Выбор Софи
Sophie's Choice
7.8
7.5
1982, мелодрама, драма
Великобритания, США, 2 ч 37 мин
16+

В ролях: Мэрил Стрип, Кевин Клайн, Питер МакНикол, Рита Карин, Стивен Д. Ньюмен
и другие
История женщины из Польши, лишившейся в нацистском лагере мужа и детей и пытающейся найти силы, чтобы продолжать жить в послевоенной сытой и благополучной Америке. Ее буквально спасает от голодной смерти психически неуравновешенный, но добрый человек, с которым у нее складываются сложные взаимоотношения.

Актеры

Дополнительные данные
оригинальное название:

Выбор Софи

английское название:

Sophie's Choice

год: 1982
страны:
Великобритания, США
слоган: «Between the innocent, the romantic, the sensual, and the unthinkable. There are still some things we have yet to imagine.»
режиссер:
сценаристы: ,
продюсеры: , , ,
видеооператор: Нестор Альмендрос
композитор:
художники: Джордж Дженкинс, Джон Джей Мур, Альберт Вольски, Кэрол Джофф
монтаж:
жанры: мелодрама, драма
Поделиться
Финансы
Бюджет: 12000000
Сборы в США: $30 036 000
Мировые сборы: $30 036 000
Дата выхода
Мировая премьера: 8 декабря 1982 г.
Дополнительная информация
Возраст: 16+
Длительность: 2 ч 37 мин
Другие фильмы этих жанров
мелодрама, драма

Видео: трейлеры и тизеры к фильму «Выбор Софи», 1982

Видео: Трейлер №2 (Выбор Софи, 1982) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Трейлер №2
Видео: Трейлер (Выбор Софи, 1982) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Трейлер

Постеры фильма «Выбор Софи», 1982

Нажмите на изображение для его увеличения

Отзывы критиков о фильме «Выбор Софи», 1982

Выбор Софи и вина на всю последующую жизнь

Очень люблю Мерил Стрип. Считаю ее гениальной актрисой. Каждая ее роль уникальна. В отличие от многих актеров и актрис, она проживает роль, а не подает себя в конкретной роли.

Посмотрела «Выбор Софи». Фильм тяжелый проникновенный, оставляет гнетущее впечатление безысходности. Развитие сюжета неспешное и непонятно в начале фильма почему сняты такие сцены ссор, скандалов, объяснений, извинений.

Глазами приехавшего героя Стинго режиссер показывает героев. Молодой неопытный писатель захвачен событиями, восторжен и влюблен. Главная героиня, сыгранная Мерил Стрип, постепенно открывается перед ним. Рассказывает свою жизнь. По моиму ощущению Софи уже не жива. Она как будто живет. Осталась жить ее физическое тело. А внутри нее все остыло, погибло вместе с ее детьми. То как с ней обошлись в лагере, какой выбор предложили сделать фашисты — убило ее изнутри. Чувство вины, глубокой вины в ее глазах. Общение с Натаном, веселье, которое он ей предлагает заглушает глубокую тоску и опустошенность. Она понимает, что с ним что-то не так, но не покидает его, понимая такую же безысходность и в его жизни. Фильм заставляет думать. Сцены из него потрясают.

10 из 10

21 января 2020

Фильм тяжелый. Лично для меня с первых же кадров он был очень тяжелым на подъем. Знаете, как нагруженная камнями телега, которую ты везешь в гору. Везешь, везешь и начинаешь терять смысл. Я вообще думала, что это будет очередная драма, про неразделенную любовь, про муки выбора между мужчинами. И какого же было мое удивление, когда в определённый момент, тележка начала катиться с горы, стремительно набирая скорость. А сюжет и основной смысл начали раскрываться совершенно с другой стороны. Это трагедия троих людей. Персонажи, как книги начали раскрываться, демонстрируя, несмотря на скучную и довольно-таки обычную серую обложку, великолепное и очень интересное содержание.

Как много трагедий должно произойти с маленькой и хрупкой женщиной, чтобы сломать ее безвозвратно?! Перед каким выбором ее должна поставить жизнь, что бы убить все прекрасное и сломать то, что природа вложила при рождении? Как много нужно мужчине выдержать, что бы ни смотря на болезнь идти вперед, пытаясь улыбаться миру, хранить боль в своем неокрепшем мозгу?! И как нужно нуждаться в любви, чтобы терпеть боль и унижение, получая внимание лишь урывками. Но несмотря ни на что, люди нуждаются друг в друге. Они очень похожи и именно это и является клеем, который не отпускает их друг от друга. Им не нужна помощь, им порой и забота не нужна. Каждый живет в своем больном мире, и менять его не намерен. Всех все устраивает.

Игра Мерил Стрип в этом фильме очень сильна. Начиная ее внешностью, эмоциональным диапазоном и великолепным акцентом, который был специально для этого фильма! Она великолепна в роли, и проживает с персонажем каждую эмоцию, каждый всхлип, порой беззвучный, ты чувствуешь кожей. Она пробегает по всему твоему чувствительному органу и остается где-то очень глубоко в сердце.

Жизнь сурова, она непредсказуема и порой, кажется, что не справедлива. Тем не менее, всегда ведет нас именно к тому финалу, который мы заслуживаем и выбираем в итоге, сами. Чтобы принять свою жизнь, нужны решительность и смелость. И только единицы способны посмотреть правде в глаза.

Это фильм о сломанных судьбах, о жизни в прошлом и невозможности все изменить. Это фильм о болезнях страшнее рака, о болезнях души, о трагедиях наших внутренних детей. Это фильм о слабости человеческой натуры. В конце концов, этот фильм о любви и выборе, который порой бывает тяжелее самой жизни.

7 из 10

2 октября 2017

(не)христианский выбор

Выбор Софи — решения, которые Софи принимает на своем пути. За фарфоровой кожей и золотыми кудрями прячется сильная душа женщины, которая не теряет веру. И это ведь тоже выбор.

Надо быть готовым, что фильм повествует о нацизме и жизни в нацистском лагере. Мэрил Стрип абсолютно полностью заслуживает оскар за эту роль. По возможности посмотрите фильм в оригинале — есть языковые особенности, которые перевод съедает.

О сюжете: в течение фильма можно заметить тонкие отголоски, которые будто намекают о повествовании, которое последует. Из-за этого фильм складывается как пазл. Будто автор сначала закидывает удочку, а потом неспеша тянет зрителя за ней. Блигодаря игре актеров ты к тому же сопереживаешь героям, хочешь помочь им и сказать: «Ну вот и все. Теперь все будет хорошо.»

Возможно, только двое таких покалеченных жизнью, «нездоровых» людей, как Софи и Натан могли дать друг другу то, что оба искали. И они оба делают свой выбор.

10 августа 2017

Спонсор просмотра фильма до конца — игра Кевина Кляйна.

Смотрела частями, несколько дней. Фильм не из разряда захватывающих, но интрига была.

Захотелось посмотреть историю женщины, которая пытается нормально жить в мирных условиях, в Бруклине, пройдя Аушвиц. В общем, ни хрена у неё не получается.

В истории кино и искусства можно найти много персонажей, отказавшихся продолжать жить из-за разрыва своих представлений о мире с реальностью. Самоубийство как протест. Это и «Тёмные воды», и «Бал монстров», и одна из новелл в «Часах» по Каннингему.

Юрист одного известного рок-музыканта покончил с собой, посмотрев «Список Шиндлера». Художник-перформансист довёл себя до ручки из-за невозможности смириться с наличием 1-й и 2-й мировых войн в самый разгар прогресса.

Триер ещё держится, но по собственному признанию, много пьёт.

Интересен персонаж Кляйна, харизматичный Натан, чья тайна всплывёт ближе к финалу и откроет зрителю, что так сближало его и Софи. Растрогала сцена с «изобретением» лекарства от лейкемии.

Персонаж Стинго, начинающий писатель, отвечает в фильме за психически-устойчивых людей, но само прозвище его, к сожалению, не раскрыто. В отзывах на фильм читатели Стайрона подчёркивают, что Пакула лишил персонажа язвительности.

С т. з сценария фильм слабый, шаблонный. Поражает лишь игра Кевина Кляйна, и видно, что у них с Мэрил Стрип «химия».

6 из 10

18 июля 2017

Мэрил Стрип всегда была открыта для разноплановых ролей и, какой мы ее знаем сегодня, давно заслужила негласный статус любимицы престижных кинопремий. Вот и в фильме Алана Пакулы актриса примерила на себя тяжелый, для восприятия большинства людьми, образ бывшей узницы лагеря смерти Аушвиц. Героиня словно живет в двух разных временных периодах и местах одновременно, но обо всем по порядку.

Условно основную историю можно поделить на две неравномерные, по экранному времени, части. Молодой человек, который хочет быть писателем, знакомится с необычной парой соседей. И если мужчина ведет себя эксцентрично, вызывающее и вспыльчиво, то кроткая женщина Софи производит более неоднозначное впечатление. Она веселится и улыбается, гуляет по улицам Нью-Йорка, но это лишь занавес перед тем, что ей пришлось пережить в годы Второй Мировой Войны. Эта линия 1947-го слишком уж нетороплива, сюжетно пассивна — к истории любовного треугольника не проникаешься каким-либо интересом, и он кажется откровенно скучным.

Вторая часть картины является ретроспективой — мы видим Софи, какой ей пришлось пережить ужасы концентрационного лагеря, разлуку, горечь утраты и унижений. Хотя сама Мэрил Стрип действительно хорошо вжилась в роль сломленной женщины, узницы, более глобальные темы раскрыты неубедительно. На тот момент кинематограф еще не был готов к реализму, который позже показали военные драмы, вроде «Списка Шиндлера». Вот и выбор Софи вызывает эмоции уже одной сценой на сортировочной платформе, но дальше шкала эмоций остается ровной. Таким образом не получается назвать фильм запоминающейся мелодрамой, заслуживающим внимания фильмом о Холокосте.

