На западном фронте без перемен (1930)

All Quiet on the Western Front
Рейтинг фильма
Кинопоиск 8
IMDb 8.1
Описание фильма
оригинальное название:

На западном фронте без перемен

английское название:

All Quiet on the Western Front

год: 1930
страна:
США
слоган: «At last....the motion picture!»
режиссер:
сценаристы: , , , , , ,
продюсер:
видеооператоры: Карл Фройнд, Артур Идисон
композиторы: ,
художники: Чарльз Д. Холл, Уильям Р. Шмидт
монтаж: , ,
жанры: драма, военный
Сколько денег потрачено и получено
Бюджет: 1
Сборы в США: $3 270 000
Мировые сборы: $3 270 000
Дата выхода
Мировая премьера: 21 апреля 1930 г.
на DVD: 23 мая 2006 г.
Дополнительная информация
Возраст: 12+
Длительность: 2 ч. 16 мин.
Отзывы о фильме На западном фронте без перемен

Рассказ о простых немецких школьниках старших классов, которые под действием патриотической пропаганды идут на войну, принимая её как игру, и не знают, что впереди их ждет только смерть.

Другие фильмы этих жанров
драма, военный

Отзывы критиков о фильме «На западном фронте без перемен», 1930

Ремарк в кино

О Первой мировой войне в России вспоминают нечасто. Еще бы, ведь ее окончание было ознаменовано Октябрьской революцией, низложением царя и властью народа. История изменилась, и стало выгоднее преподносить революцию как единение трудового народа, недовольного царским режимом, а не выдохшихся напуганных людей, которые не хотели идти на войну, ради непонятных им целей.

А потом была Вторая мировая или Великая Отечественная — страшная и кровопролитная, и ужасы Первой мировой войны почти полностью стерлись из памяти. Хотя она была не менее кровавой и местами даже более ужасающей, ведь тогда еще было разрешено использование газового оружия.

Неудивительно, что книг о Первой мировой в СССР было выпущено совсем немного, и большинство из них, например, «Тихий Дон» или «Хождение по мукам», все равно вели к революции, «справедливости», героизму и храбрости, создавая некий сказочный героический флер вокруг военных действий. Именно этот «флер» потом можно будет проследить почти во всех советских фильмах о войне, когда между атаками герои пели и танцевали.

А вот самая известная книга в мире о Первой мировой, как ни странно, принадлежит немцу — Эриху Марии Ремарку. И это, как вы уже, наверное, догадались, «На западном фронте без перемен». По сути, это автобиографический роман. Ремарк сам воевал, его призвали в 1916 году, когда ему было 18 лет. Служил он на западном фронте, был ранен в шею, ногу и руку, и пока лечился, война закончилась, что и спасло ему жизнь. Кстати, второе имя Эриха — Пауль, как у Пауля Боймера — главного героя фильма и книги.

В общем, в романе, который вышел в 1929 году и стал бестселлером вначале в Германии, а потом и во всем мире, каждое слово — правда.

И уже через год в 1930 году в Голливуде выходит первая масштабная экранизация. Режиссер Льиюс Майлстоун и по совместительству сценарист переработал нелинейный сюжет романа в последовательный сценарий, где действие начинается до войны, и Пауль со своими одноклассниками только присоединяется к рядам немецкой армии.

Опять же в 1930 году звуковому кино исполнилось только три года, поэтому игра актеров еще продолжает быть немного карикатурной, когда актер пытается мимикой изобразить каждое слово, которое он произносит. Но это не уменьшает масштабности картины. Батальные сцены поражают воображение. Режиссер не испугался буквально дословно следовать словам Ремарка, поэтому крови и оторванных конечностей вы увидите немало.

Но это не будет отвлекать от философской составляющей фильма, которая не так массированно как в романе, но все же довольно точно будет доносить основную мысль, что настоящая война — это кровь, страх, вши и грязь, а вовсе не героизм. И главное, непонимание, что сделали друг другу эти люди, что вынуждены убивать друг друга.

Самое интересное, что режиссер подспудно угадал, прочувствовал, проинтуичил (не знаю, какое еще слово подобрать), что Первая мировая породила поколение, которое в итоге станет основной опорой гитлеровского режима. Об этом в романе Ремарка ни слова, до начала Второй мировой еще 9 лет, но ее предпосылки уже можно прочувствовать в этой картине.

Итог:

Два Оскара за лучший фильм и лучшую режиссуру. 1930—2 гг.

Кстати, в нацистской Германии, фильм, как и роман, были запрещены. В 1933 году книги Ремарка будут сжигать нацисты. А Берлинскую премьеру фильма сорвал лично Геббельс, забросав зрителей бомбами-вонючками и живыми мышами.

10 марта 2021

«На западном фронте без перемен» — довольно простая и ясная в понимании картина. Это ни в коем случае не уменьшает ее достоинства, а наоборот. Потому что именно такие картины могут достучаться до сердец тех, до кого не смог достучаться в конце фильма Пауль.

Фильм идет 2 часа, а оторваться невозможно. Он снят очень просто и понятно. И он очень и очень пробивает.

Прекрасны молодые мальчишки, прекрасно адаптирован текст романа. Кадры, где за большими окнами происходит какая-то жизнь, где в перспективе мы видим улицы, дома, которые разрушаются, невероятные сцены баталий… Это все складывается в такую очень серьезную большую картину-эпопею. И когда смотришь этот фильм, понимаешь, откуда появился Голливуд, из каких кирпичиков он создавался и тд.

Наверное, добавляет остроты ощущений и переживаний тот факт, что фильм снят про Первую мировую в 1930 году, когда еще чуть-чуть и начнется Вторая мировая. Смотришь на финальные кадры и понимаешь, что эти люди уходят не только на экране, а в реальности.

В общем, если хочется посмотреть чего-то прямо антивоенного, то смело можно смотреть этот фильм. Он актуальный и не выглядит сильно архаичным.

24 декабря 2020

Смерть, завтракающая с тобой

«На западном фронте без перемен», для меня, в первую очередь, ассоциируется с романом Ремарка, даже несмотря на то, что я его не читал. К самому Ремарку у меня довольно скептическое отношение из-за его перетаскивания одной фабулы из романа в роман и пафосных, нечеловеческих (невсамделешных) диалогов. Но кто знал, что экранизации его романов могут быть такими хорошими.

Во-первых, главная вещь, бросающаяся в глаза, это, конечно же, год создания. Сложно представить, что только-только появившееся звуковое кино может быть настолько хорошо сделанным. Майлстоун проделал невероятную работу, которая является примером истинного гуманизма и своеобразной критикой войны, как таковой. Во-вторых, актерский ансамбль радует своей живой, по-настоящему пластичной, трогательной, а иногда забавной игрой. Мастера своего дела, они передали на экране ужас, страх, опустошение, которые создаются из-за войны, а также, граничащий с психозом, крик души и вопль сердца.

Сам фильм, в целом, выглядит рваным. Однако это не укор, а как раз-таки наоборот, это похвала, потому что вся война передается никак единое полотно, а как сборник различных новелл. Школа — первый обстрел — установка ограждения — отпуск и тд. Мы можем лицезреть с чем сталкивается солдат, который пошел на войну из лучших побуждений, но оказался в месте, где рядом с тобой, по пятам, постоянно ходит смерть. Завтракает с тобой, одевается и выживает. На войне есть только живые и мертвые, там нет трусов, смелых, бедных, богатых, умных, не очень, лишь один социальный статус — либо в земле и закрытыми глазами, либо в земле и моргающими глазами. Да, эта идея не новая, но и устареет она только тогда, когда на земле прекратятся войны, а это, по крайней мере, пока — невозможно.

В фильме также задевают проблему развязывания войн и их смысл. Солдаты правы, что она им не нужна, что они и их никто не оскорблял, поэтому пусть воюют те, кто чувствует это оскорбление — генералы, министры, канцлеры и тд и тп. Думаю, это посещало умы каждого ребенка, не понимающего, почему воюют люди, но увы и ах, такое не происходит.

Вернусь к технической стороне — постановка Майлстоуна заслуживает похвалы. Это мой 4 фильм Майлстоуна, и надо сказать, что в этот раз он меня поразил. Другие фильм — «Два аравийских рыцаря», «Первая полоса» и «11 друзей Оушена» не сказать, чтобы поражают своей режиссурой, а вот «На западном…» поражает. В 30-е годы снять военный фильм с хорошим экшеном многого стоит. И хорошо, что режиссер не ударился исключительно в батальные сцены, но и проработал персонажей, чтобы в конце мы с грустью наблюдали за высвечивающейся надписью «The end».

Операторская работа ушла далеко за свое время. При просмотре кажется, что это 60-е — 70-е, но никак не тридцатый год.

9 из 10

1 сентября 2020

Время жить и время умирать

Если вы читали книгу, то сразу поймете, что фильм показан глазами победителей — американцев. Вся меланхолия повествования книги растворилась в театральных позах и романтизме погон. Ремарк показывал ужас войны: страхи, увечья, забытье, потерянность и исколоченные души. Казалось бы, прошло не так много времени после событий Первой Мировой — всего 12 лет и ощущение призрака страшных событий должны жить в кинолентах. Но, увы, нет, фильм показывает нам людей, которые далеки от ужаса передовой. Весь свой страх США смогли отразить только в один период — события Вьетнама, когда они поняли, что значит проигрывать, когда они поняли, что значит бояться, когда поняли, что такое бессмысленность жертв. Здесь же они бесследно цитируют Ремарка, не понимая, о чем эта книга. Через много лет Кубрик воссоздаст ужас событий и погибель человеческих душ ради славы других в своем бессмертном творении «Тропы славы» — вот, что стоит воспринимать всерьез.

Конечно же в фильме присутствуют и свои плюсы — для тех, кто не знаком с литературным оригиналом, фильм покажется свежим и достоверным: между эпичными событиями военный действий и мирной жизнью тыла воссозданы динамичные контрасты. Зритель почерпывает эпизоды драмы и военного юмора и марширует по кадрам за нашими героями. Наглядно, объективно и показательно. Но вызывает ли это какое-то сочувствие и переживание? Я бы не сказал — я увидел в этих деталях некую карикатуру на страдания. Все прилизано настолько, что думается — «Помер Максим, да и черт с ним». В книге было совершенно не так: там смерть шагала вслед за буквами автора, а не появлялась в моменты, когда режиссер скомандовал «мотор!»

Вердикт: посмотреть можно, но ценность данного произведения слишком завышена. Лучше неспешно почитайте роман и вникните в его суть.

