Костер тщеславий (1990)

The Bonfire of the Vanities
Костер тщеславий, 1990: актеры, рейтинг, кто снимался, полная информация о фильме The Bonfire of the Vanities
Актеры
принимали участие в съемках
Кирстен Данст
Брюс Уиллис
Трой Уинбуш
Ким Кэтролл
Рита Уилсон
Дон Макманус
Луис Гьямбальво
Сол Рубинек
Морган Фриман
Ф. Мюррэй Абрахам
Том Хэнкс
Мелани Гриффит
Ричард Гилберт-Хилл
Адам ЛеФевр
Стюарт Дж. Зулли
Дебби Ли Кэррингтон
Майк Ходж
Вито Д’Амброзио
Камрин Менхейм
Терри Фаррелл
Шик Махмуд-Бей
Джон Рейди
Джек Малкэи
Джордж Плимптон
Ричард Белзер
Курт Фуллер
Андре Грегори
Дональд Моффет
Пол Бейтс
Джеймс Лэлли
Джон Финк
Нельсон Васкес
Мэри Элис
Конни Сойер
Рой Милтон Дэвис
Бет Бродерик
Мэлаки МакКорт
Новелла Нельсон
Кирк Тейлор
Ричард Либертини
Чэннинг Чейз
Алан Кинг
Клифтон Джеймс
Рэй Янничелли
Хелен Стенборг
Кевин Данн
Дэвид Липман
Херальдо Ривера
Патрик Мэлоун
Хансфорд Роу
Эммануэль Ксереб
Дженнифер Бэйсси
Джон Блит Бэрримор
Анатолий Давыдов
Бартон Хейман
Клинтон Х. Уоллес
Вирджиния Моррис
Сэм Сорбо
Джон Бентли
Джефф Брукс
Шерри Пэйсингер
Роберт Стивенс
Марджори Монахэн
Ноубл Ли Лестер
Дорис Маккарти
Уильям Вудсон
Дэниэл Хэйгэн
Кимбирли Аарн
Джон Хэнкок
Бреннан МакКэй
Тимоти Дженкинс
Джонни Криэр
Стэйси Френсис
Кэтрин Даниэль
Оливер Диксон
Майкл Мертон
Курт Труман
Тед Отис
Скотти Блох
Фанни Грин
Марсия Митцмэн Гавен
Элизабет Оуэнс
Сьюзен Форристал
Норман Паркер
Мари Чэмберс
Синтия Мэйсон
Кариим Рэтклифф
Шармагна Лилэнд-ст. Джон
Эрнестин Джексон
Гиан-Карло Скандуцци
Барри Нейкраг
Эди Бёрд
Джой Клауссен
Барри Мичлин
Дэйзи Александра Силберт-Торрес
Уильям Кларк
Дж.Д. Уайатт
Джордж Мерритт
О. ЛаРон Кларк
Луи П. Леберц
Уолкер Джойс
Нэнси МакДональд
Уолтер Флэнеган
Николас Левитин
Адина Уинстон
Эрмал Уильямсон
В. М. Хант
Джон Рашад Камал
Хэл Инглэнд
Барбара Гудинг
Кэтлин Мерфи Палмер
Лоррэйн Мур
Дорис Леггетт
Катрина Брак
Сара Эссекс
Гари Джонс
Дэнис Нелан
Джон Бентли
Джои Сонтц
Джудит Бурк
Шерри Пэйсингер
Cynthia Elane
Развернуть (122)
Рейтинг фильма
Кинопоиск 6.3
IMDb 5.6
Описание фильма
оригинальное название:

Костер тщеславий

английское название:

The Bonfire of the Vanities

год: 1990
страна:
США
слоган: «Take one Wall Street tycoon, his Fifth Avenue mistree, a reporter hungry for fame, and the wrong turn in The Bronx»
режиссер:
сценаристы: ,
продюсеры: , , , , ,
видеооператор: Вилмош Жигмонд
композитор:
художники: Ричард Силберт, Джо Д. Митчелл, Джастин Скоппа мл., Питер Лэндсдаун Смит, Грегори Болтон, Энн Рот
монтаж: ,
жанры: комедия, мелодрама, драма
Сколько денег потрачено и получено
Бюджет: 1
Сборы в США: $15 691 192
Мировые сборы: $15 691 192
Дата выхода
Мировая премьера: 21 декабря 1990 г.
Дополнительная информация
Возраст: 16+
Длительность: 2 ч. 5 мин.
Отзывы о фильме Костер тщеславий

Шерман Маккой был этаким «центром Вселенной» с Уолл-Стрит. И все в его жизни было правильно и надлежащим образом. У него была замечательная карьера, замечательный дом, замечательная жена. Только однажды ночью, сидя в хорошем автомобиле, он сделал «не тот» поворот, в «не том» месте, с «не той» женщиной. И с тех пор у него все пошло не так.

Другие фильмы этих жанров
комедия, мелодрама, драма

Видео к фильму «Костер тщеславий», 1990

Видео: Трейлер (Костер тщеславий, 1990) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Трейлер

Отзывы критиков о фильме «Костер тщеславий», 1990

Сожженные на костре тщеславий возможности

Брайан де Пальма для меня — мастер guilty pleasure. Даже лучшие его работы («Лицо со шрамом», «Неприкасаемые», «Путь Карлито») изобилуют разного рода излишествами. Ярким примером бесчисленных, остроумно-издевательских отсылок к классике является, например, «Подставное тело» (уморительный пересказ «Окна во двор» и «Головокружения»). В «Неприкасаемых» в коляске с ребенком по эйзенштеновой лестнице была отправлена в небытие кинематографическая традиция мифилогизации мафии, а попытки представить историю мафиози как эпос были похоронены еще «Лицом со шрамом». Фирменный стиль де Пальмы, с подмигиваниями Хичкоку, частным использованием полиэкрана (который с 60х годов, кажется, мало кто использует), избыточными, но безусловно потрясающими операторскими приемами (а с де Пальмой работали Стивен Х. Бёрум, Вилмош Жигмонд) — это то, за что его либо любят, либо ненавидят. Критики в основном ненавидели. Я люблю.

