Человек, который убил Дон Кихота (2018)

The Man Who Killed Don Quixote
Рейтинг фильма
Кинопоиск 6.7
IMDb 6.4
Описание фильма
оригинальное название:

Человек, который убил Дон Кихота

английское название:

The Man Who Killed Don Quixote

год: 2018
страны:
Великобритания, Франция, Испания, Бельгия
слоган: «Today's a marvelous day for adventures!»
режиссер:
сценаристы: , ,
продюсеры: , , , , , , , , , , , , , , ,
видеооператор: Никола Пекорини
композитор:
художники: Бенхамин Фернандес, Эдуардо Идальго мл., Лена Моссум, Алехандро Фернандез, Габрьель Листе
монтаж: ,
жанры: фэнтези, комедия, драма, приключения
Сколько денег потрачено и получено
Бюджет: €17 000 000
Сборы в России: $168 513
Сборы в США: $391 963
Мировые сборы: $2 390 383
Дата выхода
Мировая премьера: 19 мая 2018 г.
Премьера в России: 27 сентября 2018 г.
Дополнительная информация
Возраст: 12+
Длительность: 2 ч. 12 мин.
Отзывы о фильме Человек, который убил Дон Кихота

Режиссер Тобиас Граммет, мучаясь в Испании над очередным рекламным шедевром, в поисках вдохновения отправляется в деревню, где 10 лет назад снимал свой дипломный фильм про Дон Кихота. И находит там исполнителя главной роли – спятившего старого сапожника, уверовавшего, что он и есть настоящий Рыцарь печального образа! Старик принимает Тоби за своего верного оруженосца Санчо и тащит в опасное путешествие, где реальность трансформируется в фантазию, а правду не отличить от вымысла.

Другие фильмы этих жанров
фэнтези, комедия, драма, приключения

Видео: трейлеры и тизеры к фильму «Человек, который убил Дон Кихота», 2018

Видео: Человек, который убил Дон Кихота — Русский трейлер (Дубляж, 2018) (Человек, который убил Дон Кихота, 2018) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Человек, который убил Дон Кихота — Русский трейлер (Дубляж, 2018)
Видео: Человек, который убил Дон Кихота - Trailer (Человек, который убил Дон Кихота, 2018) - вся информация о фильме на FilmNavi.ru
Человек, который убил Дон Кихота - Trailer

Постер фильма «Человек, который убил Дон Кихота», 2018

Нажмите на изображение для его увеличения

Отзывы критиков о фильме «Человек, который убил Дон Кихота», 2018

Стоя аплодирую

Об этом фильме я услышал еще давно. Меня заинтересовала история о том, что Терри Гиллиам, не мог снять кино почти 30 лет. И вот, наконец, у него получилось. Я, к сожалению, так и не добрался до книги (надеюсь, скоро прочту). Но фильм не отсылает нас к оригиналу. Он свой, отличный.

Если вы знаете, кто такой Терри Гиллиам, то понимаете, чего ожидать. Сюрреализм, интересный юмор, мир воображения, а не реальности.

Иногда при просмотре, я как и герой Драйвера не мог понять, где тут реальность, а где фантазия. И это завораживало. Картина сыплет фантастичностью, умело переплетаясь с реальностью. Отдельно хочу отметить юмор. Он прекрасен. Некоторые шутки настолько тонкие, что диву даешься. Даже пошлость подается как-то по-новому и интересно. Браво.

Каждый персонаж уникален и интересен. Отдельно отмечу главную парочку. Адам Драйвер — великолепный актер. Его нестандартная внешность только подчеркивает это. Ну а Джонатан Прайс — главное украшение фильма. Такому Дон Кихоту веришь.

Фильм невероятно прост для понимания, но в тот же момент и очень сложен. Жаль, что многие пройдут мимо него, а некоторые даже не захотят понимать всего происходящего бреда. А ведь этот бред очень даже понятен. Ведь фильм о нас с вами. О тех кто забыл в себе Дон Кихота.

Большую часть сидишь с улыбкой на лице, но только под конец понимаешь, насколько это грустное кино. Финальный акт просто заставляет твой мозг ломаться. Словно перед вами спектакль в спектакле, в спектакле.

Возможно, в фильме есть минусы, но, мне кажется, что они нивелированы. Я был невероятно доволен просмотром. Когда я смотрел его в кинотеатре зрители в зале в конце аплодировали. Я был среди них. Потому что такому кино нужно говорить «браво». Это шедевр.

10 из 10

6 сентября 2020

Воображариум Терри Гиллиама (часть 7)

Последний на данный момент фильм Гиллиама — проект, который он реализовывал почти четверть века, «Человек, который убил Дон Кихота» будет интересен скорее всего фанам режиссера, ибо все основные темы Гиллиама сходятся здесь как в фокусе: понимание безумия как альтернативы обывательской жизни, переплетение фантазии и реальности как главной характеристики искусства, сатира и абсурдистский юмор, след которых есть еще в его работах с «Монти Пайтон», помогающие амбивалентно оценивать безумие и дорогие режиссеру образы и концепции, что позволяет избежать излишне серьезного пафоса и патетики. Во многом «Человек, который убил Дон Кихота» — это кинохулиганство, но лайтовое в сравнении с той же «Бразилией».

Наличие грубоватых, китчевых шуток, жаргона, сленга, вульгаризмов в речи персонажей делают юмор Гиллиама в этой картине гораздо примитивнее и банальнее, чем в тех же картинах, что режиссер снял с «Монти Пайтон» (вспомним, к примеру, рискованные, на грани богохульства скетчи из «Смысла жизни по Монти Пайтону» или «Жития Брайана»: они балансировали на грани пошлости, но при этом в нее не погружались). Что касается «Человека, который убил Дон Кихота», то здесь безумие персонажа Прайса подано как-то излишне по-карнавальному, над ним постоянно подтрунивают, насмехаются, герой Драйвера — этот образец здравомыслия, порой кажется отвратительным своим нежеланием включится в игру, поучаствовать в безумии сошедшего с ума сапожника и актера-любителя.

Как нигде раньше в этой ленте видения, галлюцинации, полеты фантазии поданы максимально облегченно для массового зрителя, так что он почти не теряет чувства реальности и не погружается в визионерские построения режиссера (даже в откровенно коммерческом «Воображариуме доктора Парнаса» сила воображения Гиллиама засасывала зрителя с головой). Это, конечно, жирный минус фильма, в то же время пульс нарратива в этой картине прощупывается лучше, чем в других лентах режиссера, «Человек, который убил Дон Кихота», может быть, и почти лишен вдохновения, зато хорошо структурирован, смонтирован, срежиссирован, здесь почти нет ничего лишнего. Однако, Гиллиам — режиссер визуальной избыточности, фантазийной грандиозности, способный визуализировать безумие как никто другой: жаль, что здесь он слишком часто помнит о «тормозах».

Однако, вернемся к основной идее последней ленты Гиллиама: во многом подводя итоги своего многолетнего размышления о безумии, режиссер вновь романтизирует его, представляет, как старомодное явление в скучном мире денег и славы, но при этом и дружески подтрунивает над ним, показывая его нелепость и смехотворность. В «Человеке, который убил Дон Кихота» режиссерское мышление Гиллиама совершает полный круг, возвращаясь к своим истокам. Восхваляя сумасшествие как альтернативу буржуазной и технократической гомогенизации жизни в «Бразилии», «Короле-рыбаке» и «12 обезьянах», постановщик в «Страхе и ненависти…» и «Стране приливов» показывает его как деструктивное состояние самой культуры, пожирающей самое себя.

В «Теореме Зеро» Гиллиам уже воспринимает безумие как норму самого мироздания, как первозданный хаос, на обуздание которого и направлены силы разума и науки. Наконец в «Человеке, который убил Дон Кихота» личностный и социальный психоз (ведь люди, окружающие Дон Кихота, тоже по-своему безумны) вновь романтизируются и вместе с тем подаются максимально шаржированно уже не как альтернатива норме, а как сама сила исторического прогресса. Духовная неуспокоенность, идеализм, стремление к «подвигам», смысл которых понимаешь лишь ты сам, для Гиллиама — это то, что не дает человечеству уснуть в материалистическом покое и комфорте.

Торжество фантазмов, неразличимость границы между воображаемым и реальным как характеристика современного состояния нашей цивилизации, делают его весьма сложным и неравновесным, и понять, его, как когда-то писал Делез, может только «законченный шизофреник». Однако, эта сложность, проницаемость границ и неустойчивость иерархий делает его невероятно интересным для художественного сознания, в особенности такого фантазийно-безудержного и не вмещающегося в рамки, как сознание Терри Гиллиама. Потому, как бы его кинематограф порой не критиковал некоторые реалии сегодняшнего мира, он подлинно восхищен им, ведь жить такому выдумщику и визионеру, как Гиллиам, в любое другое время было бы невозможно.

16 августа 2020

«Каждый из нас — сын своих дел.»

Приблизительно к 1990-му году у режиссёра и сценариста известной на весь мир британской комик-группы «Монти Пайтон» Терри Гиллиама родилась идея экранизация фундаментального труда «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» испанца Мигеля де Сервантеса Сааведра. Проект был принят с необычайным воодушевлением, но при более углублённом изучении материала для Терри Гиллиама стал очевиден тот факт, что произведение Сервантеса практически невозможно для художественной постановки. Поэтому было решено изменить сюжет, при этом воспользовавшись только мотивами нетленного произведения. И с тех пор чуть ли не каждые три-пять лет в околокинематографических СМИ появлялись слухи о возобновлении работы над проектом. И вот спустя практически тридцать (!) лет Терри Гиллиам наконец-то выпустил картину, основанную на труде всей жизни Сервантеса. За столь долгую историю создания лента «Человек, который убил Дон Кихота» получила негласный статус показательного примера попадания в так называемый «производственный ад» и стала образцово-показательной для «фильмов-долгостроев».

И необходимо понимать почитателям таланта испанского писателя, что данный фильм вовсе не является подробной передачей книги, это своя вольная экранизация, где Терри Гиллиам и его сосценарист Тони Грисони только лишь воспользовались персонажами и некоторыми мизансценами из «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский». Поэтому в картине «Человек, который убил Дон Кихота» развитие стартует с того, что главный герой — постановщик рекламы Тоби Грисони (понятна ассоциация со сценаристом Гиллиама) — во время работы над очередным проектом решает посетить места, где снимал свой выпускной фильм. И Тоби с изумлением узнаёт, что оставил неизгладимый след в воображении местных жителей своей дебютной картиной. А старый сапожник Хавьер, выбранный для роли Дон Кихота, безапеляционно уверовал, что он и есть помешавшийся идальго, поехавший на встречу приключениям, подвигам и дамы сердца. К тому же Хавьер решает, что Тоби — это верный оруженосец Санчо Панса, который должен сопровождать его в пути. Совершенно смущённый происходящим, не по своей воли Тоби Грисони вынужден отправиться в неизвестность вместе с чудаком-сапожником.

Терри Гиллиам известен тем, что умеет создавать картины-сказки для взрослых, действие которых происходит будто бы в параллельном мире. Вот и в «Человеке, который убил Дон Кихота» он задействовал излюбленную методу, перемешав здравый смысл с откровенным сумасшествием, быль и явь со сном и кошмаром, добрую сказку с драмой. Это всё — индивидуальный почерк Гиллиама, за что он и любим почитателями, и уважаем критиками. В ленту «Человек, который убил Дон Кихота» он вложил довольно много, сделав его многослойной, громоздкой конструкцией, чем она немного сложна для восприятия. Например, та сюжетная линия, когда Тоби понимает, что самым честным и отважным человеком оказывается явно помешавшийся старик, то будто бы это аллюзия на наш современный мир, где только сумасшедший может видеть его добрым и волшебным, полным воплощением Райского сада. Но те, кто не считает себя сумасшедшим, далеки от лучших качеств, заложенных природой в человека. А мизансцена, происходящая в заключительной трети фильма у нувориша-миллионера в замке, как показательный фарс, где богатые позволяют себе открыто насмехаться над теми, кого они считают ниже себя.

