Головокружение (1958)

Vertigo
Рейтинг фильма
Кинопоиск 8
IMDb 8.3
Описание фильма
оригинальное название:

Головокружение

английское название:

Vertigo

год: 1958
страна:
США
слоган: «Можно ли вернуться из мира мертвых?»
режиссер:
сценаристы: , , , ,
продюсеры: ,
видеооператор: Роберт Бёркс
композитор:
художники: Эдит Хэд, Генри Бамстед, Хэл Перейра, Фрэнк Р. МакКелви, Сэм Комер
монтаж:
жанры: триллер, мелодрама, детектив, фильм-нуар
Сколько денег потрачено и получено
Бюджет: 1
Сборы в США: $7 311 013
Мировые сборы: $7 317 416
Дата выхода
Мировая премьера: 9 мая 1958 г.
на Blu-ray: 5 ноября 2018 г.
Дополнительная информация
Возраст: 12+
Длительность: 2 ч. 8 мин.
Отзывы о фильме Головокружение

Скотти Фергюсон - отставной сыщик, которого не назовешь баловнем судьбы: одинокий, оставшийся за бортом своей профессии, да еще и страдающий патологическим страхом высоты. Бывший коллега Гейвин Элстер просит его последить за своей женой Мэделин, одержимой идеей самоубийства.

Другие фильмы этих жанров
триллер, мелодрама, детектив, фильм-нуар

Отзывы критиков о фильме «Головокружение», 1958

Психология взаимоотношений: Женщина как фантом для Мужчины

С первых титров «головокружения» раскручивающаяся из женского зрачка спираль направляет внимание зрителя на проблему иллюзорности взгляда. Множество исходящих из единой точки (фактичности) линий (иллюзорных представлений) своим нескончаемым параллельным движением вызывает головокружение, которое можно понимать как состояние растерянности и неустойчивости смотрящего перед неспособностью/нежеланием усмотреть в круговращение иллюзорных образов их фактическую основу. Насколько фантастична и неправдоподобна детективная история, лежащая в основе сюжета, настолько глубок и реален психологический анализ взаимоотношений между мужчиной и женщиной, содержащийся в смысловом поле фильма. В фильме изначально представлены две пары персонажей: Скотти и Мидж (их связывают дружеские отношения привязанности, а, как многим хорошо известно, дружба между мужчиной и женщиной это фантом, основанный на ещё/уже несостоявшихся эротических отношениях), Элстер и Мадлен (среднестатистическая, то есть несчастная в браке супружеская чета). В ходе повествования акцент смещается на пару Скотти — Мадлен. Их связь основывается на фантазматических взаимоотношениях, а оттого приобретает романтический ореол и невероятную силу. Психопатологический фон этих отношений составляют с одной стороны — травматический опыт, акрофобия и вуайеризм Скотти, с другой — истеричная театральность и эксгибиционизм Мадлен. Разыгрываемый словно в театре спиритуалистический фарс Мадлен перед Скотти создаёт распространённый образ романтических взаимоотношений: когда женщина успешно отыгрывает некую мистическую и роковую роль перед потрясённым мужчиной. Таинственность и недосягаемость выбранного femme fatale образа притягивает поклонника как мотылька на свет.

В фильме показано как отношения проходят стандартным маршрутом: первое и незабываемое знакомство в ресторане, магазин цветов, культурный досуг в картинной галерее, посещение номера отеля, живописное побережье пролива (где посредством того, что мужчина вслед за женщиной совершает прыжок в пучину безрассудств, их отношения выходят на уровень взаимности), как бы случайные встречи, прогулки в парке (где делятся интимными подробностями предыдущей жизни), чуть ли не насильное (в результате истерик и манипуляций) совместное посещение церкви, где мужчина должен последовать вслед за женщиной на головокружительную высоту её ожиданий или навеки потерять её (очевидна метафора брака). Итак, первый женский фантом, который со всей возможной очевидностью раскрывает перед зрителем Хичкок, это фантом женщины как актрисы. Она создаёт идеальный образ таинственной, терзаемой душевными страстями, практически недоступной особы, целью которой является очаровать и совершенно запутать мужчину и в конечном итоге затащить его в церковь на своих условиях.

Городская легенда повествует о Карлотте — прабабке Мадлен. То, что Мадлен должна с фатальной необходимостью повторить судьбу своей предшественницы, не что иное, как очередной фантом. А именно: женщина обязана отыгрывать установленную ей исторически роль. Этот патриархальный императив настолько довлеет над женщиной, что она сама начинает верить в его неизбежность и воплощать предписанный жизненный сценарий (родовое проклятие).

Мужчина с разбитым в результате любовного падения сердцем бродит как неприкаянный призрак на руинах былой любви. Он готов всматриваться в каждое похожее лицо, надеясь узнать в нём ту самую Единственную. Так Скотти встречает Джуди. Отношения этой пары раскрывают перед зрителем ещё один фантом, который часто встречается в реальной жизни. Причина его возникновения состоит в том, что мужчина своим взглядом (ожиданием увидеть) объективирует женщину. Таким образом, место реальной женщины из плоти и крови занимает идеальный конструкт, существующий изначально только в голове мужчины. Чтобы быть желанной женщина должна вопреки своему естеству подстраиваться под ожидающий и требовательный мужской взгляд. В конце концов, желание угодить мужчине может привести женщину к символическому самоубийству (отказу от собственной индивидуальности), или к случайной гибели в результате падения с огромной высоты мужских ожиданий.

События фильма также можно трактовать как аллюзию к известному мифологическому сюжету. В древнегреческом мифе Орфей спустился за погибшей возлюбленной Эвридикой прямо в царство Аида. Тронутый его мольбами владыка загробного царства разрешил Орфею вывести возлюбленную при условии, что до конца пути он не станет оборачиваться и смотреть на неё. В самом конце Орфей не выдержал и обернулся, в результате чего тут же потерял возлюбленную. В «головокружении» Скотти уже почти вывел из тьмы забытья свою возлюбленную, но в последний момент обратился к прошлому. Проигрывание травматического сценария по-новому в данном случае способно избавить от личного расстройства, но не может излечить травмированные отношения. Эта история учит нас, что несмотря ни на что из того, что было в прошлом между мужчиной и женщиной, следует устремить взгляд к ещё возможному будущему и не оборачиваться вспять.

10 из 10

27 марта 2021

Неоднозначная работа старины Хича

Сей фильм получил различные отзывы в свой адрес, он занимает первое место в списке величайших фильмов по версии «Sight & Sound» и в то же время считается далеко не самой удачной работы Хичкока. На мой взгляд так и есть, стоит только посмотреть ряд других фильмов и «Головокружение» меркнет на их фоне. У этого явления были свои последствия, а именно то, что Хичкок перестал приглашать Джеймса Стюарта на исполнение главных ролей в его фильмах, так как считал последнего виновником в провале картины. Конечно, дело было не в актёрской игре Стюарта, фильм сам по себе получился несколько затянутым, скучноватым, менее захватывающим, нежели предыдущие произведения короля саспенса.

Действующее лицо картины детектив в отставке по имени Джон «Скотти» Фергюсон. Его ранняя отставка связана с тем, что на его глазах погиб коллега во время погони за преступником, после чего у Скотти развилась акрофобия и он не смог продолжить службу. Теперь у Скотти много времени, которое он посвящает себе. Спустя время его, в качестве детектива, нанимает старый приятель Гэвин Элстер. Элстер просит Скотти проследить за его женой Мадлен, так как она странно себя ведёт и несколько не в себе. Скотти соглашается на это.

Далее мы наблюдаем за тем, как бывший детектив следит за Мадлен и однажды он её спасает, когда женщина предпринимает попытку покончить с собой. Постепенно Мадлен и Скотти сближаются, у них начинают завязываться отношения, которые, свою очередь, приводят к определённым последствиям.

Мне показалось странным то, каким одержимым предстал Скотти, его тяга к Мадлен. Он буквально выглядел безумцем и это несколько настораживало. Как-то не особо верилось в происходящее, их взаимоотношения не казались искренними. Всё это смотрелось довольно глупо и абсурдно, за время просмотра фильма я неоднократно ощущала неловкость из-за действий Скотти. Хотя в дальнейшем и Мадлен вела себя не менее странно.

Фильм для всех разный, нельзя точно сказать насколько он хорошо или же нет, тут всё на суд зрителя и о вкусах не спорят. Но у меня остались странные чувства после просмотра, словно я осталась в недоумении. По большей части это было из-за поведения главных персонажей. Для себя я уже определила, что эта картина не показательный пример творчества Альфреда Хичкока и у мастера есть ряд других работ, где он больше и лучше показал свой талант.

6 из 10

4 ноября 2020

Не смотри вниз

Мое знакомство с Хичкоком началось с «Психо». Без лишних слов понятно, что «Психо» это культовое кино, благодаря которому родился такой жанр, как «слешэр». Следующий фильм Хичкока для меня стал тот, где в случае убийства надо набирать «М». Два эти фильма буквально играют на нервах зрителя, грызешь ногти, ерзаешь на стуле, неотрывно следишь за тем, как развивается сюжет и восхищаешься каждым неожиданным твистом.

Но вот в «Окно во двор», как мне кажется «мастер саспенса» немножечко под сдулся. Безусловно, мне очень понравилась концепция подглядывания за соседями, но все это выглядит неубедительно с логической точки зрения, а концовка — тушите свет. Сидишь ждешь невероятный, неожиданный поворот или что-нибудь еще этакое, а по итогу все банально и опять же не логично. В общем, такое ощущение сложилось, что на меня, с этого самого «окна», вылили ушат с тем самым.

И вот запуская новый фильм Хичкока, с высокими оценками, готов был забыть тот упадок с «Окном во двор». Ну бывает и такое, и мастера совершают ошибки теряя тот самый саспенс и логику. Но, к сожалению, молния уныния ударила в мою любовь к Хичкоку дважды.

Детектив, которого сыграл Джеймс Стюарт, по имени фамилии Джон Фергюсон очень боится высоты. Из-за этого страха у него не все удачно складывается на работе в полиции, и он вынужден покинуть ее. Внезапно появляется старый знакомый Джона. Он предлагает ему последить за его женой, объясняя все тем, что якобы в нее вселился злой дух, который хочет убить ее. И вот наш бравый сыщик по пятам следует за этой блондинкой, по всему Сан-Франциско плетется в пяти метрах от нее и паркуется рядом с ней в безлюдном переулке, ну а она, конечно же, ничего не замечает. Смотришь и плюешься из-за глупости. Но! Потом, с «неотправленным письмом», вся эта глупость оправдывается, но все равно осадок остается.

Как из-за «письма» некоторая глупость улетучивается, так из-за него же новая глупость и появляется. Например, мне до сих пор непонятна телепортация жены-блондинки в старом отеле. Неожиданный поворот с «письмом» выглядит супер нелепо, вопросов становится больше чем ответом. В любовную связь между героями я не верил до конца фильма, ей попросту, такой безумной и чистой, неоткуда было взяться. Концовка представляет из себя квинтэссенцию глупости всего фильма. Казалось бы, сделай весь этот кавардак с призраком докторским экспериментом, чтобы вылечить главного героя от страха высоты, сделай в конце детектива-безумца, который уничтожает свою мечту на башне и, как мне кажется, фильм стал бы немножко лучше.

С технической частью в фильмах Хичкока все, как всегда, на высшем уровне. Превосходная операторская работа, грандиозные ракурсы съемки и новый великолепный эффект «вертиго». Слов нет, одни эмоции.

Мне непонятна высокая оценка этому фильму. Он глупый, не логичный, нелепый. И дело тут не в актерах, как считал сам Альфред Хичкок. Дело тут в сценарии, который, откровенно говоря, неудачный и скучный. Я люблю Хичкока, я не люблю «Головокружение».

6 из 10

9 октября 2020

Клевета на мертвеца

Творческий тандем из двух французских писателей: Пьер Буало и Том Нарсежак в 1954 году создал роман под названием «D`entre les morts» («Из мира мертвых»). Цветная кинолента «Vertigo» («Головокружение») 1958 года режиссера Альфреда Хичкока поставлена по мотивам данного романа. Над сценарием работали три человека: Алек Коппель, Сэмьюэл А. Тейлор и Максвелл Андерсон. На мой взгляд, сценарий принял «эффект неудавшейся иллюзии». Как это бывает в фокусах, когда зритель осознает в чем его секрет, то разочаровывается, так вышло и в данной киноленте. Кинокартина с продолжительностью два часа восемь минут, безусловно, интересна своей нагнетающей таинственностью, как и другие творения режиссера, но в отличие от них, данная экранизация владела моим разумом до того момента, покуда не появилась женщина в зеленом, т. е. занавес начал потихоньку подниматься. Мне всегда был по вкусу жанр «триллер», но данный триллер короля саспенса не оставил во мне того вдохновляющего чувства, как это бывало от иных фильмов Альфреда Хичкока, например, от «Веревки» или «Окна во двор».