«Костер тщеславий» выглядел загадкой. В главных ролях — весьма популярные на момент выхода фильма Том Хэнкс и Брюс Уиллис. Фильм снят по бестселлеру. Он сделан после коммерчески и художественно успешных «Неприкасаемых» и хорошо оцененных прессой «Военных потерь». В постановку вложен солидный бюджет. Итог — кассовый провал и отрицательные рецензии критиков. И пять номинаций на «Золотую малину» (впрочем, эта сомнительная во всех смыслах премия всегда была неравнодушна к режиссеру).

Начиная смотреть, фильм, я удивился еще больше. Все в фильме, за что я де Пальму люблю, вся эта мастеровитая избыточность присутствует. Текст сценария не лишен остроумия — могла бы выйти блестящая сатира, актуальная и через 26 лет после премьеры. Глядеть на то, как молодые Хэнкс и Уиллис играют персонажей, которых могло породить совместное творчество Салтыкова-Щедрина и Чехова (со скидкой на американское, несколько упрощенное прочтение этих авторов в Америке) или же Ильфа и Петрова, — чистое удовольствие. И Мелани Гриффит здесь удивительно органична в роли типичной блондинки — необходимого аксессуара нувориша из «высшего» общества.

Но к финалу картины сценарист Майкл Кристофер то ли устал, то ли отошел. Последние минут двадцать фильма обнуляют его сатирическую ценность и после блестящего первого тома «Мертвых душ» (опять-таки, в американском, немного приземленном, прочтении) нам пытаются быстренько продать недописанный, с огромными лакунами, том второй — не внушающую доверия историю о перерождении и раскаянии. Речь судьи в исполнении Моргана Фримена будто бы вырезали из какой-то другой, духоподъемной до зубной боли, картины, снабдив еще для боли головной торжественной, возвышенной музыкой. Представьте, что «Мертвые души» заканчиваются, вполне серьезно, изложенной в казенно-бюрократическом стиле поучительной лекцией о том, что не в деньгах счастье, а в семейных ценностях. И стал бы кто тогда их читать? Обидно.

18 марта 2017

Неоправдавшиеся амбиции

Как можно вскарабкаться на недостижимую высоту, и, в мгновение ока, с нее упасть? Именно здесь большой человек с Уолл-стрит Шерман Маккой, у которого было все, о чем многие могут только мечтать, даст настоящий мастер-класс! Все, что для этого надо — 1) Совершить не тот поворот; 2) Не в том месте; 3) Не с той женщиной.

Экранизация одноименного романа Томаса Вульфа «Костры амбиций» (1987), который был отмечен книжной премией «Амбассадор», напротив, стала «красной тряпкой» для кинокритиков и «Золотой малины — 1991», которая щедро представила работу Брайана Де Пальмы на 5 номинаций, включая «худший фильм». Я лишь мельком знаком с книжным первоисточником, по сему, фильм явно обещал быть чем-то едким, остросоциальным и сатирическим, однако, на деле все оказывается довольно удручающе. Если оригинал имел уклон в сторону драмы, то фильм Де Пальмы явно хотел стать комедией — вот в этом и заключается главная проблема. Режиссер, безусловно, талантливый, но только не в жанре комедии. Элементы черного юмора в триллерах у маэстро получаются на ура и в тему, но только, даже повторюсь, не комедии, как жанр. Опыт «Мошенников» (1986) и совсем ранних малоизвестных комедийных зарисовок уже это не единожды доказал. «Костер тщеславий» оказался нелепым и совершенно безвкусным фарсом, лишь красиво снятым оператором Вилмошем Жигмондом, и в котором приняла участие целая россыпь звездных лиц — Том Хэнкс, Брюс Уиллис, Морган Фриман, Мелани Гриффит… Впрочем, их присутствие не спасло фильм от громкого провала в прокате. Брайан Де Пальма снял, без преувеличений, один из самых неудачных фильмов за свою карьеру, и именно с «Костра тщеславий» начался резкий художественный спад в карьере режиссера, который лишь на время реабилитируется художественно в криминальной драме «Путь Карлито» (1993) и коммерчески, сняв самую кассовую ленту за всю карьеру «Миссия невыполнима» (1996).

4,5 из 10

6 апреля 2014

У Шермана Маккоя была любовница. С этого и следует начинать рассказ о падении золотого мальчика с Уолл-Стрит. При красивой стройной жене, любящей дочери, успешной карьере и щенячьем характере ему понадобилась блондинистая профурсетка в дорогой шубе. И совершенно непонятно, как он добился многого, когда совершал то, что показывали в фильме, и с таким лицом, которое показывал в нём Хэнкс. Маккой встречает сучку в аэропорту, пропускает поворот на Манхэттен, и ему приходится свернуть где-то в Чернобыле, чтобы вернуться на правильный путь. Заброшенные дома с пустыми глазницами окон, ржавые остовы машин и повсюду чёрные неблагополучные мутанты, которые чуть ли не жрут друг друга на глазах белых хозяев жизни. Немного покатавшись по зазеркалью и посетив съёмки первого Форсажа, горе-любовнички почти добралась до кордона, но наткнулись на парочку чёрных сутенёров в разноцветных одеждах, которые вроде бы и вели себя вызывающе, но вреда нанести либо не успели, либо вообще не собирались. А вот испуганные белые победители на дорогой машине наоборот готовы были на всё, чтобы выбраться из зоны, где ни один Бэтмен их не спасёт. Так и началось падение белого ангелочка Шермана, восхождение пьяного и правильного журналиста Питера Фаллоу в исполнении волосатого Брюса Уиллиса и пробуждение амбиций разных евреев, священников и прочих демонов, которые как шакалы слетелись на запах крови. Каждый хотел урвать кусок.