Унизительное и вызывающее отношение к Хавьеру буквально порождает неописуемый гнев у Тоби. Он наконец-то понимает свою суть и суть окружения с происходящим. Такие иллюстрированные метафоры встречаются сплошь и рядом в «Человеке, который убил Дон Кихота», поэтому для полного осознания фильма необходимо быть готовым вглядываться в самую глубину работы Гиллиама. Если же этого не сделать, то всё нагромождение и специфика зрителю покажется чрезвычайно сложной и разбираться в этом не захочется, фильм станет биномом Ньютона. И даже несколько саркастическая окраска ленты не спасёт общее впечатление от его просмотра. Как и не смогут этого сделать актёры, которые заметно старались при создании образов. В особенности ярок и выразителен Джонатан Прайс, воплотивший Хавьера. Прайс уже не раз работал с Гиллиамом и актёр с режиссёром понимают друг друга без лишних слов. Прайс наглядно всем доказывает, что «старая школа» до сих пор многому может научить. Хавьер в исполнении Прайса — многозначительный персонаж, который и смешит, и вызывает слезу; он чудак, но безобидный; он славный, но место его не в нашем злом мире. И стоит отметить тщательную нюансированную игру Адама Драйвера в роли Тоби/Санчо Пансы. Человек, который под воздействием внешних факторов изменил свои ценности, получился у него действительно убедительно и глубоко. А на что способны Ольга Куриленко, Стеллан Скарсгард и Хорди Молья, думаю, знающему зрителю не стоит лишний раз пояснять. Единственное, что добавлю, что Молья на этот раз вызвал бесконечную антипатию и ненависть к своему персонажу.

«Человек, который убил Дон Кихота» — это фантасмагория, поставленная умеющими руками Терри Гиллиама, где в каждом кадре можно рассмотреть самобытность и оригинальность этого кинематографиста. Но сложная концепция картины всё же не каждого зрителя сможет завлечь, кому-то фильм обязательно покажется абсурдистским с неуёмным фарсом. Но другой зритель сможет рассмотреть контекст ленты, захочет его проанализировать и тогда «Человек, который убил Дон Кихота» откроется совершенно с другой стороны. В целом же, данный фильм можно рассматривать под призмой интеллектуального кино в бравурной оболочке, где его создатель наглядно показывает всем почему же «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский» — одно из величайших произведений мировой литературы, с которым можно бесстрашно сражаться с ветряными мельницами. И может потом эту работу Терри Гиллиама признают недооценённой, но пока что на основе первоначальных эмоций от увиденного оценка следующая:

7 из 10

6 ноября 2019

Бессмертный Дон Кихот.

Терри Гиллиама по праву можно назвать одним из самых одиозных режиссёров-сюрреалистов нашего времени. Давно задуманная им идея воплощения на киноэкранах рыцаря печального образа наконец обрела реальность. Результатом многолетних изысканий и попыток снять «неэкранизируемую» человеческую драму в лице одного трагического героя, именуемого безумцем, становится многослойная, сказочно красивая, витиеватая трагикомедия.

История начинается на съемочной площадке, расположенной в выжженных солнцем природных декорациях юга Испании. Очевиден кивок в сторону Дали, художник и сам неоднократно прибегал к образу Дон Кихота, — по площадке разбросаны огромные части тела бутафорского великана, недостроенные мельницы и тощая фигура главного героя, несущегося навстречу приключениям, для которых, как полагается, выдаётся отличный день. Бригада киношников во главе с эксцентричным режиссёром по имени Тобиас (Адам Драйвер) работает над фильмом о рыцаре всё того же печального образа. Тобиас вспоминает времена, когда он был студентом и снимал здесь же неподалёку свой первый короткометражный фильм. Как и сейчас, тогда его работа была посвящена Дон Кихоту. Не задумываясь о последствиях, Тобиас использовал в своей дебютной картине обычных горожан. На главную роль, например, сгодился местный старик сапожник. Но съёмки в кино не проходят для жителей захолустного поселения бесследно. Как впрочем и для самого режиссёра. Такой своего рода трюк с помещением одного фильма в другой, а затем добавлением третьего, делает картину многоуровневой и порождает зачатки сюра.

Гиллиам наделяет чертами донкихотства не только актёров, исполняющих роли доблестных идальго в фильмах Тобиаса; но, продвигаясь по очередному витку сюжета своей картины, он и героя Адама Драйвера превращает в такого же Дон Кихота. Страстно желая изменить всё вокруг и переделать мир под себя, печальный рыцарь сталкивается с чередой неудач, которые отрицательно сказываются не только на его способности реально воспринимать происходящее, но и на психическом состоянии души в целом. Причём, с лёгкой подачи Гиллиама большинство действий на экране граничит между сном и явью. Это приводит к усилению эффекта напускного сумасшествия прямо пропорционально развитию сюжета.

Не случайны в фильме мусульмане и русские. Как известно, в Испании рыцарство задержалось намного дольше, чем в других странах. До конца 15 века рыцари были мужественными воинами, чьи силы зачастую применялись в борьбе за освобождение страны от мусульманского ига. Русский олигарх Мышкин — это не что иное, как прямая отсылка к распространённому сравнению двух схожих по типажу персонажей Сервантеса и Достоевского. Князь Лев Николаевич Мышкин, как и Дон Кихот Ламанчский, — мечтатель в самом утопичном смысле этого слова. Но кроме схожих фамилий, у Мышкина Гиллиама более нет ничего общего с Мышкиным Достоевского. Это доступные режиссёру опции, которыми он умело пользуется в своей картине, гипертрофированно приукрашивая их безумными сценами сновидений, карнавальными шествиями, театрализованными представлениями. И если речь заходит о русских, то без водки и Ольги Куриленко обойтись становится просто невозможным. Пусть это и звучит иронично, однако последняя смотрится весьма неплохо. В фильме Гиллиама она эффектная блондинка со стилизованным кокошником из кукольных частей тела. Чем не сюрреализм?

Не надейтесь увидеть в финале человека, который убил Дон Кихота. Его попросту не существует. Дон Кихот бессмертен до тех пор, пока живы добрые и нравственные мечтатели, с чистыми помыслами, живущие в выдуманных ими же самими мирах. И Терри Гиллиам один из них.

16 октября 2019

Многослойная история в трёх актах

Амбициозный режиссер Тоби (Адам Драйвер) снимает в Испании очередной рекламный ролик. Гений в глазах продюсеров случайно натыкается на DVD со своей дипломной работой. Нахлынувшие воспоминания заставляют Тоби посетить места съемок, где он встречает Дон Кихота.

Представьте картину, над которой художник работает более 25 лет. Делает наброски карандашом, смешивает краски, наносит маски, смотрит, рвет полотно…. и начинает сначала. Что получится в итоге — шедевр или безумный коллаж? У Терри Гиллиама получился многослойный фильм, который вместил эскизы предыдущих его работ.

Что это за «слои», которые вызвали такие противоречивые эмоции критиков?

Это комедия. Фильм насыщен юмором в духе работ «Монти Пайтона». Радуют шутки с уместным пафосом рыцарских речей в исполнении Джонатана Прайса. Его престарелый Дон Кихот полон юношеского задора. Он отважен в сражении с полицией и инквизицией, благороден в обращении шикарными моделями и арабскими иммигрантами. Он не оставляет шансов своему верному «броненосцу» Санчо Пансо, поэтому улыбка часто будет озарять ваше лицо.

Это драма. Фильм о режиссере Тоби, который стремится вернуть романтику черно-белых съемок с непрофессиональными актерами. Но оказывается, что именно его амбиции разрушили жизни простых людей. Перед ним безумный старик, дорогая девушка эскорта и ее отец. С Тоби слетает вся мишура яркой жизни. Герой Драйвера стремится все исправить, как в ленте Гиллиама «Король-рыбак». Но прежде всего он исправляет себя, пусть и очень дорогой ценой. Нарастающая к финалу трагедия может вас сильно опечалить.

Это притча. Перед нами попытка сбежать от реальности — заменить красивым вымыслом настоящую жизнь. Сапожник мнит себя легендарным Дон Кихотом. Деревенская девушка становится проституткой ради роскошной жизни. Тоби снимает ширпотребные ролики, считая себя режиссером. Как в голове старика, все перемешивается на экране — где правда, где вымысел. Фарс и трагедия сливаются воедино. И в конечном итоге остается только одна реальность. Гиллиам как в «12 обезьянах» показывает финал, который становится началом истории.

Фильм заслуживает внимания, вопрос в том, какой слой увидите вы.

9 из 10

8 мая 2019

Потрясающе и многогранно

9 из 10

Совершенно потрясающий и необычный фильм. Думаю, что каждый может в нём найти что-то своё, и, более того, при каждом просмотре находить что-то новое.

Фильм повествует о режиссёре, который возвращается на места съемки его первой работы, которая оказалась близка к гениальной и сделала его знаменитым. Тут окажется, что жизнь участников съемок тоже кардинально изменилась, и не только в лучшую сторону.

Жанр фильма определен очень интересно, как приключенчески-комедийный фильм. В русскоязычной википедии так же добавлено слово «фэнтези», что, на мой взгляд, ну совсем уж ни в какие ворота.

На мой вкус, первый же посыл, который мы получаем от фильма, он же и мощнейший, это ответственность. «Мы в ответе за тех, кого приручили», словно Гиллиам цитирует Экзюпери, и на протяжении всей картины главный герой будет видеть всё больше затронутых его вмешательством людей и через несогласие принимать свою ответственность за их судьбы.

Разумеется, фильм глубоко аллегоричен. Не стоит воспринимать его как комедию. В конце концов, Дон Кихот далеко не самая простая книга. К своему стыду могу признаться, что я её не смог прочитать. Слишком тяжело наблюдать за полувыжившим из ума главным героем. После удара по голове главный герой будет видеть не менее интересные вещи, чем возомнивший себя Доном Кихотом персонаж. И если сначала это будут очень странные события, то потом колея вывезет на классическое Дон Кихотовское видение, символизируя цикличность и непрерывность жизни. Очень нездоровой. И в то же время это можно рассматривать как расплату за свои поступки, за реализацию максимы «кто к нам с мечем придет…», и даже про «Убить дракона» можно вспомнить. Третий день с просмотра фильма, а новые идеи вплывают и всплывают. Зацепило.

В фильме много забавных ситуаций, но это, скорее, смех сквозь слезы.

Ну и фильм не был бы так прекрасен без отлично подобранных актёров. Даже Ольга Куриленко на своём месте пристроена. Конечно, всё держится на главном герое, сыгранном Адамом Дайвером. Честно говоря, роль получилась похожая на его же роль из Звёздных Войн. Нервный неуравновешенный человек. Возможно, именно это и послужило причиной выбора. А Дон Кихот из Прайса получился ух! Словно сошедший со страниц книги. Мне очень понравилось его преображение и проблески сознания. Он просто менялся на глазах из Дон Кихота в башмачника и обратно. Очень впечатлило. Джоанна Рибейро очень напоминает Пенелопу Крус из Вики, Кристины, Барселоны. И она, одновременно, прекрасно вписалась на роль Дульсинеи. Просто воплощение чистоты. А русский олигарх… Не буду скрывать, что его присутствие доставило отдельное удовольствие. Очень напоминает образ российского чиновника-олигарха. Да, политизированная оценка, но он был прекрасен. Попадание на все 100% в роль.

В фильме показаны шикарные испанские виды и играет отличная аутентичная музыка. Мне очень понравилось окружение, в котором происходит действие. При этом пейзажи настолько красивы, что не всегда понятно, что бред а что реальность. Хотя что мы знаем о реальности…

В общем это отличный фильм, который я рекомендую к просмотру. Эдакая всесторонняя притча с закосом под комедию и прекрасным подбором актёров. Даже если не не очень хорошие, тут они идеально смотрятся, каждый на своём месте. А на imdb всего 6,5 почему-то…

3 апреля 2019

Вы запутаетесь!

Терри Гиллиам снова взялся за коллаборацию эпох и выпустил в свет довольно странный проект. «Монти Пайтон» стал эталоном, возглавив фанатов режиссёра, а вот «Дон Кихот» вышел одновременно и глубокомысленным, и пародийным. В этом и заключается умение режиссёра играть с исторической подачей сценария, пусть и вымышленной, смешивая эпохи. Начало картины даже ни на йоту не намекает на то, отчего впоследствии родится путаница, но она имеет интересные нотки в другом направлении: у нас главный герой, который снимает кино в Испании. Работа режиссёра показана хорошо, такой своего рода фильм о фильме.

