Там, где мечтают зеленые муравьи (1984)

Wo die grünen Ameisen träumen
Рейтинг фильма
Кинопоиск 7.2
IMDb 7
Описание фильма
оригинальное название:

Там, где мечтают зеленые муравьи

английское название:

Wo die grünen Ameisen träumen

год: 1984
страны:
Германия (ФРГ), Австралия
режиссер:
сценаристы: ,
продюсеры: , , ,
видеооператор: Йёрг Шмидт-Райтвайн
композитор:
художники: Ульрих Бергфельдер, Тревор Орфорд, Фрэнсис Д. Хоган
монтаж:
жанр: драма
Дата выхода
Мировая премьера: 14 мая 1984 г.
Премьера в России: 26 июня 2011 г.
Дополнительная информация
Возраст: Array
Длительность: 1 ч. 40 мин.
Отзывы о фильме Там, где мечтают зеленые муравьи

Племена Ворора и Риратингу в течение 40 тысяч лет хранили и передавали из поколения в поколение легенды, мифы и песни, сложенные в самом сердце австралийских пустынь. И вот теперь сюда пришла цивилизация - в лице компании, разрабатывающей урановые месторождения. Но аборигены говорят, что здесь нельзя ничего взрывать. Потому что здесь ‘мечтают зеленые муравьи’..

Другие фильмы этих жанров
драма

Видео к фильму «Там, где мечтают зеленые муравьи», 1984

Видео: Трейлер (Там, где мечтают зеленые муравьи, 1984) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Трейлер

Отзывы критиков о фильме «Там, где мечтают зеленые муравьи», 1984

Херцог-мифотворец

Через два года после «Фицкарральдо» Херцог совершает ещё более далёкое путешествие: прибывает со своей группой в австралийскую пустыню и делает фильм с местными аборигенами.

Два племени пытаются вести борьбу с американским горнодобывающим концерном, проникшим на их исконную территорию в поисках урановой руды. По верованиям местных жителей земляные работы нарушают сон зелёных муравьёв, и те, пробудившись, могут погубить всё мироздание. По завершению сидячей забастовки аборигены обращаются в Верховный суд, но тот признаёт действия концерна законными. После такого вердикта компания, у которой окончательно развязаны руки, превращает землю аборигенов в настоящий ад.

Не в первый раз Херцог демонстрирует свою нелюбовь к цивилизации и, наоборот, восхищается духовной целостностью природного человека. Как и в «Строшеке», мечта вновь вступает в неравную борьбу с ненасытной алчностью и опять терпит поражение. Во имя утверждения этой незыблемой ценности он и придумал миф о зелёных муравьях, миф, которого не существует на самом деле. Но сказка получилась на редкость убедительной и актуальной: по итогам года фильму была присуждена главная национальная премия «Золотая лента».

Эта поэтичная баллада с запоминающимся названием стала единственным фильмом Херцога, закупленным для советского проката. Сокращенная почти на 40 (!) минут, она получила самую низкую прокатную категорию и вышла на весь Союз тиражом в полтора десятка копий. Впрочем, особенно жалеть о том, что многие не посмотрели оскопленную версию особо не стоит: часовой фильм являл собой пример правильного экологического кино, из которого была выброшена вся философия и метафизичность.

29 декабря 2013

Там, где не предают своих предков

Экологическая притча Венера Херцога «Там, где мечтают зелёные муравьи», открывает зрителю огромное поле для раздумий.

Британская уранодобывающая компания бесцеремонно вторгается на земли австралийских племён, которые многие тысячелетия поклоняются и охраняют покой мифических, для нас, Зелёных Муравьёв. На первый взгляд, нам кажется, что племя только и делает, что сидит и охраняет несуществующих созданий, и совершает обрядовые песнопения и танцы, опять же в честь Зелёных Муравьев. Но под этой грубой коркой слепого поклонения лежит абсолютно высокодуховная начинка: из поколения в поколение племена передают друг другу пост охраны созидающих наверняка Зелёных Муравьёв. Этим муравьям придаётся божественный, магический окрас (что, кстати, со стороны Венера Херцога стало блистательным ходом, дабы вызвать у зрителя интерес к мистическому, неизведанному).