Никакой тонкости. Диктор с таким смаком обрамил завязку фразой про «не тот поворот, не в том месте и не с той женщиной», что видеть после подобного фарсовую комедию и странного-странного Хэнкса ну вот никак не ожидаешь. И если на слух эта история воспринимается гораздо изящнее, то на деле ни иронии, ни сарказма, ни прочих красивых словечек замечено не было — один лишь толстый троллинг. Пузатый баптистский священник с губищами на пол-лица, который сверкает и звенит золотыми часами и цепочками, как лихой рэпер; еврейский прокурор, пытающийся шить дело белыми нитками; свора журналистов со стадным инстинктом, затаптывающая Джона Макклейна — далеко не в фигуральном смысле; толпа присяжных, требующих по отношению к Маккою жестокого суда даже после того, как тот с коронным выражением лица Трудного Ребёнка доказывает свою невиновность. Нет уж, в этом фильме сверкал только Морган Фриман, чёрный судья, готовый от недостатка свободного времени буквально расфигачить эту комедию абсурда тяжёлым молотом закона. Весь фильм сидишь и кричишь ему «Да встань ты из-за стола уже и ударь кого-нибудь молотком!» Ибо напрашиваются все. Даже режиссёр.

Пусть так-то фарс, как жанр, и имеет право жить, но сгоревшие в костре тщеславий элементы становятся костром и для самого Брайана Де Пальмы, который до конца не определился — совсем уж залить дурным вкусом сливки общества или напоследок поцеловать несколько пяток и состряпать претензию на драму с лицом розовощёкого Хэнкса. Именитый режиссер, уставший от криминальщины и начавший пробовать себя в новых жанрах — словно старый преподаватель, который смотрит на ноутбук, как баран на новые ворота, и, только разобравшись в азах пользования, первым делом рисует член в пейнте. Или кошку, вид сзади.

Костёр Тщеславий держится на странном балансе контрастов, где с одной стороны Хэнкс, с другой — оскорблённая жена и блондинка-шлюха. Журналист-неудачник Уиллис — бывшая жена и кучка нелогичных журналистов, потоптавшихся по нему. Ниггер с молотом Фриман — тупая общественность-марионетка, которую даже хитрым способом обманывать не надо. Острота не подчёркивается диалогами, фон уничтожил всяческий месседж, хотя некоторые сцены и выполнены стилистически великолепно. Режиссёрский эксперимент просто остался экспериментом, и Де Пальма не привнёс в непривычный жанр ничего нового, лишь плохо поигрался со стандартными игрушками. Круглое тащил, квадратное катил. Никакого вкуса.

13 декабря 2013

Звериный оскал посткапитализма

Из многомилионного гвалта уоллстритовских сделок, из суетливого бормотания тысяч телефонных линий появляется он, Шерман МакКой, названный здесь «хозяином вселенной» и визуализированный дурацкими ухмылками Тома Хэнкса. Вселенная возмутилась уже на пятой минуте: встретив в аэропорту любовницу, Шерман по ошибке заруливает в Южный Бронкс, где немедленно становится объектом классово-расовой ненависти. Двое ниггеров вопреки заветам С. Джексона позволяют себе слишком много; любовница рефлекторно выжимает газ; инцидент заканчивается госпитализацией темнокожих агрессоров. Казалось бы, дело замято, однако окрестные оппортунисты не дремлют: четвертая власть ведет собственное расследование в лучших традициях канала НТВ, духовенство инфернально пиарится на чужом несчастье, тяжеловесы политической арены жадно делят черный электорат. Так тривиальный судебный процесс оборачивается экскурсией в паноптикум гражданского общества.

Брайан де Пальма, по поводу которого мировая кинообщественность так и не пришла к консенсусу, забавным образом относя то к первым постмодернистам, то к последним плагиаторам, взялся вдруг хорошенько поязвить на проверенной литературной основе, и удалось ему это ровно наполовину. Карнавальный сюрреализм местной ярмарки тщеславия обеспечивают лысины финансовых воротил, выплывающие из ниоткуда, чтобы занять собой весь кадр, и монструозные монологи, звучащие не иначе как громовыми раскатами. Автор как всегда изобретательно работает с пространством, чередуя широкоугольные панорамы с откровенно клаустрофобными ракурсами, не забывая при этом о любимых полиэкранах. Блеск почти без нищеты, стайки людей резво флуктуируют по раззолоченным апартаментам, а эстетика дорогого дурновкусия уверенно подбирается к уровню леопардовых лосин и малиновых пиджаков. Кажется, даже дедушка Фитцджеральд покинул бы эту вечеринку, не продержавшись и десяти минут, ведь правит бал не ожидаемый гедонизм, а скорее показная игра в него: люди (люди ли?) кругом синхронно корчат из себя элиту, по большому счету не представляя, зачем им эта самая элитарность вообще сдалась. Атрибутика высшего общества змеится мишурой из деланных смешков и бесконечных историй, которые слушают только из вежливости. Что поделать, это были лихие 80-е, они развлекались, как могли.

Но когда из режиссерских рукавов вот-вот должны посыпаться разномастные тузы, внезапно выясняется, что кроме выверенного до мелочей гротеска де Пальма ничего и не заготовил. Нет, все эти карикатурные планы «снизу вверх» а ля кривое зеркало, фонтанирующие слюной богачи и потенциальные девушки Бонда в тонких чулках служат весьма добротным фундаментом авторскому сарказму, но ведь нам всегда хочется разнообразия. Тут-то и приходится пожалеть, что из кубиков с буквами «п», «а», «л», «ь», «м» нельзя составить, например, слово «Коэны»: тонкости и детализации ощутимо недостает, а с некоторого момента у автора заметно сбивается юмористический прицел. По принципу слепых пулеметных очередей насмешкам подвергается абсолютно все без разбору: евреи, правосудие, негры, глобализация, арабы, журналистика, евреи — по-своему весело, но больше походит на художественную истерику с псевдосатирическими конвульсиями. Под конец же «Костер тщеславий» вовсе вынужден беспомощно укатить по рельсам простейшей драмы с обязательной речью от демона резюмирующих монологов Моргана Фримена, который по привычке хотел рассказать всем, что такое хорошо и что такое плохо, но ненароком отчеканил некролог всей ранее созданной атмосфере.

