Бразилия
Brazil
7.7
7.9
1985, фантастика, фэнтези, комедия
Великобритания, США, 2 ч 12 мин
16+

В ролях: Джонатан Прайс, Роберт Де Ниро, Кэтрин Хелмонд, Иэн Холм, Боб Хоскинс
и другие
Сэм Лаури вполне доволен своей жизнью, он предпочитает работу мелкого клерка и согласен мириться с необустроенным собственным бытом вопреки воле матери, входящей в элиту системы. Но внезапно он встречает девушку, которую постоянно видит в своих снах. Ради того, чтобы снова встретить её, он решается сменить работу.

Актеры

Дополнительные данные
оригинальное название:

Бразилия

английское название:

Brazil

год: 1985
страны:
Великобритания, США
слоган: «Suspicion breeds confidence»
режиссер:
сценаристы: , , ,
продюсеры: , ,
видеооператор: Роджер Прэтт
композитор:
художники: Норман Гарвуд, Джон Бирд, Кит Пэйн, Джеймс Эчесон
монтаж:
жанры: фантастика, фэнтези, комедия, драма
Поделиться
Финансы
Бюджет: 15000000
Сборы в США: $9 929 135
Мировые сборы: $9 929 135
Дата выхода
Мировая премьера: 20 февраля 1985 г.
на Blu-ray: 3 сентября 2018 г.
Дополнительная информация
Возраст: 16+
Длительность: 2 ч 12 мин
Другие фильмы этих жанров
фантастика, фэнтези, комедия, драма

Постеры фильма «Бразилия», 1985

Нажмите на изображение для его увеличения

Отзывы критиков о фильме «Бразилия», 1985

Антиутопический нуар

Фантастическая драмеди. Эпатажная сатира. Антиутопический нуар. Великолепные декорации и антураж, которые, даже несмотря на то что выглядят уже несколько устаревшими, всё равно смотрятся очень стильно и привлекательно. Чувствуется мастерское перо Терри Гиллиама. Общая атмосфера смахивает на ретро-фантастику. Много ситкомовщины, но при этом довольно едкий стёб на социальное и политическое устройство общества. Этакая монтипайтоновщина. Замечательный Джонатан Прайс. Хоть и в большинстве актёры кривляются, не плохо и в тему, но всё равно это клоунада. Прайс при этом умудряется выглядеть очень милым и естественным. Есть ещё классный и забавный Роберт Де Ниро в маленькой роли.

Сюжет абсурдный и в нём очень много формы. Такой безумный аттракцион. История любви клерка, который продирается через бюрократические и социальные препятствия безумного общества мира будущего (которое кстати уже наступило). И грустный финал о том, что хороший человек в этом безумном мире может быть счастлив только в мечтах.

Кино сейчас смотрится уже несколько наивно и кинематографически несколько устаревши, но всё равно это отличный и оригинальный фильм. Но сейчас наверное уже больше для совсем киноманов.

30 января 2022

'Потому что девочки не любят Монти Пайтон' (с)

Идеальный момент для просмотра 'Бразилии' - это как раз новогодние праздники. Насмотревшись лёгких советских комедий, начинаешь понимать, что же не так с Терри Гиллимом, нет, не только с этим фильмом, а конкретно со всей его фильмографией, где каждый фильм носит титул 'почти шедевр', но до Кубрика каждому этому фильму - как от Земли до монолита.

Не буду тянуть время: у Гиллиама потеряна эмоциональная насыщенность эпизодов. Не везде, в тех '12 обезьянах' или 'Короле рыбаке' отлично чувствуется сменяющаяся мотивация персонажа. Но, в целом, когда Гиллиам не знает, чем завершить эпизод, он просто включает сюрреализм. Сюрреализм становится не приёмом, а просто палочкой-выручалочкой.

Заезженный новогодний фильм Гайдая. В сценарии есть эпизод, где банда похитителей переговаривается, как ест припасы, списывая их исчезновение на действия похищенной. Мне даже пересказывать это скучно. Но что делает режиссёр? Выразительная игра актёров показывает взаимоотношения в банде, а режиссёр вставляет ещё сюрреалистичную шутку с почёсыванием пятки. Три задачи на эпизод и вот он уже не скучен. Банда делает вид, что отказывается от задания, кульминация скучна, так как зритель догадывается, что банда держится за заказ не меньше нанимателя. Но вставляется шутка с обидой на слово 'волюнтаризм' и скетч с кульминацией, чтобы спрятать десятку. Все огрехи и скучности сюжета сглаживаются скетчевым разнообразием.

Что мы видим в 'Бразилии'? Наполнение эпизода нам понятно ещё в его начале и нам надо выдержать ВЕСЬ эпизод, чтобы уяснить то, что и так понятно. Герой приходит к матери, которой делают подтяжку. Первые кадры - её рожу растянули как блин. Окей, делать подтяжки - зло, а то вдруг мужики клюнут на недостаточно молодую по возрасту бабу. Дальше. Нет, весь эпизод со скучным разговором. Герой не хочет повышения. Почему? Его работа сейчас настолько же скучная, как и при повышении. Он романтик! Дааальше. Герой захотел повышения и идёт на вечеринку к матери, где повышение ему даёт приятель отца с нуля. Никакого развития, никакой кульминации. Наполнение эпизода - аристократия мира такая противная. Дааальше!

Монти Пайтон искренне любят. И столь же искренне ненавидят. Те, кто любят, утверждают, что это 'интеллектуальный юмор' и 'не для быдла'. Но реальность такова, что Пайтоны - это просто абсурдистский юмор. Который, как показывают их фильмы, отлично смотрится в пародиях, но не достаточно проработан, чтобы создать собственный больной, но внутренне непротиворечивый мир. И Гиллиам, которому надо отойти от сюрреального юмора Пайтонов, демонстрирует эмоциональную незрелость: этот персонаж романтик, потому что у него сны, а его мама (у тридцатилетнего мужика, ага) думает не о нём, а о возвращении молодости, а баба - она мечта, а вокруг плохие дяди и тёти.

Это очень мальчиковый фильм. Не мужской, а именно мальчиковый, что очевидно в кульминации фильма, когда герой наконец встречает девушку из сна - Джилл. Игра Ким Грайтс ужасающе невыразительна. Насколько я понимаю, сперва она демонстрирует неверие, потом жалость к герою. То есть это я понимаю по сценарным вешкам, а не по игре актрисы. Мальчиковое восприятие романтики. Она увидит, какой он нелепый, пожалеет, Вы разделяете этот паттерн? Значит, он вам зайдёт. У меня паттерна видеть в партнёре маленького мальчика и любить его материнской любовью нет. Паттерн не действует и потому я смотрю на сцену без эмоциональных очков, и только фейспалмлю: 'Господи, какая же главная героиня сферическая дура в вакууме'. Сперва она действительно пытается добиться справедливости, получив достаточное количество штампов на заявлениях. А затем не соображает, что на самом деле означает, когда её вывели из вооружённого оцепления.

Это мальчишеская фантазия. В этих фантазиях девушки должно быть 'сильными и независимыми' только в пределах, пока они остаются при этом достаточно интересными объектами, чтобы герой продолжал их спасать. Постоянное мельтешение матери, квартиры матери, помноженное на полное отсутствие у героя сексуальной жизни, снова отбрасывает нас в подростковый возраст, когда мальчик только начинает жить один, одержим, как герой, сексуальными фантазиями, но полностью не умеет строить свою жизнь самостоятельно, без влияния родителей (квартира мамы, друзья папы). И... увы, громадная бюрократическая машина превращается всего лишь в 'непонимающих взрослых', чтобы на фоне 'жестокого мира' можно было бы красиво страдать всему такому романтичному и непонятому обществом.

Особо показательна концовка. Я на стороне студии всеми фибрами души и сердца. В фильме оставлено достаточно вешек, чтобы при оставленной открытой концовке фанаты потом писали бы в фэнзинах (в 85-м на интернет рассчитывать не приходилось) 'Да вы не поняли, всё на самом деле не так!'. Но Гиллиам, аки те подростки-фанаты, полез лбом: 'Да вы чё! Не позволю, чтобы моё творение было многозадачным, пусть всё решается однозначно!'.

Это не плохой фильм, но и шедевр из него не больше, чем из редьки. Герои живут в своём мире всю жизнь, но относятся ко всему так, вот будто полчаса назад им эта бюрократическая машина на головы упала: да вы что? Бюрократический аппарат может быть не прав? Всё это приправлено сопливой подростковой любовной историей и эмо-переживаниями. Фильм приятно смотреть, но переживать его, пропускать сквозь себя - не получится.

2 января 2022

Brazil — это не Бразилия?

Если легенды не врут, то с этим фильмом его создатель Терри Гиллиам в самом деле объездил десятки стран и в каждой ему говорили: «В вашем фильме есть частичка нашей страны».

Теперь этот миф, а то и чистая правда, что не важно, но это уже частички знаменитой… Антиутопии? Утопии? Сатиры в стиле дизель-панк? С фильмами этого режиссёра постоянно проблема: они то создают путаницу в голове любителей раскладывать фильмы по жанрам, то вводят зрителя в столбняк. Это происходит из-за погружения в такую особенную мечту с одновременными обломами шаблонов, что внятно высказаться невозможно.

Суть дела: приблизительно британец не слишком счастлив в повседневности и рутине, но выход за рамки стандарта делает его то ли революционером, то ли мечтателем, то ли настолько маргинальной персоной, что ничего, кроме лоботомии ему не светит.

А любимый фокус Гиллиама состоит в том, что зритель начинает оглядываться и ломает уже собственные шаблоны — вдруг замечает, что рутина не в киношной, а в натуральной жизни настолько же непереносима и коварна, как тот мир, из которого персонажи феерии абсурда, в которой у Британии псевдоним Brazil, пытаются убежать то ли в мечту, то ли в бред, то ли на эшафот, то ли в небеса.

А в официальных источниках всё скучно: Brazil — культовый сатирический фильм-антиутопия… Антиутопия — это, вообще-то, изображение нежелательного, пугающего, отталкивающего строя или общества. И так говорят об отношении автора, а не о том, к чему у него вдруг случилось отношение.

При таком описании легко сказать, что автор антиутопии сбрендил. А часть населения планеты не может такое учудить на своей территории, от чего антиутопией другим людям покажется дотошный показ хроники и художественный анализ? Что-то такое ведь было в XX веке… Не так ли?

Желающие оценить варианты могут посмотреть «Обыкновенный фашизм» — это публицистический документальный фильм Ромма, снятый на «Мосфильме». Учтём, что с момента премьеры в 1965 году, фильм не оставляет зрителя равнодушным. А свой фильм Гиллиам снял как раз в том году, который дал название жуткому роману Оруэлла. В прокат он вышел уже в 1985 году, и с тех пор о нём всё спорят и спорят.

