщин в трёх временах: писательницы Вирджинии Вулф, домохозяйки Лоры Браун и ухаживающей за больным СПИДом писателем Клариссы Вон.

В свое время фильм солидно прогремел в англосаксонском наградном сезоне, конкурируя с самим Властелином колец и Чикаго. Конкуренцию проиграл, но все равно остался самым эстетским в тогдашнем пуле лауреатов года.

Только не совсем понятно, о чем это… Практически ни один смысл не выглядит однозначно угадывемым. Теперь уже набившая оскомину тема секс-меньшинств точно присутствует — в кадре аж две попытки дамских поцелуев и один относительно открытый гомосексуалист, к тому же помирающий от СПИДа… Но драмы однополой любви здесь нет — вроде никто не угнетает, поцелуи изначально не взаимные… Поэтому дело уж точно не в защите прав ЛГБТ.

Ещё одна «модная» тема — феминизм… Внешне вроде об этом — три главные героини, две из которых живут тягостной семейной жизнью, а Вирджиния Вулф даже вступает в конфликт с мужем, что тот ее ограничивает… Но почему-то про права женщин здесь совсем уж мало, тем более что героине Мэрил Стрип бунтовать вроде и незачем, пусть даже жизнь её Клариссы растворилась в Ричарде…

Суицид? И тоже присутствует во всех трёх историях и, в отличие, от прошлых тем куда более очевиден. «Успешным», правда, оказался лишь один из них… И, наверное, в связи с этим вспоминается старый хит группы Сплин «Выхода нет»… В том смысле, что главные герои (вернее, в основном героини) пытаются уйти от реальности, лишённой любви, понимания, личного выбора и смысла жизни.

Каннингем и Далдри плетут нить безысходности, почти по наследству передающуюся от Вулф (через книгу) к утомлённой ролью степфордской жены Лоре, а от неё — к её детям… Вот только нить эта почти неуловима — отличная актерская игра (особенно прекрасна Джулианна Мур), эстетские сцены (на грани гениальности эскапистская сцена с «утопанием» в постели и заход в воду же Вирджинии) и некий флёр концептуальности не связываются почему-то в нечто цельное. Порой кажется, что в этом вообще больше напыщенности, чем искренности. Потому и писали некоторые рецензенты про накладной нос Николь Кидман, прикрывающий во всех смыслах пустоту.

6 октября 2020

идеальный шедевр постмодернизма

Случайно узнала про фильм в поисках фильмов о писательницах. Не ожидала, что найду такую головоломку… Игра актеров действительно хороша, и неудивительно с таким составом. Думаю за счет этого фильм и не отпускает.

Этот фильм из тех, которые прокручиваются еще долго в голове и пазл складывается не сразу. Я думаю, что не все грани этого феномена творческой мысли открываются каждому. Каждый может видеть свое.

Что увидела я в этой триаде «писатель-герой-читатель»: человек, со своей трагичной судьбой (трагичность которой по сути — плод его воображения), т. е. писатель, пишет роман, который становится косвенным фактором трагичного изменения судьбы читательницы. Роман становится для Лоры Браун неким призывом к действию, оправданием своих чувств. Ее поступок, во многом продиктованный прочитанной книгой, становится началом трагичной судьбы ее сына, тоже писателя. И его решительный отказ от почестей за написанную книгу вплоть до самоубийства можно расценивать как символический приговор писателю. Писатель пишет, чтобы выплеснуть на бумагу свои эмоции, мысли, опыт и пр., а его читают люди… и как повлияет книга на их жизнь, не предугадать… Он сам это испытал на себе. Поэтому награда за такое не может радовать…

Душевные метания всех главных героев происходят и на фоне метаний в сексуальной ориентации… Это как вирус. От писательницы он передается к читательнице, затем к ее сыну и героине… При этом все несчастны, все в поиске любви или в бегах от нее.

А финал фильма все таки жизнеутверждающий. В поцелуе Клариссы с подругой нам сообщается важный вывод: надо уметь ценить своих близких, любить их за то, что они есть, а не стремиться к несбыточным разрушающим мечтам или воспоминаниям…

28 мая 2020

Другой в кино (часть 16)

В картине Стивена Долдри «Часы» мы видим историю, очень похожую на «Провидение» Алена Рене. История последних дней жизни и творчества Вирджинии Вулф — лишь один из временных пластов фильма, два других составляет повествование о жизни ее читательниц, очень напоминающих описание одного дня из жизни Клариссы Дэллоуэй, главной героине самого известного романа В. Вулф. Как и Клайв, Вирджиния пытается избавиться от внутренней боли при помощи творчества, однако тот роман, который она пишет, всего лишь отражает, а иногда и усиливает ту боль, от которой она стремится избавиться. Две другие истории переплетаются неожиданным образом в судьбе одного из персонажей, умирающего от СПИДа, зеркально повторяющего самоубийство героя книги В. Вулф.

Женские персонажи в этом фильм — двойники и антиподы одновременно. Они живут в согласии с нарративом, который создает другой человек, человек удивительных творческих возможностей, мучающийся от своей инаковости. Как возможно, что этот человек, чужеродный, Другой для остального мира мог так точно угадать жизнь людей, не отличающихся экстраординарными способностями? Другой, создающий вымышленную реальность знает этот мир лучше, чем тот себе представляет. Отторгая талант, социально стигматизируя его носителя, отчуждая от себя любое иное, мир попадает в ловушку собственной ограниченности, он добровольно отказывает себе в людях, которые способны изменить его к лучшему. Мир не хочет меняться, поэтому отказывается от постижения, от глубины, от всех тех, кто бы мог ему помочь.

27 февраля 2020

Наши «часы» тикают

Так уж вышло, что не тянуло особо смотреть, ибо говорили мне, что «Часы» очень депрессивный и тяжёлый для переваривания фильм. Стараюсь редко смотреть такие картины, потому что отойти после такого, лично для меня, очень и очень тяжело.

Однако по воле случая, моя судьба связалась с Майклом Каннингемом, кой и является писателем данной книги и оком надзора за процессом создания фильма. Для своей курсовой и дипломной работы я выбрала именно его, изучила три его романа: «Дом на Краю Света», «Часы» и «Плоть и Кровь», заключила, что в каждом романе есть горькая изюминка жизни.

Зачастую выбор «За» идёт в пользу книги, а не экранной адаптации. Но в конкретной ситуации я голосую в пользу фильма. Это не значит, что книга оказалась слабее, книга — это основа, а кино — это интерпретация и пересказ, причём более чем удачный.

«Часы», безусловно, очень мощная мелодрама о перипетиях судьбы. О тот, как три женщины, живущие в разное время, имеют крепкую эмоциональную, духовную и немного мистическую связь. Эти женщины вступают во внутренний конфликт, и во внешний — с людьми, которые ими дорожат и с теми, кем дорожат они сами.

Тут было идеально абсолютно всё. Музыка настолько трогательная и цепляющая, плавно подталкивает зрителя в определённую сферу настроений. Мне показалось, что музыкальное сопровождение в «Часы» имеет какие-то общие нотки с «Забытое». Помимо музыкального духа, киноленты имеют Джулианну Мур. Её игра потрясающая. Жизненная путаница и желание сбежать от всего и всех, окружить себя лишь книгами — восхитительно отражались в её глазах. Даже во взмахах ресниц, движении век и изменении формы рта ясно прочитывалось желание сбежать. Мерил Стрип доказала мне (снова), что её Оскары и номинации совершенно заслуженное дело. Не перестаю восхищаться ею как актрисой. В момент трагической потери я подскочила вместе с ней, больным эхом отразилась вся драма момента в сердце. Ну, и на десерт — Николь Кидман. Невозможно оторвать глаз от её игры. Хочется вдыхать каждую её жестикуляцию, каждое слово, каждый шаг. Гримёры постарались на славу, изменив внешность, ибо очень стала она отдавать Вирджинией Вульф. Не зная писательницу лично, Кидман, будто, слилась воедино с её умершим духом. Более того, она проделала огромную работу, прочитав все письма Вульф, с целью прочувствования женщины — и прочувствовала-таки. Выглядело более чем завораживающе. Особенно врезалась в память сцена, когда Вирджиния размышляла над тем, что ей сделать со своей героиней.

Цветочный магазин, пудра торта, сыплющегося сквозь решето словно снег, тёмные и пыльные комнаты, перрон, дикая река, теряющая силы птица, сонный Нью-Йорк, печатные машинки, перо, разбросанные бумаги с неудавшимися чернильными линиями, палитра приглушённых цветов — настолько тонко и чётко передавали общую картину событий и дополняли её символизмом.

Сценарий надменный. Каждая мелочь для передачи общего настроения была учтена, каждая реплика была залита смыслом до краёв, каждая сцена и её обстановка были поставлены бесподобно, истории каждого, отдельно взятого персонажа, отразили разные тупики человеческого пути и/или психологические состояния.

Кто-то обязательно начнёт нападать на фильм из-за большой доли содержания темы меньшинств. Лично я не вижу в этом большой проблемы или минуса. Все люди разные. Сам М. Каннингем есть представитель меньшинств. Множество людей он потерял из-за наркотиков, СПИДа и прочих заболеваний. Сама Вирджиния Вульф страдала биполярностью и имела бисексуальные наклонности. Героиня Джулианы Мур просто была потерявшаяся женщина в послеродовой и, возможно, жизненной депрессии. Кларисса была такой, какая она есть.

В общем, жутко глупо смотреть такое кино или читать такую книгу, и концентрировать своё внимание лишь на том есть или нету меньшинств. Важнее обращать внимание на тайно запрятанный смысл, который обитает в наших жизнях и либо останавливает наши часы, либо толкает стрелки вперёд. Именно этот одновременно мистичный и реалистичный смысл нашего человеческого существования, то, что все наши жизни более или менее связаны на, быть может, невидимом для нас или неосознаваемом уровне, заставляет задуматься. Призывает ценить людей, которые нами дорожат и идти ради них на жертвы в ущерб собственного эго, и просто ценить саму жизнь, не распыляться.

9 из 10

[снизила балл лишь за, как мне показалось, не очень уместную и непродолжительную сцену инцеста]

14 октября 2018

Переплетения

Этот фильм литературен, нечитающим вход воспрещен.

Вирджиния Вульф писала о переплетениях; она мечтала передать весь хаос одного единственного момента, поэтому ее книги не наполнены динамикой или конфликтами, они практически бессюжетны, но насквозь пропитаны наблюдениями свыше. Фильм Часы переплетается с жизнью Вульф, которая коррелирует с жизнью ее книги, поэтому понять метаморфозы данной ленты без знакомства с биографией и творчеством писательницы крайне сложно. Часы — самый поэтичный фильм в моей жизни: эти затяжные взгляды и камерная музыка, крупноплановые сцены задевают за живое, а монологи крепятся на речевых тактах.

Почему все не так?

Вирджиния. Она видела мир в замедленной съемке, писала о нем сквозь неврозы и вспышки, пыталась выбраться из него, но неизменно возвращалась к началу: к бумаге, к чернилам, к словам.

Я выбираю не удушающее обезболивающее пригорода, а жестокий толчок столицы!

Лора. Ее загнала в ловушку эпоха, и чтобы освободиться ей пришлось кому-то навредить.

Я хотела жить, а это была смерть…

Кларисса. Она вывернутая на изнанку Дэллоуэй, противоречивая, уязвимая, не осознающая своего счастья, героиня.

Когда я с ним я чувствую… что живу, а когда я не с ним, все кажется таким глупым.

Три истории пронизаны депрессией, цветами и самообманом; подспудное перерождение, грехи отцов, синдром Сильвии Плат, называйте как хотите. Каждая женщина дышит гортензиями, а задыхается собственной жизнью, каждая борется с внутренними демонами, когда должна бы с внешними, каждая мечтает о счастье, и поэтому открывает книгу. Тонкой красной линией проведена по фильму гомосексуальность, (заметьте что творец книги Часы, автор сценария Майк Каннингем — открытый гей, а каждый истинный писатель, включая Вульф, пишет в той или иной мере лишь о себе) но акценты здесь расставлены иначе.

Стоить ли тратить эпитеты на описание актерской игры? Кажется будто все самые сильные слова уже были брошены в адрес Мерил, Николь и Джулианны, и каждая искупалась в заслуженном море восторга, подкрепленном церемонией Оскара 2003 года.