После того, как вероломные уранодобыватели узнают от австралийских племён, что они ни за что не бросят свои земли, назревает глухонемой конфликт: владелец компании не понимает и не хочет понимать, от чего аборигены не хотят покинуть пустынные, неплодородные земли Австралии; а аборигены, в силу своих этнических особенностей, немногословны, тем более что они говорят не на своём языке, из чего полемика выходит односторонней. Но британцы — народ умный, гибкий. Изначально они пытаются вести себя как ответственные и гуманные люди, которые пытаются всё решить мирно и обоюдно — путём переговоров и выгодных предложений. Один британец даже внедряется в племя, проникается к ним душой, пытается понять их отношение к своим землям. Но когда речь идёт об огромных деньгах, тяжело остановить одного человека, не говоря уж о большой бездушной корпорации.

В сцене, где в суде, туземец, последний носитель древнего языка, не может объясниться с твердолобыми участниками заседания, закипаешь ненавистью к цивилизации. Кажется, что этот человек, нелепо одетый в костюм, вместо традиционного пояса из шкуры животного, остался одним единственным на всей планете. Его никто не понимает, от чего сразу хочется встать на защиту этого, никоим образом не нуждающегося в ней, человека.

После нескольких попыток договориться, после суда, британские люди не отступают. В конце фильма мы видим кадры вихрей торнадо. Природа как бы вступается за свои земли, за свой народ. А может, это Зелёные Муравьи пытаются нас проучить.

Пейзажи в фильме играют очень важную роль, они и создают атмосферу картины. Кадры, с изрытыми экскаваторами, земли внушают чувство безысходности, и, пожалуй, с первого такого кадра зритель должен понять, что паритета не будет. Так же, настроение картины задают сами аборигены с танцами и песнями. Невозмутимые их лица, с по-своему, гармоничным строением, глаза, в которых читается магическое знание, нами неизведанное.

Одна только, выбранная режиссёром, тема картины говорит об отношении Венера Херцога к природе. Фильм наполнен сочувствием создателя к разрушающейся, разрушаемой гармонии, не тронутой цивилизации. Херцог с трепетом и нежностью показал нам неуслышанное племя, хотя и героев людей цивилизации не лишил души.

25 апреля 2013

Не будите спящих муравьёв

Вернер Херцог в своём творчестве нередко затрагивает тему столкновения двух типов цивилизации — прогрессивного, рационального мира с дикой стихией первобытных племён, для которых мифология и связанная с ней мистика не просто красивые сказки, а часть повседневной жизни. Его фильм «Там, где мечтают зеленые муравьи» — мрачная притча, основанная на реальных событиях, происходивших в Австралии в ходе колонизации её земель представителями британской короны. Ключевая проблема, поднимаемая в картине, — истребление западной цивилизацией местных аборигенов, их языков, культуры, жизненного уклада.

Фильм наполнен мистикой и смутными образами, главный из которых, частично выдуманный режиссёром, а частично позаимствованный у местных племён, — грезящие зелёные муравьи, сон которых ни в коем случае нельзя тревожить. Мотив сна проходит через всю картину, она и сама похожа на грёзу, фантазию. То и дело на экране появляются длинные панорамы австралийской пустыни, испещрённой следами воздействия на неё западных колонизаторов — оголёнными остовами автобусов, вздымающими облака пыли мотоциклами, строительными кранами с раскачивающимися в воздухе крюками и плотными рядами пирамидок, образованных вырытой в ходе добычи урана землёй и простирающихся на многие и многие километры. Контуры порой расплываются, словно мы смотрим сквозь искривлённое стекло или же огонь. Херцог говорил как-то, что режиссирует скорее ландшафтами, чем актёрами. И действительно — пейзажи в его фильме играют очень важную роль, они и создают атмосферу сна, который по мере развития повествования приобретает всё сильнее ощущаемый привкус безысходности.