В итоге всем, желающим убрать шоры, сломать стереотипы, шаблоны, обрести чистый взгляд и понять, что в нашем привычном мире естественно, а что абсурдно, стоит посмотреть и фильм Ромма, и феерию Гиллиама.

И решить, где феерия, где утопия, а где антиутопия, и где настоящий кинонашатырь для выведения публики из сладкого обморока самообмана в жутковатую реальность.

9 из 10

24 июня 2021

«Бюрократ — это неудачник, постоянно изобретающий собственные триумфы.»

Терри Гиллиам — любитель заострить внимание на бедовых мечтателях-романтиках, обаятельных псевдо-борцах с большими братьями и тягучей повседневностью. Продолжает подобную вереницу «Бразилия» — антиутопический продукт манерных восьмидесятых. Не позволяйте названию картины наталкивать вас на ложный след сюжета, государство в Южной Америке ни сбоку, ни с припёку, это всеголишьнавсегопростонапросто мимолетная отсылочка к острову блаженных из кельтской мифологии — «Brazil» и саундтреку, песне Ари Барросо «Aquarela do Brasil».

Фильм невероятно обаятельный и сочный, можете закидывать его в себя, как орбит баблгам хоть каждый вечер, жевать сей вычурный абсурд надоест ещё не скоро, если поймать настроение безумного кичливого сюрра.

Тоталитарно-бюрократическое общество Англии будущего ведет нескончаемую антитеррористическую акцию не против, а ВО ИМЯ!

Главный герой, Сэм Лоури — младший помощник помощника чиновника низшего ранга в Министерстве Информации. Несмотря на влиятельную мать, старательно пропихивающую Сэма по карьерной лестнице(в небо, но ведущей вниз), сыну предпочтительнее тараканья должность, лишенная всяческого бремени ответственности и лишних обязательств. И дальше бы «Жил на свете таракан, таракан от детства…», если бы не фэм фаталь, приходящая ГГ во снах. Процесс перемен запускается, как только Лоури встречает роковую женщину во плоти(правда, ангел из сна оказался мужеподобной дальнобойщицей с папиросиной в зубах, ну да и ладно). Сэм соглашается на повышение, дабы разузнать о незнакомке. Пресловутые поиски быстро впутывают героя в террористический заговор и ставят крест на карьере Лоури

Первоначальное название картины отражало суть четче:«1984 1/2 ». Гиллиам действительно закопал в «Бразилию» одну вторую оруэлловщины, просто пародийно это оформил: антиутопия по Гиллиаму — это бардак, бесконечная бюрократия, формальное и наплевательское отношение к работе(фильм пристыдил и осмеял меня в исполнении собственной работы). Здесь никакому винтику нет дела до болтика, подавно никого не волнует целостность и исправность механизма целиком, большую важность представляет не одобрение Большого брата, а галочка в верном месте, чувство мол «отстрелялся». У Оруэлла вас придавят ногтем за антигосударственные слова и мысли, а у Гиллиама — потому что в ордере на арест опечатка.

Бедный Гиллиам, обделенный бюджетами ввиду чрезмерной абсурдности и заведомой кассовой провальности собственных экранизаций, напав на след вероятно своей лучшей картины, выгрызал деньги буквально отовсюду, проблемы со съёмками и с продвижением фильма были настолько тяжёлыми, что у Гиллиама случился временный паралич обеих ног. Все-таки нужно отдать должное человеку, выстроившему мир будущего из известной субстанции и палок. С помощью освещения, ракурсов и монтажа Гиллиам снял фильм, вошедший в киноисторию.

Всегда греет душу образ героя, который решился. Решился променять комфорт, стабильность и размеренность на абсурднейшую экспедицию за своими эмоциями, за своей ЖИЗНЬЮ. Действительно печально за Сэма Лоури, который подобно Икару решился и не осилил.

Гиллиам ведет нас к пессимистическому умозаключению — находясь «в системе/матрице» дерзить на монументальные подвиги мы на самом деле можем только в снах и мечтах. Однако, находясь в своих грезах, мы проигрываем реальности своё собственное время, на волну успеха может сигануть только реалист.

11 апреля 2021

Любовь во сне и наяву

Эта картина известнейшего американского режиссера Терри Гиллиама повествует о гипербюрократическом мире, в котором таким людям как Сэм Лаури в исполнении блистательного Джонатана Прайса явно не место.

Главный герой является примерным, трудолюбивым и талантливым работником одного из многочисленных отделов «бумажной» системы, доброту и готовность прийти на помощь которого с удовольствием использует трусливый начальник отдела мистер Курцман (Иен Холм). Сэм даже не желает идти на повышение в более крупный и перспективный отдел, в связи с тем, что не хочет зависеть от своей матери (Кэтрин Хелмонд) яркой представительницей элиты, всячески способствующей продвижению сына по карьерной лестнице, договариваясь за его спиной об этом с главами различных отделов.

Настоящая жизнь Сэма проистекает в его снах, где он предстает крылатым рыцарем, спасающим таинственную принцессу, которую вскоре встретит наяву. К глубочайшему удивлению для главного героя сон становится явью. Сила любви выявляет его истинное нутро и к уже упомянутым положительным качествам Сэма добавляется мужество, жертвенность и бесстрашие. Сможет ли наш рыцарь спасти свою принцессу в реальном мире?..

Истина любви заключается в её способности выявить всё самое лучшее, что есть в человеке. Истинно, что именно любовь является главной целью каждого человека. Стремиться испытать это чувство, подарить его другому человеку и в союзе с ним создать главное творение любви — новую жизнь, не этого ли счастья длиною в вечность хочет пожелать себе человек.

Как же жаль, что часто в рутине обыденного дня, человек перестает ценить настоящее и мечтать о будущем, превращаясь в бездушный предмет системы, призванной обезличить человеческое нутро и превратить его в подобие машины, которой необходимо выполнять заложенный в её программу ограниченный функционал.

Остается надеяться, что наши мечты в один прекрасный день станут реальностью. Сны, будоражащие наше сознание в часы физического отдыха, проявятся наяву. Реальные же цели будут ускорять эти процессы, ведь истина так же в том, что Любовь — это Действие.

Так действуйте!

7 октября 2020

Воображариум Терри Гиллиама (часть 2)

«Бразилия» — собственно то кино, с которого Гиллиам начинается как самостоятельный Автор. Ведь, что он снял до этого? Детский интертеймент «Бандиты во времени», несколько фильмов вместе пополам с Терри Джонсом с участием коллектива «Монти Пайтон» да невразумительного «Джеббероуки», в котором решил поэкспериментировать с сатирой в сказочном и историческом жанрах одновременно. «Бразилия» же — не только антиутопия, ставшая культовой, не только триумф визуального кино, в котором изображение оттягивает на себя 90% зрительского внимания, но и всесторонняя антибуржуазная, антитехнократическая и антибюрократическая критика современности. Гиллиам в этой картине, представляющей собой ко всему прочему еще и массу синефильских цитат (от «Броненосца Потемкина» и «Метрополиса» до экранизации «1984» Майклом Редфордом), выступает подлинным художником необарокко 80-х, наряду с своими французскими коллегами Бенексом и Караксом.

Дотошность воссоздания возможного будущего буржуазного, рыночного, но при этом полицейского и бюрократического государства, невероятная по эффектности работа оператора и художника-постановщика поражает и по сей день. Возможно, излишними были сцены безостановочного экшена с погонями и стрельбой, делающие «Бразилию» более массовым зрелищем, чем диктует замысел, но и они захватывают дух, особенно в сцене снов главного героя. Гиллиам — никогда не был Автором на все сто процентов, он скорее, как Кубрик, насыщал коммерческую форму, доступность структуры широкой публике, подрывным содержанием. Также и в «Бразилии» образы террористов-подпольщиков, сопротивляющихся полицейскому контролю и бюрократической волоките, поданы романтически-идеализированно (а не так, как, допустим, в «Лобстере» Лантимоса, где революционерам «достается» от режиссера не меньше, чем властям).

История мелкого служащего, который неудачно влюбился, связался с подпольем и в итоге не получил ничего хорошего, конечно, навеяна Оруэллом, но лишена знакомой нам по «1984» мрачной ауры, у Гиллиама сатирический дух, порой абсурдистская ирония, унаследованная им, видимо, от «Монти Пайтона» скрашивает достаточно тяжелые перипетии сюжета, в которых мало веселого. Даже финал режиссерской версии, смело и бескомпромиссно все расставляющий на свои места, не выглядит, что удивительно, особо тяжким. Гиллиам и в этом фильме, как и в прочих своих картинах, учит зрителя свободе, независимому мышлению без оглядки на авторитеты, вере в иррациональное богатство жизни, которое не оставляет камня на камне от попыток гомогенизировать ее.

«Бразилия» — сложно структурированный фильм, но смотрится он легко и быстро, это вызвано детальной проработкой сценария и пониманием режиссером и съемочной группой своих задач: так лопоухий, нелепый Джонатан Прайс в роли незадачливого клерка, напоминающего Кафку и его героев одновременно, скупые, но точные камео Де Ниро и Хоскинса, замечательные женские роли, сцены снов героя с его полетами, рыцарством и спасением любимой — все это формирует атмосферу сказочного очарования этой ленты, придающей антиутопии черты легенды. Лично на мой взгляд, сравнение некоторыми критиками чарующе-воздушной «Бразилии» с тягостно-богоискательской «Теоремой Зеро» не вполне правомерно: конечно, это две антиутопии, два безрадостных прогноза возможного будущего, но по интонации и концептуальному посылу они не схожи (да и визуально в них не так много общего, как кажется на первый взгляд). Ведь «Бразилия» — в первую очередь сатира на бюрократию и технократию, а «Теорема Зеро» — прежде всего размышление о будущем цифровых технологий.

В любом случае, «Бразилия» не устарела ни содержательно, ни технически: бюрократия и сциентизм также сильны, как и во времена ее создания, а микс из Оруэлла, Хаксли и Замятина, приправленный юмором, которого всем трем великим книжным антиутопиям так не хватало, очень удачен. Главное то, что «Бразилия» не оставляет у зрителя упаднического, депрессивного чувства, ибо и режиссер, и его герои верят в жизнь, способную подорвать даже самый устойчивые и жесткие тоталитарные социальные схемы и модели.

11 августа 2020

Частичка каждого государства

Так о чём же фильм? — Да обо всём сразу господа! Ибо когда Терри Гиллиам ездил со своим фильмом по миру, то везде ему говорили, что в данном шедевре есть частичка их государства. Казалось бы, что в одном фильме невозможно уместить сразу всё и к тому же уложиться в два с половиной часа — но Гиллиам смог. Бразилия получился настолько нестандартным фильмом с выносящим напрочь мозг развитием сюжета, что предсказать, что будет дальше — просто невозможно.

Здесь высмеивают политический строй, как таковой, взяв в основу все известные формы государственного управления и шестерящих у них на службе, а также тухлой элиты. Вы без труда узрите, как демократию, так и коммунистический строй и лёгкий оскал третьего рейха вкупе с тотальной диктатурой, где полностью сгнившая система упорно цепляется за власть не особо выбирая методы влияния на общество и не позволяя даже на йоту усомниться в их исключительности.