Впрочем, каким бы однобоким ни было исполнение, донести мысль режиссеру вполне удается. «Костер тщеславий» в конечном счете повествует о нашей расширяющейся товарно-денежной вселенной, и основа всему здесь — ее величество Ложь. Эта предприимчивая дама сама себе капитал, сама себе прибавочная стоимость, а жалкие пролетарии правды будут ждать революции по меньшей мере вечность. Нет спасенья: Шерман и прочие золотые мальчики с Уолл-стрит делают деньги на неосведомленности оппонентов о ценовой конъюнктуре; журналисты делают имя на событии, которого не было; политики делают карьеру, решая выдуманные пару часов назад проблемы. Обыватели же бегут не от свободы, как полагали когда-то неофрейдисты, а от истины, легко трансформируя расизм в черный расизм. Дежурный хэппи-энд с этой точки смотрится куда менее хэппи, мораль эффектно делится на ноль, а картонный материал для персонажей видится лучшим решением. Поэтому, если и следовало вручить кому-то целых пять золотых малин, то скорее не создателям фильма, а всему нашему миру, который давно состоит не из атомов с молекулами, но из обмана, притворства и, конечно, гордыни. И никакой костер тут не поможет.

11 декабря 2013

Одним из самых привлекательных для рядового зрителя образов в американском кино конца восьмидесятых — начала девяностых годов становится «властелин мира» с накрахмаленным воротничком, протирающий брюки в офисе на Уолл-стрит. Мужчинам он нравится за решительность, деловитость и благородную брутальность, облаченную в дорогой костюм. Женщинам же потому, что успешен, ворочает большими деньгами, знает, чего хочет, умеет этого добиваться, да и собой недурен. Многие качества, при этом, и теми и теми упускаются или попросту не замечаются, что, разумеется, здорово искажает картину восприятия. Однако, как водится, если в обществе бытует какое-нибудь заблуждение, рано или поздно кто-нибудь это заметит, да с удовольствием над этим похихикает. Да еще и громко. Иногда еще и так, чтобы другие услышали. И тоже похихикали.

«Костёр тщеславий» рассказывает историю брокера Шермана МакКоя, один раз повернувшего не на том повороте, не с той женщиной в машине и вообще делающего в своей жизни совсем не то, что должно. Он выходит на улицу, позвонить любовнице из таксофона — и попадает на домашний телефон. Надевает микрофон, чтобы добиться признания — и буквально тут же микрофон обнаруживается той, признание которой было необходимо выпытать. Брайан Де Пальма раз за разом с неимоверным удовольствием делает из эдакого социального альфа-самца посмешище для всего народа, глупого шута, хотя, с другой стороны, шута не без достоинств, а честного и искреннего, простого и настоящего, иначе было бы слишком обидно. Предприимчивость, продуманность, безэмоциональность, умение держаться холодно и отстраненно — всё это не про Шермана МакКоя. И Де Пальма здесь совершенно недвусмысленно намекает, что за напускным мачизмом, важностью, за всем этим образом, что нарисовали кинофильмы и рассказали новости, во многих случаях кроется вот такое вот «счастье», которое и с полицейскими-то поговорить толком не умеет — сразу покрывается потом с ног до головы, глаза выпячивает, да бормочет что-то малопонятное.

Конечно, образ отличного парня с Уолл-стрит — не единственное, к чему происходит обращение в течение фильма с целью высмеять. «Костёр тщеславий», в общем-то, целиком только и состоит, что из иронии, сарказма да насмешек. Где-то намеренно гиперболизируя уже устоявшиеся стереотипы, как в случае с вечно-молодым-вечно-пьяным писателем-журналистом Феллоу, где-то преспокойно эксплуатируя детективные и мелодраматические элементы на благо сатиры, а где-то доводя ситуацию до полного абсурда, коим является финальная сцена в зале суда, режиссёр над чем только в своей картине не подтрунивает. Однако вот проблема: это, ни в коем случае, не легкая сатира, не многозначная и не интеллектуальная. В ней нет ничего приятного, ее не нужно расшифровывать, всё, что показано в фильме, показано прямо в лоб, а иногда и еще менее интересно. Помощник прокурора излишне суетлив, любовные и отцовские сцены излишне комичны, Бронкс излишне страшное место. Уиллис слишком волосатый, Фриман — невероятно лысый. Смеха это не вызывает, сожаления — тоже. По большому счёту, это не вызывает вообще никаких чувств.

Конечно, однозначность и прямолинейность, может, и не самые плохие вещи, если подумать, но с «Костром тщеславия» они сыграли злую шутку. Высмеять многие явления как реальной жизни, так и кинематографической, у Де Пальмы в определенном смысле, конечно, получилось. Однако вышло это всё в итоге на уровне «не стреляйте в пианиста», обозначилась сатира, чем-то напоминающая сатиру древних пьесок и шутовских постановок для развлечения крестьянского народа между работами в поле. Это даже не уровень «А король-то голый!», это что-то вроде «А король-то наш — дуралей! Ха-ха-ха!». Ну, дуралей и дуралей. Подумаешь, велика беда.

8 декабря 2013

Что такое «хорошо», а что такое «облигация»

Небо над скребущими его высотками Нью-Йорка озаряется рассветной зорькой под кажущиеся нескончаемыми вступительные титры. Старина Брюс легкой джазовой походкой завзятого алкаша отправляется на вручение премии, которая превознесет его литературный талант до небес из предыдущего предложения. Самое время для внутренних разглагольствований о бартере бессмертной, но тотально безденежной души на преходящий, но радостно причмокивающий успех. Их главным героем становится Шерман МакКой, преуспевающий брокер с Уолл-Стрит, которого вместо кризиса среднего возраста настигнет кризис мировоззрения, вызванный одной неудачной поездкой в Южный Бронкс, обернувшейся наездом на чернокожего хулигана-подростка.