Красиво наблюдать, как Адам Драйвер руководит постановкой. Работа актёров во время съёмок, напоминания босса о сроках сдачи работы, постоянный хаос на площадке. Предпосылки к Дон Кихоту отсутствуют, то есть это уже не адаптация книжного романа. Под интригами и вводам персонажей, обсуждением грядущего проекта нас знакомят с творческим кризисом Драйвера и демонстрируют объекты вдохновения — дипломная работа, где он снял фильм про Дон Кихота 10 лет назад.

Казалось бы, что у нас пойдет сюжет фильма о фильме, но нет. Картина открывает ностальгические чувства раздосадованного героя, поиск вдохновения и внезапную смену плана. Конкретный круговорот! По отличной сюжетной нити герой оказывает в истории про Дон Кихота, и тут мистера Гиллиама понесло. Акцент на тех актёрах, которые снялись первый раз в дипломном фильме главного героя, показан весьма впечатлительно. Слава, образ и возможность побывать в жизни других людей, вымышленных, литературных, вскружили голову актёрам и… настоящему Дон Кихоту (?). И вот тут на экране происходит парадокс — ты не знаешь, где реальность, а где сказка.

Под отличным смешиванием поколений Терри очень умело показывает проблемы современного общества через призму романа Мигеля де Сервантеса. Ничего не понятно, путаница! Современный главный персонаж, режиссёр, который находит своих бывших актёров спустя десяток годков, только вот мыслишка: актёры это или реальные персонажи? Логика говорит одно, а глаза видят иначе. Фильм очень противоречивый. Как зритель воспримет такую смесь? За какую линию будет держаться подсознание? Для пущего эффекта мистер Гиллиам демонстрирует в эпохе Барокко современные вещи и предметы, что дезориентирует не только главного героя, но и зрителей.

Дон Кихот — пародия на рыцаря. Вместе со своим оруженосцем Санчо он стремился помогать людям, его высмеивали люди, стараясь вернуть домой. В данном фильме отлично передаётся смысл сказки, а аналогия с реальной жизнью 21 века помогает понять те или иные поступки. Путаница, возникающая после наслоения одной эпохи на другую, постепенно стихает и вот, ты уже следишь за приключениями благородного рыцаря.

На самом деле, за шутливыми эпизодами и смехом окружающих скрывается драматическая история, где ирония играет злую шутку, а льстецы упиваются поражением и бездействием в данной ситуации. Пародия кажется уже не такой карикатурной. Дело в том, что, когда ты путаешься в сюжетной линии, когда ты не можешь понять, что происходит, где во время съёмок фильма наступает эпоха — ты в ней чужестранец, отстающий, который забыл слова, — то невольно проникаешься историей экранизированной, вымышленной, потому что так проще адаптироваться в тех условиях, которые создал Терри Гиллиам.

Вдобавок каст разится такими лицами как Стеллан Скарсгард, Джонатан Прайс, Ольга Куриленко и португальское открытие для меня — милая Жуана Рибейру. Возглавляет этот строй Адам Драйвер, который неплохо так поднялся с момента «Дружба и никакого секса» (не стоит вспоминать «Звёздные войны», а то армия Джорджа Лукаса меня покарает). Тем более, актёр за короткий промежуток проката (буквально месяц) после пародийной комедии Гиллиама предстал в оскароносном «Чёрном клановце».

«Дон Кихот Ламанчский» — это шутливая пародия, которая запутает вас окончательно, тем самым выполняя замысел режиссёра, но в этом есть искра, за которую её хвалят. Палка о двух концах: вы либо заснёте от уныния, выключите просмотр, помнёте лицо от facepam’a либо будете обескуражены происходящим и познакомитесь поближе с легендарным персонажем книги.

Сможете понять: где реальность, а где вымысел?

Так, повеяло «Началом» Кристофера Нолана, закругляемся.

27 марта 2019

Человек, который возродил Дон Кихота

Режиссер Тоби снимает рекламный ролик в испанской деревушке. Но его мысли — в прошлом: 20 лет назад здесь же он снял свой дебютный полнометражный фильм о Дон Кихоте, уговорив на главную роль местного сапожника Хавьера. Тоби бросает опостылевшую работу и капризных коллег и отправляется в деревню, чтобы встретиться с героями своей первой картины, узнать их судьбу. И это перевернет его жизнь с ног на голову и отправит в безумное путешествие.

В одном из своих интервью Терри Гиллиам пошутил, что его память стала совсем плохой, зато теперь ему всё кажется новым, свежим и интересным. Собственно, таков и Дон Кихот — человек, который изобретает новую реальность. Он падает, поднимается и готовится к бою за свою мечту.

Гиллиам снимал слишком долго, чтобы его фильм был успешным. Но он по сей день остается Великим сказочником, возможно, даже последним сказочником современного кинематографа. И история о Дон Кихоте — это история о Терри Гиллияме, о человеке, который воображает то, чего нет. «А еще мы с ним очень упрямые — ломимся вперед, что бы не происходило вокруг. Не дураки ли?», — говорит режиссер. Нет, не дураки! Именно донкихотство позволяет Гиллиаму творить, выделяться из огромной армии создателей однотипных фильмов.

«Человек, который убил Дон Кихота» — не лучший фильм режиссера. Но я боюсь, что это последняя его работа в кино. Кстати, как-то у Гиллиама спросили про возможную эпитафию в его честь. Ответ был таким: «Я оставляю это место чуть более интересным, чем оно было до моего прибытия». Думаю, тоже самое мог бы сказать о себе Дон Кихот, который, как известно, бессмертен!

8 из 10

19 марта 2019

Путешествие

Впечатления от просмотра фильма: «Человек, который убил Дон Кихота»

Обычный серый день, домашние заботы, хлопоты. Мы два дня пытались найти фильм для просмотра. Бывают такие провалы, когда ты не следишь за новинками кино, переел попкорна, и, в принципе, этот вид развлечения тебе уже стал не интересен, забыл всех режиссеров, за которыми так яро наблюдал лет 5—6 назад. Вяло листая список фильмов, я уже и не надеялся на получения каких зрелищ, чем меня, профессионального диванного критика, можно вообще удивить??? И в какой то момент открылась дверь, в комнату внесли пилюли: «красную или синюю?» сказала мед. сестра с голосом Морфиуса, эээ… я взял обе, быстро проглотил и… оказался на пустой дороге. Обернувшись увидел скачущего Дон Кихота, он лихо проскочил мимо меня, ударил копьем в мельницу, упал и расшиб себе лоб. Все напоминало театральную постановку, а я в её эпицентре, в трениках и бутылкой пива, какие то люди картонно двигались и не натурально показывали мне языки уже со сцены. Все, я понял — я в театре, возможно не на первом ряду. на Сцене какой-то режиссер заблудившись в своих лабиринтах пытается завести машину зрелищ, утопающую в болоте. Зевая, я уже понял что во что то вляпался, надо отсюда уходить, пока не наступил антракт. У этого режиссера явные проблемы, копаться в них абсолютно нет времени. Посасывая пивко и направляясь к выходу я задержался еще немного. И в череде, казалось бы, примитивных событий, происходит случайная встреча режиссера и цыгана, а сюжет картины мне кто то уже рассказывает в правое ухо, не отрывая глаз со сцены интерес потянул корпус тела в сторону рассказчика. Знаете такое ощущение, когда ты одной ногой вышел, но голова еще осталась в помещении? Далее легкая эротика, поворотный кульбит, и не заметно я сделал сальто назад, а этот цыган не так то прост, как кажется, или это он шепчет мне на ухо что будет дальше, или он и там и тут? сумбурный каламбур, и векторы эмоций, как брызги фонтана начинили разлетаться во все стороны, но ты вроде бы уже не мальчик, умеешь справляться со своим фонтанчиком, «да у тебя полюции» нашептывал мне голос. Меня крепко прибило к стулу, а с задних рядов строительный кран поднес к макушке головы каплю LSD, и от того что происходило дальше накрывало все сильнее, круг замыкался и размыкался, ища ответы на возникшие вопросы, как белка в колесе я запутывал сам себя. Череда событий, образов, символов, переживаний за главного героя, сомнений перекрывало желание ответить на те, самые вопросы: «что тут вообще происходит?» экспириенс, впечатывающий тебя в бетонную стену со всей силы….

2 часа пролетели незаметно. Мы медленно останавливаемся, дверь открывается. Я выхожу и оказываюсь в парке аттракционов, где то в эпицентре кипящего вулкана. Достоевский Федор Михайлович в современной одежде, с вэйпом в руках, проходя мимо, толкнул меня плечом и с улыбкой сказал: «Ну ты знаешь про тварь там дрожащую всякую, и про права уже написана даже конституция, машину водить умеешь, короче сам решай, я тебе тут не советчик!» дал визитку хорошего кузнеца и растворился…

Однозначно лайк, спасибо за карусель полученных эмоций, Терри!

3 марта 2019

Гимн иллюзии

Фильм о том, что когда жизнь невыносима, полна унижений и страха, мы создаем иллюзорный мир, основанный на детской вере в чудо и в справедливость, где и спасаемся в образах принцесс и рыцарей. Когда жизнь полна лжи, компромиссов, самообмана, мы ищем критерии оценки происходящего в детских иллюзорных представлениях о благородстве и чести. Если реальная жизнь ополчается на нас, мы теряем друзей и почву под ногами, где мы находим поддержку, одобрение, силы и веру, чтобы бороться? Все там же. В иллюзорном мире, где добро и зло разложены по полочкам, прекрасное всегда добро, а безобразное — зло, и благородное стремление к справедливости всегда самодостаточно. Это иллюзорный мир. Поэтому Дон Кихот — персонаж, символизирующий в европейской культуре бессмысленную и бесполезную преданность иллюзии, наделяющей смыслом пошлую и грубую жизнь.

Терри Гиллиам всегда метафоричен. В нем нет безумия. Есть роскошь фантазии, филигранная работа над образами и тонкая психологическая достоверность.

23 февраля 2019

На любителя.

Новый фильм Терри Гиллиама был конечно очень ожидаемым поклонниками творчества режиссера.

Множество факторов создавали интригующий новостной фон вокруг этой картины. Это и длительный период в течении которого автор пытался реализовать свой замысел, сложности с выходом картины на экран, ну и сплетни конечно…

В итоге очередная экранизация Дон Кихота представлена на суд зрителю и заняла свое место в истории кино.

Это точно не лучший фильм в фильмографии режиссера, но для поклонников его творчества это весомый подарок, более чем.

После «Имаджинариума доктора Парнаса» и «Теоремы Зеро» эта яркое, будто расписанное по живому полотно, встает в стройный ряд последних работ Гиллиама и добавляет мощи заряду абсурда, разносящего все в пух и прах.

Не ищите зерно смысла, его здесь нет, это кино школы другого его коллеги — Вуди Аллена, взгляд режиссера присутствует в них за темными стеклами очков. Абсурд превыше всего, режиссер может оказаться слепым, вы сами в ответе за то что смотрите…

Но ведь вам не обязательно это должно нравится?

Хотя здесь с этим все в порядке: жемчужины подобраны, разбросаны, перекладываются из кармана в карман, теряются, находятся. Похоже на игру в наперстки.

Достаточно много всего, чтобы сбить вас с толку.

История — это отрывок из жизни молодого успешного режиссера, он попадает в ловушку времени и она затягивает его в прошлое. Здесь старое путается с новым, персонажи спокойно меняются местами, делают необязательные поступки, все так, как если бы вы читали Алису в Зазеркалье в первый раз.

Только здесь все перекрывается постоянно слоями, как бесконечные фильмы в фильме. Сразу отметается мысль приписывать это чьему либо больному воображению. Реализма здесь точно не будет.

Наверное, наилучшая стратегия рассмотреть это кино через призму романа Сервантеса, книжками которого здесь периодически помахивают.

В самом деле, прекрасный сон Дон Кихота — вполне кинематографичен по своей природе. А Гиллиам открывает заслонку, через которую мир, оберегаемый Сервантесом в неприкосновенности, наполняют иллюзии до тех пор, пока граница между иллюзорным и реальным не исчезает.

Это то, к чему Гиллиам стремится своими последними фильмами, он создает в теле реального мира галлюцинаторную оболочку. Лучшего проводника, чем Дон Кихот, здесь сложно придумать.

Эти галлюцинации имеют особую природу — не психоделическую, но виртуальную, эта виртуальность и пронизывает последний период творчества режиссера.

Он сам поглощенный информационной средой, как Вуди Аллен погруженный в свои внутренние комплексы, транслирует нам субъективную картину видения.