6,5 из 10

25 февраля 2017

И выбор не всегда может оказаться свободным…

Софи — полячка, эмигрировавшая в США сразу после войны, составляет удивительный союз с евреем Натаном. В их отношения вплетается начинающий писатель Стинго. Казалось бы, выбор Софи между этими мужчинами. К несчастью, он был сделан много раньше, в других обстоятельствах и не раз…

Ещё одна иллюстрация на тему «после Освенцима поэзия невозможна». Европейцам сложнее понять суть фильма, хотя события, приведшие к нему, знакомы гораздо лучше — Вторая мировая, фашизм, Холокост давно прописались в европейской культуре… С американской — чуть сложнее. Вторая мировая — это либо особый сорт пеплумов вроде Паттона либо жанровая игра типа Марафонца. Для США эта тема не столь богата на смыслы как Вьетнам со своей травмой и даже война с японцами, потому как далековата и географически и ментально.

Поэтому нужна определённая смелость (в плане коммерческом) и изобретательность в умении построить интригу, чтобы тема дошла до печенок зрителей. Поэтому Алан Пакула — мастер голливудских драм — вместе с автором книги выстраивает интригу от любовного треугольника до того самого выбора Софи, который и продиктовал ее отнюдь не женскую, а, скорее, материнскую любовь и к несчастному еврею и к юному парню, страдающему литературой. Что движет Софи? Невозможность преодолеть своё несчастье? Искупление вины? Или, напротив, попытка убежать? Настолько же непрозрачна и мотивация героини. Мэрил Стрип проводит ее по грани человека-функции, дочери фашиста, жены антифашиста, слабости матери и силы и изворотливости подпольщика, желания выжить и бессознательного непротивления жертвы Освенцима…

Сыграть такое под силу только гению. Одна из немногих ролей, удостоенных Оскара, в которой больше драмы, чем самоистязания и эффектных перевоплощений. И даже во внушительном списке номинаций и наград великой Мэрил — это действительно одна из лучших ролей. А у Кевина Клайна — однозначно лучшая. Будущий герой разного уровня ромкомов здесь представляет и загадку и чрезмерно логичную, но не угадываемую зрителем, разгадку личности ревнивого и экспрессивного, но доброго малого… Ещё одна немаловажная деталь — Пакула раскручивает идею изломанности европейской цивилизации фашизмом, а не только идею Холокоста (о ней, как о лакмусе тоже не забыто, впрочем) — не только поэзия, но и семья стала невозможна. Ну и оказывается, что и выбор может быть ужасен, даже в европейском контексте свободы, приверженцами которой вроде бы были немцы…

7 декабря 2016

Пожалуй, лучшая роль Мэрил Стрип, которую я видела. Без её игры фильм был бы немного затянутой и почти шаблонной картиной «на троих»: немного бесшабашная и безумная парочка (Софи и Натан), в которой двое — то невероятно счастливы, то отчаянно несчастливы, и их общий друг Стинго, которого они вовлекают в свою жизнь, оставаясь для него чем-то непонятным, непостижимым. Постепенно он начинает понимать, что и за весельем, и за ссорами есть своя история каждого из странной пары.

Основная боль фильма, если можно так выразиться, открывается ближе к концу (до которого надо ещё досмотреть). Наивность Стинго побуждает Зофью, или на американский лад Софи, поведать ему о самом трудном выборе, который ей пришлось пережить. Рассказ занимает всего лишь несколько минут повествования, а на то, чтобы сделать выбор, были отпущены секунды. Этот выбор, стоящий между злом и злом и возможность какого-либо «правильного» поступка полностью исключается, приводит в качестве примера в одном своём исследовании Ольга Шпарага1. Философ говорит о трёх шагах превращения людей в «перемещённых лиц», «живых трупов», описанных Х. Арендт. Первый шаг — это уничтожение человека как юридического лица, т. е. лишения его гражданства. Второй шаг, примером которого и является «Выбор Софи» — это устранение нравственного начала в человеке. Что могла сделать героиня в ситуации, когда любое её решение будет пусть вынужденным, но злом? Невольно, но Софи становится соучастником. Сотворение зла приводит к разрушению человеческого в человеке и начинает действовать на Софи как аутоиммунное заболевание. И в какой-то мере последующее её состояние можно рассматривать в контексте третьего шага — этического уничтожения, приводящего к неспособности человека начать что-то новое, исходя из собственных внутренних ресурсов. Софи становится не способной к новой жизни — жизни после Аушвица; мысль о семье, о детях для неё непереносима. Она не смогла разделить смерть со своим ребёнком, став при этом соучастницей. Кажется, пережить такое страшнее смерти, и теперь Софи не боится разделить её с Натаном.

Если убрать все поэтические фразы-украшательства, которые периодически отпускает Стинго-рассказчик, то останется судьба человека, который был вовлечён в тотальное преступление против человечества и не смог найти для себя иного выхода из этой вины, кроме фатального. В этом весь ужас сотворённого в концлагерях: даже будучи жертвой ты не уходишь от вины. Чтобы вернуться к жизни становится недостаточно выжить после пережитых мучений, но сохранить себя как человека.

24 мая 2016

Вторая Мировая война и сопряженный с ней Холокост и геноцид других «неарийских» народов сломал жизни миллионам ни в чем неповинных людей. Были те, кому удалось пережить весь этот кошмар, но ценой страшной и мучительной гибели всех своих родных и близких. Размышляя об этом, задаешься вопросом, как им удалось вновь обрести смысл жизни и обрели ли они его вообще? Подобная идея была положена в основу незабываемой драмы «Выбор Софи».

Синопсис Молодой южанин начинающий писатель Стинго переезжает в Нью-Йорк, где снимает комнату в одном из спальных районов Бруклина. Так он знакомится со своими соседями, весьма эксцентричной парой Натаном и Софи. Вместе герои становятся лучшими друзьями. Однако Стинго постоянно интересует загадочная Софи, которая чудом пережила холокост. Стинго чувствует, что Софи скрывает какую-то тайну из своего кошмарного прошлого, такую тайну, которую она предпочла бы забыть.

Игра актеров На мой взгляд, фильм вобрал в себя потрясающий актёрский состав, который настолько гармонично и красиво смотрится на экране, что не может не оставить следа на душе. Хочется отметить игру Питера МакНикола, который хотя и был весьма тихим и непримечательным, однако то, как его герой наблюдает за своими новыми друзьями и переживает за них, невозможно не заметить. Очень понравилась игра Кевина Клайна, сыгравшего Натана, у которого, как у Софи, есть свои скелеты в шкафу, хотя и не настолько страшные. Ну и, наконец, самой яркой, незабываемой и трогательной звездой экрана, конечно, является непревзойденная Мэрил Стрип, исполнившая трагическую роль несчастной Софи, которой в этом страшном прошлом пришлось сделать такой выбор, за который она мучается до сих пор.

Режиссура Что мне понравилось в режиссуре Алана Дж. Пакулы, то что он снял фильм как военную драму, не пытался придать ей лишнего пафоса или драматизму. Режиссёр конкретно изучает внутренний мир человека. Как и в его из наиболее ранних картин «Клют» в центре внимания стоит судьба женщины, женщины, которой в одиночку пришлось бороться за жизнь родных. Причём режиссер очень интересно раскрывает перед зрителями главную героиню. Если в начале фильма Софи предстает эдакой легкой бабочкой, наслаждающейся жизнью, то ближе к концу мы видим, что вся душа Софи изуродована шрамами, которые постоянно напоминают ей о боли, которую причинила ей война.

Сценарий Действие фильма происходит в 1947 г., т. е. в послевоенное время. В самом начале мы видим начинающего писателя, будущего битника, который только начал по-настоящему знакомиться с жизнью. И вот он знакомится с новыми людьми, Натаном и Софи. Натан, чудаковатый «биолог», иногда страдает нервными срывами. Однако Стинго больше привлекает Софи, у которой гораздо, гораздо более страшное прошлое. Чтобы зритель смогу получше узнать Софи, действие периодически переносится в прошлое Софи, в котором мы узнаем, как Софи встретила Натана, как она, будучи полячкой, а не еврейкой, попала в Освенцим, и что же за такой выбор пришлось сделать Софи, который сломал всю ее дальнейшую жизнь.

Саундтрек Из художественных особенностей фильма хочу отметить его изумительное музыкальное сопровождение. Это не была трагическая музыка или военный марш. В нотах прозвучало нечто нежное и ласковое. По сути дела, саундтрек передал, так сказать, внутренний мир Софи. Да, мы знаем, что она пережила, но в тоже время мы знаем, что она осталась добрым и отзывчивым человеком.

Итог Несомненно, «Выбор Софи» — один из лучших фильмов, посвященных теме Холокоста. Он производит настолько сильное впечатление, что после просмотра ты, как после транса. Он очень красиво снят в художественном плане, а персонаж Софи наверняка надолго западет вам в душу.

10 из 10

4 апреля 2015

Посмотрела этот нашумевший фильм на днях, с трудом подавляя зевоту уже на стадии чтения рецензий: все-таки темы нацистов и Холокоста, при всем моем уважении, значительно приелись. Позевала и пошла смотреть. Далее более полутора часов тягомотины, в течение которых я постоянно отвлекалась на почту, контакт, шоколадки и писала другу смс о том, что все герои этого фильма больны на голову.

И вдруг — последние 10 минут. Как откровение. Раз — и паззл сложился, все кусочки резко собрались воедино, а я почувствовала себя жирафом, до которого наконец-то дошло. Стало понятно и поведение Софи, которая нянчится со своим любовником, и жестокость этого любовника, и эмоции мальчика-писателя.