Зрелище, предлагаемое де Пальмой, претендует на звание комедии нравов только-только начавшейся пострейгановской эпохи, но его ярмарка тщеславия представляется местечковой ярмаркой вакансий. Культ личного триумфа в республиканской доктрине абсолютизирован, без пары-тройки миллионов на счету в высшем обществе делать нечего, а зарабатывание их при помощи финансовых инструментов, а не сектора реального производства — занятие, сколь правым крылом любимое, столь бесполезное для общества и опасное для экономики. Огромный дом, красавица-жена, лапочка-дочка да анекдотично блондинистая любовница — все, что нужно, чтобы вести сыто покряхтывающую жизнь до седых бровей. Но с мыльным пузырем белого «гетто» на расстоянии одного неверного поворота соседствуют трущобы настоящие, чьи обитатели зарабатывают на жизнь грабежами, а на учителей привыкли мочиться. Случайное пересечение этих двух орбит заставит всплыть на поверхность запрятанные поглубже неприглядные человеческие качества.

Богачи маразматичностью высказываний смахивают на Дональда Трампа, бедняки кажутся ролевыми моделями для будущих картин Тайлера Перри о тетушке Мадее, а средний класс в криво пошитых костюмах всё норовит прогрызть себе дорогу наверх, паразитируя на несчастьях первых двух социальных групп. Выступающий резонером журналист Феллоу снисходительно взирает на эту мышиную возню, но при этом не чурается собственного обогащения за ее счет, иллюстрируя очередную капитанистую идею. Успех похож на сообщающийся сосуд: если у одних наступает нетолерантная названием черная полоса, то другие с удовольствием станцуют огненную джигу-дрыгу на чужом пепелище, собирая золотые крошки словно кот-рыболов из Gameboy. В итоге кино у де Пальмы выходит не сатирическое, а попросту расистское и оскорбительное по отношению ко всем, попутно оставляющее в неудомении относительно необходимости навязчивого морализаторства, сводящего сетчатку глаза и барабанную перепонку своей скукой. Разыгрываемые на экране нелицеприятные образы сами по себе должны натолкнуть публику на мысли об аморальности высмеиваемого поведения. Облеченные же в вербальную форму нравоучения создают впечатление, что де Пальма принимает не только своих персонажей, но и зрителей за идиотов, не умеющих читать между строк. На фоне всеобщей сующей суеты сюжетная линия духовного перерождения Шермана, являющаяся по сути генеральной, меркнет. Поэтому кажется, что не арест и загубленная репутация изменили героя, а первая шокирующая поездка в метро приблизила его к простым смертным и позволила познать всю бренность существования в особняке с 20-метровым потолком. Вульгарные отношения с любовницей ничего, кроме отвращения, не вызывают, даром, что профессия «брокер» в то время, видимо, накладывала определенный сексуальный флер, вспоминая сферу деятельности Джона Грея из «9 1\2 недель». Так что никакого презрения эгоистичная ложь на судебном заседании в исполнении Гриффит не порождает, его доза исчерпана к исходу первых 40 минут, а до злорадного «Так ее!» решение Хэнкса не доводит, слишком уж ожидаемыми были эти внезапные твисты. Унарной оригинальной идеей картины по факту оказалась концепция дауншифтинга как единственно возможного ответа на корпоративную шизофрению, нашедшая отражение на экране за год до своего официального рождения.

Де Пальма создал картину настолько претенциозную, что из самой насмешки она превращается в ее объект. Наезд камеры в гэг-моменты отчего-то напоминает детище Грачевского, алкоголизм Уиллиса и его последующий феерический успех наводят на размышление о существовании таблетки NZT еще 20 лет назад. Постер с именем Гриффит над персонажем Брюса и наоборот заставляет шутить о том, кто тут настоящий крепкий орешек, а кто представитель древнейшей профессии, пусть и с перепутанными порядковыми номерами. Объяснение 7-летней дочери героя термина «облигация» походит на процесс получения Бушем-младшим экономического образования. Де Пальма тщетно пытается создать картину в жанре «трагикомедия», механически перемежая драматические сцены пошлыми шутками, которые к тому же занимают неприлично много времени для и без того затянутого хронометража. В этом одна из главных неудач режиссерского приема: стараясь перенести из книжного первоисточника побольше героев и конфликтов, он перенасыщает сантиметр кинопленки бесполезными нюансами, тем самым доводя агрегатное состояние условно главного сюжета из твердого тела до размазанной жижи. Да, глядя на фильмографию Брайна в наступившем тысячелетии, понимаешь, в 1990 году на Костре тщеславия начали тлеть не пороки общества, а карьера самого постановщика.

8 декабря 2013

«Преступление и наказание» на американский манер

Интересно, что двигало режиссёром Брайаном Де Пальма, который больше специализировался на жанре триллера, попробовать свои силы в некотором фарсе по роману Тома Вульфа «Костры амбиций, в комедии со слабым прикусом мелодрамы, в насмешке над теми, кто называет себя привилегированным классом. Скорее всего, как раз это была проба сил в жанре, который ему мало знаком по собственным постановкам. Можно сказать, что попытка не то, чтобы потерпела фиаско, но 5 номинаций в антипремии «Золотая малина» кое о чём говорит.

Вообще 5 номинаций эти удивили донельзя, и не только из-за того, что картину снимал создатель «Лица со шрамом» и «Неприкасаемых», а сколько из-за звёздного актёрского ансамбля, только вдуматься: в одной картине играют такие люди, как Том Хэнкс, Брюс Уиллис, Мелани Гриффит и Морган Фриман. Да любой бы режиссёр, сценарист, продюсер был счастлив такому составу, но «Костёр тщеславий» стал подтверждением тому, что не всегда куча звёзд делают фильм отличным, провалы бывают у всех.

Конечно, до конца провалом «Костёр тщеславий» я не могу. Когда я его смотрел, но у меня устах блуждала снисходительная улыбка по отношению к персоналиям фильма. Надменность героев Хэнкса и Гриффит великолепно контрастировала с наплевательским отношением ко всему происходящему героя Брюса Уиллиса, пьяницы и дебошира. Продажность героя Джона Хэнкока контрастировала с умом и порядочностью, рассудительностью и праведным гневом героя Моргана Фримана. Всё это забавно, смотрится довольно легко, без заморочек, а финал говорит о том, что умные люди выйдут из любой трудной ситуации с честью.