Стоит ли говорить о том, что фильм в оригинале кардинально отличается от дублированного варианта? Подлинник всегда лучше, истина стара как мир, но этот фильм уходит слишком далеко от первоисточника. Возьмем к примеру словосочетание «заглушить тишину» переведено как «уйти от одиночества», и быть может кому-то эти обороты речи покажутся синонимичны, но как по мне они искажают задумку автора. Смотрите с субтитрами, смотрите со словарем, смотрите на английском, если можете.

Часы это нечто больше чем фильм и меньше чем книга; это история, что задевает своей аутентичностью, предельным вниманием к деталям, глубинной красотой и безукоризненным владением жанра.

10 из 10

18 июля 2018

Безнадёжные женщины.

Кино получилось проблемным, довольно вдумчивым. Всё экранное время приходится обдумывать поступки главных героинь, и вообще жизнь каждой из них. В целом, создаются смешанные чувства к трём героиням. Временами, их становится жалко, поскольку в глубине души они осознают, что их жизнь теряет смысл. Но временами, они сами совершают ошибки от своей безысходности, отсюда же вылезают проблемы.

Вирджиния Вулф, написавшая тяжелый роман, страдающая депрессией и болезнью, решает покончить с собой, не выдержав все тяготы и боли, испытавшие на себе. В 1951-м году Лара Браун, прочитавшая этот непростой роман, чувствуя в себе тяготы своей опрятной жизни, совершает непростительную ошибку, убегая от своей жизни, и от своей семьи. Наши дни. Кларисса Вон планирует устроить вечеринку, ради своего друга, созвав всех близких ей людей, все считают что у неё всё хорошо, но это вовсе не так.

Особенности. Отличительной особенностью, здесь служит начало, которое начинаются с конца. Загримированный образ Николь очень своеобразный, её действительно очень сложно узнать, ощущение что это совсем другая актриса.

Актёрская игра. Николь Кидман, Джулианна Мур, Мэрил Стрип — отыграли безупречно своих героинь. Женщины, которые оказались похожи своей судьбой во времени. Они наглядно показали пример, что время повторяется, люди совершают роковые ошибки, думая что делают правильный выбор, хотя это совсем не так.

«Часы» — глубокая, психологическая драма. Кино очень непростое, заставляющее думать и размышлять над жизнью каждой героини. Лента достойна своего внимания, но для тех, кто готов оценить и понять, внутренние переживания персонажей, в которых отражены глубокие проблемы.

6 марта 2017

Духовная патология

О, этот сладкий инцест

Истина познаётся в сравнении. Если сравнивать «Часы» (1998) с другой экранизацией романа гомосексуалиста Майкла Каннингема «Дом на краю света» (1990), то и там, и тут мы обнаружим маленьких детей, которые усилиями своих аморальных родственников становятся свидетелями неподобающих сцен, граничащих с сексуальным надругательством. В «Доме» подобная сцена пожёстче, в «Часах» помягче. Маленькая девочка видит, как её мать слилась в страстном поцелуе со своей родной сестрой, знаменитой писательницей; маленький мальчик наблюдает, как его беременная мама как-то не по-соседски целует зашедшую в гости подругу. И можно было бы не заметить подобные мелочи, если бы не тенденция. Да, Каннингем не случайно выбирает подобные темы. Никто не станет спорить за очевидностью фактов, — я по крайней мере на это надеюсь, — что произведения Каннингема являются позитивной пропагандой гомосексуализма. Но не только его одного. Каннингем осторожно, вкрадчиво, завуалированно пропагандирует также педофилию и инцест. Пропагандирует как абсолютно положительные явления. И в этом Каннингем безусловно опередил своё время; поскольку только сейчас педофилия и инцест стремительно легализируются, подобно тому как был легализирован гомосексуализм (официально в 1992). Относительно недавно гомосексуализм считался психическим заболеванием, и вот теперь во всех цивилизованных странах за одно подобное утверждение на любого человека обрушится гнев не только ЛГБТ, но и вообще всего общества.

Такие нежные, трепетные, ранимые

В «Часах» показан один день из жизни трёх разных женщин, разделённых временными эпохами. Объединяет их одно — гомосексуализм, понятное дело; вспомним, кто является автором истории. Все три мучаются непонятной тоской и все три решают свои проблемы радикальным образом. Самоубийством. Одна топится, вторая собирается отравится, но трусит и «передумывает», у третьей проблемы решаются как бы путём самоубийства самого источника проблем. Что же так сильно ранит нежные души героинь? Ничего! Жизни женщин практически идеальны, все три пребывают в достатке и благополучии, их желания, даже самые вздорные, исполняются, окружающие их люди милы и терпеливы, за одним исключением. Вопросы — так что же тебе, собака, не хватает? луны с неба, может, хочешь? — появляются у зрителя не раз и не два при просмотре фильма (по крайней мере у меня появлялись).

Разумеется, Каннингем даёт свой ответ на этот вопрос. Нелепый ответ, но какой уж есть. Мучения женщин связаны с нереализованностью их лесбийских желаний. И виновником гибели и поломанных женских судеб становится общество.

Конец 30-х, знаменитая английская писательница Вирджиния Вульф, тоскующая о женской ласке, а вполне возможно и о сексуальной связи с родной сестрой, вынуждена жить в матримониальном, глубоко чуждом ей браке. Не представляя для себя иного выхода, она бросается в реку и тем самым избавляется от дальнейших мук. 50-е годы, Лос-Анджелес. Домохозяйка Лора Браун загнала глубоко внутрь себя свои истинные, гомосексуальные чувства, которые прорываются порой в виде внезапных страстных поцелуев с женщинами. Подавленный внутренний конфликт заставляет Лору ненавидеть свою внешне идеальную жизнь, мужа, сына и даже ещё не родившегося ребёнка, ненавидеть до такой степени, что самоубийство видится ей единственным выходом из ситуации. К счастью общество за 20 лет стало толерантнее, и Лора может сбежать от опостылевшей жизни в другой город, а лучше — в другую страну, и там начать жизнь заново. Что она и делает после рождения второго ребёнка. 90-е годы, Нью-Йорк. Успешный редактор Кларисса Воган живёт в счастливом лесбийском союзе. Общество изменилось, и таким женщинам уже не надо подавлять свою сексуальность. Кларисса могла бы быть счастлива, однако старый гей-друг Клариссы, умирающий от СПИДа, отравляет её существование, — и в то же время наполняет его глубоким, истинным смыслом. По-настоящему Кларисса живёт только рядом с ним (вот такие они, геи!). В финале истории, после самоубийства друга, Кларисса находит успокоение в горьком и нежном поцелуе со своей любимой.

Ходячая патология

Вот собственно ТАК авторы и создатели фильма предлагают нам воспринимать данную историю. На самом деле, эта история — манипуляция искажёнными смыслами, игра на чувствах, эмоциональное давление, ложь, и всё это с привлечением голливудских звёзд первой величины.

Не может духовно сильная, нежно любимая, творчески реализованная женщина, сама выбирающая свою жизнь, желания которой исполняются беспрекословно, — броситься в омут из-за того, что не смогла затащить родную сестру в постель. А если она всё-таки в омут бросится, то не симпатии будет вызывать, а лишь отвращение. Не может называться хорошей та женщина, та мать, которая, не имея на то абсолютно никаких причин, ненавидит собственных детей и мужа до такой степени, что с лёгкостью и навсегда их бросает. И никакими внутренними конфликтами столь противоестественный поступок не объяснить и не оправдать. Зависимость от манипулятора, мизантропа, домашнего тирана не любовью называется, а мазохизмом. И ничего сакрального, наполняющего жизнь истинным смыслом в возне с умирающим стариком нет.

Если из «Часов» убрать весь голливудский лоск, хотя бы часть манипулятивности, если назвать вещи своими именами, то. То три женщины, героини фильма станут тем, кем они являются, — ходячей патологией, суицидницами, их поступки начнут возмущать и вызывать отвращение.

10 января 2017

Кому-то нужно умереть, чтобы другие больше ценили свою жизнь. Это контраст.

Даже как-то неловко добавлять четыре копейки своего суждения о фильме, который давно посмотрен всеми, кто есть кто-то и признан шедевром. Кто, не досмотрев, выключил, все равно не признаются. А впрочем — они ведь и не те, кто есть кто-то, следовательно, мнением можно пренебречь. Да и как может не быть шедевром фильм, в котором сразу три чудных актрисы, разыгрывают каждая свою драму, диковинным образом, сплетая иногда голоса героинь, разделенных временем и расстоянием, попарно; а порой образуя диссонансный трехголосный аккорд.

Вы только послушайте: Мэрил Стрип, Николь Кидман, Джулиана Мур. Только представьте — по роману Каннингема! Ну что вам еще? Нет, ничего и фильм хорош, что-то в нем, знаете, от Михалкова времен «Неоконченной пьесы для механического пианино» и «Родни». Герои, все как один умные, тонкие, непонятые, задыхаются в окружении таких же умных, тонких, непонятых, ведут нескончаемый внутренний монолог, который порой прорывется на внешний план.

Слишком часто, прорывается. Крадет у романа восхитительную недосказанность, чересчур подробно объясняет извилистый внутренний мир героинь. Приближает каждую из трех уникальных женщин к тете Маше с третьего этажа. Впрочем — нет, все равно тетя Маша такое смотреть не станет ни под гипнозом, ни под наркозом. К Татьяне Петровне из отдела логистики

И перед нами Вирджиния, которая талантливая, конечно, все это знают, хотя никто ее не читал («Кто боится Вирджинии Вулф?»), но совершенно же сумасшедшая и как можно так не следить за собой? Оно понятно, в Лондоне жить лучше, чем в Ричмонде. но шоб я и в Ричмонде так пожила, с кучей прислуги да на всем готовом. Гляди ты, истерику мужу на вокзале закатила: Хочу, — кричит, — В Лондон! А только так с ними и надо, с мужиками. Видишь, сразу соглашается со всем. Зачем только утопилась потом непонятно.

И эта Лора (сука, сука!), мужик у нее такой хороший, простодырый. конечно; мальчишечка славненький, да еще беременная. Туда же — лезет целоваться к другой бабе. Ох и прошма, а корчит из себя незнамо чего. Бутыльки с лекарствами собрала. травиться собирается. С жиру бесится, одно слово. И уж конечно, это она во всем виновата. Во всем, что случилось с семьей позже. В том, что сын ее стал, каким стал. В смерти его. У, тварь!

И эта Кларисса, не, ну она самая ничего из всех троих тетка. Лесбиянка, конечно, но хоть понятие имеет о Долге и Обязанностях. Тоже не без закидонов, но бог — не фраер, бог все видит. Девчонка вишь. как уважает мать. А чего нам, женщинам. еще надо от жизни — чтоб дети ценили. Мдя.

Послушайте, это же ведь совсем не о том было. И Кларисса любит свою Джули трепетно, благоговейно, боясь неосторожным словом или жестом оттолкнуть от себя повзрослевшую дочь, как оттолкнула ее саму мать. Не предъявляя никаких претензий и, уж точно, не пускаясь в многословные фильмовые излияния, которые только из уст Мерил Стрип условно переносимы. И она склонна рефлексировать на тему: я слишком заурядна и ничего после меня не останется, что переживет века. Но она единственная из трех живет своей жизнью. И это великое счастье.

А Лора все время чувствует, что проживает чужую. Не умея интегрироваться в режим наибольшего благоприятствования, щедро подаренный судьбой, грызя и кляня себя за недостаточную благодарность, но это мучительно, девочки — делать все, что делаешь, только и исключительно подчиняясь социально навязанным стереотипам. Иногда до невыносимости и тогда приходит понимание — не жить лучше, чем жить не своей.

А Вирджиния мучается чудовищными мигренями и боли эти реальны, как те, которыми страдают раковые больные в последней стадии (не приведи, Господи). И постоянное ожидание приступа мучительно. И голоса. Чувствовать, что сходишь с ума, видеть иные миры, сочащиеся сквозь тебя. Ей так плохо, что и вообразить нельзя. А и не нужно воображать, не буди лиха.

И Ричард стал геем не из-за матери, а просто потому что. Мир сложнее, чем представления о нем тети Маши с третьего этажа. И даже чем представления Татьяны Петровны из логистики. И он пронизан внутренними микронными связями, соединяющими все со всем, которые можно попытаться заменить прочными синтетическими лесками, чтобы Татьяне Петровне было нагляднее, но тем упростишь и профанируешь. Впрочем, социум рулит. Видишь, сколько наград и номинаций. Что тебе еще?