26 апреля 2020

Неплохая экранизация

Недавно прочитал «На западном фронте без перемен» книга очень увлекла, и так как я после прочтения каждой книги смотрю фильм экранизацию по ней, чтобы сравнить оба произведения, то решил так же сделать и в этом случае.

Сам фильм как для начала тридцатых годов, хорошо снят, чувствуется что для тех лет у фильма был большой бюджет: боевые действия показаны масштабными, взрывы снарядов, атаки на позиции врага и другие боевые действия — все показано очень хорошо, как для фильма 1930 года.

Так же к плюсам я бы отнес кастинг актеры подобраны хорошо и внешностью похожи на своих прототипов.

К еще одном еще одному плюсу фильма стоит отнести, то что за 2 часа были показаны все основные сцены романа, правда некоторые из них были объединены с другими и сама очередь их показана отличается от той которая была в книге, но сценарист грамотно их разложил и вставил все главные диалоги и донес антивоенный настрой оригинала.

К минусам стоит отнести, то что в романе очень много мыслей главного героя о том как он переживал все эти события, его внутренние монологи, в фильме же хорошая актерская игра как для тех лет, но ее все же не хватает для того чтобы прочувствовать все эти эмоциональные моменты.

Так же иногда не хватает музыкального сопровождения, что характерно для картин тех лет, но сделало бы фильм еще лучше.

Но в целом фильм хорош и если делать скидку на время, то это достойная экранизация которой можно поставить

9 из 10

24 ноября 2018

«Я больше не гожусь для мирный жизни, никто из нас не годиться»

Для молодых парней, пойти на войну, это как приключение, которому они радовались. Все же лучше, чем сидеть на уроках. Война, ведь это- героизм, слава и честь, агитировал учитель. Идя на фронт под агитацией учителя, все хотели быть героями, но прежние представление о войне, разбивается как бомба об землю, в прямом смысле этого слова. Иллюзия испаряется, теперь, главное остаться в живых.

Все мы братья, нет врага. Но, во времена огнестрельного оружия, убивать мнимого врага, стало легче. Стоит оказаться с убитым врагом какое-то время наедине и понимаешь, что убил человека, у которого тоже есть семья. Он такой же как и ты! Встретившись с ним при других обстоятельствах, возможно стали бы друзьями.

Фильм, созданный 88 лет назад, смотрится достойно и сегодня! Операторская работа, восхищает! Во время просмотра фильма, думаешь, действительно ли это 1930 год. Композиция в отдельных кадрах, завораживает взгляд. Очень понравилась сцены с сапогами. Одни сапоги, отражают суть. Образ Ката передан очень достоверно. Этот персонаж настолько пропитан военной жизнью, что действительно веришь и ни капли не сомневаешься словам «Если его убьют, война закончиться». Браво!

17 октября 2018

Эрих, Мария и Ремарк или Льюис Майлстоун?

Тот самый случай, когда фильм всецело заменяет книгу. Заклинаю всех, кто не ознакомлен ни с книгой, ни с фильмом выбрать второе, ибо лейтмотив оных один — пацифизм. Из писателей, имевших военный опыт, бывших офицерами, особняком стоит Эрнст Юнгер, и, если Вы желаете ознакомиться с художественным произведением о Первой Мировой, то посоветую именно «В стальных грозах» Юнгера, а не «На западном фронте без перемен» Эриха, ибо слог всеми любимого трио несколько уступает.

Ко всему прочему фильм 1930 года длится 2 часа с небольшим, на книгу же придется тратить 7 часов, а практическая польза книги состоит лишь в цитатах, которые можно из нее вычленить, которые, наверное, обязан знать каждый «интеллигент».

К самой же экранизации, будучи огорченным творчеством Марии с Ремарком, подходил с опаской, ведь фильм настолько древний (1930!), что многие в нашем информационном веке могли бы отнести произведенное почти 90 лет назад к мезозойской эпохе. Это первый черно-белый фильм, что я посмотрел за последние 5 лет, однако фильм ни на одно мгновение не показался устаревшим, и я полностью остался доволен.

Стоит выделить в первую очередь игру актеров: в эпоху черно-белых фильмов люди, видимо, исполняли свои роли особенно филигранно. Стоит выделить Лью Эйрза, будущего номинанта на Оскар, талант которого проявился именно в сей ленте. В центре сюжета — выпускник школы, из чувства патриотизма и воинского долга идущий вместе со своими друзьями на фронт, и его духовные искания. Вместо того, чтобы бездумно умереть за Родину, как хочет того немецкая толпа, главный герой размышляет о космополитизме и пацифизме, коими пропитан весь фильм. Однако последние сцены развеивают все надежды на лучшее будущее: пока не будет убит или ранен последний солдат, или вещь в руках вышестоящих, пропаганда «патриотизма» и войны закончены не будут. Вместо постижения новых знаний, объединения во имя выживания, будут продолжаться массовые убийства людей, ведь в каком-то смысле это человеческий инстинкт. А режиссуре этого фильма, вероятно, мог бы позавидовать даже великий и прекрасный Кубрик, ведь маэстро на момент выхода фильма было всего 3 года, и вряд ли он был способен на тот момент срежиссировать что-то стоящее, впрочем, мы не знаем всей многогранности сей личности.

Упрекнуть могу лишь в звуковом оформлении, а отчасти из-за него и в атмосфере фильма. В звуках свистящих снарядов не хватило правдоподобности, и перенестись на поле боя, почувствовать себя одним из этих солдат, судьба которых предрешена, я не смог.

Таким образом, на выходе получаем прорыв в кинематографе первый половины XX века и лучший художественный фильм о Первой мировой войне на все времена.

8 из 10

28 июля 2018

«Нам говорят, что война — это убийство. Нет: это самоубийство»

Фильм снятый по роману Эрих Мария Ремарк режиссёром Льюсом Майлстоуном. Картина мне очень и очень понравилась за счёт своих антивоенных высказываний. Война — это плохо. Мы люди должны жить в мире. Только добро может улучшить мир. Со всем этим я согласен. Да и если понадобится буду об этом трубить на весь мир. Люди ничему не учатся. Сколько воюют, сколько погибают, сколько уничтожено всего. Не зря Альберт Энштейн сказал: «Не знаю как будет вестись третья мировая война, но четвёртая камнями и палками». Непреложная истина в основе которой лежат человеческие греховные наклонности и пороки: зависть, гордость, хвастовство своим достатком, ревность, злоба.

В фильме мотивом пойти на фронт школьников лет 16—17 послужила агитация со стороны учителя что так доблестно кричал «Умереть за родину — честь!». И в романе и в этом фильме содержится мысль о вреде пропоганды войны. Люди, не думая идут на поле боя, где погибают доселе молодыми и не познавшими мир. Родились, чтобы умереть — лучше и не скажешь. И я стопроцентно согласен с гуманной идеей мира без войны. Чем ещё подкупает фильм, так это невероятными для того года военными сражениями, операторской работой, игрой актёров. Всё выполнено на все десять баллов. Просто сердце болело смотреть это кино. Не удивительно, что даже главный актёр Лью Эйрз во время призыва на вторую мировую войну отказался принимать в ней участие, получив опыт на съёмках фильма по произведению немецкого писателя. Поистине революционный фильм, последователей у которого теперь и не сосчитать.

18 декабря 2017

«Веселись, юноша, в юности твоей…»

Антивоенные произведения искусства, более глубокие по содержанию и осмыслению, позволяют взглянуть на человеческую жизнь совсем по другому. Человеческая жизнь без войны кажется утопией, но чтобы в дальнейшем избежать этой самой войны, деятелям искусств достаточно показать миру такой, какая она есть. Режиссер Льюис Майлстоун, через год после выхода в свет романа Эриха Марии Ремарка «На Западе без перемен», снимает одноименную антивоенную драму. И фильм и книга появились как раз в то время, когда осмысление итогов Первой Мировой войны уже были неактуальны, но природа этого произведения такова, что оно не является обвинением ни одной стороне, а лишь предостережением.

Майлстоун достаточно твердо следовал первоисточнику: крайне реалистичные сцены боев, основная сюжетная линия книги так же осталась практически не измененной на экране. Однако, фильму катастрофически не хватает того самого запала и боли присутствующей в произведении, в котором удивительно передана атмосфера панического страха солдат во время боев. Наиболее тяжелые и сильные моменты из книги, такие как, например отравление солдат газом и их дальнейшие последствия, отсутствуют в фильме.

Экранизация так же уступает в своем нравственном посыле, так как в книге это было предостережение от войны (которая в итоге всё же случилась), и осознание бессмысленности смертей 18—20-летних юношей, отдавших свои лучшие годы жизни на войну. В фильме же, этот посыл безусловно присутствует, но выражен крайне слабо и в итоге картина себя показала скорее как дань уважения воинам погибших на полях Первой Мировой войны.

Но то что война ломает людей не только физически но и психологически, в фильме это выражено крайне ярко. Стоит только вспомнить какими были главные герои перед войной — сидящие за школьными партами и воодушевленные будущими подвигами, и какими они стали после того как прошли этот ужас и ад. Многие ли из них смогли приспособиться к нормальной жизни? Ответ, вполне очевиден. Сам факт появления произведения Ремарка и этого кинофильма, является результатом и последствием послевоенного синдрома. История XX века во многом кровавая и ужасная, и к сожалению, это было всего лишь первое «потерянное поколение» на этом веку.

8 из 10

17 сентября 2016

Отличный фильм, основанный на литературной классике

«На западном фронте без перемен» — это лучшее произведение Эриха Марии Ремарка и один из лучших романов, посвященных Первой Мировой Войне. В этой книге военный конфликт 1914—1918 гг. представлен страшной и бессмысленной мясорубкой, которая ломает людей не только физически, но и психологически. Это произведение неоднократно экранизировали, однако лучшей попыткой перенести классику в формате фильма была и остается кинолента 1930-го года.

Причин много. Во-первых, она между событиями Первой Мировой Войны и съемками прошло не очень много времени, во-вторых, в качестве консультанта присутствовал сам Ремарк. Также нельзя не отметить то, что черно-белая пленка и манеры съемки тех лет (а фильм снимался в конце 20-х годов) очень подходит к картине с таким сюжетом. Создается ощущение документальности происходящего, и показанному веришь на все сто процентов.

Говоря о технической составляющей киноленты, стоит признать, что она, не смотря на солидный возраст, отлично смотрится даже сегодня, что большая редкость для фильмов тех лет.

«На западном фронте без перемен» — это практически идеальная экранизация одноименного романа. Она не только хороша сама по себе, но и в состоянии вызвать те же самые чувства и эмоции, которые вызывала книга-первоисточник.