С самого начала фильма режиссер кружит нам голову вращающейся иллюзией внутри радужной оболочки глаза женщины. Оператор с первого кадра показывает высший пилотаж. Роберт Беркс — настоящий гроссмейстер операторского искусства, т. е. все его действия систематичны, неторопливы и непринужденны. Вначале мы видим левую нижнюю часть лица женщины. Затем, крупным планом ее губы, потом, в том же плане глаза, а вслед за тем, ее правый глаз, в котором и вращается иллюзия, вызывающая эффект головокружения. Роберт Беркс, как никто другой, понимал британского и американского режиссера. Ведь киноленты А. Хичкока всегда щекочут нервы зрителям, а этого не удалось бы достичь без искусного оператора. Он желал вызвать в душе своего зрителя трепет, хотел держать его в напряжении до самого конца своих картин. В «Головокружении» имеются все ингредиенты для этого, но их чересчур много. Выдающегося деятеля кино в этот раз подвела чрезмерная предприимчивость к достижению саспенса.

Музыка в этой кинокартине композитора Бернарда Херманна наполнена такой энергетикой, что вызывает восторг. В сценах, где страсти накаляются, она повышает градус, а там, где море не беснуется — приятный ласковый бриз. В экспозиции, где детектив Скотти Джон Фергюсон гонится со своим напарником по крыше за преступником, музыка и вовсе разрывается от напряженности. Упав вслед за своим напарником с крыши, Скотти не разделяет горестную участь своего сослуживца, но приобретает акрофобию и покидает службу. Хоть Альфред Хичкок и обрушился на исполнителя главной роли Джеймса Стюарта после окончания съемок, мол он исчерпал себя и лучшие его годы позади, я, при всем уважении, категорически не согласен с ним. Американский киноактер сыграл свою роль весьма убедительно. Я ни на йоту не сомневался, что у его героя боязнь высоты. Не обошлась без неприязни со стороны режиссера и исполнительница главной женской роли Мэрилин Полин Новак. Во-первых, актрису навязали боссы студии, а во-вторых, Ким Новак давала Хичкоку советы, чего очень не любил, возведенный в рыцари королевой Елизаветой II, уроженец Лондона. Актриса воплотила на экране Мадлен Элстер, которая являлась женой Гэвина Элстера, друга главного героя. Ее внешность украсила киноленту, словно вишенка на торте. Чего стоят одни ее бездонные прекрасные глаза. Не спорю, что в некоторых сцена, актриса переигрывала, однако это ничуть не портило впечатление от увиденного. Например, в сцене, где Скотти приводит Мадлен в часовенку и заставляет подняться наверх, ее мимика и жесты выглядели преувеличенными.

Находясь в отставке, Скотти встречается со своим другом Гэвином Элстером, от которого получает работу: следить за миссис Элстер. Он утверждает, что разумом его жены завладел мертвец. Бывший детектив нехотя берется за расследование. Самое же главное — миссис Элстер, по возвращении домой, не помнит ни где была, ни что делала, ни даже Карлотту Вальдес. Все это вызывает у Джона Фергюсона сильную потребность разобраться во всех этих странностях. Меня восхитила сцена, в которой Скотти во время слежки приоткрывает дверцу и глядит на Мадлен. Операторская находка ракурса камеры порадовала глаз: Скотти смотрит на жену своего знакомого в приотворенную дверь. Рядом с дверью расположено зеркало, в котором отражается героиня. То есть в одном кадре мы видим Скотти, следящего за Мадлен и ее отражение в зеркале.

Отметить также хочется монтаж данной киноленты. Джордж Томазини проделал превосходную работу. С самого начала мы наслаждаемся его работой. Однако монтаж в сцене с беспокойным сном главного героя, меня слегка огорчил из-за учащенно сменяющихся цветов заднего фона. После этих пертурбаций, я почувствовал режущую боль в глазах. А вот в кадре, где камера вращается вокруг обнимающихся главных героев, монтажер превзошел себя. Во время вращения камеры, мы видим главных героев в комнате, а затем, обстановка вокруг героев меняется. Все это сделано незатейливо, но так искусно. Правду говорят: все гениальное — просто.

Создателям без сомнений удалось вскружить голову зрителям кинолентой «Головокружение». Особенно благодаря операторскому ходу в тех сценах, где герой смотрит с высоты вниз. Камера отдаляется, при этом максимально приближается зум и возникает эффект головокружения. Руководствуясь знаниями психологии человека, Альфред Хичкок, продемонстрировал своей кинокартиной, что человеческий мозг еще не исследован до самого донышка, что играть с разумом человека — это по меньшей мере кощунство. Использовать человека в корыстных целях, держа его в неведении, при этом думать, что удастся выйти сухим из воды, то же самое, что дразнить медведя в зоопарке, довести его до безумия, рассчитывая на убогие решетки.

8 из 10

8 марта 2020

Хичкоковские просмотры

Один из самых интересных фильмов режиссёра, где напряжение доходит до определённой точки, прорывает сцену, уменьшает азарт, чтобы через определённое время снова интриговать и удивлять зрителя. Фильм служит научным достижением в области съёмки: приближение камеры, эффект падения и оптическая иллюзия — блестящая работа, которая в 1958 г. произвела фурор.

История знакомит нас с детективом, которому всего ничего до пенсии, который живёт одинокой жизнью и вдобавок страдает акрофобией. Перспективы не просматриваются, есть только уборщица. Классический приём режиссёра: разговоры о личной жизни, о возможностях брака и демонстрация его болезни. Такое построение мы наблюдали в «Окно во двор».

Развитие преследовательской линии несёт в себе просьба друга, чтобы наш герой Скотти проследил за его женой, дескать, куда-то дама пропадает, мало ли. Расстановка проблемы выполнена, дальше зарождение саспенса, малое напряжение и интрига от преследования. Слежка на транспортном средстве и реакция жертвы — неправдоподобны. Одно дело — держаться на расстоянии, другое дело — ехать прямо за субъектом, даже в проулок заезжать следом. А женщине хоть бы хны. Несерьёзно!

Тем не менее, пока мы через призму главного героя узнаём второстепенную личность, мы раскрываем для себя и самого преследователя. Его планы и взгляды на жизнь, его подозрения. Джеймс Стюарт отлично работает мимикой, чтобы по лицу определить эмоции. Интрига подкрадывается с волнующим саундтреком. Слежка начинает немного утомлять, пока режиссёр не вводит таинственные совпадения с предметами, никак не связанными с дамой. Но акцент на этом есть, подкреплённый органной музыкой, из-за чего психологическое напряжение достигает нужной планки.

Неожиданный поворот с картиной в галерее — это было прекрасно. Дальше стечение обстоятельств заставляют схватиться за сердце, чтобы в итоге свести главных персонажей дуэтом на экране. На этом происходит стихание — нервишки потрепали, теперь переходим на лояльное отношение к зрителю.

Безработный человек, у которого хватает монет на жизнь и на развлечение — фантастика. Ну, это кино, наблюдаем и улыбаемся. Волна напряжения и знакомство остались в прошлом эпизоде, новый день дарит новые неожиданные повороты и новые ощущения от саспенса. Вроде бы с первостепенной задачей покончили, подключили романтику, как зрителей наводят на новые приключения, более таинственные и невообразимые. Отображаются чувства вины, чувства привязанности к человеку. Ты вместе с героем переживаешь весь спектр эмоций, пока драма не пробивает стену между зрителем и происходящим на экране

Среди второстепенных героев зарождается чувство неразделённой любви. Разделение утраты и возможность заполнить пустоту, оставшуюся после драматизма, показано отлично, но цель не оправдывает себя. Стихание напряжения, кажется, что вот-вот должен подойти конец, как внезапно неожиданный поворот. Он шокирует, он выполнен в отличном тоне, он заставляет раскрыть рот от удивления и восхищаться автором. Браво, Альфред, браво!

Главный сюжетный твист великолепен, он неожиданный и интригующий, но рождает один вопрос к предыдущим событиям. Пытаешься разобраться, возможно, что что-то упустил, лихорадочно пробегаешься по главным аспектам картины, но не находишь там ни ответа, ни намёка. Что же это? Только недоумение подошло вплотную, как на последних минутах картины нам дают ответ. О, это великолепно! Головокружительно! (Если следовать названию).

В итоге, у нас саспенс внутри саспенса. Пока на первом уровне проходит осмысление происходящего, второй уровень уже готовит сокрушительный удар напряжения. Хичкок умело сочетал все детали, на которые обращал внимания герой Скотти, все «пасхалки» и отсылки, чтобы в финале разыграть безупречное представление. У фильма сложная техническая структура, сложное сюжетное повествование, которое не похоже на прямолинейность «Окно во двор» или «В случае убийства набирайте «М». Картина требует сосредоточения и постоянного внимания, дабы вы правильно были запутаны, но приятно выведены из лабиринта сюжетных ходов режиссёра.

16 августа 2019

Когда лучше читать, чем смотреть.

Так получилось, что я сначала прочитал книгу Буало-Насержака «Из царства мертвых», а уже потом посмотрел этот фильм, так что для меня сравнение напрашивалось и оно, увы, не в пользу фильма. В книге сюжет держит в напряжении до последней страницы и натягивается как струна, здесь Хичкок «сыграл в поддавки» и раскрыл тайну, то есть пришел по сути к развязке за полчаса до конца, нарушив законы драматургии. После этого действие по сути остановилось. Если бы в сценарии сюжетная линия осталась без изменения и развязка-взрыв наступила на последних минутах, то фильм бы от этого сильно выиграл. А так концовка выглядела натужной и местами нелогичной, чего повторяюсь не было в книге. Так Лже-Меделин прекрасно зная, что Скотти за ней следил в музее, где она, играя в безумие, постоянно маячила возле картины с изображением женщины с весьма запоминающимся колье, вдруг надевает это самое колье и демонстрирует его полицейскому (которые, как известно, бывшими не бывают), проверяя «на вшивость» его профессиональную наблюдательность и сообразительность. Естественно, он все сходу понял. В книге главный герой (кстати бывший полицейский, ставший адвокатом) тоже видит ожерелье у Лже-Мадлен, но там ему вполне логично объясняют откуда оно взялось и он остается в потемках догадок. Жаль, что из-за совершенно избыточных и неоправданных изменений по сравнению с книгой фильм на таком 100% «хичкоковском» материале проиграл в динамике и интриге, превратившись в последние полчаса в нудноватую мелодраму.

27 апреля 2019

Одержимость до головокружения

Классика жанра от Альфреда Хичкока да еще и с Джеймсом Стюартом, с которым у знаменитого режиссера сложились довольно продолжительные профессиональные отношения — что может быть увлекательнее для зрителя, которому хочется увидеть по-настоящему хорошее атмосферное кино?!

Бывший детектив Джон «Скотти» Фергюсон после несчастного случая с напарником страдает от акрофобии — страха высоты. В связи с этим он вынужден уйти на вольные хлеба и взяться за работу частного детектива по просьбе давнего друга Гэвина Элстера. Элстер утверждает, что его супруга Мадлен одержима идеей самоубийства и Скотти должен следить за ней, дабы предотвратить суицид. В дальнейшем события приобретают достаточно резкий поворот, после чего жизнь Скотти меняется, причем не в самую лучшую сторону.

Классика жанра от Хичкока имеет в своем активе и классику нуара в виде роковой женщины и главного героя, имеющего свои скелеты в шкафу или чья душа истерзана эпизодами из его прошлого. Фильм отчасти похож на «К северу через северо-запад» и если вы посмотрите оба фильма, то поймете, в чем заключается сходство.

Некоторые считают, что Джеймс Стюарт, сыгравший Скотти, недостаточно выкладывался отчего его игра оставляла желать лучшего. Много написано и о том, что сам Хичкок был недоволен и работой с исполнительницей главной женской роли, и самим Стюартом, что после «Головокружения» вылилось в прекращение работы (актер снялся в четырех фильмах Мастера). Однако на мой взгляд Стюарт отлично вжился в роль Скотти-акрофоба, сумев показать именного того человека, которым являлся его персонаж. Ему под (или за) 50 лет, он одинок и является закоренелым холостяком, который старается избегать отношений даже с теми женщинами, которые явно не ровно к нему дышат. Помимо всего этого он еще и вынужден оставить работу, страдает от боязни высоты и даже стоя на стуле страдает от своего недуга. Представляете какой комплекс проблем?! Да Скотти — сам одна большая ходячая проблема! И когда ему предлагают начать следить за сногсшибательной красоткой и в его сердце что-то переворачивается, он пытается отыскать в самом себе возможно давным давно утерянные или никогда и не существовавшие приемы ухаживания за женщиной, стремясь всем своим видом показать максимум романтизма. Может быть демонстрация неопытности своего героя как раз и сказалась на восприятии игры самого актера, в чью стороны были брошены стрелы упрека?