27 ноября 2016

«Разнообразие придаёт жизни красоту.»

Драма «Часы» — это тот фильм, который в принципе не мог увенчаться провалом. Во-первых, об этом ослепительным светом говорит актёрский состав, во-вторых, для сюжетного фундамента была взята трагическая история британской писательницы Вирджинии Вулф.

Но в первую очередь хотелось бы сконцентрировать внимание потенциального зрителя на главном режиссёре данной драмы. Им стал англичанин Стивен Долдри, который вихрем ворвался на пьедестал почёта как самый одарённый постановщик с Туманного Альбиона, когда в 2000-ом году изумил весь киномир своей картиной «Билли Эллиот», собравшей огромный урожай всех мыслимых и немыслимых премий. Многие отметили то, что Долдри сумел из тривиальной истории «Билли Эллиота» создать глубокий фильм, выразительно демонстрирующий контраст в социальном построении современного английского общества, со всеми его неписанными законами и устоями, ценностями и стремлениями. Это был действительно настоящий прорыв для режиссёра.

И вот в актёрский состав его второго по счёту фильма «Часы» влились Николь Кидман, Джулианн Мур и Мерил Стрип. Уже только от этих имён можно закачаться от сладостного предвкушения настоящего киномана и эстета, но компанию им составили Эд Харрис, Миранда Ричардсон, Клэйр Дэйнс, Джефф Дэниелс, Стивен Диллэйн, Джон С. Рейлли, Тони Коллетт и Эллисон Дженни. Изобилие звёзд первой величины в одной отдельно взятой картине — такого пропускать ни в коем случае нельзя. Что же послужило поводом, чтобы все они собрались? Сумма отступных за съёмки? Это сомнительно, потому что бюджет «Часов» составил каких-то 25 миллионов долларов, да плюс 8 миллионов на маркетинг (надо сказать, что в мировом прокате фильм собрал более 100 миллионов). Тут скорее работа за идею, творческих порыв, желание прикоснуться к классике, а также дань уважения многообещающему режиссёру.

Фильм разбит на три составные части, которые чередуются между собой. В первом мы наблюдаем отдельный эпизод жизни самой Вирджинии Вулф, которая занимается написанием романа «Миссис Дэллоуэй» (он был издан в 1925-ом году). За тенью творческой деятельности на первый план выносится нестабильное психологическое состояние Вулф, её усталость от мира и непонимание самого бытия. Роль писательницы сыграла Николь Кидман, которую изначально-то и узнать нельзя, настолько с ней поработали гримёры. Кидман унесла с собой единственную статуэтку «Оскар», полученную «Часами», за лучшую женскую роль. Выразительность и убедительность в изображении образа — это, лично для меня, не самое главное достижение актрисы, меня больше поразил её взгляд, лишённый жизненного света. Николь словно обладали магией, когда позволяла полностью погрузиться в духовное существование своей героини, от этой депрессивности становилось не по себе.

Вторая часть была отведена для героини Джулианн Мур. По началу может показаться, что жизнь её героини устроилась — семья, дом, подруги. Но эта женщина испытывает муки, муки одиночества, нежелания смириться с обыденностью жизни, с её привычным и монотонным темпом. Она готова бежать, бежать далеко, туда, где её никто и никогда не разыщет. По временному изложению героиня Мур обитает позже Вирджинии Вулф, но в этой части показана актуальность творения писательницы, где её Миссис Дэллоуэй и поныне находится внутри некоторых женщин. Для кого-то это выражается банальным «кризисом среднего возраста», но переживания Мур — чисты и глубоки. Как по мне, то Мур имела все предпосылки взять «Оскар» за лучшую женскую роль второго плана, но получила сильную соперницу в лице Кэтрин Зета-Джонс, потрясающе сыгравшей в мюзикле «Чикаго».

И, наконец, третья часть фильма. Здесь мы наблюдаем за бытом героини Мерил Стрип. Честно скажу, что при всём моём глубоком уважении к великой актрисе, она уступила своим партнёршам по съёмочной площадке. Конечно же, Стрип как всегда была на высоте в драматической роли, некоторые особо эмоциональные и импульсивные сцены поражали своей честностью и их можно назвать душераздирающими, но вот история героини Стрип не столь пронзительно прошлась по душе и восприятию «Часов». Но это, естественно, только лишь субъективное мнение обычного зрителя.

Что сказать по поводу остального актёрского состава? Скажем так, главные актрисы этого трагического повествования просто-напросто забрали всё внимание на себя и черпали из зрителя все эмоции, всё сочувствие, всё понимание драматургии, что даже Тони Коллетт и Эд Харрис оказывались в их тени, но при этом никаких претензий к их игре — никто не позволил себе отнестись к «Часам» как к проходному кино в их карьере. Уже только участие в нём — это честь и признание.

Холод бытия, отчуждённость, несовершенность, неминуемо ведущие к состоянию острой депрессии — всё это изложено в драме «Часы», которая покорит настоящего зрителя глубиной образов. Справедливости ради надо заметить, что несмотря на триумфальный ход по различным кинофестивалям в год своей премьеры, «Часы» на сегодняшний день не пользуются пристальным вниманием со стороны публики. Но объяснятся это очень просто — фильм этот о женщинах, поэтому его можно назвать женским. Да и эпоха a la Марвел сильно влияет на нынешние зрительские предпочтения. Однако же скажу, что и мужчинам надо обратить внимание на «Часы» — они могу заставить пристальнее взглянуть на тех женщин, что окружают нас.

9 из 10

16 ноября 2016

Время жить и время умирать

Когда-то давно этот фильм Стивена Долдри поразил меня и на долгие годы обогатил одной мыслью: «Кому-то нужно умереть, чтобы другие ценили свою жизнь». Он казался песней на одном дыхании, музыкой о жизни и смерти. И вот, спустя много лет, ты словно вновь достаешь из глубин библиотеки книгу, которая была так дорога и важна для тебя, готовясь к встрече со старым дорогим другом, а она распадается на глазах на параллели, музыку, слова, жесты, актеров и красоту. То, что не разбиралось, приходится мучительно собирать. То, что чувствовалось, теперь необходимо осмыслить. Но даже через легкую горечь разочарования, я ни в коем случае не хочу говорить об этом фильме цинично или грубо, потому что даже не веря больше стихам, которым ты всей душой верил когда-то, нужно откладывать их только с благодарностью.

Когда-то я не думала, почему «Часы», когда-то я не замечала указующего перста параллельного монтажа, когда-то для меня не были так очевидны и нарочиты три женских поцелуя по одной причине: «когда какая-нибудь женщина… ей изливалась, что-то ей говорила, часто даже какие-то глупости, она вдруг подпадала под ее прелесть…. только на миг; но и того довольно; это было откровение, внезапное, будто краснеешь, и хочешь это скрыть, и видишь, что нельзя, и всей волей отдаешься позору, и уже не помнишь себя, и тут-то мир тебя настигает, поражает значительностью, давит восторгом, который вдруг прорывается и невыразимо облегчает все твои ссадины и раны. Это как озарение; как вспышка спички в крокусе; все самое скрытое освещалось; но вот опять близкое делалось дальним; понятное — непонятным».

Горько, когда твои прежние кумиры теряют совершенство. Кто-то, оказывается, упрекал Долдри в картонности и наивности, кто-то в увлечении гомоэротизмом, кто-то в пустоте и абсурдности мелодраматизма уровня женской предменструальной истерики, разливающейся по его картине. Красивые актеры говорят пафосные слова о жизни и смерти, умирают без достаточно основательно-убедительного повода, который невозможно развить за полтора часа на всех, накладной нос Николь Кидман, минимализм Гласса — и вроде всё кажется простой и ясной дешёвкой. Можно поплакать, а можно посмеяться. Неужели это весь вердикт, который можно приписать этой картине?

«Часы» очень красивы и благоуханны. И благодаря актерам, и благодаря выверенности и сочности каждого кадра, и благодаря цельности и самодостаточности музыки Филипа Гласса, которая только на титрах в течении мучительных аккордов находит светлые проблески. Кажется, что в этот фильм втиснуто невтискиваемое, потому что за ним мерцает и всё творчество и жизнь Вирджинии Вульф, и одноименный роман Майкла Каннингема, и весь роман «Миссис Дэллоуэй», и миссис Дэллоуэй, которая плетет судьбу миссис Дэллоуэй и свою собственную, и миссис не-Дэллоуэй, которая стала миссис Дэллоуэй для поэта, который прорисовал по-другому её судьбу и судьбу своей матери, похожей на миссис Дэллоуэй, но теперь некому больше сравнивать этих женщин с героиней, когда-то самой купившей цветы. Как возмущался Дин Винчестер, читая роман Бога про свою жизнь: «Я сижу в прачечной и читаю о себе, сидящем в прачечной и читающем о себе, сидящем в прачечной… с ума можно сойти!» Слишком много веков и жизней позади, так что постмодернизм, сэр. Но в то же время, за недостаточностью причин и улик, этот фильм напоминает попытку снять «День сурка» по мотивам размышлений А. Камю.

Все достоинства и недостатки этой картины от одной причины — попытки поэтичности. Символы, параллели, переклички, триада жизнь-смерть-и-любовь, драматическая клиповость под музыку, старание соединить и поэтически переплести творчество поэта, писателя с его жизнью. И этот фильм о часах горя и часах счастья, о выборе между жизнью и смертью может вызывать неловкость, как слишком откровенно-безыскусное стихотворение, а может пробудить нерефлексируемые потоки слез и катарсическую силу жить дальше.

«Смотреть жизни в лицо, всегда смотреть жизни в лицо!» Но есть только один способ смело смотреть жизни в лицо — это глядеться в зеркало смерти. Пересказать содержание этого фильма можно множеством цитат и эпиграфов, и в то же время нельзя. Потому что Долдри задевает какой-то нерв, который болит, но слишком страшно или невозможно признаться себе какой именно. И, пересматривая «Часы» в третий раз подряд, понимаешь, что дело тут не в постулатах и не в выводах, а в цветах на день рождения и похороны, в тортах и крабах на будущую славу и на подкравшуюся смерть, в мертвой птице, которой пытаешься заглянуть в глаза через желтые розы, и желтки нерожденных птиц, которые перебираешь в руках не глядя. В детской синей мальчишеской пижаме, в которой начинается горе, вырастающей в халат разъеденного этим горем насквозь поэта.

Часто у самых печальных песен бывают повторяющиеся припевы. И неважно, что этой песней ничего не объяснено, важно, что ей многое схватывается заживо, пока ты любуешься живописью под музыку.

9 из 10

10 октября 2016

Твои проблемы — это ты сам

Наверное книга, по которой написан сценарий, увлекательная и интересная, но фильм мне таким совсем не показался и читать первоисточник совсем не вдохновил.

Три героини, живущие в разных временных рамках связаны книгой: одна — Вирджиния Вулф (Николь Кидман) — ее автор вначале века, другая — Лора Браун (Джулианна Мур) — в 1951 году ее читает, третья — Кларисса Воган (Мэрил Стрип), проживает сюжеты из книги в реальной жизни и дружит с сыном Лоры Браун в наши дни.

И фильм направлен на то, чтобы мы сопереживали героиням, их проблемам, их подходу к решению этих проблем, но не случилось: очень много недосказанности и много ненужных подробностей, перегружающих фильм, отвлекающих от этих самых проблем.

Вирджиния Вулф страдает психическим расстройством, оттого живет в деревне под контролем мужа, врачей, слуг, пишет роман и думает о самоубийстве. Это серьезная проблема. И с ней я согласна на 100%. Болезнь, есть болезнь. Большой плюс за грим: актрису я не узнала, долго искала ее, пока фильм знакомил с героями. Большой плюс за историю — Вирджинии я поверила, что ее жизнь наполнена проблемами и как их решить, она не знает, находит свое решение — ее право.

