Невыносимая легкость бытия
The Unbearable Lightness of Being
7.3
7.3
1988, мелодрама, драма
США, Швеция, 2 ч 52 мин
16+

В ролях: Дэниэл Дэй-Льюис, Жюльет Бинош, Лена Олин, Дерек де Линт, Эрланд Юзефсон
и другие
«Невыносимая легкость бытия» - это любовный роман, который начался в дни пражских событий в 68-м году. Томаш, многообещающий молодой хирург, красивый парень и убежденный холостяк. Он принципиально не верит в настоящую любовь. Тем не менее он изредка встречается со своими давними любовницами, отказываясь, правда, оставаться у них на всю ночь. Однако, в конце концов, вопреки своим принципам он женится на другой женщине - Терезе, продолжая притом встречаться со своей прежней любовью Сабиной, свободной от брачных обязательств. Волнующая и чувственная история молодой женщины, влюбленной в человека, мечущегося между своей любовью к ней и своей неисправимой привычкой «гулять на сторону».

Актеры

Дополнительные данные
оригинальное название:

Невыносимая легкость бытия

английское название:

The Unbearable Lightness of Being

год: 1988
страны:
США, Швеция
слоган: «A Lovers Story»
режиссер:
сценаристы: , ,
продюсеры: , ,
видеооператор: Свен Нюквист
композитор:
художники: Пьер Гюффруа, Энн Рот
монтаж: , , ,
жанры: мелодрама, драма
Поделиться
Финансы
Бюджет: 17000000
Сборы в США: $10 006 806
Мировые сборы: $10 006 806
Дата выхода
Мировая премьера: 5 февраля 1988 г.
Дополнительная информация
Возраст: 16+
Длительность: 2 ч 52 мин
Другие фильмы этих жанров
мелодрама, драма

Видео: трейлеры и тизеры к фильму «Невыносимая легкость бытия», 1988

Видео: Трейлер №2 (Невыносимая легкость бытия, 1988) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Трейлер №2
Видео: Трейлер (Невыносимая легкость бытия, 1988) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Трейлер

Постеры фильма «Невыносимая легкость бытия», 1988

Нажмите на изображение для его увеличения

Отзывы критиков о фильме «Невыносимая легкость бытия», 1988

Красота книги и невыносимая пустота фильма

Вопрос о соотнесении экранизации с первоисточником, или, если беря шире, о трансфере между различными видами искусства — никогда не будет закрыт. Я занимаю промежуточную позицию, отстаивая независимость любого произведения искусства, неважно кем или чем вдохновленные.

Книга Кундеры» Невыносимая легкость бытия» стала событием в интеллектуальном мире Европы. Филип Кауфман событием не стал, являясь при этом неплохим сценаристом и режиссером. Фильм же — промежуток между ними.

Он наполнен прекрасными актерскими работами: томный взгляд будущего великого актёра Дэниэла Дэй-Льюиса, невинность и поджатые губы Жульет Бинош — синонима красоты и грусти в сфере французского кинематографа, а также доведенная до предела сексуальность и пластика Лены Олин.

Помимо актерской составляющей, фильм во многом копирует сюжет книги. Проблема в том, что он не пытается экранизировать книгу, идя шаг за шагом по мысли Кундеры: сценарий именно копирует сюжетные ходы и примерные образы, создавая собственное произведение. Как минимум, фильм полностью убрал чувство политического разложения, перетягивая внимания на главных героев и их переживания, которые можно объяснить в контексте фильма только тем, что они такими родились.

Иногда про экранизации говорят, что если бы не было оригинальной книги — фильм получился бы, смотрелся бы выгодней и глубже. В случае «Невыносимой легкости бытия» присутствие книги Кундеры не только вдохновила Филипа Кауфмана на экранизацию, но и полностью создала контекст, фундамент фильма. Без книги фильм — лишь красивая картинка, витрина, совершенно пустое, необжитое пространство. Фильм ни в коем случае не является лишним или необязательным, но вряд ли о способен вдохновить на что-то, кроме желания писать сценарии экранизаций получше

13 октября 2020

дело в шляпе

Достаточно хорошо зная подоплеку пражской весны, интересен был другой, куда более узнаваемый штрих в картине, о как бы другой составляющей одного запутанного бытия, касаемо личного. Проскочила в этом фильме, осталась практически незамеченной, и одна ключевая на мой взгляд фраза:

повсюду музыка становится просто шумом… и это тоже — эти пластмассовые цветы, их лишили даже воды! а на улицы посмотрите — весь мир становится ужасным, красоту можно увидеть только в каких-то заповедниках, но и там её преследуют, хотят истребить окончательно…

Автор этих слов женщина. Красивая, недоступная, равнодушная. Она видит, бежит, распознавая саму суть. Красота её отверженный мир. Но смелость всех её семантических чувств не развивает в ней главного. А множество всех его желаний, никак не хочет нарушать привычной лёгкости жизни. Фильм делает лишь малую попытку на непростые отношения мужчины и женщины, как некто ко времени и месту спекулирует на широком понятии свободы. Нельзя разобрать: кто и что здесь хочет заиграть, или же навязать вам. Местами очень политично (т. е. плохо), а местами красиво. Всё до тех пор, пока сам киноресексуальный роман, претендуя видимо на нечто большее, не перерос в откровенно слабую толстовщину с кустуривщиной. Холст со сменой декораций — со свиньями, кошками, козлами и собаками, лишь усугубил странное наполнение счастьем подобного пути. Любовь окончательно уступила место истерии.

(неплохо бы полностью прочесть роман)

4 января 2020

«Имени Ленина в период!», или Некоторые особенности эротических игр типа «врач и пациентка» в условиях крупных политических потрясений

Одно время то и дело попадалось на глаза довольно вычурное название «Невыносимая легкость бытия», но сам фильм все как-то проскакивал мимо — да и фраза навевала определенные ассоциации…

И вот в недавний «юбилей» оккупации Чехословакии наткнулся на статью Би-Би-Си, где говорилось, что этот фильм «обессмертил» события «Пражской весны», — вот я сдуру и посмотрел его наконец.

Верь после этого Би-Би-Си…

Ведь «ассоциации» у меня, как оказалось, были совершенно верные…

Пока смотришь бесконечные «постельные» сцены (в кавычках, потому что постель там была вовсе не обязательным элементом) с участием главных героев фильма, в голове в основном вертится одна мысль: и вот это и есть «жертвы оккупации», которых надо пожалеть?

Помню, смотрел как-то «Голову в облаках», и в уме невольно всплыл исторический анекдот: Бродский однажды заболел, его пришел навестить в больницу приятель и, не зная, видимо, что сказать, брякнул: «А Евтушенко — против колхозов». Бродский из последних сил приподнялся на подушке и еле шевеля губами, выдавил: «Тогда я — за!…» — и полностью обессиленный упал на подушку… Вот и меня по ходу фильма так и подмывало спросить: если вся эта шваль против фашизма, то может, он не так уж и плох?…

В «Легкости бытия» — то же самое: если от оккупации страдал такой сброд, то может, ничего особо крамольного в ней и не было?

Не то чтобы я защищал фашизм или иностранную интервенцию — но на роль «жертв оккупации» могли бы подобрать кандидатуры подостойней и поправдоподобней. Наверняка мучились и порядочные люди: мало ведь кому приятны чужие танки на своей родной земле…

Однако приходится писать по факту фильма.

Как говорили умные люди в старину: «всякий народ заслуживает свое правительство». Если в стране сущий бордель, чего они еще хотели? И я не понял: одним из стремлений авторов было показать, что все чешки шлюхи? Сами набрасывающиеся на любого мужчину, кто на них взглянет? А у чешских мужчин на уме один секс, причем «интеллектуалы» у них вообще маньяки, с головой, забитой «Эдиповым комплексом» и другими извращенными вымыслами больного на голову Фройда, который сам от всех них и страдал, а свалить решил на остальных? Я не фанат Ленина, но такие «интеллигенты» сами напрашиваются, чтоб их назвали на букву «г».

Но главное: а какую вообще роль играет в жизни персонажей эта жуткая оккупация? Все они живут чисто своими голыми (во всех смыслах) эмоциями и первичными инстинктами, и если несчастны — так они везде будут несчастны с таким отношением к жизни и к людям — в любой стране и при любом строе: и в фашистской Германии, и в советской России, и в заокеанском «американском рае», и даже на острове Таити посреди Великого Тихого океана… Их страдания вызваны оккупацией, что ли? Чисто своими рефлексиями и переживаниями в личной жизни, в которых им, кроме себя, винить, в общем-то, некого…

Верю на слово другим рецензентам, что книга намного лучше фильма — сам с таким часто сталкивался.

Возможно, и оценка у фильма такая высокая (7,4) из-за тех, кто читал, а потому смог «заполнять пробелы» при просмотре: знали, что выпущено, чем вызваны поступки героев и т. д.

Но я написал чисто по фильму, с «не замутненным» книгой сознанием…

Единственный плюс у фильма: Жюльет Бинош выглядит жутко миленько — кому хошь голову вскружит. По традиционным театральным канонам идеально подошла бы на амплуа «инженю». Но какие на фиг «инженю» в порнографии?

Лишь под самый-самый конец авторы «приберегли» робкий проблеск света и чистоты — он даже немного заставляет задуматься о жизни и смерти, о вечном… Но терпеть ради этих 5 минут три часа всякой чуши и грязи как-то «нерентабельно», согласитесь…

А еще меня сильно раздражала весь фильм дурацкая манера англо-американцев показывать речь «чужеземцев», говоря на своем родном английском с каким-нибудь совершенно дурацким акцентом. Это общая черта практически всех их фильмов. У нас, слава Богу, такой дури никогда не было: все наши «немцы» говорили на чистом русском: «Штирлиц, а вас я попрошу остаться!» — и не отвлекали постоянно этой клоунадой с ломаньем языка от содержания ленты.

В общем, английский по нему лучше не учить.

PS Если кого поставил в тупик мой заголовок «Имени Ленина в период»: это в фильме «советские оккупанты» первым делом такой «убойный» лозунг в Праге вывесили.