8,5 из 10

2 марта 2016

«На хрена нам война, пошла она на» (с)

Сегодня утром в ослепительно-голубом небе так пронзительно пела птица. А деревья зеленели и развевались со всей силой своей юности. Возможно, то, что я собираюсь рассказать вам о Ремарке и о фильме по его роману «На Западном фронте без перемен», — это их подсказка?..

Этот фильм сделан смешно и непосредственно, в чём-то по-американски наивно, и великолепно передал атмосферу калечащих человечество войн и страстное стремление человека к жизни.

Фильм пришёл к нам гораздо позже другого фильма — не менее, на мой взгляд, великолепной работы Делберта Манна 1979 года. И давно умершие и ставшие бессмертными, опять говорят сегодня с нами о самом главном из прошлого столетия языком черно-белого кино.

«Облачившись в одежду мертвеца, я несколько часов лежал, спрятавшись, у реки в ожидании ночи, — сказал он. — Я начал размышлять над тем, что почти все, чем мы владеем, нам дали мертвые… наш язык и наши знания, способность чувствовать себя счастливым и способность приходить в отчаяние. И вот, надев платье мертвеца, чтобы вернуться снова к жизни, я понял, что все, в чем мы считаем себя выше животных — наше счастье, более личное и более многогранное, наши более глубокие знания и более жестокая душа, наша способность к состраданию и даже наше представление о боге, — все это куплено одной ценой: мы познали то, что, по разумению людей, недоступно животным, познали неизбежность смерти». Ремарк (с) «Жизнь Взаймы»

О чём думаешь, когда смотришь такой фильм? Войны заканчиваются только тогда, когда ты, как опьянённый, вдруг слышишь, что птица, — несмотря на твой страх или слабость в теле, или туман в глазах, застывшие слёзы в горле, боль тех, кому не можешь помочь, — поёт так прекрасно, что кроме этой птицы больше нет ни отчаяния, ни боли, ни страха. И ты бросаешь всё и начинаешь её рисовать, или тянешься за бабочкой. Наверное, в такой момент ты понимаешь, что опять есть мама, которая хочет посветить тебе у крыльца, и что ты ей уже не скажешь: «Мама, где была ты и почему не посветила мне, когда я лежал неделю в воронке, голодный и раненый, в одиночестве в окружении, весь дрожащий от страха, и не мог помочь тем, кому было больнее меня?» Нет, ты больше им этого не говоришь, а понимаешь, что воспоминание о ней, и о своей коллекции книг, о рояле в сумерках, упоённых ароматом лип во дворе твоего домика и тысяч таких же домиков в разных странах мира, где живут твои братья, которых тебе пришлось убивать, и воспоминание о смехе дроздов в твоих рисунках, о звуке губной гармошки твоего товарища перед обстрелом, и воспоминание о дорогих лицах, — принесла тебе эта птица, а запахи свежести и утра уже не упрекают тебя, и не сжимают твоё сердце страхом смерти, а ты встаёшь, бессмертный, на поле сражения, уже не боясь пуль, и ты идёшь мимо застывших в восхищении этих бесконечных ликов времени, этих вечеров, дорогих людей, городов, музыки и образов, и бросаешь оружие, как ставший ненужным хлам, и подходишь к своему недавнему врагу, которого ты ранил, и говоришь ему: «Потерпи… Сейчас я перевяжу твои раны». Вот тогда только и кончаются войны.

«Миллер… Я видел, как он умер. Я никогда раньше не видел, как умирают. Потом я вышел на улицу и мне вдруг стало так хорошо, от того, что я жив, что я невольно пошёл быстрее! У меня появились странные мысли — о цветущих лугах, о деревьях, о девушках, и я почувствовал, как в меня из земли как будто вливается энергия! И я побежал, я бежал мимо солдат, я слышал их голоса, я всё бежал и бежал и никак не мог надышаться! А теперь — я голоден!»:))

Пытаясь перевязать раны раненому им французу, солдату с вражеской стороны, Пауль говорит: «Если бы ты ещё раз спрыгнул сюда, я не убил бы тебя, я боялся тебя! Ты такой же, как и я, и я тебя убил. Прости меня, товарищ! Скажи, что ты меня прощаешь. Нет, ты умер… Тебе лучше, чем не, — для тебя это закончилось. тебе больше не надо убивать. Господи! Зачем они это делают! Мы ведь просто хотели жить. Зачем они послали нас убивать друг друга. Если бы мы бросили оружие и сняли солдатские куртки, ты мог мне быть братом… Жерар Дюваль… Я напишу твоей жене, я напишу ей! Обещаю, она ни в чём не будет нуждаться! Я буду ей помогать, и твоим родителям тоже! Только прости меня, прости меня, прости меня, прости меня, прости»

А вдруг только когда человек по-настоящему любит, только тогда в мире и наступает мир? Только Любовь показывает нам, как убить в себе эго, гордыню, ненависть, иллюзии. Когда 19-летний парень учит этому с экрана и страниц книг всё человечество, это чего-то да стоит.

Эдит Пиаф, Клавдия Шульженко и Марк Бернес специально на войне пели только о любви, может быть, поэтому?

»… Как я люблю глубину твоих ласковых глаз,

Как я хочу к ним прижаться сейчас губами.

Темная ночь разделяет, любимая, нас,

И тревожная черная степь пролегла между нами…»

Если бы Пауль выжил на этой бойне, то мог или стать кем-то вроде Дина Мориарти из романа Керуака «На дороге» или стать таким человеком, каким стал сыгравший его актёр Лью Эйрз, которому эта сыгранная роль перевернула жизнь настолько, что он отказался участвовать во Второй Мировой войне. Она перевернула жизнь и многим… Благодаря им и сегодня в напряжённое время очень многие люди сохранили в себе человечность. Эрнест Хемингуэй, Луи-Фердинанд Селин, Анри Барбюс, Ричард Олдингтон, Эзра Паунд, Джон Дос Пассос, Фрэнсис Скотт Фицджеральд, Шервуд Андерсон, Томас Вулф, Натаниэль Уэст, Джон О`Хара, — война создала этих писателей, а они до сих пор поддерживают мир на Земле.

И если каждый сегодня скажет: «Прощай, оружие!», то души безымянных солдат вздохнут, потому что понять такое — это окончательная, бесповоротная победа над фашизмом в душе каждого из нас.

»… Это так красиво. Дома у меня большой сад с вишнями. Как зацветут, так сверху с сеновала кажется, будто простыню расстелили. Всё бело…»

А может быть, Бессмертные солдаты хотят это передать нам из Вечности?… Любите и будьте любимыми, цените жизнь, и бросайте оружие!

10 мая 2015

Не войне

Замечательная картина о всех ужасах войны. О том, как молодые ребята, школьники, думают, что война — это честь и доблесть, что сражаться за Родину прекрасно… Оказавшись на войне, они убивали таких же солдат, как и они, «врагов», у которых были на своей Родине семьи. Ничего, кроме смертей, грязи и боли война им не принесла.

Главный герой картины Пауль, немецкий солдат, ушел на фронт школьником. Он воевал от самого начала войны и до ее конца. За время войны он потерял своих товарищей, видел не мало смертей и так же убивал не желая этого… Очень стоящая актерская игра, особенно очень интересны герой Пауль и Кат.

По тем временам картина снята с технической точки зрения с размахом, как говорится. Подвижные камеры, съемка с крана, звуковое оформление, массовые батальные сцены… В конце отличный режиссерский прием: совместили кадр с полем с крестами и кадры, с ротой идущих солдат.

25 июля 2014

Чтобы не было войны…

Произведения Ремарка для меня ценны в первую очередь тем, что в них ряд метких психологических наблюдений и ценных емких мыслей житейского, философского социального характера выражаются в простой, доступной и понятной всем (но не примитивной) форме. Все эти мысли и наблюдения мастерски имплементируются в сюжет, в результате герои романов писателя кажутся реальными как никакие другие.

Успех или неудача фильма Льюиса Майлстоуна для меня определялась прежде всего тем, сумел ли режиссер перенести на экран идеи немецкого классика. Сумел и очень удачно, благодаря чему лента и получает от меня максимальную оценку. При желании можно, конечно, упрекнуть создателей в том, что роман оголливудили чуть больше, нежели требовалось, а кроме того, изменили финал. Но основные акценты произведения, в том числе и главный антивоенный, переданы настолько хорошо, что хочется говорить об этом, а не мелких вторичных недостатках.

В частности, великолепна сцена с фарисействующим демагогом-учителем в начале картины. Напыщенный пафос, лицемерие и фальшь чувствуется тут в каждом слове и жесте (отличная роль Эдмунда Бриси!). Отдавая должное его умению влиять на своих подопечных, которые слушают не мигая и открыв рот, этот человек, тем не менее, внушает сильнейшее отвращение своей двуличностью. Крича так, что слышно за три квартала, про долг перед родиной, сам он отнюдь не торопится покидать класс и уютный домашний кабинет перед камином. Надо же втереть эту велеречивую пафосную чушь еще десяткам таких же наивных школьников. В связи с этим очень хороша и его сцена с Паулем, когда тот приезжает с фронта на побывку. Тут поражает не только его отношение учителя к своему бывшему ученику не как к живому человеку, а плакатной агитке, которая должна вещать о «скорой великой победе», но и то, как внушаемы в таком возрасте дети, готовые смешать Пауля с грязью за его горькую правду о войне.

Паулю же и его товарищам доведется повзрослеть на войне очень быстро. Красивые речи, пламенные призывы, собственные идеалистические представления о войне как о сплошных подвигах, славе, красивых мундирах и парадах сменятся на жестокими военными буднями с грязью, вшами, голодом, тупостью отдельных командиров и смертью товарищей. В то же время тут найдется место и истинному благородству, мужеству и непоказному, но настоящему героизму. И те, кто вернутся с этой войны, уже не смогут стать такими, как прежде. Все это в фильме Майлстоуна показано очень реалистично, со вниманием даже к самым мелким деталям. Потрясают сцены с умирающим товарищем в госпитале, матери Пауля с сыном, в которых просто нельзя остаться равнодушным.

Хорошо вжились в свои роли и актеры, все сыграли удачно, «попав» в своих персонажей. Особенно радуют Лью Эйрз (Пауль), Оуэн Дэвис младший (Петер) и Уильям Бэйкуэлл (Альберт).

И конечно, невозможно представить фильм без гениального Луиса Волхайма, который неподражаем в роли капрала Станислава Катчинского. Еще не видел других экранизаций романа «На Западном фронте без перемен», но убежден, что лучше сыграть такого простого грубоватого, но очень мудрого и искреннего человека, попросту невозможно.