Лора. У женщины проблемы от того, что у нее все прекрасно и ей скучно, мужа она не любит, сына вроде бы любит (там такие очаровательные глаза у ребенка), но хочет покончить жизнь самоубийством будучи беременной вторым ребенком. Проблемы у нее из-за неудовлетворенности спокойной жизнью? Ну найди занятие. Не любишь мужа, но ребенок то есть у тебя, и будет второй — живи для них, по ходу найдешь себе смысл. Нет, у нее крутое решение проблемы, не умерла, но дел наделала, и жизнь исковеркала и себе, и детям, и мужу наверное. Самым убедительным в этой истории мне показался мальчик: всем его переживаниям веришь, сочувствуешь ему и ругаешь его мать. Если этого хотели добиться авторы фильма, то они добились.

Кларисса. Женщина всю жизнь жила для всех. Сначала для Ричарда Брауна — того самого сына Лоры, но недолго они были вместе — он ушел к мужчине, но про их роман книгу написал, за которую премию дают, она организовывает банкет, он, умирает. Еще в промежутке событий она живет ради дочери и еще немного ради возлюбленной, которая тоже разгребает проблемы ее «смылов» жизни. Итог — ее проблемы от невозможности сказать всем нет и посвятить время себе и своей девушке, а не решать чужие проблемы.

Все как-то скомкано, но динамично — тут не откажешь авторам фильма — действий много. Много однополых поцелуев не к месту и не в тему, да и однополых — нужны ли они были вообще всем, кроме, допустим, Клариссы, живущей с женщиной?

Мало слов, проясняющих переживания героев, по лицам которых не всегда можно догадаться, что они чувствуют на самом деле.

В общем и целом я думала, что у меня будет множество переживаний после фильма с таким количеством известных героев, но не случилось. Сопереживаю только истории Вирджинии в сравнении с остальными дамами и Ричарду — вот у кого точно много проблем.

24 января 2016

Зачем все это

Посмотрела фильм «Часы».

Что бы ты ни чувствовал или ни думал, это уже когда-то было) люди так же бились в своем потоке сознания — независимо от эпохи, уровня дохода, рода деятельности и семейного положения — в поисках себя и своего места в жизни, так же ощущали на себе оковы общественного мнения, убеждали себя, что оно вовсе не общественное, а своё личное, напрасно суетились, придумывали себе занятия, задавали себе вопросы «зачем все это, если оно не приносит счастья?» и носили, не снимая, маску «у меня все хорошо». Картина отлично передает эту атмосферу отчаяния, усталости и желания жить по-настоящему, а развязка все схлопывает и вселяет оптимизм: счастье проще, чем кажется, достаточно отстраниться от своих внутренних переживаний и поднять голову. Сюжетные линии изящно переплетаются и сопровождаются драматичной музыкой, которая не дает отвлечься. Николь Кидман так преобразилась и вошла роль, что я ее не узнала! Сыграла блестяще. Ей удалось передать мысль: человеку с тяжелым характером самому тяжелее всего от него. Этот многогранный и одновременно понятный и живой фильм о душевной несвободе, и тут не обошлось и без темы гомосексуализма, мне понравилась роль сияющего Д. Дениэлса (он для меня навсегда останется «Гарри из тупых»), я всегда говорила: лучше быть здоровым и счастливым геем, чем больным и несчастным натуралом.

Фильм способен произвести совершенно разное впечатление на разных людей и содержит массу тем, рождающих противоречивые мнения, споры и неоднозначные оценки, и в этом его гравитация, обязательно прочту книгу «Миссис Дэллоуэй», хочется углубиться в мотивы ее героев, попытаться «послушать как они звучат».

16 января 2016

Пока идут старинные «ЧАСЫ»

Если Вы хотите увидеть неправдоподобно некрасивую Николь Кидман с длинным носом, если Вы мечтали посмотреть, как Джулианн Мур будет смотреться в роли скрытой лесбиянки, или Вы просто в очередной раз желаете насладиться зрелищем гениальной игры Мерил Стрип — то это кино для Вас! И для нас.

Хотя на самом деле фильм не такой веселый, как выше написанные строки, а очень даже серьезный и драматический. Экранизация одноименного романа, получившего Пулитцеровскую премию, «Часы» являются историей на тему: «Кто такая Вирджиния Вульф, кто ее боится, и как с ней бороться?».

Вульф (Кидман) — известная писательница, начала прошлого века, автор экстра феминистских романов (в частности «Миссис Даллоуэй», о котором говориться в фильме). Она мучила окружающих тяжестью своего характера и сама, в свою очередь, страдала от их мучений. Более всего доставалось мужу писательницы, именно ради него она отправляется в плавание с камнем на шее (а точнее в карманах), избавив, таким образом, любимого человека от каждодневной боли. Но ее идеи были живы в ее творчестве, и они помогли героине Д. Мур признаться самой себе, а затем и окружающему миру в своей нестандартной сексуальной ориентации, бросив при этом и мужа, и детей. Один из которых вырастет во взрослого дядю (Харрис), подружится с Мерил Стрип, и умрет под её опёкой от СПИДа в свой день рождения.

Если Вы думаете, что после всего мною рассказанного сюжета Вам неинтересно будет смотреть «Часы», Вы ошибаетесь. Про что фильм рассказать легко, но вот как он снят — описать сложно. Все три линии показываются параллельно, находятся в жестком переплетении, держа в напряжении до конца, до наступления тройного драматического финала.

Снял все это великолепие британец Стивен Делдри, режиссер «Билли Элиота» на тт момент времени. Его «Часы» ждали с нетерпением, особенно критики и почитатели Майкла Каннингема, автор романа. Стивен никого не разочаровал, соорудив на сюжетах о смерти жизнеутверждающую картину (в этом и есть заслуга и гениальной музыки Филиппа Гласса, безусловно), громко заявив о себе в голливудских кругах.

Из наглядных достоинств фильма выделяется блестящее актерское трио: Николь, Джулианн, Мерил. Три талантливых актрисы. Три замечательных роли. На Берлинале 2002 приз за лучшую женскую роль достался сразу всем трем, американские же киноакадемики поскупились, выделив и наградив Оскаром Кидман и номинировав (но за роль второго плана) Мур. Стрип вообще номинировалась за свою другую работу в «Адаптации».

10 из 10

6 января 2016

Жизнь женщины в одном дне… вся жизнь в одном дне

Не буду описывать фильм, даже описания будут здесь излишне субъективны, так как каждый смотрит и видит через призму своих «очков» (своего видения мира).

Фильм о женщине, о месте женщины в мире. Разное время, казалось бы разные героини, но ощущения жизни у женщин одинаковое. Они все как птицы, сидящие в клетке. Они сидят в этой клетке «надо, положено, принято, традиционно» (предрассудки и стереотипы). Мы все сидим в этой клетке. Наша картина счастья нам навязана и въелось намертво в нашу сущность настолько, что мы сами поверили, что эта наша «мышиная возня» (о которой говорит больной спидом) и есть счастье. Героини — необычайные личности они чувствуют, что нет, здесь что-то ни то, совсем ни то. Вирджиния Вульф понимает, что жизнь там — в Лондоне(люди, возможности), героиня Мэрил Стрип осознает, что однажды проснувшись утром поняла, что счастлива ощутив наличие огромных возможностей в мире, Лара Браун хотела элементарно уйти из жизни- ведь какая разница — она итак уже мертва (живя в этом кукольном домике, в этом кукольном счастье,-ох нет это не счастье человека, это счастье навязанное). Их объединяет осознание обмана над ними. Осознание вакуума в котором живут все вокруг.

Соседка Лары пребывает в отчаяние узнав, что у нее опухоль матки -ей не хватает для полного счастья детей. А кто сказал, что главное назначение женщины рожать!? В первую очередь женщина — человек- у нее есть права человека, выбор, реализация личности. Но о каком выборе может идти речь в обществе, — здесь все как по нотам… все «традиционно, принято, установлено». Можно уже не думать, просто «встаешь на рельсы и едешь», а тут поезд сошел с рельс на пункте «дети» — кукольный домик слегка пошатнулся. А если не сошел поезд — и едет и едет и едет… и вот уже можно ни то, что не думать, уже можно и переставать жить… элементарно, просто пойти и покончить с собой, чтобы не «отбывать» эти тянущиеся и расплывающиеся часы — как в той написанной больным спидом книге.

Все женские «хочу», отклоняющиеся от норм списывают на ее помешательство и болезненность состояния.

В фильме показана еще одна интересная сторона жизни — однополые отношения (любовные). Неслучайно. Однополые отношения — это показатель стирания грани между полами, нет ни мужчин, ни женщин — есть ЧЕЛОВЕК со своими чувствами, желаниями, ощущениями, мировосприятием.

Большая искренняя благодарность за отображение нашего мира авторам фильма.

10 из 10

7 ноября 2015

Я выбираю не удушающее спокойствие маленького городка, но неистовую и бурную столичную жизнь

К фильму я приступила с полным отсутствием каких-либо знаний о Вирджинии Вульф или о её романе «Миссис Даллоуэй». Я часто смотрю фильмы о незнакомых деятелях культуры, так как просмотр пробуждает интерес и ты начинаешь интересоваться дальнейшими источниками. Ну или, в крайнем случае, после фильма уже бывает примерное представление, что да как. На данный момент персонаж меня заинтересовал. Имеется в виду сама Вирджиния Вульф в исполнении Николь Кидман. Про Николь Кидман нужно сразу отметить, что я её совсем не узнала. Даже будучи осведомлённой, что она там присутствует, более того, что она играет Вирджинию, я весь фильм искала сходство, но так его и не нашла. Вот смотришь на человека и не видишь в нём его. Даже не знаю, было ли это хорошо или плохо. С одной стороны, странно давать награду за лучшую роль, если человек внешне сам на себя не похож, то бишь живёт с другим лицом. Это значит, что ему помогли перевоплотиться, когда наложили такой грим, осталось только играть. И в том, что зритель полностью забывает наличие актёра и только наслаждается его игрой, то бишь персонажем, которого актёр создаёт, не полностью заслуга актёра. Ну да ладно, киноакадемия знает лучше.

В фильме показаны жизни трёх разных женщин разных эпох, но у которых всё равно есть что-то общее. Все три женщины несчастны глубоко в душе, им чего-то не хватает, будь-то шум столицы, разнообразие в жизни или первая любовь. Просмотрела краткую биографию Вирджинии и поняла, что уж кому-кому, но ей можно быть несчастной. Жизнь её изрядком потрепала, что, в свою очередь, сказалось на её психологическом здоровье. Она пережила несколько срывов, страдала от головных болей и слышала голоса. Причём это список с вычетом всех душевных потрясений и переживаний. Хотя нет, это список результатов её душевных потрясений и переживаний. Она дважды пыталась покончить жизнь самоубийством, и врачи прописали её отдых в тихой деревне, подальше от городской суеты Лондона. Но в этом врачи прогадали, так как её же слова гласят: «Если выбирать между Ричмондом и смертью, я выберу смерть».

Весь фильм пропитан безнадёжностью. Даже самые первые кадры начинаются с конца. Ты смотришь на них по очереди и понимаешь без лишних слов, что эти женщины уже не будут счастливыми. Они пытались, они искали, но попытки не увенчались успехом. Именно поэтому я считают этот фильм очень тяжёлым, так как даже намёка на хэппи энд в нём не увидеть. Казалось бы, из-за чего у них на душе так тяжело, ведь живут они хорошо, в достатке, рядом любящие люди. Но иногда бывает так, что душа неуспокоена. Ты либо добился не всего, чего хотел, либо добился прямо противоположного, а точнее будет сказать — получил. И вот эта мысль не даёт покоя, которого наши героини ищут. И даже если позже предпринять шаги, которые приведут тебя к твоей давней мечте, это всё равно не сделает человека абсолютно счастливым, потому что при этом приходится жертвовать чем-то настоящим во имя прошлого.

Эти женщины, на мой взгляд, не должны были укреплять в себе своё несчастье или неудовлетворённость. Надо было двигаться дальше, отпустить. Но, как говорится, что ни случается, всё к лучшему. Такова была их судьба. И таков был фильм.

7 из 10

21 сентября 2015

Фильм о «других»!

Я очень долго размышляла над этим фильмом, анализировала, пересматривала. Помню тот прекрасный летний день, когда я увидела «Часы» впервые. Совершенно случайно. Буквально с первых минут, я была прикована к экрану, и до последних не могла оторваться. Воистину, магический фильм. Актеры передают все самые сложные чувства, какие может испытывать человек, жестами, взглядами, ярко-выраженными эмоциями на лице, которые читаются весьма легко.