Что они хотели сказать, так и не понял. Самое близкое, что приходит в голову: «С именем Ленина вперед»? Но я не настаиваю — возможно, кто-то предложит версию получше… (А реальность, быть может, вообще намного причудливее и увлекательней…)

Хотя что взять с американцев? Для них не знать чужие языки — норма, а у некоторых вообще предмет национальной гордости. Сами напрашиваются на коронное задорновское: «Ну, тупы-ы-ы-е!»(С)

4 из 10

27 апреля 2019

Время собирать камни

Действие фильма проходит под знаком «советского тоталитаризма», который по выражению одного из рецензентов «слышен, но не виден». Мне хотелось бы рассмотреть именно эту его сторону.

«Советский тоталитаризм» стал слышен особо отчетливо после XX съезда КПСС — когда в самом Союзе не нашлось ни одной силы, которая посмела бы оспорить шельмование Сталина и сталинизма, а затем пошли массовые разоблачения за авторством Солженицына, Зиновьева и сомнов других правдецов. Советская пропаганда сделала все, чтобы убедить мир в том, что все это — правда.

Партия фактически осуществила в союзе контрреволюционный переворот, люди могли этого не понимать, но они прекрасно видели двусмысленность и лживость коммунистических лозунгов, поднятых на знамя людьми, накрепко порвавшими с коммунизмом. И не нужно удивляться тому, что «пражская весна» воспринимается на западе как преступление «советского империализма». Так ведь и есть.

По Ленину социализм есть единая капиталистическая монополия, обращенная на пользу всего народа и переставшая оттого быть капиталистической монополией. А если эта монополия получает возвратный капиталистический характер — как это назвать? Тут уж в пору говорить о советском фашизме — открытой террористической диктатуре финансового капитала. И в России были проявления этого фашизма — начиная от расстрела рабочих в Новочеркасске и кончая расстрелом Верховного совета при Ельцине.

Опять же, рассуждение об Эдипе, совершенно вымученное и лживое, легко можно обратить в сферу сегодняшних реалий, имея ввиду не мнимые преступления Сталина и его сообщников, а убийство СССР, как говорит маэстро Кургинян, «метафизическое падение», продажа первородства за чечевичную похлебку.

Так что было бы неверно говорить, что авторы попали в молоко, камни долетают до нашего огорода. Другой вопрос, следует ли коммунистам последовать примеру царя Эдипа, или все-таки попытаться трезво взглянуть в глаза действительности и попытаться спасти то, что еще не до конца потеряно.

«Невыносимая легкость бытия» — безобразнейший пример капиталистической пропаганды — идеологической, этической, эстетической. Не берусь судить о точности изображения умонастроений именно времен пражской весны. Но кино дает изрядную картину сознания западного интеллигентствующего обывателя и изрядную картину восприятия на западе нашей страны, далеко не всегда, к сожалению, искаженного.

Глупо было бы все это не учитывать, даже если просмотр этой картины — самая настоящая пытка.

18 февраля 2018

О влюбленных, которых не смогли разлучить ни красивые женщины ни коммунисты

-О чем этот фильм?

-О влюблённых, которых не смогли разлучить ни красивые женщины ни коммунисты.

Я посмотрела американский фильм 1988 года «Невыносимая лёгкость бытия». У меня остались смешанные чувства после этого фильма, не могу сказать, что я в восторге, и это лучший фильм, что я смотрела. Но и сказать, что фильм ужасный тоже не могу. Однако, считаю, что это не самый плохой выбор для вечернего просмотра. Фильм снят американским режиссёром по роману французского писателя Милана Кундеры. Сам писатель очень негативно отзывался об экранизации и отказался присутствовать при рекламной компании, поэтому, наверное, правильнее сказать, что в основу сценария взяли сюжет одноименного романа.

Фильм начинается по классическому сюжету, когда герой-любовник по имени Томаш влюбляется в провинциальную умную девушку по имени Тереза, которая много читает и отлично фотографирует. Томаш работает хирургом в Праге. Тереза переезжает к нему и спустя несколько месяцев после знакомства они женится. Томаш не перестаёт встречаться со своей любовницей Сабиной и не упускает случаев соблазнить прекрасных дам, несмотря на любовь к своей жене. Я бы не сказала, что это фильм только о Томаше, Тереза, ее виденье мира, галлюцинации играют большую роль в развитии сюжета.

Главные героем приходится пережить события пражской весны. В фильме показывают как раз тот день, когда войска въехали в Прагу. Томаш и Тереза отправились в центр города, чтобы поддержать протесты. Бунтарский дух Терезы подвиг ее на смелый поступок, который обернулся трагедией для несколько десятков людей и их семей.

В фильме много поворотов сюжета, которые завязаны на истеричности Терезы. В её поступках и решениях иногда напрочь отсутствует логика. Например, когда девушка после очередных припадков ревности решила вернуться в оккупированную Прагу, где у нее забрали паспорт, фотоаппарат, а вместе с ним и возможность зарабатывать любимым делом.

Томаш все время попадает из-за неё в унизительные, а иногда опасные ситуации, ему приходится сделать выбор между карьерой и своими принципами. Всего этого можно было бы избежать, если бы Тереза хоть чуть-чуть старалась вести себя адекватнее. Концовка фильма была неожиданной, но в целом я бы оценила сюжет на 4 балла из 10. Не раскрыта до конца мотивация героев, поэтому, кажется, что герои совершают поступки исключительно для драматизации событий, а это смотрится не естественно.

Я хочу выделить несомненные достоинства этого фильма. Прежде всего — хорошая актёрская игра. Исполнители главных ролей Дэниел Дэй-Льюис (Томаш) и Жюльет Бинош (Тереза) хорошо передали эмоции, чувства, что переполняли их героев. Больше всего впечатлила актриса Лена Олин и ее исполнение роли Сабины. Актрисе удалось вывести из тени второстепенную сюжетную линию об истории свободолюбивой талантливой художницы, которая ищет свое место в жизни, при этом боится привязанности.

Главный бонус этого фильма — эротические сцены, причём разные по характеру, в одних бушуют страсти, а другие наполнены нежностью и чувственностью. Одна из лучших эротических сцен в фильме, когда Сабину позирует Терезе в качестве обнажённой натуры. Олин выложилась на полную, она чувственная со страстным темпераментом, гибкая, изящная. Это было очень красиво и завораживающе.

29 января 2018

В стране война, а у них лишь лямур на уме. Богема-с…

Фильм искал довольно долго, и приступил к просмотру с большим трепетом.

Книгу не читал, о сюжете знал только то, что события происходит в Чехословакии в 1968. Узнав эти пространственно-временные координаты, я как охотничий пёс сделал стойку — ага, должно быть что-то особенно интересное!

Результат — фильм мне не понравилось от слова «совсем». Категорически! От картины испытал ужасающее разочарование.

Ожидал увидеть напряжённую драму о событиях Пражской весны и операции «Дунай» (а это ведь одна из ярчайших страниц Холодной войны) глазами чехов — наших вчерашних соратников, а теперь противников.

А оказалась заунывная эротическая мелодрама. Вот так облом… Я был чертовски разочарован, и после этого книгу читать не захотел.

--

А чем я, собственно говоря, недоволен. Постараюсь пояснить на примере.

Вот попадается вам в руки кинофильм с аннотаций: «Лирическая история о любовных терзаниях молодого художника». Всё, вроде бы, ясно и понятно. Но следующая строчка вступления гласит: «Действие происходит осенью 1812 года в Москве.»

Ещё раз, внимательно — в Москве! в 1812-м! И при этом в кинокартине будет много-много слов о том как богемный дядя шарахается между своими любовницами, но при этом авторы как-то забывают одну «маленькую мелочь» — вообще-то идёт война, и в городе стоит оккупационная армия, и на улицах стоит стрельба. А в фильме всё это опускается…

Хм, зритель вроде меня будет убеждён, что где-то как-то его гнусно обманули.

Я не буду ставить плохих оценок, и не буду ругать режиссёра и съёмочную группу.

Но — разочарование полное…

29 мая 2016

Счастье с горьким привкусом

Эту замечательную мелодраму, снятую по мотивам романа чешского писателя-диссидента Милана Кундеры, я могу смело назвать одним из лучших (если не лучшим) фильмов о любви, снятых за всю историю кинематографа. Несмотря на, казалось бы, банальную тему взаимоотношений влюблённых, а затем и супругов, супружеских измен и ревности, кинокартина отнюдь не скучна, напротив, эта история захватила меня с начала и до конца, и три часа фильма пролетели незаметно.

Пражская весна. Социалистическая Чехословакия наслаждается неожиданно пришедшей свободой — в том числе и свободой нравов. Картина великолепно передаёт дух эпохи — короткого периода раскрепощённости, тревоги, когда «танки шагали по Праге», серости и безысходности диктатуры. Но при этом в «Невыносимой лёгкости бытия» не чувствуется запашка политической ангажированности, напротив, политика всего лишь фон — пусть и весьма выразительный — для истории главных героев.

Томаш и Тереза. Такие разные, такие непохожие, но сведённые судьбой вместе. Галантный врач-донжуан с почти демоническим обаянием, перед которым редкая женщина сможет устоять, и наивная, трогательная девчонка из сельской глубинки, мечтающая стать фотографом. Взаимное непонимание — Тереза не может принять измены мужа, она прощает его, но всё равно страдает, даже бежит от супруга из благополучной Швейцарии обратно на неприветливую родину. Томаш, возможно, подспудно догадывающийся о том, что его поведение неправильно, но не понимающий, какую боль причиняют Терезе его любовные похождения, и по-прежнему идущий на поводу инстинкта — однако при этом он боится разлуки с любимой.

В их отношениях присутствует и третий — очаровательная и чувственная эстетка Сабина. Но не ждите классического любовного треугольника! Сабина и Томаш не только и не столько любовники, сколько друзья, которых объединило родство душ: оба легко относятся к сексу, избегают близких отношений и втайне страдают от одиночества, потому им так и легко вдвоём — ни пылкого чувства, ни взаимных обязательств. Возможно, поэтому отношения Терезы и Сабины лишены неприязни: они становятся близкими подругами, такими разными, но испытывающими взаимное притяжение, почти влечение — чего стоит хотя бы сцена их совместной фотосессии, необычайно красивая и эротичная.

Несмотря на свою трагичность, фильм необыкновенно светлый. Пусть счастье героев мимолётно, легко и невесомо, словно лучик света во тьме рутины и жизненных неурядиц, непонимания и обид, но в конечном счёте в памяти остаётся именно оно. Может, в этом и заключается невыносимая лёгкость бытия?