Фильм на самом деле мощный и сильный. С моей точки зрения, он не о войне, не о погибших детях и не об Аушвице, и даже не о любви, а о простых вещах. О том, что раненая птица всегда притягивает к себе других раненых птиц. Одни птицы уже пришли в себя и зовут ее лететь, выбирая жизнь. Другие не могут справиться со своими ранами и затаскивают ее глубже в болото саморазрушения, не желая умирать в одиночку.

Многое в этом фильме кажется мне лишним, например, история с радиоприемником, интрига с профессором-антисемитом, чокнутая Лесли Лапидус. Возможно, режиссер, нагромождая кусочки в паззл, специально удерживает зрителя от того, чтоб сложить картинку раньше времени. А, может быть, до меня опять что-то не дошло. Так или иначе, фильм достоин просмотра, и смотреть его обязательно надо до конца.

7 из 10

2 января 2015

Нераспакованные

Если распахнуть глаза, прозрачные глаза фарфоровой куклы-феечки — они заслезятся от зноя Бруклинского солнца. Сосуд наслаждений, маслом стекающиеся авантюристы, благовония от миллионов сбывшихся надежд. Погребальная урна с треснувшим горлышком, вместившая столько горестей и полу-человеческих, полу-птичьих косточек — кто помнит? На празднике жизни принято улыбаться с кровавым Bordeaux на губах и самозабвенно танцевать, не покладая ног, пряча чёрную язву под легкомысленными кудряшками и шифоном персикового цвета. Невыносимая легкость бытия, блюз на Кони-Айленде, аппетитные девицы, думающие о факинге — ничуть не персонажи античной трагедии. Нераспакованные души пылятся где-то между засохшими розами и изъеденными молью хитонами, а обыватели проносятся на визжащих каруселях, стараясь между делом не вскрыть очередной ящик Пандоры.

Долгий сон длиною в прерванную жизнь. Он врывается с разноцветными пятнами вечно веселого города, с красной помадой и пижонскими шляпами. Алан Дж. Пакула подменяет книгу, её античный финал с отравившимися любовниками и воплощенный в главной героине Эрос-Танатос на осовремененные религиозные мотивы, на Христа-избавителя и мессу о спасении заблудшей души. Причастие срывающейся на плач нежностью вместо древней страсти, всё те же мотивы и тоскливое предчувствие расплаты, но в иной окантовке. Его Бруклин — не столько сластолюбивые Афины XX века, в которых спектакли человеческих поступков разыгрываются среди идеальных белоснежных колонн, сколько Содом и Гоморра — последнее пристанище потопленных в грехе жизней. Без устали перечитывая религиозное стихотворение словно молитву, превращая последние капли воды в вино; можно поклоняться целому Пантеону, можно одному — в любом культе приближение к божеству идёт через страдания. И герои страдают — маленькие, несчастные, через тоскливые песнопения приближаясь к созерцательному христианскому раскаянию, к мысли о слезе ребенка и сладко-приятных мучениях во Имя.

Мир Пакулы выжжен сепией по одну сторону бытия и захлебывается розовощекой палитрой с другой. Забвенья в нём нет даже сумасшедшим, а цианистый калий — единственная панацея ото всех бед. Когда-то христианка Зофия писала под диктовку отца, любимого интеллигентного отца, чтобы потом узнать: страшная «эстерминация», которую он поддерживал, существует не за известными границами удобного мирка, а неимоверно близко — на расстоянии одного выдоха. С въедливой настойчивостью она бежит по венам, пока руки механически печатают приговор целому народу. Вечная драма закатной цивилизации — вечное «быть или не быть», от которого иногда зависит слишком многое для слабого человечка. Так легко кутаться в успокаивающий обман, напевая старый мотив, что от одного ничего не зависит. Бог дал право выбора, а человек проматывает его в погоне за ускользающим спокойствием неприкосновенности, до тех пор, пока речь заходит не только о путаных идеалах, а о том, чье биение крошечного сердечка чувствуешь, прижимая к груди — и уже тогда роковое «никто не имеет права обещать всегда быть рядом» как постфактум.

Внутри каждого человека своя пандорова коробочка. Сотни ключиков к сердцу Софи — такая мелочь в потоке вечности. Один-единственный выбор, один стыд и тысячи защитных цепей на склепе собственных воспоминаний со смертью в роли проводницы. Живой незачем мысли об ином мире: лучше поселиться в доме с розовыми стенами, стать новомодной Барби в кукольном домике, обливаться сладкими духами и покачивать ножкой в атласной туфельке. Иллюзорная обитель винной розы и её визави, дирижирующего фантомами прошлого — всё ложь на кончиках пальцев. Раскаты классической музыки и незамысловатые тра-ля-ля популярных песенок: смысловая эквилибристика безыскусного жизненного симпосия. Улыбки, жеманные улыбки — за ними кровоточащее нутро. Так было всегда, так будет впредь: только не на каждом донышке не остается ни одной крупицы надежды. Тяжелая драма хрупкой куколки с чернильными цифрами на перерезанном запястье. Что-то отравляющее, что-то горькое и что-то незабвенное — в самом деле, какая разница, узница ты, помешанный доктор Франкенштейн, или вовсе безвестный писака — памяти хватит на каждого.

Закрыть глаза. Если под веками вспыхнут пятна помертвелой желтизны — прошлое, неусыпный сторож и самый страшный враг совести жалобно пропоет «Lacrimosa dies illa…», а с тошнотой тягостным калейдоскопом замелькают лица поколения, погребенного в ужасе. Софи — скорбный бледный лик, тонущий в сфумато. Софи — одинокая девочка, окруженная летающими воронами. Имеет ли хоть кто-нибудь право выплевывать ей в лицо обвинения, что она ходит и цветет, пока столько неприкаянных теней томятся на берегах Леты, ожидая того, что больше всего нужно ей — вечного покоя. Моральные дилеммы так хорошо разжевывать, сидя в тепле и сытом спокойствии. Выхватывая из гор пепла одну судьбу, Пакула показывает — человек не безликая часть биомассы, трагедия одного — трагедия миллионов, и это априори двусторонне. Стоит лишь резкими, рваными толчками исторгнуть то, о чём предпочитают не задумываться — чёрный дым нечеловеческой жизни и по соседству — беззаботных детей нацистов, старательно прививаемых антисемитизмом с пеленок. Даже древние боги содрогнутся: есть то, о чём нельзя забыть. Что нужно представить себе. На щеках Девы Марии слёзы, немым укором её детям — поля Освенцима. На полях — тишина.

Amene.

12 ноября 2014

Не заставляйте меня делать выбор! Я не могу…

Мэрил Стрип замечательная и сильнейшая американская актриса, и я люблю смотреть фильмы с ее участием. Они играет всегда чисто и четко, и как бы проживает свои роли. Стрип всегда будет для меня в коротком списке самых лучших актрис в мировом кинематографе. Данный фильм я не мог не посмотреть, ведь Мэрил за него получила Оскар.

«Выбор Софи» — военная драма с привкусом мелодрамы 1982 года. Фильм получился сильным и жизненным, а его история шокирует и трогает до глубины души. При просмотре самой главной сцены Мэрил, когда ей пришлось делать выбор, наворачиваются слезы, и увидев такую сцену, уже ее никогда не забудешь, ведь это ужасно и бесчеловечно. Мы видим главную героиню этой истории, которая пытается жить после Войны, после концлагеря, потери близких и одной самой ужасной ночи в ее жизни…

Фильм действительно достойный для внимания, и актуальности он своей не утратил. Мэрил Стрип играла чудесно, и премию Оскар за эту роль, я считаю, получила заслуженно. Оно королева перевоплощений, и когда смотришь фильм, то на все сто процентов веришь в ее игру, более того испытываешь все эмоции, которые чувствует ее героиня. Мы видим, как простой и хрупкой женщине в ужасные и бесчеловечные времена Войны приходится сделать самый ужасный выбор в жизни, и после этого уже невозможно начать жизнь с чистого листа. Кевин Клайн интересный мужчина и отличный актер, и мне он давно нравится. В этой драме у него весьма сложная и эмоциональная роль, но справился он с ней достойно. Мне этот фильм понравился бы еще больше, если бы молодого парня в этой истории играл другой актер, ведь Питер МакНикол мне особо никогда не нравился. В нем есть что-то неприятное и отталкивающее.

Эта драма несомненно имеет кинематографическую ценность, а роль любимой американской актрисы одна из ее лучших ролей в ее карьере. Фильм заставляет о многом задуматься и кое-что переосмыслить. «Sophie`s Choice» (выбор Софи) — сильная и глубокая драма, которая раскрывает ужасы войны того страшного времени прошлого века и то, как люди отчаянно пытались в нем выжить и справиться со всеми трудностями и испытаниями.

Сильнейшее кино! Непревзойденная и вдохновляющая игра Мэрил Стрип!

9 из 10

24 марта 2014

В одном из своих выпусков американское онлайн-издание Total Film опубликовало собственную подборку «Самых душераздирающих сцен мирового кинематографа». Оно понятно, что по большей части в списке присутствуют голливудские ленты, пускай и независимого толка, однако спорить с солидным источником мы не будем.

Относительно недавно одна из лент вышеуказанного списка уже попадалась мне на горизонте. Речь идет о картине Марка Хермана «Мальчик в полосатой пижаме». Теперь же мы поговорим о другом участнике этого своеобразного «хит-парада скорби» — драме Алана Дж. Пакулы «Выбор Софи» — одной из самых заметных независимых лент начала 80-х и однозначно лучшей в фильмографии этого нью-йоркского режиссера.

… 22-летний выходец из южных штатов, начинающий писатель Стинго, приезжает в Бруклин, чтобы в спокойной обстановке закончить свой первый роман. Поселившись в симпатичном домике на несколько квартир, он знакомится со своими соседями — симпатичной полькой Зофьей «Софи» Завистовской и ее любовником, успешным биологом Натаном Ландау. Знакомство, прямо скажем, не самое удачное, учитывая, что Натан — яростный ревнивец, а Софи — весьма эффектная женщина. Разумеется, юноша в свою соседку сразу же влюбился, но, поминая буйный нрав Натана в своих чувствах признаваться не спешит.