Для себя название «Головкружение» отождествляю не только с приобретенным недугом Джона «Скотти» Фергюсона, но и с его маниакальным стремлением приблизить образ человека к его утерянному идеалу. Если пояснять дословно, то думаю можно считать, что Скотти вскружила голову та самая роковая хичкоковская блондинка, отчего его и без того пошатнувшееся психическое состояние было нещадно бито суровой реальностью. После случившегося на колокольне наряду с боязнью высоты у него развилось и стремление превратить живого человека в куклу, которую играющий с ней ребенок волен переодевать, прихорашивать или вносить нужные штрихи.

Впрочем, смотреть Вам. Свое мнение никому не навязываю.

Приятного просмотра.

9 из 10

24 сентября 2018

Средненько

- Бродить» может только один. Двое всегда «куда-то идут».

Я очень слабо знаком с творчеством великого Альфреда Хичкока. В основном я видел только его самые знаменитые работы, получившие большее признание зрителей, типа «Психо», «Птицы» и т. д. Сейчас передо мной менее известная картина, и за ее просмотр я сел с таким же энтузиазмом. Но к сожалению, здесь я не увидел того уровня мастера, к которому привык.

После несчастного случая, повлекшего смерть сослуживца, полицейский по прозвищу Скотти уходит в отставку. Теперь панически боящийся высоты Скотти пытается избавится от этого недуга, пока к нему за помощью не обращается его старый знакомый, с просьбой разобраться в странном поведении жены. Чем больше отставной сыщик следит за прекрасной Мадлен, тем больше запутанней и необъяснимей становится дело…

Сюжет основан на романе Буало и Нарсежака «Из мира мёртвых». С печатным оригиналом я не знаком, так что при оценке фильма буду отталкиваться только от экранизации. А она получилось достаточно пресноватой. Немного не этого я ожидал от фильма. Хичкок славится прежде всего, как мастер саспенса (тревожное ожидания). Здесь я этого не увидел. Если бы не знаменитое имя режиссера на вступительных титрах, то я бы даже не понял что это его фильм. Здесь не ощущается его подчерка вообще.

По жанру «Головокружение» больше тянет на детектив в чистом виде. Поначалу присутствует некая доля триллера, но все это быстро улетучивается, едва сюжет начинает выписывать пируэты. И вот мы уже ломаем голову над загадкой. Однако, стоит отметить, мне понравилось, как резко меняется тональность фильма. Есть в этом какая-то изюминка, без которой картину смотреть было скучновато. Ну и концовка. Вот тут уже легко угадывается легендарный режиссер. Меня обычно сложно удивить, но тут получилось. Не сказать, что финал шокирует, но элемент неожиданности сыграл свою роль.

В целом фильм тянет на более высокую оценку, но мне он показался средним во всех смыслах. Наверно просто я выставил для себя высокую планку Хичкока, и этот фильм попросту до нее не дотянулся.

5 из 10

12 февраля 2018

Альфред Хичкок — ГЕНИЙ, причем не просто с большой буквы, а с больших!

Хочу начать с того, что я, до этого фильма, успел посмотреть 4 невероятных по своему фильма Гения — «Веревка», «В случае убийства набирайте М», «Окно во двор», «Психо».

И, на мой субъективный взгляд, это одна из его лучших работ, если не лучшая. И как очевидно уже сейчас, спустя 60 лет после выхода сего Творчества, данный фильм оказал колоссальное влияние на режиссеров, потому как в очень многих действительно хороших картинах прослеживаются оттенки гениального произведения Хичкока. Заинтересовать зрителя спустя столько лет, при этом, повергнув его в шок — многого стоит.

Хочу также заметить, что время этому фильму — неподвластно. Всё-таки люблю я, когда триллер не просто триллер, а есть над чем задуматься и что-то проанализировать.

Потрясающая картинка, сюжетная линия и невероятные хитросплетения — всё это доставляет по настоящему эстетическое удовольствие от просмотра. И как же не забыть того факта, что после концовки я сидел в диком ступоре, потому как этот фильм оказал на меня неизгладимое впечатление.

Признаюсь честно, намеренно упускаю детали, потому как не хочу доставлять дискомфорт зрителю, который еще не успел посмотреть данный Шедевр.

Считаю, что Ким Новак и Джеймс Стюарт справились со своими ролями блестяще! Каждый из них умело показал все черты характера своих героев, все элементы тайн. И разве можно опять же усомниться в великом изречении: всё тайное — становится явным.

И тем страннее знать, что после того, как критики и зрители восприняли данную картину холодно — все шапки полетели в Джеймса Стюарта. После чего, некогда любимчик Хичкока, более не появлялся в его картинах. Сейчас же кажется, что это был поспешный, необдуманный вывод.

Подытожив всё выше сказанное, я восторженно могу заявить, что данный фильм просто необходим для просмотра, потому как, во-первых, принесет Вам эстетическую удовлетворение, во-вторых, Вы посмотрите невероятный и эпохальный шедевр величайшего мастера саспенса — Альфреда Хичкока, и наконец, в-третьих, Вы поймете, что большинство современных фильмов, так или иначе, позаимствовали частичку из этого Шедевра.

31 мая 2017

Добро пожаловать в мир сновидений

Сейчас, в 2017-м, некоторые вещи в этом фильме могут показаться откровенно наивными и даже нелепыми. К примеру, страстные объятия в стиле «Унесенных ветром», пожалуй, сегодня вызывают лишь улыбку. С момента выхода «Головокружения» прошло аж 60 лет, и было бы как минимум странно, если бы он по-прежнему оставался актуальным на 100%. Не утратил он самого ценного: чувства напряжения и той самой не до конца раскрытой тайны, которой и славится Хичкок. Музыка и декорации значительно способствуют нагнетанию такой обстановки, как, впрочем, и действия главных героев, Скотти и Мэдлин, которые то, кажется, сходят с ума, то не сходят… Главное — тайна до самого конца останется тайной!

Фильм действительно немного затянут. Первый час так и клонило в сон, но стоит перетерпеть это ощущение, ибо все самое интересное начинается во второй половине ленты: «и жизнь, и слезы, и любовь» и много чего еще! Потрясающие виды Сан-Франциско, а также стильные интерьеры 50-ых — еще один большой плюс, если вы киноэстет. Единственное, чего не хватило — любопытных и жизненных диалогов, которыми пестрит, к примеру, хичкоковское «Окно во двор». Впрочем, для знакомства с Хичкоком «Головокружение» подойдет как нельзя лучше.

2 февраля 2017

Так хорошо побыть без слов

Не раз слышал об этом фильме, но только сейчас дошли руки, чтобы посмотреть его, и сразу хочется отметить, что эти практически шестьдесят лет, прошедшие после выхода фильма в свет, совершенно не старят его. Этим и характеризуется классика.

Перед нами триллер-детектив, столь знакомый для Хичкока жанр. Главный герой Джон Фергюсон, детектив, уходит из полиции после несчастного случая, при котором погибает его напарник, а у самого Джона развивается акрофобия. Но в скором времени он берется помочь своему знакомому узнать, что такого странного в поведении его жены, и берется за дело уже как частный детектив. Эта самая акрофобия естественно будет играть не последнюю роль в сюжете, раскрывая тему фобий и страхов человека. Перед просмотром большего про сюжет знать и не нужно, кто видел, тот знает, кто до сих пор не видел, тому советую времени не терять.

Вообще, все это напоминает завязку типичного нуар фильма того времени, да и много элементов данного жанра здесь присутствуют, но все же «нуарным» фильм не назовешь — вместо ночных улиц и преследованием героя тут залитый солнцем Сан-Франциско 50-х годов, и выглядит он действительно потрясно. Визуально фильм сделан великолепно — калифорнийские пейзажи, интерьеры домов, автомобили, костюмы персонажей — все сделано с вниманием к деталям, пестрит яркими красками, и нет ни одной лишней детали, можно ставить фильм на паузу в любой момент и практически всегда получится отличный фоновый рисунок для рабочего стола, будто бы сделанный профессиональным фотографом, заслуга как оператора, так и режиссера.

Помимо визуальной части у фильма полно и других достоинств. Естественно сам сюжет — множество сюжетных поворотов, которые и спустя столько времени способны удивлять, и очень интригующий сюжет, слабых у Хичкока не бывает, саспенс на месте, все как надо. Ну и конечно же воплощен главный его талант — умение показывать, а не рассказывать, это то, что под силу очень немногим режиссерам. Целые эпизоды расследования проходят без слов, а по взгляду, жестам и мимике персонажей можно легко читаются их мысли, и в этом, конечно, заслуга и актеров. Они хороши, и это все, что нужно знать.

Думаю больше тут говорить не стоит, пусть лучше сам фильм поведает эту историю в одном из лучших воплощений Сан-Франциско в кинематографе. Балл не максимальный только из-за последних нескольких секунд фильма, но все равно общее впечатление крайне положительное. Один из лучших, если не лучший фильм Творца.

9 из 10

24 ноября 2016

«Головокружение» Альфреда Хичкока, один из самых узнаваемых и без прикраса шедевральных фильмов маэстро, постоянно появляющийся во всевозможных списках лучших фильмов в числе лидеров, а также входящий в список любимых фильмов большего количества современных режиссеров планеты, составленный в 2012-м году британским журналом «Sight & Sound», очень трудно анализировать, не обладая обширными знаниями философии и психологии. Характеры героев, перемены в их настроении, мотивы — все это, конечно, можно описать и более простыми словами, не вдаваясь в терминологию, что я сейчас и собираюсь сделать. Поэтому предупреждаю сразу: если вы хотите узнать о фильме больше, чем просто опись сумбурных эмоций по поводу качества постановки, то обращайтесь к профессиональной литературе, ибо про этот фильм 1958-го года написано баснословное количество аналитических статей — как от кинокритиков, академиков, историков кинематографа, так и от людей иных профессий, вроде философов и психоаналитиков.

Итак, начнем. Не стоит даже заикаться про операторскую работу, цветокоррекцию, монтаж, постановку мизансцен, «тревожное» музыкальное сопровождение от бессменного хичкоковского композитора Бернарда Херрманна — Хичкок один из главных формалистов в истории кино, с которым в этом плане могут сравниться разве что Стэнли Кубрик и Андрей Тарковский. Никого так сильно, как Альфреда Хичкока, не заботит то, как рассказана история, какие средства выразительности используются для достижения того или иного эффекта. Но прекрасно примененный в творчестве мощный личностный перфекционизм режиссера не коим образом не повлиял на качество обыгрываемого материала. Не зря «Головокружение» признают одним из лучшим фильмов всех времен, причем говорят это не абы кто, а, к примеру, Стивен Спилберг и Мартин Скорсезе — также выдающиеся американские кинематографисты, но более поздней, «послехичкоковской» эпохи, времен «Нового Голливуда». Скорсезе так и вообще признавал, что неоднократно использовал в своих картинах некоторые наработки своего именитого коллеги-«триллериста». Пол Верховен, снимая свой «Основной инстинкт», также не раз поглядывал в сторону «Головокружения». Референсы в сторону этого замечательного фильма — дело, само собой, привычное. Ну как не отдать дать уважения тому, на чьих фильмах ты рос?

«Головокружение» — самый что ни на есть классический, если можно так выразиться, хичкоковский триллер. Настоящий психологический детектив. Ни для кого ведь не секрет, что именно этот режиссер, странствуя по жанрам, словно Колумб по свету, открыл, развил и довел до предельного совершенства жанр «триллера», тем самым навсегда вписав свое имя в одну из эпохальнейших глав истории кино. Практически все современные триллеры, где воедино смешиваются психологические лейтмотивы, выдержанная атмосфера, меняющая свой уклон в ту или иную сторону, когда это нужно, а также детективная составляющая, вышли именно из-под крыла хичкоковской прозы. Само название — «Головокружение» — это не описание состояния героя (Скотти Фергюсона, сыгранного Джеймсом Стюартом, самым популярным актером Хичкока, помимо «Головокружения» снявшимся еще в трех фильмах постановщика), боящегося высоты, который находится непосредственно на высоте. Это состояние того же персонажа, который, потеряв любимую женщину, манящую его и после смерти, чарующую, встречает практически полную ее копию, заново влюбляется, но внушает сам себе, что эта женщина — та самая, его любовь. Он наряжает ее в одежду своей пассии, внешне клонирует ее образ, но где-то в глубине души понимает, что она уже мертва, что ее не вернуть, как ни пытайся. Но так как ее самоубийства он не видел, эмоционально не отдалился от тела, не осознал факта смерти через призму своего подсознания, повторение прошлого в настоящем он видит вполне логичным шагом. Шагом к избавлению от назойливых воспоминаний.

И чтобы освободиться от подсознательной иллюзии, собственноручно воплощенной в жизнь, герой решает просто-напросто избавиться от внешнего фактора, побудившего его на самообман. А этот самый «внешний фактор» — Джуди, девушка, которая внешне (да и темпераментно) точь-в-точь напоминает почившую в иной мир путем самоубийства Мэделин (оба персонажа, конечно же, сыграны актрисой Ким Новак). А заканчивается история на той самой церковной башне, ставшей оплотом суицида в этом фильме. Заканчивается под колокольный звон, символизирующий, стало быть, упокоение души, завершение происходящего хаоса.