10 из 10

10 марта 2016

Наука возведения стен и искусство их разрушения.

Милан Кундера сидит в кресле напротив меня. Солнечные лучи за окном его парижской квартиры бродят по соседним мансардам. Светлые стены увешаны десятками картин. Писатель скептически улыбается, услышав мой вопрос. — «Невыносимая легкость бытия? Человек проживает свою жизнь. Он живет только один раз.» Он встает из кресла и подходит к одной из картин. — «Много лет я жил с идеей романа, идеей вечного возвращения человека. Я не знаю, насколько форма выражения этой мысли оказалась хуже первоначального замысла. Но моё намерение было гораздо сложнее, чем полученный результат». — - «Дело в главном герое?», — спрашиваю я. — «Томаш? В описании этого персонажа я намеренно не даю физических подробностей. Да и описаний героя фактически нет. Каждый герой в романе живет лишь для изучения определенной темы. У каждого героя романа своя тема.»

Ночь умирает. Отблески пламени нехотя расползаются по вощеному паркету, смешиваясь с тусклым светом осени. Я бросаю последнюю порцию угля в чугунную печь, раскрываю журнал и записываю: «22 ноября 1989 года. Дежурство по роте сдал». Затем, вторя воплю дневального на тумбочке, кричу в темноту казармы ненавистное: — рота, подъем, — и включаю свет. Крохотное пространство батальонного плаца с трех сторон окружено мощным фасадом древней тюрьмы, в 1968 году превратившейся в воинскую часть. Четвертой стороной квадрата вытянулся одноэтажный штаб. И если, минуя КПП, я выйду на улицу и, звонко щелкнув подковами по брусчатке, поверну направо, то к вечеру смогу дойти до Праги.

Филип Кауфманн снял «Невыносимую легкость бытия» в 1988 году. Ну и что тут такого, спросите вы? Подумаешь, филосовский роман лежит в основе этого фильма. Подумаешь, режиссер вместо рассуждений о бесценности и об обесценивании человеческой жизни попытался снять эротический фильм. Ах, да, главный герой Томаш любит женщин. А женщины любят Томаша. Грех было этим фактом не воспользоваться. И вот целый мир, придуманный Кундерой за двадцать пять лет, усечен, разрезан, склеен и брошен зрителю в виде десертного набора «К воссоединению Европы». И где тут Ницше, где Парменид?

Вампир трясет меня за плечо. — «Обед проспишь.»-. На паркете в кучу свалена форма регулировщиков. Прапорщик Николаенко деловито проверяет батарейки в полосатых жезлах. — «Так, все свободные от «нарядов», наряжаемся!»,- и смеется над своим каламбуром. По узеньким тротуарам старого города топаем к месту прохождения колонны. Прохожие удивленно таращатся на наши белые каски и черную форму с катафотами. Воздух между фасадов двухэтажных домов пропитан запахом жареных шпикачек и свежесваренного кофе. Я встаю на позицию и вижу на другой стороне улицы несколько «Чезетов» и «Яв», припаркованных у пивницы. Их бритоголовые хозяева, затянутые в кожаные доспехи, вываливаются из злачного заведения. Я гляжу туда, где должна появиться военная колонна. Броня издалека машет мне жезлом. Я поворачиваюсь, и прямо перед собой вижу одного из рокеров. Его покрытая татуировками рука тянется к моему штык-ножу. — «Хальт,' — почему-то по-немецки кричу я, рывком сдергиваю автомат, ставлю его на одиночный и поворачиваю стволом вверх. Чех замирает. Я не понимаю ни слова из того, что он мне говорит. «Ленин»- вдруг говорит чех. Я вдруг замечаю первую машину колонны: плоская морда Газ-66 поворачивает в мою сторону, а за ним с адским грохотом уже выкатывает БМП. Чех отбегает в сторону, а я, закинув свой АКС обратно, вытягиваю жезл куда положено по уставу. «Ленин»- снова кричит пьяный рокер. Мимо меня грохочет гигантская зеленая гусеница, отражаясь в витринах магазинов и кафе. До меня вдруг доходит, и я кричу чеху: — «Сто корун!». И лихорадочно вспоминаю, взял ли с собой блокнот с заныканной десяткой с профилем Владимира Ильича.

Свен Нюквист спасает картину. Его камера летит над съемочной площадкой, поэтизируя движения персонажей, делая таинственным и волшебным обыкновенный дневной свет. В прекрасных муз превращаются Тереза и Сабина, Нюквист едва не заставляет их летать на метле. Еще оператор нивелирует неуместный дьявольский флёр Дэниела Дель Льюиса и до максимума увеличивает черное свечение, исходящее от «русских коммунистов». Русские от этого не становятся менее картонными, но взлетают и парят в искаженном пространстве вместе с остальными персонажами, на фоне еще не озвученной к тому времени битловской «Хей, Джуд».

Вечером я иду в каптерку и прячу кроны в свою дембельскую сумку. В крохотном радиоприемнике старшины «Пинк Флойд» допиливает свою бесконечную «Стену». Мне вдруг захотелось снова дышать воздухом беззаботных улиц старинного городка. Незаметно вытаскиваю из сумки спортивный костюм и кроссовки, приготовленные на «дембель» и проношу их в казарму. У «дедушки» Пельменя за пять крон беру в аренду лётный бушлат черного цвета. — «Самоход», — лениво бурчит Пельмень. Ночью достаю из тайника веревку. Слон держит её, пока я спускаюсь со второго этажа в чужой палисадник. Добежав до ночного магазина, я вхожу не сразу. Но внутри никого нет, кроме продавщицы и толстого чеха. Я кладу четыре кроны на прилавок. Продавщица, язвительно улыбаясь, протягивает мне бутылку пива и сдачу. Ноги, за год отвыкшие от нормальной обуви, сами несут меня на вершину холма, мимо стен старой крепости. Мои мысли уносятся на 250 километров западнее, туда, где радостная толпа топчется на обломках Чекпойнт Чарли. Затем я плюхаюсь в Атлантический океан и выхожу из него на Восточном побережье США, добегаю до Калифорнии и снова бросаюсь в океан, но уже Тихий, через пролив Лаперуза доплываю до Владивостока, запрыгиваю на поезд до Москвы и долетаю на нем до окраины своего района. Заводские корпуса «Шкоды» ночью с холма сливаются с огнями бирюлевской промзоны. Я чувствую, как первые снежинки падают в бездонную ночь, проносясь между бархатной революцией времени и пространством пятисотлетней стены. И я бегу обратно, чтобы успеть вернуться до прихода дежурного по части.

Затронул ли режиссер Кауфманн нерв времени? Помог ли разрушить социализм? Думаю, что вряд ли. А если что и затронул, то это, скорее всего, были эротические зоны зрителей. Ну что может быть романтичнее любовных переживаний на фоне вторжения вражеских (союзнических) войск? В фильме нет объяснения, почему легкость бытия невыносима для персонажей. Мне снова приходится лететь в Париж. Я влетаю в окно парижской квартиры писателя не сразу, вглядываясь, нет ли посторонних. Кундера долго молчит в ответ. Затем всё-таки произносит: — «Люди сбегают от себя, от своих страданий в будущее. Убежав, они проводят черту. За ней страдания перестают существовать.» — «А можно ли убежать в прошлое?», — спрашиваю я, но писатель, ничего не сказав, прогоняет меня обратно в парижские сумерки.

20 октября 2015

Секс — это грязное дело

Милан Кундера — идеальный писатель для автобусов, троллейбусов, трамваев, метро (любимый вид транспорта подчеркнуть). Его тексты, калейдоскопично распадаясь на цветные стеклышки, рисуют причудливый узор здесь и сейчас. Не так уж важно, о чем пишет Кундера. Погружается ли в критику коммунистического режима, размышляет о бессмертии или описывает очередные эротические похождения героев. Закрыв книгу, вы, скорее всего, не вспомните подробности. Но настроение, «заданное автором», останется надолго.

Филипп Кауфман поставил перед собой чертовски сложную задачу. Он решил экранизировать самый известный роман Кундеры, пережить его, разобраться в причинах и следствиях, но главное — понять, что же такого невыносимо легкого было в бытии главных героев. А ведь, кажется, ткань произведения достаточно проста, несмотря на некоторый сумбур изложения. Поставьте в центре ленты любовный треугольник Томаш-Тереза-Сабина, добавь истерию пражских событий шестьдесят девятого, накидай запоминающихся постельных сцен — и вот оно воплощение текста чешского писателя. Да только сам Кундера в то время не до конца осознал свой роман. В «Бессмертии» он с сожалением будет рассуждать о том, что использовал столь замечательное название впустую. И танки, и легенда об Эдипе, и бегство от реальности в причудливые сны (ставшие основным сюжетным стержнем книги), — все это напускное. Главное — чувства, в которых сочетается животная потребность плоти и человеческое желание укрыться от окружающего мира. Три человека, три мира, три совершенно разные истории любви, переплетенные совместной жизнью, на мрачном фоне рушащегося мира под песни о новой жизни.

Бытие становится невыносимым, когда волосы твоего мужа пахнут чужим женским лоном. Когда на соседней улице едут танки. Когда ты осознаешь, что живешь единожды, и выбрать другой вариант ответа на жизненно важный вопрос тебе уже не дадут. Но, на самом деле, все достаточно просто. Есть мужчина, есть женщина, есть желание связи. Блокируй чувства и жизнь обретет указанную легкость. Забудься в чужих объятиях, дедушка Фрёйд уже давно расставил акценты над движущими силами. Простые советы, которым очень непросто следовать. Даже Томаш, привыкший менять женщин как перчатки, не смог соблюсти эти простые правила, что уж говорить о наивной дурочке Терезе.

Милан Кундера — отвратительный писатель для режиссеров. Он ломает хронологию событий, убивая главных героев в середине романа, долго и увлеченно рассказывает биографии выдающихся людей, условно привязанных к сюжету, выводит странные сюрреалистичные картины, пропитанные эротикой. «Если книгу можно пересказать — она отвратительна», — обронит однажды писатель. Кауфману удалось отсечь все лишнее. Политические аллюзии смазаны, неверные шаги главных героев вынесены за скобки. Режиссер увидел роман таким, каким он должен был быть. Кундере для осознания этого понадобилось шесть лет.