Разумно полагая, что дружба — это лучше, чем ничего, Стинго все свое свободное время проводит в компании новых друзей. Софи делится с ним сокровенными тайнами прошлого, а Натан — советами в настоящем. Однако вскоре события принимают дурной оборот: периодически впадающий в гнев биолог все чаще ссорится с Софи, которая, по его мнению, явно не равнодушна к их новому соседу. Сама же девушка мучается призраками прошлого: все ее близкие были уничтожены во время вторжения нацистов в Польшу, а сама Софи чудом сумела выбраться из застенков Освенцима, где и похоронила остатки своих позитивных взглядов на жизнь…

Весьма авторитетное нью-йоркское издательство в 1998 году выпустило рейтинговый список «100 самых лучших романов», написанных на английском языке в ХХ веке. И книга Уильяма Стайрона «Выбор Софи» в этом рейтинге, хоть и на 96-м месте, но присутствует. И не беда, что сам Стайрон, лауреат Пулитцеровской премии, входил в состав комиссии. Да и по мнению читателей, создавших свой альтернативный рейтинг, его книга подобной чести не удостоилась. Зато экранизация Алана Дж. Пакулы имела успех в стане критиков и принесла актрисе Мерил Стрип второй, на этот раз главный, Оскар в ее карьере.

Пакула, выступивший на проекте также в качестве сценариста, экранизировал книгу очень близко к тексту, вызвав неоднозначную реакцию. Дело в том, что тема Холокоста в американском кинематографе в те годы была непопулярна. Это позднее, с появлением на экранах «Списка Шиндлера», «Пианиста», «Чтеца» и ленты Роберто Бениньи «Жизнь прекрасна», Голливуд перестал закрывать глаза на еврейский вопрос. А в начале 80-х Пакула оказался в гордом одиночестве, вчистую проиграв на Оскаре масштабному «Ганди». Камерная драма оказалась слишком тяжелой для восприятия и чересчур безысходной.

В том году дядюшка Оскар был настроен радоваться жизни. Именно поэтому «Выбор Софи» остался на обочине, в тени таких примечательных, но более легких картин, как «Инопланетянин» Спилберга, «Тутси» Поллака и «Виктора/Виктории». Нынешнему зрителю, вскормленному бестолковыми романтическими опусами и блокбастерами-комиксами, будет и вовсе нереально по заслугам оценить работу Пакулы. Многим лента, длящаяся более двух с половиной часов, покажется занудной, монотонной и невыразительной. Особенно первая часть, где авторы неторопливо и детально рассказывают о зарождении любовного треугольника.

И, тем не менее, благодаря невероятно впечатляющим актерским работам (и в том есть заслуга постановщика, всегда умевшего выжать из своих исполнителей максимум), «Выбор Софи» представляет собой высококлассную трагедию, коей мог бы позавидовать сам Шекспир. Похвал заслуживают все. И даже молодой Питер МакНикол в роли Стинго, для которого эта работа в кино стала началом и венцом всей кинокарьеры. А уж игра Кевина Клайна, тоже, кстати, дебютанта в большом кино, и в особенности Мерил Стрип — это просто блеск. Пока Клайн взрывал зрительский мозг своими эскападами и вспышками гнева (его герой — на самом деле никакой не биолог, а шизофреник), Стрип тихой сапой добралась до финала, где выплеснула на аудиторию столь мощный эмоциональный заряд, что никто и ничто не могло помешать ей стать лучшей на церемонии Оскара.

Сытой Америке, какой она показана в книге, и какой она осталась в момент публикации романа Стайрона и выхода фильма, всегда была чужда еврейская тема и тема Второй мировой войны. Только когда к процессу подключились такие влиятельные мэтры как Спилберг, Полански и иже с ними, Голливуд вдруг ощутил непреодолимую тягу к «искуплению вины». Впрочем, «Выбор Софи», несмотря на отсылки к Освенциму, все же остается не общечеловеческой, а индивидуальной драмой. Драмой женщины, которая сумела пережить ужасы концлагерей и совершить в своей жизни самый страшный выбор…

8 из 10

18 марта 2014

И снова война. В очередной раз США и в этот раз совместно с Великобританией замахнулись на Вторую Мировую Войну. Рассказать ее с позиции обычной польки, которой эта война без преувеличения сломала жизнь.

Вы знаете, и это удалось. Не скажу чтобы прям на 100 процентов, но удалось я уверен многое, из того, что хотел бы нам показать режиссер. Не буду говорить об отдельных ситуациях или сюжетных линиях, о них вы в очень хорошей форме можете прочитать в более ранних рецензиях. Сконцентрируемся на главном: на выборе Софи.

Название говорит о многом: Софи не раз приходилось делать выбор, и далеко не всегда он был легким и правильным. В военные годы ее заставляли выбрать между ее детьми — кто будет жить, а кто умрет, помочь движению сопротивления конкретно в концлагере или отказаться и остаться в стороне в надежде, что волна фашистского террора ее не тронет и другие более «мелкие» на первый взгляд ситуации, но которые все равно могли стоить ей жизни.

И все бы ничего, но ее жизнь не была легкой не до войны не после. До войны ей нужно было решить, поддерживает ли она отца и мужа или категорически не согласна с их взглядом на жизнь. Понять свое отношение к ним. После войны, когда все вроде бы миновало, она все равно каждый день делает выбор оставаясь с Натаном изо дня в день, а потом появляется еще и Стинго, и теперь ей предстоит выбрать с кем из них она хочет остаться. Фильм мне кажется абсолютно точно отображает суть: ей все время приходится делать выбор, далеко не всегда он осознанный, правильный, логичный, но он у нее все же был всегда и она вынуждена была принимать порой очень сложные решения.

Хотелось бы, чтобы наш выбор был всегда наилучшим!

17 марта 2014

Сложная для восприятия, невероятно тяжелая, но, тем не менее, блистательная экранизация романа Уильяма Стайрона, ставшая одним из самых страшных фильмов о холокосте и принесшая Мерил Стрип премии «Оскар» и «Золотой Глобус». Можно много говорит о достоинствах фильма, но на первый план все равно выйдут дифирамбы Стрип, и это одна из ее лучших ролей. Очень сложная, болезненная и страшная роль, роль, которую смогла сыграть только она. И она более чем заслужила свои награды, представ на экране и красивой женщиной, и хрупкой испуганной девушкой, и изможденной узницей концлагеря. Сложно сдерживать слезы на ключевой, самой жуткой сцене, когда мать подвергают пытке, намного более страшной чем физические страдания, особенно если учесть, какой ад еще предстоит пройти героине. Написав сценарий, Пакула абсолютно не нарушил букву сложного многофигурного романа Стайрона, экранизировав его без потерь, хотя книга еще более страшна и трагична. Как и в романе, главная героиня — это обобщенный портрет всех жертв нацизма, живое свидетельство неописуемого преступления против человечества и жизни, главная трагедия которого в том, что для этих людей ад в душе не закончился с наступлением победы, их жизнь навсегда отравлена и лишь особо сильные духом смогут вернуться к нормальной жизни, но это подвластно далеко не всем. Помимо гениальной работы ведущей актрисы и отлично выверенных сценария и режиссуры хотелось бы еще отметить тонкую, портретную работу оператора Нестора Альмендроса, особенно роскошно акцентировавшем внимание на жутких флэшбэках снятых в подчеркнуто выцветшем, каком-то мертвом цвете, подчеркивающем необъяснимый холод и ужас происходящего. Словом, наравне со «Списком Шиндлера» — один из лучших фильмов о холокосте.

10 из 10

20 сентября 2013

Let no sunrise’ yellow noise interrupt this ground

Жизнь — это постоянный выбор. Сейчас мы выбираем между моделями айфонов, автомобилей и домов. Что надеть, какое блюдо заказать на обед, что посмотреть вечером на своём ЖК-телевизоре. Но иногда жизнь заставляет выбирать невозможное. Ни для кого не секрет, какой нещадный отбор захлестнул Европу в первой половине двадцатого века, поставив обычных людей в нечеловеческие ситуации. Тяжело это понять сквозь призму лет и разделительный барьер Атлантического океана, но тем примечательней, что фильм о «жизни после Освенцима» взялся снимать американский режиссёр.

Повествование происходит от лица стороннего наблюдателя, классический приём, позаимствованный из литературы (вспомнить хоть недавнего «Гэтсби»). Молодой парень приезжает из глубинки завоёвывать Нью-Йорк своим литературным талантом и селится в одном доме с эксцентричной парочкой — Софи и Нейтаном. В первый же вечер они встречают его грубой перебранкой на лестнице, плевком в лицо и хлопаньем дверей. Но не пройдёт и дня, как они станут не разлей вода, и наивный Стинго узнает о жизни больше, чем хотел. Зритель вместе с рассказчиком знакомится с героями постепенно и проникается к ним симпатией, прежде чем настаёт время судить об их прошлом и настоящем. Ненавязчиво нам показывают порядковый номер, выбитый на руке у Софи, и шрамы на запястье, невзначай проронено слово «еврей» и «польская шлюха». Пока мы можем только догадываться о судьбе этой женщины, вслушиваться в её сбивчивую речь, исковерканную акцентом и грамматическими ошибками, всматриваться, как она иногда отводит взгляд, словно ей слишком больно вспоминать о чём-то… Но всё-таки первые пятьдесят минут мы, подобно американскому пареньку с южной фермы, наблюдаем за необыкновенной красавицей и, прежде всего, удивляемся, как она может терпеть выходки эмоционально неуравновешенного Нейтана.