Хороший саундтрек написали к фильму композиторы Сэм Перри и Хайнц Рёмхельд, несколько композиций остаются в памяти надолго.

Практически идеальная киноадаптация произведения Ремарка. Впечатления самые лучшие.

10 из 10

6 июня 2014

Вольный пересказ

Начать, пожалуй, стоит с того, что фильмов, которые можно было бы назвать хорошей адаптацией книги, крайне мало. Но это ни в коем случае не означает, что в мире создано мало хороших, талантливых картин, даже, настоящих шедевров по мотивам произведений литературы! Просто ни один фильм не способен перенести книгу на экран такой, какая она есть. Однако от этого ни один фильм-адаптация не становится худшим образчиком кинематографичного произведения. Просто начиная просмотр подобного фильма всегда необходимо абстрагироваться от прочитанного и не оценивать фильм исключительно с точки зрения того, насколько режиссер и сценаристы справляются с точной передачей книги, ее подачей именно в том свете, в каком восприняли ее вы (особенно учитывая поправку на субъективность восприятия).

И что же после всего вышесказанного можно сказать о фильме по мотиву одного из ключевых произведений не только в творчестве Ремарка, но и в литературе потерянного поколения в целом? А только то, что перед нами по-настоящему самобытный образчик киноискусства, блестящая картина, которая, однако, не может восприниматься как аналог оригинала в другой сфере. За общими текстами, сюжетными поворотами и, даже большинством переживаний героев, таится другое произведение. Корректировки сюжета убивают презрительное отношение к учителям, которые, опершись на свою самоуверенную образованность и из незнания жизни, отправляют юнцов на фронт, на смерть, не понимая, что творят. Химмельштос становится в фильме просто низменной натурой вместо показанного Ремарком человека, поддавшегося низменным инстинктам, но вставшим затем на путь исправления на фронте, где стерлись формальности, ограничилась сведшая его с ума власть, а люди, как и смерть, стали ближе. Из Пауля, приписывая ему чужие заслуги (выжившего в «мертвецкой» Петера) и не книжные черты («лидер» своего класса), делают чрезмерно центральную фигуру, возвышающуюся над другими персонажами или, по крайней мере, ведущую их. Но все это мелочи на фоне общего сюжетного построения картины. Весь фильм (и это весьма впечатляющая подача) сосредоточен на том, что бы показать, как слегка самоуверенный одаренный и в меру веселый парень становится тем самым вынужденно-циничным, боящимся мыслить из-за риска потерять рассудок Паулем Бойлером из книги, созерцающим ужасы войны. Эта трансформация показана действительно убедительно и по-настоящему проникновенно. Но этой трансформации нет в книги, которая лишь изредка дает читателю почувствовать контраст между Паулем старым и новым.

Трудно не отметить крайне редкую, почти неуловимую, но все же присутствующую излишнюю торжественность и задорность актерской игры Лью Эйрза. В ряде сцен он предстает скорее человеком, скромно скрывающим гордость от игры доверенного ему персонажа, чем самим персонажем. Из-за этого фильм местами дышит столь не принятой сейчас, отдающей стариной, постановочностью. В целом, некоторые молодые актеры в этой картине скорее отыгрывают роли в спектакле на камеру, чем передают образ персонажа на уровне кинематографа. Хотя это, конечно, обусловлено традициями и стилем тех лет и придираться к этому — неправильно.

Итог — работа режиссера на высоте, масштаб, учитывая время создания картины, поражает. «На западном фронте без перемен» Льюиса Майлстоуна — фильм старой школы (что, как ни странно, больше всего ощущается в игре ряда актеров), прекрасное произведение, отдалившееся, однако, не смотря на все попытки сохранить аутентичность, от источника.

7,5 из 10

17 апреля 2014

Шедевр.

В один ряд с «Тропы славы» С. Кубрика. Картина снята по одноименному роману, и хоть я его не читал, думаю вышла достойная экранизация. Удивительно, что фильм снят в 1930 году, спустя 12 лет после окончания одной из самой масштабной и разрушительной войны в истории человечества и за 9 лет до ужасов намного превосходящих ту самую войну.

Действие фильма повествует не о крахе империй, не о смене экономической формации(а это имело место быть),но о том какое место в этом кровавом хаосе занимает группа дружных выпускников. Детей со своими и с навязанными мечтами, желаниями, страхами и, особенно, представлениями о долге, чести, патриотизме.

Данное произведение, как и творение великого С. Кубрика принимают довольно бескомпромиссную позицию:мужья, дети, друзья-просто единицы измерения численности войск, за частую остающиеся без имен, памяти и близких. И в смерти за так называемую Родину, ЗА КОТОРУЮ решают богатые и властные мира сего: кого, куда и зачем отправлять воевать, НЕТ ничего романтичного и благородного. На войне есть только Смерть и пустота, которую очень трудно заполнить.

Стоит отметить спецэффекты. Все батальные сцены выглядят внушающе и правдоподобно. Игра актеров напоминает золотой век советского кино, много крупных планов героев с выразительными диалогами. Да и вообще хвалю сценарий, достаточно шуток и комичных ситуаций не смотря ни на что. Обязателен к просмотру и, думаю, к прочтению!;)

9 из 10

26 января 2014

Война — это сначала надежда, что нам будет хорошо; потом — ожидание, что им будет хуже; затем — удовлетворение тем, что им не лучше, чем нам; и наконец — неожиданное открытие, что плохо и нам, и им.

Мы убивали людей и вели войну; нам об этом не забыть, потому что находимся в возрасте, когда мысли и действия имели крепчайшую связь друг с другом. Мы не лицемеры, не робкого десятка, мы не бюргеры, мы смотрим в оба и не закрываем глаза. Мы ничего не оправдываем необходимостью, идеей, Родиной. (Эрих Ремарк).

Молодые, 18 летние мальчики. Жизнь только только начинается! Возможно кто-то из них в будущем станет математиком, философом или писателем! Они доверчивы и полагаются на тех кто уже достиг в этой жизни положения. Им нужен наставник, который научит принять взрослую жизнь! Им становится Канторек — классный руководитель «строгий маленький человек в сером сюртуке, как мышиная мордочка, личиком». Он ярый сторонник войны (который никогда в глаза ее не видел) агитировал всех своих учеников отправиться на войну добровольцами. Мальчики верят ему. Они уже представляют себя героями, обожаемые женщинами и уважаемые близкими.

Немедля все бегут на призывной пункт и досрочно отправляются на фронт! Но очень быстро они понимают, что все было иллюзией и война — это совсем не то, что описывал им их наставник! Война — это ад на Земле и что бы выжить ты должен жить инстинктами и только ими! Забудь кем ты был до этого! Война стирает все границы и условности! Все что имеет значение — это жизнь и борьба за нее.

Что больше всего меня огорчило в фильме:

1. Актерская работа Лью Эйрса (Пауль Боймер). Пауль — это его глазами мы смотрим на все происходящее! Перемены, которые с ним происходят с каждой минутой, горько отзываются в сердце. Читая книгу я представляю себе бедного, несчастного, но все-таки немного мужественного мальчика, который мечтает лишь об одном, чтобы его боевые товарищи всегда были рядом с ним. (И он пройдет этот путь в месте с ними до конца).

В фильме я не вижу Пауля! Передо мной возникает Голливудский денди Лью Эйрс, который с лакированной, прилизанной прической пытается меня убедить, что ему тяжело, что война это плохо! Его нескончаемые потуги отобразить драму, переживание, чувства вызывали у меня нескончаемое чувство раздражения. Это не Пауль-это безобразие и люди, которые читали одноименный роман поймут меня.

2. Мне не хватало в фильме психологической и драматической атмосферы, которую так блестяще передает в своем романе Ремарк!

Особо я хотела бы отметить великолепно переданный образ Ката (Станислав Катчински), актером Луисом Волхаймом. Браво!

Мне трудно дать оценку фильму! Война, ее грязь, безысходность, смерть. переданный великолепно. Батальные сцены боев завораживают. Операторская работа выше всяких похвал. Пожалуй это все, что можно сказать о фильме.

3 мая 2013

Это история о том, как война может уничтожить человека изнутри

Еще в детстве мы все играли в такую забавную игру, как «войнушка», умудряясь так легко остаться в живых, ведь все игроки постоянно спорят, кто в кого попал. Когда то давно молодые люди торопились попасть в ряды армии, наивно полагая, что их ждет всеобщее уважение. Однако мало, кто догадывался, что на фронте их ждет либо жизнь, либо смерть. Так и думали герои знаменитого фильма «На западном фронте без перемен».

Сюжет

Фильм повествует о немецких школьниках, которые слепо поверив в призывы школьного учителя идти на войну. Записавшись в добровольцы, они отправляются на фронт, где от их желания воевать не остается и следа. На войне они осознают ценность жизни и меняют приоритеты.

Игра актеров

В фильме были задействованы потрясающие своим талантом актеры. Несмотря на то, что они все были не знакомы и, возможно, кто-то из них впервые появился на экране, их герои были словно живые. Молодой, но уже очень талантливый Лью Эйрз исполнил роль Пола Баумера, который слепо верил, что война — это игрушки. Но с течением времени он осознает все тяготы и начинает любить свою жизнь так, как никогда еще не любил.

Режиссура

Режиссеру Льюису Майлстоуну удалось снять не просто боевик или военную драму, а именно тонкую психологическую ДРАМУ о человеке, пытающемся разобраться в себе «на фронте». Конечно, это не значит, что боевых сцен в фильме мало. Напротив, их предостаточно. Причем все они смотрелись настолько реалистично, что порой казалось, что это не художественный, а документальный фильм. Однако режиссер акцентировал внимание на развитии главного персонажа, который по сути дела проходит огонь, воду и медные трубы, то есть фильм состоит в определенной мере из нескольких частей, каждая из которых врезается в душу.

Сценарий

Как было сказано ранее, сюжет представляет собой повествование о главном герое Поле, точнее говоря, о его развитии. На войну он ушел мальчиком, ребенком, а вернулся с фронта уже не просто настоящим мужчиной, а настоящим человеком, который в корне меняет свои жизненные приоритеты. Правда, война в скором времени меняет героя в худшую сторону. Я имею в виду не то, что он становится плохим. Просто война его съедает до такой степени, что он теряет всякий вкус к жизни и смерть для него — это обыденное.