19 октября 2014

Einmal ist keinmal

Пожалуй, стоит начать с того, что данное кино не является экранизацией романа Милана Кундеры. Правильнее сказать, что перед нами картина, в основу сюжета которой легло сие произведение. И если бы я смотрел этот фильм как читатель, то не оставил бы и камня на камне от него. Но давайте представим, что мы глупы и не слышали никогда ранее о «Невыносимой легкости бытия». О чем же фильм?

Поначалу кажется, что нам расскажут историю о знатном сердцееде и девчонке из глубинки, которая смогла покорить его. Затем нас кидают в самый эпицентр Пражской весны. После этого кажется, что режиссер хочет донести до нас идею а-ля «Выживут только любовники», а в конце… А в конце у меня остались одни лишь вопросы.

Так как сюжет не блещет крайне изощренными хитросплетениями (собственно, как и книга), то хотелось бы понять главных героев. Через них ощутить все прелести и ужасы происходящих событий. Но на практике все выходит гораздо плачевнее: образ Томаша вышел абсолютно плоским у Кауфмана. Фильм, собственно, уже начался с того, что герой Дэй-Льюиса так и не смог внятно объяснить зрителю, как официантка с деревушки очаровала его за одну ночь и осталась жить в его доме, чего не удавалось ни одной другой любовнице. Мы лишь слышим пару исковерканных цитат Милана, закрываем уши и смотрим дальше. Но вопросов становится только больше… Почему герои покидают родную страну без капли сожаления? Где Es muss sein Бетховена? Вопросы накапливаются один за другим так же гладко, как одна мелодия в фильме сменяют другую.

Да, саундтрек очень хорош. С классической музыкой промахов не бывает. Но я все равно не верю ни Томашу, который должен метаться между желанием «сходить налево» и своей женой, ни Терезе с ее наигранными истериками и галлюцинациями. Ни Францу, который ушел от безымянной семьи (история которой, кстати, весьма и весьма интересна) к Сабине после двух-трех встреч, которые заняли в фильме от силы несколько минут.

Положительное впечатление произвела только Сабина. И игра Олин, и более-менее удачный подход к ее сюжетной линии в первоисточнике сделали свое дело. Конечно, нельзя не отметить все постельные сцены в фильме! Вот уж где постарались, так можно только похлопать. Но, Филип, у тебя было три(!) часа хронометража.

События сменяют друг друга так, словно монтажер терял пленку огромными кусками и мастерил уже на колене из остатков. Фильм периодически элементарно распадается на куски. Из всей плеяды людских трагедий запоминается лишь сцена с кончиной Каренина… На это ли закладывался режиссер, приступая к съемкам?

О чем же этот фильм? О советских вождях, которым следует выколоть глаза? О любви, которая рано или поздно покорит каждого из нас? Быть может, о Каренине? Мне до сих пор непонятно.

Фильм вышел довольно легким, несмотря на большой хронометраж, но крайне невыносимым для тех, кто чтит великое произведение Милана Кундеры. И мне хотелось бы задать еще один вопрос из сотен накопившихся. Вопрос крайне простой, даже забавный, но ответа на него фильм так и не дал…

А в чем же состоит невыносимость легкости бытия, Господин Кауфман?..

6 из 10

9 октября 2014

Не книжный роман Жульет

Сразу оговорюсь, что книгу не читал, к сожалению. И смотрел кино исключительно из-за Бинош. Также хочется сказать о не совсем стандартном повествовании и режиссуре в целом. Под стандартом я подразумеваю Голливуд, как меру оценки фильмов массового потребления и понятных широкому кругу аудитории. Этот фильм не такой. Вернее не совсем.

И так. Роль Жульет Бинош. Она красива, чиста и романтична. При этом Тереза очень умна и решительна во всех своих начинаниях. Она способна быть девочкой и взрослой женщиной одновременно. Кажется у неё особенная душа, такая, о которой мечтают парни и взрослые мужчины. Она и есть воплощение их мечтаний. Тереза непосредственна и способна на многое, чего от неё не ждут. Прежде всего на подвиг, на какой-то смелый и одновременно очень мужественный поступок. Она способна бороться, бороться до последнего. Вот такой предстаёт эта удивительная девушка. Она неотразима в своих противоречивых поступках и мыслях. Ей движет лишь долг, любовь, справедливость и привязанность к человеку, который по сути её не ценит. А если и ценит то в гораздо меньшей степени, чем она этого заслуживает.

Вот такая эта героиня, Тереза.

Роль Дей-Льюиса. Молодой жиголо, вполне симпатичный, чтобы с уверенностью завладевать сердцами женщин. И по сути не определившийся в жизни, к чему собственно он стремится. Ему интересно многое, но он как-будто стоит на двух краях пропасти, а прямо под ним развернулась бездна. И не может решить, куда ему идти и идти ли вообще, а может стоит просто сомкнуть ноги и упасть в эту бездну?!

Ну и третий образ. Сабина. Лена Улин.

В меру романтичная девушка, даже скорее уже женщина. Состоявшаяся и знающая что ей нужно от жизни. Идущая уверенной походкой с одной стороны, и с ветром в голове со второй. Вроде бы персона довольно жёсткая и умная и в тоже время готовая на разные авантюры без уверенности в их успехе. В душе она одиночка. Она сильная и этим способна напугать молодого мужчину. Конечно же не Томаша, который уже прошёл огонь и воду, а простого незатейливого парня, в которого могла бы влюбиться Тереза. Сабина расчётлива и в чём то жестока, однако что объединяет весь этот нехарактерный любовный треугольник и есть невыносимая лёгкость их бытия. Но ведь бытие не такое, а для них оно кажется безразмерным, похожим на какую-то любовную игру, на игру в жизнь, где никто не проигрывает. Эти три человека безусловно не плохие, не гадкие и не злые, это просто люди, которые не осознают всю тяжесть бытия. Они уже оперившись, до сих пор, не осознают, как коварен этот мир, насколько он жесток. Им кажется, что он лёгок для понимания, поэтому они часто играют с огнём.

В конце фильма приходит осознание, но поздно и не для всех.

13 февраля 2014

Мне жаль, что благодаря этому фильму у многих возникает впечатление, что главной нитью «Н. Л. Б.» является любовь и эротика. При этом не могу сказать, что фильм мне не нравится: он действительно хорош, но только хорош сам по себе, в отрыве от своего источника — книги. Возможно, если бы мне довелось посмотреть эту экранизацию до прочтения оригинала, я бы могла отнестись к ней иначе. Но мне так жаль, что многое и многое из книги потеряно, и как будто в угоду коммерции так много плотского на первом плане, так мало душевного.

Несмотря на это фильм смотреть интересно и невыносимо легко, я осилила его за ночь, в несколько приёмов, хотя если бы сюжет книги раскрывался полностью, он мог бы затянуться и до самого утра. Во многом фильм спасает прекрасная игра актёров, особенно мне понравилась Жюльет Бинош, она просто олицетворила мой внутренний образ Терезы, который сложился в процессе чтения книги.

И вот что ещё здесь прекрасно: музыка. Не знаю, почему это не указывается здесь, в графе «композитор», но в фильме используется множество фрагментов произведений замечательного чешского композитора Леоша Яначека, например, Pohadka для виолончели и фортепиано. Лично для меня именно Яначек «сделал» половину настроения фильма, если не больше. Эта музыка, как игра Жюльет Бинош, очень прочно ассоциируется у меня с внутренним образом романа Кундеры.

В общем, подводя итог могу сделать предположение, что фильм вызовет больше хороших отзывов у людей, которые до просмотра не читали Кундеру.

7 из 10

27 сентября 2013

«Ess muss sein» которого нет.

Оговорюсь сразу, что сначала прочитала книгу, а потом уже посмотрела фильм. И хочу сказать, что не понимаю, на какую аудиторию рассчитано данное кино. Те, кто читал книгу, скажут, что в фильме нет той глубины, той живости повествования, которой наградил Милан Кундера свое произведение. Чего стоит его описание мотивов, которые толкали персонажей на тот или иной поступок. Их поведение он рассматривает слой за слоем, давая возможность читателю взглянуть на определенный слой с разных точек зрения. В фильме нет этого, мы видим только «голый» визуальный ряд и некоторые мысли автора, которые были вложены в уста героев, за неимением закадрового голоса рассказчика. Вообще, не понимаю как можно браться за экранизацию такой литературной «глыбы». Также, хочется отметить, что режиссер не стал придерживаться сюжетной линии романа. Он уделил больше внимания политической стороне повествования, нежели развитию героев. Да, в романе есть политика и ее там много, но она смотрится к месту и органично переплетается с судьбами персонажей. В фильме это выглядит все как-то неловко. Понятно, что фильм американский, поэтому он всячески высмеивает коммунизм и делает его нелепым и «китчевым». Но показывая советский китч режиссер все же увлекся, уходя все дальше от мыслей Кундеры и перетягивая все действие фильма в область китча. Теперь немного об актерской игре. Я люблю Дэниела Дей-Льюиса как замечательного и талантливого актера, но здесь его Томаш выглядит неубедительным. Не знаю уж, чья это вина — актера или режиссера. Не попал он в образ, хотя очень и старался. По моим впечатлениям от первоисточника, Томаш не страдал явно донжуанским поведением. Да, у него было много женщин, он пропагандировал «эротическую дружбу», но в его поведении не было откровенного самолюбования или нарциссизма. Он балансировал на грани, но не терял своего достоинства, его характер был намного глубже и интереснее. Дэйльюисовский Томаш вышел слишком легким и поверхностным. Не поняла я также, зачем его к концу фильма сделали таким непримиримым врагом коммунизма, ведь он придерживался нейтралитета в своих высказываниях и поведении.

Жюльет Бинош понравилась больше, но тоже не совсем попала в мое внутреннее «видение» Терезы. В фильме она слишком инфантильная и угловатая. Но вместе с тем и невероятно трогательная. Она похожа как раз на ребенка, которого положили в корзинку и пустили по реке к порогу томашевской жизни. Тереза здесь также и капризный ребенок, ей бы в куклы играть, а не терпеть измены Томаша. Не понравилось мне, что режиссер проигнорировал ее сны, ведь они важны для раскрытия ее характера. Не увидела я и дуализм души и тела, который очень волновал Терезу. Была попытка показать тему «концлагеря», но она тоже вышла невнятной.