Переломным моментом фильма станет первый монолог Софи, где она расскажет Стинго, как и за что её арестовали немецкие солдаты. Конечно, подобных историй множество, но игра Мэрил Стрип вкупе с операторской работой Нестора Альмендроса сотворили чудо. Буквально за пять минут, в течение которых мы наблюдаем лишь лицо актрисы крупным планом, её потухший взгляд и сжатые в тонкую линию губы, фильм раскрывает своё второе дно и кажется невыносимо тяжёлым. Контраст между тем, как меняется Софи, когда возвращается к повседневным заботам («Нейтан пришёл!»), и её минутной слабостью в разговоре со Стинго, поразителен. Дальше будут флэшбэки, выцветшие, словно от слёз, сцены в Освенциме, невыносимая лёгкость прерывания бытия. Наивно полагать, что выбор Софи, вынесенный в заголовок картины, касается только последнего эпизода, где она отдаёт свою дочь на растерзание немцам. Выбор приходилось делать ежеминутно и ежесекундно: взять кусок мяса для больной матери или не взять, украсть радиоприёмник из комнаты офицерской дочки или не взять, довериться солдатам или примкнуть к сопротивлению. При этом Софи не Зоя Космодемьянская, она обычный человек, не готовый к тому, что мир перевернулся с ног на голову. «Первыми страдают цивилизованные», — говорит она о своём отце, имея ввиду всех безвинно убиенных, воспитывавшихся для жизни в обществе разумном и терпимом. Невозможно выбирать, как животное, из двух зол меньшее, если оба варианта кажутся кощунством.

Ближе к концу фильма выбор Софи перемещается в другую плоскость, обнажая нерв повествования. Один мужчина предлагает ей любовь, брак и безбедное существование. Другой протягивает ей цианид. Стинго ещё слишком наивен и чист душой, но даже он не в состоянии излечить раны на сердце Софи. Выбор между жизнью и смертью, возникнув однажды, не оставляет главную героиню, и то, что для простого американского паренька — новый рассвет и новая надежда, для мученика — лишь голос, зовущий всё глубже в могилу. Выбор Софи, на самом деле, отсутствие выбора и закономерный исход человеческой жестокости. Искалеченная душа и невыплаканные слёзы — вместо ура-патриотизма и ужасов концлагерей, которые можно наблюдать в фильмах стран-участников.

9 из 10

25 августа 2013

Что побуждает человека терзать себя, взрезая мозг тупыми ножницами неприятных воспоминаний?

Да будет матрас широк,

Да будет мягка подушка,

Чтобы солнца янтарный шум

Ложа этого не разрушил (Эмили Диккинсон)

Главная героиня — полька Софи Завистовская, которая, несмотря на свой относительно молодой возраст, прошла через все ужасы Второй мировой войны, через, без преувеличения, ад земной — один из нацистских концентрационных лагерей — немыслимый по своей жестокости Аушвиц-Биркенау. Пребывание там оставило глубокий след в её сознании и в её жизни. Это изменило её. Это сломало её. Потеряв всех, Софи потеряла себя.

То, что произошло с Софи в лагере, этот извращённый выбор (кстати, одна из главных интриг романа и фильма), который её заставил сделать доктор Йеманд фон Ниманд, человек, который когда-то хотел стать священником (между прочим!)… Ясно, что последствия этого выбора — не её вина. Она оказалась просто жертвой монстра, одного из винтиков машины нацизма. Софи просто была рождена для другой жизни. Для тихой и спокойной жизни, без подобных потрясений и лишений, которые раз за разом приближали её к столь печальному концу.

Надо сказать, что фильм сам по себе очень интересный. В этом есть немалая заслуга режиссёра, актёров, оператора (особенно оператора, которому, по моему, обязаны были дать премию Оскар. Увы.). Мерил Стрип шикарна в роли Софи, это от начала и до конца её роль. Даже и не верится, что изначально её не хотели включать в актёрский состав данного фильма, и актрисе пришлось в прямом смысле выпрашивать эту возможность. Алан Пакула видел в главной роли Лив Ульман; не могу представить, каким в таком случае мог бы быть фильм, но Мерил Стрип — идеальная Софи Завистовская. Нэйтан Ландау в исполнении Кевина Клайна тоже хорош. Настоящий голем, как его называл один из героев романа, Моррис Финк.

А теперь Стинго в исполнении Питера МакНикола. Здесь абсолютный промах. От остроумного, сообразительного, преданного и верного Язвины из книги не осталось ровно ничего. Именно с этим героем себя отождествлял Уильям Стайрон, но, глядя на щеночка с умными глазами, которого нам показали в фильме, не верится в его сходство со Стайроном. Тот самый харизматичный и обаятельный Стинго, столь забавный и, в то же время, печальный в своих самокопаниях, исчез куда-то, оставив своего убогого клона по имени Безликое Ничто.

Ещё одним недостатком фильма была музыка. Вернее её отсутствие. Музыка была для Софи всем. А в фильме если и прозвучало несколько классических музыкальных произведений, которым Софи отдавала предпочтение, — и то хорошо. А ведь именно музыка несколько раз спасала Софи от смерти, вырывала из тесных объятий депрессии, когда выход был всего один — самоубийство. Мне эта часть книги казалось очень интересной и её отсутствие в фильме — серьёзное упущение.

Ещё одним минусом было то, что многих персонажей книги, чрезвычайно важных в жизни Софи, там и оставили. Например, её первого мужа или маму. Мельком показали Ванду и Юзефа, при этом первую сделали какой-то истеричкой, сумасшедшей идеалисткой-патриоткой, какой Ванда может и была, но всё это смягчалось её положительными качествами, каких я лично не увидела. Юзеф же вообще ни слова не промолвил, что есть печально, потому что лично мне очень импонировал его персонаж — патриот до мозга костей, искренне жалеющий евреев и, по мере возможностей, защищающий их от антисемитов. Я понимаю, что на раскрытие характеров всех этих и многих других персонажей не хватило времени, но, обращая внимание на то, что фильм и так был сильно порезан, может быть всё это есть хотя бы в вырезанной его части. Я, по крайней мере, надеюсь на это.

В общем и целом, фильм стоит просмотра, особенно, если нет времени или нет желания читать книгу. Но вот экранизация из фильма вышла слабая.

8 из 10

4 августа 2013

И пусть нас никогда не пробудит желтый солнца шум

Фильм Выбор Софи снят в 1982-м году, и он давно стал классикой. Поэтому невозможно его смотреть с чистого листа, ты все равно что-то уже слышал, видел кадры или читал роман Уильяма Стайрона, который лег в основу фильма. С одной стороны это мешает просмотру, а с другой можно широко раскрыть глаза и впитывать киноязык картины, не попадая под шок событий, которые разворачиваются как полотно драматичной жизни героев.

Весь фильм у меня было ощущение, что режиссер подчеркивает тему выбора графическими визуальными средствами. Уютные улочки Бруклина, красивые дома, много зелени, идиллическое озеро. Место для спокойной радостной жизни, веселья, любви. Страна, по сути, не знающая войны, что только отгремела. Дом, в котором живут герои — многоугольник, почти окружность, пространство света и воздуха. В это пространство гармонично вписывается Стинго — маленький плюшевый любопытный вьюнош, круглолицый и улыбчивый. Он — его часть, он дополняет его плавными движениями, мягким голосом, округлыми манерами человека, почти не знавшего бед.

Натан и Софи в пространство не вписываются, они в него — врезаются. Острыми скулами, носами, подбородками. Резкими порывистыми движениями Натана (особенно в сцене, когда он дирижирует невидимым оркестром), пиками его истерик. Острыми и тупыми углами памяти Софи. Пейзаж, комнаты, одежды — все на контрасте, все отталкивается, стремится к противопоставлению. Трое разных героев, помещенных в мягкие светлые интерьеры мирной жизни — катаются на каруселях, ходят на пикники, развлекаются переодеванием. Однако эта благостность для Стинго — реальность, в которой он любопытный наблюдатель. Для Натана — книжка с картинками, в которой его больной мозг рисует то розовым мелком, то куском угля. Для Софи — мираж, за которым черная дыра НЕ прощения себя и НЕ отпускания прошлого.

Огромное, изысканно декорированное окно комнаты Софи, плавные его формы будто пытаются смягчить рассказ, который она ведет — страшную историю множественных выборов женщины, попавшей под молох войны. Тончайшая операторская портретная съемка лица Софи, подчеркивающая ее красоту, и как противовес — ее безэмоциональный голос.

Мне нравится, как режиссер аккуратно приоткрывает правду этой истории, повышая градус восприятия, но не пользуется для этого эффектными приемами. Чем страшнее история Софи, тем более тусклым становится ее взгляд и голос. Острые углы вины наслоились, переплелись, превратившись в свинцовый замкнутый квадрат, в клетку, из которой нет выхода, нет исхода.

Когда история рассказана, Софи делает последний выбор. Квадрат распрямляется, превращаясь в тяжелые прямые линии …рельсы, вдоль которых уносят в черноту навсегда сначала ребенка, потом душу, а после саму жизнь.

Постели мне постель, это наша постель

Не дождемся мы дня страшного суда

Суда честного и справедливого

Ложе будет пусть твердым и подушка пусть будет мягка

И пусть нас никогда не пробудит желтый солнца шум.

7 июня 2013

О чудовищах и людях

Второй фильм после Пианиста от просмотра которого я почувствовала лишь внутреннюю пустоту. Фильмы про Великую отечественную войну занимают в моей душе особую нишу. На отечественных произведениях я всегда реву белугой (настолько тонко и душевно там показаны драмы как целой страны, так и отдельно взятых людей), английскому кинематографу, на мой скромный взгляд, лучше всего удаются фильмы о первой мировой — для них это была величайшая трагедия. Но вот голливудские фильмы считаю кощунством над историей. Ну что сытые и довольные американцы могут знать об ужасах холокоста. Я еще могу понять, когда они снимают никчемные военные драмы, вроде Перл Харбора. Да глупо, да неправдоподно, но это их история на Мировой арене. Но зачем лезть не в свою стезю. Единственный добротный фильм, отсмотренный мной о Второй мировой был Путь с Монтгомери Клифом в главной роли и то только потому, что история касалась послевоенных лет.