Работа оператора

Для начала 30-х в фильме потрясающая операторская работа. Оператору посредством стиля своих съемок, необычных ракурсов и постановок удалось передать не просто жуткую атмосферу, а настоящее психологическое напряжение, которые переживали герои. Особенно впечатлила сцена, когда камера пронеслась над всем полком, когда тот ожидал атаки врага. В этом эпизоде свою роль сыграл монтаж, о котором будет сказано далее.

Монтаж

«На западном фронте без перемен» мог быть удостоен Оскара за лучший монтаж, поскольку тот в нем был идеальным. Такая необычная смена кадром была необходимым составляющим для фильма, так как монтаж внес свою лепту при передаче чувств героев, их страха и переживаний. Ранее отмеченная сцена отличается следующей особенностью. Когда камера огибала полк, кадры менялись то на главных героев, то на их врагов, тем самым подчеркивая, что на войне минута может длиться целый час.

Звук

Звуковое оформление внесло лепту, поскольку посредством звука вы словно ощущаете себя на поле боя, словно вы участник сражения. Звуки свистящих снарядов и взрывающихся мин производили такое сильное впечатление, что становилось не по себе.

Итог

Эта замечательная картина навсегда запомнится и оставит приятный осадок. Блистательная актерская игра, изумительный сценарий и тонкий философский смысл так глубоко врежутся вам в душу, что у вас возникнет желание пересмотреть эту гениальную картину снова и снова.

10 из 10

16 октября 2012

По мотивам…

Я бы назвал это фильмом по мотивам книги, а не экранизацией. Многое сокращено и упрощено, остались главные диалоги и монологи, кое-что добавлено. Но в целом фильм не далеко ушёл от книги. Фильм очень серьёзен, большой респект режиссёру, который не пошёл на компромиссы и выдержал весь фильм в духе печали и боли.

Поначалу смотреть тяжело, не очень привычно смотреть старый фильм. Очень похож на постановку, акцент на мимике и игре, если бы не масштабные батальные сцены, то трудно было бы назвать его фильмом. В современном понимании кино — это не отснятая пьеса, а совокупность картинки-музыки-эффектов. Но к середине всё встаёт на свои места — завязка сделана, фильм смотрится легче.

Советую прочитать или послушать книгу. Она ещё более нестерпимая. Кстати, Ката я себе совсем другого представлял.

Тяжеловато для восприятия, но оно того стоит. Я бы сказал, что рад, что посмотрел фильм, но и рад, что досмотрел.

8 июля 2012

Потерянное поколение.

К своему стыду я не Читал Ремарка, хотя многие мои знакомые говорят что он превосходен. Но поживем увидим.

В фильме нет явного главного героя, хотя есть один вокруг которого происходят эти события. Пауль-лидер класса, симпатичный молодой человек, который добровольно записался на фронт. Последовав его примеру, многие одноклассники тоже пошли на войну. Но они не знают что такое настоящая война, они сами все поймут когда попадут на первый фронтовой бой.

Я люблю вот именно такие фильмы о войне. И вообще люблю военную литературу. В этих фильмах многому научишься. Там есть что-то такое, что-то очень человечное, сила духа, надежда, которая хоть не оправдается ожиданиями, но никогда не умрет. В этом фильме показана война со стороны молодого поколения, того самого, которое вскоре, после войны, потеряется.

Это попытка описать поколение людей, которое хотя и выжило под снарядами, но было разрушено войной.

Фильм не смотря на свои года живой. Он прям дышит, он создан в те года, когда военное кино не тратило огромнейший бюджет на спецэффекты и взрывы, чтобы устрашить зрителя. Он настолько правдоподобен, что за эти два часа, которые потрачены на просмотр фильма, ты и сам как-будто побывал на войне.

9 из 10

3 июня 2012

«Мало» и «не так»

Роман «На западном фронте без перемен» — начальный и одновременно центральный элемент мозаики, которую создал немецкий писатель Эрих Мария Ремарк о самой гнусной, без преувеличения, части истории человечества — периоде двух мировых войн.

Зная о войне не по наслышке, Ремарк многое излил на страницы. Помог понять что творилось в душе у тех мальчишек, которые под надрывные речи наставников о величии Германии ушли воевать. Передал ужас зловонного дыхания смерти. Вскрыл то, что творилось на душе, наверное, у каждого из них. Пробудил сострадание к поколению, которого не стало. В романе много сказано о мужской дружбе и взаимопомощи. Но это в данном случае из разряда «вопреки», как символ оставшейся человеческой души в тех, кого бросили в адский котел войны.

Произведения Э. М. Ремарка — это совесть того времени, крик возмущения, и, одновременно, констатация беспомощности добра, неспособности его противостоять самым страшным человеческим порокам.

О фильме: уверен, что нам — вскормленным киноиндустрией нашего времени, нельзя ставить оценки данному фильму. Мы из другого времени. У нас не так снимают. Не смотря на это я не остался равнодушным — фильм зацепил в душе то же, что и роман, хотя следует признать, что не так сильно. За полтора десятка лет, которые я «знаком» с героями произведений Ремарка, их образы у меня в воображении крепко сформировались. Но герои фильма — на них не похожи ни внешне, ни поведением. Батальные сцены на высоте, а для 30-х, наверное, — шедевр, но роман-то больше о другом! И вот этого «другого» мне было в фильме и мало и не так.

Хотя именно у этой экранизации есть большое преимущество перед всеми последующими — ее снимали современники тех событий, которые не «хорошо чувствовали то время», а просто жили в нем. Даже за одно это фильм стоит смотреть.

Не рекомендую смотреть тем, кто еще не читал произведений Ремарка. Боюсь, что в таком случае впечатление о его творчестве будет значительно обедненным.

P.S. Никоим образом не хочу чтобы данную рецензию считали негативной оценкой фильма. Фильм — хороший, и в то же время какой-то не родной что-ли. Непринятие начинается с того, что главного героя называют не Пауль, а Пол.

13 декабря 2011

Мust have!

Один знакомый, имя которого сегодня даже не вспомню, в юности поинтересовался у меня, читал ли я Ремарка. Мой отрицательный ответ он с неподдельной завистью прокомментировал: «Как тебе повезло!». Я не смог не поинтересоваться в чем же мое везение, предположив, что я съэкономил свое время не потратив его на нестоящее чтиво, товарищ пояснил мне, что мое везение в том, что прочитать ЭТО мне еще предстоит. Вот такая бытовая, но умная словесная интрижка-ловушка с его стороны не оставила мне шансов и время на раздумья… теперь Э. М. Ремарк мой, как и многоих миллионов, один из любимых писателей! Именно поэтому при просмотре его первой экранизации я был предвзят и скептичен, как правило, при конкуренции фильм-книга, отдавая препочтение последней. Разбавляло мой скептис наличие в списке сценаристов автора и малое количество экранизаций Ремарка.

Оговорюсь сразу, что я не ставил себе задачу при просмотре вычленить и высчитать количество нестыковок в фильме относительно первоисточника — это занятие не благодарное, они есть и их много.

Цвет. Черно-белый. Только имя автора заставило меня вообще начать смотреть столь «древнее» да еще черно-белое кино. И был удивлен собственному восприятию картины. Само произведение, как и фильм были созданы после 1-ой мировой войны, самой страшной трагедии в истории на тот момент. Мир еще не догадывался, что ужасы уже близкой второй мировой кратно ее превзойдут. А пока, война, ее окопная жизнь в черно-белом цвете воспринимается даже правдивее. Грязь, голод, тяжесть ожидания, цинизм привыкания к потерям друзей и разбитые школярские иллюзии о высокой миссии — все атрибуты войны переданы в фильме в полной мере. И поэтому цвет фильма для меня здесь сыграл одну из главных ролей.

Спецэффекты… не будучи знатоком да и любителем кино того времени, мне не с чем сравнивать, но батальные сцены, даже при отсутствии привычных нам сегодня разрывов плоти и фонтанов крови выглядели достойно и правдоподобно. Декорации также создавали эффект присутствия. Обратил внимание, что по ходу сюжета у солдат поменялись шлемы. Спросил у яндекса-действительно в 1916г. в германской армии был введен шлем нового образца. Не могу детально судить об исторической достоверноости фильма в целом, но данный штрих порадовал.

Актеры… Их внешность и манера игры, на мой взгляд, несколько «пионерская» и наверное типична и соответствует тому времени. Поэтому игру актеров не смог для себя выделить ни в качестве плюса, ни в ачестве минуса фильма. Исключением была только харизматичная внешность Луиса Волхайма, хотя и его манера игры мне показалась гротесковой.

Бюджет картины, с учетом того, что в 30-х годах курс доллара США упал до 35 $ за унцию золота (сейчас в 44 раза дороже) и размерами гонораров главных актеров — впечатляет своей «михалковской» скромностью.

Итак, за глубину истории Ремарка — 10, за фильм и мои разбитые стереотипы о «том» кино — 9.

… и ждем одноименный фильм в 2012году!

1 июня 2011

«Мы сражались. Старались не быть убитыми — иногда не выходило. Вот и всё» (с)

Война — это страшно. Это нечто более ужасающее, чем бесконечный свист пуль, треск пулемётов, взрывы. Тихие стоны умирающего от ранений друга звучат оглушительней всего этого хаоса. Да, война — это действительно страшно. А когда юный патриот идёт туда добровольно, не зная, что такое война на самом деле, — это страшно вдвойне.

«Смерть одного человека — это трагедия. Смерть миллионов — уже статистика.» Знали ли герои истории, что, уйдя защищать родную землю, они станут лишь крохотной частичкой, пылинкой этой безжалостной статистики? Многие обстоятельства вынуждают людей взрослеть раньше или быстрее, но только ли это заставила сделать война этих учеников? Безусловно, что взрослеть придётся, они прекрасно понимали. Но ведь и после взросления есть жизнь. А здесь — лишь смерть. Как всегда. Без перемен.

Сюжет, конечно, не оставляет равнодушным: тема войны всегда была и остаётся одной из самых жизненных и важных. К сожалению, ещё не знакома с одноимённым произведением Ремарка, но фильм подтолкнул к этому — за что ему большой плюс, ведь, как правило, бывает наоборот.

Актёрский состав не очень понравился, точнее, не игра, а сам состав. Сразу видно, что школьников играют уже взрослые мужчины. Однако игра, как я уже говорила, не вызвала негатива.

Отличный фильм. Заставляет задуматься.

