Дантон
Danton
7.6
7.4
1982, драма, биография, история
Франция, Польша, 2 ч 19 мин
16+

В ролях: Жерар Депардье, Войцех Пшоняк, Анн Альваро, Ролан Бланш, Патрис Шеро
и другие
Ноябрь 1793 года. Адвокат Жорж Дантон возвращается из своего деревенского затворничества в Париж, чтобы остановить кровавый террор, начатый его другом и соратником Робеспьером. Впервые в истории вступает в силу «неумолимая логика революции», запускается машина возрастающего насилия, гильотина работает на износ. Твердость и еще раз твердость. К черту жалость - пережиток проклятого прошлого. Слабым не место в светлом будущем. Гуманисту Дантону суждено сложить голову на плахе, но его смерть - грозное предупреждение тем, кто не понимает, что революция пожирает своих детей...

Актеры

Дополнительные данные
оригинальное название:

Дантон

английское название:

Danton

год: 1982
страны:
Франция, Польша
режиссер:
сценаристы: , , , , ,
продюсеры: , , ,
видеооператор: Игорь Лютер
композитор:
художники: Жиль Ватер, Ивонн Сассино Де Нель, Жан Каромель, Генри Лакосте, Барбара Новак, Мария Осечка-Куминек, Аллан Старски
монтаж:
жанры: драма, биография, история
Поделиться
Дата выхода
Мировая премьера: 12 января 1983 г.
на DVD: 28 ноября 2007 г.
Дополнительная информация
Возраст: 16+
Длительность: 2 ч 19 мин
Другие фильмы этих жанров
драма, биография, история

Видео к фильму «Дантон», 1982

Видео: Немецкий трейлер (Дантон, 1982) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Немецкий трейлер

Постеры фильма «Дантон», 1982

Нажмите на изображение для его увеличения

Отзывы критиков о фильме «Дантон», 1982

Казалось бы,

…при чем здесь Лех Валенса. Однако обязательное упоминание его имени в связи с опусом Вайды давно набило оскомину синефилам. Многие критики отождествляют Дантона именно с Валенсой, поскольку оба политика были «народными трибунами». Вайда предсказуемо для художника отрицал эти параллели, однако количество политической болтологии (по-французски «парламент») в его фильме наводит на мысль о том, что вся картина — одно сплошное высказывание на тему. Авторское кино социалистической Восточной Европы в силу известных причин было донельзя политизированным, апофеозом этого тренда стали гротескные фильмы Душана Макавеева. Поляк Вайда, будучи важной составной частью процесса, в то время тоже делал фильмы только о политике. Месседж «Дантона» читается без труда: всякая революция, пусть и справедливая, добившись нужных результатов, приводит к отдалению новой власти от народа, а тех, кто не хочет отдаляться, делает своими врагами. Это послание облачено в филигранную режиссуру и украшено идеальной актерской игрой, большинство героев абсолютно убедительны и обладают яркой индивидуальностью. Но проблема в том, что фильм состоит почти целиком из политических прений в закрытых помещениях и напоминает удушливую театральную постановку. Ни режиссер, ни оператор не делают ровным счетом ничего, чтобы хоть как-то разнообразить протокольный стиль картины. Поэтому «Дантон» больше подходит любителям не кино, а театра и французской истории. Истории пополам с художественным вымыслом: «я так вижу».

9 октября 2016

Невинные или виновные, мы все должны отдать наши головы республике. Республика узнает своих по ту сторону эшафота

Холодной весной 1794 года, во второй год республики, Жорж Жак Дантон возвращается в Париж и пытается остановить машину террора, запущенную якобинским Комитетом общественного спасения…

Режиссером «Дантона» был известный польский режиссер Анджей Вайда и, разумеется, критики увидели в фильме отображений происходящих в Польше событий. Тем не менее, Анджей Вайда всегда был выше простого политизированного режиссера и данный фильм нельзя однобоко рассматривать как аллегорию на противостояние между Войцехом Ярузельским и Лехом Валенсой.

На фоне страдающего народа разворачивается безжалостная борьба между Максимилианом Робеспьером и Жоржем Жаком Дантоном. С первых минут режиссер погружает зрителя в мир революционного Парижа — голодные и оборванные люди, ждущие свою скудную пайку хлеба, безжалостная Национальная гвардия, алчущий крови Комитет общественного спасения и гильотина, неумолимо отправляющая людей на смерть.