Его трансляция бывает навязчивой как у А. Ходоровски, стремится к злободневности, как Монти Пайтон, однако МП в разы был злободневнее новых русских, взошедших лубочным фарсом в его истории.

А если все же оставить Сервантеса с его террами инкогнито, то все что вы видите на экране не более чем перебор из заезженного новостного фона. На любителя и все же…

13 февраля 2019

Снимая в Испании нечто с концептом «Хитроумного идальго Дон Кихота Ламанчского», рекламщик Тобиас Грэммет теряет вдохновение. В этот момент он вспоминает про свой студенческий проект на ту же тему, который когда-то снимал неподалёку. Отъехав в знакомые места, Тобиас обнаруживает аутентичного деда, который у него давным-давно сыграл Дон Кихота. Но во время съёмок старик-актёр так умудрился вжиться в роль, что с тех пор реально считает себя Дон Кихотом, а Тобиаса вдобавок принимает за своего оруженосца Санчо Пансу. Незаметным образом Тобиас, к которому пристал сумасшедший дед, сам постепенно начинает терять связь с реальностью.

Как и предполагалось, Терри Гиллиам слишком уж долго шёл к задуманному, чтобы снимать традиционную экранизацию. И если вдруг кому хотелось бы поглядеть «Дон Кихота» именно с целью здорово поржать, то лучше купить «Пришельцев» Жана-Мари Пуаре, отлично передающих настроение романа (хоть они и никак не связаны с Сервантесом). У Гиллиама же, как и во многих его картинах («Барон Мюнхгаузен», «Король-рыбак», «Страх и ненависть в Лас-Вегасе»), за ширмой приключений поджидает привычный сюрреалистический кошмар из наслаивающихся друг на друга образов, глав книги и производственных будней. Ключом ко всему этому бреду воспалённого сознания может служить та самая идея (фикс) экранизации «Дон Кихота», которую режиссёр лет двадцать пять пытался правдами и неправдами поставить. И получившееся у него кино даёт прочувствовать эту чехарду, творящуюся в голове почти отчаявшегося автора. Увидеть, как картина увядает на глазах и тонет в рутине, подобно «Другой стороне ветра» Уэллса, как слипается в кашу весь замысел и события книги, как всплывают и тут же гниют разные идеи и наметки. Трудно не заметить в герое Адама Драйвера самого Терри, дух этого самого «Дон Кихота» протащившего через всё своё творчество, и позорно лажающего на пороге, считай, главного труда. Но результат, то есть «Человек, который убил Дон Кихота» — не есть констатация неудачи. Скорее это контролируемый процесс гниения. Рассудительное (хотя сложно конечно к автору этот термин применить) препарирование останков того, что когда-то могло высечь искру. Лабораторный опыт человека, ненамеренно убившего Дон Кихота.

«Ну, помер Максим, да и фиг с ним. Зато как погуляли.»

6 из 10

12 февраля 2019

Незавершенный гештальт

Терри Гиллиам — знаковый режиссер в истории кино, он всегда умел блестяще создавать невероятно комичные и одновременно трагичные сюрреалистические миры. Свой путь он начинал, как актер комическо-гротескной труппы «Монти Пайтон», а самым значимым его творением принято считать картину «Бразилия» (1985), которая является, по сути, квинтэссенцией бурной фантазии режиссера и его саркастического взгляда на прошлое и настоящее окружающего нас общества.

Фильмография мэтра крайне солидна и убедительна, но в ней не хватало одного звена — истории про Дон Кихота. Гиллиам задумал этот проект почти тридцать лет назад, но волею судеб идея никак не могла обрести окончательную форму. Наконец, долгие мытарства завершились, и фильм все же вышел спустя столько времени — в новой обертке. В какое-то время главные роли могли сыграть Шон Коннери и Дэнни Де Вито (вот это был бы дуэт!), в итоге сольные партии достались ныне очень востребованному Адаму Драйверу и давнему приятелю режиссера Джонатану Прайсу (как раз исполнителю главной роли в «Бразилии»).

Есть такой термин в психологии как «незавершенный гештальт» — стремление завершить, довести до логического целого незавершенные действия. Вот фильм о Дон Кихоте — как раз и есть то, что никак не давало покоя Гиллиаму, это был тот проект, который он обязательно должен был когда-то сделать, и уже было неважно, как и зачем.

Из чего выходит, что фантасмагория «Человек, который убил Дон Кихота» не является кино в привычном понимании, да и искусством его тоже назвать трудно. При общей латентной комичности очередного «Дня сурка» и переплетении душ и времени героев, выходит картина абсурда, даже анти-кинематограф. Если вспомнить аналогичный по продолжительности создания фильм «Трудно быть Богом» Алексея Германа, то при всей своеобразности, его фильм рождал эмоции и был особым и ярким представителем артхаусного кино в самой его первозданной антикоммерческой форме. Работа Гиллиама же — бессмысленная и пустая, созданная только для того, чтобы завершить, наконец, все противоречия автора со своим внутренним «я».

6 из 10

8 февраля 2019

Заблуждение в собственном величии, старомодные идеалы романтизма, столкновение мечтаний и цинизма… речь идёт не только о Дон Кихоте как герое монументального произведения Сервантеса, но и злоключениях Терри Гиллиама с его кинопроектом. Идеальное соответствие сюжета судьбе кинофильма превратило Гиллиама в этого самого Дон Кихота, поскольку не каждый режиссер способен довести до конца дело жизни — над кинокартиной постановщик работал более 25 лет. Как выясняется, финальная версия долгостроя от Гиллиама напоминает нечто грязное и неряшливое, почти любительское зрелище, но в любом случае, как было и с романом-первоисточником, в этом идиотизме есть благородный дух изобретательства.

Буквально с первых кадров фильм подмигивает зрителю и напоминает, что предыстория киноленты — не пустой трёп. По сюжету амбициозный молодой режиссёр Тоби (Адам Драйвер) продался, причем и в художественном отношении (вместо претенциозных арт-драм он снимает дурацкие рекламные роли), так и в личных ценностях. Подвергаясь рефлексии, молодой человек вспоминает о своем дебюте — черно-белом фильме, навеянном классическим романом Сервантеса. Исполнитель главной роли сошел с ума и стал действительно считать себя Дон Кихотом. Тоби чувствует себя виноватым перед ним и решил ему подыграть, изображая Санчо Пансу, что, в итоге, выливается в сюрреалистичное приключение.

Понятное дело, что «Человек» является красноречивым фильмом о самом Гиллиаме. Кинокартина имеет очень ценную перспективу, поставив именно Тоби, а не Дон Кихота в центр повествования. Как и в других проектах Гиллиама, здесь стирается грань между фантазией и реальностью: сумасшедшие, кажется, видят мир таким, какой он на самом деле. История становится по-настоящему абсурдной: путешествие проходит без явных мотивов. Зритель чувствует себя растерянным, но это именно то, чего хочет Гиллиам. Сюжет, в конце концов, закручивается в спираль.

Понимание символизма в «Дон Кихоте» является базовым и почти элементарным. Основными мотивами служат комплекс Мадонны-шлюхи, благородный идеализм, искушения и чистое творчество. В целом в кинематографе это далеко не новые концепты, временами они здесь даже скатываются до уровня клише, однако в совокупности фильм переопределяет эти элементы кинопроекта и вдыхает в них жизнь. Снова и снова Тоби и Дон Кихот оказываются в зацикленных ситуациях, реальная жизнь имеет всё меньшее значение, а мир выдуманный отчаянно нуждается в беззаботных мечтателях.

По части реализации «Человек, который убил Дон Кихота» является медитацией. Пустынные ландшафты наводят на беззаботные размышления. Актеры, естественно, формируют особую среду и атмосферу. Джонатан Прайс исполняет роль прекрасного Дон Кихота. Адам Драйвер также прекрасен, хотя ему крайне не хватает комического поведения (думаю, Джонни Депп привнёс бы это в образ Тоби).

В то время как Дон Кихот и его Санчо уезжают в закат в оптимистичных последних кадрах, финал «Человек, который убил Дон Кихота» наводит на более печальные мысли: фильм закончен, наконец, но какой-то аспект этой драмы для Гиллиама будет висеть тяжелым грузом до конца жизни режиссера. Не зря постановщик разбросал по сценарию отсылки к своим работам («Монти Пайтону и Священному Граалю», «Бразилии», «Королю-рыбаку»), что вновь перекликается с контекстом сюжета о человеке, вынужденном отбросить творческий цинизм ради мечты. Последнее делает «Человека» очень личным кинофильмом, абсолютно антикоммерческим, что может восприняться позитивно не каждым зрителем. Случайные люди способны воспринять исповедь Гиллиама каким-то потоком сознания, однако и в таком случае фильм вызывает восхищение: независимо от кинематографических сильных и слабых сторон, спорная странность «Дон Кихота», на мой взгляд, не может быть правильно оценена никем, кроме автора.

Без оценки.

28 января 2019

Дон Кихот жив!

Пару дней назад обсуждали с Фёдором Монти Пайтон. Какой он был остроумный и как скатился к последней серии с говорящим названием «Смысл жизни». Он по МП, видимо, никакой. То есть тупиковый. Вобщем, правильно ребята сделали, что развалились. Когда творческая энергия иссякает, надо расходится и искать всё заново.

А уже спустя 2 года после этой безделухи вышел совершенно культовый фильм «Бразилия». И снял его Терри Гиллиам, один из сценаристов МП.

Вчера я глянул его крайний фильм «Человек, который убил Дон Кихота». Терри снимал его 25 чертовых лет! Начиналось всё еще в глубокие 90-е с юным Джонни Деппом. Но что-то пошло не так, кончились деньги, проект заморозили…

В последствии Терри еще несколько раз возвращался к этому злосчастному сюжету, но всякий раз тщетно. Видимо, не дошел до той грани отчаяния, после которой можно браться за Сервантеса

Но все же в 2016 году, призвав на помощь лучшие актерские силы человечества — Адама Драйвера и Джонатана Прайса, ему удалось преодолеть архетипическую сложность рыцаря печального образа и закончить фильм!

Я лично в восторге, хотя он далеко не совершенный и даже вторичный для Терри. Вспоминаем «Короля-рыбака». Та же вечная схватка реальности и воображения, творчества и обыденности. Два главных героя — условный Гендальф (или свихнувшийся старик, так до конца и не понятно) и его молодой подмастерья, крушащие ветряные мельницы скучных будней. Кстати, здесь рядом с древними мельницами соседствуют ветряные электростанции, а герой Драйвера (Санчо Панса) разъезжает на мотоцикле. Правда, чтобы стать настоящим Санчо Пансой ему все-таки приходится пересесть на осла!

Учитель дает ученику смелость, чтобы мечта не осталась на задворках памяти, а как бы пробила брешь в скудной на фантазии жизни и улетела куда-то совсем за грань добра и зла. Подальше от бумажек, политики и меркантильных продюсеров…

И это основа всех работ Терри! И «Страны приловов», и «Воображариума», и конечно, «Страха и ненависти…»

Гиллиам вообще Дон Кихот от кино, поэтому эта картина сугубо автобиографичная, несовершенная, со странным меняющимся ритмом, с невыдержанным саспенсом, который то нагнетается, то утопает в галлисийских злаковых полях, то скатывается в средневековый сюр, то блещет юмором, то трагизмом. А какой там колоритный злодей — русский водочный король по фамилии Мишкин! В нашем мире толерантности и размытости смыслов, таких уже не делают…

Из всей фильмографии Гиллиама каждый найдет своего фаворита. Я не могу назвать «Дон Кихота» безусловным лидером, вспоминая гениальную «Страну приливов» или «Страх и ненависть». Все они хоть и разные, но об одном. «Дон Кихот», мне кажется, стал хорошим итогом всей сказочной поэтики Гиллиама — редкого примера великого сказочника, по типу Г. Х. Андерсона или братьев Гримм.

Уходящий тип? Ничуть не бывало! Обязательно появится свой Адам Драйвер, который однажды проснувшись поймет, что он Дон Кихот!