Вот кто мне понравился больше всего — это Сабина. Она именно такая, какой я ее представляла. Лена Улин умница. Красивая, грациозная, плавностью движений похожая на пантеру. И характер у нее получилось хорошо передать.

Но весь фильм неоправданно затянут — можно было бы его и сократить, оставив лишь ключевые моменты, необходимые для передачи истории. В общем, человеку, который не читал роман, будет нелегко выдержать три часа действия. Человеку же, знакомому с первоисточником, будет тоже нелегко смотреть фильм, не передающий суть книги.

P.S. Я понимаю, что у каждого разное вИдение книги и режиссер имеет право на свое.

Фильму —

7 из 10

14 августа 2013

Концентрационный лагерь снаружи и внутри

В своем невероятном очаровании от книги я боялась смотреть фильм. Вся суть повестования, весь смак, заключавшийся в сомнениях, рассуждениях, страхах главных героев, не в силах передать даже слова, куда уж вместить эти чувства даже в двухчасовой фильм?

Конечно же, очень многое экранизация не смогла воплотить — раскрыть, почему Терезе снятся обнаженные женщины в бассейне, а Сабина так ненавидит шум. Почему именно Томаш не отказался от своей статьи, а Сабина постоянно отказывалась от семейного счастья, но так дорожила своим котелком. Без этого фильм получился бы банальной мелодрамой, если бы он не передавал самого главного — обреченности и невыносимой легкости бытия, скользящей в каждом предложении романа Кундеры.

Сцены фильма идеально подчеркивали этот фатализм, присущий главным героям, даже если были прорисованы независимо от оригинала. Сабина в нижнем белье, скользящая над зеркалом, ласки двух обнаженных женщин, которых любовь к одному мужчине сделала не врагами, а подругами, любовь к умирающей собачке, которая сильнее любви к деспоту-матери. За что я обожаю Кундеру — он не стесняется говорить то, что люди чувствуют, а не то, что должны были бы чувствовать по меркам морали. Иногда их поступки бессмысленны и нелогичны, но разве не так поступают реальные, а не идеальные герои?

Сюжет весьма прост — наивный рассказ о любовном многоугольнике с небольшими политическими набросками, но все события происходят не снаружи, а внутри… Каждый живет в своем маленьком индивидуальном мирке, в своей маленькой ракушке и в попытке убежать от себя совершает глупейшие поступки, ведущие только к падению и разочарованию. Одна и та же ситуация в книге проигрывается с точки зрения каждого из героев, и каждый из них хочет, как лучше, а получается, как всегда… Любовь Терезы и ее жажда обладать Томашем лишила их работы и свободы, а свободолюбие Сабины оставило ее одинокой.

Но самое главное, что передает фильм, — это атмосферу концентрационного лагеря. Ты постоянно чувствуешь это угнетение, за тобой наблюдают, ни единого шага ты не можешь сделать, ни единой улыбки подарить без зоркого взгляда со стороны. И, если в фильме эта атмосфера касается больше политических событий, но в книге раскрыт другой аспект нашего общества — люди никогда не одиноки, они всегда под надзором других, они всегда под угрозой того, что случайность разрушит их уютный мирок.

«Концентрационный лагерь — это мир, где люди живут бок о бок постоянно, денно и нощно. Жестокости и насилие лишь второстепенная (и вовсе не обязательная) его черта. Концентрационный лагерь — это полное уничтожение личной жизни. Прохазка, который не мог поговорить со своим приятелем за рюмкой вина в безопасности интима, жил (даже не сознавая того — и это была его роковая ошибка!) в концлагере. Тереза жила в концлагере, когда находилась у матери. С той поры она знает, что концентрационный лагерь — не что-то исключительное, вызывающее удивление, напротив — это нечто данное, основное, это мир, в который мы рождаемся и откуда можем вырваться лишь при величайшем усилии»

«Невыносимая легкость бытия» повествует о концентрационном лагере снаружи и внутри каждого человека. Жажда падения и предательства — всего лишь неисполнимое желание освободиться из этого внутреннего концлагеря, где обнаженные женщины с радостным песнопением шагают вокруг бассейна и падают в него от выстрелов, где человек — всего лишь часть общественной машины, где все тела подобны в своей грязи…

Но все равно фильм оставляет светлый осадок — они жили долго и несчастливо и умерли в один день. Этот мир так хорош за секунду до взрыва. Романтическая ночь в сельском отеле так гротескно убога и так чарующе прекрасна одновременно. Особенно если уже знаешь, что она последняя, а по щекам стекают слезы…

10 из 10

30 марта 2013

Экранизация романа Кундеры была бы интереснее, чем просто фильм по мотивам его романа. Чем понравилась работа Кауфмана, так это тем, что неплохо выстроена сюжетная линия, связанная с социально-политическим конфликтом. Вставлены документальные кадры, что создает атмосферность, оживляет ситуацию. Хорошо передано настроение смятения, загнанности, отчаяния. Суровые реалии Чехословакии 1968 года предстают во всей своей бескомпромиссности. Стремление Кауфмана к зрелищности в этом случае ничего не искажает, лишь играет на руку.

По-другому обстоит дело с любовным конфликтом, который обозначен пунктирно, так как многие психологические моменты, играющие важную роль в романе, в фильме Кауфмана были опущены. В результате остался лишь остов истории, где акцентируются преимущественно сексуальные отношения героев, а многие мысли и переживания просто не были воплощены, к сожалению.

К тому же у Кауфмана много провокационной эротики, и ее наличие попросту неоправданно. Кундера тоже достаточно откровенен, но у него это было вполне гармонично и служило хорошей характеристикой героев и их состояний. У Кауфмана так не вышло, из-за этого в фильме некоторые сцены «провисают».

Дэниэл Дэй-Льюис был не самой лучшей кандидатурой на роль Томаша, опять-таки не получилось полностью раскрыть образ героя, вышло скомкано. Жюльет Бинош же, наоборот, справилась с ролью прекрасно, именно такую Терезу и создал Кундера: яркую, живую, наивную и очень искреннюю.

25 января 2013

«…в любовной лирике всех времен и народов женщина мечтает быть придавленной тяжестью мужского тела. Стало быть, самое тяжкое бремя суть одновременно и образ самого сочного наполнения жизни. Чем тяжелее бремя, тем наша жизнь ближе к земле, тем она реальнее и правдивее». Милан Кундера

«Невыносимая легкость бытия» — одно из самых любимых литературных произведений. Есть у нее, конечно, ощутимый горький оттенок иммигрантской злости к давно почившему режиму и тем его приверженцам, чьими усилиями автор оказался выдворен в чужую страну. Но если бы не эта злость, то не было бы и Кундеры как писателя. Со временем сытая жизнь во Франции притупила боль разлуки с Родиной и последние его книги выглядят как натужная стимуляция былую злость возродить. Я думаю, нынешнему Кундере, увы, уже нечего сказать своему читателю.

Жаль, что кино не всегда может передать сочный слог автора, но у него для этого просто иные выразительные средства. Впрочем, хорошая книга для меня всегда первична. То, что прочитано, пропущено через призму сознания, выстрадано вместе с героями, становится почти святым. Поэтому к экранизациями таких вещей отношусь с особой предвзятостью и настороженностью. Вдруг исказят основную задумку или моё вИдение главных героев? Но я не формалистка: всегда радует, если режиссеру удается привнести что-то свое — достойное и оригинальное. Чтоб было понятнее, призову на помощь примеры: мне нравится и как снимает Бортко — строчка в строчку, буква в букву, и как снимает Кауфман — с уважением к сюжету, но со своим видением персонажей.

В книге Тереса — воплощение чистоты, трепетности, Сабрина же — притягательная порочность. Томаш — интеллектуал, классический полигамный самец, который мечется между своими женщинами, одна из которых не может существовать в любовном треугольнике, это противно ее естеству. Этот поиск баланса сопровождается политическими катаклизмами на Родине героев: советские танки безжалостно проехали по жизни всех без исключения. Возможно, герои и чужды политики, но когда она без спроса вторгается в твою жизнь и сознание, соблюдать нейтралитет невозможно. В фильме образ Томаша остался близким к оригиналу. И очень удался Дэниэлу Дей Льюису, а вот его женщины… Читая книгу, я выбрала симпатичный мне персонаж, сассоциировала себя с ним — это было не трудно. В книге женщины — как черное и белое, как две стороны листа мать-и-мачехи: циничная и ласковая, ветреная и верная, чувственная и невинная, страдающая и заставляющая страдать. В фильме же женские образы настолько многогранны, что я не могу отдать предпочтение какой-то одной: героиня Жюльетт Бинош — ранимая, искренняя, застенчивая, привязчивая, но одновременно и раздражающая этой своей беспомощностью, цеплянием и щенячьей преданностью. Героиня Лены Олин — творческая, сильная, отважная, мудрая, но не слишком отягощенная принципами в личных отношениях и боящаяся привязанностей (как-то очень по-мужски, может, на этой почве они с Томашем и смогли создать некое подобие отношений). Что в порядке вещей для одной, совершенно не приемлемо для другой и наоборот. Мне они симпатичны обе. Образы получились живые, ёмкие, естественные и по-человечески понятные, не смотря на свою различность. Опять же во всей точности показана многогранность любовного чувства: я понимаю Томаша. Понимаю, почему они обе ему нужны, почему он никак не может сделать выбор. Кроме того, делать он его, собственно, и не хочет — удобно ему так.