9 из 10

16 мая 2011

Дождь из свинцовых пуль

Первая Мировая Война. Дождь из свинцовых пуль поливает солдат, реки крови бьются о пороги войны, земля стонет от боли. Где-то там высоко у верховных вождей идут споры о своей правоте, пока солдаты приговорены убивать друга, гадая почему и за что. Голодная жизнь в военных окопах, ежедневные потери друзей искромсали их души, что уже не могут дышать без войны, милый дом где жизнь затаилась, душит спокойствием. На фронт все идут и идут молодые ребята бороться за честь своей страны, в первые дни юнцы почти все погибают. Приходит новый день и новая рота солдат приходит на помощь… но на западном фронте без перемен.

Этот фильм выше всевозможных похвал, аплодисментов и наград. Выдержавший жесткие условия времени, он и по сей день вызывает бурю эмоций, мыслей ни капли не потеряв актуальности и не померк в искусстве кинематографа. От первого кадра до последнего от него невозможно оторваться, хотя порой не остается сил смотреть.

Простые, жизненные диалоги о войне, откуда она приходит и кому это на руку, о ее бессмысленности. Ожесточенные панорамы боевых сцен, ночных бомбежек, убийств и мучений раненных. Движения камеры и плавные наезды вызывают холодок. Самого сюжета в современном его понимании нет, и это еще больше усиливает впечатление. Какой сюжет?! Когда кругом война, голод, смерть и мучения.

Каждый фрагмент фильма можно цитировать бесконечно. Это и пламенная речь Канторека на уроке, когда мальчики решаются броситься в пекло. Это и учения солдат под издевательством бывшего почтальона — пьяницы. Это и встреча молодых солдат с правдой войны. Это и вылазки за едой. Это и история добротных сапогов и смерть их хозяина. Это и пережидание бомбежки в окопе, это и радость возможности выступить в бой. Это и кровавое месиво на кладбище. Это и укрытие от шквального огня на пару с раненным противником. Это и забавная история о встрече с девушками. Это и отчаянные сцены в госпитале. Это и робкое желание прикоснуться к прекрасному — к яркой бабочке. Это и настоящая дружба фронтовых товарищей. И многое, многое другое. И конечно же это история Пауля, с которым мы проходим через все ужасы войны, разочарования в отцах и мрачного согласия лучше быть на фронте, где всё просто — либо ты жив, либо нет.

Кинолента льется мощным потоком с экрана, без одной ноты, здесь нет музыки. Здесь настроение и атмосферу создают окопы, батальные сцены, крики, взрывы, шепот, истерия и превосходная актерская игра. Никого не возможно исключить — все играют правдоподобно и натурально выражая все эмоции от восторга до отчаяния, разочарования и ужаса. Лью Эйрз, играющий Пауля, выражает эмоции глазами, печальной улыбкой и душой. Его Пауль это Эверест для других актеров, взойти на который дано не каждому, воистину мощнейшая актерская игра.

«На западном фронте без перемен» это огромный, необъятный пласт, собравший множество наград. Антивоенная ода солдатской судьбе, признанная множеством зрителей нескольких поколений. Упрек вершителям судеб калечащих человеческие жизни. Призыв извлечь урок…

Однако за тысячу лет ожесточенных кровопролитных войн человечество неистово продолжает отправлять своих детей на алтарь Марса. Океаны криков и слез не научили вершителей судеб отказаться от войны… у людей пока все еще без перемен…

20 апреля 2011

Точная ремарка к Ремарку

Переводить в киноформу своеобразный лапидарный стиль Ремарка видится мне задачей не из простых. Помимо творческого подхода для этого всегда необходимо глубокое сопереживание героям его произведений, сочувствие мыслям и душевным устремлениям. И на мой взгляд, необходимость такая проистекает из первой, почти образцовой экранизации книг немецкого классика.

В целом, создается впечатление, что Майлстоун поэтапно шел, а возможно, что и ждал выхода этого романа. Будучи ровесником героев книги, он начал снимать учебные короткометражки на фронтах Первой мировой войны. Вполне вероятно, что тогда у него и появилось определенное мировосприятие, близкое по духу героям Ремарка. Забыв про премию киноакадемиков за комедийную историю в интерьерах войны («Два аравийских рыцаря»(1927)), молодой режиссер всего лишь через полгода после выхода в печать долгожданной, «шинельной» правде о войне мастерски перенес её на экран.

Про художественные достоинства этого фильма достаточно говорилось и писалось, поэтому подчеркну лишь то, что произвело впечатление на меня. Естественно, это полное самоотдачи операторское участие в создание кинополотна, — и речь идет прежде всего о батальных сценах. Только полное взаимопонимание между режиссером и оператором могло способствовать возникновению атмосферы нелепой людской бойни : сцены боев с участием почти 2000 статистов без частых монтажных склеек потрясают. (Следует упомянуть, что Артур Идисон станет соавтором еще одного антивоенного шедевра, — «Касабланки») А как убедительны частые крупные планы учителя и убеждаемых им отправиться на смерть учеников в начале фильма. Не могу не упомянуть о сапогах, переходящих словно трофей от погибшего к еще живому. Став главными героями кадра, они вновь напоминают о бессмысленности и ужасе происходящего вокруг главных героев, — ведь чем еще может быть радость очередного владельца сапог, обратившегося в такового в результате смерти своего боевого друга. От этого же кошмара наяву выглядит растерянным лицо Пауля, в кадре противостоящее костистому, грозному кулаку своего земляка, который обсуждает планы наступления на противника, но либо не ведает, либо забыл все тяготы и ужасы окопной войны.

И последние сдвоенные кадры как предупреждение или вопрос в глазах мальчиков, уходящих на смерть (со времени просмотра «Четырехсот ударов» не помню такого неожиданного, разящего взгляда прямо в камеру). Скупо, правдиво, никакого музыкального мелодраматизма. Пожалуй один из лучших антивоенных фильмов, — не только потому, что один из первых, а вследствие абсолютного соответствия формы и содержания.

9 из 10

21 февраля 2011

Артобстрел

От пронзительного визга идут мурашки по коже. Даже глухой грохот взрыва не так страшен, как этот оглушающий визг, ему предшествующий. Особенно жутко становится, когда один звук накладывается на другой и визг продолжается добрые десять секунд. А затем целая череда «Бум-бум-бум-бум-бум». Немецкие солдаты бегут вперед по кладбищу, перед ними взлетают в воздух темные фонтаны земли, дым застилает горизонт, падает переломанный ствол деревца и белая ограда, случайный снаряд выбивает из стоящей тут же церквушки кусок стены. Все это — один статичный кадр.

«На западном фронте без перемен» — экранизация романа Эриха Марии Ремарка, осуществленная режиссером Льюисом Майлстоуном в 1930 году — не просто дает представление о том, на что была похожа Первая Мировая война. Фильм погружает зрителя в себя, дает ему своими глазами увидеть и своими ушами услышать все то, через что прошел сам Майлстоун за пятнадцать лет до этого. Каким-то чудом, изначально снимавшийся как немой фильм и лишь затем озвученный «На западном фронте» не только не стал примитивнее и проще; звук добавил реальности фильма новый, закадровый уровень, отчетливо ощутимый в сценах, когда герои пережидают артобстрел в бункере, который с каждым близким падением снаряда грозит обрушиться прямо на головы солдатам.

Безусловно, это работа настоящего Художника. Художника, которому необходимо высказаться, пусть даже частично слова Майлстоуну подсказывает Ремарк. Год, проведенный на Западном Фронте, позволил режиссеру «прочитать Ремарка глазами участника войны, у которого буквально от каждого слова, от каждой страницы сжимаются кулаки», и снять мощнейший по эмоциональному воздействию фильм даже в условиях голливудской продюсерской диктатуры.

В первой же сцене режиссер показывает, сколь стремительно входит война в мирные прежде дома. Уборка, хозяйка моет полы, хозяин протирает дверные ручки и открывает двери, за дверями же — бесконечная «змея» марширующих темно-серых мундиров. А несколько кадров спустя — класс школы, где активно жестикулирующий усатый старик-учитель призывает своих учеников идти «nach Paris!» Стол учителя расположен ровно между двумя открытыми окнами, за которыми тянется вереница марширующих, и визуально воспринимается как продолжение этой самой вереницы. Война уже внутри, она воплощена в этом старом боевом пруссаке. Напряжение растет, образы грядущей славы встают у мальчишек перед глазами, планы берутся все крупнее и, наконец, наступает совершенно эйзенштейновская кульминация восторженных, безумных лиц. Все выходят из класса и присоединяются к толпе за окном. Война забрала из домов будущее страны.

Ракурс через окно еще раз появится в фильме: разрушенный город, поезд с красным крестом забирает раненых, прибывают главные герои. Юношеский парадный восторг во время подготовки с них сбил офицер-вчерашний почтальон. Их уже потрепало войной, но легонько, не разрушая до основания. И вдруг раздается хлопок. Люди у поезда падают на землю, пресловутый визг падающего снаряда и ближайший к камере дом в клубах дыма теряет стену. Артудар. Толпа людей срывается с места, откуда-то появляется кавалерист, один из героев присел и не может сойти с места у трупа только что убитого солдата, поезд отъезжает. Разрушение продолжается. Обстрел продолжается.

Продолжается, пока на ночном горизонте мелькают вспышки, пока сапоги переходят от одного мертвеца к другому, пока солдаты устраиваются на ночлег в разоренном мебельном магазине, пока массивный кусок стены влетает прямо в шлем, пока падает замертво прежде ненавистный офицер подготовки, пока из семи бывших школьников умирает первый… второй… третий… четвертый… пятый…

Продолжается до точки эмоционального срыва, когда, задержавшись во время боя в проделанной снарядом воронке, главный герой не застает спешное отступление своего отряда, не бьет ножом заметившего его француза и не остается в компании умирающего врага на всю ночь. Тут-то и прорывается наружу все накипевшее в яростном монологе под аккомпанемент грохота взрывов: «Зачем нас послали убивать друг друга? Если бы мы бросили ружья и униформы, ты мог бы стать мне братом. Ты должен простить меня!» Но солдат уж мертв, и лишь на застывших губах, как кажется, видна спокойная, задумчивая, скрывающая боль улыбка.

Ход сюжета дает главному герою шанс выжить. В тылу он и его товарищи встречаются с тремя француженками — такими живыми и такими на первый взгляд отрешенными от войны (но это иллюзия: немцев они впускают только после того, как они предлагают девушкам еду). Получив ранение, герой попадает в госпиталь, где за кадром его буквально выдирают из лап смерти; возвращаясь в палату он триумфально восклицает, провозглашая торжество жизни над смертью: «Смотрите! Я вернулся!» Его отправляют домой, к доброй больной матери и нежной миловидной сестре…

…Но война не ушла из этих мест. Отец с другими усатыми стариками часами сидят в кабаке и регулярно выигрывают войну за всю Германию на карте. Робкие замечания героя о том, что война совсем не похожа на то представление, что есть у поколения отцов, они отметают и продолжают «воевать», размахивая морщинистыми крючковидными руками, которые в кадре будто сжимают то место на груди вернувшегося юноши, где находится сердце.