9 из 10

28 января 2019

Остросоциальный шедевр Терри Гиллиама

В далеком 1989 году британский режиссер Терри Гиллиам задумал экранизацию знаменитого романа испанского писателя Мигеля де Сервантеса «Хитроумный идальго Дон Кихот Ламанчский». А на роль самого доблестного борца с ветряными мельницами рассматривался известный актер Шон Коннери. С тех пор утекало немало воды. Прошло, как никак, почти три десятка лет. Проект мечты Гиллиама попал в самый худший производственный ад в истории кино. Постоянные финансовые трудности, смены актеров и даже полное переосмысление изначального сценария — вот через что пришлось пройти Гиллиаму между задумкой фильма и итоговым выходом в свет в 2018 году. В итоге фильм превратился в вольную экранизацию романа де Сервантеса, действие которой разворачивается в наши дни. Главная роль в фильме могла достаться таким актерам, как Джонни Депп, Юэн Макгрегор и Джон Херт. Но, в итоге, на роль старого сапожника Хавьера, который возомнил, что он сам Дон Кихот Ламанчский, был выбран Джонатан Прайс. Вторая главная роль — американского режиссера Тоби Грисольди, которого Хавьер принял за своего верного «броненосца» (оруженосца!) Санчо Пансу, досталась Адаму Драйверу.

Что же, печальный долгострой Терри Гиллиама наконец вышел в свет. Так каким же в итоге получилось детище производственного ада и настойчивости британского кинорежиссера?

Перед нами кино, о котором ни в коем случае нельзя судить на первый взгляд. Ведь стоит посмотреть первый час картины — и сложиться стойкое впечатление какой-то неумелой комедии, да еще и с корявым монтажом, который постоянно кидает зрителя из одного временной линии в другую. Причем монтаж — это действительно большой минус картины Терри Гиллиама. Как я уже писал, в первой половине фильма он нещадно бросает нас из того времени, когда молодой студен Тоби прилетел в Испанию для съемок своего любительского фильма о Дон Кихоте, в основную линию, десять лет спустя, когда все еще молодой и подающий надежды американец, грезящий о Голливуде, возвращается на Пиренейский полуостров и сталкивается с побочными эффектами своего старого фильма. Но ко второй половине фильма таких проблем с монтажом не возникает и можно сполна насладиться просмотром.

Что ж, вторая часть фильма для меня, ни много ни мало, шедевр. Да, именно так. Это не просто странная комедия — это настоящая остросоциальная драма. Драма о современности, в которой, увы, практически не осталось места настоящему рыцарству. В нас пропадает дух авантюризма, как говорил Ипполит Георгиевич. Как же жалко и нелепо на фоне суровой и печальной действительности смотрится человек, считающий, что его призвание заключается в том, чтобы возродить эпоху рыцарства. А ведь помыслы старика Хавьера, как и персонажа романа Мигеля де Сервантеса — возвышенны. Он стремится помогать всем нуждающимся в его помощи, а также всем сердцем любит свою Дульсинею. В наше время человек с такими искренними и чистыми помыслами кажется остальным людям таким же сумасшедшим, как персонаж Джонатана Прайса в фильме Терри Гиллиама.

Очень хотелось бы похвалить актерскую игру двух актеров — Джонатана Прайса и Адама Драйвера. Они выложились на все сто на съемках фильма, это видно сразу. Особенно это касается Прайса. Кажется, будто эта роль написана специально для него. Даже не верится, что когда-то на его месте мог оказаться, например, Шон Коннери. К персонажу Прайса, сошедшему с ума старику, возомнившему себя рыцарем, поначалу относишься с неким недоверием, затем с жалостью, а в конце фильма с искренней симпатией. Так было у меня.

Отметил бы также, что фильм смелый и не боится шутить на самые разные темы. Тут вам и явная насмешка над клюквой — главный отрицательный персонаж русский — очень суровый мужчина по фамилии Мишкин, занимается производством водки и очень любит красный цвет. Есть шутки и про Дональда Трампа и про мусульман-террористов. Короче, для этого фильма запретных тем практически нет.

В общем, долгострой Терри Гиллиама, фильм «Человек, который убил Дон Кихота» — это прекрасная картина, высмеивающая современное общество. И, при всем при этом, Терри Гиллиам через всю свою ленту протягивает мысль о том, что настоящее рыцарство всегда будет существовать, пусть даже общество и нравы меняются. Именно на это намекает концовка фильма. И я рад, что Гиллиам все-таки снял свой фильм. Ведь получилось очень, на мой взгляд, хорошее кино с очень сильным посылом.

8 из 10

26 января 2019

для одиноких людей

Фильм определенно для тех кто читал двухтомник оригинального творения Мигеля де Сервантеса — т. е. для одиноких людей, тонущих в рутине повседневности. Существуют разные интерпретации этого произведения: роман как пародия на рыцарские романы эпохи Сервантеса, роман как выражение идей сиддианства (Сид Ахмед Бен-инхали как представитель этого течения и вымышленный автор этого романа). Сиддианство, грубо говоря, это учение о том как заставить людей на полном серьезе поверить в абсурдные вещи и идеи. Чем более абсурдную идею сид мог вложить людям в головы, тем большим был его авторитет в рядах единомышленников.

Однако Гиллиам предлагает зрителю совершенно иное понимание истории Алонсо Кихано и Санчо Пансы, а также иное понимание этих образов. Кто-то писал в рецензиях, что «Дон Кихоты существуют до тех пор пока существуют ветряные мельницы (великаны)', но я полагаю, что смысл фильма корректнее выражает фраза «Дон Кихоты существуют до тех пор пока существуют Санчо Пансы» и концовка фильма прямо об этом говорит, что образ Дон Кихота вечен также как вечна и… но не будем раскрывать содержание фильма)

Отдельное спасибо режиссеру за сравнение ученых со стадом глупых овечек — это очень метко и злободневно.

10 из 10

24 января 2019

Бессмертный Дон Кихот

Спустя почти 30 лет один самых известных долгостроев кинематографа наконец-то дошёл до экранов. Режиссёру Терри Гиллиаму за эти годы пришлось преодолеть множество трудностей на пути к реализации проекта своей мечты — проблемы с финансированием, судебные разбирательства, болезни актёров. Даже сам Гиллиам после прочтения «Дон Кихота» Мигеля Серавантаса посчитал книгу неэкранизируемой. История создания «Человека, который убил Дон Кихота» сама по себе настолько интересна, что удостоилась документального фильма «Затерянные в Ла-Манче». И вот с восьмой попытки Терри Гиллиам всё-таки показал всем своё видение истории о рыцаре печального образа.

Фильм рассказывает историю молодого режиссёра Тобиаса Граммета, который давно позабыл с чего начинал, растерял вдохновение и полностью ушёл в коммерцию, снимая рекламу для очередного богача. «Случайно» ему в руки попадает фильм, который он снимал ещё будучи студентом. К нему приходит озарение и в поисках вдохновения он решает посетить места съёмок, где находит старого сапожника, который в том самом фильме играл Дон Кихота. Отсюда и начинаются фантасмагоричные приключения рыцаря Дон Кихота и его верного оруженосца Санчо Пансы.

Как и многие предыдущие работы Гиллиама фильм очаровывает своей сказочно-абсурдной атмосферой, нелогичными, но от того ещё более интригующими, действиями ключевых персонажей и, конечно же, фирменные карнавальные костюмы и декорации, как будто бы взятые из театра, придают картине особый шарм. И если первые полчаса фильм довольно простой и приземлённый, то потом начинает твориться настоящее безумие, накал которого нарастает до самого конца. Насколько Дон Кихот в этом фильме далёк от реальности, настолько же эта граница реальности размывается в умах зрителей.

Отдельно хотелось бы отметить работу оператора. В фильме есть немало сцен снятых широким дальним планом. Кадры в этих сценах можно смело считать произведением искусства. Вместе с приятной общей цветовой гаммой и сеттингом испанской деревни эта картина становится бальзамом для глаз.

Актёрские работы в фильме также на высоте. Адам Драйвер с каждым годом не перестаёт радовать. После нескольких драматических ролей увидеть его в таком комедийном образе было непривычно и очень интересно следить за развитием его персонажа. Дон Кихот в исполнении Джонатана Прайса и вовсе живёт своей жизнью. Второстепенные персонажи также сыграны на высоком уровне. И даже карикатурный русский олигарх выглядит максимально уместно в таком безумном окружении. Глядя на весь этот актёрский ансамбль, так и хочется закричать «ВЕРЮ!»

Что же режиссёр хотел сказать этим фильмом каждый может понять по-своему. Тут можно разглядеть и аллегорию на то, как Терри Гиллиам мучился со студиями, также Дон Кихот сражался с ветряными мельницами. Тут же почти открытым текстом идёт мысль о том, что лучше оставаться верным своим жизненным принципам, вместо того, чтобы гнаться за наживой. Но самая главная идея, по-моему мнению, в том, чтобы показать зрителю как важно не убить в себе Дон Кихота, уметь получать удовольствие от жизни и делать то, что хочешь, не взирая проблемы и упрёки. Именно эта идея отражает и процесс создания фильма, ведь, несмотря на производственный ад и борьбу с ветряными мельницами, Терри Гиллиам, как настоящий рыцарь добился своего и дал Дон Кихоту вечную жизнь в сердцах зрителей.

Неискушённому зрителю данная картина может показаться непонятной, затянутой и абсурдной. Однако, для тех, кому надоели конвейерные блокбастеры, и особенно для любителей творчества Терри Гиллиама этот фильм может доставить настоящее удовольствие.

10 из 10

21 января 2019

Дон Кихот на Планете людей

Есть фильмы, в которых для зрителя есть четкая связь с реальностью и любая фантазия исключена. Есть фильмы, в которых, наоборот, зрителю нужно хорошенько оттолкнуться от реальности и отправиться в мир воображаемого. А есть фильмы, находящиеся где-то между двумя этими сущностями. И «Человек, который убил Дон Кихота» как раз относится к третьей категории.

Один из двух основных образов картины — Дон Кихот наших дней, а за 10 лет до этого обычный сапожник Хавьер. От того старика, чинившего обувь, осталась только физическая сущность. В голове и сердце же у него теперь совсем другая реальность, которой нет места в реальности большинства окружающих.

Прямо противоположен Дон Кихоту его верный Санчо Панса, ношу которого вынужденно взвалил на себя главный герой фильма. За минувшие 10 лет он полностью погрузился в мир реальный, пропах его мирскими ароматами и вдоволь наелся идеалами, которые в современном мире преподносятся как эталоны для подражания.

Каждый из двух героев пытается перетянуть другого в тот мир, в котором живет сам. Причем не оттого, что так непременно нужно: просто это само собой разумеющаяся необходимость — научить жизни необразованного Санчо для одного и вернуть на землю обезумевшего старика для другого.

Вполне логично, что каждому из них удается породить сомнения у другого относительно корректности собственного восприятия жизни. Для главного героя раскрывается дверь в мир образов, а парящий в своем мире старик приближается к реальности настолько, что судьба освобождает его от страданий встречи с правдой. И дальше остается только один из них — тот, кто наконец-то нашел себя, решившись оторваться от реальности.

В книге Антуана де Сента-Экзюпери «Планета людей» есть замечательная цитата о нас, о людях: «Я вернулся в свой вагон. Я говорил себе: эти люди не страдают от своей судьбы. И не сострадание меня мучит. Не в том дело, чтобы проливать слезы над вечно незаживающей язвой. Те, кто ею поражен, ее не чувствуют. Язва поразила не отдельного человека, она разъедает человечество. И не верю я в жалость. Меня мучит забота садовника. Меня мучит не вид нищеты, — в конце концов люди свыкаются с нищетой, как свыкаются с бездельем. На Востоке многие поколения живут в грязи и отнюдь не чувствуют себя несчастными. Того, что меня мучит, не излечить бесплатным супом для бедняков. Мучительно не уродство этой бесформенной, измятой человеческой глины. Но в каждом из этих людей, быть может, убит Моцарт».

И Моцарт в этом фильме раскрывается дважды — сначала молодым парнем в сапожнике, а спустя 10 лет уже в молодом парне рыцарем, который когда-то был сапожником.

Если же вернуться на землю и дать общую краткую оценку фильму, то он, конечно, под определенное настроение, где зритель готов задуматься о раскрытии Моцарта в людях и, возможно, в себе. Я задумался.

8 из 10

20 января 2019

Будь со мной всегда ты рядом.

Определенно можно сказать, что Терри Гиллиам смог добиться успеха, воплотив в жизнь свой давний долгострой. Было интересно смотреть на увлекательные приключения напарников и увидеть твист с уклоном на фантасмагоричную концовку. Но, общие впечатления смешанные. На это, ложится в основном грань между реальностью и расплывшемся сознанием. Эффект явного безумия, ложится на обоих героев.