Фильм Бразилия актуален и сегодня, даже по моему больше, чем в 1985 году, ибо сегодня мы, как-никогда под колпаком, посему эту картину можно смело назвать актуальной, практически для любой страны.

Что хочу отметить особенно — так это масштабы проведённой работы, ибо это была первая половина 80-х и на компьютере ничего не рисовали, а посему все декорации живые — а их там огого как много. За это создателям жирнейший плюс, всё сделано качественно и к делу подошли со всей серьёзностью, подарив зрителю очень качественный и хорошо вылизанный продукт.

Прочитал также, что в финальной битве, авторы обыграли эпизод из фильма Сергея Эйнзенштейна — «Броненосец Потёмкин», кто видел этот фильм, тот без труда узрит. Я понял сразу, даже смешным показался.

Вобщем сатира с элементами трагедии получилась превосходной, я даже удивлён, почему он прошёл мимо меня и я узнал о нём неделю назад, чисто случайно, хотя премьера прошла в 80-ти странах и везде её приняли крайне тепло. Бразилия заставит посмеяться, взгрустнуть и местами очень хорошо подумать о том, насколько глубоко мы стали рабами системы и самих себя.

25 июня 2020

Страна дураков Терри Гиллиама.

Когда заводишь разговор о Терри Гиллиаме, сложно начать с чего-то конкретного.

Можно с того, что он член знаменитой комедийной группы «Монти Пайтон», художник-аниматор, актёр, сценарист кино и театра, режиссёр, с одной стороны, малоизвестный и не слишком успешный в смысле коммерческом, но имеющий при этом свой узкий круг поклонников и в каком-то смысле даже «культ»; список этот, я уверен, можно продолжать ещё очень долго. Тут есть опасность увлечься излишним рассуждением, теоретизированием, какими-либо субъективными вещами, и тем самым опуститься до досужих вымыслов, и, в таком случае, портрет станет кривым зеркалом.

Поэтому, наверно, проще и правильнее рассмотреть творчество Гиллиама с точки зрения различных художественных традиций, в том числе кинематографических, и уже отсюда вести рассуждения о его месте в истории кино и искусства в целом и о тех, на самом деле, мелочах, но которые делают его уникальным, ни на кого ни похожим автором.

Прежде всего, о том направлении, представителем которого является Гиллиам: его можно условно обозначить как фантазия, или фантазийный (фантастический, гротескный) кинематограф. В данном случае, фантазия — не жанр, а способ мышления и способ развития художественной мысли, подразумевающий некоторую барочность и карнавальность всего действия, его переусложнённость и избыточность в деталях порой в ущерб целостности всего произведения. Так снимал свои фильмы Федерико Феллини, и именно его влияние на Терри Гиллиама особенно ощутимо. Тут можно спорить о вкусе, который, на мой взгляд, часто изменяет Гиллиаму, также как и о качестве исполнения, в котором он сильно проигрывает итальянскому режиссёру даже в последних своих работах, выполненных на более высоком (имеется в виду — чисто ремесленном) уровне, чем его ранние фильмы.

Возможно, причина этого во вполне естественном для — пусть уже только по происхождению — американца Гиллиама желании коммерческого успеха, к которому постановщик «приучен» благодаря славе «Монти Пайтон». Это заставляет Гиллиама упрощать кино, сводя его к рассказыванию последовательной, пусть и весьма причудливой, истории, более всего напоминающей комикс, хотя в этом нет ничего постыдного, чего-то что умалило бы достоинства художника. В конце концов, Феллини тоже часто эксплуатирует эстетику «рисованной ленты» — прежде всего «Маленького Немо в Стране снов» Уинзора Маккея, — клоунады, бурлеска, вообще всего того, что принято относить к низким жанрам искусства, но то ли мастерство, то ли особое творческое чутье не позволяют автору увлечься чем-то одним так, чтобы часть довлела над целым, и поэтому его фильм представляет собой не кашу, а большой пирог, в котором есть много отдельных и по-своему значимых слоёв. Опусы же Гиллиама пусть ладно скроены и крепко сшиты, но неопрятны, из них торчат куски, составляющие структуру произведения, будь-то уже упомянутый комикс, научная фантастика или английская культура, начиная от своеобразного юмора до литературных перекличек с Льюисом Кэреллом, Джорджем Оруэллом и циклом легенд о короле Артуре.

Тут также можно провести параллель с картинами Жан-Пьера Жене, потому что и «Деликатесы», и «Город потерянных детей», и «Амели» во многом наследуют Терри Гиллиаму, и (как бы прагматически это не звучало) сделаны по той же формуле, с той лишь разницей, что меняются предполагаемые слагаемые. Это, в первую очередь, традиции романа Франсуа Рабле «Гаргантюа и Пантагрюэль» с его натурализмом, близким к абсурдному довольно циничным юмором и гротескной избыточностью.

Но всё вышесказанное, как мне кажется, в большей степени относиться скорее к внешней стороне фильмов Гиллиама. Что же касается содержания, то здесь формальное несовершество обнажает тот сквозной сюжет, который прошивает всё творчество режиссёра красной нитью, хотя каждый раз разрабатывается на разном материале. Элементов у этого сюжета два: дураки и тот мир, в котором они живут. Слово «дурак» здесь — не оскорбление, поскольку в кинематографическом мире Гиллиама оно скорее относится к таким персонажам, как дон Кихот и барон Мюнхгаузен. Про второго Гиллиам снял не самую свою удачную картину, а первый — самый мучительный его долгострой, и возможно, самый важный для него типаж и характер. Противостояние Сэма Лаури («Бразилия») и Джеймса Коула («12 обезьян») с невидимым «большим братом» и борьба за души смертных между странствующим циркачом-монахом-полубогом Парнасом и дьяволом в образе мистера Ника («Воображариум доктора Парнаса») по-донкихотски абсурдны и бессмысленны. Главные герои «Страха и ненависти в Лас-Вегасе» — журналист и его адвокат — настоящие Дон Кихот и Санчо Панса, с поправкой на американскую действительность, и точно такая же, но с меньшей долей гротеска, коллизия разыгрывается между Перри и Джеком Лукасом («Король-рыбак»). Но, как и свои литературные прототипы, персонажи Гиллиама — последние в своём роде, исчезающие натуры, идеалисты, фантазёры и мечтатели в одноликом мире прагматиков. Им, наследникам дон Кихота и барона Мюнхгаузена, нет места в этом мире, и отсюда идёт очень важная для Терри Гиллиама, повторяющаяся из фильма в фильм тема побега, или эскейпа. Герой «Бразилии» бежит в мир своих фантазий из неуютного для него города будущего, сходя с ума. Учёный Коэн Лет из «Теоремы Зеро» становится частью виртуальной реальности. Воображариум доктора Парнаса из одноимённого фильма становится манией героя Хита Леджера, и даже в галлюциногенных трипах Джонни Деппа и Бенисио дель Торо проскальзывает что-то эскейпистское, что позволит побороть «Страх и ненависть в Лас-Вегасе».

Возможно, такая стратегия жизни — «внутренняя иммиграция» в искусство, виртуальное пространство, в фантазии — в современном мире если не лучшая, то, во всяком случае, самая привлекательная: слишком много твориться ужасного, кошмарного, и что самое грустное, конца этому не видно и повлиять на это нельзя, а если можно, то на самом ничтожном уровне. Время доказало, что историю делает масса и говорить надо с ней, а удел одиночек — запереться в старом брошенном соборе и ждать телефонного звонка от Бога, тобою же выдуманного. Конечно, человек веры, пусть даже и искусственной, представляется гораздо более светлым будущим, чем успешные и деловые люди, превращающие цветущий сад в выжженную пустыню, но и те, и другие, кажется, забыли одну старую, единственно утешающую сегодня мысль: мир богаче любых фантазий.

14 июня 2020

Недожатая сатира на нашу реальность, но точно не антиутопия

Скажу сразу, я описываю мнение по режиссёрской версии хронометражом 2 с половиной часа и могут быть расхождения с мнениями о театральной версии. Режиссёрская версия показывает события более плавно и размеренно. Нет той дикой смены событий, которая буквально вводит в замешательство неподготовленного зрителя.

Также хочу сразу сказать, что это не антиутопия в духе 1984, как многие пытаются высказаться. Даже дополнительные факты вообще не сходятся с фильмом, якобы о названии «1984 с половиной». Хотя даже в этом прослеживается небольшая издёвка от Терри Гиллиама. Но по факту это только запутывает зрителей. На самом деле этот фильм выражает нашу с вами действительность в сатирическом ключе. Есть моменты кумовства, есть бюрократия, есть человеческий фактор, да тут даже сантехников изобразили от неофициалов и напрямую с коммуналки. Так что параллели налицо. А также мораль, что не нужно ломать свою жизнь ради призрачных желаний. Жаль только, что Терри Гиллиам не до конца развил этот момент.

Итак, есть некий участник системы Сэм Лоури — винтик государственной машины и этому винтику внезапно начали сниться героические сны с женщиной в беде, которую он же героически спасает весь такой в сияющих доспехах с крыльями. Также удивительно то, что женщина из снов встречается Сэму и в реальности. И тут бедолаге Сэму нет бы да откинуть эти назойливые идеи, но он решается на отчаянный шаг в погоне за героиней своего сна…

А теперь о фильме. Терри Гиллиам настоящий мастер изобретательной сатиры в духе Терри Пратчета с его «Автостопом по Галактике». Тут очень хорошо прослеживаются бюрократические элементы, а также скука винтиков системы на рабочем месте. Притом изобретательность винтиков достигла таких масштабов, что они уже буквально нутром чуют внимание начальника, чтобы в нужные моменты его дурачить и отлынивать от рутинной работы. Этот момент шикарен и ради него только уже стоит посмотреть фильм. Также шикарен момент с Таттлом и его шунтированием системы охлаждения в квартире Сэма. Роберт Де Ниро тут очень органичен. Вот только нервозность главного актёра местами раздражала. Либо просто режиссёром не очень хорошо показан момент появления желания в Сэме вырваться из рутины системы. Тут Сэм во многих моментах ведёт себя как нервный неадекват. Может бюрократия сделала его таким дёрганным, но на работе он себя ведёт вполне собранно. Либо волнение при виде девушки из мечты совсем сбила с колеи частичку систему… В общем, этот момент в фильме показан слабо.

Далее по музыке. Терри Гиллиам явно впечатлился одной единственной музыкой. И такое бывает, когда вдруг музыка начинает дико сочетаться с внутренней ритмикой. Но всё же можно было разнообразить аудиосоставляющую картины. Иногда эта мелодия играет совершенно невпопад атмосфере эпизода. И это тоже обидно. В режиссёрской версии, кстати, играет музыка со словами. В театральной же версии была лишь бодрая мелодия, что мне казалось более соответствующей настроению некоторых особо сатиричных моментов из фильма. Так что тут неоднозначно.