10 из 10

29 сентября 2016

О пустоте.

«А не замахнуться ли нам на Альфреда нашего Хичкока?» — такого рода мысли не посещают уже много лет. Просто есть кто-то, совершенно не твой. Толстой гений, но читать его не могу, Хичкок гений. но смотреть его не хочу. Даже для общего развития и в рамках киноликбеза. Даже из интереса к Грейс Келли — главной музе режиссера до восшествия на европейский престол,.

Удивительно умение этого невзрачного толстуна с простонародным лицом, внука зеленщика и сына бакалейщика, вовлечь в сферу своего притяжения дивно красивых аристократов, как божественная Грейс или Джеймс Стюарт, что в главной роли в «Головокружении». Как, а вы не знали, кто этот красавчик? Он военный летчик, ветеран Второй Мировой и Вьетнама и он, та-дамм! — бригадный генерал. Так-то, деточки. Не иначе, иезуитское воспитание Хичкока сказалось, иезуиты — те еще мастера добиваться целей. Н-ну или талант, талант бесспорен.

С фильма, где работали в тандеме мисс Келли и Стюарт («Окно во двор`1954) знакомство с режиссером началось, им и закончилось. Ждалось много, а вышел пшик. Такой уж это жанр — хоррор, в котором снятое очень скоро устаревает, а все гениальные в середине пятидесятых режиссерские находки давно растащены на цитаты, заштамповались и смылились до обмылков.

Он стоял у истоков того, что в последующие годы развивалось более динамично, чем любой другой жанр: триллер, мистика, хоррор, саспенс. Он сказал во всем этом первое слово, но сказанное другими после, оказалось более весомым и значительным. Точно так же устарев и утратив актуальность под натиском новых волн. Люди любят боятся химер своего сознания и если верно. что сон разума рождает чудовищ, то сон — любимое занятие человеческого разума.

Однако, к «Головокружению». Первый фильм режиссера, включенный в Национальный реестр наиболее значимых фильмов еще в первый год его существования. Неизвестный шедевр, не оцененный публикой и критиками по достоинству в момент выхода, но переживший второе рождение и подлинное признание через два десятка лет. А еще через четверть века сместивший с позиций «Самого значимого фильма времен и народов» «Гражданина Кейна». Фильм, в котором каждый киноман узнает себя.

Пересказывать сюжет — занятие неблагодарное, да и Вика с этим лучше меня справляется, я о своем, если позволите. О том. почему мне кино показался претенциозным и психологически недостоверным. Ребята, вы как себе представляете работу полицейского детектива? Правильно, полная вовлеченность в «производственный процесс», до некоторого рода профессиональной деформации; высокая степень социальной адаптации, поведенческая мимикрия к людям и обстоятельствам, с которыми приходится работать. Теперь смотрите на Скотти. У него «Лига плюща» метровыми буквами на лбу написано. Такой может сидеть в чиновничьем кресле, занимать должность в совете директоров или быть тем, кем является — богатым бездельником. Ну какой из него детектив?

Мидж говорит о мечте молодого многообещающего адвоката стать шефом полиции Фриско (как бы прикрывая сюжетный кикс), но он на пятом десятке, дети. А все скачет по крышам. Странная карьерная аберрация. Хорошо, психологический стресс, болезнь, самое бы и время перейти к кабинетной работе, семимильными шагами к мечте. Ан нет, средств у него хватает, потому будет просто жить. Круто? О-очень. но жить можно по разному, Скотти ни в чем себе любимому отказывать не намерен. Рестораны, концерты, дорогие бутики, «Ягуар» как средство передвижения. Дальше можно не продолжать? Много ваших знакомых ездит на Lamborghini и Maseratti?

Не мужик, а Принц Грез какой-то. Нет, почему влюбляется в жену клиента, как раз понятно. Да при чем здесь «сердцу не прикажешь»? Молодая, прекрасная, южанка-аристократка, наследница судостроительной компании. Чуете, какой деньгой пахнет и не говорите мне, что он сам не беден. Притяжение о-очень больших денег куда мистичнее, чем любые высосанные из пальца истории о потусторонних подселениях в ум и сердце. А влюбляемся мы тогда, когда внутренне позволяем себе влюбиться, есть такой решающий момент, в который «и сердце молвило: Он мой».

С Мадлен понятно, но совершенно неясно с Джуди. Женщина, так успешно справлявшаяся с ролью оранжерейной орхидеи, по определению может продолжать оставаться в той же стилистике и дальше. А влюбленная в мужчину более высокого, по сравнению со своим, социального круга, просто обязана это сделать. Помните «Пигмалиона» и то, как наивная Элайза пытается нанять Хиггинса в качестве преподавателя английского, на котором говорят в высших кругах? Помните ее цель? Сменить продуваемую всеми ветрами рыночную площадь, где продает за гроши «цвиточки» на престижный флористический бутик.

Невозможно не осознавать преимуществ, даваемых некоторыми умениями и навыками и не пользоваться ими. Осознанно или бессознательно. А для влюбленной в аристократа и пытающейся произвести на него должное впечатление женщины, вербальные характеристики девчонки с рабочей окраины не тупость даже, но уровень имбицила в умении строить отношения. Вилка, которую в первый вечер в ресторане держит неправильно, о, боги мои, яду мне!

Но это все так, мелочи и частности. Знаете, почему фильм нехорош? Потому что ни один из героев (за исключением, разве, Мидж) во-обще ничего не делает. Они трутни, паразиты, гельминты (sorry). Они глубоко неинтересны, ни один из них не интересен, как личность. Они пусты, а чем может быть интересна пустота?

3 сентября 2016

Не могу сказать, что я посмотрел много фильмов Хичкока на сегодняшний день, и те, что я видел, мне сильно понравились, но, могу сказать, что с большим уважением отношусь к «маэстро ужасов», как его часто называют. И, конечно же, хочу ознакомиться со всеми работами этого режиссера. Режиссера, который, по сути, создал жанр ужасов и триллеров.

Фильм «Головокружение» снят по мотивам романа «Из царства мертвых», который написали Пьер Буало и Том Нарсежак в 1954 году. И, надо сказать, что картина, снятая Хичкоком, рождает желание эту книгу прочитать, что я обязательно сделаю.

В этом фильме рассказывается история, в которой мы познакомимся с такими героями, как Скотти — детективом, у которого после трагического случая с его напарником начинает развиваться акрофобия, по-простому боязнь высоты, Мадлен — женой друга Скотти, душевнобольной, за которой придётся присматривать нашему главному герою.

Читая перед просмотром отзывы и рецензии о фильме, я неоднократно натыкался на мнения о том, что сюжет в этом фильме развивается очень медленно и довольно скучно. Честно говоря, не могу с этим не согласиться. Примерно до половины фильма я ощущал какое-то чувство неполноценности сюжета и часто задавался вопросом — «а где здесь триллер то?», «где собственно ужасы?». События в картине развиваются не слишком динамично, что, безусловно, заставляет зрителя откровенно скучать. Что не скажешь о второй половине ленты. Всё это время режиссер готовит нас к удивительному повороту сюжета, к тому, что полностью переворачивает всё с ног на голову, к тому, что действительно называется головокружение. А концовка в этом фильме вообще выше всяких похвал!

Именно во второй части фильма режиссеру удаётся создать постоянно гнетущую атмосферу тревожности, которая, по сути, появляется из ничего. Вроде бы в фильме не происходит ничего такого, что могло бы вызывать страх или тревогу (разве что подозрительность), но зритель постоянно чувствует ощущение давления.

Что касается, актёров, то, несмотря на большое количество критики (в том числе самого режиссера по отношению к исполнителю главной роли Джеймсу Стюарту — он обвинил в не самом лучшем старте ленты именно Джеймса и больше не снимал его в своих фильмах), я хочу сказать, что актеры сыграли замечательно. Весь фильм мы, на самом деле, наблюдаем дуэт Джеймса Стюарта и Ким Новак, которые, на мой взгляд, очень качественно справились со своей задачей.

Ближе к концу ленты, Хичкок умудряется довести до максимума ощущения непреодолимого влечения к женщине, непреодолимого желания получить этот идеал, пойдя на любые жертвы, что, по большому счёту, уже можно называть маниакальным влечением, которое очень часто сопровождается частыми головокружениями. И, как мне кажется, фильм как раз про это.

17 июня 2016

«Галопом за Хичкоком». Эпоха шедевральности, заезд седьмой: «Хрупкий мир мужского либидо или почему мертвая женщина всегда сексуальнее живой»

Рассматриваемый фильм воистину является одним из самых знаменитых, анализируемых, красивых, умных и просто-напросто головокружительных проектов в истории. Картина давно заслужила признание со стороны как зрителей, так и самых язвительных критиков. Например, вот как характеризует ленту чрезвычайно строгий французский киновед Жак Лурселль: ««Головокружение» содержит в сжатом, поэтическом виде все, что может подарить зрителю кинематограф: историю любви, приключенческий рассказ, метафизическое путешествие персонажей в глубины духа, детективную интригу…Никогда, ни в одном фильме кинематограф до такой степени не сочетал исповедальный характер и технической совершенство, интимность и зрелищность. При всей нашей любви и всем обожании, «Головокружение» остается картиной настолько личной, что приглашает скорее к молчаливым раздумьям, нежели к обсуждению, словно интимный дневник, который не должен был попадаться на глаза.» Однако ограничиваться молчаливыми раздумьями в отношении к данной ленте было бы непозволительной роскошью, ведь фильм является блистательной кинематографической иллюстрацией целого ряда психоаналитических и философских систем, в связи с чем следует остановиться хотя бы на самых известных прочтениях.

Сюжет основан на романе французских писателей Буало-Нарсежака. Бывший полицейский по имени Скотти, выходит в отставку в связи со смертью напарника и развившейся на этой основе боязни высоты. Один знакомый предлагает ему работу и просит проследить за своей женой Мадлен, которая, по его словам, страдает бессознательными суицидальными наклонностями. Скотти влюбляется в девушку. Та отвечает ему взаимностью. Однако вскоре ему приходится убедиться в правоте своего приятеля — Мадлен сбегает и бросается вниз с монастырской колокольни. Скотти, парализованный страхом, не в силах ее спасти. Комплекс вины вгоняет героя в тяжелейшую депрессию. Он бесцельно слоняется по улицам Сан-Франциско, где неожиданно встречает простушку Джуди, физически похожую на Мадлен.

Первым ключом к пониманию фильма служит комментарий Хичкока: «В книге, прежде всего, меня увлекла попытка героя воссоздать образ мертвой женщины при помощи живой». Ключевое слово в этом предложении — «образ». Именно образ является той самой субстанцией, которая генерирует действие всего фильма и подчиняет себе саму сущность главного героя (интересно, что сам Скотти является таким же образом для своей подруги Мадж). Невероятную силу ему дает парадоксальная диалектическая позиция между смертельным миром реальных, грубых, детерминированных событий и абсолютно бесконтрольной фантазматической вселенной (данная дихотомия выражается в том числе и на композиционном уровне фильма с его двухчастной структурой, в которой одна часть является иллюзорной, романтической, яркой и красочной историей соблазнения героя, а вторая предстает разоблачением сладкой иллюзии посредством строго-прагматической детективной истории). Образ «идеальной женщины» имеет богатую предысторию: в художественных произведениях, таких как «Ромео и Джульетта» или «Спящая красавица», удаленность столь невыносимо близкого объекта желания играет ключевую роль в повествовании и задает эмоциональный фон произведению в целом. Что касается реальной жизни, то для примера можно обратиться к жизнеописанию Данте, Перголези и многих других «художников от утраты». Возвышенный, зачаровывающий объект в первую очередь пленяет тем, что является абсолютно нематериальным, трансцендентным и потому недосягаемым («Тем идеал священен и велик, что мы достичь его вершин не в силах…» Ницше) Будучи «закован» в физическом оплоте он еще может подвергнуться нежелательным воздействиям непостоянства и текучести мира: любимая может быть похищена, убита, совращена и т. д. Однако воссияв на небосклоне нашего экзистенциального бытия он срастается с нами, становится абсолютно индивидуальным…Самое главное — ни коем случае не смешивать его с материальным воплощением. Но именно это и делает Скотти.