Франция охвачена «тихой» гражданской войной и не с двумя, а с множеством противоборствующих сторон — якобинцы, кордельеры, роялисты, журналисты и многие другие. Несмотря на принятие в 1789 году Декларации прав человека и гражданина и повсеместное декларирование демократических ценностей, страна движется к диктатуре, знающей только одно слово — смерть. Национальный конвент первым почувствовал дыхание смерти, и самая многочисленная фракция депутатов полностью оправдала свое прозвище — «болото».

Жорж Дантон изображен человеком, полным иллюзий, думающим, что словом можно сокрушить машину террора. Он отказывается разгромить якобинцев силой оружия и думает, что сможет превратить суд в трибуну для пропаганды и склонить народ на свою сторону. Но боги революции жаждут крови своих детей и первым на плаху пойдет Дантон. Я не могу точно судить об исторической аккуратности данного портрета Дантона. Тем не менее, можно точно говорить о том, что эта роль — одна из самых лучших у Жерара Депардье. Если вы хотите насладиться настоящим Жераром Депардье, игравшим у лучших европейских режиссеров и блиставшим в паре с первыми актрисами мирового кино, то ни в коем случае не пропустите данную картину.

В исторической и художественной литературе сложилось два противоположных портрета Максимилиана Робеспьера. Одни авторы его изображают как безжалостного монстра, купающегося в крови невинных людей, а другие авторы рисуют портрет подлинного мученика Революции. Анджей Вайда показал Робеспьера аскетичным человеком, фанатично преданным идеалами Революции. В начале картины он еще сохраняет остатки человеческого облика и пытается уберечь бывших друзей и соратников от безжалостного Трибунала и гильотины. Но, по мере ужесточения ситуации во Франции и озверения членов Комитета общественного спасения, душа Робеспьера все больше и больше мертвеет. Когда я читал литературу про Робеспьера, я представлял его в образе Войцеха Пшоняка — аскетичные манеры, тихий голос и взгляд, от которого стынет кровь.

Кульминацией фильма является процесс против дантонистов. Данный процесс можно охарактеризовать следующей приписываемой Октавиану Августу фразой: «Ты должен умереть!» В мире террора нет места справедливости, равенству сторон, законности и презумпции невиновности. Несмотря на мужество и ораторский талант Дантона, попытки апеллировать к законам и чувствам народа, Комитет общественного спасения уже заочно приговорил его к смерти. Но, Максимиллиан и многие другие последуют за Дантоном и на горизонте уже загорается звезда бригадного генерала Наполеона Бонапарта, окончательно похоронившего Революцию.

Подводя итог, хочется сказать, что получился один из самых сильных и страшных фильмов про Великую французскую революцию. Рекомендую посмотреть «Дантон» в паре с «Королевой Марго».

7 июня 2015

Романтик и фанатик революции

Настоящий фильм мастера, с первого до последнего кадра, с первого до последнего слова, с первого до последнего титра. Анджей Вайда снял безупречное и идеальное кино. Небольшой по времени срез событий эпохи Французской революции поражает накалом страстей, драматизмом и высокой эмоциональной насыщенностью. Картина, где благодаря выверенной режиссуре, профессиональной работе оператора и великолепной актерской игре мы с легкостью слышим даже мысли героев, не облеченные в слова. Лента, по большому счету, камерная, но в то же время она масштабна именно вот этой внутренней смысловой наполненностью и эмоциональностью. После ее просмотра поневоле задумаешься о многом, ибо большинство проблем, актуальных для французов двести с лишним лет назад, злободневны и сегодня.

Все актеры в «Дантоне» выложились до конца, но на пределе сыграли, конечно же, Жерар Депардье (Дантон) и Войцех Пшоняк (Робеспьер). Не знаю, возможен ли в принципе лучший Дантон в кино, чем исполненный Депардье, настолько убедительно и сильно он сыграл одного из вождей революции. Дантон и вправду настоящий ее романтик, пусть и не такой наивный, как, скажем, Камилл Демулен, но таки верящий, что она может изменить к лучшему многое. И в то же время своим острым умом (пусть зачастую Дантон и выражает свои мысли в грубоватой простецкой манере) он понимает, куда все это может зайти, какие опасности таит, если перейти черту, за которой революция из попытки перемен к лучшему превращается в средство для претворения в жизнь амбиций, тщеславных желаний, стремления к власти любой ценой, циничного сведения счетов, а также далеко не бескорыстных замыслов. И жестокий террор никогда и ни при каких обстоятельствах не может служить оправданием, во имя каких бы светлых, благородных и далеко идущих целей он не провозглашался. Всю эту гамму экспрессии, воодушевления в своем персонаже Депардье мастерски демонстрирует на экране. Это выражается во всем: слове, жесте, взгляде, движениях — арсенале, который этот актер, как правило, всегда использует на полную катушку, но в «Дантоне» это проявилось, как в никаком другом виденном мною фильме с Жераром. Его Дантон — фигура неоднозначная, трагическая, но на редкость живая и настоящая. На сегодня он для меня пока — одна из лучших ролей Депардье.