И конечно, нельзя не отметить великолепное, чарующее музыкальное сопровождение Филиппа Гласса, в котором переплелись и отчаяние, и трагедия, и безмятежность, с какой-то легкостью. Его композиции так же доносят до зрителя, что же испытывают наши героини и герои. Это философское, многогранное, и сложное кино.

Нельзя сказать, что фильм чисто женщинах, и их натуре, так же как и нельзя утверждать, что здесь поднимаются только проблемы ЛГБТ-сообщества. Нет! Автор поднял проблемы практически каждого человека, который сталкивался с пожирающим душу отчаянием, непониманием, одиночеством, и тяжелой депрессией, сковывающей даже движения.

Три женщины, живущие в разных эпохах, и тончайшая, но очень прочная, и очевидная связь между ними. А так же сходство, которое налицо. Они такие разные, но каждая из них страдает, каждая срывается, и живет той жизнью, которой не хочет жить.

Может, в силу обстоятельств, может сама жизнь так распорядилась, а может общество, жестокое и равнодушное к чужой боли, и очень надоедливое и навязчивое в плане дачи советов на тему как надо жить. Красной нитью проходит очень важный вопрос. Вопрос выбора.

Вирджиния Вульф. С нее все и начинается. Она дает старт той трагедии, которая пронесется через весь фильм. Грустная, исхудавшая, бледная, она лежит в постели, и кажется, ей очень страшно. У нее нет аппетита, депрессия привела к полному психическому истощению. Ее мучают кошмары, галлюцинации, страхи. Именно, поэтому решено было перевезти женщину в спокойный, провинциальный, живописный городок Ричмонд. Но, это не только не вылечило Вирджинию, а лишь обострило ее недуги. Ее лишили города, который она любила, и боготворила. В котором, все непредсказуемо, и жестоко, но, тем не менее, именно там она могла ощущать дух свободы, и верить в счастье. Именно там живут люди ее круга, личности, опередившие время, способные понять ее мировоззрение, не вешая ярлыки.

В Ричмонде же она окружена докторами, убеждающими, что Вирджиния в виду своей болезни не может самостоятельно принимать решения. А слуги отпугивают утонченную, и уязвимую женщину своими насмешками, и чувством, что они выше нее. Ведь они другие-«нормальные».

Именно в этот мрачный момент она и начинает писать свой знаменитый роман «Миссис Даллоуэй». А была ли она счастлива когда-нибудь? Да, она говорит, что была. Но, счастье это ведь не хроническое заболевание. Длится оно недолго. Порой несколько часов, а то и минут. А дальше, мы все бредем, как-то справляемся с рутиной, и живем, чтоб еще хоть раз повторить эти минуты, эти ощущения, или эти часы.

Лора Браун. Очаровательная домохозяйка, живущая в процветающем Лос-Анджелесе. В общем, Лора добилась всего, о чем мечтают среднестатистические девушки. Заботливый, успешный муж, прекрасный дом, милый сынишка. Но, и она живет не той жизнью, которой ей хотелось. А скорей той, которую ей навязали. Ведь, мы постоянно слышим, отовсюду, в чем универсальный рецепт счастья. Она думала, что нашла свой рецепт, но он оказался ложью. А ведь Лора даже не может ни на что пожаловаться. Закричать как Вирджиния о том, что она задыхается. Или громко разрыдаться, сидя на полу как Кларисса Вон. Только плачет в ванной, крепко сжимая рот, чтобы ее никто не услышал. Ведь кто ее поймет?! Покрутят у виска, и посмеются. А еще добавят « Посмотри в Африке дети голодают, а кто-то вообще инвалид. Ты-то с жиру бесишься». Словно, чужие беды и несчастья должны нас сделать более счастливыми. Слишком цинично.

И вот Лора лежит, как и госпожа Вульф, на лице ее написано отчаяние, вперемешку с чувством безысходности, и складывается впечатление, что даже когда она встает, улыбается, смеется, ездит по солнечному Лос-Анджелесу, ее внутреннее состояние не меняется. Словно, она всегда лежит, и грустно смотрит в одну точку. У ее нет страха в глазах. Похоже, она уже устала бояться, винить себя в том, что она недостаточно хорошая жена, ее отчаяние тотальное, и всепоглощающее.

Лора не в силах вынести свое одиночество, и равнодушие окружающих ее уничтожает. Кажется, порой, что ей даже хуже, чем Вирджинии. Ведь та, по крайней мере, прекрасно знает, чего она хочет. Мечтает вырваться из чопорной провинции. А Лора не в силах понять себя, принять. Но, наступает крайняя точка, когда нельзя дальше жить прежней жизнью, и сворачивать с намеченного пути. Нужно что-то предпринимать, выбирать. Ее маленький сын чувствует, что с мамой что-то не так. А муж никак не хочет этого замечать. Да и другие не хотят. Бутылочки с таблетками единственное, что придают ей надежду, и книга Вирджинии Вульф. Та самая, написанная в моменты страшного отчаяния. «Миссис Даллуоэй». Книга, образами которой вдохновляется Лора, и решается на фатальный шаг.

Кларисса Вон. Кажется, что именно с нее и ее жизни был списан этот самый роман «Миссис Даллоуэй». Эта женщина, пожалуй, самый оптимистичный персонаж фильма.

Она успешный редактор, любящая мать, которая самостоятельно выбрала путь материнства. Уж очень она хотела родить свою замечательную дочку. Но, Кларисса живет прошлым, хоть оно ее травмирует. Прошлым, в котором ей было 19, и она еще умела любить и быть счастливой. Она стойко заботится о мужчине по имени Ричард, который подарил ей лучшие чувства, какие могут быть. Но, те чувства уже прошли. Хотя, несмотря на это именно с ним, она все еще ощущает себя живой и настоящей. Все остальное самообман, искусственность. Вечеринки, т. н свобода, жизнь в окружении богемы. Ричард является связующим звеном между Клариссой и Лорой. Так же как и Вирджиния является тоненькой ниточкой, влияющей на путь каждого из этих персонажей. Безумно трогает момент, когда Кларисса впадает в свое отчаяние, осознавая, что прошлое уже не вернуть, а впереди ее ожидает фатальный поворот.

B]Дело не во времени, в котором ты живешь. Вирджиния мечтала жить во времени, когда люди будут менее чопорными и более понимающими, того же самого вожделела Лора. Кларисса, в принципе, живет в этом времени. Когда уже совместная жизнь с женщиной не считается чем-то постыдным, и странным. Но, одиночество никуда не девается. Все относительно! И никому неизвестна универсальная формула счастья, подходящая каждому.

10 из 10

15 июля 2015

«Я не думаю, что в этом мире кто-то был бы счастливеe, чем были мы».

После просмотра «Часов» мне ещё несколько тысячеминутий хотелось стучать лопатой по голове и автору, и съёмочной группе, и актёрам.

Больно стучать, раз триста каждому — чтоб задумались, пожалуй, о том, что они натворили и какую гнусь сотворили из биографии великой писательницы и одной из сильнейших морально и духовно женщин.

Так нельзя поступать с историями жизни тех, кто не совладал с самими собой — нельзя смешивать с грязью их миры, превращая глубину этой пучины, этой ежедневно разворачивающейся бездны, которая в конце концов и утягивает человека в самую сердцевину себя самой, в мелководье, наносное, пустое и наполненное лишь мусором.

Нельзя сводить историю любви, дружбы, предательств и бесчисленных измен двух женщин к жутко пошлым и ни к чему не относящимся совершенно поцелуям на глазах у детей.

Нельзя сводить видения, мистику, гипертребовательность к себе и гиперответственность в отношении своих произведений к истерикам, воплям, визгам, швыряниям тортами в мусорные корзины и побегам в номера отелей.

Нельзя обращать детей, вынужденных видеть то, что их мать не справляется с тем массивом данных, роящихся в её голове, в маленьких чертенят, закатывающих сцены и слёзно молящих мать о возвращении.

Нельзя превращать непрекращающуюся борьбу внутри собственного сердца и души за свет, веру и надежду, борьбу, в которой человек уже проиграл и ощущает собственное бессилие в полной мере, борьбу с собственными детскими травмами, тиранией родителей, деспотизмом, неприятием со стороны общества, этот весь фарш, калейдоскоп, эту баталию попросту нельзя превращать в дерьмово склёпанный фарс с псевдохорошими актрисами, которые даже не понимают, что, собственно, им нужно сыграть.

Ни одна из них — ни Стрип, ни Мур, ни Кидман — попросту не могут осмыслить или ощутить то, что должно твориться внутри них для того, чтобы камера ухватилась именно за суть, а не за грязь.

Для такой роли нужна девушка, сумевшая побороть в самой себе сходные проблемы — может же израильтянка Леви играть девушку, которую пускают по кругу её же одноклассники, может, и так, что веришь, до глубины, дрожи, мурашек и слёз.

А эти женщины могут лишь красиво говорить, красиво кричать, красиво двигаться, и красиво недоумирать — искусственно, гнило и пусто.

В одном плюс этой гадости — в безупречно сочном синем цвете.

Видно, оператору люб ультрамарин.

И в том, что после просмотра настолько мерзко становится — что идёшь за нормальными дневниками Вулф, перечитываешь и понимаешь, что всё в ней было не так, и что она успела зафиксировать истину, и как бы её не перевирали, исходник всегда есть.

Она сумела сохранить свою чистоту — это главное.

Но для понимания этого фильм ведь и не нужен, пожалуй.

Грязи, такой вот, истеричной, психопатичной, манипулятивной грязи в половине семей и так достаёт — зачем им видеть то, что это должно, по меркам киносообщества, приводить к суициду.

Хотя, по всей логике этой киноработы, мораль абсолютно иная: учись любить жизнь, реальную жизнь — и умей отпускать тех, кого любишь».

Но эти две, и в правду полезные, истины показаны настолько плоско и вскользь, что в голове не оседают.

Оседает лишь разрывающий барабанные перепонки визг — и ощущение того, что тебя окунули в помойную яму.

И отмыть почему-то забыли.

9 июля 2015

Писатель — Персонаж — Читатель — Зритель?

Наверное, прежде всего стоит предупредить мужскую зрительскую аудиторию: это женский фильм. И это не значит, что вам не стоит его смотреть, но это значит, что, возможно, в какой-то момент вам станет трудно. Однако я сейчас собираюсь немного отступить от этой «женской» темы и уделить внимание другим интересным моментам.

Современного зрителя нынче сложными композициями не удивишь: параллельный монтаж усвоили, несколько временных пластов охватили, и с толку сбит никто не будет. Тем не менее над композицией этого фильма все же стоит задуматься. Дело даже не в том, что перед нами оказываются три героини из разных времен, с первых минут, очевидно, чем-то объединенные, дело в том, что эти три женщины, которых мы изначально воспринимаем равноправно, по сути своей принадлежат к абсолютно разным «мыслимым» системам. Представьте, что вы писатель и что вам показывают день из вашей жизни, день персонажа из книги, которую вы пишете, и день из жизни вашего потенциального читателя в будущем. Вот вам и «Часы». Наблюдайте воочию визуализацию проблемы, над которой целый век бьются литературоведы: автор, читатель и персонаж в их взаимодействии. Здесь, конечно, стоит отдать дань уважения Майклу Каннингему и его роману «Часы», который стал обладателем Пулитцеровской премии в 1999 году, задумка у него — поистине гениальная. А что же фильм?

Стивену Долдри, режиссеру картины, в конечном счете, пришлось труднее всего. Мало того, что он оказался в прямом взаимодействии с текстом романв Каннингема, ведь это киноадаптация, и романом Вирджинии Вульф «Миссис Дэллоуэй», который переваривался Каннингемом, и сценарием Дэвида Хэа, который переваривал Каннингема, так ему еще и пришлось иметь дело с другой, уже четвертой в нашем списке, категорией — со зрителем. Получается просто немыслимый слоенный пирог из интерпретаций и восприятий, который, в итоге, выглядит, на удивление, цельным, аккуратненьким и красивым (не то что первый пирог домохозяйки Лоры Браун). Только за эту прекрасную кулинарию я готова была поставить режиссеру-повару 10 из 10, но, оказалось, что на вкус он нисколько не хуже, чем с виду: все ингредиенты и сочетания сделали свое дело. Идеальная игра всех трех оскароносных звезд и заслуживающего Оскар Эда Харриса, мой любимейший оператор МакГарви, именитые художники и монтаж Питера Бойла — все это сделало фильм достойным внимания (даже мужской аудитории).