Но вот, что интересно — я выше сказал, что «Костёр тщеславий» вышел без заморочек, а ведь с таким режиссёром и таким актёрским составом именно они и ожидались, мало кто мог предположить, что будет создана довольно простая лента, которая для подавляющего большинства станет фильмом для одного просмотра, в ней настолько всё ясно и понятно, что второго раз и не надо. Это не драматизм в духе «Преступления и наказания» — это скорее пародия на классическое произведение.

Найти себе полюбившегося героя во время действия фильма будет также достаточно просто. Благо, армия поклонников у Брюса Уиллиса и Тома Хэнкса многочисленна, а сами актёры не подводят своих фанатов, умело и качественно выполняя свой профессиональный долг. Если Хэнкс импонирует своим «теплом», то Уиллис нравится тем, что характер его героя схож с нашим менталитетом. Мелани Гриффит? Ну во-первых, поражает своими формами, а во-вторых её героиня достаточно раздражает, чтобы сказать, что Гриффит сыграла хорошо, ведь и таких героинь надо играть!

Ругаться, именно ругаться, вроде бы не на что, можно пожурить чуть, но и сказать много приятных слов картине не приходится. Смотришь её и всё, особых эмоций не вызовет, но и крайне отрицательных эмоции и близко не будет. Режиссёр и актёры позабавились, можно так сказать.

7 из 10

18 августа 2013

Хороша комедия. Мне понравилось. История подобрана классная. Рассказ в этом фильме пойдет о том, как можно потерять все из-за какой-то мелочи, о том, что порой, чтобы восторжествовала правда, нужно немного соврать.

Здесь очень здорово сыграли актеры. Исполнители главных ролей Хэнкс и Уиллис отлично поработали — их герои запоминаются и располагают к себе. Вообще стоит отметить, что все герои забавные. Один преподобный чего стоит!

Понравилось, что юмор, скажем так, на грани пошлости. Именно на грани. То, что нужно. Нету переборов, которые сейчас повсеместно в каждой комедии.

Считаю, что это кино отлично подойдет для субботнего вечера дома. Можно лечь на диван, расслабиться, и насладится веселыми шутками, забавными героями и, по сути, нелепой историей.

8 из 10

20 сентября 2011

Справедливость по нью-йоркски

Прочитав книгу и узнав, что по ней снят фильм, я недолго думая уселся смотреть. Актёрский состав дал надежду, что фильм будет интересным, ну по крайней мере я надеялся, что книгу не очень сильно переврут, но я чудовищно ошибся. Но обо всём по порядку.

Начнём с того, что половина интереснейших сцен книги ушли в небытие, а некоторые просто были совмещены с другими, что в принципе понятно, но совсем не радует. Сцены в тюрьме, объяснение Шермана с женой, смерть Раскина в ресторане — одни из сильнейших моментов в книге оказались видимо неинтересными для фильма.

Во-вторых, персонажи либо совершенно никакие, либо их просто нет. Один из главных засранцев книги, Фэллоу, неожиданно стал чуть ли не главным искателем справедливости. Суровые детективы Мартин и Гольдберг, которым всё нипочём, оказались… никакими, просто никакими, я скорее представлю их в кафе пьющими кофе с пирожными, чем детективами в Бронксе. Помощник прокурора Крамер, мощный еврей, пытающийся показать, что он делает мир лучше, попутно соблазняя присяжную, переодевая сменную обувь на работе, и пытается подражать на службе ирландцам, оказался маленьким задохликом, который всех боится. Судья Ковинский из маленького, но харизматичного еврея превратился в негра, читающего мораль. Перерождение Шермана как личности было передано в несколько этапов, то он властелин мира, потом он плачется в метро, потом стреляет в потолок и прогоняет всех из дома и наконец смеётся в суде — где переживания о смысле жизни, о дочке, о жене, деньгах и положении в обществе?

В-третьих, то что делало книгу интересной, тот контраст между миром богатых и бедных, белых и цветных, ирландцев и евреев, политиков и обычных граждан просто не заметен. Темы про ослов, про банк взаимных услуг, про ирландцев просто были опущены.

Конечно у сценариста с режиссёром другие взгляды, но на мой взгляд неудачная экранизация замечательного романа, некоторые сцены показаны с точностью до мелочей, некоторые переделаны, некоторые пропущены, всё развивается настолько быстро, что невозможно почувствовать той напряжённости и переживаний, герои никакие, смотря на них не испытываешь практически никаких чувств и в отличии от книги всё закончилось банальным хэппи эндом с поучительной лекцией о справедливости и приличности.

3 из 10

21 мая 2011

Всему есть компенсация.

Можно бесконечно говорить о прекрасной игре актёров, интересном сюжете и повороте событий. Можно восхвалять работу режиссёра и оператора, но при всём этом, за идеальной красочной картинкой и увлекательным сюжетом, мы не замечаем самого главного, мы не видим пошлости и аморальности современного мира.

Фильм начинается такой фразой:

— Что толку человеку, который обретёт весь мир, но потеряет душу?

Вроде ничего аморального и крамольного в этой фразе нет, но в конце фильма мы слышим ту же самую фразу, но после неё мы так же слышим и дополнение к ней:

— Всему есть компенсация.

Вот оказывается в чём суть фильма, всему есть компенсация, даже самому аморальному поступку в жизни. Даже отец главного героя, олицетворение, морали и этики, который всего добился сам, благодаря правде, говорит своему сыну:

— Если правда тебе не поможет, тогда соври!

Вот они истинные ценности, вот та двойная мораль западного общества, которая ненавязчиво порабощает наш разум.

Весь фильм мы видим, как на чужом горе люди зарабатывают себе репутацию и благосостояние и это воспринимается, как норма жизни, этого момента все и всегда ждут и боятся его упустить.

Что ещё можно сказать об этом фильме? Обязательно смотрите, но смотрите на него свысока, дабы не уподобляться героям ленты, что бы не погрязнуть во лжи и не попасться на удочку чуждой нашему обществу, сомнительной морали. В то время когда всюду правит закон, мы почему то забываем о самых простых благодатях, которые ещё не так давно казались для нас обычной нормой.

6 марта 2010

Неполиткорректный фильм о политкорректности.