Однако еще большее впечатление производит в картине Робеспьер, потрясающе сыгранный Войцехом Пшоняком, который стал для меня настоящим открытием. Настолько, что поиск лучшего Робеспьера в кино станет еще гораздо более трудным, чем поиск другого Дантона. Далеко не все актеры могут играть на равных с Депардье в одном кадре и вообще в одном фильме, Жерару вполне по силам подавить своей мощностью, силой и темпераментом кого угодно, но Пшоняк сумел это сделать. Ряд эпизодов с ним можно смело заносить как в учебник по актерскому мастерству, так и в пособие по работе оператора. Достаточно вспомнить эпизод в заключительной части фильма, когда мальчик зачитывает Робеспьеру выдержки из Конституции о равенстве прав. Лицо и всю игру чувств одного из вождей революции надо просто видеть, никакие слова не передадут всего, что читается на лице актера в этот момент. Мимика Пшоняка вообще крайне выразительна при внешней ее скупости, и на протяжении действия благодаря этому мы можем составить куда более полное представление о мыслях, чувствах и переживаниях Робеспьера, чем когда он начинает говорить, а словами этот персонаж не бросается. И еще, что очень важно, он оставляет после себя загадку: почему Робеспьер делает то, что делает, хотя осознает справедливость аргументов Дантона с еще большей ясностью и остротой, чем он сам? И однозначного ответа на этот вопрос нет, есть только информация к размышлению.

Самых лестных слов заслуживает в этом фильме и работа оператора Игоря Лютера. В картине масса крупных планов, каждый из которых — свидетельство высокой профессиональной подготовки и опыта в работе с камерой. Настолько вовремя поймать в кадр лицо, глаза, выражение, движение — это действительно надо уметь.

Фильм также полностью атмосферный, ты погружаешься с головой в ту эпоху, живешь в ней в течение почти двух с половиной часов, буквально проникаешься концом XVIII века. Это тем более ценно, что создатели не акцентировали специально внимание на деталях антуража, однако ты чувствуешь и ощущаешь то время.

Мощный, сильнейший фильм, который стал одним из моих любимых.

9 из 10

12 февраля 2013

- Я оттолкнул протянутую руку. Я вынес себе смертный приговор. -Зачем ты оттолкнул? — Она вся в крови.

Данный фильм наглядно продемонстрировал нам революцию, которая не оправдала себя. Изначально, Дантон и Робеспьер, зарядившись лозунгами «Свобода, Равенство, Братство» низложили короля, свергнули роялистов и установили республику на славу народу. Только вот народ почему — то, как оставался без куска хлеба при свободных аристократах, так и остался таким же при проведении перемен на его же благо.

Своим произведением Вайда смог показать изнанку великих вождей. Робеспьер, который безусловно хотел добиться всемирной гармонии и вечной добродетели, но в противостояниях с жирондистами, дантонистами (и другими -истами) утратил то к чему шел, то к чему призывал. Последняя сцена великолепна, потому что она обнаруживает понимание Максимилиана отхода от желаемой им справедливости. Его политика являла собой зрелище не революционера-освободителя, а фанатика, не захотевшего даже близко рассмотреть полутона.

Дантон. Я была о нем худшего мнения перед просмотром; не знаю, с какой точностью режиссер изобразил его (не вмешалась ли туда собственная симпатия), но именно в его речах, словах были слышны отголоски первого этапа Революции, в них еще сквозит давно забытый девиз. Он еще помнит для чего это все было организовано: для народа и только для него. «Не будьте любимы, вот рецепт долгой жизни.»

Какая ирония, быть обвиненным собственно созданным конвентом, нарушить законы, которые сам же возвел.