10 из 10

25 июня 2015

«Я живу жизнью, которой не хочу жить… Как это случилось?» (с)

Гениальный фильм. Очень жалею, что не посмотрел его ранее, хотя и собирался. Я был очень удивлён, что фильм настолько популярен, по моему мнению, он предназначен для очень узкого круга зрителей. О чём же он? О самом страшном, что может испытать человек — об одиночестве среди людей. О невозможности в силу определённых обстоятельств жить своей жизнью. О выборе, право на который имеет каждый из нас, каким бы этот выбор не был.

В фильме переплетаются три сюжетные линии. Первая из них — о жизни величайшей английской писательницы — Вирджинии Вульф. Она живёт в Эссексе, пригороде Лондона со своим мужем Леонардом. Она — признанный литературный гений, чего ещё можно хотеть? Однако, не всё так просто. Вирджиния страдает психическим расстройством и Леонард считает, что ей лучше быть дома под постоянным присмотром. Но Вирджинию подобное положение дел не устраивает, она хочет в Лондон, к ритму большого города, так как считает, что только это ей поможет. Что из этого получится? Увидите.

Вторая сюжетная линия об «идеальной» американской семье 50-х годов прошлого века. Примерная домохозяйка — Лора Браун, её муж Дэн и их очаровательный сынишка Ричи. Они живут в большом красивом доме, но есть одно но — Лора вышла замуж не по любви, а из-за чувства долга перед человеком, который прошёл через войну. Пока муж на работе, она читает книгу «Мисс Дэллоуэй» — вышеупомянутой Вирджинии Вульф и мечтает выбраться из этой золотой клетки. Но выберется ли?

Ну и наконец третья линия о Клариссе Вон, образ которой является аллюзией на главную героиню «Мисс Дэллоуэй». Она — бисексуальный редактор издательства и готовит приём в честь торжества своего лучшего друга, бывшего любовника, а сегодня — известного поэта Ричарда Брауна, который, кроме всего прочего, является сыном Лоры Браун и к тому же болен СПИДом. За заботами о нём и о приёме в его честь Кларисса постепенно осознаёт, что никогда не жила для себя самой. Ричард, в какой-то степени, помогает ей это осознать.

Главные героини были воплощены в жизнь потрясающими Николь Кидман, Джулианной Мур и Мерил Стрип. Первая получила за свою роль «Оскар» и не зря — такой тонкой и филигранной игры я от Николь не ожидал, хотя никогда не сомневался в её таланте. И дело вовсе не в гриме, а в передаче образа актрисой — иногда мне казалось, что я смотрю документальный фильм о Вирджинии Вульф, ведь именно так я её себе и представлял.

Джулианна Мур сыграла самую неоднозначную героиню — её вроде бы и пытаешься оправдать, но с другой стороны понимаешь, то что она сделала — непростительно. Как бы не хотелось ей изменить свою жизнь, во многом, что с ней случилось она виновата сама. Актриса пострясающе передала характер своей героини.

О Мерил Стрип и вовсе не хочется говорить, эта женщина сыграет и спичечный коробок, если понадобится.

Отдельно хотелось бы отметить Эда Харриса — гениальное перевоплощение. Пожалуй, лучший герой, больной СПИДом, из всех, которых мне приходилось видеть на экране.

Фильм тяжёлый и депрессивный. Его не поймут глупые люди, не умеющие думать, а также законченные оптимисты, смотрящие на мир через розовые очки. Это кино о настоящем, жестоком и беспощадном мире, в котором мы все живём. Шедевр, заслуживающий высшей оценки:

10 из 10

21 июня 2015

Время жить для себя

Редкий праздник души дарят картины, подобные фильму «Часы», несмотря на то, что смотреть ленту непросто. Феноменальное количество наград вполне объяснимо при безупречной работе режиссера, композитора, оператора. По таким лентам нужно учить снимать кино. Впрочем, не забудем о первоисточнике: никто не сомневается в таланте Майкла Каннингема, автора романа «Часы».

О чем же картина? Труднейший вопрос. Вроде бы ни о чем. Три женщины, живущие в разное время, проводят с нами всего один день, не слишком заполненный событиями. Писательница Вирджиния Вулф, томящаяся в ричмондской глуши и тоскующая о Лондоне, домохозяйка Лора Браун, страдающая от однообразия и тоски с нелюбимым мужем, и современная деловая леди — бисексуальный критик Кларисса Воган, которая тоже не ощущает полноты жизни и захлебывается в рутине будней. Они причудливо объединены книгой Вирджинии Вулф «Миссис Дэллоуэй». Нет никакого смысла пересказывать сюжет, это не даст ни малейшего представления о фильме. Картину нужно смотреть и наслаждаться каждым кадром. В редкой ленте есть такое количество роскошных крупных планов. Только по-настоящему большой актер способен глазами, скупой мимикой передать боль, страдание, ужас одиночества и желание смерти.

У ленты около 30 различных наград, включая и «Оскар» для бесподобной Николь Кидман, играющей роль Вирджинии Вулф. А серебряного медведя Берлинского кинофестиваля вручили не только режиссеру, но и трем актрисам, исполнительницам главных ролей: кроме Кидман, гениальнейшей Мерил Стрип и великолепной Джулианне Мур. Я бы добавила сюда Эда Харриса, отлично сыгравшего роль больного СПИДом писателя Ричарда Брауна. Замечательно, что после бесконечной череды «злодейских» ролей ему выпала такая удача — сыграть по-настоящему сложного и неоднозначного персонажа. И как сыграть!

В принципе вывод ясен: каждый день нашей жизни неповторим и поэтому значим. Нельзя жить в ожидании счастья, потому что оно в каждом мгновении. Нужно просто жить, ничего не откладывая на потом. Никакого потом может не быть или (что еще страшнее) вы можете потерять истинное счастье, погнавшись за призрачной мечтой о нем.

Умный, глубокий, прекрасный, сложный фильм для таких же зрителей. Посмотрите, быть может, это снято для вас.

16 июня 2015

Иногда ты задумываешься и понимаешь, что всю твою жизнь можно описать одним днем. Изо дня в день мы выполняем рутинную работу, строя «идеальное существование». Однако, присмотревшись поближе, ты приходишь к выводу, что твоя жизнь просто не имеет ни малейшего смысла. Тебе кажется, что ты строишь все ради лучшего будущего, но в итоге понимаешь, что все сделанное не имеет никакого смысла. Как мне кажется, такая идея легла в мистическую драму «Часы».

Синопсис В 1921 году британская писательница Вирджиния Вульф находится в процессе написания «Миссис Дэллоуэй», но постоянная депрессия и донимающие мысли о самоубийстве не дают ей покоя. В 1951 году классическая американская домохозяйка Лора собирается сделать сюрприз мужу на его День Рождения, но ее якобы счастливая жизнь приводит к нервному срыву. В 2001 году Кларисса Вон занимается организацией вечеринки для своего умирающего от СПИДа друга Ричард. Всех этих женщин терзает разочарование в собственной жизни, но каждая находит свой выход из ситуации.

Игра актёров Думаю, настоящие киноманы сразу обратят внимание на актёрский состав, вобравший в себя настоящих звёзд Голливуда, каждый из которых исполнил уникальную роль. Прежде всего хотелось бы отметить великолепную игру Николь Кидман, исполнившую роль Вирджинии Вульф, полусумасшедшей писательницы, которая никак не может обрести смысл жизни, а посему постоянно находится в размышлениях о смерти. Также следует похвалить неподражаемую Джулианну Мур, сыгравшую Лору Браун, американскую домохозяйку, которая просто задыхается в четырех стенах своей «идеальной жизни». Из второплановых ролей наибольшее впечатление произвел Эд Харрис, исполнивший роль умирающего от СПИДа друг Клариссы Ричарда, который окончательно утратил смысл жизни, не понимая, что его еще держит в этом мире.

Режиссура Думаю, многие заметят, что фильм по большей части имеет дело именно с женщинами, ставя акценты на их судьбах. И действительно, режиссер Стивен Долдри уникальнейшим образом проник в души главных героинь, передав то состояние, которое скрыто там в глубине. Мне нравится, что режиссер не показывал истории героинь по отдельности. Все сюжетные линии развиваются параллельно. Режиссер стремится показать, что героини очень похожи, но при этом каждая ищет свой путь. Вообще фильм выдержан в депрессивных тонах и с ощущением чего-то плохого. Ты постоянно ждешь, что та или иная героиня вот-вот наложит на себя руки. Но все оборачивается иначе.

Сценарий Как уже было сказано ранее, сюжет фильма происходит параллельно в трёх временных ипостасях. Главные героини не просто друг на друга похожи, между ними проходит таинственная мистическая связь. В какой-то степени можно сказать, что все они имеют общую судьбу, но при этом каждая пытается найти выход по-своему. Если Вирджиния находит выход в самоубийстве, которое мы видим в самом начале фильма, а Лора, как выясняется, бросает семью и сбегает в Канаду, то Кларисса находит выход в семье и друзьях, от которых в отличие от других героинь она не отвернулась.

Саундтрек «Часы» знамениты своим дивным и незабываемым музыкальным сопровождением, написанным легендарным композитором Филиппом Глассом. Сама по себе музыка состоит из струнных и клавишных мелодий, сочетание которых дает проникновенные ноты трагедии и свободы. Слушая музыку, ты словно погружаешься в мир героев.

Итог Я всегда уважал режиссеров, которые умеют снимать красивые фильмы. Кино может отличаться сложным и малопонятным сюжетом, однако ее можно преподнести таким образом, что потом невозможно оторваться от экрана. «Часы» — это один из таких фильмов, которые проникают в вашу душу и надолго оставляют неизгладимый след.

10 из 10

14 июня 2015

Always hours

Три источника, три составные части… кажется, что человек во всех явлениях пытается увидеть цифру «три». «Часы», снятые Стивеном Дэлдри по роману Майкла Каннингэма по мотивам жизни и творчества гениальной писательницы Вирджинии Вулф, тоже не смогли избежать трех частей — трёх жизней, проживаемых в трех локациях — сельской Англии двадцатых, американской глубинке пятидесятых и современного Нью-Йорка. Местам, с невероятной любовью и вниманием показанным в фильме, было бы неплохо поблагодарить за такой оммаж, но не дождетесь — ни одной мемориальной таблички на местах съемок не замечено, а Оскара «за лучшую локацию» никто и не думал вводить — хотя надо бы.

Если вы женщина, то в начале фильма скорее всего вы застынете в бессильной зависти «на их месте должна быть я» (правда, скоро это ощущение пройдет). В самом деле — Вирджиния Вулф неспешно начинает свой день с того, что поздно утром (слуги уже давно встали, муж — тоже) умывается в собственной спальне из расписного кувшина, а служанка тем временем вносит букет только что срезанных цветов. Глубоко несчастная американская домохозяйка пятидесятых утром лежит в постели и даже не думает подниматься — ведь муж сам найдет завтрак на кухне не только для себя, но и для малолетнего сына (кстати, перед этим принеся домой цветы… себе — у него день рождения, о котором жена, похоже, просто забыла); она лучше почитает любимый роман (конечно, Вирджинии Вулф). Про освобожденную женщину XXI века (оживший персонаж книги Вулф? о, тут не всё так просто) не стоит и говорить — вставая с кровати от своей любимой, она будет решать по мобильнику главные вопросы современности — что же подать на вечеринку по случаю вручения другу поэтической премии и где взять подходящие цветы. Дальше фильм будет проводить постоянные параллели этих трех таких внешне непохожих женских судеб; но есть один момент, не полностью поддающийся стремлению режиссера везде найти внутренние связи и переклички. И это — город. Вернее — города.

Если же вы мужчина, то вы тут же захотите обменять… да что угодно — на хотя бы недолгое присутствие в любом из этих городов. Только не получится — чудес не бывает, увы.