Еще будучи ребенком, слышала историю о человеке, которому подонки даже выбора не представили: просто пришли и в приказном порядке потребовали отдать двух самых дорогих ему людей — жену и дочь. Не было ни философских размышлений о природе добра и зла, ни каких-либо душевных терзаний, о выборе я уж совсем молчу. Но этот человек, доказал, что выбор у него все же есть. Но о таких не снимают фильмов. Зато снимают о таких как Софи у которой тоже был выбор.

Сразу хочу предупредить, что говорю именно о фильме «Выбор Софи» и ни коим образом не касаюсь книги. Итак, перед нами история женщины, которой пришлось пройти через все ужасы холокоста. В лагере ее пытались сломать, как духовно, так и физически. Ей представили самый тяжелый выбор, который только можно представить. Именно этот сюжет и подтолкнул меня оставить все предрассудки по-поводу забугорного военного кино и отсмотреть фильм.

Сказать, что он меня не впечатлил — ничего не сказать. Да, все строится на одной единственной задумке — молодая женщина делает свой страшный выбор. Но этот выбор делается слишком быстро, героиня ни на секунду не задумывается. Как такое возможно? Неужели. после этого режиссер подумает, будто я буду сочувствовать персонажу. Как она могла после этого жить? Зачем нам показывают все эти терзания героини между молодым и серьезным любовниками, вечные карусели и атмосферу послевоенного счастья? Все эти вопросы остались для меня без ответов.

Отдельно хочу сказать об актерах. Начну, пожалуй, с Мэрил Стрип. Она, все-таки, не моя актрисса. Вернее мне, скорее не нравится не она сама, а ее манера игры со времен Крамера против Крамера. Она всегда играет хрупкую леди, способную на жуткие и необъяснимые вещи. Поэтому, думаю, что это предвзятое мнение. Кевин Кляйн, напротив, мой любимчик. Он способен потянуть любой фильм, но роль в этом фильме ему не удалась — уж слишком истеричным и неприятным получился его персонаж. Герой немецкого офицера слишком клиширован, чтобы говорить о нем как о полноправном персонаже. Остальные герои остались в памяти как декорации.

И самое главное — антураж. Я его не смогла прочувствовать. а в военных фильмах это 95 процентов фильма. Герои словно пережили все послевоенные годы за пять минут после победы.

Итог: Одно из главных разочарований того года для меня.

6 из 10

(балы только за невоплотившуюся на экране идею)

18 апреля 2013

Самый ужасный выбор в жизни

Психологическая драма Алана Пакулы «Выбор Софи» является одной из лучших антивоенных и антинацисиских картин в истории мирового кино. Фильм имел грандиозный успех в прокате и получил немало кинонаград, в том числе и за лучшую главную женскую роль — Софи, гениально сыгранной великой Мэрил Стрип.

Сюжет фильма вертится вокруг главной героини, прошедшей настоящий ад концлагерей, но оставшейся живой и обитающей теперь в США. Лента невероятно тяжела, сцены в концлагере давят на зрительскую психику очень сильно, а шокирующий момент выбора зритель будет помнить всегда, вспоминая данный фильм. Режиссер Алан Пакула намеренно не щадит зрителя, сосредотачиваясь на самых страшных и скандальных моментах книги Уильяма Стайрона.

Актерская игра в фильме находится просто вне всяких оценок. Феноменальный талант Мэрил Стрип держит зрителя от начала и до конца картины и зритель невольно сам ставит себя на место Софи, вопрошая:«А что бы сделал я?Смог ли бы я жить после такого кошмара?». Мэрил Стрип буквально прожила свою героиню на экране и каждая сцена с ней — шедевр актерского мастерства.

Фильм снят в очень мрачных тонах; оператор Нестор Альмендрос насыщает картинку большой смысловой нагрузкой, создавая при этом и ясную прорисовку образов. Удивительный же саундтрек Марвина Хэмлиша, а также классические вариации создают контраст с происходящими событиями.

«Выбор Софи» — один из самых пронзительных и испепеляющих фильмов, из всех мною виденных, сравнимый лишь со «Списком Шиндлера» по степени эмоциональности и тягостным ощущениям после просмотра.

10 из 10

10 мая 2012

Единственный выбор

Очень напряжённый и эмоциональный, этот фильм — бесспорный бенефис Мэрил Стрип. Её пронзительная игра уводит зрителя за рамки кино и кидает в жестокую реальность людей, выживших в фашистском кошмаре, потерявших близких, смысл жизни и веру в будущее. Она живёт в этой роли естественно и гениально ярко, затмевая всех других актёров. Эпизодами фильм «отвлекает» на себя внимание от главной героини, но в основном его полотнище выткано её игрой.

С первых кадров, видя ссору на лестнице, не покидает тревожное ощущение, ощущение безысходности, фатальности, обманчивости внешнего мира с дорогим вином, громким смехом и шумными аттракционами.

Сложная судьба главной героини заставляет её постоянно делать выбор, порою чудовищный, но единственно возможный. В жизни она встречает многих мужчин, но ни одного по-настоящему сильного, и от общения с ними остаётся лишь горечь и пустота. Ей приходится всегда быть хозяйкой своей судьбы, хотя порою так необходима опора.

Два главных мужских персонажа этого фильма полярно противоположны друг другу по характеру, по поступкам, по внешности и стати. Натан, мужчина Софи, неуравновешен, вспыльчив, изобретателен, то ласков, то груб с нею. Стинго, их друг, молод, робок, без перепадов настроения. К первому она испытывает благодарность, со вторым ей просто приятно общаться, рассказывать ему свою историю. Вообще мужчины в этом фильме подобны декорациям, их жизни статичны в сравнении с судьбою Софи.

Фильм как художественное произведение меня сильно не впечатлил, не знаю даже насколько он соответствует книге, по которой был снят, но он сделал главное — заставил задуматься, как бы прожить жизнь героини вместе с ней, окунуться в её проблемы и печали. Два с лишним часа экранного времени очень мало, чтобы вместить судьбу человека, но вполне достаточно, чтобы произошёл диалог между героем и зрителем.

Это кино безусловно порадует думающего зрителя, а вот любителям современного экранного «чтива» здесь не место.

6 из 10

30 марта 2011

Ich kann nicht wählen!

Этот фильм — один из самых жестоких, что я когда-либо видела в своей жизни, несмотря на его начало, которое, в принципе, можно было бы назвать позитивным: милая девушка с польским акцентом, увлекающаяся творчеством Эмили Диккенс, веселящаяся на аттракционах в погожий весенний денек. Идиллия заканчивается резко: у Нее была своя драма.

«Выбор Софи» — это история, которая буквально кричит о том, что после войны не было, пожалуй, ни одного человека на всем земном шаре, чья судьба не была бы так или иначе перечеркнута. Даже те, кто в ней выжил, акклиматизировался в чужой стране (как Софи в США), носят на своей руке страшное клеймо нацизма и в своем сердце — пронзительную боль пережитого…

Несмотря на то, что фильм оставил в моей душе сильный отпечаток, в нем всего несколько сцен, которые лично я бы могла назвать сильными. Это разговор Софи с дочкой коменданта, ее ссора с Натаном на лестнице в самом начале фильма и, безусловно, сцена, в которой Софи делает выбор. Весь остальной хронометраж фильма занимает подготовка самой Софи и нас, зрителей, к заключительной, финальной точке… Возможно, его можно охарактеризовать как несколько затянутый, но, как мне кажется, этот фильм напоминает сеанс у психоаналитика или разговор с хорошим другом — им ведь тоже раскрываешься не сразу…

10 из 10

P.S. посмотрела «Выбор Софи» три дня назад, но до сих пор в моих ушах звенит отчаянный крик…

24 ноября 2010

Я решила посмотреть Выбор Софи, потому что я очень люблю Мерил Стрип, и хотела увидеть роль, за которую эта гениальная актриса (а у нее почти все роли достойны высоких наград) получила Оскар. После просмотра могу с уверенностью сказать, что Оскар она получила абсолютно заслуженно

Фильм очень продолжительный (2,5 часа), и события развиваются неравномерно интенсивно. Первую половину фильма смотришь довольно легко- дивишься чудаковатости героев, сопереживаешь их эмоциям в бурных размолвках, умиляешься их очарованию в их идиллии и непосредственности… И только каким-то внутренним чутьем ощущаешь натянутый нерв двух потерявшихся в этой жизни людей, неразрывно связанных и идущих по краю пропасти- эмоциональной, психологической, на грани жизни и смерти, когда они едины и одинаково безразличны. Кому-то, быть может, это покажется скучным и лишенным динамики, но он будет неправ. Потому что это создает настроение повествования и дает мощный противовес жестокому и мрачному, появляющемуся после экватора ленты. Во второй половине фильма показано, как нарыв, зревший в кажущейся идиллии и, пусть нестабильном, но благоденствии, открывается, и все летит в тар-тарары. Дружба, любовь, искренность… и даже мораль. Все становится крайне относительным. И все оказывается не тем, чем казалось, и во что так легко и с удовольствием верилось. Этот фильм режет по живому. И, несмотря на трагический финал, я не осудила Софи, потому что я не могу представить, как она могла существовать с тем грузом на сердце, который она носила в себе. Потому что после того жесточайшего выбора, который ей пришлось сделать по приезду в Освенцим, наверное, вообще все становится безразличным — жизнь, смерть, боль, абсолютно все, потому что то, что мы понимаем под жизнью, заканчивается в тот самый момент, когда она делает этот ужасающий выбор. И даже если бы все остальное в этом фильме Мерил Стрип сыграла бы непримечательно, за одну эту сцену на путях ей стоило бы дать Оскар. Это не сыграно, это прожито- на разрыв аорты, пройдено по лезвию острой бритвы босыми ногами, воплотившись в молчаливую боль… Этот взгляд вслед, и душераздирающий вопль, раскатистым эхом пронесшийся в темноте… Это настолько сильно — пронзительно, мучительно сильно, что мороз по коже, несмотря на жару, и слезы на глазах. Знаете, после этого все наши повседневные проблемы становятся какими-то совершенно нелепыми и мелкими. И я не могу забыть этот взгляд Софи- взгляд, полный боли, ужаса и отчаяния, той нечеловеческой боли, от которой физически не умрешь, но которая превращает душу и сердце в выжженое поле, и никогда не заживет…