Основное действие обрамляют кадры с видами торнадо, снятые в США, штате Оклахома. Казалось бы, они не имеют прямого отношения к сюжету, однако очень точно соответствуют настроению картины. В зыбком зернистом мареве мы видим пустое шоссе, уходящее за горизонт, две фигурки деревьев, похожих на крохотных путников посреди пробудившегося хаоса, чёрный клубящийся вихрь, вырастающий из земли и уходящий воронкой в небо. Он делит экран пополам, приобретает очертания огромного чудовища, расползается чёрными кляксами, словно некая зловещая тёмная сила, уходящая в мир.

Специфика «Муравьёв» состоит в том, что этот фильм, с одной стороны, представляет собой чётко стилизованную фантазию режиссёра, а с другой — по структуре очень похож на документальное кино. Но дело не только в структурных особенностях, здесь играют настоящие аборигены, звучат их аутентичные, песни, музыка, речь. Пожалуй, если что-то в этой картине по силе воздействия и превосходит описанные выше пейзажи, так это портреты местных жителей — красивые, гармоничные, невозмутимые лица, смотрящие с немым укором прямо в камеру. По сути, эти люди немы для нас, даже когда говорят или поют, потому что мы не понимаем их языков, их мифологии и мировоззрения. Языки стремительно вымирают вместе со своими носителями — этот мотив воплощён в очень мощном образе «немого» аборигена, единственного выжившего представителя своего племени, который говорит и даже пытается выступать на суде, но никто в мире уже не способен его понять. Это символ всех вымирающих народов Земли, которых уже постигла или в скором времени постигнет та же участь.

Главный же образ картины — грезящие зелёные муравьи — это образ, который нельзя до конца объяснить словами, и даже понять его до конца мы, со своим западным мировоззрением, не можем. Они символизируют что-то для нас недосягаемое, давно нами позабытое, утраченное. Чужие сны, чужие грёзы, проникнуть в которые мы не в состоянии. В этом и заключалась главная задумка режиссёра — создать мир на грани иллюзии и реальности, показать его хрупкость, зыбкость и мистическую притягательность. Чужие грёзы разрушаются грубым вторжением бульдозеров, взрывчатки и назойливым пищанием будильника, который никто не знает, как выключить.

Ближе к концу фильма его центральный образ принимает вид зелёного самолёта, переданного аборигенам в качестве откупа за варварское вторжение на их земли. Разбившийся в горах самолёт — символ огромного зелёного муравья, пришедшего с Запада и способного принести только погибель. Его «пьяный» полёт отражает ещё одну страшную проблему, возникающую на колонизованных территориях, — спаивание местных жителей, приводящее к их полной десоциализации, дезориентации и потере себя.

Финал картины трагичен и безысходен. Зелёные муравьи проснулись, самолёт разбился, возобновляется бурение скважин, а аборигены продолжают тянуть свои напевы, которые мы не можем понять. Пока ещё продолжают.

7 июня 2012

Я приду к вам и взорву ваш храм

Малоизвестный фильм «Там, где живут зеленые муравьи» Вернера Херцога представляется мне маленьким шедевром, слабосильным по своему звучанию в шумном многоголосии различных политических лозунгов и культурной свалке, но достаточно смелым, чтобы вступиться за тех, у кого в этом мире голоса нет. Большую часть своей карьеры Херцог посвятил исследованию стремительно вымирающих первобытных культур, удачно совмещая в своем творчестве сильную документалистику и игровую режиссуру. «Там, где живут зеленые муравьи» родился на стыке этих жанров, став экологическим манифестом в защиту аборигенов Австралии, которые в какие-то 200 лет утратили право на свою землю, оказавшись за бортом прогрессивного человечества и гражданских прав.