«О, девятнадцатый век…» — сказал поэт, не по своей воле сменивший Ленинград на Нью-Йорк. В наше время тоска по временам, в которых мы (наверное, к счастью) не жили всё чаще заменяется тоской по местам, в которых мы (скорее всего) никогда не побываем. Отсутствие стоматологии в ее современном виде быстро лечит от ностальгии по ушедшим векам; но влечение к городам, где мы никогда не были, излечить сложнее. Особняки предместий Лондона, его окрестности до того, как придумали «социальное жильё», немногочисленные прохожие без единого араба или негра (слуги не в счет) — закат империи, которая и не подозревала, что это закат. Здесь хочется быть кем угодно, лишь бы ходить по узким улицам и постоянно ожидать, что из магазина появится Берти Вустер, за ним выйдет верный Дживс, а мальчишка пробежит с выпуском свежей газеты (два пенса за штуку), ловко увернувшись от «Астон Мартин», привезенного приятелем Берти в обмен на рецепт собачьего корма. Где ещё вы сможете поскандалить с женой на совершенно пустом перроне придорожного вокзала, а служитель, увидев это, смущенно уйдет? Где слуги будут ехидно смотреть вам в спину, но тем не менее поедут за имбирем на поезде 3,40 и предсказуемо вернутся поездом 5,10? Да, и с имбирем той самой марки, которую покупала ещё бабушка. Это Англия. Это красный кирпич цвета первых телефонных будок, слегка запущенный сад и парк у дома — вековой порядок и незыблемость. Вот только сама Вирджиния Вулф (прекрасная роль совершенно неузнаваемой в гриме Николь Кидман) физически не может жить в этой очаровательной глубинке под постоянными взглядами слуг и рвётся в Лондон — тяга к большим городам незримо пронизывает весь фильм и все поступки трёх женщин, главных героинь романа и фильма.

Или вы хотите обменять особняк и штат слуг на возможность читать романы Вирджинии Вулф, видеть мужа только вечером и потенциальную возможность соблазнить подругу? Тогда вам в американский одноэтажный городок, уже успевший понять, что бомбы русских вряд ли упадут на эти благословенные земли. Большие автомобили, нынче идущие на аукционах под маркой «именно такой Элвис подарил своей маме». А соседка спокойно посидит с вашим сыном — ведь слуг уже нет. Неспешное существование женщин, чья главная, а порой и единственная роль — быть наградой победителям-мужчинам. И неважно, что внутреннее напряжение уже готово разрушить эту идиллическую картину. Что сын вас позже возненавидит; муж всегда принимал всё как должное; а общество не доросло до того, чтобы объяснить подруге, зачем вы смотрите на неё с такой поволокой во взоре. Зато всегда можно снять номер в мотеле и тщательно обдумать, что делать со своей жизнью. И сделать свой выбор. Одноэтажная Америка вам в этом не помеха — она просто стартовый полигон для любых инициатив, и даже одинокая женщина без денег и связей сможет в ней устроиться; тем и хороша.

Но вам и в этой Америке душно? Хорошо, переносимся в пост-Америку: Нью-Йорк двухтысячных. Гигантская плавильная печь, где каждый атом тем не менее умудряется остаться самим собой, если хочет. Живые крабы в раковине современной кухни; успешный поэт в задрипанной квартирке наркоманского района; завывания сирен на улицах — характеристики современного мегаполиса, вполне устраивающие большинство «интеллектуальных» режиссеров; но Дэлдри пошёл дальше. Его Нью-Йорк лишен индивидуальных черт, и тем не менее служит обескураживающим фоном для интеллектуальных потуг героев. Это безжалостный город, он выставляет тебя на всеобщий обзор и не слушает никаких оправданий. Хочешь выделяться? Будь готов за это заплатить. Именно поэтому «смерть героя» здесь не вызывает ни удивления, ни сочувствия. В прошлом киногерои хотели умереть в Венеции — нынешние предпочитают Нью-Йорк, и это как минимум честнее. Собственно, история трёх женщин, незримо связанных одной судьбой и одним романом, фактически заканчивается здесь — чтобы в последних кадрах снова вернуться в Англию, за своим началом, в котором кроется и финал. Умирая, мы возвращаемся к истокам. К началу времен, человеческой памяти и общества, которое в какой-то момент начало создавать скопления людей на неприспособленных для этого территориях. Позже их назвали городами. И мы стали собираться в них, потому что только сталкиваясь в ограниченном пространстве, молекулы создают астероиды, планеты и другие объекты. Иногда из этого получается жизнь. Жизнь, совершающая полный оборот, чтобы вернуться туда, где ты уже был — так же, как и стрелки часов.

22 марта 2015

Возможность посмотреть жизни в лицо

«Часы» — не из тех фильмов, что стоит посмотреть только чтобы скоротать вечер. Он очень атмосферный, и то настроение, которое он создает, далеко не легкое и беззаботное. Этот фильм запомнится мне не столько интересным сюжетом, сколько той атмосферой отчаяния, пустоты и безнадежности, которая наполняет каждый момент фильма. Что касается сюжета, то невозможно не отметить оригинальную сюжетную линию с перекрещиванием трех историй, в которых события прошлого гармонично перекликаются с событиями будущего, будто отбрасывая на них свою тень, ведь в истории жизни Лоры Браун и Клариссы Вон по-своему можно найти отклики жизни Вирджинии Вульф.

Несмотря на то, что в фильме показан один единственный день жизни каждой из трех героинь, этот день уместил в себе всю горечь потери, всю квинтэссенцию стремления к смерти при отсутствии желания жить, уместил и часы прожитого счастья в сравнении с долгими мучительными часами невыносимых переживаний героинь…

Мне непонятны мнения зрителей, которые обвиняют Лору Браун и Вирджинию Вульф в эгоизме или бесчувственности по отношению к окружающим. На самом деле обе они натуры очень чувствительные, но они замкнуты в своем внутреннем мире и не видят переживаний и чувств окружающих людей. Лоре тесно в душном, предсказуемом и внешне таком благополучном мире. Выход ей видится только в том, чтобы бросить все и всех и уехать — для нее это своеобразный уход от жизни, только такой путь еще мучительнее, чем путь Вирджинии. Вирджиния Вульф — глубоко переживающая женщина, сосредоточенная на своих переживаниях и не видящая смысла своего существования. Ей плохо везде: и в большом шумном городе, и в спокойной глухой деревне; покой и наслаждение она испытывает скорее от небытия. И если бы кому-то из них удалось хотя бы на час выйти за пределы своих переживаний и взглянуть на мир вокруг, на других людей, то такого трагичного конца удалось бы избежать…но это совершенно невозможно и не доступно ни для одной из них. И, кстати, я также не согласна с мнением, что Вирджиния Вульф своей книгой повлияла на Лору Браун: это Лора выбрала себе чтиво соответственно своему состоянию и мироощущению, только и всего.

«Часы» — это возможность «посмотреть жизни в лицо», увидеть и понять ее такой, какая она есть, без прикрас…а есть в ней не только отверженные поступки, героизм, сколько отчаяние, страхи, тревоги. Вообще говоря, жизнь — сложная штука и поддерживать ее несравненно более тяжелая задача, чем отказаться. Хотя и для этого требуется немалое мужество. Вирджинии этого мужества хватает, путь Лоры — бегство, вернее сначала погрязнуть в своих переживаниях, а затем убежать от них. Но в конце она все равно возвращается к ним.

Я даже не знаю, кому бы посоветовала посмотреть этот фильм… Наверное тем, кто ждет от просмотра фильма не только времяпрепровождения, но чего-то большего. И для тех, кто готов понять неоднозначность мироощущения отдельного человека.

14 марта 2015

Очарована?.. Разочарована…

Боже, с каким трепетом я приступала к просмотру «Часов»! «Оскар» за лучшую женскую роль… Более 30-ти наград маститых международных фестивалей… ТРИ моих любимых актрисы в ОДНОМ фильме…

Мда… Может быть, проблема в том, что я имела неосторожность прочесть «первоисточник» — роман Вульф «Миссис Деллоуэй». Не знаю… Но только я не обнаружила, кроме действительно потрясающей операторской работы по созданию «потока сознания» из пестрой мириады картинок, звуков, полувзглядов, полуулыбок, ни одного повода по-настоящему восхититься этим фильмом.

О чем он? О ком он? Для кого он? «Глубокая вдумчивая драма» — прочитала где-то. Вдумывалась… Вдумывалась… Не получается драмы. И глубина максимум — по колено.

Почти полностью искажен образ самой Вирджинии. «Сварганили» из нее чудовище с задатками самопожертвования. Во имя чего? Этот нелепый нос… Посмотрите на ее реальные фото. Она была довольно миловидной и изящной женщиной. Да, ее действительно терзало серьезное душевное заболевание, но именно муж спасал ее от ухода в другую реальность, вдохновлял на создание новых произведений. И она была невероятно благодарна ему. Искренно. А не считала его обузой.

Вообще, в фильме столько внимания уделено безумию Вульф, а по-моему, диагноз надо ставить другой героине — неадекватной домохозяйке Лоре Браун. Тут вообще слов нет — одни эмоции. Ну, не любишь ты мужа… Поменяй мужа. Пеки тортики другому мужчине с легким сердцем, а не бросай детей и просиживай всю жизнь в архиве провинциальной библиотеки, наблюдая оттуда как умирает от рака нелюбимый муж и брошенная дочь, а после разрушает свою жизнь родной сын. И если уж такая бессердечная — чего ж она тогда приперлась на его похороны?! К дочери небось не приезжала. Чушь какая-то… А не драма.

Зато в самой Клариссе, которая должна была бы жить как «пустая» героиня романа, не обнаружила ничего хотя бы намекающего на бесцельность существования. Чудесная мать, преданная любовница, великолепный друг. При этом еще успешный редактор журнала и просто красивая женщина. Вот уж где глубина… Почему она НЕ ТАК живет? Непонятно. Ну, «поднакрыло» ее. Ну, устала… С кем не бывает. И опять навязчивый «мотив» — во всем виноват мужчина. Только теперь как в песенке: «я ж его любила, а он меня не прости-и-ил».

Кстати, странноватая ситуация. И режиссер вроде мужчина, и автор сценария, а вот поди ж ты единственный напрашивающийся вывод после просмотра: во всем виноваты мужчины. Ну не дают они бедным женщинам расправить крылья и взлететь к осиянным вершинам вдохновенного понимания мироздания. Новое явление: мужчины-мужененавистники. Это, пожалуй, и вправду уникальная находка данного фильма. Но, к сожалению, единственная.

Можно еще долго рассуждать о нелепости и неестественности страстных поцелуев героинь с себе подобными. О безликости и непонятно-для-чего-вообще -существовании в фильме «фоновых» персонажей типа нынешней любовницы Клариссы и бывшего возлюбленного ее же любовника, подруги Лоры и сестры Вирджинии. Да много о чем «несложившемся» в этом фильме. Но пожалуй, остановлюсь. Уж очень обидно! Так хотелось восхититься…

15 февраля 2015

Жизнь, смерть и метаморфозы.

Что в большей мере привлекает в «Часах», так это, на мой взгляд, будоражащий темп этого фильма, он бурлит и течет, словно река, стремящаяся поглотить зрителя, раскрываясь все новыми оттенками, воссозданными удивительной музыкой Филиппа Гласа. Оторваться от просмотра невозможно, так же как и от чтения потрясающей, на удивление компактного произведения Майкла Каннингема.

По поводу актеров нельзя сказать ничего плохого, три мощнейшие актрисы современного кино перевоплотились в персонажей-женщин, которые переживают нелегкие моменты в своей жизни со своей особым изяществом, хрупкой женственностью и грациозным актерским мастерством. Это трио не дает ни на секунду отвлечься от происходящего. Николь Кидман в мгновении ока становится козырным тузом этого фильма, ее персонаж, полный трагизма и не сбалансированного самопогружения в философию о жизни и смерти завораживает. Ее Вирджиния Вульф не представляет какого-либо особенного познавательного колорита ее личности, однако в силу структуры фильма, она служит тем самым провидцем и поэтом, который и был положен в основу истории, она — это все в этом фильме, который рассказывает зрителю о книгах и их влиянии на нашу жизнь.

«Часы» — это целиком и полностью кино о власти смерти над жизнью, о том как смерть порождает саму себя сквозь время и различные структуры, смерть в этом фильме — это нечто вне времени, то что царствует в саду Миссис Вулф над могилой дрозда, то, что пожирает нас на дне реки. И несомненно, это фильм о жизни, полной заурядности, утрат и сожалений, о наших часах, которые у кого-то длинные, у кого-то нет…

Оценка: шедевр

21 июня 2014

Фильм о трех эгоистках.