Брайан Де Пальма, режиссер, подаривший несколько гангстерских саг, ставших эталонами в жанре. Человек, нарушивший многолетнюю монополию Джеймса Бонда. Первые аккорды мелодии из его фильма буквально за несколько недель стали не менее узнаваемы, чем тема Агента 007, как бы открыв новое поколение фильмов о спецагентах. Режиссер, познакомивший кинематограф со Стивеном Кингом.

Самым же ярким фильмом комедийного жанра этого художника можно считать «Костер …». Сатира, юмор, элементы драмы, терпимость (или нетерпимость) к людям другого цвета кожи и многое другое, сделали этот фильм этаким эдаким кулинарным шедевром, не приедающимся и после …надцатого просмотра. Для того чтобы получить представление с фильмом какого рода предстоит иметь дело, необходимо познакомиться с ингредиентами.

Итак, главный персонаж, преуспевающий БРОКЕР с Уолл-Стрит (Том Хэнкс), «властелин вселенной». У него есть все: работа, на которой он получает процент от сделки, так называемые «крошки от пирога», в размере миллиона-другого, жена, дочь (одна из первых ролей Кирстен Данст), квартира на Парк-Лейн, с потолками в 20 метров и …

…ЛЮБОВНИЦА (Мелани Гриффит) с лексиконом, манерами и восприятием окружающего мира, делающими похожей ее на известную «светскую львицу» из Питера.

Еще есть спивающийся РЕПОРТЕР скандальной хроники (Брюс Уиллис), характеризующий себя кратко, но емко: «Когда работаешь в борделе, надо быть лучшей проституткой».Его работодатель о нем, правда, другого мнения: «Я звонил тебе на работу. Никто не знает где ты. И даже кто ты, не знают!»

СУДЬЯ WHITE (Морган Фримэн) вершащий правосудие в Южном Бронксе и рассматривающий дела со скоростью пулемета. Он скор на руку и «красноречив». Вот как он отзывается об одном из дел:

- Это дело то, что мы называем, кусок дерьма. В вольном переводе это означает, что никаких улик по этому делу нет!

Вы не знаете, что такое Бронкс? РЕПОРТЕР в процессе расследования расспрашивает о пострадавшем пареньке по фамилии LAMB у учителя, который его учил:

- Скажите, он был вообще хорошим учеником?

- Вы знаете, наши ученики хорошие, если посещают уроки и не писают на учителя.

- Хм… Согласно вашего критерия он все-таки был хорошим учеником?

- Ну, насколько я помню, на меня он не пИсал ни разу…

А еще в Бронксе есть окружной ПРОКУРОР, который спит и видит, чтобы его избрали мэром Нью-Йорка. Для этого единственное, что ему требуется, это любовь «цветных» избирателей: черных, филиппинцев, вьетнамцев, мексиканцев…. Как заполучить эту любовь? Проще простого — надо засудить «белого». И не просто осудить, а распять! Да что там «распять», он готов «поставить раком всех белых от Парк-Авеню до Олбани». Речи прокурора витиеваты и забористы, так что ему приходится постоянно извиняться перед своими небелыми подчиненными за свой «французский». Одним словом, «уважаемый еврейский либерал, ставший после выпуска теленовостей расистом и свиньей».

«Помочь» ему в этом берется ПРЕПОДОБНЫЙ BACON. Описывать его смысла нет, это надо видеть! Подобного ему «цветного» пастора по яркости исполнения можно увидеть разве что в «Южном Централе …». Помните? «Не спрашивайте, не спрашивайте, откуда, откуда, откуда у пастора хороший дом, дом, дом».

И вот все эти ингредиенты варятся в большом котле под названием Нью-Йорк, разогреваемом костром тщеславия. Брызги искрометного юмора и сатиры разлетаются по сторонам, вовлекая в этот котел все новых и новых персонажей. После первых минут фильма, когда Брокер выводит свою таксу погулять, у меня от смеха заболела диафрагма, которая до конца фильма периодически подвергалась спазмам. Сюжет на протяжении фильма не проседает, актеры не выпадают, все на своем месте.

Кино относится к визуальному искусству. Но зачастую «правильно» услышать ничуть не маловажно, чем качественно увидеть. В этом фильме для того чтобы правильно услышать не нужна акустика 5.1. Нужен просто голос «старой гвардии», одного из лучших ее представителей — Алексея Михалева. Своими интонациями и тембром он мастерски отслеживает градус эмоций действующих лиц. Он одинаково изящно вытягивает и мужские и женские партии, так и хочется сказать: «слава Богу, что над этим фильмом не поглумился дубляж»! В языке большинства персонажей достаточно перца и других специй, но Михалеву удается адаптировать его для нашего восприятия не лишая остроты и удовольствия наблюдать этот яркий костер. Финальная речь СУДЬИ по накалу уступает финалу «Святых из Бундока», но по посылу также актуальна, как и то, что говорят братья. И не в последнюю очередь благодаря Михалеву. Уже 15 лет как этого человека нет с нами, но его голос продолжает радовать зрителя, не позволяя потускнеть многим картинам.

Фильм развлекает, но в нем много моментов, которые заставляют задуматься и стать лучше: что толку, если ты обретешь мир, но потеряешь душу? Чего стоит возвышение одного человека, если ценой этому будет уничтожение другого? Это всегда плюс для любой картины развлекательного жанра, будь то хоррор, приключения или комедия. Эта составляющая позволяет фильму выделиться и стать запоминающимся в серой массе рядовых «развлекаловок».

P.S. В 1991 эта картина и ее режиссер были номинированы на Золотую Малину. Что я думаю по этому поводу? Больше бы ТАКИХ номинантов.

10 из 10.

3 марта 2010

Как лишиться всего и стать никем: экспресс уроки.