События картины разворачиваются приблизительно в настоящем времени (1984 год), тем самым подчеркивая изменения в форме вытеснения коренных народов с их исконных земель. Если до этого гуманизм был идеологией сугубо европейской и не мешал варварским захватам богатых территорий Южной и Северной Америки, Африки и Австралии, то с момента окончания Второй Мировой войны, а вернее будет сказать с признания суверенитета африканских стран, мировое сообщество заговорило о правах тех народностей, которых не коснулась цивилизация. Вымирающие культуры под свою защиту взяла ООН. Теперь, когда американская добывающая компания AIRS наткнулась на урановые месторождения где-то в сердце Австралии, лишь через суд она может согнать местные племена Ворора и Риратингу, для которых эти месторождения 40 тысяч лет служили местом поклонения божествам — зеленым муравьям, приходящим сюда грезить.

Изначально AIRS позиционирует себя как социально ответственная компания, готовая к мирным переговорам с туземцами. Один из сотрудников налаживает коммуникации с местным вождем и шаманом, добросовестно пытается вникнуть в суть отношения этих людей к земле и к их храму. Складывается ощущение, что, по крайней мере, будет заключено полюбовное соглашение, и если аборигены и лишаться своей земли, то сделают это добровольно и бескровно. Только белыми нитками шито, что цивилизация и ее корпорации не остановятся ни перед чем в погоне за прибылью, и если есть совесть у одного сотрудника AIRS, то у самой компании совести не было с момента ее регистрации. Все что остается, это проникаться мировоззрением наивных аборигенов, пока есть возможность, ведь у подобной битвы всегда один исход, даже если такую битву пытаются загнать в рамки закона и прав человека.

Бросается в глаза, насколько Вернер Херцог любовно относится к выбранной ему теме. «Там, где живут зеленые муравьи» полны пресловутого гуманистического пафоса и сочувствия. Причем Херцог не выставляет компании некими чудовищами, которые ногами пинают туземцев, но симпатии его явно лежат на стороне коренного населения. Режиссер снял настоящих аборигенов, воспроизвел их песни, верования и обычаи, немного в ироничной, но очень теплой манере. В фильме есть, на мой взгляд, два потрясающих кадра, в которых Херцог демонстрирует не только привязанность аборигенов к своей земле, но и их чуждость «цивилизации», инакость. Первый раз он показывает супермаркет, в котором аборигены регулярно собираются, став местной достопримечательностью, так как раньше на этом месте было их священное дерево, где они молились о детях. Второй раз, когда от аборигенов откупаются старым самолетом, в котором те разводят костер. И ни разу Вернер Херцог не показывает их глупыми и абсолютно лишними в этом новом мире, за которым они не успели. Скорее наоборот, он утверждает, что цивилизации нет места на их земле, где они жили сорок тысяч лет и вкладывает в уста вождя племени очень правильные слова: «Что если я приду в ваш храм и взорву его?».

А тем временем в суде не может сказать свое слово другой абориген, потому что на земле нет ни одного человека, который бы его понял. Он — последний представитель своего племени. Он — укор этой цивилизации. Укор, который уже никто не в состоянии услышать. И по своему воздействию он сильнее, чем тысячи манифестов.

10 из 10

31 июля 2011

Драма Там, где мечтают зеленые муравьи появился на телеэкранах в далеком 1984 году, его режиссером является Вернер Херцог. Кто учавствовал в съемках (актерский состав): Вернер Херцог, Брюс Спенс, Норман Кэй, Пол Кокс, Макс Фэйрчайлд, Бейзил Кларк, Рэй Баррет, Тони Льюэллин-Джонс, Боб Эллис, Ральф Коттерилл, Ник Латурис, Хью Кияс-Бёрн, Коллин Клиффорд, Рэй Маршалл, Джеймс Рикетсон.

Производство стран Германия (ФРГ) и Австралия. Там, где мечтают зеленые муравьи — получил среднюю зрительскую оценку (7,1-7,3 балла), что является вполне отличным результатом.
Популярное кино прямо сейчас
© 2014-2021 FilmNavi.ru - ваш навигатор в мире кинематографа.