Лицо в толпе
A Face in the Crowd
7.4
8.2
1957, драма, музыка
США, 2 ч 6 мин
В ролях: Энди Гриффит, Патриша Нил, Энтони Франчоза, Уолтер Мэттау, Ли Ремик
и другие
В поисках новых имен радиожурналистка раскапывает в захолустной тюрьме быковатого люмпена с гитарой. Год спустя он уже воспитывает нацию с экранов национального ТВ, приводя в ужас создательницу.

Актеры

Дополнительные данные
оригинальное название:

Лицо в толпе

английское название:

A Face in the Crowd

год: 1957
страна:
США
слоган: «POWER! He loved it! He took it raw in big gulpfuls...he liked the taste, the way it mixed with the bourbon and the sin in his blood!»
режиссер:
сценарий:
продюсер:
видеооператоры: Гейн Решер, Хэрри Стрэдлинг ст.
композитор:
художники: Пол Силберт, Ричард Силберт, Анна Хилл Джонстоун
монтаж:
жанры: драма, музыка
Поделиться
Дата выхода
Мировая премьера: 28 мая 1957 г.
Дополнительная информация
Возраст: не указано
Длительность: 2 ч 6 мин
Другие фильмы этих жанров
драма, музыка

Видео к фильму «Лицо в толпе», 1957

Видео: Трейлер (Лицо в толпе, 1957) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Трейлер

Постеры фильма «Лицо в толпе», 1957

Нажмите на изображение для его увеличения

Отзывы критиков о фильме «Лицо в толпе», 1957

Суслик — император джунглей.

Наивная история о непонятном человеке с низов, который обезумел.

Авторы заставляют зрителя поверить в какую то скучную сказку, скорее даже чепуху. Идея фильма в том, что некий грубоватый бродяга с гитарой станет очень популярным человеком на телевидении и сможет с экрана внушать людям свои интересы. Но как этого может добиться человек показали формально, мол пошутил пару раз и спел песенку на радио, его заметили и сразу стали все любить, почитать и боготворить.

Персонаж главного героя это полный провал. Речь не идет о актерской игре, может Энди Гриффит сам и не виноват, такой манеры игры от его мог требовать режиссер. Сам персонаж какой то несуразный, о его прошлом ничего не будет известно, за исключением фактов из биографии. Во взаимоотношениях главного героя с остальными персонажами не прослеживается последовательности или иными словами логики. Фильм не отобразил, как, когда и почему Ларри за короткие сроки постоянно изменяется (в плане характера, манер, речи и т. д.) и в конце концов становится фанатиком, непонятно чего и для чего.

Основная любовная линия видится такой же чепухой, которую пытаются впихнуть зрителю. Романтики в ней практически нет, одна лишь глупость. Многие сцены и особенности персонажей из фильма выпадают и теряют свою ценность, потому что не наделены развитием. Например как улетучивается музыкальный дар Одиночки и с этим музыкальный жанр фильма или не раскрыты мотивы агента намеренно идти в ссору со своей звездой. Агент кстати вышел очень ярким и запоминающимся, этого персонажа пожалуй стоит отметить положительно.

Много красочных ярких слов, не имеющих никакой обоснованности, на которые зритель должен реагировать с восторгом, как на красивую обертку или высокую денежную цену.

2 из 10

3 декабря 2017

Кино из тех, что делает умнее

Этот замечательный фильм кажется поначалу скучным, раскачиваясь ближе к середине, набирая скорость и становясь полновесным обвинением буржуазной системе в финале. Это очень тонкое и взвешенное социально-политическое высказывание, раскрывающее природу политического шоуменства, то есть повседневного и повсеместного превращения явлений социальной и политической жизни в шоу.

Прежде всего восхищает, что исполнитель главной роли фильма Бадд Шульберг был также автором сценария и исполнителем песен, его актерское мастерство восхищает разнообразием интонационных, пластических и мимических нюансов, глубиной проникновения в характере человека, сделавшего себя медийным чудовищем, широтой социальных обобщений, раскрывающих механизмы ведения политических компаний во всех буржуазных странах, не только в США, но в России после реставрации капитализма.

Поначалу кажущийся неплохим и даже мудрым парнем, певец-бард Ларри, постепенно, обретая вкус к власти и обуреваемый жаждой повелевать поклонниками, становится самой уважаемой медийной персоной в Америке, что сближает фильм Казана с картинами Олтмена, прежде всего с «Нэшвиллом», где медийность фестиваля кантри вкупе с выборной кампанией показывает суть отсталого, консервативного американского менталитета, жаждущего лишь одного — шоу и возможности делать деньги и славу из воздуха.