23 января 2013

Ты последуешь за мной, Робеспьер!

Совершенно случайно нашёл данный фильм, когда в очередной раз перечитывал любимую книгу Альберта Манфреда «Три портрета эпохи Великой Французской революции» и загорелся желанием увидеть на экране киноленту, связанную с той эпохой.

Фильм Анджея Вайды оставил после себя глубочайшее впечатление, подогреваемое игрой замечательного и талантливого Жерара Депардье и не менее гениального Войцеха Пшоняка в роли Максимилина Робеспьера. Лента затрагивает лишь отрывок с той Великой эпохи преобразований и безумия, карающего всех подозрительных и не только. В частности, речь идёт о Жорже Дантоне. Прекрасная режиссура и актёрская игра затмевает некоторые недостатки фильма, а именно небольшое, как мне кажется, искажение истории. На самом деле, я думаю, каждый художник, а здесь это Анджей Вайда, в некоторой степени представляет на наш суд историю Франции 1794 года в своём личном видении, нежели написанное в исторической литературе. Но не это главное, что можно выделить в этом фильме.

Мы видим непримиримое противостояние бывших друзей, вождей Якобинского блока, хитросплетения многочисленных интриг, в которых порой нельзя разобраться и более полно их представить без некоторой исторической подковоннасти. Я думаю, Вайда именно на это и расчитывал, когда создавал свою неповторимую ленту. Он хотел показать трагедию через историю Дантона, что высокие идеалы, к которым стремились лидеры революционного правительства невозможны в реальной жизни. Те противоречия, которых они не замечали на первых волнах Великой революции в борьбе в внешними врагами государства, с феодалами, богачами, наживавшихся долгие годы на труде простого люда, открылись во всей своей сути после полного их устранения. Слепая и яростная война с феодализмом, с королём Людовиком затмевала внутренние проблемы Якобинцев и лишь когда Гильотина скосила всех врагов, произошёл раскол Якобинского блока и превратил его в революционно-демократическую диктатуру Робеспьера.

Именно об этом и повествует этот великолепный фильм на примере Жоржа Дантона, одного из отцов революции и идейного её руководителя. Мы видим, к чему приводит непримиримая вражда и непонимание своих целей, слепое им следование и позднее осознание(этого в фильме, к сожаление, не раскрывается), что революция, все её жертвы и блага на самом деле привели к возрождению иной буржуазии, лишь нашедшей новые пути обогащения. В фильме через, на мой взгляд, гениальную игру Войцеха Пшоняка, показана часть трагедии Максимилиана Робеспьера, вождя революции и его идеологов Сен-Жюста, Кутона, Леба… Человек дела, человек действий, а не слов, Робеспьер считал, что солнце всеобщего равентсва и краха буржуазии вот-вот наступит, что пять лет революции прошли не зря, но на пути встали его друзья, выступавшие за отмену террора, проводимого Комитетом общественного спасения и Революциолнным трибуналом. Фильм раскрывает всю продажность системы Трибунала, его хамскую, попирающую любые человеческие права, тактику, проводимую прокурором Фукье-Тенвиллем.

В этой незабываемой картине мы видим Робеспьера тираном, деспотом, не знающем цены человеческой жизни, человеком, в котором иногда пробивается луч жалости и стремеления всё-таки спасти своих бывших соратников-Дантона, Демулена, Филлипо — от страшного изобретения доктора Гильотена. Знающий историю зритель поймёт, что слова Дантона, указанные в заголовке данной рецензии, окажутся пророческими. Фильм о Друге народа, о силе человечекого стремления к свободе и справедливости, о мужестве и… неимоверной жестокости.

Фильм, который должен увидеть каждый уважающий себя человек. Мне жаль, что на такой фильм мало рецензий. Спасибо тем, кто также написал отзыв на этот фильм, о котором я могу говорить бесконечно. Спасибо Анджею Вайде, Депардье, Пшоняку за эту картину.

Вне всякого сомнения, ставлю

10 из 10

10 июня 2012

«Даю им три месяца…»

Интересное кино. Хотя, возможно, и не для всех. Но не в плане каких-то художественных решений и пр., а просто в силу совершенно конкретной тематики. Может же кому-то не нравиться историческое кино, практически полностью лишенное каких бы то ни было лирических и т. п. отступлений? Думаю, вполне.