Есть много объяснений, почему у книги и ее экранизации такое название. И сам Кундера предваряет свое произведение подробным объяснением, но мой ассоциативный ряд несколько иной: легкость, с которой главный герой перемещается из одной постели в другую, вроде и бодрит, но со временем начинает тяготить своей необязательностью. А уж как она невыносима для Тересы! Как ни странно, политические коллизии расставляют по своим местам чувства героев, делают их поступки более зрелыми и осмысленными. И не зря герои наконец-то обретают гармонию в простых вещах: общении с природой, животными, деревенскими жителями. Забавно, что в исполнении иных это выглядело бы очень натужно-пасторально, а у Кундеры и Кауфмана — достоверно и единственно возможно: лодка жизни причалила в тихую гавань бытия. Вот оно счастье. Почти как у Пушкина: «От бурь укрывшись наконец, Живет, как истинный мудрец, Капусту садит, как Гораций, Разводит уток и гусей. И учит азбуке детей». Жаль, что счастье не бывает долгим…

10 из 10

5 октября 2012

А мы любили, а мы могли

Молодой нейрохирург Томаш, эдакий пражский Казанова, находит вдохновение не столько за операционным столом, сколько в объятиях бесчисленных поклонниц, которых неизменно превращает в любовниц. Но главной его пассией является дизайнер Сабина, к ней-то он и возвращается всякий раз после очередного романа.

Эрос целиком поглощает Томаша, равнодушно взирающего на карьеру в условиях ограниченных социальных возможностей социалистической Чехословакии. Разве что наивность миловидной провинциальной официантки Терезы на какое-то время выбивает его из привычной колеи: не сильно раздумывая, Томаш связывает с ней жизнь брачными узами.

После ввода советских танков в Прагу молодожены вслед за Сабиной уезжают в Женеву, но не находят там счастья и вскоре возвращаются на родину. Из-за нежелания сотрудничать с новым режимом и признавать свои политические заблуждения в Чехословакии их ожидает социальное отчуждение и отсутствие каких-либо профессиональных и карьерных перспектив. После продолжительных мытарств в столице Томаш и Тереза скрываются от мирской суеты в деревне, где и находят, наконец, умиротворение и свой последний приют.

Фильм был снят по роману чешского эмигранта Милана Кундеры, увидевшему свет за четыре года до этого и представляющему собой эмоционально выстраданное повествование о трагедии маленькой страны, на фоне которой разворачивается интригующая любовная история. Избежав чрезмерной политической ангажированности, фильму удается обрести эпическое дыхание, философское мудрость и удивительное настроение светлой печали в финале. Даже очевидная страсть Кауфмана к эротическим сценам не заслоняет собой драму чувств.

В создании картины, приуроченной к двадцатилетию печально знаменитых пражских событий, принимала участие представительная интернациональная команда, начиная с продюсера Сола Зайнтца (который работал с оскароносными фильмами Формана), сценариста Бунюэля — Жана-Клода Карьера, оператора Бергмана — Свена Ньюквиста, и заканчивая целым созвездием ведущих европейских актеров.

23 июля 2012

Невыносимая легкость соития

«Фу ты, боже мой, — говорят они, наконец, разбитым от волнения голосом, — души-то, души-то что… Эка, сердца-то, сердца… Эка души-то напустил… Тьма души!» (Тургенев)

Эта американская картина, представляет собой (начало похищено из книги «3500 кинорецензий») экранизацию одного из типичнейших образцов позднейшей литературы, т. е. еще одного рассказа человека, которому нечего рассказать, никакого действия не предусматривающий, кроме возвратно-поступательных движений человеческого таза. Милан Кундера не стал выбиваться из стройных рядов «последователей Чехова и Достоевского» (так они себя называют) и просто взял каркас из совокуплений и обтянул его ветошью грошовых сентенций и диетических диалогов — культовый роман рожден и бурно встречен восторженными инвалидами всех сортов. Один из них даже решается на экранизацию «бестселлера», вышвырнув вон из картины все изысканное скудоумие Кундеры со ссылками на Парменида и Ницше, за что ему низкий поклон. Главный герой — врачующий русофоб, влюбляющий в себя женщин фразами «Коньяк» и «Запишите на мой счет», любитель, сидя в кафе, сыто и лениво негодовать от лица безгрешного чешского народа. Жизнь его протекает весело и беззаботно под гнетом тоталитаризма, который нигде не виден, и лишь изредка слышен — мотивом песни о Стеньке Разине. Почему авторы фильма избрали гимном тоталитаризма «Из-за острова на стрежень», а не например «Комаринский мужик» осталось загадкой. Но нам ли проникать в замысел гения — это все равно, что глядеть в бездну… пустейшее занятие. Но тут — о, ужас! — в их страну участницу Варшавского договора входят союзные войска стран участниц Варшавского договора. Казалось бы, что тут такого, но сытым и довольным чехам уже нечего желать и хочется чего-то остренького, и они лезут на танки. Далее стандартная зарисовка о железной пяте Советов — немного броских избранных кадров кинохроники, немного подтасовки, немного пропаганды, немного лжи. Позащищав свою родину, герои, из темницы оккупированной Чехословакии, неспешно и с комфортом «бегут» в свободную Швейцарию, наверняка делая остановки в пути, чтобы позаниматься любовью. Но, поскольку в благополучной Швейцарии их совокупления уже не имеют экзотического привкуса протеста против системы, они начинают скучать и возвращаются домой. Вот и все. Три часа скучнейшего анатомического театра из худосочных тел и душ, да подергиваний и повизгиваний Жюльет Бинош. По примеру царя Эдипа мне стоило бы выколоть себе глаза за то, что три часа собственной жизни выкинул на помойку.

В конце подобных произведений, каждый раз с надеждой жду, что на экране появится этакий благообразный и добродушный лектор, который скажет: «Дорогие ребята и их родители, вы просмотрели картину из жизни тех, кого ошибочно принято считать интеллигентами, давайте же посмеемся над их жалкими умствованиями, над их пресными наслаждениями и осторожными безумствами, и вообще над всей этой рябью чувств и шепотом поступков и дадим себе слово не походить на них». Но, увы!

Ох, уж, эта мне богема, которая намереваясь компенсировать ничтожество чувств и мыслей громкостью фраз, набирает в грудь воздуха, но лишь снова заходится в кашле.

24 октября 2011

Танки идут по Праге…

21 августа 1968 года- объединённая группировка войск «Варшавского договора», под командованием героя Советского Союза и участника Второй Мировой войны- Ивана Григорьевича Павловского, начинает крупномасштабную операцию на территории Чехословацкой Республики, под кодовым названием «Дунай». Цель вторжения — остановить либеральные реформы правительства Александра Дубчека, нарушающие целостность Соцлагеря (Чехословакия была единственной страной «коммунистического блока» на территории которой не было военных баз СССР), в период разгара «Холодной войны» со странами НАТО.

Наверное чехи хотели тогда «свободы» и демократии(«социализма с человеческим лицом»), такого же как в Соединённых Штатах. Где в том же 68-ом, можно было легко получить пулю в лоб- не только обычному чернокожему студенту из Беркли, но даже кандидату на пост президента страны. Конечно писатель Милан Кундера мыслил категориями собственных национальных интересов(как и правительство Дубчека), не анализируя «политическую географию» складывающуюся в первые десятилетия мирной жизни Европы. А потому его произведение, традиционное для течения постмодерна, выглядит личностной и односторонней оценкой глобального исторического момента.

Международный состав постановщиков и актёров- собравшихся для экранизации романа Кундеры, решил сделать ставку именно что на политический конфликт книги, опустив все философские рассуждения и вольготно «посчитавшись» с оригинальными сюжетными линиями героев. Режиссёр фильма Филип Кауфман, по-американски, патетично продемонстрировал нарушение прав человека в масштабе отдельно взятой страны, правда додумавшись уравновесить прямолинейный идеологический пафос ленты(которого и в книге то было не так много), любовно-эротической эстетикой визуального ряда.

Так герой Дэниэла Дэй-Льюиса — настоящий хищник-«Дон Жуан», с плотоядной ухмылочкой поглядывающий на «проплывающие мимо него юбки». Строя из себя эдакого загадочного страстолюба, он с врачебно-анатомическим интересом обнажает женщин как взглядом, так и своей коронной профессиональной фразой- «Раздевайтесь!» И всё же, его персонаж Томаш- умеет ценить именно красоту в женщинах, а не только лишь красивых женщин. Молодой и тощий англичанин, создаёт образ антимачо-интеллектуала, а фантазия гибнущего в герое потенциального писателя, реализуется на скомканных простынях «любовного ложа» и выглядит для его любовниц гораздо притягательные, чем все эти привычные «мускулистые наросты» спортсменов-«жеребцов».

Лена Улин — просто «кусок секса», камерой Нюквиста переместившаяся из картин Бергмана в кадры этого фильма. Уже привыкшей по множеству совместных работ швед, снимает свою землячку в исключительно удачных- по пластике и прекрасных- по форме ракурсах, демонстрируя природную гибкость великолепного женского тела, способного соблазнить любого, даже женщин. В противовес ей выглядит начинающая Жульет Бинош — с наивной бледностью невинной простушки, плохеньким английским и негигиеничностью небритых подмышек, которые окончательно убеждают зрителя в её провинциальности.

«На троих», герои разыгрывают изощрённую в своём толстовстве и маньеризме игру- меняясь ролями и оказываясь поочерёдно лишними звеньями любовного треугольника. Чувственности ленте добавляют даже вышеобозначенные события в стране, ведь тогда в конце 60-х сексуальная революция и политические волнения шли нога в ногу.

P.S. 15 марта 1939 года войска гитлеровской Германии входят в Прагу, Чехия — оккупирована. Через несколько дней 200 тысяч чехов выйдут на «Вацлавскую площадь» столицы и под звуки национального гимна, будут тянуть руки в приветственном — «Хайль!» Заводы «Шкода», на которых работали местные жители, будут поставлять оружие Вермахту вплоть до 1945-года. Как напишет другой чешский писатель Мирослав Кахи — «Коллаборационизм чехов превосходил все разумные пределы».

8 из 10

14 октября 2011

«Если выпало в империи родиться, лучше жить в глухой провинции у моря» или с третьей попытки

Решил как-то я начать читать умные книги и смотреть умное кино. А тут мама. И главное — вся такая в восторге от романа («Невыносимая легкость…» естественно). Недолго думая, приступил я к… Впечатления, прямо скажем, были ни-ка-ки-е. Но (!) Подумал, что «миллионы мух не могут ошибаться», и решил посмотреть еще и фильм. Первый просмотр трехчасового «шедевра кинематографа» увенчался разочарованием едва ли меньшим, чем дебютное прочтение книги. А тут мама: «ХОЧУ ПОСМОТРЕТЬ!» Дом у нас маленький, так что если кто-то что-то смотрит все остальные, прямо по Бахтину, вступают в отношения автономной причастности или причастной автономности. И как-то я так причастился, что даже мне все очень понравилось. Более того, создалось впечатление, что что-то из этого «кина» для себя вынес. Ничего не могу поделать: после фильма «ШОКОЛАД» беззаветно люблю Бинош. Она для меня просто, как знак качества в СССР. Если «штампик» есть, кино хорошее, надо брать. Помнится, как-то она заявила что-то типа: Я не какая-нибудь голливудская актриска. Могу выбирать. И думаю, где сняться, а где нет.