Герой «Лица в толпе» — уродливое порождение капиталистической системы, ее социальной ущербности и хаотичности, скрывающей жесткую дарвинистскую логику выживания. Даже сам голос Ларри, его утробный смех, его мужицкие интонации выдают в нем человека из низов, стопроцентного американца, что делает фильм удивительно убедительным портретом американского среднего класса — безграмотного отсталого и агрессивно-мещанского.

Главная удача фильма Казана в том, что он разоблачает американский этос с невероятной, присущей ему, широтой символических обобщений, несмотря на то, что в эпоху маккартизма Казан запятнал себя сотрудничеством с Комиссией по расследованию антиамериканской деятельности, он смог сохранить критический взгляд на окружающую социальную среду и политический контекст, понимая, что сегодня медиа делают человека, имидж создает контекст, а не наоборот, как раньше. В этом смысле «Лицо в толпе» — фильм пророческий, снятый задолго до широко разросшихся медийных кампаний по раскручиванию кандидатов в президенты, которую мы сейчас видим на примере конкуренции Трампа и Клинтон.

Бадд Шульберг написал замечательный сценарий и сыграл главную роль в картине, которая объясняет механизмы запудривания мозгов публике, подлинную промывку сознания, осуществляемую тогда радио и телевидением, а сейчас Интернетом и социальными сетями, гораздо убедительнее, чем параноидальный триллер Франкенхаймера «Кандидат от Манчжурии». «Лицо в толпе» лишен стереотипов холодной войны, он не клевещет на оппозицию, но разоблачает сам американский образ жизни, американизм менталитета, который внедрился и в России за последние четверть века.

Его суть — тотальное превращение социальной и политической реальности в шоу, когда важнее имидж и эффектность представления, чем суть, можно сказать, что «Лицо в толпе» — это один из первых фильмов о постмодернистской эпохе, эпохе симуляций и симулякров, медийных образов-пустышек, не имеющих референтной связи с реальностью. «Лицо в толпе» блестяще смонтирован и срежиссирован, драматургические узлы и кульминационные взрывы расположены в пространстве нарратива так, чтобы не дать зрителю заскучать, хотя первая половина фильма заметно и проигрывает второй по части увлекательности (вторая половина — вообще почти триллер, столь напряженный монтаж ее образует), но тем не менее фильм представляет единое и неделимое целое и может быть сравнен, разве что с лентой Маккендрика «Сладкий запах успеха», где акулы журналистики создают и разрушают имиджи на потребу политических заказчиков.

«Лицо в толпе» — аутсайдерский фильм, в том смысле, что это кино для аутсайдеров, людей, не сумевших или не захотевших встроиться в буржуазную реальность, маргинализированных социальной незащищенностью в хищнеческих условиях капиталистической конкуренции, именно они смогут оценить всю остроту антибуржуазной критики Казана и понять, что интегрироваться в мир, в котором имидж делает все, и где из воздуха создаются образы-однодневки, не стоит, это будет сделкой со совестью и тем миром, который не знает жалости ко всякому думающему и страдающему индивидууму.

«Лицо в толпе» — это картина о беспощадности медийной эры, сегодня воздвигающей своим героям пьедесталы, а завтра свергающего с них. Ничего не теряет тот, чья совесть остается чистой, и кто не встроен в систему, встроиться, пойти на компромисс с буржуазным миром — это стать монстром, наплевавшим на свою совесть.

17 сентября 2016

Миллионы леммингов неожиданно ошиблись

Разудалым хриплым голосом, развеселым гитарным треньканьем, взрывается пространство местной тюрьмы: Ларри «Одиночка» Роудс, рубаха-парень в потной майке со следами вчерашнего дебоша поет-кричит о том, о сем, и людям нравится, и ноги в пляс идут. Заглянувшая на огонек радиоведущая сияет, быть может, завтра она откроет всем новую звезду, быть может, правда выйдет толк из этого бойкого горлопана. И действительно, недавний пьяница, вооруженный неизбывным деревенским обаянием, резво штурмует вершины славы: вот он уже непристойно шутит на всю страну, вот рекламирует чудо-таблетки, а теперь и вовсе раздает советы видным политикам. Ха-ха-ха, ну, держись, Америка! Пришел новый мессия, у него есть гитара, он знает, как тяжело женщинам мыть посуду и говорит с народом на одном языке. Но, как известно, бесплатный сыр бывает только у коммунистов, поэтому вечер постепенно переставал быть томным, а Роудс все меньше походил на энергичного простачка, все больше упиваясь своим даром манипулятора.