Это очень сильный фильм. Сильный и глубокий, показывающий то, что за ярким фасадом может скрываться темный лабиринт, а освежающий источник в пустыне- всего лишь мираж. То, что есть боль, которую невозможно пережить. То, что есть предел человечности, когда добродетель встречается с бесчеловечностью. И то, что есть предел всему. Даже жизни. Этот фильм оставляет очень тяжелое впечатление. Не мерзкое, а именно тяжелое, и ощущение потрясения и полного опустошения. И стоит перед глазами тот пронзительный взгляд Софи, и грустная улыбка ее спасенной, но так, наверное, и не выжившей. И понимаешь, что эта ощущаемая всем существом гнетущая, мучительная пустота — это ее пустота, Софи. То, что осталось после всего пережитого, и то, что объясняет всё. В том числе то, что могло бы произойти, но уже никогда не произойдет…

И когда промелькнет последний кадр, необходимо какое-то время, чтобы осознать увиденное, переварить, и вернуться к способности что-то говорить. Потому что любые традиционные в описании фильмов слова будут по отношению к этому фильму выглядеть пошло и неуместно. Хочется выключить свет, зажечь свечу, и молча смотреть на огонь…

Тем, кто любит динамичные, легкие фильмы, а также впечатлительным натурам — смотреть нельзя. Всем же думающим зрителям, кто понимает и может прочувствовать тяжелую психологическую драму, блестяще срежиссированную и сыгранную, а также тем, кто любит и ценит талант Мерил Стрип, смотреть обязательно.

10 из 10

18 июля 2010

После книги Стайрона

Я прекрасно осознаю, что ни один фильм не в состоянии передать всю палитру красок книги, я отдаю себе отчет, что не реально следовать во всем букве, что у кинематографа и фильма разные приемы и средства для достижения своей цели, что кино как таковое не в состоянии объяснить все… оно может только попытаться показать. Но, тем не менее, это ужасно! Это худшая экранизация книги когда-либо встречавшаяся мне… просто ужасно.

Во-первых, по существу фильм это 20% от книги. Такое впечатление, что режиссер взял самые скандальные отрывки и, слепив их вместе (порой без определенной последовательности) смонтировал фильм. Многие вещи пришлось самому дописывать (например, героев, сцены, другие места действия), чтобы какая-то логика была.

Во-вторых, то, какими предстают актеры… Этот фильм один большой спойлер!!! Потому что уже через 5 мин. после просмотра зритель понимает кто есть кто, и чем это все закончится… В книге же автор настолько интересно рассказывает о главных героях, настолько неожиданными становятся для нас факты их биографий на протяжении книги, что узнав сокровенную тайну, вы не верите своим глазам, перечитываете строчки и пытаетесь свыкнуться с этой новостью. В фильме же все предельно очевидно и озвучивание тайны для вас не становится неожиданностью.

В фильме теряется то, что я бы назвала самой солью — обаятельного и остроумного повествования автора. И хотя речь Стинго за кадром комментирует происходящее, но так убого… Он предстает перед нами как какой-то зеленоротый птенец, не заслуживающий внимания, просто прыщавый юнец, не более того. МакНикол больше похож на куклу… Ладно, Мерил Стрип умеет играть, и в общем у нее получилось передать суть Софи и ее внутренний мир… Но все остальное… А Халмер, который должен был играть невозмутимого, непробиваемого Хесса?! Это издевательство над творчеством Стайрона, скажу я вам.

Просто невыносимо было смотреть.

3 ноября 2009

Жизнь — череда выборов

Фильм глубокий, сложный, эмоциональный… О жизни, о сомнениях, о выборе… О настоящем, прошлом, будущем…

В эмоциональном напряжении проходит все повествование этой сложной истории: сцены, на первый взгляд, беззаботной жизни главных героев /Софи, Натана и Стинго/ — прогулки, карусели, веселый смех Софи время от времени прерываются рассказами Софи о ее прошлом: о ее семье, о лагере, о том выборе, который ей пришлось делать не раз.

Я преклоняюсь перед талантом Мерил Стрип, безумно благодарна ей за то, что она боролась за эту роль в фильме. Но это даже не актерская работа. На весь фильм я забыла, что Софи — это Мерил Стрип, которую я очень люблю в «Часах», «Мостах округа Мэдисон», «Истинных ценностях», «Сомнении» или «Дьявол носит Прада»… я видела молодую женщину, которая говорит на английском языке с милым польским акцентом, невероятно прекрасную, женственную, нежную и беззащитную. Она говорит о своем прошлом, в котором так много пришлось выбирать… и душа разрывается от безысходности, что ничего уже нельзя сделать.

Никогда не говори «никогда». К сожалению, нас иногда вынуждают принимать решения, которые мы просто не можем принять. Но выбор сделан. И с ним приходится жить.

Фильм из тех, которые стоит смотреть однозначно. Чтобы понять.

10 из 10

15 февраля 2009

Мнений слышала много, от «гениально» до «тягомотина».

Этот фильм и должен вызывать такие полярные оценки, ибо он не просто неоднозначен, он на большого ценителя. В первую очередь, ценителя диалогов, монологов миниатюрных, но многочисленных и глубоких изменений в поведении, оценке, реакции, мыслях героев.

Не о Холокосте фильм. А о том, что было потом. Что было после того, как пережил. И какую цену заплатил. И как жить дальше, если нет себе прощения. и пусть объяснить можно, — оправдать себя нельзя. Выбор…

Ключ, — именно выбор. Выбор Софи в Освенциме. Выбор Софи между двумя мужчинами. выбор Софи между жить и не жить. Выбор Софи вообще. После того, как выбор сделан и ключ повернут, — пути назад нет. «А как было нужно… Может быть, был другой выход.. И понимание того, что, скорее всего другого выбора не было, — не облегчает душу. Потому что это обреченность до самого конца «Я. Это. Сделала». И уже не важно, что вопреки. важен просто факт.

Мерил Стрип — не просто гениально играет. Она живет в этой роли. Веришь каждому слову, каждому жесту. Она — Софи.

10 из 10

2 февраля 2009

Американская история о холокосте

В Саласпилсе были уничтожены около 12 тыс. детей в возрасте до 12 лет. Более 43 тыс. человек погибли в Дахау. Число жертв Бухенвальда около 56 тыс. человек. В Освенциме (Аушвице) погибло, по разным данным, от 1,5 до 4 миллионов человек. Счёт выживших едва достигает нескольких тысяч.

Исторические сводки

Спокойное, размеренное течение начала фильма нарушает истошный женский крик, умоляющий мужчину остаться с ней. Вместе с одним из главных героев — Стинго (Питер МакНикол) — мы подглядываем ссору «влюбленных» Софи (Мэрил Стрип) и Натана (Кевин Клайн), которых весьма с натяжкой можно назвать таковыми. Так происходит знакомство с Софи, чья судьба в чёрно-белых и цветных картинках проплывет перед нашими глазами в течение ближайших 2,5 часов.

Софи рассказывает свою историю медленно, мучительно, стремясь сделать себе как можно больнее, чтобы заглушить чувство вины. Прошлое не отпускает её. Она осознанно выбирает именно Натана… Она должна искупить свою вину перед семьей и перед всеми, кто не выжил…

Даже не знаю, есть ли смысл рассказывать о сценарии, музыке, постановке, актерском ансамбле… Думаю, достаточно сказать, что это картина о холокосте, увиденном глазами американцев Алана Дж. Пакулы и Уильяма Стайрона, в которой с непревзойденным актерским мастерством сыграна глубокая, разрывающая душу драма женщины, пережившей все ужасы нацизма. Женщины, каких тысячи осталось после войны жить, когда все, кто был дорог, умерли по ту сторону колючей проволоки концлагеря.

Меня этот фильм… нет, не поразил, а оставил чёткий и глубокий отпечаток в душе. Он переполнен эмоциями: горечь, скорбь, бессилие, ужас, злоба, ненависть — с одной стороны, и любовь, желание жить, радость каждого дня — с другой. То одно, то другое попеременно перевешивает и с разных ракурсов раскрывает личности героев. Все здесь стремится подвинуть эту ширму, которой Софи и Натан отгородились от внешнего мира, все кричит о том, что их сердца устали от боли и просят разделить хотя бы часть её с ними…

Мой выбор очень прост: этот фильм стоит смотреть!

10 из 10

28 января 2009

В Дахау было куда приятнее, чем в Освенциме

- Скажи мне пожалуйста, что у тебя за изображение на платье?

- Это значок чемпиона по плаванию. Я была чемпионом по плаванию в классе.

- А где это было?

- В Дахау. В Дахау было куда приятнее, чем здесь в Освенциме, у нас там был чудный бассейн с подогревом только для детей офицеров.

Диалог из фильма

Может быть это воспитание, может я очень наслышан о геноциде, но данный диалог, вынесенный в эпиграф, для меня прозвучал, словно ножом по горлу. Главной темой фильма является судьба женщины, которая любила, работала, училась, обожала родителей, несмотря ни на что, но… Все прервалось. И на время драматичных событий она не жила, она выживала. Самым натуральным образом, не гнушаясь ничем.