Теперь попытаюсь коротко поделиться своими догадками по поводу «морали сей басни». Жизнь наша — это постоянный выбор. Вот ты шагнул вперед, следовательно сделал выбор, т. е. решил, что пойдешь не вправо, не влево, не назад, а именно вперед. Это, казалось бы, наделяет каждый момент ну просто невообразимой значимостью, по крайней мере, в пределах отдельно взятой судьбы. Но с другой стороны, твой выбор нельзя оценить, потому что ты живешь однажды и как бы случайно. Поэтому сравнивать не с чем. А если постоянно задумываться над тем, куда идти, то можно просто рехнуться. Поэтому, что бы ты ни делал, ты просто плывешь по течению жизни. И жизнь твоя тогда станет хороша и прекрасна, когда ты дашь себя этому течению нести и не будешь, как Раневская, «плавать батерфляем». Нельзя сказать, чтобы герои фильма были «пассивами», но в конце концов они пришли к идеалу человека, слившегося с природой и т. п. Словно где-то рядом, в том же поселке, живут Бедная Лиза Карамзина, император Диоклетиан, о котором рассказывал Гоша, он же — Гога, и опростившиеся толстовцы. «Если выпало в империи родиться, лучше жить в глухой провинции у моря». Жизнь, конечно, на любителя, но, как говорится :«А куда ж мы денемся? А шо поделаешь?!» «Если вы чувствуете, что жизнь вас непременно изнасилует. постарайтесь расслабиться и получить удовольствие». По крайней мере, мне кажется, что какое-то время своей жизни герои были счастливы. А многие ли из нас могут этим похвалиться? ПС: Очень жалко Каренина.

9 из 10

9 июля 2011

Свет — тьма; нежность — грубость; тепло — холод; бытие — небытие.

Для людей, не знакомых с творчеством Кундеры фильм будет представляться подобием Булгакова. Но не спешите рассматривать его только как бесконечную череду любовных историй, из которых красной нитью вьется любовь Томаша, Сабины и Терезы. Любовь не только физическая, и не только духовная. Это скорее всего подсознательная привязанность родственных душ, связь более крепкая, чем просто любовь. Почти в самом конце фильма Сабина, узнав о смерти Томаша и Терезы, говорит:«Я была их самым близким другом». Она говорит это так, будто потеряла вместе с ними и часть своей души. Даже — сущности.

Прелестная все-таки вещь — кинематограф! Молодые Дениэл Дэй-Льюис и Жюльет Бинош радуют глаз. Не представляю других Томаша и Терезу. Хитрый и соблазнительный разрез глаз Дениэла Дэй Льюса так контрастирует с непосредственностью Жюльетт Бинош, что невольно вспоминается: противоположности притягиваются.

Про Терезу-Жюльет Бинош могу сказать что она, по-моему, просто потрясающе раскрыла образ. Очень люблю Терезу в исполнении Бинош — это большой доверчивый ребенок, про которого как-будто специально сказал А. Грин: «мир время от времени пускает бродить детей, даже не позаботившись обдернуть им рубашку, которую они суют в рот, красуюясь торжественно и пугливо». Мне кажется, никакой другой актрисе не удалось бы передать эту нервную сосредоточенность глубокой души. Тереза похожа на океан, загадочный и волнующий. Но этот океан практически никогда не вырывается наружу. Он потайной, только для нее самой… и Томаша. Вот в этом-то вся и прелесть:в ней есть обещание. Не зря инженер чисто интуитивно произносит «как приятно слышать ваше обещаю». Тереза сама собой являет это обещание, не понимая этого.Ожидание счастья.

Одним словом: очень кундеровская экранизация. Все именно так, как нужно. Почти равное сочетание трех китов книги: политики, эротики и философии. Правда, философию Филип Кауфман выражает не столь ясно. Всем длинным размышлениям «о тщете сущего»,а точнее парменидовой легкости-тяжести он уделяет всего две фразы Терезы из письма. Ну а настроению тяжести-легкости — целый фильм.

Дорога, ведущая в начало-является концом.

Томаш противопоставляется Терезе, так же как и свобода противопоставлятся верности и как огонь противопоставляется воде.

«Но действительно ли тяжесть ужасна, а легкость восхитительна?»

Как Кундера, так и Кауфман не дают однозначного ответа, говоря, что все смешано и находится в постоянной интеграции.

Невыносимая легкость бытия.

25 апреля 2011

Невыносимая тяжесть моей лёгкости. Невыносимая лёгкость моей тяжести.

Жизнь — она невероятно интересна. Я не перестаю удивляться тому, насколько чувства могут перекрасить очевидные простые вещи туманной дымкой иллюзии, мечты…Сложно не сбиваться с ритма собственного сердца. Но гораздо сложнее настроить струны своей души под этот ритм. Поэтому, каждый день в борьбе с собой, мы теряем истинно важные вещи, путаемся, маскируемся, убегаем, прячемся…И, кажется, в нас уже нет нас самих.

Большое искусство оживить книгу на экране кинематографа. Оно даётся далеко не каждому. И фильм «Невыносимая лёгкость бытия», снятый по мотивам одноимённого романа, меня очень разочаровал.

Во-первых, я не могу не заметить всю неизменную важность собственных философских рассуждений Милана Кундеры на страницах книги. Они играют решающую роль. И стирать их абсолютно — это лишать фильм главного смысла. Роман Кундеры на экране выглядит пресной любовной историей.

Во-вторых, чувства и эмоции героев обрели совершенно иной смысл! В них нет той трогательной важности, которую создал Кундера.

И, в-третьих, «Невыносимая лёгкость бытия» — роман, который описывает характерные особенности героев. Именно с помощью их нам открываются врата в «кундеровский» мир. Мы узнаём его, покоряем! Томаш — хирург особенных женских тонкостей. Сабина — предательница собственных предательств. Франц — учёный, в душе которого кипела жажда революции. И Тереза — маленький ребёнок, которого пустили по течению в одинокой корзинке…

Фильм отображает роман слишком поверхностно! В нём нет Кундеры. Очень жаль, что высокие философские мысли стёрты на фоне банальных любовных интрижек. Прочитайте лучше книгу. Она того стоит!

22 января 2011

Все будет так. Исхода нет…

Ночь, улица, фонарь, аптека,

Бессмысленный и тусклый свет.

Живи еще хоть четверть века -

Все будет так. Исхода нет.

Умрешь — начнешь опять сначала

И повторится все, как встарь:

Ночь, ледяная рябь канала,

Аптека, улица, фонарь.

(Александр Блок)

Бывают любовные истории, где все слишком запутанно. Бывают истории, где все ясно сразу. Ни первые, ни вторые не кажутся мне интересными. Любовь- самая широкая тема искусства, но показать ее так, чтобы это запомнилось и затронуло душу может не каждый.

«Невыносимая легкость бытия» сочетает в себе напряженную интригу, драматичность чувств, легкость бытия. История отношений, которая могла произойти в любом месте, в любой стране, в любую эпоху показана Филипом Кауфманом с тончайшей жизненной правдивостью, обработанной мастерским видением настоящего художника. Любовь, волнения, переживания героев истории отражаются в волнениях страны, народа, мира. История идет вперед. Она служит не просто фоном жизни людей, но изменяет их судьбы.

Легкость бытия для Томаша. Для Терезы такое легкомыслие невыносимо, но она вынесла. Они разные, но они остались вместе. Это роман без начала и конца- ни один из них не изменил другого. Их история будет повторятся и идти по кругу. Всегда найдется Сабина- загадочная женщина, ищущая счастья с первым встречным или привязанная к одному-единственному человеку на век. Тереза тоже будет в нескончаемом поиске счастья и покоя, потому что мимолетные связи и увлечения для нее невыносимы. Она ищет опору и упокоение. Томаш так и будет легко плыть по волнам событий своей жизни. Именно событий, потому что его покой и привязанность прочны лишь до следующей встречи, которая увлечет его за собой. Он живет от встречи до встречи. Есть такие люди, которых ничто не способно изменить. Окружающим приходится мириться с этой легкостью бытия.

Остались ли герои счастливы? Нет. Они не изменились, не полюбили. Правильно Тереза говорит Томашу, когда их собака умирала у них на руках: «Наверное Каренина я люблю больше, чем тебя». Именно так и есть. Они, возможно, счастливы в данный момент, но не более. Это лишь временный покой, но это и замкнутый круг, выходить из которого никто из них не хочет. Сабина выскочила из него, поэтому у нее есть хотя бы надежда. Тереза и Томаш- нет, поэтому для них самый закономерный конец- смерть.

Фильм вышел очень жизненным, правдивым. Сопереживаешь героям, будто знаешь каждого из них лично. «Невыносимая легкость бытия» это история людей, история взаимоотношений на фоне эпохи. Это побег каждого от своей страны, побег от себя. Это история об ищущих, об изгнанных.

Великолепно играют Жюльетт Бинош и Лена Олин. Их героини по-настоящему живые. Ты чувствуешь их настроение, их слово, их взгляд. Вообще, в фильме огромную роль играют взгляды. «Лучше всяких слов, порою, взгляды говорят»- это отсюда. Режиссер нарочно дает много крупных планов, чтобы зритель сам додумывали и допонимал все по глазам героев.

Дэиэл Дей- Льюис выступил не хуже актрис, просто его герой менее поворотливый и динамичный. У него практически не происходит развития характера, поэтому у актера меньше пространства для маневра. Его герой в конце говорит, о том как он счастлив, это неправда- он счастлив только сейчас, в данную секунду. Однако, для него и не может быть другого счастья- только моментное.

«Невыносимая легкость бытия»- это сага, это практически эпопея. Такой фильм мог быть снят только на основе романа. Книжку не читала, но вполне возможно, что фильм смог не мало ее приукрасить, сделать ярче, объемнее. В общем, кино вышло на славу!