Поэтому ставлю нейтральную оценку. Это не шедевр, но лучшей сатиры так и не сняли. Сейчас вообще с этим туго даже в Голливуде. Не могу припомнить более глубокой сатиры на бюрократическую машину, которая смотрелась бы также живо.

Фильм же нравится моментами и некоторые даже хочется цитировать. Даже Боб Хоскинс в роли официального ремонтника из коммунальных служб шикарен. Дааа, такие коммунальщики есть и в реальности… Так что эта лента именно изобретательная, но с нераскрытым потенциалом сатира на сегодняшнюю бюрократию и беготню за бумажками — «Подпишите тут, подпишите здесь и не забудьте забрать квитанцию!!! Но у вас же нет штампа…»

8 мая 2020

«Бразил» или Brazil

Этот фильм Терри Гиллиама, приступивший к введению зрителя в полутранс или недоумение ещё 35 лет назад, почему-то регулярно помещают в разряд антиутопий. Не факт, что сам Гиллиам с этим бы согласился. Но кто его спрашивал?

По классике, надо было бы считать, что общество, созданное им в этой ленте, откуда-то из будущего, но в фильме полно архаизмов и кроме пневмопочты, чтобы усомниться.

Есть догадка, что Гиллиам снял пародию на американо-британский уклад, поместив не анти, а вполне саркастическую утопию в недалёкое, но альтернативное прошлое, в котором канцелярские и кухонные принадлежности прошлого и позапрошлого века мирно уживаются с псевдокомпьютерами, вошедшими в канцелярии и дома уже в этом веке. И идеалы, если их правильно подплющить под стандарт, помогут не просто выжить в безумном мире, а ещё и выжить с комфортом.

Разгадка: никакая фильм Brazil не антиутопия, а очередная попытка гениального режиссёра создать параллельный нашему мир, чтобы уродства нашего мира наконец-то стали заметней и почтеннейшая публика прореагировала.

Судя по концовке, тщету надежд Гиллиам испытал заранее и на шевеления мысли в мелкобуржуазной среде не полагался. Просто доказал в фильме, что реальное и хорошо изученное им общество нежизнеспособно.

Однако прежде других вымрут в нём романтики, мечтатели и наивные бунтари, которые так и прокисали бы в роли клерков в своих канцеляриях, если бы безумный мир не отдавил бы конкретному клерку его личный драгоценный мозоль. Вероятно, не плотский, а душевный.

Фильм до сих пор очень хорош, как и всё, что уже успел представить на суд публики замечательный мастер параллельных миров Терри Гиллиам, кто бы и как ни относился к его понятиям во времена увлечения абсурдами Monty Python. Просто не всё всегда такое, каким нам кажется на первый взгляд. А вы что подумали?

8 из 10

8 мая 2020

Антиутопия для тех кто не любит антиутопии

Высокий рейтинг, похвалы критиков. Ждешь что-то мрачное, что бьет под дых и заставляет задуматься как это было с 1984 или Дивным новым миром Хаксли. Или на крайний случай как Метрополис.

Что получилось. Для начала в фильме огромное количество типично английского юмора. Здесь шутят над клерками и над молодящимися матронами, так и над семейными отношениями героев. Чего стоит история как героя хотят женить, которая шла всё кино. Фильм временами напоминает набор скетчей. Самая надоевшая шутка это шутка о бумагах, что везде нужен штамп и без штампа никуда. С третьего раза она надоедает, с десятого вызывает раздражение.

Сама история выглядит какой-то выхолощенной пародией на 1984. Главный герой романтик, есть система пропаганды которая всем заправляет и ничего хорошего герою ждать не приходится. Но в отличии от 1984, где Оруэлл пытался показать контраст героя и системы здесь всё ограничивается комической беготней героя весь фильм и его снами, которые пародируют реальность. Во снах он носит те же крылья, которые в реальности являются гербом организации где он служит и т. д. Получается пародия в пародии. Оттого серьезно его драму воспринимать тоже не получается.

Почему фильм не является антиутопией. Мир никак не показан.

Кто эти террористы? Как сказал один из героев в середине фильма — половина террористы, половина жертвы. Это выглядит отсылкой к классике антиутопий, что террором занимается само государство, чтобы оправдать свои репрессии и контроль, но фильм об этом так и не упоминает.

Почему герою снилась эта девушка поначалу?

Как воспринимать деятельность техника Де Ниро? Это очередной скетч или вот действительно есть такой неуловимый техник?

Что это за трубы весь фильм? Для чего они нужны? Что они символизируют?

Оценил фильм в единичку, несмотря на некоторые смешные скетчи и достаточно внятную мотивацию героя за которым было интересно наблюдать. Причина в невнятных законах мира, которые так и не понял. Мне это необходимо, но большинству видимо нет.

5 мая 2020

Абсурд ради абсурда

Там где какая-то мысль создателей сего «шедевра» присутствует, показана она туполобо прямолинейно, например бюрократия и личная свобода, и недвусмысленная «ирония» над этим, в течении всего фильма.

Что, как, зачем, почему, даже не задумывайтесь над смыслом, его всё равно здесь нет. Можно просто пройтись по десяткам восторженных отзывов и вы обнаружите, что каждый в этом фильме увидел свой смысл, отсюда и закономерный вопрос, а был ли он заложен авторами изначально, или весь этот абсурд был всего лишь ради сюрреалистической антиутопической картинки. Так зачем искать смысл там где его нет?

Это один из самых наглых обманов, что я видел в кино. Я до последнего момента ожидал какой-то логической развязки, которая нам всё сразу прояснит, и нелепые сны главного героя с девушкой, которую он потом встретит и даже этот слишком уж нереалистичный мир (в который я не верил ни одной минуты этого фильма) и всех остальных персонажей поступки и характеры которых нелогичны и противоречивы. Нет.

Жанр, всё-таки, следовало бы обозначить как комедия, спрос с этого голливудско-английского продукта был бы меньше — просто, не очень смешная, с претензией на глубокий смысл, комедия. Например, как в фильме «Идеократия». Драма, это когда переживаешь персонажам, а когда персонажей нет, это максимум -

3 из 10

28 марта 2020

Антиутопия Терри Гиллиама

Абстрактная антиутопия от мастера абсурда и путаницы. К стилю режиссёра нужно привыкнуть, так как ирония, комедия и посыл гуманизма отражается на многих его работах. Связь между грёзами и реальностью в «Бразилии» разделена чётко, поэтому можно следить за двумя линиями повествования отдельно, а декорации настоящего времени — это бальзам для поклонников автора.

«Бразилия» во многом схожа с романом Джорджа Оруэлла «1984», только большая порция Гиллиама делает её такой нуарной, вычурной и бросающей в глаза странные предметы обихода. «Странный» — это уже синоним к имени Терри Гиллиам. Абсурдные ситуация и правила антиутопного мира непредсказуемы, порой, чтобы решить обычные житейские проблемы, режиссёр ставит непредвиденные задачи. Огромный акцент уделяется съёмке крупным планом, снизу и наведение камеры на объекты методично, а декорации на заднем плане создают что-то непривычные, с одной стороны — отталкивающее; с другой — притягивающее. Такой парадокс как раз и является ключевым элементом картины.

Перед нами офисный работник в исполнении молодого Джонатана Прайса, — вот уж необычно было видеть его не седым мейстером Цитадели в «Игре престолов» — который сталкивается с любовными проблемами и попадает в головокружительные приключения. Экспозиция очень интригующая, один случай изменил жизнь героя, который хоть и косвенно, но оказывает влияние на всё происходящее в мире будущего. Нелепость, шарманка запущена.

Нас знакомят с бытом, рутинной работой и законами этого мира. Притягивает, интригует и вызывает противоречивые чувства от увиденного. Ты не понимаешь: Терри Гиллиам издевается или нет? Ирония или взгляд на будущее? Мир, которым правит закон и порядок, где на любого человека могут выйти, а эдакий Большой Брат в виде Министерства способен на всё. Параллельно основной линии сюжета режиссёр стирает грань между реальностью и грёзами (как всегда!), отчего приходится наблюдать за истинными желаниями работяги. Такой вызов системе, где классовые сословия играют огромную роль. Джонатан Прайс вполне интересно переходит из пассивного потребительства в активные действия по изменению своей жизни.

По заветам режиссёра — стирание грани между сном и явью пробуждают на действия. Вот тот переломный момент, когда мы окунулись в эту антиутопию, прочувствовали на себе мониторинг и правила опасного мира, чтобы после дать толчок к изменению порядка. Борьба происходит на внутреннем уровне и на внешнем, в грёзах и в реальности, аналогично перенося события в истинный мир. Если во сне было странное существо, то в жизни это конкурент по работе, к примеру.

Некоторые сцены такие причудливые, что удивляешься, как режиссёр смог всё это сочетать и переплетать между собой. Кажется, что вроде обычная работа, приемлемый любовный интерес, ломание стереотипов и прогинание под власть имущих, но в абстрактном мире, на который навёл свой взор Гиллиам, всё это кажется чем-то головокружительным, фантастичным. Воображению (доктора Парнаса!) можно только позавидовать, ты не знаешь, на каком моменте остановится режиссёр, что его может сдержать, потому что с каждой новой сценой фильм удивляет. «Бразилия» — это сочетание несочетаемого, оксюморон!

К чему может привести безумная идея главного героя? К неожиданным встречам, участию в разных передрягах и способничество опасным людям, чтобы в финале растереть грань между сном и явью в порошок и подарить неожиданный финал. Хорошо. Помимо Джонатана Прайса фильм украшали Роберт Де Ниро, Иэн Холм, Боб Хоскинс и Питер Вон — boy’s band. Смело можно отнести данную работу к культовому списку режиссёра, не так абсурдно как «Страна приливов», но и не монотонно как «Страх и ненависть в Лас-Вегасе», среднее между «12 обезьян» и «Монти Пайтоном» — в общем, дамы и господа, это Терри Гиллиам — всё понятно без пояснений, с чем мы имеем дело.

13 февраля 2020

Где-то в 20-ом веке в антиутопической стране, общество которой пропитано тотальной бюрократией и волокитой, живёт и работает мелкий клерк Сэм Лаури (Джонатан Прайс). Ему приходится бессмысленно противостоять куче глупых запретов и чиновничьих препон. Рядовой обыватель таким образом вынужден привыкать к осторожному и тихому существованию, безропотному подчинению. Однако, встретив девушку, Джил Лейтон (Кэтрин Хелмонд), которая до этого являлась ему во снах, Лаури обретает смысл жизни и вступает в борьбу с системой. В этом противостоянии ему помогает инженер по отоплению Гарри Таттл (Роберт де Ниро), который помогает людям в своё удовольствие, ненавидя бюрократию и ненужную работу с бумажками.