Тут следует обратить внимание на гениальность Хичкока, который, вопреки всем советам, трансформировал композицию романа и придал фильму уникальную структуру. В книге травматическая развязка (Мадлен=Джуди) наступала только в конце, а в ленте же она расположена ориентировочно посередине, словно рассекая повествование на две противоположные части. Зрителю, в отличие от Скотти, известна истина о существовании роковой красавицы, и поэтому он может рассматривать все происходящее с позиции не эмоциального вчувствования, а рефлексивного анализа. Тогда-то его взору и открывается вся подноготная «истинной» любви, состоящая из гениального актерства, правдивой лжи и чистой симуляции. Вскоре роковую истину суждено будет узнать и Скотти. Но как известно из житейской практики, объект желания после того как последнее оказывается удовлетворено, становится для нас не только неинтересен, но даже и отвратителен. То же самое происходит и с пленительным образом Мадлен, который становится слишком близким и абсолютно доступным в лице Джуди. Нужно заметить какой невероятный, воистину экстатический восторг переживает Скотти, вживую увидев и жарко обняв предмет своих «приватных фантазий.» На глаза у него, взрослого мужчины, многое повидавшего, наворачиваются слезы. Следует полагать, что архаическое, животное, невыносимое для человека, сексуальное исступление синтезируется в его душе с абсолютным, мистическим, духовным экстазом. Вот он апогей существования, высшая точка мужского желания! Но, что дальше? По законам диалектики синтетическое единство двух начал должно быть снято в третьем, которым является ничто. За всякое удовольствие нужно платить, поэтому Скотти должен вновь пережить утрату. На этот раз умереть должен сам метафизический образ, предел всех чаяний и надежд.

Таким образом, в идеологическом отношении фильм затрагивает минимум три смысловых пласта — феноменологию сознания, так называемую мужскую «либидинальную экономику» и неустойчивость структуры реальности. Каждый из них органично поддерживает и взаимодополняет остальных.

Ритм ленты очень сдержан и неспешен, практически медитативен. Таким образом отражается эмоциальная «зачарованность» героя. Хичкоку удается создать по-настоящему сновидческую атмосферу романтики, органично сочетающуюся с высочайшим накалом сексуальности (последняя достигается благодаря Ким Новак, много вложившей в свою героиню, например, благодаря ей Мадлен ходит без лифчика, а романтизм за счет гениального построения мизансцен, идеально подобранному освещения, колористики и вообще безупречной работы основного оператора маэстро Роберта Беркса). Однако, как всегда у Хичкока близкое к идиллическому эмоциональное полотно буквально разрывается на куски сверхдинамичными, кульминационными сценами с уникальным характером съемки. Хотя план головокружения, снятый субъективный камерой обошелся почти в двадцать тысяч долларов и казался нереализуемым технически, однако по настоянию маэстро он все же был снят и, вполне закономерно, стал одним из самых знаменитых планов в истории кино (обозначается спецтеримном: ««the Vertigo effect»). Особо интересна фактура анимированных, гипнотических фигур, созданных Солом Басом, которые как нельзя лучше изображают идеологическую подоплеку фильма. Что касается музыки, то полноразмерная партитура Бернарда Херрмана выражает мельчайшие эмоциональные сдвиги, дополняя полноту визуальной стороны акустическими штрихами.

В целом, это без сомнения великий фильм, который толкнул развитие жанра эротического триллера и оказал влияние на режиссеров самых разных направлений, таких как Кубрик, Бава, Линч, де Пальма, Ардженто или Скорсезе. Картина совершенна с эстетической точки зрения, ни один кадр не устарел, поэтому даже сегодня она может запросто конкурировать с любыми новинками далеко не в пользу последних.

26 апреля 2016

In memoriam, или В прошлом веке в Сан-Франциско

Наиболее деконструирующий существующие жанры и киноязыковые условности классического нарратива, фильм «Головокружение» 1958 года Альфреда Хичкока стартует тем не менее весьма традиционно, в духе уходящих в небытие уже тогда нуаров, когда неоднозначный частный сыщик Скотти Фергюсон с целым буйным выводком фрейдистско-юнгианских комплексов, им не преодоленных, скрипя сердцем соглашается проследить за женой своего давнего друга Гэвина, Мадлен. Но тем очевиднее становится дальше, что в этой сугубо американизированной экранизации романа Буало и Нарсежака, многозначительно трактуемой хоть по диагонали, хоть по вертикали, упущено кое-что, лежащее в общем-то на поверхности изобразительно изысканной киноматерии фильма.

За год до того, как Ален Рене ревизионировал себе право на диалектику памяти в «Хиросиме, mon amour», продолжив её «В прошлом году в Мариенбаде», именно Альфред Хичкок в декорациях подернутого онорической вуалью Сан-Франциско, предвосхищая и опережая, заговорил о том же, о власти памяти над жизнью человека, над его бытием, превращая его неизбежно в некое пластичное истончение привычных вещей, поступков, привычного осознания себя. Даже если не принимать на веру навязанные игровые условности, ведь, по законам нуара никто здесь не является и так самим собой, отняв самостоятельно у себя право на честную идентификацию, то становится ясно, что именно глубинная, генеалогическая память толкает Мадлен возвращаться к портрету своей прабабки, заново, реинкарнируясь, проживать её жизнь, повторять вслед за ней её неизбежный путь рока, будучи не в силах противиться этой мистической, некромантской тяге к соприкосновению к прошлому своей семьи, ведь её нынешнее семейное бытие, режиссёром не вполне проясненное, завуалированное и затаенное, неприхотливо; оно, как и всякое постоянство, лишено своего метафизического смысла, и Мадлен, ведомый по сути человек, оказывается сперва в заложниках своего брака, потом — давнего прошлого в лице Карлотты Вальдес, а уж потом — зависимой от Скотти.

Он же в свою очередь тоже является жертвой игр разума, завязанных на кошмарах собственной памяти. Концентрируя в себе практически все возможные фобии и психологические вывихи, так как акрофобией дело едва ли ограничивается, и в поведении главного героя не без усилий просматривается танатофобия, агорафобия и обсессивно-компульсивное расстройство, Скотти не может отпустить от себя воспоминания о гибели своего напарника; неискупленное и ошибочное чувство вины владеют им столь сильно, что просто страх перед неведомым произрастает в патологию, неизлечимую с каждой минутой. Боязнь вступать в долгие отношения с женщинами приводит к тому, что он начинает их как неосознанно боятся, так и стремиться завладеть той единственной, которая стала его мономанией. Как и безымянный герой Мариенбада, он продолжает помнить ту, что придала его мучительной жизни абрисы смысла, пускай она и не является самой собой, но, ослеплённый желанием воскресить ту память, Скотти, вслед за настоящей Мадлен, а не её псевдообразом, её симулякром, оказывается неспособным противостоять собственным ментальным макабрам. Как и Мадлен повторила точь в точь жизнь и смерть загадочной Карлотты, так и Скотти проиграл заново историю своей единственной настоящей любви, только вместо пресловутого Эроса оставив лишь один Танатос. Много позже, в картине «В прошлом году в Мариенбаде» действие и вовсе перенесется в некий антимир, населённый мертвецами, наказанными амнезией. «Головокружение» лишь совершает полный цикл человеческого существования: человек был, человек жил, человек совершил, человек получил, человек убил, человек умер; человек любил, человек забыл, человек вспомнил, — но только где-то здесь затаилось очевидное сомнение: а был ли вообще этот человек?!

14 февраля 2016

Головокружение

«Головокружение» — тот случай, когда исследователю есть, где развернуться, столь сложны психологические мотивировки героев, столь витиевата структура, столь блистательна режиссура. Однако, все это осуществлено при внешней простоте сюжета, рассказывать который невозможно без того, чтобы не попасть в спойлер. В отношении фабулы скажу только одно, в основу фильма лег роман Буало-Нарсежака, автора, вдохновившего Клузо на создание «Дьяволиц». Схожая тема — мистический флер истории, за которым стоит вполне разумная, земная аргументация, отсылает нас еще к рассказам о патере Брауне Честертона, однако детективная интрига — не столь важна, сколь психоаналитический контекст, без которого при анализе фильма, да и творчества Хичкока в целом, просто не обойтись.

Хичкок окончил католический колледж, с весьма жестким фарисейским воспитанием, как и Бунюэль с Феллини, это отразилось в их творчестве, получило воплощение во фрустрациях их героев, однако, Хичкок стал мастером триллера не только потому, что подсознательные страхи, фобии, связанные с сексуальностью, с отношением в Женщине, Отцу, Матери как архетипам получили в его картинах наиболее полное, чем у его коллег выражение, но еще и потому, что снимая каждый свой фильм, он как бы заново изобретает киноязык, предлагает неожиданные монтажные и режиссерские решения.

«Головокружение» — для него фильм не типичный, как скажем «Птицы», «Психо» или «Окно во двор», анализировать его не имеет особого смысла без отсылки к великой киноведческой книге словенских психоаналитиков «То, что вы всегда хотели знать о Лакане. но боялись спросить у Хичкока», где анализируется творчество мастера в целом через призму структурного психоанализа Жака Лакана.

Краткое содержание идей Лакана следующее — человек зажат между тремя мирами: Символическим, связанным с законом, языком, фигурой Отца, запретами, Воображаемым — регистром Символического, через которое человек примиряется с неповоротливым миром законов так называемого большого Другого, то есть Отца, Государства, Языка, мира искусства и прочего. Символическое и воображаемое защищает человека от Реального — мира травм, связанным с отрывом от матери во младенческом возрасте. До появления в воображении ребенка фигуры отца ребенок образует с матерью единое биологическое целое, вторгаясь, как человек, имеющий право на мать, отец запрещает сыну, он носитель языка и символических связей. Потому так важно простить Отца, переболев в пубертантное время подростковым бунтом против Него.

Психоанализ Лакана лечит лишь неврозы, то есть стесненность человека от вражды с Символическим, задача психоанализа — показать, что эта вражда основана на пустом месте, что надо признать символическую власть Отца, Государства, Общества, Языка над самим собой и успокоиться, найдя свое место в мире. В «Головокружении» мы видим тот же процесс — герой попадает в ловушку Символического, влюбляется в искусственно сконструированный образ, причиняя боль реальному человеку, герой Стюарта — и палач и жертва одновременно, он принуждает любимую быть похожим на идеальный образ, но при этом — сам жертва большого Другого, Отца. Но именно потому, что он бунтует против Отца он оказывается на краю пропасти, потому он все теряет, теряет любимую и сталкивается лицом к лицу с реальным, пра-Матерью, зовущей его нутряным голосом небытия к себе.

Головокружение — образ столкновения с бездной, Реальным, травмой как таковой. Мать в психоанализе выступает образом биологического, дочеловеческого, животного мира, от которого спасают запреты Отца, потому так важно им подчиниться и удалиться от матери, стать самостоятельным человеком, отдельной личностью. Но такие выводы психоанализа не надо понимать буквально, они вовсе не означают реального разрыва всех связей с матерью тем или иным человеком. Речь об архетипах бессознательного, в том, чтобы встать на сторону Отца в этом противостоянии, как бы не тянуло к Матери, к небытию.

Те, кто смотрел «Психо» и «Птицы» поймут, что словенские психоаналитики правы, рассматривая Хичкока через призму Лакана, образы зловещей Матери, в них еще более явны. Потому так важно вырасти и оторваться от праматери, от матери-тьмы, ибо спаянность с ней, отсутствие Отца, невключенность в символические связи чревато психозом. Лакан анализировал психозы, как провалы в Реальное, которые могут завершиться удачно, возвращением в царство языка, большого Другого, символического отца, то есть социализацией человека, а могут стать и необратимыми, тогда они уже не поддаются лечению. Психоанализ работает лишь с языком, Символическим, неврозами, но не с Реальным, которое не в состоянии анализировать никакой врач. Именно об этом хичкоковское «Психо».

Что же касается «Головокружения». то это кино о бесполезности борьбы против большого Другого. Да, объект любви, всегда сконструирован нашим воображением, да реального человека очень трудно любить, ибо это столкновение всех трех сфер человеческой психики (Символического Воображаемого и Реального), да любить — это больно, любовь придумана Отцом, большим Другим, Богом, Его самоотречение было жестом любви, единственно верным и правильным. Да, герой «Головокружения» жаждет правды, столкновения с Реальным, он его и получает — падение в бездну. Это чудовищно, но не всегда надо доискиваться правды, но это не значит жить во лжи, сами знаки, символы, язык — это не ложь, это наше спасение от травм, от биологического разрыва с природой, которая и есть Прамать. Общество отрывает нас от природы, от матери, но оно нас и спасает, ибо человек — самое уязвимое существо, столкновения с дикой природой, с праматерью он не вынесет — это бездна, столкновение с ней и рождает онтологическое головокружение, о котором говорит название фильма. Посмотрите его, а потом уже решите, насколько правы интерпретататоры-психоаналитики, но мне кажется, они близки к истине.

12 января 2016

Наваждение

«Головокружение» является на сегодняшний день одним из влиятельнейших фильмов в истории мирового кинематографа и входит в число киношедевров Альфреда Хичкока. В 2012 г., согласно опросу авторитетного британского журнала о кино Sight & Sound, хичкоковский детективный триллер занял первую строчку в списке величайших фильмов всех времен, впервые обойдя тамошнего лидера «Гражданина Кейна»! В списке лучших детективов по версии Американского киноинститута «Головокружение» также занимает первое место. Кроме того, данная картина служит образчиком изобретательного использования технологии цветного изображения «Техниколор»: цветовые решения играют в фильме не меньшую роль, чем сюжет и персонажи.