Главная героиня, исполненная с блеском гениальной Мэрил Стрип, безвольная, готовая сделать все что бы ей ни сказали, независимо по какую сторону баррикад находится приказатель. Даже когда она делает свой главный выбор, у меня сложилось впечатление, что она это выбор сделал сразу, хотя ждала до последнего момента, чтобы его высказть. Образ противоречивый, в разных мгновеньях филмьа она предстает то дамой, то заботливой женой, то кокеткой, то отчужденной, то гордой — это список перечислять можно еще очень и очень долго. Но всегда и везде она женщина, при чем ничем не выдающаяся. Она такая как все.

Её образ раскрывается режиссером через 2 главных приема — отношения с мужчинами и её рассказами (соответствующими вставками событийминувших дней) о прошлом. ТО есть сюжет с фабулой не совпадает. Также фильм чрезвычайно удлиннен, буквально пропитан крупными планами Стрип и её ухажеров. Эти планы только помогают оценить масштаб и сложность всех 3ех персонажей в целом и понять героню в частности. Пакула мастерски, надрывно, нагнетает атмосферу готовя нас к главному выбору Софи, который кстати был сделан еще задолго до событий филмьа. Как результат буря эмоций и мыслей врывается в голову к концу фильма, хотя, повторюсь, судьба девушки — довольно стандартна.

Можно было бы написать о двух мужчинах Софи. Стинго, молодого писателя романтика, являющегося «глазами и ушами» кинозрителя. У меня к нему возникла только улыбка умиления. Наивный, он получил огромный опыт в течение сюжета, но так и не понятно повзарслел он к концу или нет. Его образ не обладает диалектикой души. Второй — Натан. Он уже гораздо интереснее был сыгран Кельвином Клайном, нежели его визави. Самая противоречивая фигуры, у меня как раз таи и вызвала неоднозначные эмоции. Каждый в нем отыщет своего Натана. Скажу лишь, что он заочно противопоставлен отцу Софи.

Фильм восхищает, завораживает, удивляет. Но даже для меня, любящего неспешное развити событий, очень трудно было сконцентрироваться первый час просмотра. Это потом становится все на свои места. Современному зрителю, потребителю массовой культуры, наверное, не стоит тратить времени, думающему — непременно смотреть.

10 из 10

12 августа 2008

Эффект разорвавшейся бомбы

Один из самых душеразрывающих фильмов, которые мне доводилось видеть в своей жизни. Здесь просто гениально представлен шокирующий своей болью и жестокостью сюжет. В этом заслуга и самого материала — книги У. Стайрона, и режиссера А. Пакулы с оператором Н. Альмендросом, и конечно же, актеров, не просто играющих роли, а поистине переживающих судьбы своих героев.

Роль многострадальной польки Софи поистине одна из лучших в карьере блистательной Мерил Стрип, у которой, кажется, вообще не было кинематографических неудач. Жертвенность Софи, ее мужество при выборе между жизнью сына и дочери, единственных, кто остался у нее после смерти родителей и мужа, поражает в самое сердце. Насколько нужно быть благодарной мужчине, поверившему ей и проявившему в свое время милосердие, чтобы остаться с ним, когда он умственно болен и зачастую не отвечает за свои действия и слова. И это тогда, как другой — молодой, перспективный, знающий правду о ней и ее выборе — предлагает руку и сердце.

Первый, страдающий шизофренией Натан Ландау — человек с необоснованными приступами агрессии, по большей части живущий в иллюзорном мире каких-то несуществующих открытий. Кевину Клайну настолько удалась роль Натана, что его героем восхищаешься и ненавидишь его одновременно. Хотя что можно взять с больного человека?! Но герой Клайна вызывает все что угодно, кроме жалкого сочувствия.

Вторая альтернатива выбора Софи — молодой писатель Стинго (П. МакНикол), совершенно случайно оказавшийся в одном доме с Натаном и Софи. У него детская психологическая травма, связанная с отцом и накладывающая отпечаток на всю его жизнь и творчество, — он пишет автобиографичный роман. Софи производит настолько сильное впечатление на молодого парня с юга, что становится для него чем-то вроде навязчивой идеи, недосягаемой мечты. Стинго мечтателен, чувственен и очень чуток к чужому горю и боли.

Поразительны сцены воспоминаний Софи — Мерил Стрип поистине гениальна как в плане внешнего перевоплощения, так и в освещении душевного состояния своей героини. В разные моменты жизни это разные люди. Секретарь Софи, молящая симпатизирующего ей немецкого офицера помочь ее сыну. Пытавшаяся украсть для сопротивления радиоприемник арестантка, сидящая с дочерью офицера, склонившись над фотоальбомом. Мать, которую вынуждают выбрать между двумя детьми, — да лучше б ее саму убили — так и читается в ее глазах. Женщина, пришедшая в библиотеку в поисках «Дикинсона», — романтичная, надрывная после пережитого кошмара. Даже с Натаном и Стинго — две разные стороны Софи.

Мерил Стрип просто великолепна — ее жизнь на экране завораживает. Вместе с ней хочется плакать навзрыд и кричать, заламывая руки, от безысходности и неизбежности происходящего.

Сильнейший, гениальнейший фильм. Это нужно увидеть каждому…

24 июня 2008

Между невинным, романтиком, чувственным, и невероятным есть все еще некоторые вещи, которые мы должны все же вообразить.

Послети мне постель, это наша постель

Не дождемься мы дня страшного суда,

Суда честного и справедливого,

Ложа будет пусть твердым и пусть будет подушка мягка,

И пусть нас никогда не пробудит желтый солнца шум…

Эмили Дикинсон

Молодой писатель Стинго приезжает в Бруклин после войны и останавливается в отеле в тихом местечке вдали от шума города, чтобы никто ему не мешал написать книгу. Там же живут Софи и Натан. Впервые Стинго видит Софи, когда Натан и Софи ругаются и Натан уходит, бросая плачущую Софи одну на лестнице. Стинго сразу понравилась Софи — женщина, пережившая очень многое во время войны и намного старше него.

Отношения еврея Натана и полячки Софи были немного странными. Натан мог пропадать днями и ночами и не говорить Софи где он, но каждый раз, когда он возвращался, Софи принимала его с нежностью и любовью и больше никого не представляла рядом с собой кроме него. Натан тоже любил ее всем сердцем, несмотря на то, что часто с ней ругался и оскорблял ее. Софи прощала ему все.

Стинго очень подружился с ними — так, что он стал членом их семьи. Теперь они были неразлучными друзьями, но в глубине души Стинго любил Софи, а не был для нее просто другом.

И когда Натан днями и ночами пропадал в своей лаборатории, Софи рассказывала о своей тяжелой жизни Стинго, который всегда был готов ее выслушать. Она рассказывала, как тяжело ей было во время войны, о том, что она пережила в концлагере, о том, как она познакомилась с Натаном и о поставленном перед ней бесчеловечном выборе. Рассказывая все это, она снова и снова переживала все те чувства, которые в то время были у нее. И все это время Софи сохраняла верность Натану. Для нее существовал только один мужчина — Натан. Все бы так и продолжалось, если однажды Натан не пригрозился бы убить Софи и Стинго, подозревая что Стинго влюблен в Софи и что Софи тоже любит его и спит с ним. И тогда Стинго вместе с Софи уезжают из этого отеля. Но это не конец.

Две разных лиц. Два абсолютно разных характера. Две разных мужчин. Софи должна сделать выбор.

Очень тяжелый, но в то же время очень хороший фильм. Когда смотришь на то, что главная героиня пережила в концлагере, на лицо Мерил Стрип — просто мурашки по коже, и просто просишь и умоляешь Бога, чтобы не было войны и был мир на всей земле.

Мерил Стрип как всегда великолепно справилась с ролью.

27 февраля 2008

Сразу скажу, что я очень люблю Уильяма Стайрона, по книге которого снят этот замечательный фильм. Но — именно «Выбор Софи» я и не читала до того, как посмотрела картину. И хорошо. Роман и фильм — два разных произведения искусства, говорящие об одном и том же. Когда смотришь фильм, когда читаешь и ревешь все равно.

Выбор Софи — это не просто фильм о женщине, лишившейся родных во время фашистской эпохи. Это фильм о человеке, который постоянно делает выбор. Он вынужден делать выбор. Всегда. Богом так предопределено, Богом, Который дал человеку безграничную свободу выбора.

Софи выбирает между своей жизнью и жизнью отца. Она выбирает между евреями и соплеменниками, между молчанием и криком, между мужем и любовником. Она выбирает между сыном и дочерью. Между правдой и ложью. Она выбирает между одним мужчиной и другим… Выбор она делает всегда, всю жизнь. Об этом фильм, наверное. О том, что можно выбрать не то и к чему это приведет в конечном итоге…

Жизнь Софи и сумасшедшего, как выясняется, человека — это жесткая ирония. Она, всю жизнь, выбирающая и он, не могущий выбрать, потому что болен…

Может быть, я суживаю смысл «Выбора Софи». Делаю это сознательно, иначе напишу слишком много.

Мерил Стрип великолепна, Кельвин Кляйн — тоже.

10 из 10

20 декабря 2007

Мелодрама Выбор Софи появился на телеэкранах в далеком 1982 году, его режиссером является Алан Дж. Пакула. Кто учавствовал в съемках (актерский состав): Мэрил Стрип, Кевин Клайн, Питер МакНикол, Рита Карин, Стивен Д. Ньюмен, Грета Тёркен, Джош Мостел, Марселл Розенблатт, Мойше Розенфельд, Робин Бартлетт, Юджин Липински, Джон Ротмен, Джозеф Леон, Дэвид Уол, Нина Полан.

На фильм потрачено свыше 12000000.В то время как во всем мире собрано 30,036,000 долларов. Производство стран Великобритания и США. Выбор Софи — заслуживает зрительского внимания, его рейтинг более 7.7 баллов из 10 является отличным результатом. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 16 лет.
Популярное кино прямо сейчас
2014-2022 © FilmNavi.ru — ваш навигатор в мире кинематографа.