Начинаясь историей о том, как харизматичного козла пустили в фешенебельный огород, «Лицо в толпе» определенно ей же и остается, с той лишь разницей, что аппетиты растут, а желтая кирпичная постепенно становится красной ковровой. Если забыть на время о предлагаемой режиссером россыпи техник разнокалиберного ТВ-зомбирования, об остроумном изображении затейливого симбиоза рекламы с политикой, и перейти к проблемам более точечным, то кино выйдет спокойным, линейным, но отнюдь не безынтересным повествованием об испытании (четвертой) властью. И все художественные средства за вычетом тонких вкраплений сатиры имеют целью показать, как сильно меняется Роудс, а все его друзья остаются прежними, а пропасть между богемой и провинцией растет. Узкие тюремные стены сменяются не менее узкими, но несомненно пропитанными духом свободы, стенами радиостудии, после чего возникает все еще несколько тесноватая, но гораздо более многомерная ТВ-площадка, которая в свою очередь уступит место огромному стадиону, а метафорически завершают столь яркое восхождение героя последние этажи высотного здания. Локальная мораль выруливает к супергеройской максиме про взаимосвязь силы с ответственностью, к редкому во все времена умению «не слишком выпендриваться», а языкастый любитель выпить по итогу исполняет жадного раджу, которому давно пора бы уже крикнуть «Довольно!» своей Золотой Антилопе.

Победитель в споре болтливого дурака и робкого гения очевиден, потому что кругом одни дураки, просто не все такие говорливые. А Ларри прекрасно это понимает, потихоньку примеряя на себя роль той самой кухарки, что намеревается управлять государством. Вот так, посмеиваясь то над толерантностью, то над банальным идиотизмом, уверенно и без лишних движений режиссер Элиа Казан затыкает рты впечатлительным любителям лицемерной уравниловки грозным «правилом 95». И трудно с этим спорить, дай волю пресловутому большинству — они выберут недорогой стиральный порошок президентом страны, а Кока-Колу министром обороны. В этой связи вспоминается, как один уважаемый немецкий социолог изо всех сил пытался продемонстрировать нам неприглядную изнанку западного мира, озаглавив свой opus magnum «Бегство от свободы». Здесь же впору жалеть о том, что никто не догадался исследовать «Бегство от правды», ведь аналогия прямая: на подсознательном ли, метафизическом ли, астрально-кармическом ли уровне бедный глупый гомосапиенс очень хочет, чтобы его водили за нос, а на уши выкладывали тонны спагетти. Роудс своими полными живительного драйва песнями в клочья рвет доверчивую Америку, его побасенки любят и женщины, и дети, и негры, и мужики с завода, и … — да впрочем, больше никого и не требуется. Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад — точнее и не скажешь.

Но не будем забывать, с кем мы имеем дело, вспомним, откуда взялся главный герой. Маргинальный Мордор стабильно поставляет орды передовых пассионариев, и кто-то их них обязательно будет обречен на успех, кто-то наверняка проявит себя в духе собирательного Ларри Роудса, «Лица» в «Толпе», ведь социальные лифты без устали шныряют туда-сюда, успевай только запрыгивать. А виновата ко всему прочему треклятая американская мечта, которая самым паразитическим образом вплетается в американские народные спирали ДНК, и ее оттуда уже не вытравить. Когда они слышат «из грязи», им хочется тут же продолжить «в князи!»; когда они видят алкоголика в лохмотьях, им хочется, чтобы он завтра же стал миллионером. Мечта превратилась в рефлекс и застенчиво светит перспективами диктатуры люмпенов. В легкой увлекательной манере авторы до смерти затыкали булавкой несчастную демократию и сопутствующие околокультурные аспекты — да так, что никакие черчиллевские афоризмы теперь не спасут. Впрочем, нельзя не отметить великодушие режиссера, который все же сохранил за изображенной им социальной моделью чудесное свойство «саморегуляции», и не закончил фильм каким-нибудь крохотным анархическим апокалипсисом. Так масс-медийный полет Икара к Солнцу политической арены завершился безумными плясками у разбитого корыта, так богатый неожиданными для своего времени идеями фильм завершился оптимистически-назидательным «Главное, что мы учимся на чужих ошибках».

Прошло более полувека. Господа, а ведь нас снова нагло обманули!