Начинается «Головокружение» с эпизода-пролога, окрашенного в сугубо синие тона. В нем двое полицейских ведут по крышам преследование злоумышленника, как вдруг один из них, стараясь вскарабкаться по мансардной кровле наверх, соскальзывает и хватается за водоотвод. Тотчас же на помощь ему приходит напарник, протягивает руку, но нечаянно сам теряет равновесие и падает вниз. Оставшийся висеть полицейский смотрит на мертвого товарища, оцепенев от ужаса. Так оканчивается пролог: Хичкок оставляет персонажа в подвешенном состоянии, мучимого боязнью высоты, головокружением и своей беспомощностью. С этого момента синий цвет в фильме будет прочно ассоциироваться с чувством вины.

Чудом спасшегося полицейского, имя которого Джон «Скотти» Фергюсон, играет Джеймс Стюарт, до этого снявшийся у Хичкока в трех его картинах. Скотти — хрестоматийный пример главного героя в хичкоковском триллере: уязвимый мужчина средних лет, страдающий от физиологического (боли в спине) и психологического (акрофобия) недугов. Подав в отставку после трагического происшествия с напарником, Скотти предвкушает заслуженный отдых, но его мечтам, увы, не суждено сбыться. Гэвин Элстер (Том Хелмор), его старый приятель по колледжу, обращается к нему с необычной просьбой — установить слежку за его женой Мэделин (Ким Новак). Не потому, что подозревает супругу в измене, а потому, что взволнован ее странным поведением. Она может говорить о чем-то и вдруг замирает на полуслове, ее глаза заволакивает туман, а взор потухает. Еще она где-то бродит, но никто не знает где — сама она об этом тоже ничего не помнит. В такие часы, по мнению Гэвина, будто кто-то из умерших вселяется в ее тело. И надо заметить, что его подозрения идеально рифмуются с названием романа-первоисточника, положенного в основу «Головокружения», — «Из мира мертвых» за авторством Пьера Буало и Тома Нарсежака.

И вот, в фешенебельном ресторане «У Эрни», среди его кроваво-красных интерьеров, Скотти впервые замечает 26-летнюю блондинку Мэделин, идущую в густо-зеленом палантине из дверного проема к выходу и на мгновение остановившуюся в профиль, подобно тем загадочным женщинам, которые изображены на полотнах великих художников. Она — хрестоматийный пример femme fatale у Хичкока: «холодная блондинка», внешне строгая и добродетельная, но способная сделаться более чувственной под влиянием страсти или опасности. Хотя сцена «У Эрни» длится недолго, она весьма информативна. Именно здесь у Скотти зарождается сильное, обжигающее чувство по отношению к Мэделин. Ее появление в дверном проеме означает, что в ее прошлом сокрыта тайна, которая нам видна лишь отчасти. С этим образом Мэделин соотносится зеленый цвет, в котором воплотились ее красота, загадочность и уязвимость. Кроваво-красный антураж ресторана, однако, сигнализирует о подстерегающей опасности, связанной с этой женщиной. В «Головокружении» зеленый и красный цвета почти всегда показываются попарно.

Всюду, куда отправится Мэделин, ее будет сопровождать зеленый цвет. Выделяющиеся из общего фона зеленые коробки в углу цветочного магазинчика; поросшее зеленью кладбище миссии Долорес; аккуратные зеленые лужайки около Дворца Почетного легиона; вода зеленоватого оттенка в заливе Сан-Франциско. Даже машина героини выкрашена в зеленый цвет! Свое преследование отставной полицейский ведет под аккомпанемент тревожной, нервной, пронзительной музыки Бернарда Херрманна — композитора, который создал музыкальное сопровождение для всех фильмов Хичкока, снятых с 1955 по 1964 гг. Однако до «Головокружения» музыка Херрманна никогда не была настолько эффектна! В процессе слежки Скотти замечает, как Мэделин в трансе смотрит на портрет одной женщины. Ею оказывается испанка Карлотта Вальдес — прабабушка Мэделин, которая после недолгой совместной жизни с богатым мужчиной была выдворена на улицу и покончила жизнь самоубийством аккурат в возрасте 26 лет.

Пришло время раскрыть до конца цветовую палитру «Головокружения». Итак, синий цвет, напомню, отвечает за мотив вины. Зеленый цвет, символ страсти и наваждения, связан с Мэделин. Следующий за ним красный цвет предупреждает о таящейся опасности, угрозе. Примечательна сцена, в которой Мэделин впервые оказывается у Скотти дома после ее попытки суицида. Отлежавшись и восстановив силы, она входит в гостиную в красном халате (цвет-тревога!) На Скотти, напротив, надет зеленый свитер, выражающий его крепнущее чувство к супруге Элстера. Чуть позже, когда она внезапно пропадает из квартиры, герой бежит ко входной двери красного цвета (ограждение от женщин, посягающих на его личное пространство) и обнаруживает себя стоящим в зеленоватом отблеске, оставленным Мэделин после себя.

Хотя Скотти ни разу не был женат, это вовсе не означает, что женщины его не любили. Узами дружбы и привязанности он связан со своей давней подругой Марджори «Мидж» Вуд (Барбара Бел Геддес). В фильме с ней ассоциируются оттенки желтого цвета. В отличие от Мэделин, Мидж — девушка открытая и искренняя. Ей нечего скрывать, поэтому ее дизайнерская мастерская светла и просторна. Сочетание кремово-желтого цвета с ее заботливостью и сочувствием служит намеком, что Мидж любит Скотти так, как мать любит своего сына. Позднее в палитру «Головокружения» внедряется последний цвет — фиолетовый. Его воплощением становится молодая девушка Джуди Бартон (вновь прекрасная Ким Новак), которая с лица — вылитая Мэделин, но характером — более приземленная. Когда Скотти осознает, что с его бывшей пассией все кончено, он становится одержим Джуди. Однако сама она интересует его лишь в той степени, в какой походит на Мэделин, поэтому Скотти ревностно добивается от нее стопроцентного сходства, настаивая на смене одежды и прически. Джуди безумно влюблена в Скотти и во имя любви приносит себя в жертву. После ее преображения герой снова видит перед собой «свою» Мэделин, вышедшую к нему навстречу из дурманящей зеленоватой дымки. Во время поцелуя камера Роберта Беркса деликатно вращается вокруг пары, передавая головокружительность происходящей сцены.

Трагедия Скотти в том, что он не способен полюбить реальную женщину, состоящую из плоти и крови. Однажды Джуди горько подмечает: «Ты даже не хочешь ко мне прикасаться!». Вместо нее, герой предпочитает женщину-фантазм, которую нарисовало его воспаленное воображение. Подобно художнику, Скотти настолько поглощен идеей воссоздать свой идеал, что невольно лишает Джуди ее индивидуальности. В финале, излечившись от «романтического головокружения», он остается растерянно смотреть в пропасть, в которую с ужасом вглядывался в начале этой волнующей истории.

8 января 2016

Ошибка Хичкока

Альфред Хичкок — гений мировой кинематографии, известен своим влиятельным характером и строгостью, особенно в съемочной площадке. Несмотря на то, что сегодняшние кинокритики считают фильм «Абсолютным шедевром», для меня в этом фильме, к сожалению, не хватает «Хичкоковского» духа. Во время просмотра фильма, у меня появились неоднозначные чувства по поводу игры актеров, а именно по поводу актерской игры Ким Новак. Мне не нравилось чересчур холодная игра главной героини (о гриме и странно нарисованных бровях слов нет). После просмотра я выяснил что Новак вообще не была выбором Хичкока, её выбрали студийные продюсеры. И тот факт, что между актрисой и режиссером были напряженные отношения, вообще не удивил мне. По поводу игры Джеймса Стюарта больших претензий нет. Было бы конечно лучше если б в место Стюарта играл другой, более подходящий актер (и по всем тупым Голливудским законам романтических фильмов, все героини влюбились бы в него).

Сценарий был хорошим, т. к. самое главное для Хичкока это сценарий фильма, он не мог быть плохим. В фильме есть достаточно красивая атмосфера, которая передает дух Сан-Франциско 50-х годов. Но все-таки чего-то не хватает. Я думаю, что главный недостаток фильма, это ошибочный выбор актерского состава.

6 из 10

2 января 2016

Браво, мистер Хичкок.

Если, по мнению даже самого Хичкока, Джеймс Стюарт сыграл «вяло и неубедительно», то мне интересно только, как же надо играть, чтобы получилось «убедительно». По факту, во всех сценах, кроме картинного падения со стула, детектив Скотти получился на крепкую пятёрку.

Но обо всём по порядку.

Возможно, кому-то это может показаться странным, но, в первую очередь, хотелось бы отметить декорации в силу их великого разнообразия, причём, подобраны их смена выглядит так, точно систематично подгонялись одна под другую, причём, можно даже сказать, что не фон подбирали под сюжет, а сюжет — под фон: улицы Сан-Франциско пятидесятых, с точки зрения современника Хичкока, — обыденные, с точки зрения обывателя двадцать первого века, — аутентичные; прекрасный прицерковный сад, старая испанская деревушка… уже один взгляд на эти места нагоняет определённую долю атмосферы, и дело остаётся за персонажами. И последние не дали маху.

Пересказывать сюжет смысла не вижу, ибо он весь пронизан спойлерами. Отмечу со своей стороны только тот факт, что, при всей его кажущейся простоте, удивить он сможет очень и очень многих, возможно, из-за специфической подачи событий, а также — из-за игры актёров, некоторым из которых приходится играть даже в игре. Это, вероятно, звучит странно и понятным станет только, непосредственно, после просмотра. Отмечать кого-то поверх не имеет смысла: со своими ролями идеально справились все. Малость недосказали, правда, историю персонажа Барбары Бел Геддес, но, с другой стороны, с некоторого момента Минч и правда стоило бы удалиться с экрана.

Насчёт музыкального сопровождения ничего сказать нельзя: чем-то особенным звуковые дорожки в этом фильме не выделяются, хотя и нельзя сказать, что звучат они совсем уж нейтрально относительно происходящего на экране, возможно, какая-то доля общей заслуги в проецировании саспенса на экран принадлежит и саундтреку.

А вот с чем операторы капитально позабавились, так это — с камерой, ибо с самого начала одной только сменой планов в статичном положении объектива Хичкок роняет в зрителя зерно очень отдалённого и слабого сопереживания происходящему, хотя, казалось бы, оно даже не началось. Редкий момент, когда всерьёз начинаешь обращать на это внимание, автор этих строк даже в работах заслуженных мастеров ракурса Стивена Спилберга, Ридли Скотта и Фэна Сяогана не сильно обращал внимание на положение камеры по ходу съёмки (если дело, конечно, не касалось перестрелок, но здесь — особый семантический случай).

Но каким бы гениальным ни казалось творение Хичкока (а оно, безусловно, заслуживает внимания более пристального), всё же, есть некоторые существенные огрехи, без которых, вероятно, фильм потерял бы в атмосфере, с точки зрения Хичкока. Спойлеров оставлять не хочется, поэтому скажу общо: какой смысл, увидев некоторую улику, ехать куда-то и говорить подозреваемому ровно те же слова, что можно было сказать прямо на месте, если уровень адреналина от внезапного замечания едва ли был бы меньше такового от подъёма на головокружительную высоту? Казалось, мелочь, но…

Но, в любом случае, к просмотру рекомендую. Не устоят даже самые чёрствые персоны, подобные вашему покорному слуге.

10 из 10

22 ноября 2015

Худший фильм Хичкока из тех, что я видел на данный момент.

Невероятно затянутый, переигранный и просто несравнимый с такими качественными работами, как например: «Окно во двор», «Веревка» или «В случае убийства набирайте „М“».

Джеймс Стюарт сам на себя не похож, очень слабая игра, совершенно негодная для фильмов такого уровня.

Ким Новак смотрелась получше, но напряженные отношения с режиссером, который видел на этой роли совершенно другую актрису, тоже повлияли на итоговый результат. Стоит отметить, что и сцены с угаснувшим Стюартом не позволили ей особо проявить себя.

Общее раздражение режиссера подобными фактами, судя по всему, и привели к тому, что в картине витает вот это ощущение, будто Хичкок «снимал лишь бы доснимать», желая расстаться с этим творением поскорее. В этом фильме отсутствует дух Хичкока, который, как правило, улавливаешь сразу, и который удерживает тебя напротив телеэкрана до финальных титров.

Как результат, эту работу «холодно восприняли как критики, так и зрители».

Разочарован.

27 октября 2015

Боишься ли ты высоты ?

Данная картина в глазах общественности стала весьма неудачной для Хичкока, однако, мне она понравилась значительно больше, чем другие его работы. Но обо всём по порядку.