Актёры. Джонатану Прайсу прекрасно удалось воплотить на экране Дон Кихота. Своей мимикой и интонацией, герой становится многогранным, способный вызвать у зрителя разные эмоции (проявляет юмор, когда нужно, а эпизод в замке подвиг наяву — сцена весьма правдоподобно исполнена, жаль помешавшегося мужичка). Адам Драйвер набирает обороты, и здесь смог отлично себя реализовать в образе потерянного Тоби, у которого свои плюсы и недостатки, ищущий свой путь в замкнутом круге. Заодно он в придачу и Санчо Панса, который ему присваивает выживший из ума сапожник Хавьер, решивший, что он Дон Кихот. Герой выглядит комичным, когда умудряется падать в пещеру, либо просто цепляясь в замке за высокие шторы, падая с лошади, или просто отражает вспыльчивость, от того что происходит вокруг. Последняя сцена с ним — преемственный финал, вызывающий особое впечатление.

Второстепенные лица, не особо смогли чем-то удивить. У них просто имеется общая черта, определяющая их мотивацию находиться здесь. Ибо в каждом них имеется грех, жестокость, эгоистичность, разврат и жадность. От Стеллана Скарсгарда и Ольги Куриленко — хотелось увидеть больше эмоций, но, увы, чего-то особенного, в них не прослеживается. Только ближе к концовке, героиня Ольги пытается использовать свою коварную шаловливость, по отношению к Тоби/Санчо — это ей конечно в плюс.

Визуальная составляющая на уровне. Здешние испанские пейзажи, интерьер общего большого замка с несколькими локациями, яркие костюмы. Сцена с тремя великанами — вышло забавное зрелище, нечасто такое встретишь на экране. Музыкальное сопровождение в виде испанских мелодий, хорошо ощущается во время просмотра.

«Человек, который убил Дон Кихота» — испанская драма с оттенком фэнтези 2018 года от британца Терри Гиллиама. Получилась своеобразная картина, способная оставить послевкусие у каждого по-разному. Очень точно находится место лейтмотиву побега из реальности в мир фантазийный, внутренним страхам, а также теме сумасшествия и благородства. Поклонники и любители творчества постановщика, смогут по достоинству оценить это творение, которое смогло выйти в свет. Я же, ожидал увидеть большего в плане сюжета и его целостности, но в общем плане, отзыв оставляю положительным.

7 из 10

12 декабря 2018

Кихот, да не тот

«Кихот» Гилльяма на первый, второй и многие последующие взгляды имеет мало общего с похождениями главного персонажа романа Сервантеса. Однако Гилльяму удалось гораздо больше изначально поставленной сверхзадачи любой кино-адаптации.

Гилльяму удалось главное — не механистически и добуквенно пересказать основные сюжетные линии и знакомые до оскомины общие места (шлем-тарелку, старого Росинанта, мельницы-великаны…), но передать сам дух великого произведения. И не просто великого, но и, к слову сказать, одного из самых загадочных произведений человечества. Чего лишь стоит рекурсия во второй части книги обсуждения уже прочитанной Кихотом первой части своих странствий.

Да и нужно ли это буквальное следование источнику, разве в этом лишь самоцель экранизации? Тем более, для экранной адаптации столь обширного, глубокого и многоуровневого произведения, как «Дон Кихот».

Я читал Сервантеса уже довольно давно, чтобы подзабыть многие детали, но Гилльям, даже сквозь свою искаженную зазеркальную призму, воскресил в памяти многие ключевые моменты романа, которые перенесены в фильм, пусть и очень своеобразным, типично гилльямовским манером: и душевную болезнь, и освобождение пленников, и собственный плен, и логово бандитов, и маскарад, и всё те же пресловутые мельницы.

Главное принципиальное «различие» с первоисточником и гениальная задумка режиссёра — перенос действия в наши дни. Удивительно, но эта идея пришла режиссёру далеко не сразу: в первых версиях сценария современник переносился в Испанию XVII века. Но разве это не есть своеобразный обыгрыш всё той же мистической игры, переплетения прошлого и настоящего — обсуждения во второй части романа уже прочитанной Кихотом первой? Или сложная многоуровневая аллюзия на знаменитый рассказ Борхеса про автора, взявшегося заново перенаписать хотя бы одну главу из «Дон Кихота».

К тому же, современность нисколько не мешает воспроизвести практически в неизменном виде многие из тем и идей, поднятых Сервантесом 400 лет назад. Также как никуда не делись искренняя ирония и отеческая любовь по отношению к одним персонажам, и жгучий, неистовый сарказм к прочим. Так смеяться над собой и пороками общества удавалось в мировой литературе и кинематографе единицам.

Гилльям вслед за Сервантесом поднимает непосильные, глубокие вопросы бытия и предназначения через многоуровневые планы личности и социума, адепта и последователей, знаний и веры, тонкой грани нормы и ненормальности.

И совсем не важно, что мающийся от безделья и собственной никчёмности мелкий помещик из средневековой Испании заменён на спятившего провинциального сапожника в современном мире: ключевым в высмеивании закоснелости социума и для Сервантеса, и для Гилльяма остаётся маленький человек. Тот самый гоголевский «маленький человек», спятивший для общества с его узкими взглядами и искажёнными представлениями о норме, морали, нравственности, добре.

Где сам мир является больным и безумным, с глубоко сдвинутыми и деформированными границами и понятиями, мир, в котором даже самый здоровый человек чувствует себя безумцем. А Кихот выступает лакмусовой бумажкой, расцвечивающей ложь и лицемерие «правильного» социума.

Та же замысловатая зазеркальная сервантесовская рекурсия повторяется у Гилльяма и в обсуждения самой книги Сервантеса «новым Кихотом», и в том, что чудным образом переплелись судьбы актёра в дипломном фильме и судьбы талантливого режиссера, променявшего свой дар на денежную «шабашку» — рекламу на всё ту же кихотовскую тему, со всё теми же растиражированными масс-медиа мельницами, давно превратившимися в жупел, виртуальный мем.

Где, в какой момент происходит этот водораздел, когда реальность начинает трансформироваться в вымысел или безумие? Да и чье это безумие: сапожника или режиссера? Или летящего с катушек современного мира, где также безнадежно уродливо смещены понятия добра и зла, благодетели и порока?

Замысловатая рекурсия, подобно пожирающей себя средневековой гидре, проявляется уже в самом названии фильма, где автор вновь глубоко зарыл множественный смысл: кто же убил Кихота в Кихоте? Сам прозревший перед смертью Кихот-сапожник? Или востребованный рекламный клипмейкер, убивший идею великого произведения? Или имеется в виду буквальный смысл конца человеческой жизни?

Или сам режиссёр, вслед за взбалмошным безумным идальго, буквально, повторивший его замысловатые скитания на пути к истине? То есть, сам Гилльям, шедший через тернии к реализации своего главного фильма почти четверть века? И расставшийся на этом долгом пути со многими вариантами, идеями, попутчиками, актерами, буквальным следованием произведению-источнику? Или расставшийся с Кихотом из первых вариантов сценария, или растиражированным глянцевым Кихотом, как объектом убийственного для массового сознания медийным продуктом?..

Но самая важная тема, прошедшая через столетия, и не просто сохраненная у Гилльяма, а звучащая финальным торжествующим аккордом: идея вечного донкихотства.

Так ли важно, кто станет очередным Кихотом, и кто подаст ему копьё в этой вечной борьбе добра и зла? Вместо выбывшего из строя и отчаявшегося в своем великом предназначении Кихота всегда найдется смельчак или безумец, поднявший знамя заранее проигранной войны с ветряками ради утопических и наивных идеалов. Всегда найдется идеалист, загадавший «счастья для всех даром, и пусть никто не уйдет обиженным».

Именно безумцы всегда двигали вперёд этот мир, именно они делали то, что считалось невозможным, немыслимым, неправильным, вредным. Гилльям даёт нам зыбкую и очень коварную веру, что преемственность донкихотства не угаснет в веках, что заставляет на финальных титрах сглатывать подступивший ком.

Пожалуй, это самый сильный и глубокий фильм Гилльяма. В этом и кроется большая тайна любого большого произведения большого автора: заставить смеяться до слёз, чтобы в конце до слёз расчувствоваться.

Идя от Брайана и Грааля, которые были лишь расширенными скетчевыми версиями Летающего цирка в той же абсурдистской стилистике английского юмора, с каждым фильмом режиссёр всё больше уходил от балагана и нарочитой буффонады к истинным человеческим чувствам и эмоциям. И Бразилия, и Обезьяны, ещё полны сатирического антиутопичного трэша на грани фола.

Да чего там: абсурд и едкая сатира — главные художественные приёмы Гилльяма. Но в Кихоте они перестают быть самоцелью, уступая место роли личности в реальном мире. В мире, не желающем меняться, и отторгающем как чуждое пришедшего сделать мир добрее, честнее, чище…

Но Гилльям не был бы собой, если бы в очередной раз пафосно показал очередного супермена в голубых лосинах. Показанный им «коллективный Кихот» вовсе не герой на своём героическом пути. И даже не избранный временем и провидением на эту роль, но лишь ставший им волею дурацкого случая и стечения абсурдных обстоятельств: как пародия над нарочитым благородством надуманных рыцарских романов, как насмешка над произведением великого испанца, как пародия над ролью личности в лице обезумевшего сапожника, клипмейкера, режиссера…

Baddy Riggo, 04.10.2018—06.11.2018

6 ноября 2018

А вы оказывались в сне, из которого невозможно вырваться? Который настолько нелеп, что очаровывает? Когда ты хочешь проснуться, но одновременно спать дальше? Как сказала героиня Тильды Суинтон в «Пределах контроля»: «The best films are like dreams you`re never sure you`ve really had». Только фильмы и сны хороши тем, что они заканчиваются. Именно поэтому мы можем оценить, насколько они отличаются от обыденной реальности. А что, если разница полностью стёрлась? Вот именно это и ждёт вас в новом фильме Гиллиама.

Используя все свои традиционные приёмы, режиссёр не показывает нам ничего нового. Два часа зрителя водят по одному из миров доктора Парнаса, но этот мир ни на чём не держится и никуда нас не ведёт. Сюжет совершенно не увлекает, картинку мы уже наблюдали в предыдущих работах Гиллиама. И в каждой секунде чего-то не хватает. Шутки недостаточно смешные, бред недостаточно бредовый. Как будто автор боялся с головой окунуть нас в мир обезумевшего старика, который после съёмок в фильме возомнил себя настоящим Дон Кихотом. И только кажется, что герой Драйвера (мнимый Санчо Панса) принял правила игры иллюзорного мира, как нас оттуда вырывают. Все безумства оказываются сном, а реальность — это лишь большое притворство.

Если ради этого Гиллиама старался почти 30 лет, то это большой провал. Есть, конечно, и приятные моменты: удивляют Прайс (Дон Кихот) и недолгое появление Росси де Пальмы (эта та, которую так любит снимать Альмодовар), но вот и всё. Сомневаюсь, что было бы лучше с Джонни Деппом вместо Драйвера. Или с кем угодно ещё. Фильм утомляет своей усредненностью. Недостаточно странно, недостаточно осмысленно, недостаточно интересно. Кажется, что к концу Гиллиам всё это осознал, поэтому постарался собрать всё самое безумное и нелепое в последних 20 минутах фильма, но это только испортили и без того слабое кино. Ну а финальная сцена своей банальностью вбивает последний гвоздь в крышку гроба. Уж либо сразу играть по установленным правилам, либо не играть по ним вообще.

Если Гиллиам 30 лет пытался рассказать о том, как не нужно снимать фильмы, то ему удалось. И тогда всё это — хороший стёб над зрителем. Но что-то мне кажется, что это просто мечта, которую ты так долго пытался осуществить, что сам перестал её желать, а просто стремился по привычке.