Я не из их числа, поэтому и говорю: было интересно. Тема благодатнейшая, считаю. Французская революция — это же как образец для сравнения/подражания. Тенденции, закономерности, последствия, итоги, движущие силы, в конце концов, и, разумеется, вершители судеб — люди, волею судьбы в одночасье вознесшиеся вдруг к самым вершинам, чтобы потом столь же стремительно рухнуть в пропасть. Величественно, что и говорить. «Я славно пожил, я видел небо!»

Мне лично, конечно, трудно было смотреть это кино без того, чтобы не проводить практически ежеминутно какие-то параллели с аналогичными во многом (хоть и более поздними) событиями в нашей стране. А это же целая бездна размышлений! Собственно, достоинство, главное достоинство картины, мне кажется, в том и состоит, что ты целиком погружаешься в атмосферу (если не сказать круговорот) тех дней. Процессы, поступки, слова отдельных личностей, их значение для страны в целом, народа и, в то же время, для них самих. Будоражит просто!

Ж. Депардье, конечно, хорош! Фактурный дядька. Эта его уверенность в собственной неприкосновенности, особенности, вдруг сменяющаяся едва ли не апатией, покорностью и равнодушием ко всему. Красиво смотрится. И страшно в то же самое время. Потому что понимаешь: управлять лавиной, бушующим потоком невозможно. Сегодня — ты, завтра — тебя. И только так. Закон! В картине эта идея передана исчерпывающе полно и более чем убедительно. Что может быть остроумнее, чем смертный приговор, вынесенный тобою же созданным Трибуналом? Браво!

Единственное, что напрягает, скажем так, в картине — это необходимость хотя бы минимальной теоретической подготовки. Иначе, подозреваю, будет сложно разобраться во всех тонкостях хитросплетений политических интриг Франции конца XVIII века.

Думаю, отсюда мои

7 из 10

10 марта 2011

Друг народа

Снимать исторические фильмы всегда очень рискованно. Всегда есть шанс быть оплеванным, или как минимум получать весьма нелестные отзывы и критику вроде» а вот в 1783 году тип эфеса шпаг был не такой, а чулки не могли быть красного цвета…». Но снимать такие фильмы просто необходимо. И не для того, чтобы сделать добротную иллюстрацию, а для того, чтобы показать экзистенциальную сущность процесса истории как таковой и отдельных ее эпизодов в частности.

Вайда снял по современным меркам вполне добротную историческую ленту про революционера без страха и упрека, чистейшего сердцем и преданнейшего друга народа. Другое дело, что говоря об этом фильме, нужно еще учитывать тот контекст, в котором он был создан… А это просоветская Польша, где всегда с оглядкой на СССР «УРА революции» и не может быть никаких сомнений в том, что революции нужны жертвы, кровь, что невозможно добиться счастья для народа не пролив не единой слезинки младенца… Вайда рисковал и очень сильно.

Что же касается художественных достоинст ленты то они, как говорится, налицо: безупречный актерский состав (причем интернациональный), великолепный Депардье, еще молодой и даже вполне симпатичный, отличный «антураж» — костюмы, декорации (причем заметно, что многое снималось на натуре и по-настоящему в тех местах, где происходили описываемые события — например тюрьма Консьержери — это действительно снимала ТАМ, поскольку я сама была в этом теперь уже музейном учреждении совсем недавно).

В целом — хорошее историческое кино, конечно, без того привкуса политической остроты, каким оно обладало в те далекие 80е годы, но зато с отличной выдержанностью, почти как хорошее французское вино…

14 мая 2010

Драма Дантон появился на телеэкранах в далеком 1982 году, его режиссером является Анджей Вайда. Кто учавствовал в съемках (актерский состав): Жерар Депардье, Войцех Пшоняк, Анн Альваро, Ролан Бланш, Патрис Шеро, Эмманюэль Дебевер, Кшиштоф Глёбиш, Рональд Гаттман, Жерар Арди, Тадеуш Хук, Стефан Жобер, Мариан Кочиняк, Марек Кондрат, Богуслав Линда, Ален Масе.

Производство стран Франция и Польша. Дантон — заслуживает зрительского внимания, его рейтинг более 7.5 баллов из десяти является довольно неплохим результатом. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 16 лет.
Популярное кино прямо сейчас
2014-2022 © FilmNavi.ru — ваш навигатор в мире кинематографа.