Джон «Скотти» Фергюсон — детектив в отставке, страдающий акрофобией — боязнью высоты. И, как-будто нарочно, раз за разом он оказывается в ситуации, которая требует от него преодоления своего страха, что у Скотти выходит очень даже неудачно. По просьбе своего старого друга Фергюсон с неохотой берётся следить за его женой Мэделин, которая то и дело норовит покончить с собой, да и в целом, ведёт себя очень странно. Как только Джон увидел Мэделин, он влюбился до беспамятства, теперь у него закружилась голова совсем по иному поводу. А его новая пассия ведёт себя как самая настоящая роковая женщина, а такие истории, как известно, ничем хорошим не заканчиваются. Скотти и не думает обращать внимания на Мидж Вуд, которая поуши в него влюблена, и между прочим весьма недурна собой, к тому же отличная хозяйка, заботливая подружка и творческая натура. Как будут развиваться события дальше, и чем закончится этот любовный многоугольник, вы узнаете сами.

В неудачах данного фильма Хичкок обвинил якобы провальную игру Джеймса Стюарта в роли того самого Скотти Фергюсона. Но на мой взгляд все актёры сыграли достойно, в особенности Ким Новак — очень обаятельная женщина. Если сравнивать с будущим успешным «Психо», то данный фильм мне наоборот показался более зрелым и целостным. Возможно, кому-то это покажется странным, но «Головокружение» оказался для меня и намного страшнее, чем «Психо», в первую очередь, благодаря яркому музыкальному сопровождению, которое сильно нагнетало тревогу. Хотя для кого-то саундтрек может показаться чересчур навязчивым. Также не последнюю роль сыграло и то, что я сам, также как и ГГ, боюсь высоты, хотя и не до головокружения.

Никаких явных претензий к этой кинокартине у меня не возникло, хотя, на мой вкус, финал вышел немного смазанным. Из пожеланий — хотелось бы больше узнать о мотивах поступков второстепенных персонажей, т. к. у Хичкока лейтмотивом в его произведениях идёт раскрытие внутреннего мира психически нестабильных людей, а самому сюжету уделяется меньше внимания, чем следовало бы.

Приятного просмотра!

9 из 10

22 сентября 2015

Необычный фильм

«Головокружение» — одна из самых необычных кинокартин Альфреда Хичкока. Здесь необычный сюжет, который начинается как обычный детектив, потом превращается в жуткий триллер с намеками на мистику, а заканчивается как классический фильм-нуар. Причем зритель, как и главный герой, долгое время находится в недоумении. Невольно возникают вопросы вроде: «А что вообще происходит?», «Как такое может быть?». Но финал расставляет все точки над «i», превращая хорошую историю, рассказанную в фильме, в отличную.

Среди прочих достоинств картины я бы отметил прекрасную актрису Ким Новак. Она сыграла именно великолепно, не смотря на то, что ее роль была куда сложнее, чем те, что мы привыкли видеть в фильмах-нуар. Даже жаль, что «Головокружение» остался ее единственной известной ролью.

А вот Джеймс Стюарт, на мой взгляд, не справился с поставленной задачей. Его игра в этой кинокартине откровенно слабая.

Впрочем, благодаря тому, что фильм снимал Альфред Хичкок, у него в очередной раз получился настоящий шедевр. Необычный, интригующий, завораживающий и наполненный постоянным напряжением.

9 из 10

13 августа 2015

«Головокружение» — это еще одна история, рассказанная великим режиссером, в которой он наделяет главного героя паническим страхом — боязнью высоты. Фобии у всех разные. Скотти Фергюсон на протяжении всей кинокартины борется с постоянным головокружением, вызванным не только акрофобией, но и событиями, затянувшими бывшего сыщика в пучину страстей, загадок и мистических тайн.

В этой киноленте не так важен сюжет (хотя, конечно, важен), как сама атмосфера. Чего только стоит первый кадр с психоделической передачей страха, ужаса, паники в глазах. Да и музыкальное обрамление фильма с самого начала вводит зрителя в тревожное состояние. Что-то нехорошее, непременно, произойдет, надо только дождаться этой минуты, — все говорит об этом в «Головокружении».

Альфред Хичкок мастерски изображает наваждение, предчувствие беды, фатальности и неизбежности чего-то страшного и трагичного. Эту манеру нагнетания ужаса, мрачности, тревоги чуть позже за основу в своем творчестве возьмет Роман Полански, что станет его фирменным знаком.

Кинокартина «Головокружение» делится на две смысловые части: в первой мы видим сыщика одним, во второй — другим. Речь идет о его душевном состоянии. На Скотти Фергюсона настолько повлияло расследование, что с середины фильма мы почти не узнаем главного героя. Им управляет одержимость, он хочет докопаться до истины, разгадать все тайны. И это желание гораздо сильнее его фобии.

Этот фильм Альфреда Хичкока просто обязаны посмотреть киноманы и любители психоделических триллеров. «Головокружение» — это классический образец детективного жанра.

9 из 10

27 мая 2015

Если вы не смотрели «Головокружение» дважды, то считайте, что вы вообще его не смотрели (кинокритик Б. Кайт)

Отставной детектив Джон Фергюсон, страдает боязнью высоты, по просьбе старого приятеля Гэвина Элстера, он начинает следить за его женой Мэделин, одержимой идеей самоубийства. Все заходит еще дальше, когда Джон влюбляется в нее.

Маэстро Хичкок, окунает в свой неповторимый мир, где главное не только фабула, но и визуальная интерпретация, которой он изобретательно владел в совершенстве. В очередной раз пересмотрев это искусное творение, я был заворожен, — до какой степени погружаешься в эту необыкновенную атмосферу, я не смог оторваться от экрана получив эстетическое удовольствие. Как же точно расcтавлен, выверенный до миллиметра, с разных точек снят и смотрится каждый кадр, окутанный красочной палитрой, чувствуется — какая творческая энергия заложена в это глубокое, эмоциональное кинематографическое полотно. Начиная со вступительной заставки, для своего времени мастерски сделанной Солом Бассом — графическим дизайнером работавшим не только с маэстро саспенса, но и с Преминджером, Кубриком, Скорсезе. Будоражущая музыка Бернарда Херрманна, ученика Вагнера и Стравинского, — одно из наилучших сочинений этого прославленного композитора, умевшего усилить эффект увиденного на экране и придать необходимую, особенную мощь. Помимо шикарной главной темы, стремительная «жужжащая» на всех парах мелодия в сцене погони, необыкновенно тонкие нотки во время поездки Мэделин и Джона в миссию перед кульминацией первой части фильма. Бернард дарит нам разнообразие своего таланта, которое неотделимо от фильма, — составляя единое органичное целое, позже эта музыка будет звучать в оскароносном «Артисте». Неоценимый вклад в изобразительное решение картины внес оператор Роберт Бёркс — мастер света и тени, как же удивительно и магически снят Сан Франциско и его пригород, также впервые использован прием Vertigo effect — «Эффект головокружения», когда герой Стюарта смотрит вниз с лестницы, этот прием отлично работает в «Челюстях» Спилберга и «Славных парнях» Скорсезе. Свою экспозицию Хичкок поделил на две части, показав страстную пульсацию чувств его главных героев, совместив равномерно детективное и драматическое внутреннее содержание фильма. Джеймс Стюарт выдал эмоциональную, глубокую роль человека нашедшего свой идеал женщины, не подозревая о роковых обстоятельствах. Ким Новак уникальна в роли роковой женщины, прекрасно передала свой образ с чувством, обаянием и страстью, у них получился невероятный дуэт. Этим признанным фильмом, своим чувством стиля, живописец Хичкок дал своеобразный мастер-класс будущим режиссерам, а зрителям подарил головокружительный шедевр на все времена!

10 из 10

20 мая 2015

Vertigo, 1958

Ещё одна жемчужина в галерее мастера своего дела Альфреда Хичкока. Сама идея и стилистика фильма на своё время очень новаторская, да и сейчас смотрится очень свежо несмотря на то что прошло пол века с момента её создания и кинематограф за это время сильно изменился.

В этой картине можно в первую очередь увидеть основную черту «Хичкоковских» лент: Красивая блондинка(Ким Новак), сюжетный саспенс и незаурядного главного героя в исполнении Джеймса Стюарта на чьи плечи ложится весьма странная и запутанная дилемма, но всё как всегда приобретает очень неожиданный для зрителя оборот. Также нужно отметить детали которыми переполнен фильм, но без которых полученный эффект был бы недосягаем: Музыкальное сопровождение, описать его сложно, это знакомо тем кто когда-либо смотрел работы Альфреда Хичкока, также цветовой спектр который передаёт настроение фильма в моментах когда это необходимо.

Данная картина наводит на некоторые мысли и практически открытым текстом повествует о тонкости влечения к «объекту желаний» и некоторым неврозам вызванными его потеряй. Но тут как говорится лучше 1 раз увидеть чем 100 раз услышать, чтобы самому придти к неким выводам.

Впоследствии уже другие более поздние режиссёры брали в свои картины некие детали из этого фильма как самый яркий пример «Остров проклятых» Мартина Скорцезе и именно по этому Альфреда Хичкока можно назвать настоящим новатором и гением своего времени и дела, ведь именно благодаря таким людям кино продолжает жить и развиваться как искусство.

27 апреля 2015

Фильм-сновидение

«Головокружение» — фильм, который многими исследователями признаётся вершиной творчества Хичкока. Это действительно так, он самый глубокий и самый виртуозный. Интересно то, что первоначально «Головокружение» не было принято ни публикой, ни критикой. Фильм забили и назвали провалом. История расставила всё по местам. Сегодня можно с уверенностью утверждать, что ни один из фильмов Хичкока не имел такого воздействия на кинематограф, как «Головокружение». Его влияние на собственное творчество признавали многие режиссеры самых разных стран. В особенности, его любители и боготворили представители французской «новой волны» (А. Рене, Ф. Трюффо). Отголоски этой картины звучать и сегодня, да и вообще в современном искусстве «Головокружение» процитировано огромное количество раз. Так что не видеть этот фильм — в общем-то стыдно.

О чём же эта картина? А тут мы сталкивается с дилеммой. Рассказывать сюжеты некоторых фильмов Хичкока — это преступление. Их нужно видеть «с чистого листа», ничего не зная о содержании. «Головокружение» принадлежит именно к таким фильмам. Его сюжет — один из самых изощренных и запутанных. Скажу лишь то, что фильм в своеобразной манере переосмысляет архетипичные мифы европейской культуры: истории Орфея и Эвридики, Пигмалиона и Галатеи, Тристана и Изольды. Что это фильм о любви, и, быть может, один из лучших на эту тему. И что это история о человеке, в чьем подсознании существует некий идеальный образ, и он раз за разом пытается подделать реальность под этот образ, раз за разом бесплодно гонится за ним и раз за разом отказывается от реальности во имя этого образа. Но только подделать жизнь под идеал невозможно. Как невозможно срежиссировать жизнь. Как невозможно забыть любимого человека, насильно изъятого из твоей судьбы.

Жанр «Головокружения» однозначно определить нельзя. Мы имеем дело с удивительной эклектикой жанров, тут сливаются и авторское кино, и драма, и мелодрама, и триллер, и детектив и даже псевдоготика, а в результате мы получаем шедевр.

Критики реалистического толка, которые понимают искусство как механическое копирование действительности, обвиняли и обвиняют Хичкока в неправдоподобности его картины. Такого сюжета, утверждают они, просто не могло случиться. Хичкок на подобные обвинения постоянно отвечал, что его интересовало изображение, а не правдоподобность. И это действительно так: фильм в том числе и о любви к изображению. Но, на мой взгляд, пытаться трактовать «Головокружение» как реалистическую работу, следующую правдоподобию действительности, — признак скудоумия и узколобости. Перед нами притча, отчасти символистская, отчасти сюрреалистическая. Знаменитая образность Хичкока проявляется здесь особенно ярко: фильм насыщен образами, мотивами, которые наслаиваются почти в музыкальной полифонии. Прежде всего, это мотивы спирали, движения по кругу, вечного возвращения, которые организуют все элементы композиции.

Финал картины заставляет вспомнить о позднем Г. Ибсене, с его символистскими полотнами, прежде всего, о финале «Строителя Сольнеса». А фигура Чёрной монахини в башне — это почти мистический театр М. Метерлинка.

Некоторыми исследователями высказывалось предположение, что всё, что случилось в «Головокружении» — привиделось главному герою, пока он висел над пропастью. Всё это — сон, видение, галлюцинация, головокружение. Я уже упоминал о том, что титры как бы гипнотизируют зрителя, вводят его в транс. Это готовит к тому, что действие фильма будет разворачиваться на грани сознания и бессознательного, реальности и сна. Здесь мы вновь сталкиваемся с сюрреалистической образностью «Головокружения». Серьезные критики не раз обращали внимания, что у фильма очень много общего с эстетикой сюрреализма.

«Головокружение» — безусловно, один из тех фильмов, которые должен увидеть каждый. Это глубокое, удивительно красивое и многогранное произведение, настоящая классика кинематографа и один из примеров подлинного искусства.

10 из 10

16 января 2015

Один из главных триллеров

Головокружение.