24 мая 2013

Азбука манипулятора, или как зарождался маркетинг

Волк и заяц, тигры в клетке — все они марионетки в ловких и натруженных руках («Машина времени»)

Профессиональное

Непоколебимая уверенность в своих идеях, простота слога, актерское дарование, совершенное владение тембром и оттенками голоса, подлинность эмоций и исключительная память отличали гениальных манипуляторов. Эти же качества присущи и Роудсу Одиночке — человеку, о котором пойдет речь в фильме. Вчера именно они помогли капралу-недоучке переквалифицироваться в фюрера в реальности. Сегодня, благодаря обладанию идентичным набором скиллов, бывший заключенный, презирающий всех и каждого, практически управляет Америкой на экране. Помня о первом, мы не подвергаем сомнению возможность второго. Подобные люди лишь ждут удобного момента, чтобы им воспользоваться сполна. Так что история бродяги и преступника, однажды волею случая с надрывом спевшего блюз о своей нелегкой судьбе перед радиомикрофоном, и проснувшегося назавтра знаменитым, не вызывает сомнения. Но проходимец заговорил и дал много поводов для удивления. Начав свой бойкий треп в студии с понимания проблем ущемленных категорий граждан, что не сильно необычно — богатый жизненный опыт на задворках жизни человеку наблюдательному дает много информации, он мгновенно стал своим парнем для тысяч простых американцев. А вот продолжив болтовню, сыпля, как из рога изобилия, новаторскими бизнес идеями налево и направо, заставил зрителя уронить челюсть. За 27 лет до появления котлеровской библии маркетинга, он на пальцах объяснил методы продвижения товара на рынок и способы достучаться до целевой аудитории. За 48 лет до возникновения знаменитой концепции Lovemarks у агентства Saatchi & Saatchi, философствующий зэк дал понять, что дорога к покорению сердца потребителя лежит через стимулирование чувства влюбленности в торговую марку. Наконец, мужчина с образованием два класса и три коридора сделал обобщение, к которому маркетологи и политики пришли лишь последние годы: у бренда и сенатора может быть одна и та же целевая аудитория, лояльные покупатели становятся лояльными избирателями, так почему бы не объединить рычаги воздействия на них. И это не считая великолепной демонстрации возможностей радио и телевидения, как мощнейших средств влияния на толпу. Сам факт рождения таких революционных по тем временам тезисов заставляет аплодировать создателям фильма, но то, что они вложены в уста персонажа, у которого по определению их возникновение не возможно, портит все.

И личное

Традиционно в своем втором совместном проекте после сверх успешной оскароносной картины «В порту» режиссер и продюсер Элиа Казан и сценарист Бадд Шульберг объединили ворох волновавших обоих партнеров вопросов из самых разных областей знаний. И, пожалуй, голос первого в этой паре ведущий. Без сомнения, события его биографии повлияли как на проблематику, так и на судьбу «Человека в толпе». Привычная для фильмов режиссера тема предательства и боли от разочарования в идеалах здесь зазвучала по-новому. Как личность, сдавшая недавно соратников-коммунистов, по причине внезапного понимания того, что партия манипулирует сознанием людей, он не мог не воспользоваться фильмом как импровизированной трибуной для покаяния и объяснения своих мотивов. Именно поэтому в кадре та особа, которая когда-то дала Одиночке микрофон в руки и изменила его жизнь, поняв, к чему это привело, его же собственноручно отбирает, предлагая зрителю взглянуть на предательство иными глазами и разделить авторскую точку зрения о том, что иногда кажущийся постыдным поступок неизбежен и необходим. Да и появление наивной успешной барышни в сюжетных перипетиях не случайно. Мечта о разделенной любви между представителями разных социальных кругов, кочующая из фильма в фильм Казана еще со времен знаменитого «Трамвая «Желание»» должна была напомнить о себе и здесь. Уж говорить о личном, так говорить не стесняясь. Что он и cделал. Наверно оттого эта работа не может похвастаться сильным кастом: здесь важно не кто произносит реплики, а что произносят. Актеры — лишь говорящие головы, проводники сокровенных мыслей талантливого грека. Так что не возмущайтесь, следя за движениями камеры, настойчиво фиксирующей эмоции-реакции на лицах персонажей. Это все для того, чтобы зрительская мысль ушла в нужное русло. Одни, те, кто поленивей, пойдут по проторенной режиссером дорожке субъективных причин и следствий, другие, подобно Золушке приложат усилия, отделят чечевицу от гороха, проанализируют увиденное и сделают собственные выводы. Быть марионеткой или кукловодом решать вам…

24 мая 2013

Драма Лицо в толпе появился на свет в далеком 1957 году, более полувека тому назад, его режиссером является Элиа Казан. Кто играл в фильме: Энди Гриффит, Патриша Нил, Энтони Франчоза, Уолтер Мэттау, Ли Ремик, Перси Уорам, Пол МакГрат, Род Брэсфилд, Маршалл Нейлан, Александр Керклэнд, Чарльз Ирвинг, Ховард Смит, Кэй Медфорд, Биг Джефф Бесс, Генри Шарп.

Страна производства - США. Лицо в толпе — имеет достойный рейтинг, более 7 баллов из 10, обязательно посмотрите, если еще не успели.
Популярное кино прямо сейчас
2014-2022 © FilmNavi.ru — ваш навигатор в мире кинематографа.