И становится понятно: от войны нельзя спастись в тылу. Прервать безумие можно лишь двумя способами: либо дезертировать и исчезнуть, как сделал это шестой боец, либо остаться и доводить войну до конца — любого возможного конца — вынося попавшего под бомбардировку друга из пекла в святой уверенности, что он жив, пусть даже голова мертвеца безвольно повисла.

И словно к символу мира — бабочке, нежданно оказавшейся среди обломков, изломанных прутиков и взрыхленной сапогами и снарядами земли — тянется рука высунувшегося из окопа героя. С другой стороны, почти зеркально, так же тянется своеобразная «рука войны» — холодный ствол винтовки. И трагическая разница между двумя руками заключается в том, что длань войны безгранично длиннее, быстрее и безжалостнее. И, согласно всем нелепым и несправедливым законам, она забирает не в горячке боя, но в тихий день, когда все «на западном фронте без перемен».

Истории, рассказываемой Майлстоуном, не нужен эпилог, однако его навязывает режиссерский киноязык и формат высказывания. Ибо ничто не бьет по зрителю сильнее и ничто не заявляет всю бессмысленную бесплодность войны, как черное поле с белыми крестами, над которым, будто призраки, уходят в вечность вчерашние школьники, с мольбой и удивлением в глазах оглядывающиеся на зрителя, задавая вопрос, которому не суждено быть высказанным: «Почему же никто нас не остановил?»

Титры. Напряженное молчание. Грохот артиллерии давно затих, но слух отказывается в это верить и отходить от шока. Льюис Майлстоун пришел с войны, но война не оставила его. Он дал ей ответ своим творчеством, сняв «На западном фронте без перемен». И последним его предсмертным желанием было восстановить свой неоднократно перемонтировавшийся шедевр в исконном виде.

22 декабря 2010

Два часа непотраченного времени

Есть такая вещь — искусство. И если верить некоторым источникам, оно вечно, как поэмы Гомера. Роман Ремарка «На западном фронте без перемен» был написан больше восьмидесяти лет назад. А все описанные в нем события отстоят от нашего благополучного времени на целых девяносто. И все-таки — и это не преувеличение! — на каждой главе я была готова позорно разреветься. Это история мальчишек, которые уходили на фронт, чтобы быть героями, а вернулись… кем? И вернулись ли вообще? Вырванные из жизни, лишенные всякой опоры, они так и не смогли найти пути домой, даже если выжили под ударами снарядов.

Но читать Ремарка — совсем не то же самое, что читать Гомера. А вот просмотр «Западного фронта» очень на это похож. Литература за последние семьдесят лет не очень-то скакнула вперед. Но что за это время произошло с кино! Мы успели привыкнуть к ярким, цветным фильмам, в которых если война, то взрывы на каждом шагу, если душа у героя разрывается от горя, то душа зрителя — от звучащей музыки. В них обязательно есть политкорректные афроамериканец и азиат, и вообще все герои должны быть яркими и цветными, чтобы зритель в них не запутался. В них главный герой заводит роман с медсестрой, и если ее для пущей драматичности не убьет шальной пулей в середине фильма, то они обязательно будут вместе и еще поцелуются на фоне заката.

А в 1930-м году о таком еще и понятия не имели. Но они умели местами перевирая, местами дословно и по нашим меркам даже немного занудно экранизировать Ремарка — с затянутыми боевыми сценами, с долгими взглядами героев в камеру и преувеличенной радостью в те редкие моменты, когда для этой радости вообще есть место. И мне кажется, мы не можем адекватно оценить этот фильм, также как не можем адекватно оценить Гомера. Все что мы можем — заставить себя как-нибудь сесть и посмотреть этот фильм, который длится чуть больше двух часов. Вглядываясь в каждый кадр и упиваясь ощущением классики.

А потом все-таки плюнуть на Гомера и пойти читать Ремарка.

7 ноября 2010

Zeit zu leben und Zeit zu sterben

Эта история не является ни обвинением, ни исповедью. Это только попытка рассказать о поколении, которое погубила война, о тех, кто стал ее жертвой, даже если спасся от снарядов. Эрих Мария Ремарк

Тяжело шагая по лужам, шел 1931 год. Повествование я начну именно с этой даты, нарушив хронометраж. Он шел, спотыкаясь на каждом шагу, тревожно глядя на тучи, которые нависли над Европой. Он шел, как безымянный свидетель. В тот год роман Эриха Марии Ремарка был номинирован на Нобелевскую премию, но не получил её. В тот год книги Ремарка были позорно преданы огню. Догорал закат 1930го. Отцветали вишни. Мир увидела первая экранизация романа, которая получила четыре номинации на Оскар, а режиссер и сам фильм стали лучшими. Ни одна из последующих экранизаций не повторит этот успех. Купаясь в ворохах обесцененных банкнот, по Европе с триумфом шагал 1929ый — год громкого взлета и громкого падения. Роман «На западном фронте без перемен» начал триумфальное шествие по миру. Его сжигали, называли антигерманским. Но он жив и по сей день. «На западном фронте без перемен» остается самой продаваемой книгой Германии за всю историю. Эрих Мария Ремарк провел на фронте ровно две недели, никогда не чувствовал на себе горести и бедность приютов для эмигрантов, не был в концентрационных лагерях. Но именно об этом он писал долгие годы, именно это сделало его известным на весь мир. Именно поэтому память о нем жива.

Экранизация Льюиса Майлстоуна стала безусловной классикой жанра. Будучи выходцем из СССР, Майлстоун стал у руля голливудского фильма с нескромным бюджетом в 1,2 миллиона долларов и еще в придачу получил Оскар как лучший режиссер. Перед ним стояла сложная задача — перекроить книгу, в которой повествование ведется от первого лица и события перемежеваны рассуждениями, в монументальное кино о самой несправедливой из войн, о старении без взросления, о смерти без конца. Ну что ж, ему это почти удалось.

От чего разгораются войны? Вы скажете: национальные интересы, борьба идеологий, территориальные претензии. И, увы, вы будете правы. В Первую мировую войну планету окунула ущемленная гордость, тщеславие и мечта о реванше людей, которые правили тем миром. Другим миром. Миром, который еще не перекроила война. Но вместо того, чтобы правителям идти со штыком на правителей, в бой шли юноши, которые только начинали любить мир, которые только учились различать добро и зло. Вместо светлого будущего они встретили смерть, щурящую пустые глазницы из-под кровавых век, боль потерь и невосполнимую пустоту. То, чему их учили раньше, стало бессмысленным, смерти ведь всё равно как ты знал арифметику. Поколению, которое назовут потерянным, пришлось привыкать к новым ценностям и правилам. Не научившись любить — убивать, научиться не видеть в глазах противника душу, спасать себя ежечасно, любой ценой. Серый барак стал домом, более родным сердцу, чем дом, в котором родился, сортир среди макового поля — последняя радость, новые ботинки — мечта, а вши — самые преданные друзья. Ранение — последний способ сбежать, хоть на время, от кошмара позиционной войны, когда затишье сменяется ураганом, когда в любой момент чувствуешь взгляд врага. Когда балансируешь на тонком канате, как самый смелый циркач.

- Осторожно, провод!

Пауль Боймер, Кропп, Леер, Мюллер, Кеммерих смело бросятся в пучину войны. Но скоро они поймут, что стали одними из миллионов солдат, которых ведут в бой чужие интересы, что слава, доблесть, ордена — фантомы, призраки. Что цель номер один — дойти живым до конца, до конца, который пугающе далек, слишком далек, чтобы быть достижимым. Что их окружает слишком плотное кольцо смерти.

- Осторожно, провод!

Между романом и его экранизацией можно найти множество различий. В сравнении, безусловно, вторая выглядит намного слабее. Но фильм, который спустя восемьдесят лет после выхода может показаться устаревшим, и сегодня остается революцией. Небольшой, может быть не тянущей на государственный переворот, но все же! «На западном фронте..» есть и будет фильмом, который нужно увидеть, почувствовать, в который нужно поверить. Фильмом, который вызывает массу чувств — от смеха до неизъяснимой горечи. Фильм, который стал итогом эпохи, которая давно ушла в прошлое, но до сих пор тревожно напоминает о себе. Фильм о вечном противостоянии жизни и смерти.

9 из 10

17 октября 2010

Раньше у нас была пища из опилок, теперь и этого нет. Новое пополнение не умеет доставать сьестное, все что они умеют, это только умирать один за другим. из фильма

Книга Эриха Мария Ремарка в первые месяцы выхода стала настоящим хитом, а с приходом национал-социализма в Германии стала одной из тех книг, которые сожгли в первую очередь.

Экранизация получилась более чем впечатляющей, пожалуй один из самых правдивых, честных, глубоких и зрелищных фильмов о войне. Начинается история с того как учитель старшей школы пропагандирует юных выпускников бросить всё и идти в армию, воевать за родину, он говорит так красноречиво и броско, что все сразу соглашаются, а те единицы кто еще сомневается, под напором большинства также соглашаются. По началу для них это как игра, они шутят с оружием, рассказывают анекдоты, но первое же сражение меняет все их представление о том, что такое настоящая война.

Честное слово, я еще не видел более реалистично показанной войны изнутри, глазами солдат, все настолько впечатляюще, смерть вокруг, голод, постоянные бомбежки, чей басовый звук сводит с ума. А ближе к концу нам показывают тех, кто руководит этой войной, они смеются, шутят и размышляют о стратегии, но сами они не знают что такое война и когда будучи зрителем ты испытал весь ужас, возникает ощущение бессмысленности самого понятия война. Это по праву один из лучших анти-военных фильмов.

С технической стороны все просто совершенно, есть моменты со взрывами настолько классно снятые, что ощущение как будто (без преувеличения) смотришь Спасение Рядового Райна снятый Спилбергом почти через 70 лет. Эпическая сторона фильма безупречна, и не зря Американский Институт Кино (AFI) включил картину в список 10 самых выдающихся американских эпических лент, наряду с Лоуренсом Аравийским, Бен Гуром, Титаником и тд.