Как часто бывает, советуют и рекомендуют кино, которое при просмотре навевает скуку или вообще хочется выключить. Жаль, конечно, но бывают случаи противоположные, когда видишь кино и оно по-настоящему нравится тебе. Вот похожий случай был и с этой киноклассикой. Много раз слышал, читал о нём и только сейчас посмотрел. Что так сильно оттянуло просмотр данной картины? Смотрел перед этим три картины Хичкока «Психо», «Окно во двор», «В случае убийства набирайте «М» и все мягко говоря показались скучными и устаревшими. Чего уж там, действительно опыт мастера уже много раз перенимали, да ещё и с новыми технологиями, декорациями, новыми возможностями. Может, поэтому многие фильмы Хичкока кажутся такими неинтересными сейчас. Но если другие картины мастера не пришлись по душе, то «Головокружение» стало для меня настоящей классикой романтического саспенс-триллера. Не удивительно, что в рейтинге американской киноакадемии не так давно картину Орсона Уэллса «Гражданин Кейн», которая не по душе большинству смотрящих в России, сменила лента Хичкока «Головокружение». И действительно, не думая, что фильм тебя удивит, гораздо больше шансов, что лента понравится тебе. Уже давно заметил, что от произведения не стоит ожидать чего-то заоблачного, тогда и ожидания, возможно, не только оправдаются.

Вот уж и сюжет достаточно простой в начале и дико интересный ближе к середине. Скотти Фергюсон — отставной сыщик, страдающий патологическим страхом высоты. Бывший коллега Гейвин Элстер просит его последить за своей женой Мэделин, одержимой идеей самоубийства… Вроде бы банально в чём-то, но самое интересное, что женщина, за которой следят, чем-то напоминает свою бабушку с интересной печальной историей, которой давно уже нет. Где-то в середине мистика, но зная, фишки автора понимаешь, что тебя, как зрителя пытаются обмануть, но думать об этом очень даже занимательно. Наверное, также, как и в любом, триллере или детективе хочется самому догадаться, что там и к чему. Ближе к концу мелодрама, но вся соль в конце, кульминация и развязка. Вот и не одно и не другое, очередной триллер от первопроходца жанра, зато какой. Если Вы ещё не видели фильма, то стоит взглянуть. Не факт, что он очень приглянется, но с таким нужно быть знакомым, а мало ли понравится. Рекомендую.

21 декабря 2014

То, из чего сделаны сны.

«Головокружение» признан кинокритиками одним из величайших фильмов в истории кинематографа и в частности жанра детектив. Эксперты находили в нем много технических помарок, говорили что режиссер затянул фильм, а также отмечали неправдоподобность происходящего на экране. Мнение людей по этой работе мастера саспенса разделились, кто-то говорил о том, что это слабейший фильм Хичкока, а кто-то называл его лучшим творением режиссера. Чтобы то не ни было, а разговоров и дискуссий он вызвал предостаточно, до сих пор идут споры по поводу истинного смысла фильма, в наше время его буквально разложили по полочкам, всевозможные отсылки, цитаты, манеры и подражания. Влияние на кинематограф эта работа Хичкока оказала неоценимый, наверно даже более всеобъемлющий, чем «Гражданин Кейн» Орсона Уэллса. Когда «Головокружение» только вышло в прокат, публика встретила его очень «холодно». Выход этой картины стал поворотным моментом в его карьере, именно она возвела режиссера в ранг самых талантливых и обсуждаемых.

Сюжет повествует нам о детективе Скотти (Джеймс Стюарт). Он бросает свою работу из-за боязни высоты. Однажды к нему за помощью обращается его старый приятель Гэвин и предлагает работу частного детектива. Скотти поручена слежка за его женой Мадлен. Гэвин подозревает, что девушка душевна больна. Больше рассказать ничего не могу, дабы не испортить впечатление от фильма.

Начальные тиры и кадры уже говорят много о главной герое, о его роде занятий и о его страхах. Для своих лет первая сцена погони стала революцией в плане постановки и съемки. Хичкок рушит прежние каноны кинематорафа, заканчивая фильм на грустной ноте, а также тушит интригу и снимает напряжение уже на середине фильма, тем самым информируя зрителя больше, чем главного героя. Картина балансирует от реализаций желаний до полного отчаяния. Это изменчивость создает неповторимый контраст между всеми сценами фильма. «Головокружение» целиком и полностью пессимистичный фильм, который своей безысходностью и разочарованием рушит все прежние устои жанра «детектив». Музыкальное сопровождение усиливает переменчивость настроения героев, а также всей картины в целом. От сцены к сцене нет постоянства, мы все время изменяем свое мнение о героях. В отличие от своих ранних работ, здесь режиссер акцентирует внимание не на психических отклонениях, а на осознанном вранье.

Наше внимание Хичкок фокусирует всего-навсего на двух-трех персонажах, остальные действующие лица служат для фона, как массовка. Мы не знаем о них ничего, режиссер даже не раскрывает их характеристику должным образом, он компенсирует это детальной прорисовкой всех душевных и физических переживаниях двух главных героев Скотти и Мадлен (Джуди). Фильм, словно психоанализ Скотти, мы узнаем о его проблемах, о скрытых желаниях, о его предпочтениях к женщинам. Он нам представляется как жертва, жертва самого себя, свой неуверенности и закомплексованности. Он одержим своим объектом вожделением — девушкой Джуди. Главный герой по ходу фильма испытывает кучу моральных и духовных переживаний, связанных с несчастной любовью, отсутствием интереса к жизни, а также страхом от своих психических травм. В персонаже Скотти, каждый человек находит самого себя, сопоставив образы, мы видим героя, который страдает от безнадежной любви, заменяя ее своим воображаемым, как ему кажется, идеальным образом. «Головокружение» представляется как некое сновидение, или грезы воображения главного героя, именно поэтому фильм выглядит, как искусственный и ненастоящий.

Как и в другой ленте Хичкока «Психо», одним из основополагающих образов является женщина. По ходу первой половины фильма, Мадлен (Ким Новак) — скованная и неуверенная, а во второй, она пытается всеми силами сохранить свою тайну. Во второй половине фильма, нам становится по-настоящему жалко ее. Героиня Ким Новак все время в терзаниях, сначала она боится разоблачения тайны, а потом ее гложет то, что Скотти видит в ней в первую очередь другую женщину, ту которой она не является. Это ее просто убивает, но она готова смириться с этим, лишь бы хоть кто-то любил ее, пусть и не совсем по-настоящему. Главной причиной симпатии к этой женщине, служит ее искренняя любовь к Скотти, если бы ее чувства тоже были бы ложными, тогда восприятие это фильма кардинально отличалось от нынешнего. Контраст между Мадлен (Джуди) в начале и в конце служит ответом на вопрос, кто она — «жертва или хищница?» Финал доказывает, что она жертва, ее все использовали для своих целей, никто так и не понял ее, она — трагическая фигура этой истории.

Оба главных героя попадают в ловушку своих желаний и грез. Ключевым фактором служит вранье Джуди, которая изначально ведет себя неправильно, но основная трагедия заключается в иллюзорной и нереальной любви Скотти к женщине, которой на самом деле не было. Самообман — это ужасно, к сожалению наш герой был подвержен этому, его грезы и мечты смешались с реальностью, и он просто напросто заблудился в этих нелегких терниях своего внутреннего мира. Колорит цветов в картине абсолютно разный. От сцены к сцене мы видим совершенно разные оттенки, которые в той или иной форме отражают настроение и замыслы героев. Ключевым оттенком фильма служит изумрудно-зелёный цвет. Чаще всего он возникает когда происходит романтика между Скотти и Джуди.

В «Головокружении» нет динамичных сцен, больше того, накал страстей рушится уже на середине. Единственная напряженная сцена стоит в самом начале — это сцена погони. Главным новаторством Хичкока можно считать непревзойденную технику съемки, огромное количество нововведением послужило вдохновением целому поколению режиссеров. Контраст цветов, декораций и музыки — сделали из фильма настоящее произведение искусства. Режиссер явно снял не самый правдоподобный фильм в своей карьере, в сюжете есть много помарок, много сцен, которые выглядят абсурдно и выбиваются из калии, пожалуй главный промах режиссера был в этом. Картина стала основоположницей направления сюрреализм в кино, которое впоследствии подхватили такие режиссеры, как Стэнли Кубрик и Роман Полански. Главной претензией к фильму служит неуверенная игра Джеймса Стюарта, который явно затерялся на фоне Ким Новак.

«Головокружение» уже давно стал едва ли не основополагающим фильмом на тему самоанализа и представления тесной связи между иллюзией и реальностью. Эта картина о неразделенной любви, о собственном идеале красоты, который человек мечтает воплотить в реальность. В кино много фальши, как и в жизни, Хичкок это наглядно показывает. «Головокружение» — это не столько детективный триллер, сколько любовная драма с большим акцентом на самоанализ и оценку окружающей действительности.

9 из 10

5 декабря 2014

Так кто же она?

Как довелось прочитать из статей о кино, то многие известные режиссёры считают эту работу мэтра триллера Альфреда Хичкока одной из лучших. Сейчас знатоки истории кино находят во многих психологических триллерах веяния творчества Хичкока, в том числе исходящие из запутанной истории «Головокружения». И называют они не только сюжетную основу, но и технические особенности создания картины.

Альфреду Хичкоку достаточно оказалось взять для съёмок ленты четырёх актёров, причём двое играют главные роли, оставшиеся же два — второстепенные. Это практически классическая расстановка. Некоторым нынешним режиссёрам этого мало, но для Хичкока и этого вполне хватило. Главная мужская роль у Джеймса Стюрта, тогдашней звезды первого эшелона, сыгравшего в четырёх лентах у Хичкока. Его герой — частный детектив, к которому обращается старый друг (Том Хелмор), дабы он наблюдал за его женой (Ким Новак), которая страдает странной степенью одержимости. При слежке герой Стюарта влюбляется в Новак, та отвечает взаимностью, но всё же случается непоправимое. И Хичкок не был бы Хичкоком, если бы на этом остановил загадочную историю, нас ждёт увлекательное путешествие в расследование дела.

Не даром Хичкок является мастером саспенса. Поведав о том, что герой Стюарта боится высоты, он сыграет на этой фобии, как на одном из исходных моментов фильма, сыгравших свою небольшую, но важную, если не сказать важнейшую роль в действии и событиях ленты. Хичкок мастерски расставляет акценты, он грамотно строит детективную основу, но не забывает и о любовной линии, ведь и она сыграет опять же очень важную роль в построении фильма. Даже условные отношения Стюарта с его подругой дней суровых (Барбара Бел Геддес) влияют на то, как зритель отнесётся к одержимой любви детектива к объекту своей слежки. Разделительной чертой фильма станет ужасное событие, которое повлияет на персонаж Стюарта, где во втором этапе Хичкок доставит зрителя в мир загадки, где, находясь в поисках ответа, можно и запутаться.

Классическую атмосферу саспенса «Головокружения» актёры поддерживают изо всех сил. Если героиня Барбары Бел Геддес ещё не сильно влияет на общее восприятие картины, играя лишь свою строго ограниченную роль, то другие вызывают уважение. Том Хелмор обстоятельно играет роль независмого человека, который далёк от детективной истории, но везде есть «серый кардинал», остаётся только узнать, что от него стоило бы ожидать и что он сделал. Поверьте, его поступок вызовет изумление. Ким Новак, пусть и на съёмочной площадке с Хичкоком у ней сложились не совсем хорошие отношения, отлично исполнила многогранную роль, да так, что вполне понимаешь, почему Стюарт влюбился в неё. Новак не только радует чувственной красотой, но и содержанием глубокой игры. И, наконец, сам Стюарт в великолепной форме изображает детектива, несчастного влюблённого и запутавшегося человека. Ему хочется помочь, но, благо, он, точнее его герой, и сам смог во всём разобраться, каким бы удивительным не был бы финал.

«Головокружение» — фильм для тех, кто любит раритеты, сыгравшие свою роль в развитии жанра, несмотря на то, что у него приличный возраст, он не уступает, а у многих и выигрывает, по накалу, саспенсу, напряжению, атмосфере и неожиданности. Действительно, прекрасная работа великого и культового творца.

9 из 10

7 октября 2014

Триллер Головокружение появился на свет в далеком 1958 году, более полувека тому назад, его режиссером является Альфред Хичкок. Кто играл в фильме: Джеймс Стюарт, Ким Новак, Генри Джонс, Стив Конте, Альфред Хичкок, Дэвид МакЭлхаттон, Пол Брайар, Молли Додд, Рэймонд Бэйли, Ли Патрик, Эллен Корби, Сара Тафт, Фред Грэхэм, Барбара Бел Геддес, Джеффри Сейр.

Расходы на кино составляют примерно 1.В то время как во всем мире собрано 7,317,416 долларов. Страна производства - США. Головокружение — получил отличный рейтинг, и входит в список популярных фильмов, которые мы рекомендуем к просмотру. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 12 лет.
Популярное кино прямо сейчас
© 2014-2021 FilmNavi.ru - ваш навигатор в мире кинематографа.