Недавно удалось пересмотреть порядком забытый и довольно-таки старый фильм «Костёр тщеславий», который всегда воспринимался мною как сатира, юмор с примесью сарказма. Это довольно-таки своеобразный и явно неоднозначный фильм, посмотрев который, сразу же делаешь выводы, и осознаёшь, что это и более глубокое осмысление, раздумья после просмотра, когда отчётливо понимаешь, что подобная ситуация могла бы произойти и в реальности, что такие поступки и действия, — не исключение из нашей жизни, и это факт. Картина пестрит шутками, зажигательными и сверхактивными действиями персонажей и поражает, казалось бы, безвыходной ситуацией главного героя в исполнении неподражаемого Тома Хэнкса.

Да, в картине есть, что стоит посмотреть и обязательно увидеть, потому что это не бессмысленный трёп и жалкая беготня героев туда-сюда, это некий смысл, содержательность и наличие сути, ярких моментов, которые в столь аппетитной форме преподнесены зрительскому вниманию и оценке. В целом фильм получился довольно неплохой и яркий, привлекательный и чётко обрисовывающий ситуацию, проблему картины, которая будет сопровождать зрителя на протяжении всего просмотра, оставляя того в безызвестности и гадании, чем же обернётся, каков будет исход этой щекотливой ситуации.

На самом деле, в картине Вы не увидите ни зрелищных погонь, ни перестрелок, ни реалистичных драк и погонь, — здесь этого попросту нет, это немного из другой, но не менее интересной и привлекательной оперы. Вся суть излагается в тихом, последовательном, но не нудном и не надоедливом повествовании, позволяя зрителю проникнуться духом в эти события и осознать существенность и весомость обстановки. Это совершенно своеобразный и достойный фильм, поставленный известным и талантливым режиссёром Брайаном Де Пальмой, который увидел всё это в особенном, непривычном свете, сумев так красочно и максимально реалистично преподнести зрителю данную ленту во всей её красе и очаровании.

В целом и в своей совокупности достойное и даже серьёзное вышло кино, которое закрепляется участием таких крупномасштабных звёзд, как Том Хэнкс, Мелани Гриффит и Брюс Уиллис. Каждому из этих персонажей отводится своё место, собственная ниша в данной картине, отчётливо рисующая и изображающая неповторимость, особенность, строгую индивидуальность каждого героя ленты.

Ведь, на самом-то деле, согласно оригинальной версии сюжета, не всё так и гладко, чисто и ярко в жизни героев, как бы они того не скрывали, каждый из персонажей, надо сказать, на момент длительности фильма переживает своеобразный перелом, изменение и превращение в других, более лучших и добрых личностей, чего нельзя не заметить. Единственный человек, который остался при своём мнении, и, к слову говоря, за то и покарался, это Мария Раскин в исполнении Мелани Гриффит, которая совершила наезд на того самого чернокожего парня и всю вину возлагала на своего любовника Шермана МакКоя (Том Хэнкс).

Невозможно не заметить и яркого персонажа Брюса Уиллиса, — тщеславного и чрезмерно гордого писателя Питера Фэллоу, считавшего себя всем и вся, центром планеты. С уверенностью можно сказать, что и этот герой смог исправится и стать чуточку лучше, выше прежнего себя в духовном плане, что не радовать, по-моему, просто не может! Великолепно исполнил, пусть и эпизодическую, но довольно заметную роль, этот замечательный и известный актёр, за что ему огромный плюс и много похвал. К слову говоря, все эти звёзды, исполнявшие персонажей, всё-таки смогли передать ощущения и чувства своих героев, вжились в роли наиболее удачно и показали

зрителю всё своё мастерство и умения.

В итоге, качество, зрелищность и яркость, — те три составляющие, которые и предрасполагают зрителя к просмотру, а его мнение, — к наиболее высокому и заслуженному для фильма. Словом, если Вы ищете чего-то неповторимого и зрелищного, стоящего размышлений и раздумий, ценных мыслей и актуального содержания, Вам, несомненно, подойдёт именно «Костёр тщеславий», да не усомнитесь в этом! Я же с удовольствием посмотрел эту картину и высоко её оценил, чего желаю и Вам, Дорогой зритель! Приятного просмотра и ярких Вам впечатлений!

16 марта 2009

Удивительный коктейль драмы и комедии. Классная ирония над американским бомондом. И не удивительно, что в США фильм восприняли далеко не все, ведь очень не многие там способны посмеяться над собой. И в то же время взгрустнуть.

Отличный фильм отличного режиссёра, конечно, рекомендую к просмотру!

10 из 10

14 октября 2008

Деньги — не главное

Одна из лучших ролей Тома Хэнкса, а вот на месте Уиллиса мог быть любой другой актёр. Фильм — тонкий, элитарный, глубоко нравственный, какие в Голливуде можно по пальцам пересчитать. Может ли быть счастлив человек, потерявший всё — миллионы баксов, жену, любовницу? Маккой на собственном опыте познаёт, что деньги — не главное в жизни.

Теплота, человечность, искренняя поддержка родных, оказывается, стоят намного дороже положения в обществе, походов в театр, жизни в элитном районе, где царят лицемерие и эгоизм. Также герой учится исходить из худшего: сума всё-таки лучше, чем тюрьма.

Местами смеёшься до колик, а местами продирает до мурашек. Финальный монолог судьи реально впечатляет. Достойный вклад Брайана Де Пальмы в сокровищницу мировой кинематографии!

17 июля 2008

Комедия Костер тщеславий появился на свет в далеком 1990 году, более 31 года тому назад, его режиссером является Брайан Де Пальма. Список актеров, которые снимались в кино: Кирстен Данст, Брюс Уиллис, Трой Уинбуш, Ким Кэтролл, Рита Уилсон, Дон Макманус, Луис Гьямбальво, Сол Рубинек, Морган Фриман, Ф. Мюррэй Абрахам, Скотти Блох, Том Хэнкс, Мелани Гриффит, Ричард Гилберт-Хилл, Адам ЛеФевр.

Примерные затраты на создание фильма составили 1.В то время как во всем мире собрано 15,691,192 доллара. Страна производства - США. Костер тщеславий — имеет рейтинг по Кинопоиску равный примерно 6,2 из 10. Значение чуть ниже среднего. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 16 лет.
Популярное кино прямо сейчас
© 2014-2021 FilmNavi.ru - ваш навигатор в мире кинематографа.