Много моментов, которые очень запоминаются, будь то момент с сапогами, который один приятель взял у другого, так как раз он умер зачем ему такие прекрасные сапоги доставшиеся от отца, в них по его словам и война в радость и вот не успел он их по носить, как уже лежит в канаве с задранными ногами, на которых красуются красивые, кожанные сапоги. Также блестящий момент, когда главный герой Пол Баумер встречает в траншее где прятался француза, убивает его, а потом сидит возле него целый день и разговаривает с улыбающимся трупом о семье и просит прощения за то, что убил и обещает позаботиться о его семье. Но придя к себе в лагерь, ему говорят не переживай, твое первое убийство, это же война, на войне убивают всегда, вон посмотри туда… и там показывают снайпера, который щелкает людей как орешки из своей винтовки, со словами: видел как красиво подлетел? Кто бы мог подумать, что в такой жесткой драме, найдется место тонкому юмору. Ну а момент в конце с бабочкой просто берущий за душу, это классика.

Фильм по прошествии 80 лет совершенно не устарел, прекрасно смотрится, завораживает и впечатляет масштабностью и правдивостью, классика кинематографа. Помимо Оскара за Лучший Фильм, был включен в список 100 самых выдающихся американских фильмов по версии Американского Института Кино (AFI) в 1998 году.

23 июня 2010

Наши руки — земля, наши тела — глина, а наши глаза — дождевые лужи. Мы не знаем, живы ли мы еще.

Для раннего творения кинематографа этот фильм, бесспорно, хорош, однако как экранизация романа Ремарка он получился несколько однобоким. Но обо всем по порядку.

В картине почти нет театральности, которая присуща произведениям немого жанра. А ведь в то время кинематограф лишь только-только шагнул в эпоху звукового кино, когда к актерской игре стали предъявляться уже совсем другие требования. Большинство актеров играют убедительно.

Операторская работа тоже хороша для своего времени. Во многих более современных картинах батальные сцены показаны статично: дается панорама, снятая из одной точки. А в этой ленте камера буквально летит вдоль окопа, который находится под обстрелом. Тем самым создается динамика и напряжение.

Очень тронула финальная сцена с бабочкой. Замечательная режиссерская находка. В романе такого нет. Там говорится, что главный герой погиб в один из тихих осенних дней, когда военные сводки рапортовали: «На западном фронте без перемен», но как именно погиб солдат, Ремарк не описывает. Режиссер решил по-своему показать эту гибель, и эта короткая сцена стала одной из самых запоминающихся в фильме.

Два эпизода в картине все же подкачали. Первый — сцена с избиением Химмельштоса. Человеку, не читавшему книгу, может показаться странным, что рядовые избивают старшего по званию только за то, что тот муштрует их на учениях и заставляет ползать в грязи. Можно подумать, что это кучка избалованных мальчиков, которые боятся замараться, будто они не на фронте, а на балу. На самом деле, Химмельштоса они бьют не столько за излишнее усердие на плацу, сколько за дедовщину в казарме. Над многими солдатами он издевается физически и морально. Эти сцены из книги в фильм не вошли.

Второй эпизод — сцена на кладбище, одна из самых сильных в книге. Молодых солдатиков поначалу охватывает ужас, когда разрывы снарядов выворачивают гробы из-под земли, где лежат их вчерашние однополчане. Но через несколько минут эти гробы и трупы становятся спасением для живых: за ними хоть как-то можно спрятаться, укрыться от пуль и осколков. В картине кладбище показано мельком. Сцена длится недолго и особого психологического акцента на ней не делается.

В фильме почти нет музыки, если не считать строевых песен и игры на губной гармошке. Остается неясным, то ли это специальный режиссерский прием, то ли просто технически в то время нельзя было обеспечить фильм звуковым сопровождением. Мне, честно говоря, музыки очень не хватало. В некоторых эпизодах она буквально напрашивалась для остроты. Мне даже казалось, что я ее слышу. Но нет — сухое потрескивание кинопленки и больше ничего.

Конечно, «На западном фронте без перемен» 1930-го года мог быть только черно-белым. Но лично у меня цветное восприятие этого произведения. У Ремарка есть потрясающие природные детали. Эти яркие краски могли бы здорово контрастировать с серостью и неприглядностью военного быта. Например, цветущие вишни, по которым тоскует один из героев, аллея деревьев в золотистых лучах вечернего солнца, которую постоянно вспоминает Пауль, и которая является для него символом навсегда ушедших покоя, безмятежности, чистого, детского мироощущения, тепла домашнего очага.

Через пейзажные детали можно передать и внутреннее состояние героев. Вот какие строки есть в романе: «Наши руки — земля, наши тела — глина, а наши глаза — дождевые лужи. Мы не знаем, живы ли мы еще». Если все это обыграть современными художественными средствами кинематографа, получился бы потрясающий по глубине образ, и эпизод с тяжелой военной дорогой стал бы настоящим шедевром. Ведь здесь не только земля, глина и лужи, здесь кровь и пот, человеческий прах и слезы.

И, наконец, о самом главном — о смысловой составляющей фильма. Режиссер прекрасно расставил акценты: распахнутые окна класса, солдаты, с песней уходящие на фронт, и призывные речи учителя-идеалиста; сапоги, переходящие после гибели от одного к другому; доброе, светлое лицо убитого врага в окопе; поле, усеянное свежими крестами и лица уходящих в небо солдат — мальчишек, ставших жертвами этой жестокой, бессмысленной войны. Все эти акценты, конечно, необходимы, вот только жаль, что акценты сделаны лишь на войне как таковой — на ее ужасах и тяготах. В романе ГОРАЗДО больший акцент сделан на внутреннем состоянии героев — потерянного поколения. Эти мальчики ничего не успели увидеть в жизни, не успели определиться, чего они хотят в будущем, не успели заняться любимым делом, обзавестись семьей. Война вырвала их прямо со школьной скамьи. Они рано повзрослели и через три года службы ощущали себя стариками. Их души были опустошены. Они не знали, что будут делать со своей жизнью после войны, чем будут заниматься, как они вообще смогут вернуться к прежней жизни после того, через что прошли. Они уже не мыслили себе жизни без войны. Она стала для них привычным состоянием, их стихией. Судьба многих представителей потерянного поколения печальна: они доживали свой век в отчуждении и пессимизме, спивались, сходили с ума, кончали с собой. То же самое происходило и с жертвами других воин, случившихся уже позже. Например, Вьетнамской и Афганской. Так что произведение Ремарка актуально не только для своего времени. Оно будет актуально всегда, пока на земле идут войны и калечатся юные судьбы. Жаль, что на главной внутренней составляющей романа режиссер не сделал должного акцента. Рассуждения героя на эту тему даны мимоходом. Некоторые ключевые фразы вообще отсутствуют в фильме. Человек, не знакомый с романом, не придаст большого значения этим отрывочным рассуждениям. Для него фильм будет только о трагедии во время войны. Между тем как роман «На западном фронте без перемен» скорее о человеческой трагедии после войны, потому что герои книги все время думают об одном — а каково им будет после, если они выживут, что они будут делать со своей загубленной жизнью и опустошенной душой.

Очень хотелось бы увидеть современную экранизацию этого потрясающего, глубокого, выворачивающего душу произведения. Но увидеть не блокбастер, а настоящую, художественную работу — тонкое, продуманное, завораживающее красотой творение мастера, в котором нет ни грамма фальши, как и в книге самого Ремарка.

7 из 10

31 марта 2010

Люблю читать. Однако, не так много авторов, которых почитаю культовыми для меня лично. Ремарк входит в это немногочисленное число. «На Западном фронте…» экранизировали не раз, но в этом конкретном случае мне бы не хотелось противопоставлять книгу и фильм, а потому сделаю вид, что книгу в глаза не видел.

Фильм поражает своей продуманностью и высоким классом. Война. Фильм именно об этом. Даже не о человеческой драме, а просто о войне и о том, что это такое.

Смотрите. Сцена в начале фильма. Военный оркестр заглушает слова учителя. Однако, когда его становиться слышно выясняется что он говорит о войне. Снято идеально. Звукорежиссёр вместе с оператором сотворил маленькое, но тонкое чудо.

Вообще хочу похвалить оператора, которому, думаю, приходилось тяжко, ибо супер/дуппер спецэффекты чисто технически были тогда не доступны. Работа оператора особенно чувствуется в идее интересных переходов. Например, ученики в классе и их видения, и вообще работа с дверьми, которые оказываются дверями между кадров.

Отмечу игру актёров и вообще широкое привлечение людей при этом, кажется, что каждый побывал в кадре, и при этом каждый именно отыграл свою роль, и все они были чёткие и на редкость уместные.

Отмечу эпизод с французской атакой, особенно оторванные руки, держащиеся за колючую поволоку.

Кормёжка. Вообще один из коронных лейтмотивов фильма.

Рассуждение о войне. Здесь прослеживается даже элемент юмора. Особенно в эпизоде про поляну.

Сапоги как герои фильма. Это вообще интереснейшая находка. При этом не забываем о годе так сказать выпуска фильма…

2 солдата. Пожалуй, наиболее хрестоматийный эпизод. С одной стороны фильм довольно длинный. С другой стороны он состоит из вереницы чрезвычайно ёмких и многоуровневых слоёв. Два солдата враждующих армий в одном окопе. Да уже за один только этот эпизод фильму нужно давать все оскары кинематографа.

Эпизод с девушкой. Ещё один хитрый ироничный финт создателей. Сыграно чудесно, как в кафешке, так и короткая заречная эпопея.

Тыл показан, как отдельная Вселенная, которая совершенно, как сказала бы современная мне молодёжь «не в теме», но при этом мнит себя пупом земли. И как чётко показано. Кратко, но увесисто.

Если вас не пугает чёрно-белая палитра фильма — гляньте. На худой конец просто промотайте произвольные минуты и посмотрите, например, минут 10/15. Если что, думаю, после этого у вас появится лишний стимул посмотреть фильм с начала до конца.

1 марта 2010

Драма На западном фронте без перемен появился на свет в далеком 1930 году, более полувека тому назад, его режиссером является Льюис Майлстоун. Кто играл в фильме: Фред Циннеман, Артур Гарднер, Лью Эйрз, Уильям Бэйкуэлл, Джоан Марш, Роберт Пэрриш, Ричард Александр, Харольд Гудвин, Винс Барнетт, Сейзу Питтс, Том Лондон, Фредерик Конер, Бен Александр, Хейни Конклин, Дж. Пэт Коллинз.

Расходы на кино составляют примерно 1.В то время как во всем мире собрано 3,270,000 долларов. Страна производства - США. На западном фронте без перемен — получил отличный рейтинг, и входит в список популярных фильмов, которые мы рекомендуем к просмотру. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 12 лет.
Популярное кино прямо сейчас
© 2014-2021 FilmNavi.ru - ваш навигатор в мире кинематографа.