5 из 10

25 октября 2018

Адаптированная аранжировка

Первые вопросы, которые стал себе задавать к 10—15 минуте картины — что за чушь я наблюдаю? Дальше-больше — откуда берётся столь бестолковое кино? Где его истоки? И началось: из толчеи случайных в своём деле людей, рождаются бездари дела. Те, что получили дипломы как купленные права на вождение транспортным средством. Те, что без зазрения совести «драли» из интернета одностраничные конспекты краткого содержания всемирной литературы, брезговали потерей времени на постижение сути произведений и мостили зачётами продвижение в студенческие высоты. Вышли «в люди», но не обрели вкуса. Получили знания, но носит оно фрагментарный характер. Снимают кино и изжога подступает изнутри от просмотра. Ну «хрень» же, «хрень» откровенная. Куда ушло Ваше время? Чем Вы занимались в своей альма-матер? Может быть Вам в сварщики или сантехники надо было… Глядишь, выиграли бы все. Стыдно, братцы. Стыдно за Вас.

А режиссёр то ас! Его гением, разве что, ещё только не величают. А в остальном — ЗУБР. Так в чём же дело? Фильм как рекламная пауза от трудов праведных? Перерыв на перекур? Отдых в ПУТИ? А ну-ка повнимательней к ленте — напрягись и вживайся, вскоре «забрезжит рассвет» и прояснится генеральная линия…

Дон Кихот в современных реалиях. Актуально? Сложно сказать однозначно. Наверное это не приходящие ценности человеческой цивилизации. Мозаичное звено культуры. Наше наследие. Доставшееся от величайшего предка. Это фильм из разряда про Робинзона Крузо и Человека Невидимку, Иисуса Христа и Томаса Сойера, Принца Датского и Анну Каренину. На новом витке истории старая байка звучит в новом исполнении. Иногда фальшивит, иногда проигрывает своим предшественникам, но актёры своего времени лепят декорации и играют неистово. Поаплодируем.

Так чем же удивил Терри Гиллиам? Старой историей на новых рельсах. Вкраплённостью чудаковатого простока в мир современной мамоны. Идеализм наивности в борьбе с практичной реалистичностью.

Необычна форма. Совмещение временных пластов прошлое/настоящее в симбиозе с кинопроцессом/снами/явью главного персонажа. Получилась гремучая смесь мешанины РЕЖИССЁРСКОЙ ЗАДУМКИ и ВОПЛОЩЕНИЯ с раздачей приготовленного зрителю. Когда осознаёшь это, начинаешь понимать, воздаёшь мысленно должное создателю. Браво. Браво. Но, насколько же здесь много всего… До излишества. С перебором. На мой взгляд. Поэтому и воспринять должным образом полотно, непросто.

Что позабавило? Злодей «а ля русс» — наш соотечественник как образ денежного мешка. Он конечно же мерзавец… Что поделать, «на дворе» вторая серия холодной войны против «советов». Вот и в кино затащили актуальную тему… Отливают нам пулю. Ха-ха.

Что разочаровало? Игра Стеллана Скарсгарда. Честно говоря, вообще не увидел какой-либо игры. Болел он что ли во время съёмок? Отсутствием ли аппетита страдал, кто знает? А «Возвращение в Монток», 2017 года было так обнадёживающе… Рассчитывал получить удовольствие, но подвёл. Подвёл.

Что навеяло? В 1970 году наш Глеб Панфилов не получил одобрение на полномасштабную съёмку фильма об Орлеанской деве. Она же Жанна д`Арк. И переосмыслив сюжет, преломив в себе временные границы снял кино в нескольких вековых пластах. Казалось бы проигрыш чистой воды. Ан, нет. В Венеции «Серебрянный лев» — режиссёру, «Золотой» — главной исполнительнице. К чему я об этом? Да здесь, собственно, тот же разворот. Один в один по сюжету. Неужто русская школа кино нашла у британца такой отзвук в душе? «Перекатал» и не сморщился? Или ошибаюсь?

6 из 10

21 октября 2018

Режиссер, который убил Дон Кихота

Да простят меня те, кому понравился фильм, на меня он никакого впечатления не произвел. И вот почему.

Повторю вслед за теми, кто считает, что фильм морально устарел. С одной стороны интересно, что этот долгострой словно пришел из 90-х: новый русский, элитные проститутки, верящие в чистую любовь а-ля Интердевочка, китч тех самых 90-х. Кто-то скажет, что и сейчас это есть. Правда. Есть-то оно есть, но все же не в таком виде. Хотя, для фанатов «святых девяностых» сойдет (может, их отрезвит такой непривлекательный персонаж). Это же относится и к спецэффектам и картинке (впрочем, на это я обычно не обращаю внимания: мне главнее содержание, так что этот момент опущу).

Что до содержания… тема изначально выигрышная, как раз для философов и гиков, на которых всегда ориентировались Монти Пайтон вообще (которых я, кстати, очень уважаю, но за другое) и Терри Гиллиам в частности: герой — несчастный, всеми забытый человек, живущих в мире своих иллюзий (как говорил про себя Бананан, герой «Ассы», «живет в заповедном мире своих снов»). Безусловно посыл «неизвестно, кто более сумасшедший — эскапист или материалист-реалист, уверенный, что он все знает» благой. Но как же затерт! Лично мне первым делом вспомнилась пьеса и фильм «Тот самый Мюнхгаузен» с похожей моралью (и, кстати, весьма сомнительным в плане человеческих качеств главным героем, но об этом — в соответствующем обзоре). Что сказать? Во времена становления постмодернизма и — особенно — магического реализма приемы, использованные в фильме, впечатляли. Сейчас ходы, связанные с неожиданной мистикой, «сюром», размышлениями «где реальность, а где вымысел» изрядно утомляют, потому что становятся предсказуемыми.

Единственное, что действительно впечатлило — финальный монолог Хавьера. Но получилось даже не столько «будьте верны своей мечте», «быть не от мира сего — клево, а приземленным — плохо» (то, как лично автора статьи достал этот культ «никаквсешных», и их поклонников, презирающих обычных людей — предмет отдельной беседы) и даже не «уважайте и жалейте стариков, не заставляйте людей чувствовать себя ненужными» (это явно планировалось и сама идея хороша, но как-то… не дотянута, что ли), а «как было смешно, что у спятившего старичка раздвоение личности и как стало грустно, когда произошло то, что произошло, а мы этого не понимали». Не знаю, планировал ли Гиллиам такой цинизм (это, вообще говоря, в его стиле; достаточно посмотреть другие его фильмы, чтобы в этом убедиться), но меня лично покоробило. И, честно говоря, противопоставление «делец против мечтателя» вышло так себе. Особенно после реплики «это уже не смешно» — поклонники фильма в этом видят почему-то «даже главный злодей все понял», а мне лично в этом видится прямо противоположное: «все люди для злодея — игрушки, а сломанную можно просто выкинуть и забыть». Финал и вовсе скатывается в бред. Хотя понятно, что это должно было быть метафорой преемственности, напоминание о том, что необходимо уметь мечтать, жить чем-то бОльшим, чем водка-проститутки, но по какой-то причине так и хочется сказать «не верю», «банально».

Хотите посмотреть действительно хороший фильм о человеке с мировоззрением Дон Кихота, пересмотрите советский фильм «Дети Дон Кихота» или мультфильм «История одной куклы».

Только за идею и игру актеров

4 из 10

16 октября 2018

Кинематографическая исповедь Гиллиама

У каждого режиссера есть свой проект мечты. Фильм, который творец годами вынашивает у себя в голове, по тем или иным обстоятельствам не в силах воплотить в жизнь. Не всякие мечты оказываются претворены в жизнь. И не всегда их воплощение на экране венчается фантастическим успехом. В голову сразу приходит, не побоюсь своих слов, гениальное «Молчание» Скорсезе, незаслуженно проигнорированное и большинством зрителей, и, что самое обидное, киноакадемией

Многострадальный проект Терри Гиллиама, оборвавшийся в самом начале съемок в девяностых годах, кажется, не имел никаких оснований для того, чтобы выжить. Все вокруг противилось ему, запустив в 2000 году вереницу неблагоприятных событий, начиная от травмы исполнителя главной роли версии, что так нелепо оборвала едва начавшиеся съемки и последовавшие за ней ураган, простой студии и удерживание сценария страховой компанией за залог в 15 млн. долларов.

Но нам однозначно стоит поучиться у Гиллиама упорству. Потому что даже спустя несколько откровенно неудачных попыток возобновить производство фильма в 10, 14 и 15 году, главный специалист по фантасмагории в кино продолжал пытаться.

И наконец свершилось. Сентябрь 18 года, Терри Гиллиам приглашает нас лицезреть /возрождение феникса из пепла/ на сеанс фильма «Человек, который убил Дон Кихота». Однако это уже не просто лента, снятая на камеру оператором, подрезанная монтажером в студии и выпущенная на большой экран (по понятным причинам, я несколько упрощаю процесс создания кинокартин), «Человек, который убил Дон Кихота» — это идея фильма, глубокая исповедь творца, бережно упрятанная им за витражами сюрреализма и абсурда, среди каламбура и снов.

Время пощадило задумку автора, сохранило сценарий, отснятые сцены первоначального фильма, но, к сожалению, осталось все так же безучастно в отношении человеческой жизни. Спустя 17 лет в живых не остался ни Жан Рошфор, изначально выбранный Гиллиамом на роль рыцаря ламанчского, ни Джон Херт, выбранный играть его верного оруженосца Санчо Пансу. С теплотой и уважением режиссер посвящает первые титры их памяти, отдав им вот такую эпизодическую роль, тем не менее, безумно значимую в пространстве фильма, и ближе к финалу ты все больше понимаешь, почему.

Теперь Дон Кихота играет Джонатан Прайс, известный широкому кругу зрителей по роли его Воробейшества в телевизионном сериале «Игра престолов», но в первую очередь исполнитель главной роли в, по моему мнению, первом серьезном полнометражном дебюте Гиллиама — антиутопии 1985 года «Бразилия». Место его верного оруженосца занял талантливый Адам Драйвер, ранее примеривший на себя образы христианского миссионера в вышеупомянутом «Молчании», Кайло Рена в новой трилогии «Звездных войн» и водителя автобуса, сочиняющего стихи на досуге, в «Патерсоне».

Сюжет фильма настолько же прост, насколько замысловат: режиссер, пребывающий в творческом и жизненном кризисе, окончательно путается в себе на съемках в Испании, где он пытается перевоплотить в жизнь тему своего дипломного фильма — истории о Дон Кихоте. По некому стечению обстоятельств, съемка нового проекта располагается в пустыне неподалеку от деревни, где много лет назад был снят тот самый студенческий фильм. Невероятное смятение чувств и полная потерянность в себе заставляет Тоби Граммера (имя гл. героя) наведаться в эту деревню.

Некогда игравший главную роль в дипломной работе Грамера, сапожник сошел с ума и действительно возомнил себя странствующим рыцарем. В лице Тоби он узнает своего верного броненосца Санчо Пансу, после чего каждая последующая сцена является то ли дурным сном, то ли поражающей сознание реальностью.

То и дело пытается одергивать себя Тоби Грамер, внезапно очутившийся на осле посреди пустыни в компании безумного старика, облаченного в доспехи. Впереди их ждут мельницы, великаны, рыцарские поединки и средневековые замки. Но все это мишура.

За бесконечной фантазией Гиллиамовского абсурда, за сюрреализмом декораций, граничащего с неподдельной красотой пейзажей скрывается та самая вечная история о нас — людях, что убили в себе Дон Кихота, людях, что предают себя, каждый день своей жизни посвящая бесконечным поединкам с надуманными проблемами, гонясь за статусом и одобрением окружающих.

Ведь Дон Кихот был не просто безумцем, что видел великанов в ветряных мельницах, но в первую очередь рыцарем — человеком верным идеалам, странствующим и ищущим, надежным и честным.

Грамер испытывает творческий кризис в начале фильма только лишь потому, что тот является следствием кризиса личностного, связанного с постоянным желанием отвечать требованиям мира и быть одобренным начальством. Оттого-то душевный надлом внутри молодого режиссера усиливается с просмотром того самого первого фильма, вместе с которым аккурат нахлынули воспоминания о себе прежнем — влюбленном в свое дело, вдохновленном, преданном идее творчества, свободном от стереотипов.

Сапожник, уверовавший в свое рыцарство, борется с иным страхом. Страхом перед старостью и последующей за ней смертью. Поэтому он выбирает вечную жизнь героя Сервантеса, смысл которой в постоянном наличии недостижимой цели.

Кажется, что кроме общего прошлого обезумевшего Дон Кихота и молодого режиссера не объединяет больше ничего. Однако, они оба до смерти боятся собственной ненужности. Поэтому первый постоянно стремится кого-то спасти, а второй — кого-то порадовать.