Спасибо!

21 июля 2010

А в чем легкость-то?

Книгу нашла чисто случайно. Увлеклась. Именно такой хотелось: история и параллельные философские домыслы, размышления. В названии воплотилась вся идея — мы проживаем жизнь единожды, мы никогда не узнаем, поступили правильно или нет, ведь нам не дано даже предусмотреть второго варианта развития событий. Так что можно даже не задумываться и жить дальше. Снимая фильм по такому произведению, следовало изменить название и дописать «По мотивам романа М. Кундеры…», а так заголовок совершенно не отображает сути. На экране мы видим только лав стори из нескольких переплетенных линий, с необычными обстоятельствами — Пражской весной. У режиссера были попытки передать размышления автора через монологи Томаша, но тщетно, они поверхностны и вследствие их недостаточности возникает мысль: зачем? Не лишнее ли? Все главное, сосредоточенное в романе, свелось к любовным похождениям Томаша и постельным сценам.

Уже писали, что неприятное впечатление от главного героя, налицо его сходство с Беном Стиллером. Полностью согласна, противно было смотреть. Единственное, что в фильме мне понравилось больше, чем в книге — главная героиня Тереза. Она оказалась не такой жертвенной, уничиженной… Очень милая девушка, блестяще играет, пускает слезу где надо: где стыдно, где больно, где неприятно.

Конечно, роман не короткий. Но мне показалось, что время, проведенное за его чтением, пролетело быстрее, чем за просмотром экранизации.

5 из 10.

11 июня 2010

Легкость по-американски

В свое время «Невыносимую легкость бытия» я так и не дочитал из-за того, что роман был в электронной версии. Так что экранизацию смотрел с двойным удовольствием. Узнал концовку. И сравнил с оригиналом…

Милан Кундера написал один из лучших романов последних десятилетий, практически совершенный по стилю, наполнению и полету мысли. Его не могли не экранизировать, он не мог не стать бестселлером. Взялся за воплощение на экране американец, что вызвало долю скептицизма. В конце концов внутренний мир у европейского человека и янки слишком разный. Чем дальше к западу, тем он более штампованный, аполитичный и подчиненный индейкам, благодарениям, конституциям, террористам и всему, чему угодно кроме души, оттого и из фильма выкинули все философское наполнение, выведенное в названии: «Невыносимая легкость бытия». Что это такое? За три часа фильма более менее это понятие разъясняется в письме Терезы к Томашу, когда она возвращается в оккупированную Чехию. И все.

Что касается сюжетной линии, то экранизация практически идентична оригиналу, Филипп Кауфман воплотил многие детали Кундеры, так что кто не читал книги вполне может составить представление о легкости и ее невыносимости. По большому счету фильм великолепен, хоть и очень американизирован, подчеркнуты и выделены именно те стороны романа, которые так любят в голливудском эпическом кино. Может потому и три часа пролетают незаметно. Ведь смелость нужна, чтобы предъявить зрителям такую долгую объемную картину, и уверенность нужна, что они выдержат. Кауфману с успехом поддается создание атмосферы и настроения романа, отличная подборка актеров. Даже Жюльет Бинош, которую я недолюбливаю, на своем месте — истинная Тереза, а Сабина в котелке выше всяких похвал. В целом политический, философский роман о жизни режиссер перевел в эротическую плоскость, не опошлив его. Лишь изредка раздражал экранный Томаш — уж слишком кобелиный образ. Фильм, как и книга, проникнут безысходностью, переживаниям двух людей, осмысляющих присутствие друг да в их жизнях. Они теряют «легкость» в обмен на счастье, путь к которому им предстоит долгий и нелегкий, через ревность, «Пражскую весну», эмиграцию и возвращение на родину, растерзанную «страну слабых».

8 из 10

24 января 2010

Очень мешает лицо главного героя — Томаша (Дэниэл Дэй-Льюис): он до тошноты похож на всем известного комедийного придурка Гая Факера (Бен Стиллер). Единственное, что «умеет» этот лубочный актер (и то плохо) — изображать столичного красавца, героя-победителя провинциальных и любых других женщин всех сословий и возрастов. Все остальное делает за него и «вытягивает и склеивает» весь фильм Жюльет Бинош — еще юная, но уже магнетически обаятельная и по-детски застенчивая в «обнаженках», на которых чрезмерно зацикливается Кауфман. Крупные планы нижнего белья компенсируются потом красивыми кадрами в пленэре, а также забытой уже драматической кинохроникой Пражской весны с мастерски вмонтированными изображениями персонажей.

Из всех «ню» мне очень понравился только эпизод, в котором обе «главные» женщины Томаша фотографируют друг друга. К счастью, Кауфман сдержался и не довел эту сцену до банального лесбийского акта. В общем, терпеливым ценителям женской красоты фильм стоит посмотреть — полностью его испортить режиссеру не удалось.

6 из 10

11 мая 2009

От произведения Кундеры я осталась в смешанных и восторженных чувствах, добралась до киноверсии. Стыдно признать, но наткнулась на неё случайно, актёрский состав не смотрела, мгновенно бацнула на скачать. И тут, с первых кадров: Дэниэл Дэй Льюис, который как актёр мне невероятно импонирует, а после «Банд Нью-Йорка» и «Последнего из Могикан» так вообще привлекает, плюс Жюльетт Бинош, за плечиками которой очень неординарные работы.

Несмотря на три часа воспроизведения, смотрится на одном дыхании. Паузы, которые современные любители штампованных экшнов про супергероев называют ненужной затянутостью, дают время задуматься, осознать произошедшее, прочувствовать, чтобы потом все эмоции не сбились в разноцветную мешанину. Бинош великолепна в своей пугливости, естественности и неуклюжести, Дэй Льюис великолепен целиком. Эта невероятная игра жестов, глаз, подёргиваний губ, напрягшихся жил — то, что сейчас мало используют, заменяя кукольными длинноногими девочками и смазливыми мальчонками.

А очень зря, именно такие вещи и затрагивают струнки в душе, убеждают в искренности. Лица не замазаны слоями грима, тела не оттренированы месяцами в тренажёрных залах и не похожи на манекены. Поэтому всё получается, как будто это происходит в соседней квартире, да и проблемы, поставленные Миланом Кундерой, актуальны и остры во все времена.

Взаимоотношения людей и самое, пожалуй, сложное и многогранное чувство — любовь. Её безграничная сила и бесполезная попытка отторжения.

Смерть Каренина очень символична и словно предсказывает неумолимый трагичный конец. И ты, заливаясь слезами после слов «смотри, она улыбается», со слабой надеждой ждёшь неладного.

Кино восхитительное, живое и честное. Сейчас такого уже не делают, а если делают, то один фильм на миллион. Да и актёры измельчали. Мы вымираем. И лёгкость, с которой мы это делаем, становится не-вы-но-си-мой.

19 марта 2009

«Невыносимая легкость бытия» выносится удивительно легко, несмотря на пугающий на первый взгляд временной объем. Фильм оставляет неизгладимое впечатление не только благодаря масштабу охватываемых вопросов и даваемых на них ответов, но и благодаря непревзойденной игре актеров. Дэниэл Дей-Льюс с первых минут очаровывает взглядом полным мужской харизмы и самодостаточности, Бинош — своей естественной, немного аляповатой, наивной красотой.

История трагедии человеческих судеб. Драма любви и взаимоотношений. Добрая, нежная и трагичная.

Все заканчивается тем с чего начиналось. Номер 6.

«О чем ты думаешь сейчас?

-О том, как я сейчас счастлив…»

10 из 10

11 января 2009

Очень понравилась подборка актёров. Но основная трагедия сюжета, почему-то постановщиками растушевана. Несомненно, трудно было вместить в фильм всех персонажей и все детали (например в фильме не упоминался сын Томаша или дальнейшая судьба Франца), но от этого фильм только выиграл, так как это сделало бы фильм более нудным.

Но вместе с этим в фильме не раскрылась основная нота фабулы оригинального текста: невероятные страдания Терезы. Раздирали душу те моменты книги, когда она каждую ночь просыпалась из-за кошмаров, в которых она либо живой мертвец, либо одна из поющих и приседающих женщин, которую застрелит Томаш, как только она устанет (алегорическая параллель с советской властью)… А как же пик её отчаяния, когда Томаш повёл Терезу на гору… Ничего этого нет в фильме.

Мне кажется, что фильм проигрывает в своей остроте книге. Я не говорю о философских рассуждениях (их практически нереально воплатить), я говорю о стаданиях Терезы, которые были почему-то «смазаны».

Но в целом фильм снят хорошо. Меньше политики, чем в книге, что радует.

8 из 10

22 августа 2008

Именно такими и представляла Томаса, Терезу и Сабину, когда читала книгу. Мне понравилась книга и понравился фильм. По-моему, удалось передать самое главное, а остальное, если заинтересует, можно прочитать.

Это в своём роде уникальная история любви, не идеальная, со всеми недостатками и несовершенствами, которые только можно предположить.

Томас человек, который, как кажется со стороны и ему самому тоже, неспособен любить и на серьёзные отношения с женщинами, пока не появляется Тереза и меняет его жизнь, а потом меняется всё для них обоих из-за политической ситуации в стране.

Книга интересна тем, что в ней эта история показана с философской точки зрения, много интересных или, по крайней мере, занятных размышлений.

25 марта 2008

Мелодрама Невыносимая легкость бытия появился на телеэкранах в далеком 1988 году, его режиссером является Филип Кауфман. Кто учавствовал в съемках (актерский состав): Дэниэл Дэй-Льюис, Жюльет Бинош, Лена Олин, Дерек де Линт, Эрланд Юзефсон, Павел Ландовский, Дональд Моффет, Стеллан Скарсгард, Томаш Борковы, Брюс Майерс, Павел Слабы, Паскаль Каленски, Жак Сирон, Анн Лоннберг, Ласло Сабо.

На фильм потрачено свыше 17000000.В то время как во всем мире собрано 10,006,806 долларов. Производство стран США и Швеция. Невыносимая легкость бытия — получил среднюю зрительскую оценку (7,1-7,3 балла), что является вполне отличным результатом. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 16 лет.
Популярное кино прямо сейчас
2014-2022 © FilmNavi.ru — ваш навигатор в мире кинематографа.