Главный герой, являясь маленьким, незначительным и слабым винтиком в огромной машине бюрократии, очень напоминает Йозефа К., который сходным образом терялся в романе Франца Кафки «Процесс», пробираясь сквозь бесконечные лабиринты законов, актов и положений.

Характерный для Терри Гиллиама пессимизм, касающийся бессмысленности борьбы одиноких героев с гигантским технократическим миром, грозно возвышающимся над марионетками-обывателями, а так же грандиозные декорации и авторская художественно-образная форма, наполненная глубоким символизмом — всё это подтверждает, что фильм «Бразилия» был более чем заслуженно снискал любовь не одного поколения зрителей и был включён в множество авторитетных рейтингов, среди которых, например, список журнала Wired из 20 лучших научно-фантастических фильмов, где «Бразилия» заняла 5-ое место.

14 января 2020

Когда людоед целует своего ребенка на ночь — он оценивает каков его ребенок на вкус?

Проклятье и спасение человека — удерживать в своем сознании очень немногое. Забывать. Не думать. Отвлекаться. Уходить в себя. Представлять себя лишь инструментом в чужих руках. Не видеть очевидные сходства. Сочувствовать лишь немногим.

Вопрос: когда людоед целует своего ребенка на ночь — он представляет каков его ребенок на вкус — сырой… а жареный… а вареный?

***

Те, кто выкладывают клишированные тексты, скучающе пишут о «Бразилии» как об «антитоталитарном фильме», «фильме-антиутопии» и пр. белиберду. Как будто Терри Гиллиаму и его зрителям было и есть какое-то дело до мест и времен, где они никогда не были и которые нигде, кроме как в пропагандистских текстах не существовали.

Тратить свою жизнь на то, чем ты именно сейчас не живешь, причем так, что из этого получается настоящее произведение искусство — вещь невозможная. Раз за разом смотреть фильм, который к тебе не имеет отношение (или, на худой конец, не дает тебе отдыха) — ситуация тоже, мягко скажем, не массовая. А фильм «Бразилия» и сделан был в англосаксонском мире в 1980-е очень разумными людьми и смотрится до сих пор в достаточно массовом количестве. Почему? Потому что он не про некий «тоталитарный мир» или мир, который вот-вот с завтра на послезавтра наступит, а про них и про нас — здесь и сейчас.

***

Жизнь в режиме выборочной слепоты — тут вижу, тут не вижу. Жизнь с ширмами поперек своего мозга — тут пониманию, тут даже не замечаю и замечать не буду. Жизнь с отключаемыми чувствами — тут обливаюсь слезами, тут «это не имеет ко мне отношение/ всем не поможешь»…

Жизнь мелким винтиком с маленькими привилегиями — удобна. Жизнь с маленькой заветной тайной, которая всегда твоя, и ты с ней и в ней властелин целого мира — удобна. Жизнь, чье безбедное существование оплачено пакостями твоих предков, а ты весь чистенький — удобна. Жизнь, которая оберегаема службами, про методы которых ты отказываешься знать — удобна. Жизнь западного обывателя (а теперь и нашего) — очень удобна.

«Работа, ничего личного» — лозунг убийц человечности. Самых массовых убийц, международного трибунала для которых не было и не будет. А что будет — лишь вот такие вот редкие фильмы как «Бразилия», которые в очень хорошей маскировке (да и то чудом — см. историю выхода фильма в прокат) пытаются прошептать, что так жить нельзя.

У одних «работа на общее благо», у других — «ведь надо как-то кормить семью», у третьих — «мне обещали, что все по правилам/науке», у четвертых — «все так живут», у пятых — «но я-то/мы-то особенные, а остальные свиньи»…

Люди виртуозно научаются примиряться в своей жизни с чем угодно, если это приносит им минимальную прибавку комфорта.

Всегда и все? Нет — если «книжки он нужные в детстве читал» — если есть кому разбудить в человеке человечность — если помнит он о примере другой жизни — если он узнал в себе мужество не проспать всю свою единственную жизнь…

Терри Гиллиам же с товарищами обличает и негодует, и пугает… и бессильно сдается — он/они никуда не могут уйти — в их сознание намертво вросло с детство привитое умение разделать/отделять/не претендовать на Большее. Умение, не применять которое они не могут. А потому единственный для них выход из столь бесчеловечного мира — бегство в частную жизнь, спасение его/её/«собачки», а если, какая жалость, оно невозможно — бегство в сны/ фантазии/ нарко-галлюцинации/ бред сумасшедших.

(Кто бы из них еще имел мужество сказать, что то «бегство», которое они предложили герою — это совсем не та благость, что они изобразили. Сумасшествие — оно или предельно болезненно и/или приходит вместе с разрушение личности — а потому «счастливое лицо идиота» — оно не потому «счастливое», что «идиоту хорошо» — а потому, что там за маской его лица никого осознающего хоть что-то уже нет.)

***

Мужество быть целым — смелость видеть равными всех людей — возглас о «слезинке ребенка» — боль души за весь мир… Это из другого мира. Он тоже имеет свою цену.

Но это уже другое кино…

P.S.

…и об «английском юморе» вообще. Многие думают, что жители Британских островов и их отпрыски в своих шутках осознанно оригинальничают, что их остроты плод осознанного перевирания реальности — что их черный юмор над смертью и болезнями, смешки над низведенным до положения предмета человеком, издевательство над самыми близкими, унижение через выворачивание на публику максимально уязвимого и интимного в человеке, хохот вместе с торжествующим абсурдом бюрократии и т. д. и т. п. — что все это осознанное преувеличение «отдельных недостатков» для борьбы с ними…

Ха-ха-ха. Нет и еще раз нет. Все что здесь было перечислено — это их образ жизни. Они так живут. И все, что нам кажется «оригинальным» и специальным для «чтоб смешнее было» — это их типичное в их жизни, лишь слегка подсвеченное. В британской жизни типично обыденное расчеловечивание. Типично переключение — вот ты человек, а вот ты — уже нет и законная жертва. Вот — джентльмен, а вот — прислуга, банкрот, преступник, чужак… может быть даже по ошибке — но это все равно, что ж поделать — не повезло… джентльменам уже все равно — можно о тебя вытереть ноги — причем неважно кто ты: родственник, женщина, ребенок… Так было встарь и так остается до сих пор.

Они — большинство из них — так живут. И юморят не для того, чтобы возопить — «так жить нельзя», а чтобы проявить своё «остроумие», продать подороже свои остроту глаза, языка и пера, развлечься и сделать более комфортным существование в этом черном, как они его видят, мире. (И, кстати, объектом для «остроумия» может такой автор «английского юмора» сделать и самого себя — выставляя себя на посмешище тоже можно неплохо заработать…)

6 апреля 2019

«Half a dream, half a nightmare»

«Бразилия» 1985 года считается одной из визитных карточек Терри Гиллиама. Картина получила название по своей заглавной музыкальной теме «Aquarela do Brasil» (довольно прилипчивой, надо сказать). Но на этом бразильские мотивы заканчиваются: действие фильма происходит «где-то в ХХ веке» в неком тоталитарном государстве, погрязшем в бумажной волоките и гофрированных трубах. Доведенная до абсурда бюрократическая система, недремлющее око внутренней разведки, полицейские облавы, теракты сомнительного происхождения — в общем, все прелести антиутопического общества в весьма оригинальном антураже вымышленного будущего.

Главный герой Сэм Лоури в исполнении Джонатана Прайса — обычный госслужащий без особых карьерных амбиций, спасающийся от недружелюбного внешнего мира с помощью своей богатой фантазии. Но в какой-то момент его размеренное существование нарушается двумя событиями: случайной ошибкой в документации, из-за которой был осужден неправильный человек, и встречей с «девушкой из снов», которая в реальной жизни работает водителем грузовика.

Озабоченный спасением девушки, герой вступает в конфронтацию с адской машиной и.. в зависимости от версии фильма (североамериканская или режиссерская), выигрывает или проигрывает. Конечно, мрачная концовка Гиллиама, за которую ему пришлось побороться, выглядит более правдоподобной.

Очень харизматичным получился герой Роберта Де Ниро — сантехник-супергерой Таттл. Впрочем, нельзя быть уверенным в том, что он не плод воображения Сэма. И чем ближе к развязке, тем сложнее становится отделить реальность от вымысла. По Гиллиаму, когда реальность становится невыносимой, приходится сбегать от нее в придуманный идеальный мир — частая тема в его фильмах.

Во время пересмотра Бразилии долго пыталась понять, кого мне напоминает главный герой. Потом, наконец, дошло: это же Его Воробейшество из Игры Престолов :D

8 из 10

5 декабря 2017

Бразилия

Талантливый художник, комик, аниматор и режиссер Терри Гиллиам обладает безумной фантазией и воображением. Необычные идеи он отображает в своем творчестве. Каждая его картина славится своей красочностью, абсурдным юмором и оригинальным сюжетом. Но данный фильм стоит особняком в его карьере, а также считается одним из главных произведений 1980-ых годов. И хотя лента провалилась в прокате, а история её проката и монтажа окутана скандалом между режиссером и студиями, это не помешало ей обрести поистине культовый статус среди зрителей.

Картина является одной из наиболее выразительных антиутопий в истории мирового кино. Автор рисует общество скованное тотальной бюрократией, тем самым являя пример острой политической сатиры. Взяв за основу классические произведения жанра, такие как «1984» Джорджа Оруэлла, «О дивный новый мир» Олдоса Хаксли и «Мы» Евгения Замятина, Терри Гиллиам совместно с известным драматургом Томом Стоппардом создал на экране удивительный образец антиутопического жанра. Авторы рисуют мрачный мир, где система контролирует всё, вплоть до мельчайших деталей. Страх перед властью делает людей марионетками, работающими в интересах режима. Общество зависящее от бумажек, эта тема всегда будет актуальной.

Режиссерский стиль и почерк Терри Гиллиама многих дико раздражает. Но я думаю в данной работе, его стилистические изыскания и авторские находки выглядят очень уместно. Если и можно было показать борьбу с авторитарным режимом с необычной стороны, да так чтобы это вызвало интерес у придирчивой публики, то этот смелый кинематографический эксперимент как нельзя лучше подходит для данной цели.

В визуальном плане создатели дали вволю свои многочисленным фантазиям. Общая депрессивная атмосфера перекликается с ярким миром грез главного героя. Такое переплетение сна и реальности, позволяет добавить в сюжет фэнтезийные мотивы. Одна битва с самураем чего стоит. Яркие костюмы, причудливые декорации и карикатурные персонажи вполне уместно выглядят в столь необычном фильме. Виртуозная операторская работа Роджера Прэтта блестяще передает противоречивое настроение ленты.