События фильма заставляют и первого и второго столкнуться с реальностью довольно болезненно, но в конечном счете оба героя обретают желанное.

Находясь под сильным впечатлением, я могу пытаться трактовать фильм миллионами разных способов, и ни одна трактовка в итоге может не оказаться истиной.

Охладив эмоции, я могу придраться и к, местами, неуклюжему монтажу, и затянутому хронометражу, и к провисающему сценарию (а похвалить — прекрасные декорации, отменный выбор локации и применение давно не используемых операторских и монтажных техник). Фильм действительно можно было сделать лучше. Но надо ли? Ведь все-таки этот фильм не только продукт, но и мечта. Мечта режиссера, что долго боролся с великанами продюссерских компаний, получая один отказ за другим и все-таки не сдался.

Потому что верил.

15 октября 2018

Среди режиссёров бытует мнение, что поставить пьесу или снять фильм по «Дон Кихоту» совершенно невозможно. Наконец, Терри Гиллиаму это удалось, но только после двадцати пяти лет мытарств, смены составов, и споров со страховой по поводу урагана, снёсшего декорации.

Стоил ли результат того? Наверное, да — ещё более глубоко проникнуться сопереживанием к персонажу, одержимому общепризнанно бесполезными затеями, типа войны с ветряными мельницами, кроме как снимая это всё десятилетиями вопреки всему, нельзя.

Гиллиам сделал из этого довольно личную историю — во главе сюжета стоит списавшийся и скурвившийся режиссёр (Адам Драйвер, который с каждым своим новым фильмом всё больше похож на человека, в отличие от «Звёздных Войн» и «Молчания»), на деньги спонсоров сквозь зубы и спущенные рукава мучающий съёмки фильма или рекламы по мотивам рассказа Сервантеса. Внезапно ему попадается под руку его старая, студенческая, постановка того же самого, и он срывается с места чтобы навестить всех персонажей. Без раскрытия всех интриг скажу только самое важное — сапожник, которого он снимал как рыцаря печального образа (Джонатан Прайс — губернатор из «Пиратов Карибского Моря» и «Воробей» из «Игры Престолов») полностью растворился в роли, то есть сошёл с ума. Вот с ним-то и предстоит пережить череду малосовместимых с традиционной реальностью событий. Даёт прикурить эта парочка совершенно отменно, и с явным наслаждением — мне кажется, что с таким удовольствием я видел ещё чтобы актёры играли только в фильмах Уэса Андерсона.

Главная причина тому — глубокая самоироничность Терри Гиллиама, который занимается совмещением двух своих любимых тем, а именно — вопрошанием того, что реально, что нет (точнее, что мы делаем и считаем реальным), а также местом человека в круговороте обстоятельств — тут вам и «Бразилия», и «12 обезьян», и «Теорема Зеро», и «Король Рыбак». В результате столкновения вымысла, сна и реальности регулярно возникают гомерически смешные моменты, главным образом благодаря пограничному состоянию главных героев, доведённых до предела всем, что творится вокруг них и ними самими.

Но даже несмотря на обилие светлых моментов, фильм не превращается в комедию — это очень личная драма, которая, судя по всему, написана собственной кровью по кинополотну, и этот металлический привкус проходит через всю картину.

7 из 10

Обязательно к просмотру всем фанатам Терри Гиллиама, а также тем, кто любит глубокие размышления о тщетности бытия в окружающей продажной реальности. Местами Германовская глубина и картинка.

Не стоит смотреть, если вам претят явно высосанные из пальца проблемы душевнобольных людей, разной степени признания этого факта общественностью.

kinobalashow

14 октября 2018

Лебединая песня Дон Кихота

Молодой и талантливый режиссер Тоби (Адам Драйвер) снимает кино о Доне Кихоте Ламанчском, известнейшем средневековом герое Мигеля де Сервантеса. Необычный факт в том, что на главные роли он приглашает непрофессиональных актеров. Роль самого Дон Кихота достается испанскому сапожнику (Джонатан Прайс). Пожилой человек настолько вживается в роль, что не может выйти их нее и после съемок. Случайная встреча Тоби и «Дон Кихота» заставляет режиссера примерить на себе роль верного оруженосца рыцаря — Санчо Пансы. Также они встречают Ангелику (Жуана Рибейру) — девушку, которая играла в картине Тоби прекрасную Дульсинею, девушка попадает в зависимость от некоего русского магната Мишкина (Хорди Молья). Спасти Дульсинею — новый подвиг для рыцаря и его помощника.

Наконец-то этот «кинодолгострой» вышел на большие экраны. Проект, задумывавшийся еще 28 лет назад, продуман до мелочей, времени было предостаточно. Те, кто любит и знает Терри Гиллиама, поймут и проникнутся его отчасти сумасбродной, но в то же время очень логичной картиной. Конечно, фильм должен был выходить в 90-х, когда «Монти Пайтон» веселил всех и отвечал полностью потребностям публики того времени. Но и в наши дни «Человек, который убил Дон Кихота» смотрится современно и злободневно.

Представляю, сколько кандидатов на главные роли было в голове у режиссера за эти годы, но выбор остановился в итоге на восходящей звезде — Адаме Драйвере и опытном Джонатане Прайсе. Оба великолепно справились с поставленной задачей. Ольга Куреленко, которую часто в последнее время можно увидеть на большом экране, сыграла коварную соблазнительницу — жену начальника Тоби, роль в ее амплуа. Отдельное спасибо за современную графику, спецэффекты и костюмы. Дух Средневековья в современном мире удалось передать сполна.

Довольно долгий хронометраж фильма не должен отпугивать от похода в кинотеатр. Сюжет развивается довольно динамично и скучать, вряд ли, придется. Рад, что Гиллиаму все-таки удалось закончить свое детище.

P.S. И как говорил Дон Кихот: «Нет такой дурной книги, в которой не было бы чего-нибудь хорошего». Думаю, к кино это тоже относится.

8 из 10

8 октября 2018

Дон Кихот будет жить вечно

Два часа удовольствия. Фильм огонь! Яркий, смешной, красивый, фантасмагоричный и лихой. Такое свежее и позитивное прочтение классики.

Возможны спойлеры.

21-й век, испанская глубинка (очень глубокая).

Вокруг приметы злободневнейшей современности и далекого прошлого, все это переплетено и живо, и запутывает в себя, так что и не выбраться, режиссера Тоби.

Сказка маскируется под реальность, реальность притворяется сказкой, кто есть кто и кем желает быть — лишь вопрос допущения и (денег) веры.

Когда-то юный Тоби своей страстностью и честолюбивыми замыслами (лавры Бергмана с «Седьмой печатью» ему точно спать спокойно не давали) вызвал к жизни дух Дона Кихота, и тот явился, и стал живым Доном Кихотом (а вовсе не сапожником Хавьером). Потом про него все забыли, но трикстер (дьявол, чародей, цыган, темная сторона Тоби — Оскар Хаэнада *сердца* (когда они сидели рядом в полицейской машине, это было просто ааа!) напомнил о нем его «творцу».

В поисках вдохновения Тоби возвращается на «место преступления» десяток лет спустя, встречает Дона Кихота, и тут его подхватывает уже совсем другая история, та, где рыцари, великаны, замки, принцессы, инквизиция и злые волшебники. Что из этого настоящее, зависит от интерпретации.

Тоби теряется и теряет себя, переживает много падений и приключений, вновь находит себя и любовь, нечаянно отнимает жизнь и взамен получает право и обязанность стать тем, кого призвал и погубил. И Санчо Пансу, конечно!

Поиски рыцарства и жажда благородства никогда не умрут.

Дон Кихот будет жить вечно, но хотя бы в этом воплощении — счастливо и не в одиночестве. Это начало новых и очень интересных отношений.

Прекрасна сцена с фламенко, мне даже не хватило ее, можно было бы развить… но это был чудный момент.

Адам Драйвер — абсолютно офигенный, любовалась в каждом кадре, и на слух звучит ммм… вкусно. Даже полуголого Адама додали, и это приятное зрелище, хотя сцена была не столько эротичная, сколько комичная. Каждый сам за себя!

И Драйвер может в комедию, о да! Вообще, мне кажется, он отличнейший актер *снова сердца*. Я прониклась.

7 октября 2018

Это фильм-посыл к «архаичной» Европе

Страны-производители этого фильма — Испания, Бельгия, Франция, Португалия, Великобритания — сделали арт-хаус об «архаичной» Европе. «Архаичная» Европа — это «маленькая» (живущая в маленьких и старых домах) Европа, которая живёт будущим. «Архаичная» Европа (извините за слово «архаичная», но ничего в голову не идёт после просмотра) считает и учит своих детей: «Если чего-то делать, чего-то говорить, то можно что-то в жизни изменить». «Архаичная» Европа считает, что можно жизнь менять, если действовать и не молчать. Цифровые технологии уничтожили на планете аналоговый мир, но они не добрались до нищих, у которых никогда даже не было телевизора.

Это очень сложный арт-хаусный фильм, который хочет напомнить зрителям о том, что Европа когда-то была модной, прогрессивной, сильной, жизнеутверждающей. Но общество потребления подарило западному человеку ощущение радости (которое превращается в искусство) от распродаж. Распродажи в европейских городах и мегаполисах уничтожили всё искусство, сделали архаизмом саму идею прогрессивной Европы. Актёр Адам Драйвер своей ролью Тоби показывает, что у молодости есть идея, гениальность, вдохновение, которое всегда принесёт славу. Слава сжигает душу (как это хорошо показала актриса Жуана Рибейру в роли Ангелики). А время оставляет от ареала известности только модные слова.

Тоби (его играет Адам Драйвер) модный режиссёр, который приехал в какую-то европейскую дыру снимать коммерческий фильм. В начале он красиво щеголяет модными словами, но потом понимает что эта неоцифрованная («архаичная») Европа сопротивляется деньгам.

Тоби ищет аутентичность в прошлом, в своей молодости для познания (привидения под стандарты современного коммерческого кино). Дон Кихот — это символ той Европы, которая уже несколько десятков (а может сотен) лет хранится на книжных полках, и которую ещё не оцифровал Google. Фильм тяжёлый из-за своего сложного месседжа про неоцифрованнную Европу.

5 из 10

5 октября 2018

Вперёд, Санчо!

Хорошие фильмы о муках творчества — это почти всегда что-то личное, эмоциональное. Так и здесь. После двадцати пяти лет производственного ада Гиллиам выпускает свою картину.

И, подобно, главному герою картины Терри искал пути создать невероятную историю. Это напоминало извечную борьбу с сильнейшими ветряными мельницами.

И очень радует, что всё получилось у этого неунывающего монтипайтоновца.

По сюжету «Дон Кихота» уставший искать себя режиссёр отправляется туда, где всё и началось (как у Т. С. Эллиота прям). И находит — то, что искал и даже немного больше. Например, старика, всерьёз утверждающего, что он — Дон Кихот. И ведь не поспоришь. Он когда-то играл в дипломной постановке тогда ещё неопытного режиссёра.

И весь этот постмодернизм точно и вполне уместно следует духу и фабуле сервантесовской прозы.

И не смущает отсутствие внятной операторской работы, она даже как-то дополняет этот праздник безумия, в котором смешаны эпохи и мировоззрения. А ещё там Кайло Рен в главной роли. Маствоч.

4 октября 2018

Фэнтези Человек, который убил Дон Кихота на большом экране с 2018 года, его режиссером является Терри Гиллиам. Кто снимался в кино, актерский состав: Антонио Хиль-Мартинес, Стеллан Скарсгард, Хорди Молья, Джонатан Прайс, Джейсон Уоткинс, Росси де Пальма, Серхи Лопес, Терри Гиллиам, Хосе Луис Феррер, Оскар Хаэнада, Хорхе Кальво, Лидия Франко, Патрик Карлсон, Мария д’Айриш, Уильям Миллер.

Расходы на кино составляют примерно 17,000,000 евро.В то время как во всем мире собрано 2,390,383 доллара. Производство стран Великобритания, Франция, Испания и Бельгия. Человек, который убил Дон Кихота — получит рейтинг по Кинопоиску равный примерно 6,6 из 10. Среднее значение, которое удается получить далеко не каждому фильму. Рекомендовано к показу зрителям, достигшим 12 лет.
Популярное кино прямо сейчас
© 2014-2021 FilmNavi.ru - ваш навигатор в мире кинематографа.