Много лет не решалась посмотреть этот фильм, видимо, и не стоило. Я не понимаю людей, которые пишут что этот фильм об одиночестве, о непонимании, призывают к состраданию героиням. По мне, так это фильм о трех эгоистках.

Первая, — Вирджиния Вулф, будучи личностью нездоровой, склонной к суициду пишет книгу, где один из героев тоже помышляет о самоубийстве. Вирджинии наплевать на мужа, который делает все ради нее, она лишь хочет умереть.

Вторая, — Лара Браун беременная домохозяйка, которая читает книгу Вирджинии. Лара с рождения склонна к одиночеству и самокопанию, поэтому такая литература окончательно сводит сума «бедняжку». Ни капли не жалко — эгоизм чистой воды. От этой истории я вообще в ауте.

Ну и третья, — Кларисса Вон. Ее история понравилась мне значительно больше остальных и ее «эгоизм», если вообще можно применить здесь это слово, заключался лишь в том, что она тянула за собой своего смертельно больного друга. Т. е. даже тот ужин она устраивала, потому что ей так хотелось. Но, повторюсь, в Клариссе в большей степени присутствую другие черты, которые, я думаю, не оставили равнодушным ни одного зрителя.

И еще хочу отметить женские поцелуи, может в них есть какой-то скрытый смысл, но я совершенно не поняла этих моментов.

17 июня 2014

«Часы», потраченные впустую.

Список призов и кинопремий, полученных этим фильмом, впечатляет. Добавлю к ним несколько своих, так сказать, авторских.

1. Лучший фильм-снотворное. Рекомендуется к просмотру тем, у кого проблемы с засыпанием. Эффективность проверена на себе.

2. Лучший фильм в категории «Ни о чем». Лоскуты из жизни трех женщин в трех временах, не вызывающие никаких эмоций, кроме скуки.

3. Лучший худший нос Николь Кидман. Приклеив длинный нос красавице Николь, авторы фильма так и не смогли «слепить» из нее Вирджинию Вульф, которая, кстати, если судить по портретам, лицо имела одухотворенное и весьма миловидное, а не выглядела, как огородное пугало в неряшливом цветастом халате а-ля «жена Хрущева на приеме в Белом доме», с бычком в пальцах и разбросанными по полу листами бумаги, демонстрирующими нелегкий творческий процесс.

4. Лучшие тараканы в голове американской домохозяйки в исполнении Джулианны Мур. Только их наличием можно объяснить ее поступки.

И, наконец, 5. Лучший лесбийский поцелуй, проходящий красной нитью сквозь все времена и страны.

Остались без призов композитор фильма и Мерил Стрип. Первый — потому, что музыка в фильме, пожалуй, единственная достойная составляющая, ну а Мерил Стрип есть Мерил Стрип. Она заслуживает лучших наград, чем мои.

15 марта 2014

… совсем не о фильме…

Не повторяйте моих ошибок. Точнее ошибку.

Зашел на Кинопоиск, увидел фильм, высокий рейтинг, имя Николь Кидман, о ей даже Оскар дали. Беглым взглядом на синопсис и вот вы уже сидите вдвоем и для «романтического» просмотра выбираете фильм «Часы». О там, еще и Николь Кидман вспоминаете вы. нажимая на «плей»…

Да, Николь Кидман здесь есть и сыграла интересно. Не знаю насколько на Оскар, но узнать её было тяжело. Браво Николь и браво гримеры. Мерил Стрип и Эд Харрис также играют здорово. Джуллиана Мур тоже хороша, но её персонаж настолько малопонятен, что и оценку давать сложно.

Собственно, так и про весь фильм. Я не понял его. О чем он, к чему он и зачем он. После просмотра (никакой «романтики» не получилось конечно), я залез в Википедию и переходил от ссылки к ссылке, от романа к другому роману. По мне так, это не есть хорошо. Но фильм судить не берусь.

Не буду говорить, смотреть или не смотреть фильм. Узнайте о нем побольше перед просмотром. Собственно не зря он номинировался на «столько Оскаров». Фильм тяжелый. И, увы, для меня так и непонятый…

7 марта 2014

Горечь вины и разбитой жизни

Фильм очень глубокий и непростой для понимания.

Все мы знаем, что главное в жизни — это любовь. Но этот фильм дает осознать тот факт, что иногда в жизни человека существуют субъективные обстоятельства, которые мешают жить в любви и согласии с другими и самим собой. Чтобы уметь любить и, даже найдя любовь, наслаждаться ею в полной мере, необходимо осознать все преграды внутри себя, которые препятсвуют нам в этом, встретившись снова со всеми тенями прошлого. Если этого осознания не произойдет, то жизнь превращается в смерть при жизни, как у главных героинь.

Мы видим, что Вирджиния (Николь Кидман) любит мужа, пишет ему в предсмертной записке о том, как она была с ним счастлива. Но при этом зачем-то целует взасос женщину. Конечно, можно списать это на ее душевную болезнь, как и ее самоубийство, или например на то, что она была бисексуальна. Но мне кажется, чтобы в полной мере понять ее, нам — зрителям не хватает в этом фильме информации о ней. И я ознакомилась с ее биографией. И только тогда пазл сложился. Когда ей было 13 лет, умерла ее мать, смерть которой она переживала очень тяжело, был зафиксирован первый в ее жизни нервный срыв. 13 лет — это подростковый возраст, очень сложный, когда происходит половое созревание, формируются половые предпочтения. Любовь Вирджинии к матери трагически оборвалась ее смертью. И эта невыраженность так и осталась болью в ее сердце. Согласно ее биографии, Вульф сначала болезненно фиксировалась на своих родных сестрах, они дали друг другу обещание никогда не выходить замуж, быть друг другу матерями по всей видимости. Но потом, когда ее старшие сестры все же вышли замуж, и сама Вирджиния встретила своего мужа Леонарда, она начала питать нежную любовь к другим женщинам, судя по данным Википедии. Трагически оборвавшаяся любовь к матери в отрочестве и тяга к женщинам во взрослом возрасте — связь этих двух фактов сложно заметить, но также сложно отрицать. Дальше, не зная как работает наша психика, очень сложно понять ее метания, страдания и неопределенность. Дело в том, что наша психика устроена таким образом, что когда какой-либо наш контакт или действие обрывается, не доведенным до своего логического завершения, остается не пережитым до удовлетворительного для самого человека конца, тогда в душе остается нечто вроде дыры, пустоты, которую невозможно заполнить. Это неудовлетворенность. И с течением времени она не затягивается, не исчезает, как бы человек на это не надеялся, а наоборот все более разрастается, засасывая человека в эту пустоту, как в черную дыру. И как бы он ни был счастлив внешне, как бы у него ни было все хорошо, он постоянно ощущает это ранение навылет в душе. Из-за этого ощущения человек постоянно чувствует одиночество, т. к у него внутри нечто такое, что никто вокруг него ни понять, ни почувствовать так же, как он, не может. В результате ему может показаться даже, что все остальное просто теряет смысл, когда эту боль, эту саднящую пустоту ничем не унять. Мне кажется Вирджиния ощущала именно это, долго боролась с этими чувствами прежде, чем войти в реку забвения…

Лора Браун (Джуллиана Мур), домохозяйка из 50-х, так же ощущала пустоту внутри себя. Ощущала как и Вирджиния, что живет как будто не своей жизнью. Ощущала, что она стала заложницей этого простого хорошего парня, у которого все было понятно и незамысловато, он хотел ее еще в школе, а чего хотела она — Лора не знала. В чем ее проблема история умалчивает. Но тот факт, что какие-то тени прошлого и ей мешали жить в реальности, в настоящем, любить своих детей и быть им хорошей матерью не оставляет никаких сомнений. Она читает книгу Вирджинии Вульф, и узнает в героине романа себя. Лора читает о любви героини романа к девушке Салли. И возможно в жизни Лоры была похожая проблема как у Вирджинии, и она также тянется к женщинам в связи с этим. Но также возможно, что узнав в переживаниях героини романа свои переживания и прочитав о той радости, которую героиня нашла для себя в любви к девушке, Лора тоже решила попробовать, может и она найдет в этом утешение. Но как мне показалось, тяга к женщинам у Лоры была надуманной. Об этом свидетельствует тот факт, что когда она бросила семью и стала жить одна, по ее собственным словам, она думала, что наконец-таки ее жизнь начнется. Но оказалось, что в тот самый момент ее жизнь кончилась и началась ее смерть. Если бы она действительно была лесбиянкой, она радовалась бы долгожданной свободе самовыражения. Но нет! Оказалось, что она просто не могла жить в семье, не могла жить с этим человеком, за которого зачем-то вышла замуж, не могла радоваться своим детям. Что-то мучило ее, и даже в старости она так и не осознала — что? Только лишь горечь вины и разбитой жизни. К сожалению, и я не осознала, что это, так как ее биографию мне нигде не прочитать)))

И наконец Кларисса Вон (Мэрил Стрип). В ее истории показано, чем чреваты нерешенные личностные психологические проблемы в перспективе следующих поколений. Ричард — сын Лоры. С Клариссой у них когда-то была юношеская любовь, поцелуй на пляже, утро, которое было для них обоих столь памятным до сих пор. Но затем почему-то жизнь развела их по разные стороны сексуальной ориентации. Вот диво! Мальчик любил девочку, всю жизнь дружит с ней и вспоминает их поцелуй, говорит ей прежде, чем выбросится из окна, что любил ее всю жизнь и что не сделал этого раньше только из-за нее… и при этом он гей. Мне кажется, буквально каждый зритель ощутил эту нестыковку. И у нее такая же нестыковка. Живет с женщиной, при этом говорит, что только с ним чувствует, что живет, без него — все как-то глупо. И в этом самая грусть этой истории. По моему субъективному мнению, Ричард всю жизнь любил Клариссу, Кларисса — Ричарда, но страх и боль Ричарда из-за того, как поступила с ним мать — будучи 60-летним больным геем он до сих пор плачет из-за этого — не позволила ему открыться этому чувству, довериться снова женщине.

После просмотра этого фильма ощущаю грусть и сочувствие. После этого фильма хочется быть осознаннее, никогда не лениться пытаться понять, что руководит твоим поведением?

Чтобы то, что мы чувствуем, что мы делаем и чего мы хотим — всегда соответствовало друг другу.

10 из 10

3 декабря 2013

Я… я… х-мм-ммм. не понимаю, не понимаю это кино! Да именно так. Эврика! Я ничего не понимаю. Три жизни как-то связаны посредством книги, вымысла, прострации и ещё бог весть чем.

Пока смотрел фильм натыкался мимолетом на странный симбиоз чувств, страсти, истинных желаний и страхов трёх героинь. Чтобы понять весь смысл, если он действительно есть, надо быть не знаю кем… х-ммм… наверно, похожим на одну из героинь. Хотя, по сути, они все как одна. Как христианский Бог триединый, так и это кино про одного человека, который представлен в трех ипостасях — это Вирджиния Вульф, Лара Браун и Кларисса Вон. Как вода может быть льдом, жидкостью и паром.

И каждый, по сути, обладая одним «букетом» жизненных проблем и одной и той же потребностью в счастье (только это счастье в понимании этих женщин выходит за рамки, по крайней мере, моего понимания) вершит свою судьбу по-разному и с разным исходом.

P\S: если бы не знал заранее, никогда бы не догадался, что Николь Кидман вообще играла в этом кино. Эта актриса меня удивила…

29 ноября 2013

Драма Часы в кино с 2002 года, дебют состоялся более 19 лет назад, его режиссером является Стивен Долдри. Кто учавствовал в съемках (актерский состав): Джулианна Мур, Линда Бэссет, Джефф Дэниелс, Дэниэл Броклбэнк, Эллисон Дженни, Эд Харрис, Марго Мартиндейл, Кейт Супер, Тони Коллетт, Майкл Калкин, Николь Кидман, Миранда Ричардсон, Клэр Дэйнс, Джон Си Райли, Мэрил Стрип.

На фильм потрачено свыше 1.В то время как во всем мире собрано 108,846,072 доллара. Производство стран США, Великобритания, Германия, Канада и Франция. Часы — заслуживает зрительского внимания, его рейтинг более 7.5 баллов из десяти является довольно неплохим результатом. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 16 лет.
Популярное кино прямо сейчас
© 2014-2021 FilmNavi.ru - ваш навигатор в мире кинематографа.