Джонатан Прайс знаменитым актером никогда не был и несмотря на восторженную оценку за его работу в этом фильме, сделать успешную карьеру ему так и не удалось. Обидно за него, так как своим участием в проекте Гиллиама он наглядно продемонстрировал свой драматический талант. К сожалению огромный потенциал так и не был реализован. А роль получилась замечательная. Роберт Де Ниро предстал в небольшой, но очень запоминающейся и смешной роли сантехника партизана. Крайне любопытный персонаж получился. Ким Грайст со своей интересной внешностью и сложным экранным характером, органично смотрится в роли девушки мечты главного героя.

Бразилия это одна из самых необычных антиутопий, представленных в мировом кинематографе. Трагикомичная драма, сочетающая как серьезные, так и абсурдные мотивы. Значимое событие в мире кино, во многом определившее развитие жанра. Важно при этом понимать, что это абсолютно авторское произведение, которое подойдет далеко не всем. Но киноманам смотреть обязательно.

7 из 10

28 июля 2017

Мой первый Это мой первый фильм Терри Гиллиама и первая рецензия на этом сайте.

Мой первый. Это мой первый фильм Терри Гиллиама и первая рецензия на этом сайте.

Это, наверно, единственный фильм, на который мне захотелось оставить рецензию, на столько сильное впечатление.

Хотелось бы начать, с доведённой до картины бюрократии в этом фильме — различные формуляры, справки и тому подобные противные человеку бумажки. Показано это очень утрировано, но довольно правдоподобно, сразу вспоминаются очереди в больнице и военкомате.

Весь фильм ощущается какая-то теснота, давящая на тебя во всех сценах, кроме снов главного героя. Наверно, это и есть талант Гиллиама — без каких-либо явных признаков тюрьмы показать закрепощённость населения. Кажется, все окружающее давит на тебя, считая самих же людей, пытается сломить, поджать под себя и навсегда сделать частью этой системы. Думаю, режиссёр пытался спародировать современное общество и ему это удалось. Очень понравилось смотреть на первого босса главного героя, который без него ничего и сделать то не может и никак не контролирует работу своего отдела. Ещё показательны сцены с безразличием людей на теракты и стрельбу у них под носом, как метафора на зацикленность человека в себе и его равнодушие к чужим проблемам. Сцены с трубопроводчиками, игры детей на улице и еще много и много мелочей, которые нужно посмотреть самому.

То что немного отрезвляет нас и возвращает к реальности после сатирических сцен фильма — это момент, когда наш герой — представитель мира формалистов приходит к безутешной вдове, пытается подсунуть ей какие-то бумажки. Он видит, как она страдает, и страдает она из-за этой системы, частью которой он является. И вместе с ней ему становится невыносимо от этой мысли. Очень важный момент в фильме, один из немногих серьезных в нем.

В общем, все это нужно обязательно увидеть своими глазами. Советую всем.

10 из 10

10 мая 2017

У меня возникли спорные чувства после просмотра и явно намного более спорные, чем после просмотра того же недавнего «Король-рыбак» того же Гиллиама. Тут еще и в дело вступает «возраст» фильма — 85 г., против 91-го «Короля-рыбака». И тут гораздо более сложная тема. В своё время видимо возможно это был сильный фильм, но сейчас всё это не так уж круто смотрится и будоражит разум. Ну и оценивать я буду все же больше с позиции настоящего и в сравнении с уже посмотренными мною фильмами Гиллиама: 12 обезьян, Король-рыбак, Страх и ненависть в Лас-Вегасе.

Главная тема фильма — это фантазия режиссера на тему альтернативного будущего и тоталитарного бюрократического общества. И на фоне всего этого разворачивается любовь (как это часто бывает в фильмах Гиллиама) и игра разума главного героя (г. г.) на грани реальности/нереальности. И первая половина фильма смотрится очень хорошо. Фильм поставлен как полный стёб, пародия, гротеск и полёт (в прямом смысле) фантазии. Хорошо обыгрываются как главная тема беспощадной и нелепой системы, так и темы «вечной молодости» с помощью всяческих пластических хирургов, моды, светского общества и прочего. И если первая половина смотрится забавно и злободневно как полу-комедия с легкой шизой, то вторая половина (со всей этой любовью и противостоянию системе) получилась похуже, поскучнее и уже куда гораздо шизоиднее. Право, некоторые эпизоды достойны творений самого Линча! Но в отличии от Линча, тут хотя бы всё понятно и в пределах вменяемости. Еще в данном фильме я как-то вообще не проникся всей этой любовью протагониста и героини. Как-то всё скомкано, шероховато, притянуто за уши и не верится во всю эту «любоффь» и последовавшие за этим действия и мотивации ни на грамм. При этом всём тут много классных эпизодов: сцены с пластическим хирургами, сцена в ресторане с «омолодившимися» мамашами, эпизоды с ремонтниками кондиционера, сцена с выдвижным столом в офисе и т. д.

Резюмирую: очень на любителя. Начните смотреть и если через полчаса все еще будет антагонизм и отторжение — можно выключать, дальше лучше не будет.

6 из 10

4 февраля 2017

30 лет спустя

Сложно оценивать данный фильм через 30 лет после выхода и однозначного мнения о нем у меня не сложилось.

Нет сомнений, что в 1985-м году он смотрелся ярко, оригинально и зрелищно, однако время идет и восприятие меняется тоже.

Сразу скажу о минусах на сегодня: фильм затянут (особенно со 2-й половины), с точки зрения современности логика/смысл во многих поступках героя отсутствует, центральное развитие сюжета (но не некоторые его повороты) не сложно предугадать.

Касательно декораций и грима — на мой взгляд более поздний «Вспомнить все» 1990 года использовал много полезного из «Бразилии».

С плюсов: хорошая игра актеров, оригинальные эпизодические сюжеты (офис, ремонтники, рабочий стол и т. д) с элементами «черного юмора» и иронии.

Равнять данный фильм с «1984» Оруэлла я не буду: книга «1984» рассчитана на читателя и на его восприятие/фантазию, а фильм «Бразилия» рассчитан на зрителя и представляет фантазию режиссера/сценариста на тему мира, аналогичного/подобного миру «1984».

Один раз посмотреть фильм можно, пересматривать — вряд ли и хорошо, что фильм не назвали «1984 1/2 »

6 из 10

30 января 2017

С юмором о серьезном

Жаль что фильм не снять по книге. Ведь тогда можно было бы смело сравнить его со своим каноническим вариантом. Однако нет, фильм является самосозданным детищем Терри Гилиама, абсолютно не похожим ни на одну ранее созданных утопий. Конечно здесь есть отсыл и к тирании Оруэлла и к технократии Хаксли, есть даже крохи от «Мы» Замятина. Но все же такая работа имеет право называться самобытной.

В центре сюжета главный герой — мужчина средних лет. Он талантливый работник и является полезным винтиком в огромной бюрократической машине. Жизнь его протекает спокойно, до тех пор, пока он не встречает девушку, которая периодически встречается ему во снах. По случайному стечению обстоятельств девушку считают террористкой и объявляют ее в розыск. Наш герой незаконно проникает в отдел сбора информации и изменяет досье на свою возлюбленною, но к сожалению его смелый поступок не остается незамеченным и теперь уже он является преступником. Его задерживают и подвергают пыткам, от чего сходит сума и навсегда погружается в мир своих грез.

Главный герой Сэм Лаури в отличии от своих соратников по цеху из вышеназванных книг не борется и не осуждает действительность. Ему нравится его работа, его устраивает состояние общества. Является благонадежным элементом общества. Он довольно талантливый и живо мыслящий мужчина, однако не претендует на какое-либо повышение своего социального статуса. Как и все вокруг он выгляди смешно и даже гротескно и конечно не замечает идиотской картины мира сложившейся вокруг него.

Все выглядит абсурдно и на первый взгляд через чур безобидно и нелепо пока режиссёр не сталкивает нас с серьезными проблемами гиперболизированного бюрократического режима. С самого начала мы сталкиваемся с чудовищным убийством невинного человека, смерть которого случилась всего лишь по ошибке одного из ведомств, допущенной в фамилии. Затем можно вспомнить чудовищный продукт все той же бюрократической системы — Генри Татл. Человек, который устал от бумажной волокиты и занимается ремонтом жилых коммуникаций без бумажных проволочек с пистолетом в кармане подобно преступнику, кем он кстати и является в обществе Гиллиама. Вообще благодаря декорациям и массовке мне при просмотре фильма стало тяжело дышать как от приступа клаустрофобии, я на своей коже ощутил муравьиную суету клерков и тесноту кабинетов в отделах. Я искренне ощутил бешенство, когда главную героиню отправляли из одного отдела в другой и обратно за необходимыми справками и печатями. Ужасные пластические операции и поступки обесчеловечивающие людей, улицы по которым кружат мусорные вихри, воздух которым невозможно дышать все это и не только в фантастической драме «Бразилия»

Фильм не создан посылом что бы изменить общество, он создам что бы каждый поднялся над своей головой и взглянул на мир по-новому.

10 января 2017

У моего осложнения возникло некоторое осложнение

Терри Гиллиама понимают далеко не все. Неудивительно! Ведь такое количество сюрреализма, приправленного острой сатирой и романтическими мечтами немногим придётся по вкусу. И всё же именно через это смешение он показывает нам нечто… невероятно жизненное. Картина бюрократического государства, где любая деятельность прописана до абсурда детально, беспощадная волокита, пожирающая главного героя, как только он пытается отградиться от этого безумия. Кажется, все это мы уже где-то видели и слышали много раз, не так ли? Но Гиллиам создаёт яркие, контрастные образы, показывает не только серую антиутопию, но и бредово-прекрасный внутренний мир Сэма Лаури, и через совмещение несовместимого получает ту самую жизненность, которой зачастую не хватает не только антиутопиям, но и вообще фильмам самых разных жанров. Потому что жизнь (во всех пониманиях этого слова) — жанра не имеет.

Можно не любить Гиллиама. Можно не любить его «Бразилию». Но посмотреть её хотя бы раз надо, чтобы прикоснуться к первой громкой работе одного из самых оригинальных режиссёров нашего времени.

«Suspicion breeds confidence» — «подозрение порождает доверие».

10 из 10

29 ноября 2016

В стране правят столоначальники

Вот не особо я люблю фильмы Терри Гилиама. Плохими их назвать нельзя, сюжет в них вроде и хороший, хорошая идея, но Гилиам так сильно наполняет свои фильмы всяким сюрреализмом, от которого не может отойти со времён Монти Пайтона, что они в лучшем случае смотрятся просто «нормально» (12 обезьян, Воображариум доктора Парнаса), а в худшем скатываются до непотребства (Теорема Зеро, Страх и Ненависть в Лас-Вегасе). В случае с «Бразилией» я надеялся, что хоть она получиться нормальной, но опять нет, по тем, же самым причинам, этот фильм относиться к первой категории.

Первая часть фильма, про бюрократическую антиутопию, она шедевральна, вопросов нет. Отлично показано общество, где царствует бюрократия, и везде заполняются бумаги. Мне очень понравился быт главного героя, его работа, эта атмосфера, всё хорошо.

Но начиная с момента, где главный герой получил повышение, я просто, потерял нить повествования. Что хотел сделать главный герой, к чему вся эта беготня и возня, эти длинные сюрреалистичные сцена, которые бесят своей абсурдностью и тем, что не имеют отношение к сюжету. Честно, я несколько раз пытался сам для себя проанализировать, что пытался сделать главный герой, перейдя на другую работу, и понимаю, что не могу. Фильм с этого момента, смотрится как-то странно, сюжет непонятный, что творят герои тоже непонятно. Вообщем опять Гилиам за своё.

Вывод: Первая часть фильма хороша, отличная сатира на бюрократию, рассмешила эта часть с сантехниками. Но потом начинается какая-то вакханалия. И уже непонятно, что хочет показать режиссёр, в чём сюжет? Нет, «Бразилия» конечно не плохой фильм, я даже его буду вспоминать, когда речь зайдёт о хороших антиутопиях, но этот фильм далеко не хорош.

5 из 10

3 октября 2016

О дивный новый мир

Бразилия — это отличная антиутопия, наполненная атмосферой абсурда и странными, но притягательными сценами и с отменной сатирой на элитное и высшее общество, которая может понравиться с первых минут.

Фильм Терри Гиллиама показывает мир, который ограничен и в то же время без нравственный. Мир в котором ограничения ставят себе сами люди, общество не хочет видеть и слышать зла и некогда не думать о плохом. Граждане Бразилии хотят только наслаждаться, до того что становятся эгоистами. Терри Гиллиам будто перефразирует Джорджа Оруэлла и Олдоса Хаксли. Режиссер в фильм добавляет ограничение как в произведениях Оруэлла, и добавил общество потребления как у Хаксли, еще своей сатирой Бразилия напоминает произведения Франца Кафки. Фильм еще хорош тем: что не является экранизацией, а плодом воображения создателей, у него интересный и оригинальный сценарий, который полон абсурда. Также Бразилия сделан со вкусом и поразительной фантазией.

Джонатан Прайс отлично сыграл человека, которому не нужна роскошь или потребительство. Ему нужна свобода и настоящая любовь.

В фильме есть пару минусов: Роберта Де Ниро мало, некоторые события фильма могут показаться затянутыми. Но фильм все ровно отличный, он и интересен и не скучный. Бразилия — это добротная антиутопия, во время просмотра встает вопрос «Комедия ли это, или фильм-катастрофа ?». Эта антиутопия притягивает просмотру, отличная атмосфера абсурда и хороша операторская, которая делает часть атмосферы. В общем отличный фильм-антиутопия, наполненный сатирой на высшее общество. Фильм надо обязательно увидеть.

30 марта 2016

1984 от «Монти Пайтона»

Гиллиама знаю давно, ещё будучи маленьким ребёнком смотрел «Братья Гримм», кстати, не самый удачный его фильм, потом, когда подрос, узнал о «Монти Пайтон» и посмотрел множество их скэтчей + полнометражных фильмов, снятых тем же Гиллианом, но испытывать настоящую любовь к Маэстро я стал именно после просмотра «Brazil». Как можно описать ощущение… Взрыв чувств, да и как же иначе после просмотра этого удивительного фильма: замечательная музыка и мастерская операторская работа, удивительная игра актёров, сюжет, два часа держащий в напряжении и такая атмосфера, которая может порадовать любого киномана! Не даром культовый американский интернет-кинообзорщик Даг Уокер (более известный как Nostalgia Critic) считает этот фильм своим любимым (к слову, именно благодаря нему я заинтересовался «Бразилией» и посмотрел её).

И конечно же едкая сатира. Сейчас жанр «антиутопия» довольно популярен, «Голодные игры», «Дивергент» и прочая-прочая-прочая… Но удалось ли им передать саму суть жанра? Конечно нет, впрочем, что взять с кассовиков-блокбастеров… Удалось ли это Гиллиаму? ДА. Более того, он создал лучшую в своём роде трагикомедию о вреде бюрократизма, смог передать весь кретинизм подобной системы, причём как талантливо, Гиллиам, одним словом!

На первый взгляд эта картина весьма абсурдна и сумасбродна, чего только стоит сон главного героя, регулярно встраивающийся в сюжет фильма, но эта типичная гиллиамская абсурдность и сумасбродность даёт этому фильму неповторимость и чудный взрыв эмоций, который ждёт зрителя во время и после просмотра.

10 из 10

Браво!

23 марта 2015

iceid

Это был второй просмотр, и, к совершенному своему изумлению, я поняла, что в первый просмотр не поняла фильм совершенно.

А ведь фильм о воздаянии. И воздастся каждому по делам его. {Пс. 61:13; Мф. 16:27.}

Это и страшно, и печально, но смотрим далее:

Во-первых, главный герой, за которого я так переживала 15 дет назад, отнюдь не «жертва тоталитарного режима». Он прекрасно существует, работая на непыльной должности в одном из министерств, и не желает никаких перемен в своей жизни, даже повышения по службе. Его итак все устраивает. Все хорошо.

Он нервничает, споря со своей матерью, по поводу того, что она лучше знает, как обустроить его жизнь. Но если присмотреться, на фоне всех его протестов, он ничем не отличается от нее. Он — ее точная копия. Он равнодушен к окружающим его людям. Он видит только то, что ему жизненно важно — а важны его сиюминутные прихоти. Других людей и их боль он просто не замечает.

Ни секунды не колеблясь, (надо угодить начальству) он выезжает к вдове человека, ставшего жертвой бюрократической ошибки. Он рассматривает ее, как нечто формальное. Она — не человек. Она — графа для заполнения формуляра, отработанный материал. Ни капли жалости, ни одного доброго слова. Но вот в осколке зеркала появляется лицо, якобы видимое в снах — и наш герой мчится к желанной цели, отталкивая все и всех на своем пути, только бы схватить! Он врет, ни минуты не сожалея, маленькой дочери замученного Батлера — так, особо не напрягаясь. Для красного словца.

На светском приеме мать пытается свести его с дочерью своей подруги — режиссер акцентирует внимание на челюстной металлической скобе — чтобы подчеркнуть «неидеальность» и беззащитность девушки. Она хорошая и умная, но наш герой просто «спотыкается» об нее — не утруждаясь даже толком поговорить — ведь она недостойна его грез… Переступает и идет дальше.

Но вот ему «ударило в голову», и он полон энтузиазма «спасти» понравившуюся ему Джил. Она ведь так похожа на его сон!

Его, возможно, единственный друг — палач при министерстве сбора информации — настроен скептически. Но в отличие от нашего героя, он ужасающе честен — да, он делает, как и остальные, свою работу, но он не строит иллюзий. Он смывает кровь «клиентов» в раковине в той же комнате, где играют его дети. Их негде больше оставить, знаете ли… Жена тоже работает… И он сразу говорит, что девушка — смертник. У нее нет шансов. Нежелательный свидетель. Точка.

Тут надо вспомнить про особенный момент фильма — сон, в котором главный герой сражается с воплощением зла — гигантским металлическим самураем. Девушка его грез заключена в клетку, и он пытается освободить ее. Неимоверными усилиями металлический колосс повержен, и Лоуренс снимает с него маску. И к своему ужасу видит под ней свое лицо.

От кого ее действительно нужно спасать, спрашивается?

Но Лоуренс не понимает посыла, и продолжает попытки достичь желаемого. В результате его спонтанных и необоснованных действий Джил теряет работу, становится Разыскиваемой N1, а хуже того, погибают (сгорают заживо работники патруля) непричастные к событиям люди. И при всем при этом наш герой чувствует себя просто ковбоем, ему весело! Он так и не «просыпается» из мира собственных фантазий.

«Тебя больше нет — я тебя убил»…

В результате, закономерном и печальном, свидание Лоуренса и Джил прерывается солдатами спецслужб. Лоис пристреливают во время ареста «при попытке сопротивления».

На Лоуренса внезапно обрушивается реальность — допрос as is, как и со всеми остальными смертными. Ужас, боль, кровь и грязь — понятия, которые он никогда не относил на свой счет — настигают его. И никто не может помочь, и неоткуда ждать сострадания — тут каждый сам за себя, и даже знакомства матери не могут спасти — другие люди такие же эгоистичные, и здесь каждый сам за себя…

«Джек, пожалуйста, я ни в чем не виновен…»

«Сволочь… А мне, как думаешь, каково?»

Квитэссенция фильма и ужас его осознавания в том, что в главном герое легко узнать себя — жертву обстоятельств, борца с ветряными мельницами, героя собственных фантазий, себялюбивого и обвиняющего других, и незамечающего никого вокруг — абсолютного слепого к «ближним своим».

10 из 10

5 марта 2015

О Дивный Новый 1984-й

Что такое «Бразилия»?«Бразилия»-это сатира высшего уровня. Это частичка мира, детали которой есть в каждой стране. Фильм-бриллиант кинематографа, в который сложно не влюбиться с первых же минут.

Я читал множество антиутопий и просмотрел столько же фильмов и история этого фильма навсегда останется в моей памяти. Словно Оруэлл и Хаксли, которых режиссёр с умелостью перефразировал, Терри Гиллиам хотел показать мир ограничений(как Оруэлл)и в то же время, мир безнравственный, в котором ограничения перед собой ставят сами же люди(как Хаксли). Граждане Бразилии не видят зла, не хотят слышать зла, которое просто окружает их. Они хотят лишь наслаждаться красивыми телами и есть вкусную пищу, смотря при этом телепрограммы о террористах, которые крутят 24 часа в сутки, в общем делают всё,лишь бы не осознавать в каком люди положении.

И так, главный герой.

Сэм Лаури-«Гамлет`собственного, безумного мира. Ему чужды потребительские чувства окружающих и он мечтает о свободе, настоящей свободе и о гармонии с природой. Лаури человек, который ставит всю свою жизнь на шанс испытать чувство воли и чувство истинной любви. Что из этого вышло, можно узнать при окончании просмотра фильма.

Поставлен фильм замечательно. Каждый актёр отыгрывает на свои 100%. Оператор и монтажёр проделали собственную работу на высшем уровне. А какие тут спецэффекты, я не мог поверить, что фильм действительно сняли 30 лет назад, просто невероятная картинка!

Что же касается музыкального сопровождения в фильме, то оно заслуживает отдельного внимания. Я знаю, что бывают случаи, когда музыка, как родная, вливается в картинку и сюжет, но чтобы всё было так идеально прописано, я не упомню в своей памяти. Майкл Кэмен гениальный композитор и его музыку, после просмотра фильма, я кручу и кручу в своём сознании и проигрывателе до посинения.

В общем, это одно из тех произведений, которое нельзя оценить, а можно лишь лицезреть и наталкиваться на всё новые и новые мысли об увиденном.

P.s. Перед просмотром фильма, советую ознакомится с двумя схожими антиутопиями. Это, несомненно,'1984» и «О дивный новый мир»

10 февраля 2015

Бразилия

Клерк Сэм Лаури (Прайс) — маленький человечек в огромном бюрократическом мире. Хочешь чего-то добиться — будь добр походить по инстанциям и собрать кучу бумажек (просто для успокоения совести, потому что всё равно ничего не добьёшься). Держится эта система на жутких компьютерах в стиле ретро, не более надёжных, чем пишущие машинки. Люди отчуждены друг от друга и в большинстве своём думают только о карьере. У Лаури есть единственная отдушина — его сны, в которых он представляет себя эдаким Икаром, летящим сквозь облака, спасает прекрасную девушку (Грейст), сражается с каким-то громадным самураем, словом, живёт полноценной жизнью.

Конечно же, находятся романтики, которые сопротивляются системе и в реальности. Один такой человек — лихой сантехник по имени Гарри Таттл (Де Ниро), который любит свою профессию и чинит людям трубы безо всяких бумажек и проволочек. Власти решают избавиться от Таттла, но в один из компьютеров попадает маленький жучок (или «баг», если говорить по-английски) и вызывает сбой, в результате чего арестовывают совершенно постороннего человека по имени Баттл. Вскоре Баттл умирает в отделе пыток, а Лаури по службе поручают разобраться с последствиями этой ошибки. И с этого момента Лаури скучать не придётся — он и с Таттлом познакомится, и найдёт девушку из своих снов (её зовут Джил) и даже осмелится замахнуться на министерство.

Писать о «Бразилии», по правде говоря, нельзя — её нужно видеть. Потому что прежде всего это самый настоящий визуальный шедевр. Каждый, кто видел «Терминатора» и «Охотников за привидениями», знает, что спецэффекты в 80-ых годах оставляли желать лучшего. Тем не менее, Терри Гиллиаму и его команде каким-то образом удалось построить в съёмочном павильоне совершенно особый мир, удивительно правдоподобный и разработанный вплоть до мельчайших деталей. Только Ридли Скотту в «Бегущем по лезвию» удалось сотворить что-то подобное. И за двадцать пять лет фильм нисколько не устарел — и я говорю это с полной ответственностью, потому что впервые посмотрел его в этом году. «Бразилию» можно смотреть два, три, а то и четыре раза — и каждый раз замечать на заднем плане новые детали.

Мир «Бразилии» ретро-футуристичен. Новые технологии в нём причудливым образом сочетаются с жуткими анахронизмами вроде толстенных труб, как будто пронизывающих всё вокруг. Компьютеры и другие технические устройства, с одной стороны, позволяют решать довольно сложные задачи, а с другой, как я уже говорил, недалеко ушли от пишущих машинок. И всё это происходит на каком-то сером фоне, от которого так и веет безысходностью (при этом, однако, фильм получился довольно красочный — и это лишь один из многих примеров того, как в нём сочетается несочетаемое).

Многие рецензенты, конечно же, сравнивают «Бразилию» с «Восемьдесят четвёртым годом» Оруэлла. Действительно, между романом Оруэлла и фильмом Гиллиама есть немало общего. Но есть и существенная разница: если в «1984» описывалось тоталитарное государство, то мир «Бразилии» — это скорее гротескное изображение того мира, в котором мы живём сейчас. В нём нет Большого Брата, какой-либо идеологии, и я вполне могу представить себе, что в нём проходят свободные демократические (без кавычек) выборы. В качестве примера можно привести сцену, в которой в ресторане происходит теракт, а люди как ни в чём не бывало продолжают обедать и ещё кричат официантам, чтобы те прекратили это безобразие (кстати, очень сложный для съёмок эпизод, когда он только начинался, я был уверен, что Гиллиам его запорет). А мне недавно как раз рассказывали о чём-то подобном. В какой-то западной стране человек решил покончить с собой, спрыгнул с крыши дома, пробил стеклянную крышу ресторана и упал в фонтан. Посетителей это нисколько не шокировало — они спокойно продолжали есть. Так что «Бразилия» сейчас более актуальна, чем когда-либо. Среди прочего, фильм напоминает нам ещё и о том, как мы зависимы от компьютеров и насколько вся эта система уязвима. Вы когда-нибудь задумывались о том, что будет, если неким злоумышленникам удастся обрушить Интернет?

Ещё одно очень важное отличие от Оруэлла состоит в том, что «Бразилия» стилистически неоднородна. Здесь очень много фарсовых, абсурдистских эпизодов — в стиле комик-труппы «Монти Пайтон», в которую входили и сам Гиллиам, и Майкл Пэйлин, занятый здесь в качестве актёра. Но если к «Монти Пайтону» у меня сложное отношение (скорее негативное), то «Бразилия» привела меня практически в восторг. Фарсовые и трагичные сцены сочетаются удивительно гармонично. А то, как сняты сны Лаури — это вообще отдельная песня.

Джонатан Прайс играет не просто хорошо — это вообще одна из лучших ролей, что я видел в кино. Великолепны и практически все второстепенные персонажи — начальник Лаури Курцман (Хольм), сантехник Спур (Хоскинс) и многие другие. А вот Роберт Де Ниро на фоне британских актёров совершенно потерялся, хотя роль у него как будто очень выигрышная и эффектная. Такое впечатление, что он не до конца прочувствовал атмосферу фильма.

«А при чём здесь Бразилия?» — спросите вы. На самом деле, Гиллиам очень долго не мог подобрать подходящее название и перебрал множество вариантов. И в конце концов назвал фильм в честь саундтрека — мелодии «Aquarela do Brazil», которая звучит в нём постоянно, правда, в очень разных вариациях. А ещё Brazil — это остров из ирландской мифологии, райское местечко. Так что Brazil — будь то ирландский рай или государство в Южной Америке — это, видимо, то место, куда стремится душа Сэма.

Короче говоря, фильм замечательный. По визуальному ряду сравним с «Бегущим по лезвию» и превосходит его по всем остальным параметрам.

10 из 10

4 января 2015

«Социальная карикатура»

Фильм «Бразилия» Терри Гиллиама — это не кино про белый песок или про бирюзовый океан, где на пляже «Леблон» или «Капакабана» слышны крики чаек и шум прибоя. Нет — это кино не про ту Бразилию, как можно подумать в самом начале, это настоящая антиутопия, в самых ярчайших её формах. Бразилия — не в честь государства в Южной Америке, а в честь мифического острова «Бразил» близ Ирландии. Терри Гиллиам создал по-истине впечатляющую, острую, а в тоже время тонкую социальную сатиру над тоталитарным государством, где высмеивается «система» вообще и общество в частности.

Разоблачение бюрократического строя, которое демонстрировал нам на протяжении всего фильма Сэм Лаури (Прайс), является примером совести, морали и стремления, пусть и не доведенной до конца. Его ценности вдруг приобретают видимый оттенок его желаний: вывести, так сказать, на чистую воду весь приславутый отдел «сбора информации», который по всё той же иронии судьбы, убрал по ошибке не того. Априори будучи в элите той «системы», характер и взгляды Сэма меняются по-ходу сюжета в лучшую сторону, он будто бы прозревает — видя в снах, да и наяву, ту девушку Джил (Грайст) о которой мечтал и грезил. И ради которой готов пойти на всё…

Декорации, костюмы, атмосфера — всё под стать Гиллиаму, всё за, что я люблю его фильмы, всё тут присутствует. Это и бесконечно-анекдотические фразы и монологи, это и непередаваемая атмосферность его созданных миров, конечно же исключительный дресскод и ювелирно подобранная музыка. «Бразилия» же обошла стороной зрелищность и юмор. Нет, с сатирой у «старины» всё отлично: шарж по бюрократии и гротеск по империализму замечен был. А вот здоровый юмор, который всегда был завсегдатаем в его картинах, а не такой абсурдный, как здесь, замечен не был. Разве, что инженер по отоплению Арчибальд Таттл (Де Ниро), изредка напоминал, как действует умора, не давая расслабляться скулам. А «зрелищность» в фильме, вообще приняла позу догоняющей кобылы на скачках, ибо к финишу первым пришла «трагиидея» или трагисмысл в искажённой фантасмагории.

Как-то так!

30 ноября 2014

Там, где всегда благодать Нам никогда не бывать

Первая часть антиутопической трилогии Терри Гиллиама, тогда ещё 44-летнего режиссера своей самой амбициозной ленты, решившего опробовать свои силы в новом для себя жанре. Но как участник комик-группы Монти Пайтон он не мог избавиться от своей любимой юмористической манеры даже в такой, на первый взгляд, мрачной ленте. Но недостатки имеют тенденцию быть высмеянным, что и последовало в данном случае.

Офисный планктон Сэм Лаури (Джонатан Прайс) пытается отыскать девушку, которую часто видит в своих снах (Кэтрин Хелмонд). Она пытается доказать несправедливость смерти своего соседа, казнённого вместо другого преступника (Роберт Де Ниро). Так же в фильме снялись такие звезды, как Иэн Холм и Боб Хоскинс, но от провала в прокате фильм звездный состав, именитый режиссер и восхищение критиками не спасли. Проблема заключалась, скорее всего, в том, что повествование фильма провисает в некоторых моментах, из-за чего следить за сюжетом становится очень трудно. Возможно, тому виной послужили оригинальные декорации, костюмы, великолепный грим и визуальные эффекты, возможно, вычурная абсурдность картины и мизантропия героев, возможно, британский менталитет режиссера, а возможно, что и иная причина. Но будь фильм банально зрелищнее, то восхищению данным детищем не было бы предела.

Сатира, метафоричность и философичность умещаются в картине как половинки одного целого. А песня «Бразилия» 1939 года, которая в различных вариациях предстаёт лейтмотивом фильма, дополняет всю эту атмосферу нелепости и неуместности, царящую внутри правительства и головы Сэма, который все ещё является ребенком, не желающим расстаться со своими красивыми фантазиями, которым не место в таком серьёзном мире. И даже когда разрушится всё вокруг, идеальный мир Сэма продолжит своё существование, потому что там добро всегда одерживает победу над злом, чего в реальности так не хватает.

8 из 10

27 октября 2014

Фантастика Бразилия появился на телеэкранах в далеком 1985 году, его режиссером является Терри Гиллиам. Кто учавствовал в съемках (актерский состав): Джонатан Прайс, Роберт Де Ниро, Кэтрин Хелмонд, Иэн Холм, Боб Хоскинс, Майкл Пэйлин, Иэн Ричардсон, Питер Вон, Ким Грайст, Джим Бродбент, Барбара Хикс, Чарльз МакКоуэн, Деррик О’Коннор, Кэтрин Погсон, Брайан Прингл.

На фильм потрачено свыше 15000000.В то время как во всем мире собрано 9,929,135 долларов. Производство стран Великобритания и США. Бразилия — заслуживает зрительского внимания, его рейтинг более 7.5 баллов из десяти является довольно неплохим результатом. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 16 лет.
Популярное кино прямо сейчас
2014-2022 © FilmNavi.ru — ваш навигатор в мире кинематографа.